Перейти к содержимому

Телесериал.com

Игры за будущее

мой первый опыт
Последние сообщения

Сообщений в теме: 24
#1
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Автор: Anlil
Название: Игры за будущее

Этот фанфик можно читать кому угодно. Возрастных ограничений нет.
Хочу добавить, что образ героев моего романа может не совпадать с образами в сериале. Я нагло ввела нового персонажа.
Это произведение закончено, то есть, если не закидаете помидорами на первых страницах, то будет выложена история полностью.
Прошу любить и жаловать :)

Обсуждение фанфика



Часть первая.




Она сидела, пила кофе. Курила мысленно, потому что не курит. Придуманный ею дым въедался в волосы, заставлял щуриться… кофе был горьким, кислым и остывшим. Кофе был отвратительным. Как и погода за окном. Дождь…. Нет, впрочем, мокрый снег. Начало зимы. Начало…. Зима пришла в этот город с опозданием. Как и все в ее городе приходит с опозданием… новости, почта, открытки от друзей всегда не к месту, не вовремя. И казалось, все живет своей жизнью, а она - своей. Сидит, пьет кофе. Смотрит в окно.

«что-нибудь желаете, может десерт?»
«Счет, пожалуйста»
Официант отвлек ее от созерцания пустой мокрой улицы… и снега, который таял так же бессмысленно, как и падал. Она сделала последнюю затяжку, медленно вдавила сигарету в пепельницу, подумав, что вчера она кому-то обещала бросить курить. Вздохнула, потому что обещания в этом городе дают невыносимо рано…. Расплатившись, она еще долго сидела в тихой своей палате, смотрела в окно и о чем-то думала. Может, о том, что стены невыносимо белые, а лампы гудят и напоминают о лете, смутно, но напоминают. Летом в ее городе, как и в других не ее городах, воздух был душным, пыльным и звонким. Но если вдруг резко остановиться на улице ее города и закрыть глаза, то можно было ощутить прохладу травы, свежесть ветра, запах моря, жужжание всяких насекомых – пчел, ос, шмелей, мух, ламп в палате.

- Доброе утро, Оля.
Смутно знакомый голос заставил ее вздрогнуть, она повернула голову, ища глазами источник звука…. Рассеянный взгляд остановился на лице человека в белом. Вообще-то, он и сам по себе был бел. Белая кожа, белые волосы, глаза…. Среднего роста, среднего возраста…. Алексей Максимович, ее лечащий врач, доктор со стажем, он вернул к нормальной жизни так много людей, так говорила ей мама когда-то давно. К нормальной жизни…
- Доброе утро, Оля!
Он повторил эту фразу медленнее и тверже, ожидая ответной реакции. Она не знала, что будет, если не ответит ему однажды.
- Оля. Доброе. Утро.
- Здравствуйте.
Врач улыбнулся. Ей хотелось представить часы вместо его головы, потому что в его черепной коробке находился обычный часовой механизм, который подбирал к ней формулы и ключи… Когда она делала то, чего он от нее ждал, она отчетливо слышала щелчок, исходящий от механизма, и все продолжалось снова – его вопросы, ее ответы. Его щелчки и снова ее ответы.
- Как спалось?
- Я хорошо спала.
Оля отвернулась, ей было неприятно лгать. Все же она обещала кому-то не обманывать больше. По-моему, маме.
- Это замечательно, Оля. Но все же я огорчен. Сестра обеспокоена тем, что ты плохо позавтракала. Это так, Оля?
- Я выпила кофе.
- Оля, ты хочешь поправиться? Хочешь домой? К родителям, друзьям? Мы тоже все здесь этого хотим, что бы ты вернулась к жизни вне этих стен. Но для этого ты должна бороться с собой, стремиться к выздоровлению. И конечно же кушать, что бы были силы.
Ты понимаешь, о чем я говорю, Оля?
Ольга кивнула, и перевела взгляд на стенку. Когда-то, очень-очень давно, ей говорили, что она – самая особенная и необычная девочка, которую ждет сказочная жизнь. По-моему, так говорила ее мама.
Но прошло время, много времени… и девочка выросла, так и оставшись особенной и необычной. Ее поселили на неопределенный срок в психушку
- Оля, у меня для тебя есть кое-то. Твои родители написали тебе письмо. Тебе же приятно читать письма, Оля? Ты большая умница и постепенно мы делаем успехи. По-этому, я позволю прочитать письмо в палате прямо сейчас.
Доктор протянул руку. Она увидела белый конверт, взяла в руки. Провела пальцем по бумаге… ей нравилась шершавость бумаги, ее белизна и запах...
- Он вскрыт.
- Мы же друзья. Ты должна доверять мне, я делаю все для твоего блага.

Оле стало грустно. Она посмотрела в окно. Шел снег. Мокрый снег.
- я буду ждать тебя к часу на беседу, сестра тебя проводит, до встречи, Оля.
На этот раз, он не стал требовать ответа. Сегодня она смотрела на него дольше обычного, это было прогрессом, он был доволен и удалился в свой кабинет, заполнять дневник и готовиться к следующему больному.
Оля отложила конверт. Она не открывает конверты. И давно, очень давно, не читает писем.


Алексей Максимович, врач старой школы, которому по воле счастливого, как он думал, случая довелось последние годы до заслуженной пенсии работать в современной клинике коррекции психики для молодежи. Здесь находились на лечении трудные подростки, безусловно, богатеньких родителей. Благодаря взносам последних и существовала эта система. Богатые снобы, аристократы, верхушки высшего общества… что их интересует в жизни? Уж точно не родное чадо… Имея в своей голове относительно стереотипный образ, каким должен быть их ребенок, они лишали его права на индивидуальность. Семья Оли не была исключением. Они могли дать ей первоклассное образование, перспективное будущее, собственный бизнес и розового пони. Сначала пони, потом все остальное, они имели все, кроме желания и свободного времени рассказать ей сказку на ночь или погулять в парке, или послушать, что за кошмары ей снятся… покупались няни, учителя, даже подруг выбирали ей они. И в итоге они получили дикого, своенравного подростка, который убегает из дома и предпочитает жить в бедном районе с асоциальными типами! Рано или поздно, Оля оказалась в этой клинике. Но перед этим ее посадили на новые таблетки, которые лишают воли. Это было модно, и не одна Оля стала жертвой такого лечения. Зависимость от препаратов крепла с каждым днем. Родители не нашли ничего более разумного, как поместить свою «проблемную девочку» в клинику на лето. Но лето давно закончилось, поведение стало более стабильным, но назвать здоровым можно было с натяжкой. Родители добросовестно оплачивали счета клиники, и это самое большее, что могли для нее сделать. Алексей Максимович первоклассный доктор, мог похвастаться своими победами в области психиатрии, он работал с матерыми психами традиционно, четко, игнорируя индивидуальный подход, как ни странно, это действовало безотказно. Но попав в эту клинику, ему пришлось забыть обо всем, чему его учили в институте. Главврач требовал мягкого и главного неторопливого ведения пациентов. Он мирился с этим, во-первых, он не имел привычки перечить начальству, во-вторых, его расчетный лист вдохновлял теперь больше, чем «самые сложные случаи и пути их разрешения».



Некоторое время спустя...

Оля открыла глаза. Она находилась в светлой комнате. Свет был очень неприятным и резал глаза. Когда зрение адаптировалось, она различила две темные фигуры. Мужчину, высокого, с властным и надменным взглядом, и женщину, располагающую к себе своей внешностью.
- добро пожаловать в первый отдел, Ольга.

(продолжение следует...)

:)
 

#2
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Оля открыла глаза. Она находилась в светлой комнате. Свет был очень неприятным и резал глаза. Когда зрение адаптировалось, она различила две темные фигуры. Мужчину, высокого, с властным и надменным взглядом, и женщину, располагающую к себе своей внешностью.
- добро пожаловать в первый отдел, Ольга.
Неприятный голос мужчины заставил девушку переместить свое внимание на него. Теперь она разглядывала мужчину.
- меня зовут Пол, я шеф первого отдела, это Медлин, главный аналитик.
Оля не посмотрела на женщину, как это сделал бы другой человек на ее месте. Она словно потеряв интерес, стала осматривать комнату. Стены были странными. Они словно светились изнутри резким неестественным светом, они были мягкими, так же как и пол. И теплыми.
«где я?» задала сама себе вопрос, и в ее подсознании стали всплывать обрывки информации. «Это первый отдел. Это Пол, это Медлин».
Все это время женщина и мужчина пристально наблюдали за ней. Женщина была довольна увиденным, это было видно по мягкой улыбке, она была спокойна и расслаблена, но ни одна деталь в поведении Ольги не ускользнула от нее. Мужчина же наоборот, был напряжен, как коршун следил за добычей, в его глазах проскользнуло сомнение и он посмотрел на свою напарницу. Она едва заметно покачала головой, безмолвно прося дать ей время.
«мне страшно? Нет… что им надо?»
- что вам надо? - бесцветно спросила Ольга.
И тут в разговор вступила Медлин.
- первый отдел – засекреченная организация по борьбе с терроризмом. Мы имеем большой штаб и распространены по всему миру… - Медлин сделала паузу, что бы продолжить. – я считаю, что ты идеальна подходишь для работы здесь. Ты неэмоциональна, умна, после обучения ты сможешь стать незаменимым кадром в отделе. Твоя необычность и подготовка, которою мы предоставим тебе, поможет найти себя в этом мире, найти себе применение.

- а если я не хочу.

- мы не ждем твоего желания. Нам нужно твое согласие.

- а мои родственники?

- для всего мира ты умерла, так безопаснее для них. Выпала из окна психиатрической больницы, где проходила лечение… у тебя есть возможность начать сначала… или умереть, не выходя из этой комнаты.

«умереть»…не страшно, но можно повременить…

- вы должны знать, что я больная. Я ненормальная.

Медлин облегченно вздохнула. – ты не больная, ты особенная. Эта особенность обеспечит твое будущее в отделе.

- что от меня требуется?

- мы изменим твою внешность, дадим новое имя, ты будешь учиться. Столько, сколько потребуется. - Сказал Пол.

Внешность, новое имя, «борьба с терроризмом». я должна буду убивать?

- мне придется убивать?

-да. - Прямо ответила женщина на ее вопрос.

«убивать»

- что ты чувствуешь?

- ничего. Она вспомнила этот извечный вопрос своего врача «выпала из окна одной психушки, попала в другую. Хм, интересно, а дальше то что?»

- Пол, Медлин, я согласна.

- Приступим к подготовке завтра. Отдыхай.
Спасибо.

Пола передернуло, когда она произнесла его имя. Такое никому не приходило в голову – называть Шефа по имени. Но Медлин была убеждена, что с Ольгой иначе нельзя. Ольге было все равно – шеф, аналитик, оперативник, пушечное мясо… равносильны. Она способна привязывать к личности имя, а не его звание и статус. Если все получится, Ольга будет подчиняться Полу и Медлин. Как дышать. Если нет – значит Медлин ошиблась и Ольгу ликвидируют.


продолжение следует...

Сообщение отредактировал Anlil: Четверг, 10 февраля 2011, 15:31:47

 

#3
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
часть вторая.

Медлин анализировала работу оперативников. Это было непросто. От нее, как от главного психолога и логиста, требовался не просто отчет об эмоциональном состоянии агентов. Основной ее работой было прогнозирование. Она стремилась устранять проблему до ее возникновения. Первый Отдел вербовал людей из внешней среды, помещал их в жесткие рамки, делал из них управляемых животных. Иногда зверь пытается идти против вожака или пытался занять его место. Медлин пресекала эти всплески. Она была правой рукой главы Первого Отдела. Пыталась ли она занять его место? Женщина была умнее. Чтобы управлять отделом не обязательно быть Шефом…
Сейчас она решала несколько задач одновременно, связывая их друг с другом логическими цепями. Наконец-то начала прорисовываться единая картина…
Мир сотрясала череда терактов, войны то затихали, то вспыхивали с новой силой. Они – Первый Отдел – контролировали свои территории в этом мире, она – Медлин – контролировала свою. Внутренний мир Первого Отдела был ее территорией. Переплетались политические интересы, интересы Отдела, интересы Медлин. Главное, не потерять нить причин и следствий, главное предугадать. Шеф имел право на ошибку. Его главный советник – нет.

Медлин собрала необходимые данные и запросила у шефа время на совещание. Пол принял ее.

- Пол, готовы результаты тестирования Майкла и Никиты.
- докладывай, Медлин.
- Майкл – 210 из 210, Никита – 199 из 210.
- проанализируй ошибки, проведи работу с Никитой.
- анализ готов.
- и?
- 10 баллов за эмоциональность, 1 за концентрацию внимания. Ее эмоциональность может быть нам на руку.
- на ее своенравие я не буду закрывать глаза. Позволив ей слабость, каждый второй будет перечить.
- есть еще одно. Я просмотрела данные по личностным отношениям между Майклом и Никитой. Завязываются отношения.
- мы можем использовать это в интересах отдела?
- еще не известно. Если это произойдет, Майкл может стать неуправляемым. Это недопустимо для его уровня.
- твои рекомендации?
- можно использовать их в разных миссиях. Но мы не получим максимума от Никиты, у нее большой потенциал, но только Майкл может ее обуздать. Пока. Никита эмоциональна, хочу провести с ней беседу о директиве 1. Ради Майкла она откажется от него.
- почему?
- она влюблена в него.
- хорошо. Медлин, реши это в ближайшее время.

Пол доверял ей. Конечно, себя он убеждал, что не доверяет никому. Но в вопросах психологии Медлин не было равных. Он не переставал удивляться ее способностям. И однажды даже поблагодарил судьбу за то, что Медлин играла на его стороне, на стороне Отдела. Иногда могло показаться, что их связывало нечто большее, чем просто рабочие вопросы и обязанности. Но это только казалось. Для них двоих на первом месте был Отдел. На все остальное обоим было жаль времени, эмоций и сил.



Эффектная блондинка уверенно постукивала каблучками и с каждым шагом больше убеждалась в том, что единственное желание – взять и находу разрисовать ядовито-яркой краской эти муторные серые стены Отдела. Ее взгляд скользил по людям-мумиям в темных костюмах, как один, по их лицам. Иногда хотелось выкинуть что-нибудь этакое, чтобы увидеть эмоции на этих застывших масках. Но большее всего ей доставляло удовольствие хотя бы мысленно вытравлять Шефа… Вот кого она больше всего презирала здесь. Он тоже ее не жаловал. Видимо, ее отношение слишком явно отражается на ее лице. Полтора тяжелых года ее рекрутской жизни миновали, она перешла рубеж. Ей словно поставили диагноз – оперативница, и подарили еще неопределенное время на существование. Жизнью это можно назвать с натяжкой. Впрочем, здесь никто не имел право на жизнь. Все без исключения умерли когда-то.
Никита остановилась перед закрытой дверью своего наставника. Сколько раз, стоя перед этой дверью, она размышляла, стоит ли в нее стучать, надо ли пытаться достучаться до того, кто находится по ту сторону этой двери.

- можно?
- я занят.
Майкл работал за компьютером, как обычно. Этот факт давно перестал останавливать Никиту и она все равно продолжила вопросом
- меня вызвали. Ты не знаешь, зачем?
- Медлин хочет поговорить с тобой.
- причина?
Майкл поднял на нее удивленно возмущенный и суровый взгляд.
– не заставляй ее долго ждать, Никита.
Никита разозлилась. Сколько можно говорить ей то, что она должна. «И без тебя все предельно ясно. Ладно, Майкл, сиди в своей коморке, не потревожу больше.»
– извини, что отвлекла.
Никита старалась не выдать своих эмоций, даже вовремя остановилась, не позволив себе хлопнуть той ненавистной дверью. Губы Майкла на мгновение дрогнули, скупо напоминая улыбку, и глаза перестали казаться безразличными, но девушка этого не могла видеть. Раздосадованная, она направлялась к Медлин.

- здравствуй, Никита. Присаживайся.
В общем, в кабинете Медлин было очень уютно. Но молодая оперативница не доверяла этому. Еще больше она не доверяла самой женщине. У нее были очень приятные и открытые черты лица. Но больше всего к себе располагали ее выразительные глаза, такие понимающие и внимательные, и ее очаровательная улыбка. Никита не всегда могла устоять и попадала под их чары, тогда ее можно было читать как раскрытую книгу. Но и в этом необходимости не было. Медлин блестяще справлялась с «тайными» мыслями оперативницы и предугадывала ее реакцию и поведение.

- итак, посмотрим твои результаты. 199 баллов, неплохо.
- но недостаточно хорошо, Медлин, да? Давай перейдем к делу, что за наказание?
- ты позволишь продолжить, Никита?
- извини, Медлин. Я чувствую, что не справляюсь. Майкл вечно недоволен, шеф терпеть не может, вы со своими тестами… что вам надо!?
- во-первых, возьми себя в руки. Твои показатели для твоего уровня достаточны. Но твоя эмоциональность… учись сдерживаться.
Никита хотела возразить, но что-то во взгляде Медлин заставило замолчать.
- уже лучше. - Медлин одобряюще улыбнулась. – Признай, Никита, будь ты сдержанней, и с шефом проблем бы не было.
Никита вздохнула и решила молча выслушать очередную тираду о хорошем поведении. Но она резко закончилась.
- но я не только для этого пригласила тебя.
Медлин внимательно следила за каждым изменением на ее лице, улавливала каждый жест, оценивала позу.
-какие у тебя отношения с Майклом?
Удивление…
- с Майклом? Никаких, - фыркнула Никита. - Разве отдел не в курсе? Спросите у своих шпионов.
Вспыльчивая девушка тут же пожалела о выпаде, это не прошло мимо внимания Медлин.
- я хочу понять, что или кто тебя злит.
Никита медленно выдохнула, «сейчас злишь меня ты.»
- Медлин. У нас с Майклом нет никаких отношений. Он мой наставник, я выполняю его приказы, действую под его руководством. Но мы едва перекидываемся парой слов вне заданий.
- хорошо, Никита. Что ты знаешь о Майкле?
- агент 5 уровня. Главный стратег. Мой наставник.
- что ты знаешь о его личной жизни?
- ничего. Медлин, это допрос? Спросите его сами.
Окончательно разозлившишь, не понимая к чему этот разговор, она выпалила – Я не знаю, отдел убил его жену Симону, но об этом Майкл не болтает.
Медлин встала из-за стола, подошла к своему саду, задумчиво посмотрела на орхидеи. Она была против того решения. Но Шеф решил иначе, тогда и выбора особо не было. Но что это, Медлин, чувство вины? Она быстро взяла себя в руки. Повернулась к Никите и встретилась с ее взглядом.
- о чем ты думаешь, Никита?
- я жду, что вы мне скажите, Медлин.
Медлин вернулась на свое место.
- Никита, в отделе ты чуть больше года. Майкл рассказывал тебе про директиву 1?
- что за директива? - Нахмурилась девушка.
- мы жертвуем своей жизнью и жизнью товарищей. Стало необходимо создание первой директивы. И с тех пор она не менялась. Она заключается в запрете личных привязанностей к чему-либо или к кому-либо.
- вы делаете из людей машины. - Глухо произнесла она в ответ, вспомнив леденящую пустоту в глазах своего учителя.
- если ты никого не любишь, ни к чему не привязан эмоционально легче…
- убивать и умирать…
- мне жаль, но твоя жизнь, твои мысли и чувства тебе не принадлежат. Смирись. Когда погибла Симона, Майкл был раздавлен. Показатели его снизились. Это могло привести к его ликвидации. Но он справился. Отчасти ты помогла ему. Но не допускай до личной привязанности. Это моя настоятельная рекомендация, Никита. - Медлин сделала паузу, что бы дать оппоненту осмыслить полученную информацию. - Ты свободна.
Никита встала, как в тумане, медленно поплелась к выходу. Каждое слово Медлин звучало эхом в ее голове. Открыв дверь, она обернулась – Свободна ли? – спросила она, горько усмехнувшись.
Медлин вернулась к своей работе, только когда Никита ушла, она ответила на ее вопрос – Как и все мы…

«Куда теперь, и главное, что теперь?» Никита снова оказалась в том же отсеке Отдела, где она проходила совсем недавно – до разговора с Майклом, с Медлин. Теперь она по-другому смотрела на эти стены и людей. Все было верно – серые стальные стены… она скользнула по ним кончиками пальцев во время ходьбы. Холодные.

- солнышко! Что такое? Чем ты озадачена? - Это был ее друг Вальтер. Он единственный, кто по-доброму относился к ней, всегда старался поддержать. Он был другим. Живым и настоящим… ее тянуло к этому неиссякаемому источнику искренности после бесед с Медлин или другими столкновениями реальности Отдела
- Медлин вызывала. – вздохнула Никита и надула как ребенок губки.
- Ооо, она мастер по запудриванию мозга. В чем провинилась на этот раз? - Лукаво покосился друг.
- в изнасиловании Майкла. - Задумчиво пробормотала она
-ЧТО??
- шучу. Я слишком эмоциональна, это бесит Медлин и шефа.
- не пугай меня, Никита. Хотя, ему не мешало бы расслабиться. Эх, будь я на его месте))) ты единственный человек, который остался человеком в этой могиле, а не зомби. - презрительно обвел взглядом стены отдела.
- но было бы проще стать..
- зомби. На полном серьезе заявил Вальтер. Потом похлопал ее по плечу и сказал – не меняйся, крошка.
- ладно, пойду домой, думать о своем поведении. - Блондинка грустно улыбнулась.
- иди, сладкая.
Она развернулась и столкнулась на выходе с Майклом.
- Майкл?! - Воскликнула от неожиданности.
- надо поговорить. - Кажется, его абсолютно не волновало, что совсем недавно отказал во внимании, а теперь сам почти в приказном тоне предлагает поговорить…
Майкл направился в кабинет. Девушка проводила его взглядом. «А это и был приказ»…
- Вальтер?
Вальтер оторвался от своего занятия.
- скажи, а Медлин часто ошибается в своих прогнозах?
- никогда, детка. Медлин всеведуща и всемогуща…
- Вальтер, ты богохульничаешь! - С укором произнесла Никита.
- лети-ка лучше к своему ангелу-хранителю!
Тяжко вздохнув, не зная чего и ждать от беседы, она отправилась в кабинет Майкла.

продолжение следует..

Сообщение отредактировал Anlil: Суббота, 12 февраля 2011, 03:43:10

 

#4
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Зайдя в кабинет, она закрыла дверь и облокотилась на нее плечом, всем видом давая понять, что не рассчитывает на долгий разговор. Майкл стоял у окна и даже головы не повернул в ее сторону. Никита закатила глаза и простонала – Мааайкл, я не могу ждать вечность от тебя хоть слова. Чего ты хотел?
Мужчина отключил сигнализацию, закрыл жалюзи. Мало кто посмел бы заглянуть с коридора в окно руководителя первой группы, но все же, учитывая импульсивность ученицы, стоило подстраховаться.
- о чем с тобой говорила Медлин?
Никита не хотела говорить
- это касается только меня.
Майкл посмотрел на нее. Гипнотизируя взглядом повторил вопрос, - я должен знать. Твой промах – это мой промах.
- так вот чего боишься? Это тебя тревожит?
Майкл подошел к ней ближе - Так о чем?
- о моей излишней эмоциональности.
«С каких пор это являлось новостью для Медлин и Шефа?»
– и все?
Никита что-то скрывала. «Не смотрит в глаза, нервничает, так напряжена, видно по шее, губы сжаты».
- Что еще, ни ки та? - томным шепотом спросил Майкл. Его лицо было так близко, что Никита чувствовала его дыхание на лице. «Что ты со мной делаешь?». Она не могла оторвать взгляд от его губ.
- она спрашивала про наши отношения.
Майкл резко отпрянул от нее. "Отношения??"
– нет никаких отношений.
Никита увидела удивление, но он быстро взял себя в руки.
- я так и сказала ей…
К чему Медлин завела этот разговор с ней?? «Почему из тебя все надо тащить щипцами, Никита!! Ты явно чего-то не договариваешь… »
- Никита?
Никита увидела маску на его лице, его стандартную маску! Она не хотела причинять ему боль, но ей хотелось увидеть хоть на мгновения его эмоции, его настоящего!
- еще она рассказывала про тебя и Симону!
Пожалела об этом поспешном необдуманном выпаде
«Симона??»
В глазах Майкла загорелся недобрый огонь. «Симона…»
- и о директиве 1. они запрещают…
Майкл сжал зубы, глаза метали искры. Редко он бывал таким опасным.
«Они убили Симону. Они приказали. Использовали. Я позволил. Что они еще требуют?»
- запрещают что? - Сипло произнес он. Конечно, он знал ответ.
- привязываться эмоционально.
«Так, значит Никите следует держаться подальше. Ради отдела. Гнев сменился холодным размышлением. Он посмотрел на Никиту, пригвожденная к стене его взглядом, она даже не дышала, смотрела прямо перед собой, на его шею. Он провел тыльной стороной ладони по щеке едва касаясь нежной кожи. «Успокойся, Никита». Она закрыла глаза и судорожно выдохнула.
- что делать?
- выполнять приказ. - Сухо сказал он, голос стал бесцветным и убрал руку. Никита очнулась, когда Майкл прошел за компьютер и снова продолжил работу.
- мне никогда не понять тебя.
Майкл даже головы не поднял, показывая всем видом, что разговор окончен. И так было всегда. Он добивался желаемого от кого-либо и терял интерес. Как же Никите хотелось стать сильнее его! «Ошибаешься, Медлин… Майкл – идеальное изделие Первого Отдела. Какие у него могут быть слабости, у машин нет слабостей, привязанностей, эмоций, к черту всё!»

Майкл вернулся к работе. Он был спокоен и сосредоточен. Проработав план по захвату очень нужного для Отдела объекта он позволил себе расслабиться. Мысли сразу вернулись к разговору с Никитой. Даже не с Никитой, с Медлин! Майкл прекрасно понимал, на что рассчитывала аналитик. Если бы на столе что-нибудь лежало, то он бы с удовольствием зашвырнул это что-нибудь в стену. Он злился. Но кроме ноутбука, ничего не было. Даже ручки или чашки! Майкл стукнул кулаком по столу. Он иногда позволял себе такие срывы. Но только не при свидетелях. Все было бы нормально, если бы Медлин не произнесла имя "Симона". Он винил себя, винил Отдел, винил Медлин. «Она дергает за ниточки и мы делаем то, что должны»… Он должен был уничтожить свою любимую. И он отлично справился. Майкл поморщился от отвращения к себе. «Лучший оперативник!»
Симона всегда контролировала его. Как ни странно, раньше Майкл был другим. Однажды она сказала: «ты не обязан любить свою работу». Эту же фразу он сказал своей ученице. С той же интонацией. Мало кто мог сейчас догадаться, что он ненавидит Отдел. За Симону. Она была всегда сильнее его. Она всегда делала все, что должна была. И Майкл предал ее. Потому что Отделу так было надо. Агент жутко улыбнулся своей страшной мысли: «Симона бы мной гордилась. В тот момент я был сильнее чувств».
Теперь Медлин хотела контролировать какие-то отношения с Никитой. Какие могут быть с ней отношения?? «Очередная жертва интриг…» Майкл сочувствовал молоденькой наивной оперативнице, но он не хотел, что бы все шло по плану Медлин, что бы было так, как она хочет. Наверно, это можно было назвать бунтом. Майкл воодушевился новой идеей. «Посмотрим, Медлин, кто кого!»

Никита пришла домой. Она тоже думала о разговоре с Медлин. «Сколько раз она ошибалась? Видимо, сегодня впервые. Майкл ничего не чувствует ко мне. Пустота… или все-таки»… Она пыталась вспомнить хоть что-нибудь, подтверждающее слова Медлин. Он спасал ее несчетное количество раз. Но он отвечал за нее, наверно, гибель стажера – удар по самолюбию… Никита усмехнулась. «Но лезть под пули, нет, тут еще что-то». Она легла на диван и закрыла глаза. Воображение вспомнило его сегодняшнее лицо при упоминании Симоны. Злость, вина, горечь, боль… Искаженное лицо эмоциями только на пару секунд… но что тогда бушует внутри. Чертов отдел, - пробормотала Никита, мысли, воспоминания уносили ее в забвение. Она сама не заметила, как уснула.
Ее разбудил стук в дверь. Она проснулась сразу. Прислушалась. Рука автоматически полезла за оружием. Стук повторился более настойчиво. Она подошла к двери и увидела Майкла. Рука с оружием опустилась, она задержалась на секунду - ей не хотелось сейчас говорить. Но держать долго за дверью своего наставника она не решилась. Открыла дверь, встретилась с его взглядом. Они оба молчали, смотрели в глаза. Она забыла про все свои сомнения. Ей стало не важно, права ли была Медлин. Он рядом и стало спокойно. Майкл первым нарушил тишину – впустишь?
Никита молча шире открыла дверь и прошла в глубь комнаты. Майкл зашел в квартиру, прикрыл за собой дверь.
- чай, кофе?
- нет, я не надолго.
Никита пожала плечами, развернулась к нему лицом. Она решила не начинать первой. Да и слова обычно все портили.
- Никита…
Он подошел к ней. Его глаза жадно смотрели ей в глаза, девушка замерла. Она поняла, что чувствует кролик перед удавом. Майкл напоминал хищника, и любое ее движение спровоцировало бы его на нападение. Глаза Майкла остановились на ее губах. – Я не опасен для тебя - и с легкой, едва заметной, улыбкой коснулся ее руки и осторожно забрал забытое ею оружие. Никита смотрела на его рот, на движение его губ.
- что мы делаем?
Майкл перестал улыбаться. Подушечкой большого пальца он провел по нижней губе Никиты, слегка приоткрыв губы. Пальцы скользнули на лоб, нежно разглаживая ее напряженную морщинку на переносице. Пальцы поймали непослушную прядь светлых волос и убрали за ухо. Майкл притянул ее к себе, коснулся губами лба, прошептал
- им никогда не понять нас. Они не могут знать, что мы чувствуем… никогда.

В его словах было столько горечи. Она не выдержала и подняла голову, найдя своими губами его губы она прижалась к нему, руки вцепились в воротник его пальто. Майкл замер на мгновенье. Но его руки уже приподняли оторвав от пола, еще крепче обняв, но тут же вернули разгорячившуюся подругу на место, его требовательные губы исследовали ее губы, целовал челюсть, скулы… ласково кусал шею. Никита застонала, предчувствуя, что он все равно уйдет.
- не уходи, Майкл, - прошептала она задыхаясь.
Его поцелуи стали спокойнее.
- нет, - воспротивилась Никита, почувствовав его отступление и еще сильнее обняла его. Он не отрываясь от ее губ разжал ее руки, слегка сдавил запястья… нехотя оторвался от губ, у обоих сбивалось дыхание. Он смотрел в ее глаза.
Никита молчала.
- извини. Не сейчас.

Отступая на шаг, он не отпускал ее рук, но затем развернулся и ушел.
Никита так и осталась одна стоять посреди комнаты, не понимая, реальность это была или мираж. Прикоснувшись к губам, она улыбнулась…. Закрыв дверь, она убрала оружие. Открыла холодильник, достала бутылку воды, налила в стакан и стала пить из горла. Холодная вода остудила ее, посмотрела на дрожащую кисть и на стакан с водой она нервно хихикнула.
- Никогда не пойму тебя, Майкл...

Продолжение следует)



 

#5
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:


Несколько дней спустя…

- как успехи у Майкла с Никитой?
Шеф не сомневался в компетенции своего аналитика. Но его начали раздражать переглядки двух агентов во время брифинга. Майкл прямо перед носом начальства просверливал взглядом свою протеже, отчего последняя то бледнела, то краснела, пропускала мимо ушей всю информацию о задании. Сложно было поверить, но стратег первой группы в открытую издевался над ними! Полу не хотелось разбираться в такого рода проблемах – он был человеком военным, но данные отношения начинали его предельно раздражать. И Медлин его не успокоила, ответив:
- у них все хорошо.
- и все!? Ты считаешь это нормальный ответ? Совсем недавно мы напомнили им про первую директиву.
Психолог не боялась гнева Шефа. Она никогда не совершала необдуманных действий и ни на что не закрывала глаза. Только делала вид. Всегда были причины поступать так или иначе. Она тоже обратила внимание на поведение двух оперативников. Но в отличии от Шефа, была довольна результатом. Осталось только все объяснить главе Первого Отдела…
- Изначально целью было не разлучить их, а стабилизировать отношения. Поведение Никиты стало более ровное, а у Майкла были проблемы на заданиях, где необходимо играть чувства. Теперь они идеально подходят.
- и для этого ты затеяла этот спектакль? - Пол злился. Он не прощал, когда пытались им манипулировать. Здесь же проблема была в том, что манипулировать не пытались, а успешно делали это.
- это было необходимо. Иначе ты бы не согласился, извини.
Медлин очаровательно улыбнулась. Раскрывать карты – увлекательное занятие, но не когда одной из карт является Шеф. Все таки он – глава отдела. И реагирует слишком остро. Даже если так было нужно.
- надеюсь, ты окажешься права… с Симоной было проще. Один приказ и она любит Майкла.
Он улыбнулся, вспоминая исполнительную, немногословную Симон.
- но ее нет, а Никита подойдет Майклу.
- как она отреагировала на твои рекомендации?
- что бы пробудить интерес у Никиты, ей надо запретить что-либо.
- может мне запретить ей выполнять приказы? – Мужчину рассмешила сама мысль.
- Медлин, это недопустимо. Ей не избежать ликвидации.
- нам не позволят, Пол… надо работать с тем, что имеется. Никита слушается Майкла. У Майкла же появится еще одно слабое место. И их отношения нам только на руку.
- но нам придется делать потом выбор. Майкл… я возлагаю на него надежды. - Уклончиво сказал Пол.
- мы найдем способ избавиться от Никиты. – Согласно кивнула Медлин.
- как успехи Астрит?
- у нее хорошие показатели. – Ее немного удивил вопрос.
- тогда разработай план по устранению Никиты.
Пол смаковал каждое слово и следил за реакцией Медлин. Это была его маленькая месть за манипулирование. Медлин хотела возразить, но Шеф пресек ее попытки – Это приказ.
И хищнически улыбнулся.
- это военная организация, а не Санта-Барбара.
- так точно.
Отчеканила Медлин и вышла из офиса Шефа. Он поморщился, ссориться с советником – не самая хорошая идея, но надо и ее ставить на место. Он вздохнул, сомнение, что он перегнул палку, растворило все воодушевление. Но он же был Главой…

Медлин довольно улыбалась, все шло по ее четко продуманному плану.


часть следующая;)

Десять
Девять
Восемь
Семь
выдох
Шесть
Пять
Четыре
Три
Выдох
Два
Один

Она не дышит. Переносится мысленно в квартиру, что так хорошо видно с крыши, где она лежит, держа в руках свое оружие. Она дышит с ним, вдох, видит в прицел как поднимается его грудная клетка. Выдох. Движется вместе с ним, синхронно, будто она в его теле, она – это он. Нет крыши, нет холода, ее тела нет. Нет боли в затекших ногах и спине. Нет ничего. Только он. Только стук сердца. Только цель. Она закрывает глаза. И через миг открывает, спускает курок. В сердце. Тишину разорвал хлопок и все стихло. Вдох.
Она видела, как цель упала, как пятно темно красного цвета расползается по его светлой рубашке.
Тонкая, гибкая, черная, стремительная. Дуновение ветра и на крыше только брошенная винтовка, купленная в ближайшем оружейном на имя, которого не существует….винтовка без отпечатков, без зацепок.


Астрит вернулась домой после изнурительного, но необходимого петляния по всему городу, сбивая с возможного следа… да нет, просто нелепо было возвращаться после убийства прямо домой. Она называла вещи своими именами. Она была убийцей, а не оперативником сверхзасекреченной организации, и она убивала, а не выполняла задания. Она поднялась на четвертый этаж, открыла дверь и не включая свет прошла. В мраке она сняла куртку и сапоги. ей не нужен был свет, чтобы видеть. Она наизусть знала обстановку и помнила что и где лежит, любую мелочь, каждую деталь. Села на диван, устало откинулась на спинку дивана, запрокинула голову и закрыла глаза. Рука нашла мобильный. Она нажала на вызов. Дождавщись трех гудков она как обычно сбросила. Посидела еще так какое-то время. В тишине и темноте. Потом пошла в душ, только тогда включив свет. На нее смотрело чужое лицо. Ей изменили внешность два года назад, она не могла к нему привыкнуть. Ей изменили имя. Но оно было чужим. Ольга никогда не считалась красивой девочкой. Слишком длинная, худая и угловатая, и лицо ее было незапоминающимся. Отдел решил, что для снайпера ни к чему яркость и особых чудес не сотворил. Так из кареглазой шатенки Оля стала сероглазой брюнеткой Астрит с выраженными скулами и чуть более полными губами.. Высокой, тонкой. Гибкой и быстрой. Неумолимой и жесткой. Но за этим не было ни капли жестокости, совсем нет, не было ничего. Она выполняла приказы то Медлин, то Пола, жила на съемной квартире, не общалась ни с кем, не улыбалась… но нашла свою гармонию в этом, она знала, что ее принимают ТАКОЙ. И никто не спрашивает «что ты чувствуешь, когда убиваешь?» она знала, что ее контролируют, но чувствовала свободу во всем. В основном, благодаря Медлин. Это она убедила шефа не пытаться дрессировать Ольгу на полевого оперативника, а сделать киллера, самостоятельного агента, с помощью которого можно было незапятнанно избавляться от неугодных… Пол пошел на это. Медлин была ее куратором. И так появилась Астрит-убийца. И растворилась в небытии Ольга-сумасшедшая. Словно дым.



Астрит стремительно шла по лабиринтам отдела. То, что пол вызвал ее в отдел, показалось странным. Обычно данные она получала не напрямую. Она старалась не привлекать внимания и особо не смотреть по сторонам, не смотреть в лица встречных. Ей не нравилось натыкаться взглядом на взгляд, кто бы он ни был. Медлин с Полом привыкли и почти не обращали на это внимания. Астрит одеждой ничем не отличалась от сотрудников отдела. Темные тона, четкие линии. И все же она была напряжена, и ежесекундно анализировала обстановку. Поравнявшись с оперативником, она ловко опередила его, заметив краем глаза его недоумение. Она остановилась перед самой дверью пола. Двери сразу раскрылись. Она вошла и не проронила ни слова. Он окинул ее взглядом и отвернулся к панели, чтобы открыть дверь. Астрит рассчитывала увидеть Медлин, но вместо нее на пороге стоял тот мужчина, которого она обогнала.
- проходи, Майкл.
Майкл, казалось, был невозмутим. Он встал на одном уровне с Астрит. Оба агента смотрели на своего шефа и ждали, что он скажет.
- Майкл, это Астрит. Твой новый оперативник на неопределенный период времени.
Пол стал ходить из стороны в сторону. Астрит провожала его взглядом, не веря своим ушам. Майкл смотрел перед собой.
- опыт – два года, отменный стрелок…
- Пол, я не работала в группе. - Спокойно ответила Астрит. Майкл, услышав обращение, слегка обескуражено уставился на нее. Но быстро вернул прежнее выражение.
Пол лишь улыбнулся и холодно произнес:
- а сейчас поработаешь. Тебе никогда не надо было напоминать, что приказы не обсуждаются.
Астрит сдержанно кивнула. Майкл невольно сравнил ее с Никитой. Небо и земля. Вот только почему он ни разу не встречал ее ни на заданиях, ни в отделе. Он разглядывал профиль незнакомого оперативника. «Жесткая, холодная, закрытая. И на особом счету у шефа. Почему она и зачем?»
- как задействовать ее в группе?
- пока прикрытие. Ее кодовое слово – Бриджит.
Майкл кивнул. «Прекрасно, в прикрытии прям дефицит… что-то не так»

- Если вопросов нет, можете идти. Майкл уже хотел развернуться, но Астрит спросила:
- я должна выполнять его приказы?
- да, - просто и спокойно ответил Пол.

Астрит кивнула, развернулась и вышла. Опередив снова теперь уже своего главнокомандующего.

Майкл вопросительно взглянул на шефа.
- она необычная. Но думаю, проблем с ней не будет. Если что, к Медлин или ко мне.




Астрит вышла из кабинета шефа и оказалась в огромном зале, она остановилась, не зная, что теперь она должна делать.
Услышала, что к ней почти бесшумно кто-то приближается, резко развернулась всем корпусом, объект замер.
- Астрит.
Майкл произнес имя, словно напоминая, что они знакомы.
- что я должна делать?
- можешь идти, с группой познакомишься позже.
При этих словах, она помрачнела еще больше.
- Жди звонка.
- хорошо. - Бесцветно сказала она.
- на этом все.

Астрит развернулась и пошла. Ей было не очень комфортно поворачиваться к кому-то спиной. Но раз Пол сказал подчиняться, значит доверяет… но пока нечего думать об этом. Мало информации, нет конкретного задания. С таким выводом она вышла из отдела. Дома ее ждала Медлин. Астрит встретила ее с оружием в руке, готовая спустить курок. Узнав ее, Астрит положила оружие на столик.
- у тебя задание.
- я в группе Майкла.
- да, у тебя будет определенная задача. Информация в твоем профайле. - Медлин улыбнулась.
- не по себе? Понимающе спросила Медлин.
- нормально. – как отрезала произнесла Астрит. Не любила много говорить.
Медлин хорошо понимала ее, знала, что она чувствует, и осознавала, насколько ей тяжело придется. Работать в группе – это невозможно для Астрит. Ее готовили как одиночку. Она была ею. Медлин уважала ее за это. В некоторой степени восхищалась ее хладнокровием. И привыкла, что Астрит не жалуется. Никогда.
Но теперь она видела растерянность в ней.

Как жила бы она, если бы не отдел? Она выполняет задания, но желания и энтузиазма в ней никогда не было. Она чувствовала свою нужность и это ее держало, но вне отдела… скорее всего ей до конца своих дней пришлось менять психиатрические заведения, примеряя на себя новые методики. Или рано или поздно также неэмоционально она покончила бы с собой, как от нечего делать. Сейчас Астрит тоже не цеплялась за жизнь. Никого не любила, никаких привязанностей… никогда не страдала от этого. Ей было сложно привыкнуть к Медлин и Полу. Иногда они не могли и слова от нее услышать, но приказы она выполняла. Теперь ей надо было работать в группе. И что она испытывала? Медлин знала ответ….

 

#6
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:


«Зачем внедрили неопытную девчонку, которая вдобавок не способна отличить агента 5 уровня от обычного рекрута или шефа от своего коллеги-напарника. Зачем закрыли доступ к файлам?»
Майкл пытался подобрать коды, но все попытки были неудачны. Если в группу переводили новичка, предводитель имел право на информацию. Пол же ограничился стажем и профилем. «Стрелок отменный... Да уж, глядя на ее мышечную массу сложно представить ее в рукопашном. Прикрытие нуждается в таких девчонках! Иногда решения Шефа лишены логики!» Майкл бросил попытки подобраться к файлу Астрит.
С доступом можно повременить пока.
«Итак, у меня возникла психологическая проблема – я сомневаюсь в оперативнице, и разрешит эту проблему Медлин.»




Медлин знала, что придет Майкл. У них всегда были сложные отношения. При Симоне контролировать его было проще. Теперь же в Отделе было два бунтаря – Майкл и Никита. Гремучая смесь. Медлин постучала ноготочками по столешнице. Она задумала их сблизить для того, что бы поставить под удар Майкла, руками Шефа она устранит Никиту. Против блондинки она ничего не имела – обычная вертихвостка, которую ликвидировали бы через месяц после вербовки, если бы…
Ее мысли прервал визит Майкла. Он был красив. Безупречен. Нечитаем.
Невыносим.
Опасен.

Он молчал. Молчала она. Они смотрели друг на друга. Словно враги.
- и что это значит? - Возмутилась аналитик
- что именно? - Глухо спросил стратег.
- ты забываешься. - Медлин терпеть не могла нарушения субординации. Дерзкие взгляды расценивались как неподчинение. Неподчинение в свою очередь считалось предательством. Предательство каралось ликвидацией. Руками Медлин.
Майкл с трудом шел на контакт, абсолютно не поддавался влиянию. Пол был прав, готовя его на руководящие посты. Но только в планы его советника это не входило.
- твоя ученица игнорирует мои рекомендации. – Медлин премило улыбнулась.
«да неужели?!»
Лицо Майкла не выдало этой мысли.
- она прекрасно справляется с заданиями.
Майкл не хотел подставлять свою ученицу. Но она и в самом деле начала работать с большей отдачей.
- если будет продолжаться то, что было на утреннем брифинге, я буду вынуждена настаивать на переводе Никиты в другую группу.
- тогда вместе с Астрит.
- что с Астрит?
- Я не могу разрабатывать план, если не знаю своих людей.
- пока никто от тебя не требует для нее главных ролей. Она ненадолго в твоей группе.
Было похоже, что Медлин начала уговаривать не ерепенится предводителя группы. Это было бы увлекательное зрелище, но Майкл решил остановиться. Тот факт, что она не начала говорить о необходимом для Астрит опыте работы в группе, уже насторожил его. Его просили не вмешиваться и не сопротивляться. Значит, все намного серьезнее.
- я могу узнать, кто занимался ее обучением?
- нет.
- тогда, я полагаю, аудиенция закончена, Медлин?
- пока я не могу дать тебе больше. Готовься к операции.








- и что это ты светишься? – Вальтер сегодня был хмур.
- просто хорошее настроение… весна…
Старик сердито глянул на нее, покачал головой и вернулся к препарированию микрочипа.
- много работы? Спросила Никита, заглядывая через плечо друга.
- угу.
- Вальтер, что случилось? Мне заглянуть позже?
- это я тебя хочу спросить!
Ярко-голубые глаза пытливо смотрели на оружейника. Никита была удивлена и слегка обижена сухостью всегда приветливого Вальтера.
Сегодня он явно игнорировал свою гостью. Он коротко посмотрел на нее и не выдержал:
- мне посчастливилось видеть вас на брифинге. И о чем ты только думаешь!?
Мастер отбросил пинцет, настолько он был огорчен поведением своей подопечной, что готов был собственноручно наказать за ее беспечность.
Теперь нахмурилась Никита:
- ты мне сам говорил оставаться человеком в этих стенах.
- но я тебе не говорил забывать, где ты находишься! – на повышенных тонах произнес старик.
Светлая радость девушки сменилось мрачным молчанием. Сердце Вальтера сжалось и он примирительно сказал:
- не слушай старого дурака, солнышко. Я беспокоюсь.
- почему?
- здесь нет места для любви. И Майкл это знает. Чем дальше от земли, тем больнее падать.
Оружейник сутулившись ушел в глубь оружейки. Никите ничего не оставалось, как покинуть это место.

Сомнения Вальтера в искренности Майкла передались и Никите. Отрезвляющий разговор позволил почувствовать почву под ногами. А не является ли это очередной проверкой? Никита однажды уже испытала на себе чары своего учителя, когда планировала с наблюдателем побег из отдела. Но после прошло столько времени, столько заданий, что они невольно стали… друзьями? Много ли у Майкла друзей? Можно ли ему верить? Никита не хотела сомневаться в нем. Но воспоминание о разговоре с Медлин и резкая перемена поведения наставника заставили ее сложить части мозаики. Майкл снова играл с ней. Но зачем это все надо?!
Никита направлялась в тренажерный зал.



…………..

В тренажерном зале Майкл проводил со своей группой занятия. Явка всех незадействованных в операции и основной группы была обязательна. В основнаю группу были включены – трое молодых, но опытных оперативника, Никита и Астрит. Он знал слабые стороны своих агентов и на этих занятиях индивидуально с каждым отрабатывал основные элементы. Сказать, что тренировки были изнурительными – ничего не сказать. Но никто не сердился на Майкла. Все воспринимали это как должное. Он же в свою очередь был честен и сам выматывался по полной программе, хотя в выносливости ему не было равных.
Он окинул взглядом свою группу, задержался на Астрит. Сначала был бег. Он определил для каждого нагрузку. Никите досталась часовая программа с одной скоростью, но с изменениями наклона беговой дорожки и дополнительный вес на руки и на ноги. Никита не любила этот вариант. Но она на собственном опыте знала, что оспаривать решения тренера не только бесполезно, но и опасно. Астрит получила бег с ускорениями без весовой нагрузки. Себе же он выставил самую зверскую программу – ускорение, наклоны, вес.
Первыми закончили Майкл и Джон, один из трех агентов основной группы. Они начали отрабатывать основные элементы борьбы друг на друге. Остальные во время бега наблюдали за боем, отмечая ошибки. Никита уже начала уставать, ей никогда не давали спуску на тренировках, каждый раз меняли интенсивность нагрузки. Поэтому она каждый раз готовилась к мышечной боли. Никита пыталась отвлечься от боли, наблюдая, как Майкл отражал нападения Джона. Пару раз они останавливались и Майкл говорил про ошибки. Боролись в полную силу. Следующие пять минут атаковал Майкл. Джон блокировал его удары, но последний пропустил, за что и был опрокинут на тотем. Бой был закончен, Джон был отправлен на растяжку.
Подошла очередь Дена. Время Никиты заканчивалось и она понимала, что следующей будет она. Но пульс зашкаливал, дыхание срывалось, струйки пота стекали по лбу, грудная клетка и спина тоже были мокрыми. Десять минут Ден вел бой. Со стороны это выглядело как обыкновенное избиение – сегодня молодой оперативник был явно не в форме. За это Майкл отправил его отрабатывать удары самостоятельно.
Время Никиты закончилось, она в прямом смысле сползла с тренажера, дрожащими руками отцепила весовую нагрузку и услышала, что беговая дорожка Астрит запищала, сигнализируя о завершении упражнения. Никита вопросительно посмотрела на Майкла. Но все его внимание было переключено на новенькую. Казалось, часовая разминка совсем ее не утомила. Она спустилась с тренажера, обтерла лицо и шею полотенцем и потянулась за бутылкой воды, но Майкл остановил ее. Он не разрешал употребление жидкости во время и час после тренировки. Первое время Никита считала это проявлением нездорового садизма, но вскоре привыкла и к этому ограничению.
Астрит была новенькой. Майкл много про нее не сказал. Вернее, он ничего не сказал, кроме имени. Это не было странным. Отдел иногда тасует оперативников из группы в группу. Странной казалась сама Астрит – юная, худая, длинная и угрюмая.
Майкл жестом приказал обеим девушкам подойти. Никита сравнила наставника с Астрит и поняла, почему мужчина не решился вести бой с ней. Он заведомо был бы неравным. Ведь главная задача предводителя группы была оценить подготовку новенькой, а не вырубить ее с первого удара.
- Астрит – нападение, Никита – защита.
Блондинка дружелюбно улыбнулась противнице и встала в защитную позу. Астрит никак не отреагировала на милую улыбку, сделала резкий прямой выпад. Никита не ожидала подобного. Но то, что произошло дальше, не ожидал сам тренер. Его ученица потеряла сознание. Астрит наклонилась над ней, надавила на какие-то особые точки на шее. Побежденная открыла медленно глаза. Она пыталась понять, что произошло. Никита облокотилась на локти и вопросительно смотрела сначала на Астрит, потом перевела взгляд на обеспокоенного Майкла. Вдруг резкая, какая-то разрывающая головная боль заставила ее застонать и зажать голову руками, тем самым введя Майкла в еще большее замешательство. Он знал, что Никита очень терпеливо переносит боль.
- Ден, Джон, проводите Никиту в медчасть. – отдал распоряжение наставник.
Затем развернулся лицом к Астрит. Она была сосредоточена и готова атаковать.
- кто тебя этому научил? – спросил Майкл, не надеясь получить ответ.
- бой закончен.
Только после этого брюнетка слегка расслабилась.
- что ты умеешь?
- лишать сознания, останавливать дыхание и сердечную деятельность. – сделав паузу, она добавила – ее головная боль пройдет через 35 минут.
- 15 минут на отдых. – Майкл закрыл тему, стараясь не показать свое отношение к Никите.
Серж, последний оперативник основной группы ждал упражнений по борьбе, неторопливо растягивая напряженные мышцы ног.
После перерыва начались упражнения по стрельбе, затем снова парная борьба, на этот раз Майкл показывал новенькой самые простые элементы и закончилась тренировка общей растяжкой. После этого Майкл позволил всем разойтись.
Предводитель первой группы зашел в комнату отдыха, где в полумраке лежала Никита. Казалось, спала. Майкл интуитивно пригляделся к ее грудной клетке, убеждаясь, что она дышит. Он хотел уже уйти, но девушка открыла глаза.
- на следующей тренировке надо будет больше внимания уделить реакции.
Майкл всегда относился к подготовке Никиты более тщательно, чем к подготовке других агентов. Но на этот раз девушка ждала других слов.
Майкл распознал ее состояние и добавил:
- я не знал о ее способностях.
Никита удивилась. Мало того, что он почти извинился за инцидент, так он еще о не знал чего-то о своей новой оперативнице. Помимо сожаления ей послышались и нотки заинтересованности к загадочной обладательнице необычных талантов и способностей. Никиту кольнула ревность.
Майкл вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Его пламенные взгляды растворились в холодной отстраненности. Все было по-прежнему.
Горячность Майкла после упоминания имени «Симона» начал вытеснять разум. Мужчина начал постепенно остывать, прекрасно понимая, что ни к чему хорошему «отношения» с Никитой не приведут. Тем более он не ожидал от нее ответных реакций. Это был крик протеста, которому суждено было перейти в молчаливое смирение… Сегодняшняя тренировка только ускорила этот процесс. Майкл испытал потрясение, увидев лежащую бес сознания Никиту. Он не смог ее защитить, хотя был на расстоянии вытянутой руки. Конечно, он отдавал себе отчет в том, что оберегать ее не обязан, но ему хотелось, что бы Никита была. Она напоминала ему, каким он когда-то был. Но своим отношением к ней он ставил ее под удар.



продолжение...
 

#7
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
С их тренировки прошла, как Никите казалось, целая вечность. Задания шли одно за другим, наводя на подозрение, что Отдел собирается избавиться от первой группы. Девушка ощущала себя загнанной лошадью. Месяц она не видела свою квартирку, свое уютное логово. Ей казалось, что она разревется при виде своего удобного дивана. Она так устала. Но здесь абсолютно некому сказать об этом. Майкла это не волновало, его ничего не волновало, кроме идеально выполненного задания. Просто выполненного. От его «страсти» не осталось и следа. Может, Никита все придумала, да, видно это воспаленное воображение иногда играет с ней злую шутку. Предводитель группы так искусно игнорировал ее вне заданий – пока они добирались до места следующей миссии. Устала, и бежишь в бой. Говоришь самой себе «устала», и понимаешь, что это просто слово. Ничего не значащее слово, потому что правда заключается в том, что ты сможешь, сможешь сделать намного больше, если хочешь выбраться живой. Майкл знал это. Но он также видел, что его группа на грани. Он пытался упростить план, но иногда это было невозможно. В том бою они потеряли Сержа. Даже у Никиты не осталось сил на эмоции. Он наблюдал за ней, пока она спала. Она вымотана. Агенты старались вырубиться хотя бы в дороге, дать себе хоть немного отдыха. Но пару дней назад, сил на сон не осталось. Чтобы уснуть, тоже нужна энергия. Группа впадала в сомнамбулическое состояние. Астрит, тоненькая девчонка, казалось не предназначенная для такой работы, справлялась неплохо. Первое время действовала без команды, но потом втянулась. Но всегда держалась обособленно. Майк оставил ее в покое, лезть в душу – прерогатива Медлин. Майкл дорабатывал очередной план захвата, Никитка очнулась от сильной тряски по неровной дороге и теперь наблюдала за молодым человеком. Тени под глазами, осунувшееся лицо… Никите стало стыдно. Они все в одной мясорубке, также устали, выжаты. Погиб Сержио, а Никита обвиняет Майкла в невнимании. Майкл почувствовал на себе взгляд и поднял глаза на оперативницу.
«что случилось?»
«ничего, Майкл»
Майкл вернулся к работе.
За этим негласным диалогом наблюдала Астрит. У нее было дополнительное задание – оценить взаимоотношения наставника и его ученицы. Сказать, что они были весьма сложные, это ничего не сказать. Они чувствуют друг друга. Иначе и не охарактеризовать. Но Медлин этого будет недостаточно, ей нужны доказательства… ей нужны слабые места Майкла, ей нужны его ошибки. Месяц назад она была готова хладнокровно сдать предводителя Медлин. Но сейчас они так много вместе пережили. Первая группа – один организм. Они прикрывали друг друга. Под открытым огнем некогда думать. Но они на подсознательном уровне прикрывали спины друг друга, все, кроме Астрит. Она пыталась думать и о других, но было слишком поздно. Она не успела подстраховать Сержа и он погиб. Ее никто не винил, но если бы рядом была Ник, или другой агент, Серж бы выжил. Это только говорят, что в смерти оперативника нет ничего особенного. Мало кто, даже здесь, смог привыкнуть к смерти… Смерть – самая нелепая штука, которая может с тобой произойти в этой жизни. Серж был переломным моментом для Астрит. Она сообщила Майклу, что он остался в том взорванном здании. Почему-то не могла посмотреть предводителю в глаза. Ден и Джон перестали переговариваться, повисла тяжелая тишина. Майкл сделал вид, что ничего не произошло, что это допустимая потеря. Никита просто не поверила. Серж, который часто подражал Майклу в немногословности, просто ушел куда-то и встретит их в Отделе… ей не хотелось верить. Астрит тогда снова задумалась о смерти. Они ехали в фургоне, все было как обычно. Только тише.
- не думай о смерти. Когда мы есть, ее нет. А когда есть она – нас уже нет.
Так сказал ей Ден, он заметил, что Астрит угнетена из-за смерти Сержа. Винил ли кто-нибудь ее? Нет, в группе не винят за такое. Все предусмотреть невозможно. Ден вспомнил, как он сам себя грыз изнутри, сожалея о том, что был недостаточно силен, быстр и меток. Но это очередная ошибка. Об этом оперативник не должен думать. Это должен видеть его предводитель, и потом указать на ошибки. Самокопание приравнивалось к самоубийству. Майкл сталкивался с этим периодически. Тогда от него требовалось как можно быстрее вернуть агенту чувство реальности. Однажды он положил заряженный пистолет перед сжирающим себя оперативником и предложил пристрелить себя, потому что толку все равно от него не будет. Подействовало. Потому что несмотря ни на что, жить хотелось. Тогда это была Никита. Теперь Астрит. Если предоставить ей такую возможность, она, наверно, застрелится. Все слова воспринимались ей буквально. Поэтому, Майкл обращался к ней только с приказом.
В десяти сантиметров выше головы Майкла пролетел глушитель от пистолета. У кого-то нервы не выдержали. Этот кто-то специально промазал. Нужна была разрядка, а реально калечить предводителя – опасно для жизни. Никита сломалась.
- черт! Когда это закончится!!!
Никита воскликнула и виновато посмотрела на мужчину.
Все напряженно наблюдали за случившимся. Майкл сверлил взглядом свою импульсивную оперативницу. Ден закатил глаза, покачал головой и расслабленно откинулся на спинку сиденья. Он всегда делал скидку Никите, не очень воспринимая ее всерьез. Сейчас же Майкл думал о том, как не потерять авторитет. Игнорировать эту выходку было нельзя, но он прекрасно понимал ее. Она и так держалась из последних сил. Учитывая, что накануне череды заданий, он позволил ей вести себя с ним не как ученица, вот, теперь расплачивался за тот флирт… Никите хотелось провалиться, снова эта пытка убийственным взглядом и молчанием.
Наконец-то он заговорил. Но от этого легче не стало.
- мы едем в Отдел.
В этой фразе ничего угрожающего не было. Только интонация обещала продолжения. Опыт подсказывал Никите, что разговор будет жестким, она надеялась, что это будет разговор, а не пробежка в тренажерном. Хотя, ей бы хватило сил убежать подальше.
Астрит незаметно вздохнула, в очередной раз убедившись, что Майкл не пытается укротить Ник, подавить ее, полностью подчинить правилам. Так много ошибок!
Они и в самом деле возвращались в Отдел. Никита была почти рада видеть родные стены. Чуть ли падая от усталости, она плелась в оружейку, сдать оружие и мелкое барахло, типа коммуникаторов и так далее. Вальтер не простил бы ей такое небрежное отношение к технике, но она так устала.
- напишите отчет, Никита, ко мне в кабинет через 10 минут, остальные – свободны.
Значит, не забыл. Джон ободряюще похлопал ее по плечу, она улыбнулась ему в ответ. Не то что они были хорошими друзьями, но даже врагу не желали находиться перед разгневанным и недовольным начальством.
Никита в назначенное время была в кабинете.
- ты хорошо поработала.
- извини за глушитель.
Никита понимала, что ничто не забыто. Ей хотелось поскорее закончить этот разговор в воспитательных целях и наконец-то пойти домой. А ей еще отчет писать.
- ты не должна давать волю чувствам.
- хорошо.
Майкл резко посмотрел на нее. Два человека, выжатые до невозможного, пытались найти силы на разговор.
- я тогда позволил тебе и себе проявление эмоций. Это моя ошибка. Не совершай ее и ты.
Никита усмехнулась, он впервые заговорил о тех «отношениях».
- Майкл, тебе не надо ничего объяснять… ты можешь включать, выключать меня, когда потребуется. Все просто – ты приказываешь, я исполняю. Можно мне пойти написать отчет, и уйти. И избавь меня от своих загадок.
Майкл кивнул. Пустой уставший взгляд был красноречивее слов. Только на этот раз это был взгляд Никиты. Легкий привкус обиды, некогда сильно задевшей ее, но со временем потускневший. Она устала, она просто устала, зачем-то успокаивал себя предводитель группы.

Никита вернулась к Вальтеру. Он обнял ее, предложил чая, но девушка отказалась. Она прошла вглубь оружейки, стала печатать отчет на своем ноутбуке. Она иногда отдавала Вальтеру его на хранение. Можно было пройти в специально отведенное для этого помещение, но видеть ей никого не хотелось. Тем более старый друг не выгонял ее и не лез с лишними вопросами. То, что романтические чувства у Майкла прошли, он сразу заметил. Язвить «а я тебя предупреждал» было бесчеловечно, поэтому он просто не заводил эту тему. Но Никита сама начала:
- ты был прав.
- в чем прав, крошка?
- насчет Майкла.
Вальтер оставил свою текущую работу и прошел вглубь своего офиса. Никита была не просто уставшим оперативником. Она была разочарованной, подавленной девушкой.
- что бы я ни говорил тебе… Что бы он ни натворил, Никита… Он тебе не враг.



Омерзительная телефонная трель вырывала Никиту из сна.
- да
- Жозефина.
Никита нажала сброс. «Никуда не пойду, пусть меня ликвидируют, спать…..»
Телефон не оставлял ее в покое.
- нет.
- Жозефина.
- я сказала Нет!
- не заставляй меня приходить за тобой.
Такие пререкания раздражали Майкла. Если бы слышал этот диалог Шеф… Отдел позволил отдохнуть агентам только пять часов. Майклу и того меньше.
- вот приди и можешь пристрелить меня на месте. Я никуда не пойду!
Никита разозлилась и проснулась окончательно. Нажала на сброс, швырканула мобильный.
Майкл сдержанно улыбнулся – никто больше не смел так реагировать на свое кодовое имя.
Никита отбросила одеяло. Взбешенно соскочила с кровати и начала одеваться, бормоча себе под нос характеристики предводителя, потом вспомнила Отдел.
Все таки она опоздала на брифинг. Шеф в очередной раз обвинил ее и сделал замечание Майклу. Никита терпеть не могла, когда из-за нее получал Майкл. Пол нес что-то про военную организацию, про дисциплину и про спасение мира. Никита чуть не расхохоталась. Майкл пытался убить опоздавшую взглядом, но Шеф заметил вызывающее поведение Никиты.
- Никита, ты осчастливила нас своим присутствием, может быть, еще и влючишься в работу?
- конечно, сэр.
Бесстрастно ответила блондинка.

Снова надо было кого-то устранить. Но на этот раз задание было немного приятнее. Не было необходимости ползать по канавам, насквозь промокшей. Надо было всего лишь придти потанцевать в клубе. И убить злодея, который торговал наркотой, оружием, детьми, женщинами… или только подозревался в этом? Нет, он реальное зло, надо было избавить мир от этого типа. Никита делала вид, что сосредоточенно слушает.

- У него много охраны, но бестолковая система, так что проблем не должно возникнуть.
- Прикрытие?
- Не думаю, что в этом есть необходимость.

- Идите к Медлин. Готовьтесь. Выезд через час.
Медлин приходилось не раз одевать Никиту. Отличная фигура, яркая внешность… искусная соблазнительница. Рядом с ней Астрит выглядела просто гадким утенком, подростком, дикаркой. Эту нимфетку необходимо упоковать так, чтоб она казалась хотя бы совершеннолетней..
- Никита, займись волосами и макияжем, платье твое выбрано. Астрит, подойди ко мне.

Медлин рассматривала девушку.
Очень худая. Слишком высокая… ладно. Коктельное платье, максимум укороченное, чулки, каблуки и искусный макияж может все и не так страшно…

Ужасно.
Просто провал какой-то. Медлин недовольно смотрела. Майкл тупо пялился на несуразную Астрит. Даже Никита замерла. На Астрит было коктельное прямое пластье черного цвета в паетках, оно все переливалось от даже незначительного движения рук. Белая кожа, черные прямые волосы, длинные стрелки, накладные ресницы, бледно-розовые губы, черная сеточка чулок делали ее невероятно длинноногой и еще шпилька визуально делала их бесконечными. Но все портила ее худоба. Ключицы, худые руки, длинная шея. Она была просто смешна. И как завершающий штрих ко всему – хмурый взгляд.

- Выпрями спину.
Астрит повиновалась.
- Улыбайся.
Астрит растянула губы.
- Нет, будет достаточно, если просто не будешь хмуриться. Да.. вот так. Ну что, Майкл?

- В вентиляцию она пролезет.. тихо сказал Майкл. Никита не удержалась и прыснула, за что получила взгляд Майкла. Астрит не обратила внимания. Она смотрела на свое отражение.

Никита быстро оделась и встала рядом с Астрит, ободряюще ей улыбнувшись. У Астри не дернулся ни один мускул на лице. Но Никита была прекрасна. Золотые волосы, макияж, синее платье сидело идеально, подчеркивая ее грудь и бедра, обнажая ее стройные ноги. И Астрит стала еще нелепее. Медлин смирилась с таким удручающим зрелищем.
Майкл оторвал взгляд от Никиты, которая тоже смотрела на него, кивнул в знак благодарности Медлин и стал выходить. Никита последовала за ним, замыкала ряд оперативников Астрит. Оказавшись в огромном зале, с множеством народа ее бросило в жар… ей казалось на нее пялились даже стены. Она непроизвольно стала одергивать низ платья и чуть не споткнулась от непривычки. Никита заметив это поравнялась с ней, непринужденно взяла ее за руку и с улыбкой тихо произнесла:
– не нервничай, ты прекрасно выглядишь.
Астрит недоверчиво посмотрела на нее.
– не обращай внимания ни на кого… смотри как будто они все дураки и все!
Астрит перевела взгляд на людей, глубоко вздохнула. Раз нельзя изменить ситуацию, надо изменить отношение к ней, вспомнила знаменитую фразу и начала успокаиваться, ее походка стала увереннее. Когда всю эту троицу увидел Вальтер, он присвистну от от восхищения и удивления. Отвесил комплимент Никите, добавил, что Астрит необычна. Он ловко прицеплял миниатюрные средства связи на одежду агентов, положил на стойку длинный узкий кулон на цепочке.
– это тебе, Астрит. Это шприц, там яд. Будешь на месте, открутишь здесь, введешь иглу, надавишь на поршень, - он показал в воздухе как. Удачи. И улыбнулся. Она кивнула и молча одела кулон. Никита вместе с наушником приклеила чип. Майкл получал последним фоновый блокатор для камер.
- Напоминаю, работает 4 минуты. И вот еще мобильный коммуникатор. Оружие не даю… ну что… все.
Он проверил еще раз все по списку на своем компьютере. Майкл кивнул и пошел к лифтам. Никита поблагодарила Вальтера отправилась следом. Астрит совсем забыла о своем внешнем виде, ее больше заботило, как она будет продвигаться по лабиринтам вентиляции. Ей было непривычно действовать почти вслепую, полагаясь только на голос в наушнике. Она снова споткнулась и чуть не упала. Ее вовремя подхватил за локоть Майкл. Оказалось, задумавшись, она шла чуть ли не впереди него.
- если твои каблуки грозят провалить миссию, лучше работай босиком. Прорычал Майкл. Астрит одернула руку, освобождаясь от хватки. Она смотрела в глаза Майклу, прямо, явно считая его равным себе. Майкла удивила ее уверенность и спокойствие. Может он и зря сомневается в ней, она сосредоточена, исполнительна. Майкл не сразу понял, что же ему в ней не нравится. Но когда заглянул в ее миндалевидные большие серые глаза, он понял что именно – ее независимость… и полное равнодушие.
Никита наблюдала этой немой сценой. Ее тоже настораживала Астрит. Но чувства ее были противоречивы. Ее тянуло помогать и оберегать девчонку, но в тоже самое время она чувствовала, что новенькая не нуждается в ее помощи. Ни в чьей-либо еще. Она не была ни напугана, ни растеряна, не реагировала на мрачность Майкла, не трепетала перед гневом шефа или Медлин. Никите даже показалось, что к Медлин она относилась теплее, чем к остальным. Но это граничило со снисходительностью. В тоже время никакого высокомерия. Она была проста. И совершенно не проста. И вот сейчас она смотрит в глаза Майкла и такое ощущение, что ничего не испытывает, а выдержать его взгляд задача невыполнимая почти. Даже шеф не всегда выдерживает.
Никита слегка начала ревновать. Для Майкла она стала читаемой, Астрит же напротив постепенно сама того не желая стала пробуждать его интерес. Никите показалось, что они чем-то похожи. Внутренняя сила, твердость и жесткость во взгляде и действиях делала их равными. Тогда забывался возраст Астрит, ее нелепый наряд и неприметная внешность. Никита подумала, что с таким же выражением лица, с каким стоит сейчас перед Майклом, она спускает курок и обрывает чью-то жизнь.
В машине они молчали.
Подъезжая к клубу, Майкл еще раз озвучил план.
Никита вышла из машины. Покачивая бедрами она направилась к входу, где стояли два охранника и один со списком приглашенных.
- привет, - томно потянула она.
- привет, - сально улыбаясь ответил со списком. - Вы приглашены?
- Лана Свонн.
- извините, - он причмокнул, - вас нет в списке.
- да нуууу, быть не может, - изящно подалась вперед, так что вырез ее декольте еще лучше стал обозреваться трем недалеким охранникам. - Дайте кА. - Она выхватила список и стала пробегать глазами список, другой рукой она проводила соблазнительно по шее, спускаясь ниже.
- да вот же я! - Провела по строчкам указательным пальцем. Так появились три записи в конце. Ее имя, имя на Ника и Элиз.
-ээ, как же я не заметил… проходите.
Ее проверили на металлоискателе и пропустили в клуб.
- я внутри. Приглашения на вас есть.
- хорошо. Найди охрану.
- поняла.

Майкл вышел из машины, которая отъехала, когда Никита вышла. Подал руку Астрит, помогая ей выйти. Не отпуская ладонь он повел ее к входу.
-веди себя непринужденно
- хорошо.

Майкл притянул ее к себе, она засмеялась. Почти получилось.

Беспрепятственно вошли в клуб, Майкл отпустил ее руку.

- Четыре охранника, объект, две девушки по бокам. За столиком в вип-зоне на четыре часа.

Майкл глянул как будто невзначай в нужную сторону, продвигаясь к барной стойке. Сзади шла астрид.

- действуй, Никита
- есть.

Музыка громыхала, Никита пританцовывая покрутилась ненавязчиво перед носом охраны. Они проводили ее взглядом. Подойдя к бармену она заказала виски со льдом и так же изящно прошла мимо бугаев, соблазнительно улыбаясь, она кокетливо прикоснулась к плечу одного из охраны, пытаясь обогнуть его. Охранник слегка улыбнулся. Все-таки он на работе. Лана оценив реакцию, обиженно пожала плечами и пошла вглубь толпы. Видимо, там была ее компания.

- маячок на месте, Майкл.
- теперь ждем.

- что делать с девушками?
- нейтрализуешь
Астрит расхохоталась. Явно на публику. И прильнула к уху. - На их визг сбежится вся охрана прежде чем я полностью вывалюсь из вентиляции.
- они не сразу заметят. Действовать надо будет быстро.

Астрит отвернулась, осматривая клуб. Яркие вспышки неоновых огней и лазеры, толпа. Скрыться удастся, если пройду коридор вооруженной охраны.

- иди в женский туалет, жди приказа.
Астрит ушла и Майкл достал телефон, якобы решил скоротать ожидание подруги за пролистыванием телефонного списка.

- Никита, найди меня.
- иду
Другому агенту надо было говорить координаты своего нахождения. Но только не Никите. Она всегда знала, где он находится.
Никита не заставила себя долго ждать. Она явно провела свободное время на танцполе.
- душно… можно? Показывая взглядом на высокий стул
- конечно.
- минеральной воды, заказала бармену.
- как она выберется?
- начинаем. Астрит, приготовься.
Астрит все это время пыталась вытащить ресницу, якобы попавшую в глаз. Затем прошла в кабинку прямо под решеткой вентиляции. Опустила крышу и села, сняла туфлю, проверила прочность шпильки. Это все видели на камерах охрана. На самом деле каблук мало интересовал ее. Она незаметно извлекла отвертку. Надела туфлю
-готова.
- у тебя 4 минуты. Давай!
Астрит вскочила на унитаз, быстро стала отвинчивать четыре болта. Сняв крышку, она ребром просунула ее в шахту.
- у тебя полторы минуты. Быстрее.
Астрит подпрыгнула и влезла в вентиляцию.
- 30 секунд. 25 секунд. 10. Астрит?
- я внутри.
Сказала Астрит, прикрывая образовавшуюся дыру решеткой. Снова заработали все камеры. Но служба охраны уже предупредила своего боса и тот незамедлительно принял решение удалиться к себе, дабы не испытывать судьбу. Игривое настроение его улетучилось, видя как охрана напряженно озиралась на толпу, и отослал своих подружек. Никита пила свою минералку. Майкл давал указания по продвижению в вентиляции, уткнувшись в мобильный. Блондинка следила за обстановкой вокруг.
- он идет без девочек.
Еще три минуты Астрит ползла в вентиляции, непрерывно слушая указания Майкла. Она была мысленно благодарна. Он называл все пролеты и предупреждал о каждом повороте.
- замри.
Астрит остановилась.
- через метр будет твое окно.

-жди
Она услышала. Как открылась дверь, прошел в комнату человек, она предположила, что это один из охранников. Он профессионально осмотрел ванную комнату и спальню и только тогда пропустил своего боса.
- свободны.
Босс был раздражен. Он очень боялся своих врагов и смерти. Он захлопнул за ними дверь.

- Астрит, за дверью осталось два охранника. В комнате наблюдение. Делай все быстро. Мы уходим.

Астрит приготовила кулон, подползла ближе к решетке. Ковер. Хорошо, падение решетки приглушит. Она сняла туфли. Теперь только ждать.

Цель выпила виски и отправилась в ванну., плотно закрыв дверь.
- начинаю.
С этими словами она ногой резко вышибла решетку, спрыгнула и тут же отскочила к двери. Влетел охранники, одного она вырубила со спины и стремительно напала на второго, выбив ногой оружие. И ударила в сонную артерию, лишая сознания. На шум высунул голову босс, но последнее, что он увидел – летящую на него фурию со шприцом в руке. Астрит рванула дверь на себя. И всадила с размаху шприц в шею. Она слышала, как остальные бегут по коридору. Она резко, спотыкаясь о тела охранников, подобрала оружие, пустила пулю в голову жертвы. Для верности. Она услышала, как камень разбивает стекло. И заскочила за занавеску, порезавшись об осколки, она вскочила на подоконник. Охрана была уже в комнате и на секунду замерла, оценивая ситуацию. Астрит хватило этого времени, что бы прыгнуть в темноту. Ее поймал Майкл. Глаза его адаптировались к темноте, он видел летящую со второго этажа Астрит. Он быстро поставил ее на ноги, но, услышав как она вскрикнула, подхватил и запихал в машину. Им вслед летели пули, машина уже уносила прочь от этого места.
-ты ранена?
Майкл быстро оглядывал ее, но не нашел следов крови на ней.
- нет. Осколки. Она развернула к себе окровавленную ступню.
Никита спросила, - а туфли где?
- там.
- зачем сняла? Спросил Майкл, осматривая ступню, из которой торчал приличный осколок.
- не было уверенности, что каблуки не сорвут операцию.

Дальше они поехали в тишине.

продолжение будет. если это вообще кто-то читает.

Сообщение отредактировал Anlil: Воскресенье, 27 февраля 2011, 02:57:57

 

#8
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Гибель Сержа была как никогда не кстати. У Медлин в каждой группе были глаза и уши. Так осуществлялась слежка. Каждого шпиона она тщательно отбирала. Серж не был честолюбив, брался за такую работу с удовольствием. Это было гарантией, что его не отстранять за какую-нибудь мелочь, Медлин замолвит словечко. Так он думал вначале. Но позже пришел к выводу, что находится в большей опасности, чем обычный «независимый» оперативник. В этот раз ему надо было следить за Астрит. Зачем это надо было Медлин, его не волновало. Новый игрок неплохо прижился в группе, конечно, душой компании ее не назовешь. Правда, сдержанному Сержу иногда казалось, что она симпатизирует Майклу. Ему она доверяла. Постепенно ее взгляд теплел, и она не выглядела такой угрюмой и мрачной. Он также обратил внимание на Никиту. Она всегда была в некотором роде индикатором в группе. Блондиночка чутко реагировала на изменения. Реакция оперативницы укрепила уверенность Сержа. Майкл отвечал Астрит тем же. Выносливость с виду хрупкой девчонки его приятно удивляла. Она не задавала лишних вопросов, была исполнительна, точна и непоколебима, но все же иногда он смотрел на нее с опаской. То что Майкл не доверял ей было очевидным. Но кому доверял предводитель? Он любил власть, власть любила его. Он жил, по-настоящему жил, в отделе. Бедная Никита, неужели она не видит, ничего ей не светит. Майклу никто не нужен. Симпатия к Ник, по мнению Сержа, была пряником за хорошо выполненную работу, или гарантией беспрекословного подчинения. И почему она до сих пор попадалась на эту удочку! Сержу Никита не нравилась. Он считал ее негодной, слабой, нестабильной. Но Майкл неплохо справлялся и с ней. Как с каждым, кто находился в группе.
Медлин не получила данных от Сержа. Его смерть не входила в планы аналитика. Придется ограничиться анализом поведения при личной беседе с Астрит. Первое ее серьезное задание, ошибки недопустимы. Тем более, за спиной Пола. Шеф хотел избавиться от Никиты руками Астрит. Потом устранить и саму Астрит. Медлин убедила его поступить тоньше. Астрит заменит Никиту. Пусть понаблюдает за неугодной оперативницей изнутри, пусть найдет подход к Майклу. Аналитик считала свою протеже некомандным игроком, но ведь занималась обучением агента сама лично и знала ее потенциал. Соблазнять Майкла не требовалось. Стратега она собиралась вывести из игры. Он таил в себе скрытую угрозу. План был не сложен – убедить Майкла, что Никита для него что-то значит, нанести удар по Никите. Когда-то Майкл был очень импульсивен, он сорвется и будет ликвидирован. Астрит займет свое место. Медлин укрепит свою власть, но Пол, как прежде, будет главой Первого и марионеткой Медлин.

Медлин была не в восторге от плана Майкла и его решения дать Астрит основную роль в задании. Но перечить после одобрения Пола было слишком подозрительно. То, что Астрит после задания была в медчасти, подтвердили ее опасения. Но увидев заключения врачей, облегченно вздохнула – ничего серьезного, порезы, царапины… С этим не идут к доктору. Медлин улыбнулась, вспомнив картину как Майкл тащил к медикам упирающуюся раненную в руку Никиту. В Отделе будет скучновато без них… эта девица была как глоток свежего воздуха. Но Пол не успокоится, пока не избавится от нее. Центр прислал распоряжение – завербовать бродяжку, и это Пола насторожило. Что за бомба замедленного действия… с тех пор он и пытался отправлять ее на самые сложные миссии. Самыми сложными занималась команда Майкла. А тут еще очередное распоряжение сверху – обучением рекрута должен заниматься лучший. Это было последней каплей. Хорошо, Медлин нашла выход – Астрит.
Астрит сидела на кушетке. Парень в белом халате обрабатывал порезы на стопе. Обычно она напрягалась при виде белого халата, но этот совсем не обращал на нее внимания, это успокоило Астрит. Она вспомнила о своем прошлом. Бесконечная череда вопросов, участливые взгляды. Она вспомнила про письма от друзей и родителей, которые она никогда не открывала.
- будет щипать.
Молодой врач предупреждал агентов. Когда он этого не делал, оперативник реагировал, врач снова принимал удары. Какой-то бессознательный рефлекс, реакция на боль – не скулить, а атаковать. Иногда на поражение.
Астрит улыбнулась. Это предупреждение показалось забавным. Действительно защипало. Врач покосился на оперативника. Убедившись, что девушка сосредоточена, он продолжил свою работу.
Он не понимал, почему они отказываются от обезболивающего. Он сам терпеть не мог причинять боль. Видно, здесь воспитывают другую породу людей, которые без боли не мыслят жизни. Боль для них нечто естественное и обыденное. Вот еще одна железная леди – Медлин.
- как она?
Спросила женщина.
- она будет полностью дееспособна через двое суток. Ничего серьезного. Глубоких порезов – 2.
Еще одна особенность – никого не интересовало, как на самом деле агент себя чувствует. Можно было долго говорить о диагнозах, но интересовало только одно – прогноз и когда оперативник сможет вернуться к работе. Иногда врач подписывал приговор своему пациенту. Здесь не церемонились с жизнью.
- Медлин.
- Майкл.
Врач поднял голову, за его спиной стояли стратег и аналитик и смотрели на Астрит. Жутковатое зрелище. Лучше уйти поскорее, завершить обработку можно и позже.
Но его опередили. Медлин развернулась на каблуках и вышла. Она планировала провести беседу с Астрит, но Майкл помешал…
- как ты?
- вернусь в строй через сутки. Ничего серьезного. Спасибо тебе, что поймал..
- ты хорошо поработала.
Она кивнула ему и отвернулась. Он вышел из медблока.
Майкла стала волновать Никита. Она снова была нестабильна. Срыв по возвращению в отдел, безразличие по отношению к Майклу – это говорило о том, что Никита взвинчена. Ей предстоит беседа с Медлин, на которой она будет себя вести отвратительно. Медлин снова сделает выводы. Аналитик выведет ее на чистую воду. И маска сдержанности спадет с Никиты, обнажив ее эмоциональность. Никита сидела у Вальтера и пинала ногой перегородку. Вид у нее был скучающе-равнодушный. Старик пытался ее развеселить, рассказывая очередные байки и жестикулируя руками, Никита вяло улыбалась и, казалось, не слушала.
Чем ближе подходил к этой парочке Майкл, тем больше Никита напускала безразличия, тем быстрее гасла улыбка. Вальтер прервал свой рассказ.
- как дела?
- прекрасно.
Вальтер отошел подальше, предоставив им возможность поговорить.
- надо заняться твоей реакцией.
Никита перестала пинать перегородку и попыталась испепелить взглядом своего наставника. Ноль эффекта. Она обреченно вздохнула
- мне все равно.
- через десять минут в тренажерном на втором.
На втором уровне находился небольшой тренажерный зал, предназначенный в основном для отработки ударов. Ну ладно, если Майкл хочет избить своего оперативника, то лучше пусть будет как можно меньше свидетелей этого унижения. С таким пораженческим настроением она вошла в зал. Майкл уже был там. Он всегда был чертовски красив. Никита на мгновение замерла, наслаждаясь идеальным профилем мужчины.
Она подошла ближе. Бороться желания не было.
- мне не нравится твое настроение.
- ты решил поговорить перед этим? Ну хорошо, давай. Только…
Майкл сделал резкий выпад, но Никита успешно блокировала его.
- … давай без нежностей.
Закончила она фразу.
- как тебе Астрит? Она…
Теперь напала Никита.
- … отличный оперативник.
Продолжил Майкл после блокировки удара.
Затем на стратега посыпались удары один за другим.
- она великолепна, Майкл.
Прорычала Никита в ответ.
От равнодушия не осталось и следа. Оба оперативника вели бой жестко, яростно. За ошибки Никита получала задорные шлепки по разным частям тела. Это еще больше злило Никиту, она хотела убить за такое издевательство. Но Майкл ставил ей подложки или захватом опрокидывал на тотем. Они больше не говорили. Никита безуспешно пыталась избить своего учителя. Правда пару раз он пропускал ее удары и был так же опрокинут на пол.
Никита начала уставать. И злость постепенно стихала.
Теперь ее удары стали более осмысленными. Майкл перестал издеваться. Они вели самый обыкновенный бой. Когда Никита в очередной раз разлеглась на тотеме, Майкл решил закончить.
- на сегодня достаточно.
Он протянул ей руку, предлагая подняться. Никита отреагировала, и Майкл оказался рядом.
- теперь ты готова к беседе. Тебя ждет Медлин.
Никите после такой разминки стало легче. Но тот факт, что предводитель группы снова ею манипулировал, обидела ее. Но она не могла сказать, что не благодарна за его такое своеобразное проявление беспокойства.
Никита поймала себя на том, что они лежат рядом и смотрят друг на друга. Девушка резко поднялась и не произнося ни слова вышла из зала.
И почему этот человек всегда возвращает ее к жизни? Сколько было лжи – это не имеет значение, потому что она прощала его. И он всегда был прав.
Размышления Никиты перешли к Медлин. Пока она принимала душ, она думала о хитрой и опасной женщине, с которой предстояло вести непринужденную, почти светскую, беседу. После которой Медлин сделает заключение – пора или еще нет отправлять в белую комнату за профнепригодность. Хотя к чему такие мрачные мысли? Для них не было оснований. Она хорошо справлялась с миссиями, а про истерики по дороге обратно, знать ей не обязательно. После тесного общения с Майклом она чувствовала себя увереннее.
Она с досадой подумала, почему Медлин тратит свою мозговую деятельность на такую ерунду и усложняет жизнь агентам.
- здравствуй, Никита.
- здравствуй, Медлин.
В тон ответила оперативница.
- эти задания были утомительны, не так ли? Присядь, пожалуйста.
- спасибо.
Блондинка улыбнулась аналитику, так и не ответив на первый вопрос.
- к сожалению, мы потеряли Сержа.
- да, мне тоже жаль.
Медлин вопросительно приподняла бровь, желая услышать более содержательный ответ.
- мы не были друзьями. Но такова наша работа.
- допустим.
Медлин сомневалась в искренности ответов.
- как Астрит?
- она просто умничка!
Никита широко улыбнулась.
По сути, она не обманывала.
- ваши отношения с Майклом изменились. Я рада, что ты вняла моим рекомендациям.
- конечно. Нет смысла в отношениях.
- разве не Майкл был инициатором их прекращения?
- думаю, это было обоюдное решение, Медлин. Должна поблагодарить за ваше терпение.
- ты всегда можешь обратиться ко мне, если столкнешься с какими-то трудностями.
- конечно.
Обе женщины обменялись учтивыми улыбками.
- можешь идти. У тебя был непростой период.
- до свидания, Медлин.
Никита вышла, оставив Медлин наедине со своими размышлениями.
Она теряла контроль над ситуацией. Это явно не та реакция, которую она ожидала от Никиты.





Каждый раз, возвращаясь с задания домой, она делала одно и тоже – стояла под душем часа два, а потом сваливалась на диван и спала как можно дольше. Ей всегда снились кошмары. Но она настолько привыкла к ним, что перестала переживать по этому поводу. Это были даже не кошмары, а больше подошло бы название Мерзости для таких снов. То ее сжирали заживо полчища мух, то она тонула, медленно и необратимо, то стреляла себе в голову и рассматривала в отражении зеркала пулевое отверстие в своей черепной коробке, и так далее… она никому не рассказывала про свои сны. Они были яркие, она помнила каждую деталь, каждую мелочь, могла чувствовать вкус, текстуру, но не боль. Поэтому, наверно, и не боялась снов. Чего она не могла сказать о реальности. В жизни она была так уязвима. Каждый незначительный синяк вызывал у нее неподдельное удивление. Хотя она и пыталась это скрыть. Каждая царапина напоминала ей, что она ранима, незначительная боль доказывала ей, что она чувствует. Это выводило ее из равновесия. Ей становилось страшно. Страх помогал ей выжить. Ум позволил осознать, что если она выпустит страх наружу, она умрет. Отдел не простит ей чувства. А ведь именно страх был главным рычагом. Она училась не убивать, она училась сохранять себе жизнь, уворачиваться от ударов, бысто убегать. Потом научилась распознавать опасность и устранять ее раньше, чем она успеет нанести удар. Так Астрит стала бойцом. Так Астрит оценила и просто влюбилась в огнестрельное оружие в своих руках. Так Астрит почти самостоятельно изучила все болевые точки на теле противника. И она всегда была точна, потому что промах мог стоить ей жизни, или ранения. А она не знала, что же легче перенести, и не хотела когда-нибудь это узнать. Она не бунтовала при вербовке в отдел, она не перечила приказам, но все решала сама. Она не доверяла свою жизнь никому – ведь жизнь была единственной ценностью для нее. Теперь же ее жизнь зависела от Майкла. Она пыталась максимально мыслить сама, но он отдавал такие четкие приказы, что инакомыслие приравнивалось к неподчинению, а значит рано или поздно привело бы к ликвидации. А Астрит очень хотелось жить, как ни странно. Просто она явно не хотела не жить. Доверять Майклу. Что-то новое и абсурдное. Как первое ее убийство – спустить курок так просто, так просто оборвать жизнь незнакомого человека, у которого была до этого выстрела жизнь со всеми вытекающими, а тут бац – и нет ничего. Доверять кому-то почти такой же абсурд. Когда она летела со второго этажа, ее мысли просто кричали ей Что ты делаешь!!! Ей даже в голову не пришло, что упадет она в сильные руки Майкла, которые конечно и оставят ей синяков, но не позволят сломать ногу и получить пулю. И она не могла предположить, что ей не захочется освобождаться от этих рук, а напротив, стать маленькой, спрятать всю уязвимость за их силой, позволить этим рукам вершить ее судьбу.



 

#9
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Как бы Никита ни ненавидела Отдел и задания, она уже не могла существовать без него. В этом девушка, правда, никогда не сознается. Вне миссий ей нечем было заняться. Она всегда ждала звонка. Если тишина затягивалась, то ее наполняло легкое ощущение тревоги, хотелось позвонить Майклу и спросить: Все нормально?
Но телефон рано или поздно звонил. Она возвращалась в Отдел. И вновь убеждалась, что ее тревога была необоснованной. Все, как прежде.
Привычка ждать наложила на ее повседневную жизнь свой отпечаток. Первое время ей удавалось забыть как о кошмарном сне свою работу. Она жила и радовалась каждому моменту, словно ребенок. Но телефонная трель возвращала к реальности. Вернее, голос, который называл имя. Его голос. Теперь многое изменилось. Она не могла полностью выкинуть из головы Отдел со всем его «содержимым». Или не могла не думать о Майкле…
Все чаще ей хотелось ударить саму себя по голове, чтобы потерять сознание и прекратить навязчивые попытки проанализировать поведение своего наставника. Но еще чаще ей хотелось ударить по голове его, чтобы он очнулся. Когда ей это удавалось на тренировке, она не очень хорошо помнила выражение его лица. Молниеносная реакция, хладнокровие и сила Майкла тут же отправляла девчонку в нокаут. Но он никогда не был с ней по-настоящему суров. Он винил себя в некоторой степени. Он чувствовал, что ученица чуть ли не с первых дней с интересом поглядывала на него. Если бы он был сам к ней равнодушен и беспристрастен, то этот пожал и не вспыхнул бы в ней. Но тогда бы Никиту здесь ничто не держало. Почему Майклу было необходимо, чтобы этот человек был, он никогда не задавался таким вопросом. Не было смысла разбирать свои чувства к этой девушке, потому что Отдел сильнее их, он не позволит им быть вместе. А если и якобы закроет на это глаза, то только лишь для того, чтобы использовать обоих. Конечно, Майкл играл с Никитой как опытный кукловод, иногда удивляя самого себя своей подлостью и жестоким бездушием. Но он также понимал, что выбирает тем самым меньшее зло. Ведь Отдел в лице Шефа и Медлин не остановятся ни перед чем для достижения цели. Они любили своё детище, они создали его таким и сами были созданы для него. Майкл любил власть, но это не единственная причина стремления быть лучшим. Будучи главным стратегом и вторым заместителем Шефа, он мог хоть немного держать ситуацию под контролем. Шеф, самовлюбленный, высокомерный, упрямый человек с замашками прожженного вояки, видел в Майкле своего приемника. Медлин, черт, нет – дьявол, в юбке, видела в Майкле угрозу. Чтобы поднять Майкла до его высот, ей понадобилась помощь Симоны, но шеф сделал выбор, предпочел исполнительной, хладнокровной от рождения и умной азиатки этого бунтаря. Конечно, он очень изменился и стал действительно лучшим и достойным своего звания. Но еще он был и умен, и горделив, и высокомерен. Он был способен разрушить всю систему Отдела из-за вспышки своенравия. Он был способен на многое и был неуправляем. Если он беспрекословно выполнял приказы, то это не значит, что он согласен с ними или что подтверждает и принимает авторитет Шефа. Он так поступал только лишь потому, что сам хотел стать Главой. Он служил не Отделу. Он служил своим амбициям. Пол же видел в этом преданность себе и делу. Медлин бы никогда не пошла против Шефа, но она знала, что для Первого будет лучше, если Майкл исчезнет. И еще эта загадка Никиты. Зачем она нужна Центру? Точнее, зачем нужно Центу, что бы Никита была в Отделе. Ее проверяли бессчетное количество раз, да, она и в самом деле была самой обычной бродяжкой из весьма неблагоприятной семьи. И дать ей новую жизнь, новую семью, новый дом – Первый Отдел – это почти акт доброй воли. А если за этим стоит не Центр, а кое-кто повыше? Если и Центр получил ряд «рекомендаций»? немудрено, что Пол не может спокойно спать, пока жива эта белокурая бестия. Он, с осторожностью в начале и совсем откровенно дальше, стал посылать ее на самые безнадежные миссии. Но не получив очередных указаний сверху, воодушевился еще больше. Медлин лишь молча наблюдала за напрасным энтузиазмом Пола. Отправляя девчонку в самое пекло, они лишь непроизвольно выполняют очередную рекомендацию – делают из нее бойца.

Никита понятия не имела, чем заняться. С заданиями она справилась, Майкла слушалась, с Медлин вела себя достойно. Но она не находила покоя. Ей подсознательно хотелось раскрыть Майкла, вдохнуть в него жизнь. Но пока это удавалось сделать только ему по отношению к ней, а не наоборот.
Телефонный звонок вывел ее из раздумий.
- да?
В трубке повисло короткое молчание.
- ты можешь приехать?
Это был Майкл. И это был не вызов на работу.
- да, куда?
- «Кафе на углу».
Связь оборвалась.
Никита задумчиво посмотрела на телефон и прикусила нижнюю губу. Этот звонок был очень странным. Майкл не приказывал. Он… Просил приехать.

Кафе было самым обычным, находилось неподалеку от Отдела. И это был его единственным недостатком. Никита сразу заметила Майкла. Он сидел со стаканом воды и казался расслабленным. Но девушка знала, что он всегда следит за обстановкой и заметил ее раньше. Она улыбнулась своим мыслям – ты же не ждала, что он кинется тебе на встречу или хотя бы улыбнется.
- привет.
Произнесла Никита и села напротив.
- привет. Что-нибудь закажешь?
Спросил мужчина, как раз подошла официантка с меню.
- только если кофе.
- два капучино.
Он обратился к официантке и улыбнулся. Никита нервно заерзала на стуле. Майкл перевел взгляд на нее. Улыбка на его губах не исчезла.
У девушки побежали мурашки по спине. Она неловко попыталась скрыть свое смущение, решив перейти к делу.
- зачем я тебе нужна?
Вопрос прозвучал с более глубоким смыслом, чем она хотела. Майк стал серьезнее и не стал затягивать с ответом.
- мне нужно, что бы ты нарушила правила Отдела.
Такого поворота Никита не ожидала. Осторожно! – пронеслось в ее голове.
- и еще мне нужно, что бы ты мне поверила.
Никита усмехнулась.
- и что бы не спрашивала, зачем.
Эта фраза ее окончательно развеселила. Она наклонилась к нему ближе и шепотом произнесла
- это розыгрыш?
Затем осторожно осмотрелась и продолжила – сейчас из-под столика выскочат Медлин с Шефом с криком «Попалась»?
Майкл не оценил ее сарказма.
- ты сможешь достать жучок до вечера?
- если бы ты был более общительным человеком, Майкл, то ты бы знал, что по жучкам и так далее у нас Вальтер. Зачем тебе жучок?
- за кем ты собрался шпионить? Ты кому-то не доверяешь в Отделе?
Майкл откинулся на спинку стула и непроизвольно сложил руки. Принесли кофе. Он дождался, пока официантка не сможет услышать разговор.
- почему ты так решила?
Никита была уверена в своем предположении.
- мы встречаемся здесь, а не в Отделе. И ты сложил руки. Уроки по психологии я не могла прогуливать..
Никита сделала глоток, и продолжила
- ну, так кому ты не веришь?
- я никому не верю.
- тогда почему я здесь?
Никита грустно посмотрела в окно. Майкл отвернулся, чтобы проследить за ее взглядом. Там шли люди. Шли обычные люди по своим обычным делам.
- я не знаю.
Повисло тяжелое молчание.
- что я должна сделать, Майкл?
Девушка сдалась. Не так часто Майкл ее о чем-то просил. Просил выжить, просил не вмешиваться, просил подчиниться, просил смириться. Но нарушать правила он просил впервые. Дело было не в приборчике по прослушиванию. Достать его не так сложно. Вальтер не любитель безупречного порядка. Но он хороший друг… В общем, не в этом дело.
- надо достать прослушку не старее 8 серии.
Это была особая аппаратура. Ее не считывали сканеры к домах агентов и предназначены были в первую очередь для слежки за своими.
Никита пристально смотрела ему в глаза. Она все-таки ждала, что он расскажет ей подробности. Но он никому не верит. И ей тоже. Девушка встала и не прощаясь покинула кафе.

Сообщение отредактировал Anlil: Среда, 16 марта 2011, 16:22:24

 

#10
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
«Почему, Никита, ты так уверенно идешь по этим коридорам? Идешь использовать своего друга Вальтера, и ни один мускул на лице не дрогнет, будешь сейчас ему лгать. Да чем ты отличаешься от всех этих людей здесь? Почему ты не можешь послать Майкла к чертям со всеми его загадками, недосказанностями, несостыковками? Почему ему ты веришь? Нет, веришь в него… Веришь в его правоту. И когда наконец-то ты станешь сильнее его?» от последней мысли девушка содрогнулась. «Что станет с Майклом, если однажды я стану сильнее!?»
- у меня галлюцинации?
Старик смотрел на внезапно появившуюся гостью, в его глазах загорелись озорные огоньки.
- привет, Вальтер!
Взгляд Вальтера переместился на большую плоскую коробку с пиццей в ее руке.
- о, ты решила спасти всеми забытого старика от голодной смерти!
«это маленькая компенсация»
- я проходила мимо Отдела, решила зайти, мы ведь так и не поговорили толком…
«что за чушь ты несешь, Никита, что бы ты добровольно приблизилась к Отделу…»
Ругала себя Никита, но Вальтер, видимо, и в самом деле был очень голоден, и не заметил ничего странного. Он воодушевленно пошел вглубь своего офиса-склада, чтобы поставить чайник.
- это ничего, я же понимаю, как группа Майкла была измотана…
Голос Вальтера звучал приглушенно, Никита быстро нашла необходимую ей вещь на полках, набрала код и ловко спрятала жучок в кармане. Она едва успела. Вальтер вернулся на прежнее место, подошел к монитору, видимо, завершить свою работу и позволить себе сделать небольшой перерыв.
Никите показалось, что он нахмурился.
- что-то не так?
- нет…
Неуверенно произнес Вальтер, Никита и без того напряженная, заметно занервничала.
- я просто подумал, может, позовем Биркофа?
- отличная идея, он похож на тень.
Согласилась Никита и мысленно облегченно вздохнула.
Как раз вскипела вода, Вальтер молча разливал чай на три чашки, Никита принялась за разрезание пиццы.
Потом Вальтер по связи вызвал Сеймура. Программиста можно было выманить из центра управления только пообещав какое-нибудь глобальное открытие. Никита улыбнулась, когда увидела нелепого программиста с шальными глазами, и как он немного разочаровался, узнав истинную причину вызова.
- привет… Никита.
- привет.
Парень неуверенно затоптался на месте, попытался засунуть руки в карманы, но карманов на его одежде не было.
- у меня много работы.
Он покосился на чай и кусок пиццы. Никита вручила ему чашку и тарелку с приличным куском пиццы.
- совсем одичал парень.
Добродушно пробормотал Вальтер, когда Сеймур поспешил обратно на свое рабочее место.
- он давно здесь?
- да.
Вальтер набил рот пиццей, чтобы не отвечать, но Никита не стала задавать больше вопросов. Зазвонил ее телефон.
- да?
- хорошо.
Вальтер понял, что у его гостьи какие-то непредвиденные дела.
- уже убегаешь?
- да, извини, Вальтер.
- Никита.
Старый друг схватил ее за руку, словно безмолвно просил еще раз подумать и рассказать ему правду. Но Никита вопросительно смотрела на него и он произнес: Будь осторожна.
Это была не просто штамп-фраза. Это значило, что Никита на грани, что темные игры раскрыты.
Оперативница понимающе кивнула и ушла.
Перед Вальтером стоял сложный выбор – сдать Никиту Шефу или позволить Никите совершить глупость, подставить себя. Он бы выбрал второй вариант, если бы был уверен, что так будет лучше для подруги. И еще, как назло, исчез Майкл. Ему придется сообщить о пропаже Полу. Он уже неуверенно шел к начальству, когда натолкнулся в одном из коридоров с Майклом.
- Майкл, как хорошо, что я тебя встретил!
Стратег 1 группы не разделил его энтузиазма.
- нам надо поговорить. Это касается твоего агента.
Заговорчески прошептал Вальтер.
- я зайду к тебе. Через 2 минуты.
Майкл обошел старика и направился в Астрит. Последняя, видимо, шла на профбеседу с Медлин. Вальтер наблюдал, как мужчина поправил воротник рубашки оперативницы, Астрит смущенно улыбнулась, но быстро взяла себя в руки.
Вальтер негодовал, не так часто он останавливал Майкла и о чем-то его просил! А на уме у него все равно девчонки. Ладно, слабость к Никите он еще мог ему простить… но тут вопрос жизни и чьей-то смерти, а он находит время флиртовать с подростками!
Вальтер побрел к себе. Он успел немного остыть и появление Майкла не вызвали у него особых негативных эмоций.
- что случилось?
Майкл был серьезен, как обычно.
- Никита снова куролесит. Украла П6. я должен доложить Полу…
- ты знаешь, зачем?
- видимо кого-то прослушать из наших… Ты не мог бы за ней посмотреть. Не нравится мне ее поведение.
- мне тоже.
Майкл задумался.
- не говори пока никому. Прослушка будет на месте к вечеру.
Стратег не дожидаясь ответа развернулся и вышел.
Своим подсознанием старик чувствовал, что его обвели вокруг пальца. Ради кого Никита будет нарушать устав? Он сложил все части мозаики – и действия Никиты, и действия Майкла с воротничком Астрит… он хлопнул ладонью по столу. Хитро все продумано. Если бы взял прослушку Майкл, Вальтер бы, не задумываясь, сообщил Полу. Вот только любопытно, знает ли Никита, что человек, которого она любит, не упускает возможности ее использовать.
Наверно знает.



Астрит вошла в кабинет Медлин, не дожидаясь разрешения. Не взглянув на своего шефа, она вальяжно расселась в кресле напротив, бесцеремонно схватила со стола какую-то штуковину, стала ее вертеть и рассматривать. Вскоре ей это занятие наскучило, она положила фигурку на место.
- входишь в образ, Астрит?
Невозмутимо спросила ее Медлин. Она работала за компьютером, и не обращала на поведение оперативницы особого внимания.
- ага…
Астрит надула пузырь и он со звуком лопнул, оперативница нагло жевала.
- неплохо. Я должна была учесть, что все, кто находится рядом с ней, рано или поздно начинают выходить за рамки.
- ты мне сама говорила понаблюдать за ней, перенять элементы ее обаяния… так вроде, ты выразилась.
- ты поняла слишком буквально.
Астрит прекратила жевать.
- если я стану такой же красивой, как она, ты оставишь меня в покое?
- тебя напрягает мое внимание?
Медлин оторвалась от работы и внимательно посмотрела на Астрит.
- меня напрягает внимание Майкла.
- это помешает тебе справиться с заданием. Ты что-то испытываешь к нему?
- да, я люблю его.
Повисло молчание. Медлин замерла, переваривая поступившую информацию от откровенной брюнетки.
Но тут последняя рассмеялась, психоаналитик расслабилась.
- о, Медлин, ты бываешь такой нудной… Но давай серьезно. Я выполню это задание с одним условием.
- ты переигрываешь.
Предупредила Медлин.
- нет, я немного потребую. Иначе первым узнает Майкл о ваших на его Никиту планах и о моих решениях.
Астрит наивно улыбнулась и захлопала глазками.
- а если мы тебя ликвидируем?
- ликвидируйте… у вас есть время и желание искать мне замену? – Астрит равнодушно ответила на угрозу. Потом облокотилась на стол и придвинулась к Медлин – это будет только на руку вам… я не прошу чего-то нереального, я не Никита… подумай.
- допустим, и что же это за условия?
- учиться.
- учиться? И на кого?
- на психолога, аналитика, логиста…
- …
- что тебя смущает?
-ты хочешь на мое место? Медлин скептически подняла бровь, по-новому посмотрев на Астрит.
- ой, Медлин, не надо драматизировать! Мне 16, лет 8 обучения, чтобы стать тобой плюс десять лет практики… Даже Пол думает о приемнике..
- тебе не кажется, что это я должна выбирать приемника, а не приемник меня?
- почему бы и нет? - Равнодушно сказала Астрит.
- я поговорю с Полом.
- я поговорю с Майклом. - В тон сказала Астрит
Медлин буравила ее взглядом полным ярости. – Это не я решаю.
- если бы не ты решала, то я бы к тебе и не пошла. Хватит, мы обе знаем, что рано или поздно ты отправила бы меня учиться на это!
Медлин засмеялась. – Хорошо, Астрит… посмотрим. Выполни эту миссию и мы подумаем, как лучше устроить это. Но насчет высказываний о шефе…
- Медлин, я поняла, шеф – наш бог. Я сейчас читаю о бунтующем человеке Кьеркегора.
- успехов
- ммм, да….


Я расскажу тебе сказку. Про маленькую девочку в чужом королевстве злого короля и королевы. Они хотели забрать ее сердце и душу, навсегда заключить ее в замке. Но девочка влюбилась в принца и сама отдала свое сердце и душу. Он мог ее спасти. Но я забыла предупредить, что это грустная сказка….
Никита проводила время в тренажерном зале. Для поддержания формы все оперативные сотрудники должны были проводить тренировки не менее трех раз в неделю, если не были на задании. Она прошла на беговую дорожку, думать совсем ни о чем не хотелось, а для разминки часовой бег подходил. Вообще бегать она любила.
Она бежала, бежала, бежала. Закрывала глаза, и позволяла мыслям течь в своем русле. Иногда сосредоточивалась на дыхании.
- Ник…
Никиту отвлеклась и чуть не слетела с дорожки. Она увидела Астрит и остановила тренажер.
- извини, я не хотела мешать.
- ничего, я уже хотела заканчивать… все нормально?
- да… то есть нет. Мне нужна помощь…
Никита слезла с дорожки, ноги подкашивались от резкой остановки и напряжения. Она взяла полотенце и вытерла шею.
- проблемы с отчетом?
- нет.
Никита внимательнее посмотрела на Астрит. И то, что она увидела, заставило смягчить свой недоверчивый и холодный тон. Бедная потерянная девочка, которая оказалась одна против целого мира, в жерновах системы первого отдела.
- конечно, подожди немного, хорошо? Мне надо оставить свои показатели
- я буду в парке.



- странно, мне всегда казалось, что жизнь сама по себе идет, а я – сама по себе, в стороне. Зима, весна, осень… неважно. Это тебя не касается. Потому что твой удел – выполнять приказы. И спасать мир. Которому до тебя нет никакого дела. И вряд ли он скажет спасибо…
- ты думаешь, первый отдел …
- … Я не думаю о первом отделе. Я думаю о себе. - Последнюю фразу Астрит прошептала, словно боялась, что их услышат.
- ты давно здесь?
- меня завербовали в 14 лет. Два года учили. И вот.
- тебе только 16?
- да… Медлин говорит, это переходный возраст, мои срывы, я имею в виду. Майкл, наверно, не в восторге…
- он всегда такой. Не обращай внимания.
- нет, Никита. С тобой он другой.
Астрит улыбнулась своим мыслям. - Тебе он позволяет быть слабой. И признает твою уязвимость. Это видно.
- не думаю, что он простит мне слабость…
- я видела, тогда… мы ехали с задания, ты уснула, положила голову на его плечо. Я видела, как он боялся пошевелиться.
- Астрит, так о чем ты хотела поговорить? Не о Майкле же.
- нет, не о нем.
- ты можешь доверять мне.
- знаю. Я хотела поговорить о… своих родителях…
Никита остановилась.
- что о них? И чем я могу помочь?
- ты ладишь с Биркофом. Уговори его мне помочь. Я хочу знать, что произошло.
- поговори с Медлин.
- она не скажет… она не откроет мне мой профайл. Точнее мой настоящий профайл.
- Астрит, это плохая идея. Я тебе сочувствую, но я не могу ничем помочь… извини.
- в 10 лет я сбежала из дома. Скиталась по городу… меня особо не искали, хотя родители были обеспеченными, приличными людьми. Год я бродяжничала. Творила бог весть что! Наркотики… потом попала в больницу. Сообщили родителям. Они первое время приходили. Потом меня посадили на какие-то таблетки. Потом лечили от их зависимости… в общем прошло так почти 3 года.
- и что потом?
- потом я выпала из окна.
- мм
- Никита, я хочу знать, почему меня выбрал отдел. Говорят, ты тоже никого не убивала, тебя подставили. Только подумай, много ли в отделе оперативников из психушек или невинных, как ты?
- не знаю.
- Никита, я с рождения бунтовала, я не соглашалась ни с чем. Конечно, может поэтому родители меня и не искали, - Астрит зло усмехнулась. - Но после тех препаратов я до сих пор не могу точно сказать, чувствую ли я хоть что-нибудь, и хочу ли… просто знаю. Знаю, что надо выполнять приказы… но еще я знаю, что надо разобраться, зачем отдел подавлял именно мою волю.
- ты думаешь, это рук отдела?
- не знаю. Хочу узнать.
- но чем я могу помочь? И почему я?
- мы в похожей ситуации, тебе не кажется?
- Астрит, это опасно. Ты даже не представляешь, с кем собираешься играть в эти игры!
Астрит схватила за руку Никиту и резко развернула к себе, глядя холодными серыми глазами она медленно произнесла
- нет, это ты не представляешь, с кем играешь. Я год убивала, холодно, бесследно, без ошибок. Астрит жестко улыбнулась. Как будто рождена была для этого… я убивала безоружных, ничего не подозревающих людей.
- откуда мне знать, что это не очередная проверка? И почему ты сама не прижмешь Биркофа?
- этот хакер так трясется перед Полом и Медлин, что выдаст меня. И Майкл меня не защитит…
- с чего ты взяла, что тебя защитит Майкл, если я стану помогать.
- падая, я потяну тебя за собой. А Майкл не собирается тебя отпускать…
Никита засмеялась,
- это Медлин тебе внушила? У нее идея фикс! Она всему Отделу внушает это? Майкл равнодушен ко мне. - Четко произнесла Никита, саму себя удивляя, видимо, сама в это верит.
Астрит задумалась,
- хорошо. Тогда он не очень расстроится, если я выполню свое задание. - Астрит беспечно улыбнулась.
- какое еще задание? - Никита напряглась.
- это тебе знать не надо, - рыкнула Астрит, мстительно прищурив глаза.
- зачем тебе узнавать про родителей?
Лицо Астрит потухло, стал бесчувственным взгляд. Астрит молчала.
- моя мать не искала меня. Я не была образцовой дочерью. Но я была ее дочь! И она словно знала, что я исчезну. И боялась. Она всегда боялась за себя.
- мне жаль. Правда, если бы я могла тебе помочь…
- я знаю. Будь осторожна.

Астрит грустно посмотрела на собеседницу, развернулась и стремительно пошла прочь. Никита смотрела ей в след. Ей показалось, что эта девчонка подписала ей приговор. И побрела по заброшенному парку. Рассеянно рассматривая то облака, то деревья, то зеленую листву, она думала, как странно, если однажды, скажем, летом, ее жизнь оборвет вот такая девочка выстрелом в затылок. И ведь будет осень, зима, весна…
Майкл… Никита резко остановилась. Астрит похожа на Майкла взглядом, спокойствие и неизбежность, обреченность… хладнокровие. Но это хладнокровие заставляло ее бороться. Его спокойствие возвращало Никите способность трезво мыслить. Ей надо увидеть Майкла. Она набрала номер наставника.
- да
- мы можем встретиться?
Молчание. - Я приду как освобожусь.
Никита услышала гудки.



По крайней мере он не сказал «Нет»…. Никита пыталась отвлечься от мрачных мыслей и занялась уборкой, но на половине бросила это черное дело, расселась на столе и стала перевешивать с цепочек свою коллекцию очков, пытаясь разграничить по цветовой гамме. Играла любимая на сегодня песня. Очень громко. Время приближалось к позднему вечеру. Никита представила, что Майкл сидит в своем кабинете и пустым взглядом смотрит в монитор. Этот взгляд мог гипнотизировать даже монитор… Никита злилась. Она не умела его ждать. Никита думала об Астрит, но понимала, что мало что может изменить. Эта девчонка имеет власть, поддержку начальства, и противостоять надо и Астрит, и Медлин, и Полу. Это троица точно имеет зуб на Никиту. Но почему? Ведет она сейчас почти безупречно. Провалы миссий давно миновали, можно даже с уверенностью сказать, что она сработалась с Майклом. Все тихо-ровно. Но Пол снова готовит ей западню… И чем Майкл поможет здесь? Полезет ли он в пекло? Об этом Никита узнает в самый последний момент. Майлу совсем не свойственны успокаивающие слова, типа «Все будет хорошо, ни о чем не думай, я во всем разберусь.» Никита представила эту сцену и засмеялась. Скорее он ответит молчаливым взглядом «Это твои проблемы». Но почему-то доверять в критической ситуации Никита могла только Майклу. Может быть потому, что он все-таки ее спасал, прикрывал и выгораживал. Но еще больше он старался, чтобы Никита не совершала ошибок. И выбирал любые методы – от шантажа, насилия и обмана до запудривания мозгов бархатным голосом и опять обмана. Он был предан отделу. И он не пойдет против Пола и Медлин.
Она уснула на диване под звуки приглушенного эмбиента.
Было шесть утра, когда она подскочила от настойчивого стука в дверь. Она сквозь сон поплелась открыть дверь. На пороге стоял неизменный Майкл.
- Разбудил?
Никита посмотрела на часы.
- Майкл, время шесть! Ты вообще никогда не спишь?
Никита пропустила наставника в квартиру. Было явно, что Никита накануне тревожилась. Несвойственный этой квартире беспорядок говорил об этом. Майкл обвел глазами обстановку и прошел на кухню. Никита быстро прошлась по комнате, находу пытаясь придать видимость порядка.
- кофе будешь? Спросил Майкл, не глядя на Никиту.
- да.
Майкл облокотился на столешницу и смотрел на сидящую к нему спиной Никиту.
- Твой кофе готов.
Никита не ответила.
- что случилось? - Майкл пытался сделать голос безликим, он сделал глоток бодрящего напитка.

Никита не отвечала. Она не знала, с чего начать. И чем Майкл может ей помочь. Майкл спокойно допил кофе, поставил чашку в раковину. Подошел к Никите с ее чашкой. Увидел ее лицо, растерянное, увидел ее опущенные руки, она избегает смотреть в глаза. Майклу хотелось обнять ее, успокоить, стереть с ее лица обреченность и усталость. Но не мог. На подсознательном уровне он чувствовал, что это будет конец. Конец Майклу. Конец Никите. Он взял себя в руки. Присел перед ней и вложил в ее ладони чашку немного остывшего кофе.
- ну так что?
Никите послышалась заботливые нотки в его голосе. Она подняла на него взгляд. Нет, все тот же Майкл.
Она тонула в его глазах. Этот взгляд успокаивал ее, пусть он и казался пустым. Нет, это у Астрит был пустой холодный взгляд непоколебимого убийцы. Астрит… Она именно этого и добивалась? Чтобы Никита рассказала про ее угрозу и поставила Майкла перед выбором? Не хочет ли она чужими руками подставить Майкла? Отдел проверяет агента пятого уровня!! Тоньше, хитрее…
- О, Майкл…
Перемены в выражении лица и интонация сожаления, с которой она произнесла это, вывела Майкла из равновесия.
- господи, Никита, ты меня с ума сводишь… Майкл забрал чашку и сел рядом с ней, обнял и прикоснулся губами к виску. Может Никите показалось.
- я хотела тебя увидеть. - Прошептала Никита, - Извини, я не должна была этого хотеть.
В ее словах было столько горечи
- тшшшш, - Майкл стал убаюкивать дрожащую в руках Никиту.
Она не справляется. Отдел ее уничтожает. Она не сможет выжить здесь. Я только оттягиваю неизбежное, - эти мысли неслись бешеным потоком, он сильнее прижимал к себе Никиту. Что он мог сделать? Не отпускать ее. Он и не отпускал, он боролся за нее. Боролся с отделом. Хотя и не признавался себе в этом. Он всегда взвешивал все за и против. Просто пока все За перевешивали многочисленные Против… И он знал, что если не будет никаких За, он сможет сам ликвидировать Никиту. Оборвать две жизни. Ее и свою. Потому что без света Никиты, он потонет во тьме отдела… уничтожит все. Майкл гнал от себя эти мысли. Но иногда он был уверен, что иначе не будет. Это был тот самый момент…




 



Ответить


  

Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей