Перейти к содержимому

Телесериал.com

Как сбываются мечты

Часть 2 *VIP* одобренно - MozG Von Doom
Последние сообщения

  • Тема закрыта Тема закрыта
Сообщений в теме: 8
#1
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Часть 2.
Вместо предисловия
Эх…Честно говоря вообще не думала что доживу до 2 части этого фика. Изначально он задумывался как макси, ну самое большое, страниц на 100.…Сейчас же это почти 500 страничный фик, и ведь это еще не предел.
Касаемо 2 части: Слава богу, у меня закончился период «Розовые сопли» и «Чееррт..У меня снова депрессия». Излишне будет говорить, что я сама изменилась (благо последний год дал «пищу» для размышления), следовательно, и то, что я пишу, поменялось. Хотя пара глав, которые озаглавленные у меня в Ворде «Да что б я…еще раз… писала проду в период депрессии», помашут вам ручкой на прощание… Что касается всего остального – герои и их роли тут, потерпели кардинальные изменения. Пропаганды «Sex, drugs & rock`n`roll» тут конечно не будет…Хотя чем черт не шутит…
Вообщем прошу любить и жаловать вторую часть «Мечты»…Отзывы и критику в «Обсуждение».

 

#2
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
прода из серии «Да что б я…еще раз… писала проду в период депрессии»:laugh:

Глава 48

Мой взгляд глазами удержи, хоть на мгновенье,
Две стороны одной межи - разъединенье.
В зрачках зелёным маяком беда таится,
Твой жест отчаянно знаком - подбитой птицы.

Но дальше - строки невпопад, несовпаденья,
И между нами листопад предупрежденьем -
Я август ласковый люблю, совсем не зиму,
А шансы, равные нулю, - хороший стимул.

Вновь серебрится звонкий лёд на дне бокала,
Но всё, что выпито, - не в счёт - согреться - мало,
И слишком много, чтоб шагнуть тебе навстречу...
Не вздумай руку протянуть - я не замечу...

© Юля Виноградова

Полгода вперед, после описываемых в последней главе событий.

Алисса сидевшая последние пару часов за небольшим столиком, уютно расположившегося прямо напротив камина, чувствовала себя загнанной в угол. Почти что приговоренной к смертной казни, без права помилования… Красные, опухшие от слез глаза, устало смотрели на 2 белоснежных листка, лежащих прямо перед ней.… Одно являлось своего рода прощанием с прошлым, второе с прошлой любовью. И рука, предательски дрожали, каждый раз, как только ручка касалась листа бумаги. А написать что одно, что другое было необходимо. Что бы разом обрубить все пути к отступлению. И она уже была готова стать палачом собственно судьбы, как…
Какая ирония. Очередное сообщение от Джулиана – все снова официально и заезженно. У него все снова хорошо, и снова съемки затягиваются на неопределенный момент, и снова он не знает когда приедет, и снова просит прощения за сорванные планы, которые у них были, просит зацеловать Мэди «до смерти» и… Дальше она, собственно говоря, и не читала.… Все равно одно и то же… Алисса отложила в сторону мобильный телефон и внимательно посмотрела на их совместную фотографию, стоящую чуть дальше расстояния вытянутой руки…
Казалось, одному только Богу в тот момент было известно, как она хотела отомстить Джулиану, за последние полгода ее жизни… Не их, не его, а именно ее… Отомстить за все – начиная от первого, пусть и сумбурно сказанного ее солнышком слова, и заканчивая событиями последней недели. Тем за что она себя никогда уже не простит. И пусть Холли упорно пыталась доказать что это в ней говорила гордость, и пусть скрытая но все же ревность. Все-таки будь ты даже трижды ангелом, если твой муж снимается в сериале, где не проходит эпизода что бы он не переспал с новой «пассией», показав себя при этом во всей красоте, поводы, для ревности есть. Учитывая вообщем-то что уже и прецеденты были…
Мстила, мстит и будет мстить. Хоть и понимала что с каждым днем, все это становиться больше и больше похоже на неуверенные попытки подростка, убежать от своих проблем. Скрыться от собственного прошлого, изменить которое не хватало не сил, не смелости. Потому что последняя капля, наполнившую чашу, принадлежала ей. Всего одна капля крови, после которой не было возвращения назад. А как хотелось…
Сейчас, уже после всего, после того как душа окончательно умерла, когда не осталось не слез, не слов, словно по мановению волшебной палочки, изменить все.… Стереть все то, что было, уничтожить все воспоминания о прошлом. Но все ее попытки, так или иначе, приводили ее к начальному результату.… Она не могла без него, но и быть с ним, после всего было, просто невыносимо… Каждодневное напоминание о том чего лишила себя.…
Баста…
Лучше уж сразу же на плаху…
И приходилось жить настоящим. Каждый день одевать на лицо, маску « У меня все просто замечательно, я счастлива», и понимать что, черная дыра, разъедающая изнутри, становиться ото дня в день все больше и больше. Менять собственное будущее?
А есть ли это чертово будущее? – спросила Алисса, сама у себя – не осталось больше ничего… Ровным счетом ничего…
Ее прошлое, их настоящее и пока что еще призрачное будущее наконец-то сошлись в одной точке. Точке, от которой надо было сделать самый главный шаг в своей жизни, и не винить себя после этого, всю оставшуюся жизнь.… Надо было наконец-то решить для себя – каким для нее станет этот мир. Мир, где есть полуоттенки, и где ей казалось, было так больно дышать, не то, что жить, или мир, где есть только черное и белое – и где все до боли просто. Где есть только то, что нужно и не нужно, а все остальное отсекается на корню… Ей надо было убивать в себе то чем жила, последние несколько лет.…Иначе было нельзя…
Была больно. Нестерпимо больно, и казалось что даже слезы, текущие по щекам, приносили физические муки. Было больно потому, что помнила все – каждое движенье, каждую улыбку, каждое слово, ласкавшее или убивавшее наповал, каждый поцелуй, подаренный во мраке ночи, или при свете, обжигающего калифорнийского солнца, каждое прикосновение. Прикосновение разжигающие страсть, которая до того, тихо-мирно спала внутри ее. И еще больнее, становилось, когда понимала, что никогда уже не забудет это. Что кто бы, не был с ней рядом, всего этого уже не повториться. Ведь настоящая, всеобъемлющая и всепрощающая любовь бывает только раз в жизни. И все что будет после нее, это просто попытки «зализать» раны, навечно оставшиеся в сердце…
Алисса, тряхнула головой, словно пытаясь избавиться, от неожиданно накативших мыслей. И снова в руке оказалась ручка… Казалось бы что их сейчас объединяет? У него началась своя, свободная от всего жизнь. Джул, стал похож на вольную птицу, не чем не обремененную. Не заботами, не обязанностями. Словно нет у него семьи, нет дочери, которая день ото дня все больше становилось похоже на него. Есть только работа, затянувшая его с головой, нескончаемые съемки, новые знакомые, и так полюбившейся ему Майами… А она…
Она, перестала чувствовать себя человеком. Вечные, казалось бы, уже не прекращающиеся скандалы на работе, то из-за одного, то из-за другого, проблемы в семейной жизни, которые как оказалось, так и не решились, и новость о том, что новый проект, требует съемок в Майами, только подлил масла в огонь. Двухдневные свидания, да и то когда он умудрялся вырваться со съемок, за время которых она каким-то странным образом умудрялась выложить события последних месяцев, а после, снова падала, в полыхающие холодным огнем глаза лишь на нее смотрящие с нежностью и любовью.… А после очередного отъезда на «обещаю только на неделю», сказанного в ту секунду, когда она оторвалась от его губ, шок утра, вскоре превратившийся в самую лучшую новость, за последние полгода…
А потом – очередной приезд, глупая ссора, начавшаяся вроде бы не из-за чего, хлопок дверью на прощание, полночи слез в подушку, и на утро, со свежей головой и как тогда казалось мыслями, решение. Страшное, в принципе для любого человека. Избавиться. Забыть. Вычеркнуть. Уйти…
Боль и понимание того что ничего не изменить, и что теперь уже себя некогда не простишь, пришла куда позже. Когда открыв, глаза, увидела Холли с Роуз, по щекам которых бежали слезы, когда услышала все то, что сказала ей Холли, не скупясь на выражения, и эпитеты, и бросившей на прощание, перед тем как хлопнуть дверью что она «Больная на голову идиотка, которая поломала себе всю жизнь», и что Джул когда-то правильно сделал, что ушел от нее. Когда даже Роуз, относившаяся к ней, не смотря не на что, как к самому близкому человеку, грустно улыбнувшись и смахнув набежавшую слезу, задала вопрос, на которой она так и не смогла найти ответа «Ну что, теперь ты счастлива?».
Она смотрела на нее без злости, которую она так отчетливо видела в глазах Холли, без ненависти, которую в тот момент она бы, скорее всего, увидела в своих глазах. Это был безжизненный взгляд. Взгляд человека, которому все равно. Совершенно все равно…
Хватит – сказала вдруг Алисса, сбрасывая с себя оцепенение, вызванное новой волной боли – я должна. Я так больше не могу. Я сойду с ума, если не сделаю, то, что задумала…
И до сих пор не слушавшиеся руки, наконец-то подписали одно и написали другое.
И не осталось больше ничего. Ничего что она так любила.
Только тысячу раз отрепетированные движение и слова, заледенелая душа, и наконец-то успокоившееся сердце.
Конверт с его именем, оставленный на столе, кольцо положенное рядом, последний взгляд на то, что она когда-то считала домом.
Сумка с оставшимися вещами Мэди через плечо, ключ от дома к неразобранной корреспонденции, и прощальный взгляд на восходящее солнце.…
Алисса молча, закрыла дверь и направилась к ждущему ее такси…
Она уходила… Она наконец-то была свободна…


Утро не принесло ничего нового. От Джула так ничего и не было слышно. Громко хлопнув вчера на прощание дверью, он, по всей видимости, поставил точку в их увлекательном «разговоре» на тему «Джул, нам срочно надо поговорить… Что? Ты снова на два дня?». Последнее слово, как и полагается, оставалось за ним.
Алисса закутавшись в одеяло и обхватив колени, смотрела на медленно просыпающийся город. Последний месяц бессонница, вкупе с отвратительным самочувствием, и постоянным недомоганием были ее вечными спутниками, так что встречать рассвет в одиночестве ей было не впервые.
А ведь вчерашний день не должен был так закончиться – сказала она сама себе, покачав головой.
Очередной виток ссоры, носящий у них гордое название «Мне нужна нормальная семья, а не постоянно больная на голову жена с вечными претензиями», так и дал ей возможности сказать, то, что она держала в себе, почти месяц . А слова Джулиана, брошенные им напоследок.… В принципе, сам того не понимаю, он подписал смертный приговор. И себе в первую очередь. Месяц назад ей понадобилась всего пара минут, для того что бы узнать причину своего недомогания. А сейчас? Сейчас это время сократилось до доли секунды. И как тогда казалось, беспроигрышный способ отомстить был найден.
Один звонок, положивший начало конца их семьи, как таковой.

Родная – голос Холли, почти неслышно зашедшей в комнату, казалось, разорвал тишину – Лис, с тобой все в порядке?
Как тебе сказать – ответила Алисса, грустно улыбнувшись – ты наверно тоже считаешь меня, ненормальной, которая из-за собственной прихоти, и глупых женских обид поломала свою семью.
Каждый волен поступать, так как хочет – сказала Холли, смотря на подругу – если ты так решила, значит на то, были причины.
Ты опять на ночь читала книги по психологии? – спросила Алисса, улыбнувшись – женщина прекращай это дело. Мне не нужен закомплексованный и забитый в конец крестник. Прекращая искать в своем годовалом сыне скрытые признаки отъявленного садиста, или гения. Дай ты ребенку нормальное детство. Хотя с такой семьей ему это, по-моему, не грозит…
И это мне говорит женщина, которая ушла от собственного мужа, потому что не может решить своих проблем – ухмыльнувшись, ответила Холли – ты все-таки неподражаема подруга. А если серьезно. Что будешь делать? Ты думаешь, он так просто тебя отпустит?
И не надеюсь – ответила Алисса, смотря на Холли – он будет бороться. Бороться до тех пор, пока не поймет, что я не вернусь…
А ты не…? – начала было Холли, но Алисса так и не дала ей закончить предложение.
Нет – грустно улыбнувшись, сказала Алисса – только не сейчас. Я люблю его, люблю настолько сильно, что у меня такое чувство, что я себе, своими же руками вырвала сердце. Но нет.
И ты не расскажешь ему ничего? – спросила Холли, смотря на подругу – ты не считаешь, что он имеет право об это знать, все-таки…
Никогда – ответила Алисса, закусив нижнюю губу – он никогда не узнает об этом. Пусть он будет считать меня умалишенной, идиоткой, последней стервой на земле. Он просто не простит мне этого. Не сейчас, не потом.
И что же ты будешь делать? – задала наконец-таки давно мучавший ее вопрос Холли – ты при всем своем желание не сможешь не видеться с ним всю оставшуюся жизнь.
Значит, подамся в бега – ответила Алисса, улыбнувшись – я купила себе квартиру в центре. Кроме тебя о ней никто не знает, Мэдисон пока что у мамы, я пока что не работаю. Так что ему будет крайне трудно меня найти. А если и найдет. Ну что ж, значит быстрее, расставим все точки над i. И закончим на этом.
И ты так просто его отпустишь? – спросила Холли – после всего.
У меня просто нет выбора Холли – ответила Алисса, уткнувшись в колени – просто нет выбора.

Ну, я не знаю, черт тебя возьми – сказал Джулиан, заходя в дом – скажи, что я заболел, что у меня появились неотложные дела. Да соври ты, в конце концов. Впервые что ли?
Дилан, оставшийся в Майами, заметать следы, не во время улетевшего Джулиана, что-то пробурчал в ответ.
Парень, ты меня знаешь – ответил Джулиан, садясь в кресло – жена и дочь мне в любом случаем будут дороже. И если Мерфи захочет уволить меня за своенравность, пусть делает. Потерять семью из-за работы – нет уж, увольте. Я пока еще на голову здоровый.
И снова в ответ от Дилана, виток бурчания, крика и восклицаний.
Скажи ему что я, черт возьми, умер – сказал Джулиан, кидая телефон на диван – господи, что за жизнь? Сделайте кто-нибудь доброе дело, убейте а.
Последние полгода его жизни, явно не пестрили всеми цветами радуги.… Первое время, пока он медленно, но верно привыкал к тому, что теперь на пару с женой не надо было, сломя голову, из-за очередного «Джул, ну еще полчасика нам не помещают» (после чего само собой, разумеется, следовал совместный душ, нескончаемые поцелуи в машине по дороге на работу и с нее, которые, раз от раза.… Ну, хорошо, всегда заканчивались словами Алиссы «У нас есть еще целых семь минут», в то время как сама она перебиралась к нему на колени) ехать на работу, все было более или менее хорошо. Алисса добилась того, чего так долго хотела. Джул, наконец-то стал «Мистер мамочка». Все обязанности по дому, готовке и подрастающей дочери теперь легли на его плечи, в то время как Алисса, пропадала съемочной площадке. И хоть Мэдисон и сделала свои первые, пусть не уверенные, но все, же шаги, в период «мамочки», спустя месяц Джулиан понял, что просто начинает сходить с ума. Дом и все, что было связанно с ним, вызывало теперь только нервную почесуху, да и то в лучшем случае. Впрочем, вскоре и сама Алисса изъявила желание расставить все по принципу «Разделяй и властвуй». На том и остановились. Джул окунулся в поиски новой работы, Алисса продолжая сниматься в «Зачарованных», совмещала все это с «работой» мамы. Собственно говоря, на этом, спокойный период их жизни закончился.
Последующие 4 месяца – постоянные ссоры, для которых раз за разом находились причины. И ладно бы, причины вроде «Ты опять разбросал свои грязные носки по всему дому», которые каждый раз, даже если и возникали, решались в максимально короткие сроки, с полным удовлетворение обеих сторон к концу спора. Все было далеко не так просто – новый партнер Алиссы по сериалу, проявлявший к ней явно не двусмысленные знаки внимания, и вызывающий у Джула только одно желание – набить ему морду. Первый и самый грандиозный скандал случился именно из-за него. Точнее из-за его цветов, присланных Алиссе на день рожденье, в качестве подарка от друга. Джулиан, естественно не стал портить сам праздник, но как только все разошлись, довольно популярно объяснил Алиссе «Куда, в какой позе и подгоняемый, чьими ногами может идти ее новый знакомый». И сколько бы Алисса не уверяла его, что это был просто «подарок друга», Джулиан остался непреклонен. Фраза «Увижу его рядом с тобой, или не дай бог с дочерью, и лежать ему в больничной койке как минимум до следующего лета», была высказана им по-крайней мере раз семь за тот вечер.
И когда, скандал вроде бы сошел на нет, новая причина для «Я, черт возьми, убью тебя МакМэхон \ Милано (нужное подчеркнуть)» появилась, словно на заказ. После 12 прослушивания, его наконец-то утвердили на роль Кристиана Троя, чему как он сам, так и Алисса, поддерживающая его все это время, были несказанно рады. Вот только радость оказалась слегка преждевременной – его агент, на радостях, позвонивший ему в начале второго ночи, опешил его новостью о том, что съемки будут проходить в Майами, и, следовательно, уезжать ему надо будет часто и надолго. Рассказав про это Алиссе на следующее утро, Джулиан уже через секунду пожалел об этом. Монолог на тему « Да если бы я знала что ты, из-за этого чертова сериала уедешь в Майами, да я бы», ему пришлось выслушивать почти два часа. Ему было припомнено все – начиная от их первого свидания и заканчивая событиями последней недели. Ссора как таковая сошла на нет только к концу второй недели. Да и то заключением бартера – он соглашался слегка подвинуть планы «Семья МакМэхон, захватывает планету», она дала добро на съемки в Майами, с условием, что хотя бы раз в два месяца он будет вырываться домой.
И вот когда, казалось бы, все проблемы были так или иначе уложены, возникла последняя на сегодня ссора, продолжающая в принципе до сих пор. Начавшаяся как таковая, из-за глупой и невпопад сказанной шутки, и переросшая в грандиозный скандал, вселенских масштабов. Хлопок дверью конечно больше походил на выходку истерички, но сил и желания выслушивать еще один виток, необоснованных обвинений в свою сторону было просто невозможно.
А ведь она тогда была в чем-то права – подумал Джул, вырываясь из воспоминаний.
Права хотя бы в том, что работа в какой-то момент поглотила его. Майами с его сексуальной энергетикой, сбивающей с ног, почти сразу же затянул его в водоворот жизни. Новые возможности и перспективы, открывшиеся для него по началу, почти развязали ему руки. Нет, он, конечно, не пустился во все тяжкие – но маленькие, типично мужские слабости себе все-таки позволял. И одному богу известно, сколько это все бы продолжалось, если бы звонок, раздавшийся ему чуть меньше месяца назад, в начале 3 ночи, с диким криками «Она заговорила, черт возьми, МакМэхон, она заговорила»…
Сам Джулиан, два часа назад пришедший со съемок, сначала вообще смутно понимал, кто звонит, что ей от него надо, и кто заговорил. Но уже через секунду сон как рукой сняла. Потому что все выстроилось в единую линию – звонит Алисса, и так как с городом Ангелов разница во времени, она, скорее всего еще не спит, и заговорила, Мэди, как выяснилось.
И что она сказала? – спросил Джулиан, чувствуя, как начинает пересыхать горло.
Папа – ответила Алисса, секунду помедлив – правда странно?
Весь дальнейший разговор для него прошел в дурмане. Он почти не помнил, как договорил с Алиссой, не помнил, как несколько часов смотрела в одну точку. Единственное что запомнилось это чувство отвращения. И не столько к городу, поглотившему его, сколько к себе и тому, кем стал. Из-за своей работы, из-за того что хотел стать хотя бы секунду свободным от всего, он снова и снова пропускал значимые не только для дочери, но и для себя моменты.
Если после всего этого она останется со мной и не подаст на развод при первой возможности, я ей богу всю оставшуюся жизнь буду выполнять все ее капризы – сказал Джулиан, сам себе, поднимаясь на второй этаж и мимоходом пытаясь дозвониться до Алиссы.
Им надо было наконец-то нормально поговорить. Ну, или хотя бы сделать попытку начать разговор.
Понимание того что случилось что-то, из ряда вон выходящее пришло только тогда когда он понял что ее вещи напрочь отсутствуют в шкафах. Вещи Мэдисон, как выяснилось позже тоже. Ее телефон как полагается, молчал. Абонент был временно не доступен.
Отгоняя мысли о том, что с ней что-то могло случиться, и старательно уверяя себя в том что «Она просто психанула и уехала к маме», он пытался дозвониться хоть до кого-то из трио «Зачарованных». Удача повернулась к нему лицом, когда он звонил Холли. Вот только разговор получился «слегка» недружелюбным.
Холли, привет – сказал Джул, услышав наконец-то признаки жизни на том конце трубки – слушай, а Алисса с Мэдисон не у тебя? А то…
Да – ответила Холли, немного помедлив – она у меня. И нет, Джул я не позову ее к телефону. И, Джул, я тебе как друг советую, не ищи ее ближайшие несколько недель.… Дай ей свыкнуться с мыслью, что она свободна…
Какого? – переспросил Джул, подумав, что ослышался – ты сказала, что она свободна? Это, каким, таким образом, и от чего?
Скорее от кого – сказала Холли – от тебя, Джул. Все извини мне надо идти кормить сына. Пока.
Не черта не понимаю – сказал сам себе Джулиан, смотря на мобильный – я либо клинический идиот, либо…
Мозаика из «она свободна», двух конвертов, краем глаза замеченных внизу, и оставленных для него, обручального кольца, которое она не снимала с время свадьбы еще не разу и отсутствия вещей, как ее, так и Мэдисон, неожиданно превратилась в одну картинку.
Ни разу в жизни он не преодолевал расстояния от второго этажа до первого, за столь короткое время.
Она же не могла – сказал Джулиан сам себе, разрывая оба конверта – ну Милано, ты же не можешь быть настолько… Черт!
Последний возглас явно относился ко второй бумаге подписанной ее рукой. Первая как таковая была простым письмом со всего одним словом посередине, а вот вторая…
Черта с два ты от меня так просто уйдешь – сказал Джулиан, схватив со стола ключи от машины и обручальное кольцо.
Исполнив напоследок увертюру «Истерический хлопок дверью в исполнение Джулиана МакМэхона», он уже через пару секунд, гнал в сторону Холли. Так как поговорить с Алиссой было в свете последних событий просто необходимо.
А официальное уведомление о начале бракоразводного процесса, так и осталось лежать в гордом одиночестве на журнальном столе.
Их будущее как таковое оказалось под большим вопросом.

Сообщение отредактировал Verte: Понедельник, 19 мая 2008, 21:03:16

 

#3
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Да... Похоже я официально вступила в соревнования "Кто дольше не выставит проду к фику?"... Хотя наверно Настю с годовым отсутствием мне уже не победить... Проды не было то всего какие-то 5 месяцев....:laugh: Эх...Будем исправляться... Если кто-нибудь правда еще читает...
В целом, последующие глав 5... Хм, для меня они были что-то вроде эксперимента.... Ибо ТАКОГО я еще не разу не писала.... Так что критика как всегда приветствуется.... Впрочем как и отзывы. :D
Вообщем, не буду вас больше загружать... Читайте, мои любимые.... :love:
И кстати, к этой главе есть банник... В конце....Моя рука наконец-то дрогнула сделать что-то к своему фику".. :p


Глава 49
Давай останемся свободными
Шелка и маски бросим под ноги
И пусть в моих поступках не было логики
Я не умею жить по-другому

Давай начнем движенье первыми
Сегодня я сыграю белыми
А ты иди вперед своею дорогою
Спасайся в сумерках темных комнат
И пусть в моих поступках не было логики
Я не умею жить по-другому.



Мы все совершали в жизни ошибки, не так ли?
Делали неверные шаги, и с ужасом наблюдали, за тем как наш, казалось бы, только пришедший в норму мир, летит в тартарары. А мы не можем сделать ровным счетом ничего.
Говорили, не то что надо, изворачивались, врали - а после с содроганием ждали, когда все раскроется. Наконец-то понимая, смысл, так часто слышимой фразы «Все тайное когда-нибудь становиться явным».
И уже потом, многим позже, когда, наконец, осознавали размеры беды, когда отчаянье, становилось настолько сильным, что казалось давило на нас со всех сторон, когда нас одолевали, так не свойственные нам мысли, когда до нас наконец-то доходило осознание того, что мы совершили – с каким, не свойственным нам остервенением, мы пытались вырвать у жизни второй шанс.
Еще одну – последнюю попытку все исправить.
Доказать, хотя бы себе, хотя бы сейчас – что все не так. Что все, что было ТОГДА. Было стечением обстоятельств. Недоразумением. Да помутнением рассудка, в конце концов.
Пытались. Доказывали. Разбивали руки в кровь. И все только для того что бы, в конце концов, оказаться ровно там, откуда начинали.
Жизнь обычно довольно изощренно мстит нам, расставляя приоритеты, так как заблагорассудится ей.
Те же, кто получал, в конце концов, тот самый долгожданный второй шанс.
Могли, не кривя душой сказать, насколько просто бывает сказать всего одно «нет», разрушая при этом собственную жизнь. И как сложно потом произнести «да» - пытаясь возродить все из пепла.

Чем больше проходило времени – тем четче, он начинал осознавать, что его жизнь, медленно, но верно, начинает напоминать бег по кругу. Все попытки, хоть как-то связаться с Алиссой, для начала – возвращали его в ту самую точку, от которой он начинал. Он снова был один. Снова сидел в гостиной, наливая очередную порцию виски, которую тут же и заглатывал. И в который раз ловил себя на мысли о том, что все этого не его. Что Лос-Андежелес, осточертел. Осточертел настолько, что здесь казалось, было трудно дышать. Хотелось бросить все. Отказаться, казалось бы, уже от бесцельных попыток вернуть жену, семью. Уехать в Майами – уйти с головой в работу, и переждав какое-то время, попытаться начать заново. И молчавшие, уже которую неделю Холли с Роуз только больше уверяли его в том, что это мысль не такая шальная, какой могла бы показаться поначалу. На все вопросы хотя бы отдаленно касающиеся того, ГДЕ может быть Алисса, он получал один и тот же ответ:
- Прости Джул. Я понимаю тебе надо с ней поговорить - но нет.
Постепенно начиная понимать, что еще немного, и он просто сорвется. Было ей богу просто смешно – ну как можно не найти человека в городе где через одного все были знакомы друг с другом так или иначе. Но как оказалось, желание побыть в одиночестве, и быть может разобраться во всем, пре варьировало для нее в тот момент над мыслями о разводе. По-крайней мере на какой-то период времени звонки от ее адвоката прекратились. Хотя «большой» радости, от всего этого Джулиан, не испытывал.
В частности этот день, мог стать бы таким же, как и прошедшие два месяца. Очередная бессонная ночь, после приезда из Майами. Созерцание потолка собственной спальни. Утро, не приносящее ровным счетом не каких ответов, а казалось запутывавшее все еще сильнее. Многокилометровая пробежка, забирающая последние остатки сил. И черт знает, какая, по счету кружка кофе.
Все это только для того, что бы часом позже сесть за телефон – и в который раз, набирать все те же номера и слышать все те же ответы.
Но…
Признаться честно, звонок от Алиссы с предложением вечером встретиться и поговорить, застал его врасплох. Уж чего-чего, а инициативы от нее, в такой-то ситуации, он ожидал в последнюю очередь. Как оказалась его жена, еще умела удивлять.
Было по-крайней мере странно, после всего, что случилось в их жизни, за последние 4 года, вот так, почти случайно оказаться в этом ресторане. Сразу же вспомнилось их первое свидание – неловкость момента, натянутость разговора в первые минуты, какой-то полный бред, который он нес тогда, невольный вопрос «Какого черта я делаю в ресторане, с человеком которого знаю два часа?», застывший в ее глазах, и полнейший провал флирта, как с его, так и с ее стороны. Вообщем, вполне классическое во всех отношениях первое свидание.
- Я надеюсь, эта улыбка от воспоминаний – раздался сзади него голос Алиссы – а не от той, блондинки, что стоит прямо под окнами?
- Я не даже не знал что… Оу! Ты великолепна.
«Виновница» комплимента, в ответ только улыбнулась и слегка одернула черное, с едва заметной серебряной ниткой пущенной по талии, платье, облегавшее ее фигуру.
- Спасибо – пробормотала Алисса, поднимая на него глаза – а ты тоже не плохо выглядишь.
- Ну, для человека, который второй месяц почти не спит, наверно да – Джулиан, казалось впервые за последнее время, совершенно искренне улыбнулся и протянул ей руку - как смотришь на предложение все-таки сесть за наш столик?
Она не ничего не ответила. Только вложила свою ладонь в его, чувствуя как почти сразу, же начинают переплетаться пальцы. И с ужасом, почти не прикрытым ужасом, смотрела на то, как они медленно, но верно приближаются к началу конца.
Понимая, что еще немного, еще совсем чуть-чуть, и придется начать разговор. Что если даже, она сможет оттянуть его начало, то потом… Потом все будет кончено. Для него. Для нее. Для их семьи, в конце концов.
- Господи, ну почему все так сложно?
- Ты что-то сказала Лис – Джулиан, с легким недоумением посмотрел на жену – или мне у меня все-таки пошли галлюцинации, и мне лучше выспаться?
- Нет. Я сама с собой… разговариваю – Алисса, невольно усмехнулась. Что уж сказать они друг друга стоили – один с почти 2 месячным недосыпом, вторая с медленно, но верно начинающимся раздвоением личности – я надеюсь, под крышкой не то, что я думаю?
Последний вопрос, относился исключительно к блюдо, стоящему посередине столика. Года 3 назад, помниться, месяцев за 9 до того как родилась Мэди, им принесли ну вот точь-в-точь такое же блюдо, а там оказались…
- Мидии - на выдохе произнесла Алисса, покачав головой – МакМэхон, вот даже не надейся, что я буду, их есть.… У меня еще живы воспоминания о последнем ужине, где фигурировали эти … моллюски.
- Ну, они же вкусные – отпарировал Джулиан, с легкой тенью наглости в улыбке.
- Конечно же, они вкусные – Алисса, уже не скрывала рвущийся наружу смех – а тот факт, что после их употребления, я как-то неожиданно для себя забеременела, наверно должен придать им особую пикантность, да?
- Мэди – Джулиан, невольно откинулся на спинку стула, и посмотрел на казавшейся, немного взвинченной Алиссу - как она.… Как она все это переносит?
- Нормально – Алисса, слегка пригубило вино, уже разлитое по бокалам. То ли для того, что бы набраться храбрости, то ли для того, что бы еще потянуть время. Она сама не понимала – скучает, конечно. Но, ты же знаешь детей. Сегодня у нее слезы из-за того, что папы нет рядом, и он не читает ей на ночь сказку, а уже на утро, она бегает по детской площадке, забыв про все на свете. Хотя знаешь… Она все чаще, начинает задавать вопросы, где ты.
- И что ты? – сдавленным голосом, поинтересовался Джулиан.
А что она. Она лгала. Смотря в лицо собственного ребенка, лгала. Говорила что он снова в Майами. Что работает, но обязательно приедет. В ближайшую неделю, месяц, полгода. Степень отсутствия напрямую зависела оттого, насколько сонной была в тот момент Мэди. А когда вопрос возникал вновь – все повторялось. На том, собственно говоря, и жили последнее время.
- Глупо наверно было надеяться, что этот разговор не состоится сегодня – протянула Алисса, передавая ему конверт – там бумаги на развод Джул. Так как предыдущих у юриста не, оказалось, подозреваю, что они сожжены, или разорваны. Подпиши их – хотя бы до конца этого месяца. Больше мне от тебя ничего не нужно.
- Мне кажется или это, правда какой-то дурной, сюрреалистический сон? – Джулиан, не понимающе мотал головой из стороны в сторону и смотрел, не то на конверт с бумагами, не то на жену – какой развод Алисса? Какой к чертовой матери развод?
- Не надо трагедий родной – Алисса, поднялась из-за стола, предусмотрительно оставив бумаги рядом с Джулом, и подошла к открытому окну – мы давно уже выбились из понятия обычной семейной пары. Да и «семьи» тоже. Хотя вопрос - была ли она у нас?
Ты не представляешь насколько страшно было просыпаться по ночам, последние несколько месяцев и понимать.… Понимать, что ничего не осталось. Не желания, не чувств. Вообще ничего.
- Что-то мне подсказывает, что сейчас вспомнят Шеннон и всю ту ситуацию – пробормотал Джулиан, покачав головой.
- Нет, Джул наверно впервые я разочарую тебя – Алисса продолжала зачарованно смотреть на засыпающий город ангелов, чувствуя спиной, как скользит по ней, его взгляд – я скорее хочу сказать ей спасибо. Ведь, в конце концов, она показала нам, кем мы были в то время друг для друга. Обычная пара. Обычные любовники. Просто секс. Мы даже не любили друг друга. Хотя так хотели в это верить. А ты… Ты наверно будешь, удивлен – но, я давно простила тебя. За эту интрижку. Просто обычная женская гордость. Быть может даже ревность. Она просто не давала мне покоя все это время.
- Но тогда я вообще ничего не понимаю – раздался сзади нее голос мужа, явно начинающего терять терпение – если у нас нет, не каких проблем, почему все нельзя вернуть. Зачем все вот так? Развод, разъезд, какие-то глупые игры в прятки.
- Мне просто надо было подумать. А когда ты рядом, сделать это крайней сложно. Что же касается всего остального – Алисса, резко повернулась на каблуках, и почти сразу же оказалась в объятиях Джула, неслышно подошедшего к ней – вся проблема как раз в том что «нас» уже нет МакМэхон. Есть ты, я и Мэдисон. И, увы, семья из этих трех слагаемых уже не получиться.
- Но – начал было Джулиан - …
- Я люблю тебя. Ты не представляешь, насколько сильно люблю – Алисса, прикрыла ему рот рукой, не давая закончить предложение – и я не знаю, как я буду начинать сейчас все с нуля. Но я просто так больше не могу. Я устала жить на грани фальши и постоянных игр. У меня нет сил Джул. Мне нужна свобода.
Всего лишь секундная слабость. Соприкосновение дразнящих, горячих губ, дарящих почти забытое чувство. Потерянно ощущение, защищенности только оттого что обнимает ее. Оттого что он просто рядом.
И сделать хоть что-то, что бы остановить, задержать это мгновенье – было уже невозможно.
Все это растворялось. Постепенно исчезало. Оставляя где-то глубоко внутри, саднящее чувство боли.
- Будем считать это прощальным подарком нашей семье – Алисса наконец-то смогла отпустить его судорожно сжатую ладонь, которую держала в своей, и сделать шаг назад – мне… Мне наверно лучше уйти… Бумаги…
- Я не дам тебе развода – кинул через плечо Джулиан, краем глаза наблюдая за тем, как она направляется в сторону двери – я тебя не отпущу.
- Это в сущности уже не так важно Джул – улыбнувшись, ответила Алисса, бросая последний взгляд на фигуру мужа – с тобой я все равно не буду. И этот факт, уже ничего не изменит.
- Это ведь была моя ошибка? – Джулиан, собственно говоря, и не понимал, зачем задает этот вопрос – наш хм… «развод» - Шеннон… измена… ссоры… Что?
- Ничего. Ровным счетом ничего. Скорее это наша общая ошибка. Когда-то нам просто стоило разойтись.
- Тогда я черт тебя возьми вообще ничего не понимаю – Джулиан, словно в подтверждение своих слов, развел руки в сторону – если нет причин, зачем разводиться? Только ради бога не надо снова о «Бессонных ночах» и прочей сопутствующей ей лабуде – люди с такими проблемами обычно к семейному психологу идут, а уж никак не к юристу.
- Ты не представляешь как мне все это знакомо – Алисса, натянуто улыбнувшись, подошла к мужу, и осторожно, едва-едва касаясь, провела рукой по его щеке – учись жить заново, Джул. Не ищи меня. Все равно пока я этого не захочу, все твои попытки будут натыкаться все на ту же стену. Уезжай в Майами.… В отпуск.… Да хоть куда-нибудь.… Будет легче, поверь мне.… Потом ты привыкнешь, свыкнешься со всем.
- Я… Я не хочу тебя терять. Черт тебя дери, неужели ты этого не понимаешь? – Джулиан, перехватил ее руки, и теперь заставил повернуться к нему лицом.
- Тогда считай, что последние 4 года были.… Да хотя бы немного затянувшейся интрижкой – без капли иронии в голосе, ответила Алисса, смотря на растерянного мужа - Простым сексом, без обязательств, пусть и приведшим к тому, что у тебя появилась дочь. Терять будет нечего…
- Лис…
- Это далеко не шутка – покачав головой, произнесла Алисса, осторожно высвобождая руку, что бы спустя секунду раствориться в темноте холла – мы теперь друг другу никто. Все закончилось.

Сорвался.
На второй день после «знаменательного» ужина, все-таки сорвался с места. Пытаясь последовать ее совету, и разом решить все. Уехал в Майами. И почти сразу же по приезду, едва только утряслись все проблемы с покупкой квартиры, с головой ушел в работы, пытаясь найти успокоения, для начала хотя бы в ней. Чуть позже к ней присоединились и попытки начать новую жизнь, как таковую. Правда, заканчивались они почти всегда одинаково – созерцание очередного рассвета в квартире. В гордом одиночестве.
Ситуация изменилась ровно тогда, когда Джулиан, увидел в одном из местных баров, куда изредка заходил - Роуз МакГоуэн, собственной так сказать персоны. Как выяснилось уже на следующее утро, когда Роуз, пила кофе на его кухне, пытаясь, хоть как-то свести действия алкоголя, которого она вчера явно перебрала, а заодно вспомнить «Что же за молодого блондина я вчера пыталась поцеловать?» - в Майами она оказалась почти случайно. Окончательно порвала перед выходными с Дейвом. Захотелось, во-первых – напиться по-нормальному, хотя бы раз в жизни. А во-вторых – пройтись по магазинам, и скупить все, что попадется на глаза. Ко всему прочему – хотелось забыть про моральные ценности. Хотя бы на 2 дня. Выбор города был в принципе предопределен. Ну а то, что встретилась с Джулом – было скорее «приятное дополнение шикарных выходных».
Собственно из разговора с ней Джулиан и узнал что а) у Алиссы, наметилась интрижка с партнером по площадке; б) мало того, что Роуз знала, где сейчас живет Алисса, так у нее еще и оказался запасной комплект ключей от ее квартиры, которые она, как сама же выразилась «Могу совершенно случайно обронить у тебя в квартире, если только мое имя в ближайшее лет 6 в ваших разговорах упоминаться не будет. А то Алисса мне устроит».
Джулиан согласился, почти не раздумывая. И вот сейчас – спустя почти месяц, после «побега», только-только уложив спать дочь, которая за пару часов, что он провел с ней, успела рассказать все новости, и зацеловать его практически до смерти - он стоял, прислонившись к стене, и ждал пока его пока еще жена, закончит обмен «любезностями» с новым «ухажером». Ждать пришлось, не так долго, как он рассчитывал.
- Ну, привет Лис.
- О господи – Алисса, прислонившись к двери, «картинно» держалась за сердце – МакМэхон, какого черта тебе тут надо? Мы же вроде как договорились. И вообще как ты меня нашел?
- Я как вижу, ты времени зря не теряешь родная – Джулиан, старательно делал вид, что не замечает вопросов жены, пытаясь перевести разговор в нужное ему русло – потянуло на молоденьких? Как понимаю та твоя речь «Тебе надо уехать… Ты привыкнешь», была для того, что бы ЭТО ввести в свою жизнь. Я так знаешь любопытства ради – ему хоть 21, то есть, а?
- Во-первых, сколько лет моему новому любовнику не твоего ума дела, МакМэхон. А во-вторых, знаешь, после тебя захотелось разнообразия – не скрывая улыбки на лице, произнесла Алисса – к тому же почему нет? Если собственный муж относиться к тебе как к растению, почему бы не поискать ему замену на стороне! Ты у нас в этом спец, Джулиан.
- Ну и как он в постели? – приподнимая брови, поинтересовался Джул – спринтер? Или может он «большой человек с маааленьким …».
Алисса вовремя успела прикрыть мужу рот рукой.
- Не смей продолжать МакМэхон. Давай сойдемся на том, что моя интимная жизнь для тебя теперь закрытая тема!
- Так вы еще не переспали – подвел итог Джулиан, сделав удивленное лицо – он боится ответственности? Или тупо «не может»?
- МакМэхон – Алисса закрыла лицо руками и теперь пыталась задушить рвущийся наружу смех – господи просто признайся, что ты ревнуешь и все! Тебе самому же легче будет. Ко всему прочему - как там говориться «Грешно смеяться над…». Ой, по-моему, я что-то не то говорю. А вообще успокойся. Нет, он мне нравиться, но подпускать его настолько близко…Я пока что не готова.
- О, девушка с принципами – ответил Джулиан, ухмыльнувшись – хотя должно ли меня это волновать. Я вообщем-то заходил к Мэдисон. Пока я тут, я наделся, что она со мной побудет. Если ты конечно не против этого.
- Ты как раз вовремя Джул. Я хотела на пару дней уехать из города. Так что, тебе или маме пришлось бы с ней посидеть.
- Снова благотворительность? Или Спеллинг наконец-то устроил вам шикарный двухдневный отпуск?
- Скорее второе, чем первое – бросила через плечо Алисса, стягивающая надоевший за целый день пиджак, и размышляющая о том стоит ли говорить ему ВСЕ – Эрик…я…мы…вообщем пока мы не снимаемся, мы решили передохнуть и выяснить что между нами…
- Мило – пробормотал Джулиан, покачав головой – ладно Лис, я, пожалуй, пойду. Не буду тебя задерживать, да и мне уже пора. Дома меня ждет бутылка пива, еда собственного приготовления, и бейсбольный матч.
- Кто играет? – поинтересовалась Алисса, поворачиваясь к нему лицом – снова наши против неповоротливых австралийцев?
- Принимаю это как лично оскорбление – Джулиан впервые за весь их разговор совершенно искренне улыбнулся – нет, все проще. «Red Sox» против «LA Dodgers».
- Не плохо – улыбнувшись, ответила Алисса – «веселая» будет игра. Надо будет посмотреть.
- Да – прошептал Джулиан, закрывая за собой дверь – игра и правда будет интересной. Посмотрим кто кого.
Она стояла напротив открытого окна. Грела замерзшие руки о чашку с горячим кофе. Смотрела на сходящий, на нет очередной день и медленно, но верно просыпающийся город ангелов. Последние, почти кроваво-красные, лучи заходящего солнца, в который раз, мешались с уже загорающимися неоновыми вывесками, проникая в ее спальню, сквозь полузакрытые жалюзи, причудливыми цветными полосами. Которые казалось, пытались хоть как-то «разукрасить» ее ставшую почти черно-белой жизнь.
Она всего на секунду прикрыла глаза. Стараясь при этом навесить на лицо улыбку от мысли о том, что Мэди ее когда-нибудь доведет. Почти 2 часа чтения сказки, которую она слышала уже раз 12, если не меньше. Черте что. Но как бы она не старалась, как бы не хотела – мысли все равно возвращались к Джулу. Пришлось согласиться с тем, что почти три месяца без него не дали ей абсолютно ничего. Она по-прежнему любила его, хотя и не признавалась в этом сейчас, даже самой себе. Она по-прежнему бежала от него, понимая при этом, что это бесполезно. Она по-прежнему ничего не могла ему рассказать. Очередной тупик. Очередное осознание собственной беспомощности. И что самое страшное – беспомощности перед ним. Ведь даже сегодня – столкнувшись с ним всего-то на пару секунд, и уловив, терпкий, с едва различимыми горькими нотками, запах его одеколона, по телу, пробежала такая волна желания, какой она не чувствовала за все 4 года, что они были вместе. Вполне естественно сказывались 2 месяца без мужчины. Ко всему прочему – само его присутствие здесь. Все это было выше нее…
- И что мне со всем этим делать?
Очередной вопрос к самой себе, оставшийся, как и положено без ответа. Но давший ей, в конце концов, чуть больше чем она просила.
Все те же горьковатые нотки в воздухе, а секунду спустя, его горячие руки, смыкающиеся на талии.
- Ты не когда не умел уходить по-английски – прошептала Алисса, прижимаясь к его груди – и наверно уже не научишься.
- Ты его любишь? – единственный вопрос, крутивший в голове, всю дорогу домой, сорвался с губ почти случайно.
- Нет. И наверно не когда не полюблю.… Потом.…Потом будет больно… Я, так больше не хочу Джул…
- Но тогда я не понимаю. Почему…
- Для тебя это сейчас так важно Джул? – повернувшись к нему лицом, и подняв на него глаза, поинтересовалась Алисса.
Джул в ответ только пожал плечами – сам, собственно говоря, и не понимая, нужен ли ему был вообще этот ответ.
Все то, что случилось потом…
Было скорее закономерным концом «сказки», в которую так хотелось верить, нежели попыткой восстановить сожженные мосты.
Она сама, уже едва дыша, еще сильнее прижалась к нему, чувствуя, как начинают подгибаться ноги от неожиданного поцелую в шею. Как начинает, бешено колотиться сердце, от прикосновений его рук, стягивающих с нее одежду. От едва ощутимых на коже прикосновений его губ, прочерчивающих влажную дорожку поцелуев тянущихся от шеи к ее губам.
И уже потом, многим позже – когда ее тело наконец-то перестало ее слушаться, когда сам Джул, опустившись вниз, на согнутых коленях, подхватил ее. Так неожиданно для себя понять - именно в тот момент, когда она ощутила прикосновения холодных шелковых простыней и горячих губ, застывших где-то в районе груди - что все это, теперь уже не вытравить. Не из воспоминаний, не из сердца. Как бы она не старалась.
И что именно это ночь, станет для нее в ближайшие месяцы, постоянным источником боли.
Непроходящей, ноющей, и разрывающей в клочья, весь ее только что построенный мир.

Машина, на пару с вот-вот готовым «взорваться» от постоянных, звонков мобильником, были оставлены далеко позади. И сейчас – сейчас, впервые за долгое время, он просто шел вперед.
По изрезанной, почти, что искромсанной береговой линии Майами. Загребая ногами, еще теплый песок. Ловя, последние теплые лучи, заходящего солнца. Наслаждаясь, столь неожиданной для пятничного вечера Майами, тишиной. Не особо задумываясь о конечной точке своего «путешествия». Да не думаю в принципе вообще не о чем. Разве что, пытаясь в очередной раз понять «Что есть его жизнь сейчас?».
И чем больше времени проходило – тем четче он начинал понимать, что все далеко не так радужно, как казалось еще пару недель назад. Сумасшедшие графики работы, оставлявшие силы только на сон, трещащие по швам, отношения с уже почти бывшей женой, и летевшие к черту, раз за разом попытки, вернуть себе семью.
- Какие глобальные проблемы – усмехнулся Джулиан, вдыхая соленый морской воздух – а мне только 35. Черт бы побрал такую жизнь…
Он был одинок. Сейчас, да и всегда наверно. Нет – вокруг него всегда была «толпа» людей – знакомые, какие-то второстепенные «герои», не игравшие в его жизни, никакой роли. Ко всему прочему были друзья – срывавшиеся в любое время дня и ночи, если ему нужна была помощь, и научившиеся, за столько то лет дружбы, понимать его почти что с полуслова. Но даже они…
Даже сейчас, оставались в стороне. Не замечая, а быть может, не желая замечать, того, что происходило с ним. Ей-богу. Иногда в минуту полного отчаяния, ему хотелось закричать, что есть мочи:
- Черт вас дери, неужели вы думаете, что выражение лица «У меня все хорошо, я счастлив» - так подходит для человека, у которого рушиться вся жизнь?
Но все это, к сожалению, оставалось где-то на уровне желания. Вместо этого его друзья, день за днем, видели все новые и новые маски, которые он так искусно «примерял» на себе. Благо лгать за последние месяцы он научился.
И только наедине с собой. Когда исковерканная, надоевшая, почти что осточертевшая маска, срывалась, легким пасом руки – он становился настоящим.
Чужим. Непонятным. Даже самому себе.
Таким, каким его сделала жизнь.
Если бы только у него была возможность – если бы только он мог. Поменять все. Переписать всю свою жизнь. Или хотя бы последние несколько лет. Видит бог, он бы не преминул воспользоваться таким шансом. Но кому это все объяснишь?
И вместо этого - приходилось день за днем выдерживать косые взгляды, шепот за спиной. Привыкая к новой жизни. Вычеркивая все, что было связанно с прошлой.
Но как бы он не старался. Сколько бы он не пытался сейчас забить свою голову, мысли настойчиво и против его же воли возвращались к событиям двухнедельной давности.
Та ночь…
Сумасшествие. Тоска друг по другу. Проклятье ближайшего года.
Сумбур слов. Прикосновений, тут же мешавшихся с почти забытыми ласками, лишавших рассудка. Сорванных, казалось в последнюю секунду поцелуев. Отсутствие сил, что бы противостоять этому желанию. И казалось, навеки застывшего в тот момент время.
С утра из-за этого было только больнее.
- Люблю… люблю тебя, дьявол… - прошептала Алисса, закрыв лицо руками. Зная, что Джул застывший на пороге ванной, все прекрасно слышит. Что он, цепляющийся сейчас за любую возможность вернуть ее, подойдет к ней – люблю и ненавижу тебя.… Разве так бывает Джул?
Она сама не верила в то, что говорит. Ненавидела ли? Не смотря на все их перепалки, на все то, что когда-то было сказано или сделано друг другу – возникновение ненависти к нему можно было приравнивать к добровольному отказу… да хотя бы дышать. То есть возможность была равна нулю.
Но хотела. Пыталась по-крайней мере заставить себя ненавидеть его. Что бы стало легче. На месяц. На неделю. На день. Да, черт возьми, хотя бы на час. Пусть даже не себе – пусть ему.
И как пугающе странно было, подняв на него глаза, прочитать в его взгляде «Я уйду. Если ты хочешь – если так надо. Я уйду». И потом, снова и снова встречаясь с ним, бросать все на защиту этой раны. Использую, старые, не раз спасавшие от всеобщего сожаления способы. Все та же ложь – все те же наигранные улыбки – все те же «перевернутые» маски.

Солнце уже почти скрылось за горизонтом, но последние, самые настойчивые лучи, все еще пробегали по его коже, в попытке заставить его улыбнуться. Хотя бы на секунду. Всего на одно короткое мгновенье. Очередной день, подходил к своему логическому завершению – день, так похожий на вереницу того, что было «до» и что будет «после». Все те же лица, те же проблемы, и все тот же, уже привычный для него круговорот жизни.
Ветвистый электрический разряд неожиданно расколол затянувшееся, в секунду почерневшее небо, освещая землю, и одиноко бредущую вперед фигуру. А мгновенье спустя, стук капель, стал мешаться с первыми раскатами грома.
Он даже не остановился. Просто шел вперед, подставляя лицо обжигающим каплям дождя. И разве что только жесткий, безжалостный дождь, хлеставший его, вызывал у него хоть какие-то эмоции.
Он не оставлял его…
Потерявшегося в собственных мыслях и так и не успевшего до конца осознать, как теперь собрать воедино осколки своего разрушенного мира…


1
А тут тот же банн, только с другими фильтрами и текстурами..

Если кому понравится... :lol:

Сообщение отредактировал Verte: Четверг, 04 сентября 2008, 20:31:50

 

#4
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Как сказать тебе то, что это правда…
И внушить себе: «Результат оправдан…»

Как сказать о том,
Что боишься видеть.
Доказать, что он
Сможет и ненавидеть?


Город ангелов, когда-то безмерно любимый, но все чаще проклинаемый в последнее время, медленно скрывался за пеленой облаков. И было почему-то непомерно тяжело, видеть сквозь окно иллюминатора, как исчезает последняя ниточка, еще хоть как-то связывающая ее с семьей. С Джулом.
И снова комок в горле. И снова подступающие слезы. Потому что в очередной раз, перед глазами «всплывает» момент признания – и его глаза, наполненные слезами, стальной голос, режущий без ножа. А после. После была смерть… ЕЕ медленная смерть.
Потому, что бумаги на развод, все-таки были подписаны, потому что, он, до последнего верящий в то, что их брак, еще можно спасти, наконец-то снял обручальное кольцо. И почти сразу же окунулся с головой в жизнь, всем своим видом, говоря ей:
- Ты хотела свободы родная? Вот она. Получай.
А она только сейчас поняла, что попала в западню. Созданную когда-то собственными руками.
Алисса, откинулась на спинку кресла, не забыв при этом опустошить, стакан виски, стоящий перед ней. Единственная задача максимум стоящая сейчас перед ней, была, как выяснилось позже, практически невыполнима. Уснуть так и не удалось. Мысли с упорством барана, возвращались к цепи событий, приведших, в конце концов, к тому что, она, бросив, что все ей было дорого, летела на Ибицу. Искать ответы.
На этот раз уже окончательные.

Все было как всегда. Очередное воскресенье – очередная поездка к Джулу, дабы забрать Мэди, после «бурных выходных» с папой, домой. Бумаги на развод, как всегда с собой. Все-таки в ней еще не умирала надежда. Что можно будет обойтись малой кровью, и получить его подпись, не рассказывая при этом ничего.
Но вся ее уверенность, на пару, с заранее приготовленной, и отрепетированной в машине, речью вылетели в трубу, едва только она переступила порог дома. Нет, она за последнее 3 месяца, что длился их развод, видела Джула в разных ипостасях – от этакого, демона-обольстителя, который, собственно говоря, так или иначе добивался своего, до пьяного вдребезги мужчины, казалось просто-напросто запутавшегося в своей жизни, отношениях с бывшей женой и чувствах вообще. Но сегодня Джулиан смог разом перечеркнуть всех своих героев, – которых играл когда-то или будет играть в будущем. Бледное, осунувшееся лицо, в сочетание с холодным взглядом темно-синих глаз, упорно смотрящим на их совместную фотографию, трехдневной щетиной, напряженным телом, и пальцами, не то играющими с обручальным кольцом, не то с льдом, покоящимся на дне стакана с виски – давали воистину дьявольский коктейль. На который она могла бы смотреть часами подряд. Что, собственно говоря, и делала. И если бы, не Мэдисон, сбежавшая со второго этажа, прямо ей на руки с крикам «Мама…Мама.…А ты знаешь, что мы с папой делали на выходных?», игры в «гляделки» продолжались бы как минимум до вечера.
Джул в принципе не как не отреагировал не увещевания Мэди, о том, что Алисса, тут. Он просто допил остатки виски, подбросил вверх обручальное кольцо, тут же поймав его, и встал из-за стола. Не обращая не на жену, не на дочь, ровно никакого внимания.
И что оставалось делать Алиссе? Собственно говоря, ничего – усадив дочь в машину, и не забыв занять ее на время, короткого, но как полагается бурного разговора с мужем, Алисса вновь направилась в сторону дома.
- Я не буду подписывать бумаги – Алисса, даже не успела закрыть за собой дверь, как голос Джулиана разорвал тишину – так что давай, даже не будем начинать это разговор.
Алисса хотела, было уже возразить ему, в очередной раз, напомнив ему о том что «Нет смысла спасать то, чего уже нет», но уставший, с малой примесью горечи голос, заставил ее вовремя замолчать. Сегодня, сейчас – он впервые за долгое время не играл с ней. Всем своим видом показывая, что жизнь на грани, в конце концов, его довела – вся это неопределенность в том кто они друг другу, и что все-таки между ними, привела к тому, что они имели сейчас. У них был секс на одну ночь, после которого, они неделями избегали друг другу, все больше погрязая в трясине неразрешенных проблем. У них были чувства, друг к другу – которые, как они не старались, так и не смогли убить – не по средствам 18-часовой работы и практически переезда в другой город, не по средствам, во многом надуманной любви к новой пассии. Чувства, которые просыпались, едва они оставались наедине – ведь ощущая почти в миллиметре от себя столь желанное тело, и при этом не попытаться, сорвать с его губ поцелуй, было просто не возможно. И все начиналось заново – ночь, наполненная всем – начиная от любви и заканчивая ненавистью. А с утра – очередное раскаянье. И так месяц за месяцем. Кто-то из них должен был сломаться первым. Просто Алисса, не как не ожидала, что это будет Джул. И впервые в жизни, было страшно видеть его ТАКИМ. Понимая при этом, что все это далеко не игра. Что это не очередная его маска. Что это на самом деле он и что все то, что с ним случилось за последнее время это только ее вина.
- МакМэхон не начинай сначала. Ты подпишешь бумаги, и мы просто разойдемся – Алисса, словно скороговорку выговорила это, идя по направлению к нему и отчаянно стараясь не смотреть ему в глаза - иначе, я ей-богу добьюсь того, что ты лишишься родительских прав
- Посмотри на меня! Черт возьми, Милано подними на меня глаза – Джул, говорил все это едва слышно. Почти шепотом, что ничуть не помогало. Скорее наоборот. Алиссе, хотелось, закрыв уши, бежать. Бежать как можно дальше, дабы мокрые дорожки от слез не выдали ее – ты же не сделаешь этого Лис? Ты же не отберешь ее у меня?
Было неимоверно тяжело через силу, заставить себя поднять на него глаза – какое там «заберу»? Она боялась, что если их разговор еще хоть немного продолжиться в этой «стезе» - она просто-напросто завтра заберет документы на развод, и расскажет, все что случилось. И она ненавидела себя за это. За то, что он имел над ней такую власть – и одно, единственное прикосновение, одно единственное слово, могло перечеркнуть все. Все к чему она так стремилась, последние несколько месяцев, и все что так долго убивала в себе, только бы облегчить боль. Единственным выходом для нее было только заставить его возненавидеть ее. Пусть это станет «точкой невозвращения» для их семьи – но мучить его она просто не имела права.
- А ты проверь МакМэхон. Хватит тянуть с этим. Мне нужна свобода. Перестань тешить себя надеждами, что в этот раз получиться, что-то вернуть. Я слишком далеко зашла, что бы сейчас бросать все это. Я не вернусь. Я не хочу этого – с наигранным нахальством, произнесла Алисса.
- Не лги мне Лис. Тебе это не когда не шло – на пару с ухмылкой, все вышесказанное, выглядело, как минимум, как фирменно издевательство от Джула.
- Лгу? Я, черт возьми, лгу? Ты понимаешь, до твоей чертовой, дурной головы, доходит тот факт, что не осталось ничего – голос Алиссы, постепенно сошел на крик – не любви, не злости, не боли, даже простой, чертовой привязанности больше нет. Все чем я жила последние два года, все, что я когда-то любило, умерло. Разлетелось вдребезги. Мне осточертело, ты слышишь, осточертело собирать по кусочкам свою жизнь. А после, не без твои помощи снова превращать ее в пепел. Я устала снова и снова, начинать и разрушать наши отношения. Хватит. Пора прекратить бороться с неизбежностью и все закончить. И ради бога МакМэхон не надо жертв. Не делай глупости. Подпиши бумаги и просто отпусти.
- Я не сделал этого раньше, не сделаю этого и сейчас. Да и давай будем откровенны, ты сама не сможешь начать жить заново – голос Джула, казалось, просто въедался в нее, пока она шла к двери – ты меня любишь. И никогда не умела этого скрывать.
- Нет, Джул, ты не прав. Я тебя больше не люблю. Я наконец-то действительно свободна – так долго репетируемая фраза, наконец-то сорвалась с ее губ.
И было уже все равно, что она из последних сил, сдерживала себя. Что молила всех богов, о том, что бы ее дрожащий голос не выдал ее…
Первый шаг был сделан. Дело теперь оставалась за малым.

Единственный вопрос, на который она так и не смогла найти ответа за последние полгода, был неизменным – почему?
Почему ей было так трудно сознаться в том, что она сделала?
Почему было так трудно отпустить все?
Отпустить все исключительно для того, что бы сделать столь необходимый ей шаг вперед, попытавшись тем самым вырваться из замкнутого круга, в который попала исключительно по собственной вине…
Почему она не могла в порыве отчаянья, в пылу очередной грандиозной ссоры, которые возникали у них разве что не на пустом месте, рассказав все, уйти, громко хлопнув дверью?
Почему каждый раз, когда она уже была готова рассказать – снова и снова перед глазами «всплывала» одна и та же картина – не спавший трое суток Джулиан, укачивающий на руках Мэди, с активно режущимися зубами, и лозунгом «Пока у меня температура – не спит весь дом», успевающим между колыбельной, выпивать очередную чашку кофе, дабы через пару часов не присоединиться к дочери.
Всплывала, словно в насмешку – ведь именно тогда, совершенно случайно увидев, как Джул, возиться с Мэдисон, она поняла, что второму ребенку в их семье, естественно быть. И попроси Джулиан, ее в тот момент о нем, она бы без зазрения совести приостановила свою карьеру и занялась бы семьей. Но предложение так и не прозвучала – и она с головой окунулась в работу, мимоходом строя план «мести» с кодовым названием « Второй ребенок – только ближе к моим 70». И все то, что начиналось, как невинная шутка, просто способ, немного помучить мужа, закончилось далеко не так как хотелось.
Доигралась, чего уж скрывать…
Хотя сама в последнее время приходила к мысли, что скорее переиграла…
Особенно в тот момент, когда казалось их только-только пришедшие в норму «постельно-дружеские» отношения, лопнули как мыльный пузырь, и вся правда наконец-то вышла наружу.
Не сказать что бы после последнего разговора, закончившегося полным поражением Джулиана, в их жизни что-то резко поменялось. Нет – все оставалось так же.
Алисса по-прежнему пропадала до ночи на работе, всецело посвящая, выходные дочери и Эрику, мимоходом, пыталась все-таки вытащить Джулиана хотя бы на одно судебное заседание, и окончательно оформить развод.
На что Джул, впрочем, как и всегда, отвечал полным игнорированием всего процесса развода и очередной поездкой в Майами, для того что бы «снять \ до снять \ переснять всего один эпизод.… И потом, я честное слово вернусь». Естественно, что повод к отъезду менялся от случая к случаю. Правда результат всегда был один и тот же – он исчезал из города на месяц. Соответственно все планы Алиссы, о том что «Уже завтра я буду, свободна», в очередной раз летели к черту.
- Джулиан Дана Уильям МакМэхон, а ну тащи сюда свою задницууу – протянула Алисса, секундой раньше ворвавшаяся в дом, очередным цунами, наконец-то узрев, причину своей постоянной головной боли.
- Ты как понимаю снова за Мэдисон? Если да, то она еще спит. Или у нас снова началась игра «Мы идем разводиться»? – вопрос Джула, казалось, застал невольно засмотревшуюся на него Алиссу врасплох.
Вполне естественно, что весь заранее отрепетированный разговор о том, что он а) сволочь каких еще надо поискать, б) и что когда-нибудь она все-таки добьется свободы, вылетел из ее головы в мгновенье ока. Все-таки, хм.… Не каждый день можно увидеть, почти бывшего мужа, которого ты так упорно хочешь забыть, голым по пояс и вытирающим пот со стройного торса.
- Я...я... я... я – не сводя глаза с МакМэхона, в попытке выдать хотя бы одно целое предложение, пролепетала Алисса - я...
- Ну, у нас, однако прогресс – ответил Джул, рассмеявшись - мы выяснили что ты, это ты!
- Я вообще за Мэди пришла – собрав последние остатки мыслей, выдала наконец-то Алисса – мы…я…Эрик…вообщем я за дочерью…
- Браво, мы пошли по второму кругу – сыронизировал Джул, покачав головой – а все-таки Лис, зачем пришла? Просто у меня скоро встреча…
- Я…я… - начала было Алисса, пытаясь лихорадочно придумать, зачем же она, собственно говоря, пришла к нему – оу, у нас будет возможность увидеть новые сексуальные изощрения Кристиана Троя?
Джулиан с недоумением посмотрел на Алиссу, с трудом понимая, как начало предложения связано с концом.
- Я как понимаю, бильярдный стол куплен для практики? – спросила Алисса, исподлобья смотря на мужа – или ты будешь мне долго доказывать, что работаешь не по схеме « Практика со всем, что движется дома, а после показываю это на экране».
- Ну, я бы не сказал что уже со всем у меня пока один «объект» для тренировок.
Джул слишком поздно понял что сказал, чуть больше чем надо. «Издевательски-невинная» улыбка уже пробежала по лицу Алиссы.
- Неужели ты работаешь ручками? Развлекаешь по вечерам сам себя, да?
Джулиан, хотел, уже было ответить – но ее крик, раздавшийся спустя секунду со словами «Господи, кто это?», и просто таки акробатический прыжок на край бильярдного стола, от испуга, выбил все мысли разом.
Как оказалось «Это» – была Мэдисон, проснувшаяся и готовая к тому, что бы ехать от папы домой, решившая, по всей видимости, разнообразить и без того, «скучную» мамину жизнь, легким заиканием, для начала.
Ребята уже были готовы к тому что бы, на пару минут забыть, кто для них Мэдисон, но «заяц-энерджайзер», словно почувствовав, что ей сейчас может достаться, с криками «Я случайно», уже бежала по лестнице, на второй этаж.
- Случайно она – пробурчала Алисса, пытаясь снова почувствовать твердую почву под ногами – э, Джул, ты мне случайно хм… не поможешь?
- А ты, однако – съязвил Джул, делая в сторону жены шаг – ты…
- Только посмей сказать что-нибудь о моем росте, и ты знаешь, куда получишь кием?
- Вообще-то я хотел сказать, что ты великолепно смотришься на этом столе, но если тебя заводит, могу и про рост сказать – насмешливо произнес Джулиан, подходя к Алиссе настолько близко, что можно было отчетливо услышать, как участилось ее дыхание, от неожиданного соприкосновения рук.
- Так значит, великолепно смотрюсь? – слегка приподнимая брови, спросила Алисса.
- О, да – протянул Джулиан, облокотившись руками о стол и наклонившись к лицу Алиссы – хотя ты знаешь, я бы…
Предложение, собственно говоря, еще не было законченно, а «я бы» уже перешло в действие. По-крайней мере, расстегнутая, секундным движением руки, пуговица рубашки, и теперь уже отчетливо виднеющийся черный кружевной бюстгальтер, говорили как раз об этом.
- А если вот так?
Вопрос Алиссы, сопровождающийся, расстегивание последних двух пуговиц, и почти случайным, этаким «невинно-сомневающимся» приоткрытием пирсинга и совсем небольшой части татуировки, в принципе задавался уже в пустоту. Последние пару минут, они неотрывно смотрели друг другу в глаза, словно стараясь понять, кто сдастся раньше, и все что происходило вокруг них, просто перестало иметь значение.
Алисса совсем не заметила того, что ее руки обхватили его шею, стараясь оказаться как можно ближе к столь желанным сейчас губам, не заметила и того, что ноги стали постепенно смыкаться на его талии. Да и Джулиана в тот момент нельзя было назвать особо наблюдательным – торопливо стянутая, скорее на автомате, рубашка, почти сразу же полетевшая им под ноги, нежные пальцы, скользящие по спине и пытающихся, расстегнуть застежку бюстгальтера, и губы, которые казалось, были везде и сразу – начиная от ее лица, каждый миллиметр которого, он покрывал поцелуями, заканчивая влажной дорожкой, все тех же поцелуев, тянущихся от ложбинки между грудями к той самой злосчастной татуировки, сводящей его с ума, который год подряд – все это осталось для него скорее сумбурными воспоминаниями. Эмоции и чувства этого момента, этих минут, перекрывали собой все…
- МакМэхон, это безумие. Мэди…я…мы… – прошептала Алисса, понимая при этом, что даже окажись, сейчас здесь вся съемочная команда «Зачарованных», она была бы уже не в силах, остановить все.
Ее тело казалось, отказывалось реагировать на что-то, кроме его прикосновений. И было вполне естественно, выгибаться от каждого, прося еще и еще, пересохшими губами, сбивать к черту дыхание, и почти задыхаясь, почувствовать наконец-то его губы на своих – ощущать его горячую кожу на своей, и почти не сопротивляться когда, руки, секунду назад сжимавшие бедра, неторопливо стягивают последние остатки одежды. Забывая про то что, в любую минуту кто-то может зайти, про то что, Мэдисон, может ненароком спуститься на первый этаж. Забывая вообще про все. Всецело отдаваясь страсти накрывшей с головой. Всецело отдаваясь ему.
- МакМэхон, прости, что задержалась – раздался в тишине дома женский голос – никак не могла…О господи, я кажется слегка не вовремя, да?
Покраснев за секунду и тактично отвернувшись, девушка, не видела как не знающая чем прикрыться Алисса, в мгновенье ока, спрыгнувшая с «чертового бильярдного стола», и успевшая «по дороге» собрать свои вещи, стояла теперь за Джулом и пыталась хоть как-то натянуть на себя одежду.
- Какого черта? Кто это МакМэхон? – сквозь зубы поинтересовалась Алисса, не забыв при этом ткнуть Джула локтем в спину.
- Мишель – опередив, всего на пару секунд, замешкавшегося Джула, произнесла девушка – мы с ним хм…хорошие знакомые… Давние друзья, почти что…
- Знакомые? – переспросила Алисса, выходя из-за спины мужа и смотря на девушку – МакМэхон, с ТАКИМИ друзьями не бывают она мало того, что мисс «Я собралась из силикона», так еще и блондинка. Какие к чертовой матери, вы с ней знакомые? Да… Я надеялась, что ниже в моих глазах ты не упадешь. Поздравляю, смог!
- Мы с ней просто друзья – словно заезженная пластинка повторил Джул.
- Друзья, как мы с тобой? Которые спят друг с другом, по 3 раза на неделе? Или ЭТО у тебя исключительно на период выходных? Пока меня нет?
- Эй, я бы попросила – вклинилась Мишель, в разговор между Алиссой и Джулом – я вообще-то тут!
- Если бы здесь не было Джула, я бы тебя поверь мне, тоже о многом попросила – пробурчала Алисса, опустив глаза в пол.
- Прости, я же совсем забыла ты же у нас великая Милано, о которой мне Джул, прожужжал все ухи в свое то время. Что любовник тебя уже не устраивает? Снова не удовлетворяет, да? Или ты решила вспомнить былые времена с мужем? Хотя нет, наверно в твоей голове наконец-то стукнуло, что пора бы завести второго ребенка, и ты решила, забеременеть хотя бы от одного?
- Слушай – прошипела Алисса, сквозь стиснутые зубы, поворачиваясь к Джулу – заклей своей говорящей кукле рот, или она рискует потерять не только свои наращенные ногти и волосы, но и свою силиконовую грудь.
- Уж кто бы говорил «Мисс силикон-92» - фыркнула Мишель, покачав головой – ты…
- Мне что повторить еще раз? Или сразу перейти к действию? А ты МакМэхон, можешь запихнуть свои желания, обо мне в … Вообщем ты понял куда…
- Ты в курсе, что ты бесподобна? – вопрос мужа, застал Алиссу, когда та поднималась на второй этаж, дабы все-таки забрать Мэди домой.
- Пошел ты знаешь куда – ответила Алисса, скрываясь в комнате дочери.
- Обожаю её – сам себе сказал Джул, улыбнувшись, и перевел взгляд, на исходившую от хохота Мишель – и, кстати, спасибо тебе огромное. Давно я ее ТАКОЙ не видел!
- Да ладно. Было бы за что. Люблю я доводить твоих женщин. Нравиться мне это, что поделать. Впрочем, давай, рассказывай, зачем звал?

Как часто мы используем, казалось бы, уже приевшееся нам, выражение «ложь во благо». Используем и так старательно пытаемся, хотя бы для себя размыть знак равно, между «ложью во благо» и «ложью» как таковой; вычеркнуть, впитываемую разве что не с молоком матери, истину о том что «Тайное всегда становиться явным»; находя все новые и новые оправдания тому, что делаем. Успокаиваясь тем, что делаем это для близкого человека и что в череде того, что на него «свалилось», эта крупица, то, как раз «сделает погоду». И как часто результат наших, казалось бы, благих дел, оказывается диаметрально противоположным от ожидаемых. Ведь одна ложь, влечет за собой еще одну. А потом еще и еще, еще...
Мы дарим по сути бессмысленную, никому не нужную надежду на лучшее. Раня, почти убивая, бесконечно любимого нами человека. Бесцельно пытаясь создать иллюзию. Очередную иллюзию, которая спустя мгновенье исчезнет, не оставив после себя ничего кроме боли.
Боли оттого, что в глазах человека, которому эта пресловутая «ложь во благо» предназначалось, мы не увидим ровным счетом ничего. Ничего кроме пустоты.
И понять кому, в конце концов, аукнется эта ложь – тому, кто ее придумал, или тому, для кого она была придумана – увы, не дано.
И даже раскаянье, которое непременно наступит годом раньше, годом позже, уже ничего не решит. Будет просто слишком поздно – доверие сойдет на нет.

Она не понимала что делает. Не понимала, зачем трясущимися от страха руками набрала номер Джула, и, сказав, разве что «Там надо поговорить», отключилась. Не понимала, зачем, в очередной раз, в пух и прах рассорилась с Эриком, не забыв крикнуть ему в след, что те две ночи, что она провела с Джулом за последнее время, было лучшее в их с Дейном отношениях. И разве что стакан, до краев наполненный виски, и выпитый залпом, едва только в замочной скважине повернулся ключ – был для нее единственно понятным.
Крупица, хотя бы ничтожный кусок, храбрости, полученной, пусть даже таким путем, был ей сейчас просто необходим. Что бы рассказать ему все. Что бы поставить наконец-то этот злополучный шах и мат. Пусть даже себе.
- Какой идиот так и не убрал этот чертов кактус с вход? – вопрос только что пришедший Джул, задал скорее себе, чем кому-то конкретному, потирая при этом, в очередной раз исколотую ногу.
Алисса, еще секунду назад, прокрутившая в голове весь разговор от начала до конца, и уже почти готовая к тому, что бы скороговоркой, сказать все, неожиданно, промолчала. Ответив разве что натянутой улыбкой, которую Джул, навряд ли видел.
- И какого ей спрашивается, понадобилось вытаскивать меня в начале 2 ночи из дома – пробурчал Джулиан, пытаясь нащупать рукой, выключатель – поговорить ей захотелось. Как будто сегодня на бильярдом столе не на говорились. Да, где, черт возьми, этот выключатель?
- Не включай свет Джул – сказала Алисса, поднимаясь из-за стола – оставь все как есть.
- Господи – Джулиан, оставил попытки найти тот самый, злополучный выключатель и теперь прислонившись к двери, держался за сердце – знаешь что родная, если ты хотела устроить мне микроинфаркт в 35 лет, могу поздравить, у тебя это получилось! Э…подожди, а почему это я не должен включать свет. Милано что случилось? Я надеюсь Дейн, не…
- Нет, МакМэхон, он не поднял на меня руку. Мне просто надо поговорить о «нас».
- Так значит, уже существует «Мы». Однако быстро ты меняешь свое мнение Алисса. И что же смею поинтересоваться, у нас случилось – ты бросила Дейна и теперь не знаешь, как сказать мне об этом? Или все прямо противоположно – он сделал тебе предложение и теперь тебе срочно нужен развод? А может быть ты беременна от него, и хочешь приписать неожиданную радость отцовства мне? Что?
- Я сделала аборт – не в силах больше держать это в себе, произнесла Алисса.
- Ты, простите что? – от неожиданности, спросил Джулиан – господи, ты, когда успела от него забеременеть? Я пытался добиться от тебя второго ребенка почти год, а тут… Вы же…он же…я…
- Это был не его ребенок – приходилось выдавать ему крупицы информации, моля богов, о том что бы, все остальное он додумал сам, и ей не пришлось бы говорить самого главного – я…
- Ты что еще и на 3 фронт работаешь? – очередной поток вопросов, не дал Алиссе возможность закончить предложение – помимо меня и Дейна ты еще кого-то осчастливила за этот год? Выбираешь нового поклонника для Фибс, и решила совместить приятное с полезным? Или… - в голову наконец-то, пришла та самая мысль, которую он когда-то давно настойчиво отгонял от себя - когда ты его сделала?
- Почти полгода назад – прошептала Алисса, сделав еще один неуверенный шаг назад, и вцепившись руками в край стола, который нащупала - за месяц до того как подала бумаги на развод.
- То есть ты хочешь сказать, тот побег из дома, все то, что было сказано… – начал, было, Джулиан, но кусочки мозаики, до сих пор не как желавшие соединяться друг с другом, наконец-то превратились в одну картину.
И то, что еще пару часов назад, было для него просто страшным сном, не когда не касавшимся его лично, в мгновенье ока стало таковым.
Потому что причины развода, казавшиеся по началу странными и где-то даже сумбурными, перестали быть таковыми.
Потому что стало понятно, почему она так спешила «сбежать» из дома, и пересекала любую попытку встречи с ним.
Потому что все ее действия, слова и даже жесты за последние несколько месяцев обрели смысл – она бежала от того, что сделала, а он, сам того не подозревая, снова и снова возвращал ее назад.
И она смогла найти только один способ, что бы разорвать этот замкнутый круг, день ото дня убивающий ее…
Пусть даже с причинением боли – себе в первую очередь.
- Господи, ты, что хочешь сказать, что он был моим? – вопрос скорее задавался «только для того что бы». Ответ на него, Джулиан, к своему сожалению, уже знал.
Алисса молчала. Пересилить и выдавить из себя «Да», казалось, было просто не возможно.
- Я, кажется, задал вопрос – стальной голос Джулиана, разрезал тишину квартиры - он был моим?
- Да – прошептала Алисса, не решаясь поднять на него глаза – он был твоим… Я…Ты…Я, не хотела…Я не знала что…
- Заткнись – все тот же холодный голос, перекрыл ей пути к отступлению, заставляя теперь, рассказывать все – ради бога молчи. Иначе я просто перестану сдерживать себя в руках. И ей богу, хуже от этого будет только тебе.
- Я не хотела Джулиан – повторила Алисса, понимая, что эти слова, сейчас значат абсолютный ноль.
- Черта с два ты не хотела. Скажи мне какого это было – спать со мной, говорить что любишь, строить какие-то планы, постоянно дарить эту чертову надежду на что-то лучшее, и самой понимать, что это ложь? Ложь от начала до конца. Понимать, что ничерта хорошего в нашей семьей уже не будет? Потому что черт тебя дери семьи уже нет… Ну, что же ты молчишь – давай говори. Ты наверно получила огромное моральное удовольствие за это время. Нашла отличный способ отомстить мне за ту интрижку с Шеннон? Ты…Ты…Ты…
- Ударь, если хочешь – Алисса конечно понимала, что Джул, этого не сделает, но сказать что-то, все что угодно, дабы хоть как-то остановить его, надо было – ты же хочешь этого.
Когда секунду спустя, он встал из-за стола, единственное что она сделала, это просто закрыла глаза.
Видеть все, хотелось меньше всего.
Но секунды тянулись одна за другой, а ничего не происходило.
Хлопок дверью, и сдавленные, явно не печатные эпитеты, от Джула, подействовали на нее куда сильнее, чем все, что он мог сделать.
Он наконец-то дал ей свободу. Ту самую свободу, которую она так долго добивалась, и так жаждала. И наверно ей надо было бы радоваться этому. Но только сейчас, она поняла, что у неё не осталось ровным счетом НИЧЕГО.
У нее не было сил на слезы, или истерику из-за ТАКОГО конца их семьи. У нее не было желания напиться, что бы снова уйти от реальности. Не было желания, броситься ему вдогонку в попытке объяснить все что случилось. Да, собственно говоря, не было вообще никакого желания.
Даже Мэди, проснувшаяся от их, далеко не тихого разговора, смотрящая на нее сонным, но все же испуганными глазами, и бесконечно гладящая ее по волосам, была сейчас не больше чем, очередным человеком в круговороте ее жизни.
Вокруг нее была пустота.
Всепоглощающая, не имеющая не конца, не начала пустота и тишина.
Начатая когда-то игра, закончилась для нее полным поражением.
 

#5
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Усталое лицо, потухшие глаза,
Ненужное кольцо, слепящая слеза.

Мне некуда идти и некому сказать
Нелепое "прости". Узлом не завязать

Разорванную нить нечаянной любви.
Судьбу не изменить, и чудо не зови.


ну и опять такие небольшой презент в виде банна
Фото/изображение с Телесериал.com

Третий месяц жизни в Майами наверно мало, чем отличался для него от двух предыдущих. Сорвавшись сюда, почти сразу же после «знаменательного ночного разговора», он до сегодняшнего дня, так и не пытался узнать, что все же твориться в городе ангелов.
Не пытался наверно, потому что было все равно. Абсолютно все равно. Было, впервые в жизни безразлично, что сейчас происходит с Алиссой. Что твориться с Мэдисон. С семьей. С друзьями, в конце концов. Смог. Наконец-то смог отсечь весь цинизм и фальшь, которыми были пропитаны последние полгода его жизни. Теперь наслаждаясь своим одиночеством. Своей свободой. И второе у него получалось в раз лучше, чем первое.
Он жил все это время в привычном для себя расписание. Работа – очередной бар – выпивка уже дома – сон, часа полтора от силы – холодный душ – и снова работа. Правда, в последние месяц произошли небольшие изменения. Почти вся выпивка, и тот крошечный кусок времени, что он отводил себе на сон, заменялся приятным времяпрепровождением с очередной девушкой. С древнейшей профессией. До секса, как такого дело конечно не доходило. Все ограничивалось скорее полным его удовлетворением.
Чем, очередная, уже стоящая на коленях, девушка, собственно говоря, и занималась.
Ему было вполне комфортно жить ТАК – не налагая на себя никаких обязанностей и обязательств, сбросив наконец-то путы семейной жизни, постепенно теряя способность чувствовать что-то вообще. Отказываясь возвращаться обратно – в боль. Разрушая себя изнутри. День, за днем теряя себя.
Он уже привык. А может просто, заставлял себя привыкать. Не реагировать на обвинения матери, звонившей ему разве что ни каждый день, и пытавшейся без конца вызнать, почему он не в Лос-Анджелесе, и почему сидит, сложа руки, когда его брак летит к черту. Не реагировать на призраков прошлого, в лице Холли или Роуз, с очередным разговором. Обычно он молча выслушивал речь о том что «МакМэхон, я, конечно, понимаю, что у вас с Алиссой проблемы, но Мэдисон то в чем виновата?» и… ложил трубку. Возвращаясь к делам, которым занимался «до».
Единственное же, что все это время выступало для него как постоянный источник боли, ненависти, дающей возможность по прежнему чувствовать себя человеком, и окончательно не «исчезнуть» под новой, придуманной для себя маской, была всего лишь, на всего мыслью о том, что через пару месяцев он бы мог снова стать отцом. Снова не спать ночами, пытаясь укачать не засыпающего сына или дочку. А год спустя, в который раз находить свой кошелек, или хуже того галстук, в месте, мало подходящем ему. Например, в своем завтраке. Или в его каше. Часами смотреть на то, как он спит, боясь, лишний раз вздохнуть, или совершенно искренне улыбаться, смотря на то, как он раскрыв свои объятия, делает, свои первые, пусть и неуклюжие шаги тебе навстречу. Но это оставалось только его мечтами. И все что ему оставалось – столь редкими вечерами, которые удавалось урвать у жизни, с грустью в глазах, провожать взглядом парочки будущих родителей, понимая при этом, что ему еще раз испытать все это уже не придется. Ведь как бы он не любил ее, насколько сильно бы не хотел даже сейчас вернуть все, простить, увы, уже не мог. К тому же просто перестал верить.
- МакМэхон я, конечно, понимаю, что депрессия у мужчины это страшное явление, но ты же не думаешь, что 4 бутылка виски решит твои проблемы? – голос Дилана, зашедшего как всегда не вовремя, вырвал его из очередного потока размышлений – оу, у тебя, что очередная девица для развлечения? Какая по счету? 19 за месяц? Снова решил пойти по старой проторенной дорожке – секс, выпивка и никаких проблем.
- Эй, я бы попросила – приподняв голову, сказала девушка.
- Моя дорогая, если бы ты хоть на секунду оторвалась от столь увлекательного для себя занятия, я бы тебя поверь, тоже о многом попросил. А вообще от себя – посоветовал бы заткнуться. Он за прошедший месяц, половину Майами перетрахал. Так что просто не идет тебе роль его ревнивой жены.
- А может лучше тебе заткнуться, лапочка – девушка, наконец-то встала на ноги, и теперь не без издевки во взгляде, смотрела на Дилана.
- Ну, ты сама напросилась. МакМэхон, ты свидетель, я пытался объяснить ей все – Дилан говорил все это, уже схватив девушку за руку и ведя по направлению к выходу.
- Отпусти ее – находившийся, словно в прострации последние несколько минут Джулиан, наконец-то подал признаки жизни, поднимаясь с дивана.
- Что? – переспросил Дилан, застыв на середине комнаты.
- Я сказал «отпусти ее». И могу предложить, пойти вон, тебе. Хватит мешать, мне нормально жить и делать из себя друга, которому не все равно. Мне вполне хватило этого дома.
- Ты называешь ЭТО нормальной жизнью? Вот это? Секс, с очередной проституткой, и уже стабильные 4 бутылки виски за день? Ты как на голову в последнее время не падал? Хотя ты знаешь, если хочешь заниматься саморазрушением, старым испытанным способом, флаг тебе в руки. Тебя никто не будет останавливать, мы же все слишком «ничтожны» для тебя. Только одно «друг».
- Что? – выпив залпом, остатки виски, поинтересовался Джулиан - перед этим мне надо будет позвонить жене и поплакаться ей в жилетку с шекспировским вопросом «Как же ты довела меня до жизни такой, любимая?».
- Поверь, если бы ты сделал это, я бы перестал считать тебя тряпкой. Конечно, у нас же только великий МакМэхон способен на какие-то чувства. А все остальные у нас бесчувственные скоты, обижающие тебя бедного.
- Чувствую руку бывшей жены. Что ее «крокодиловые слезы», и позднее раскаянье тебя проняли, да? - ехидно бросил Джулиан.
- Джул она… Вообщем вам бы поговорить по-нормальному…
- Твою же мать и ты туда же. Как вы меня все достали с этим разговорами. Меня пичкала ими бывшая жена, которая погрязла в собственной лжи, по самое на хочу, меня мучает ими собственная мать, пытаясь добиться того, что бы я вернулся в семью. Что – теперь еще и ты к ним присоединишься? Хочешь побыть психологом – давай. Руки в ноги и домой. Думаю, семья поддержит тебя в твоем порыве.
- Знаешь, что - пошел ты МакМэхон. Вот от чистого сердца – пошел к черту. Мне порядком осточертело играть для тебя роль няньки, и постоянно вытаскивать из передряг. Хочешь сам разбираться с дерьмом, в которое попал – давай. Посмотрим, на сколько хватит тебя.
- Нашел, кого пугать – последние слова, вырвались уже, когда Дилан, хлопнув дверью, скрылся за дверью – Фрейд недоделанный.
- Милый, может мне продолжить, с того, на чем остановилась – руки девушки осторожно легли ему на плечи.
Почему-то, впервые за три месяца стало противно. Противно настолько, что он почувствовал, как к горлу подошел комок тошноты. Противно не столько из-за ее слов или прикосновений, сколько из-за самого себя. Нашел для себя, черт побери, очередное оправдание для того, что бы опуститься на дно. Дожил.
- Милый – девушка искренне недоумевала, почему Джулиана стоял истуканом, не отвечая ей.
- Пошла к черту – скидывая с себя ее руки, сказал Джул.
- Что? – слегка опешив, переспросила девушка.
- Я что заикаюсь – пошла к черту из моей квартиры.
- Но…
- Слушай, тебе заплачено. Считай, что совместила приятное с полезным - просто убирайся.
- Ты…
- Я сказал, пошла вон – предложение закончилось ровно тогда, когда перед лицом девушки захлопнулась дверь – достали.
Послышавшиеся чуть позже «Ублюдок», и цокот ее каблуков, не был для него в новинку. Последние неделю, у него почему-то только так получалось прощаться с хм… «дамами его сердца».
Сняв через голову рубашку, единственное к чему прикасались ее руки, Джулиан почти без сил упал на диван. Было до боли странное желание – провалиться в почти беспробудный сон. Хотя бы на пару секунд сомкнуть уставшие глаза, из ночи в ночь наблюдавшие за игрой тени на потолке спальни. Но сон оказался для него слишком шикарной прерогативой. За место него – очередные 6 часов бодрствования и восход солнца, снова и снова полосующий по душе. И бутылка с виски, неожиданно в первую очередь для себя, не оказалась выпита. Она просто полетела в стену. Ближе к утру. Успокоение это конечно принесло мало, но, в конце концов, начинать с чего надо было.

Спустя две недели
Это было очередное мероприятие. Организованное то ли для кого-то, то ли в честь кого-то. Но, собственно говоря, не то не другое не делало его лучше – все такое же однообразное и до зевоты скучное. Очередная копирка – все то же что и было «до», все то же что и будет «после». Казалось, что даже лица были одни и те же.… Хотя…
- Нет, ты мне скажи, как ты умудрился меня вытащить сюда МакМэхон? – сквозь зубы прошипела Мишель, поправляя пока никто, не видит платье – и ладно бы еще вытащить. Так еще и платье заставил одеть. Я уже лет 5 как в джинсах везде появляюсь. Меня же засмеют. У меня же авторитет насмарку пойдет!
- Авторитет у нее упадет – пробурчал Джулиан, покачав головой – ты еще скажи спасибо, что я тебе на предыдущие 6 мероприятий, не вытащил. А то ходить бы тебе всю неделю в бальном платье, и тактично молчать. А вообщем, радость моя – сделай глубокий вдох и повесь на лицо самую милую улыбку.
- Какое платье? Какое молчать? Какая улыбка? МакМэхон, ты из меня куклу хочешь сделать, да? И вообще, объясни с какой такой радости, мне выпала великая честь сопровождать тебя сегодня? Не мог, что ли не кого из своих бывших позвать? Убил бы сразу же двух зайцев – и время бы приятно провел, не исключая, собственно говоря, и ночи, и интерес прессы бы подогрел.
- Изначально, ты мне для моральной поддержки была нужна – произнес Джул, улыбнувшись – все-таки ты единственная кто не спешит мне промывать «мозги» темой «Тебе надо поговорить с бывшей женой». Хотя сейчас я понимаю что, скорее всего тебе придется выполнять, роль прикрытия и моей новой пассии. Меня, похоже, кто-то забыл предупредить, что тут будет Алисса со всей своей компанией.
- Мне на тебя, как сейчас, сбросив все с ближайшего стола наброситься, или просто тактично над ней издеваться? – смотря на Алиссу, поинтересовалась Мишель – а может лучше начать нашу. Любимую. «Улыбайся – люди любят идиотов»?
- А все три сразу же нельзя?
Мишель в ответ только покачала головой и хотела, было уже съязвить ему в ответ, но налетевший на нее ураган, именуемый «Старая подруга, которую не видела сто лет», уже через секунду, передислоцировал ее, оставив Джула в одиночестве. И теперь, ему приходилось исподлобья наблюдать за Алиссой, ведя при этом, совершенно ничего не значащий разговор, с одним из «знакомых». Смотреть и ловить себя на мысли, о том что, не смотря на все, что случилось, она все еще желанна. Понимать, что отдал бы все - только бы снова услышать ночью, ее шепот, сводящий с ума, почувствовать обжигающие поцелуи на коже, и ладошки, скользящие по груди, увидеть насмешливо-игривый взгляд, вызывающий странную дрожь во всем теле. И почти сразу же одергивать себя – она не его. Она не с ним. Они чужие друг другу. Она лгала.
Последнюю неделю своего пребывания в Майами, когда возможность того, что ему придется возвращаться в Лос-Андежелес, перестала быть расплывчатой, он довольно часто представлял, как произойдет их «первая встреча». Но даже в самых своих бредовых фантазиях, не как ожидал что ТАК.
Секундное пересечение взглядов. Совершенно искренняя улыбка от Алиссы, направленная ему. Приподнятый бокал шампанского, как своеобразный способ сказать «Привет». Собственно говоря, на этом все и закончилось.
Прошептав что-то на ухо Холли, Алисса уже через секунду скрылась на небольшом балконе. Куда не долго думаю, направился и Джулиан.
- Да Эрик, да я пока что еще тут, да нам надо поговорить – ворвавшись на балкон, чуть раньше, чем надо было бы и чуть тише, чем хотелось бы, Джулиана стал невольным свидетелем ее телефонного разговора – хорошо. Да, я тебя тоже. Пока. Оу, Джулиан – повернувшись на 180 градусов и едва не «вписавшись» в грудь бывшего мужа, воскликнула Алисса – привет. Еще раз. Ты как?
Джулиан внимательно посмотрел на нее, искренне недоумевая. Просто не понимая, почему она стала ТАКОЙ. Почему ведет себя так, словно ничего не случилось – ни капли сожаления во взгляде. Хотя если она хотела снова начать играть, ему оставалось только принять правила этой игры.
- Ну, если без прикрас - алкоголь на меня больше не действует, напиться до потери сознания, я больше не могу Майами на пару с работой, вызывают у меня исключительно отвращение, и о да – словно не замечая, как отреагировала Алисса, на первую волну изваяний, продолжил Джулиан – я за прошедшие месяц пытался тебе два раза изменить. Наверно у нас это называется «Нормально». Или я ошибаюсь?
Быть может, она бы и поверила ему. Быть может даже, улыбнулась – ведь все-таки начать новую жизнь, пусть даже такую, после всего, было практически невозможно. Особенно ему. Но вся его наигранная свобода, лживый, до самого своего основания вид «а-ля Кристиан Трой с примесью Джулиана МакМэхона», говорил совсем о другом.
- Я бы сказала, что в нашей семье это называется « почти отлично» - навешивая на лицо улыбку, сыронизировала Алисса – а я знаешь тоже. Почти не сплю, пропадаю на съемках. Ну и пытаюсь спасти свои отношения с Дэйном. У нас, что не день то почти разрыв. Кстати, пока я не забыла – насчет бумаг на развод…
- Дай мне время до конца недели, и они будут у тебя – через плечо кинул Джулиан, остановившись на пороге – ты хотела поговорить о чем-то еще или я могу наконец-то присоединиться к Мишель?
- А ты сильно изменился за прошедший месяц – с горечью в голосе, констатировала Алисса, отводя взгляд в сторону.
- Приоритеты за последнее время, знаешь ли, сильно изменились – ухмыльнувшись, ответил Джулиан, продолжая смотреть на нее – так что считай да. Изменился. И кстати, что касается, Мэдисон – учти сразу же, я не намерен быть «папой на выходные». И не один из твоих будущих любовников не посмеет ее удочерить. Это я тебе обещаю.
Она ничего не ответила. Да и что она могла сказать сейчас. Он старался защитить, то единственное что у него еще было. Последнюю ниточку, которую еще связывала их, и давала хоть какую-то надежду на нормальные отношения сейчас и в будущем.
Все что ей оставалась это сдерживая, подступающие слезы, и буквально ощущая спиной, его желание, услышать в ответ очередную колкость, развязавшую бы ему руки, и позволившую, уже окончательно «добить» ее, пересилив себя кинуть в его сторону:
- Что наконец-то додумался снять с себя розовые очки?
Собственноручно завершая самую изощренную месть.
- О, да. К тому же стряхнув с себя эти чертовы «семейные обязательства», я наконец-то понял, что жизнь не так плохая штука.
Всего секунда для того, что бы незаметно смахнуть набежавшую слезу, всего секунда, что бы натянуть на лицо, очередную ухмылку и вот она уже снова счастлива. Снова довольна жизнью.
- Тебя там твоя «подруга», не заждалась МакМэхон, а? Если хочешь, можешь идти – нам с тобой больше говорить не о чем. В понедельник, если ты, конечно, подпишешь бумаги, мой адвокат займется нашим бракоразводным процессом. Так что через месяц ты будешь свободным.
- Не беспокойся, Алисса. На этот раз я не куда не сбегу.
- Лучше бы сбежал, дурачок – прошептала Алисса, вздрогнув от хлопка балконной двери.
- Что там? – поинтересовалась Роуз, подходя к Холли, стоящей около гримерки Алиссы.
- Они снова – тяжело вздохнув, ответила Холли – эти двое ненормальных снова ругаются.
- И что на этот раз? Снова решают, куда ехать на выходные? Или у них наконец-то возникли проблемы по-глобальнее – они решают, что приготовить на ужин?
- Да ну тебя Роуз. Ты же в курсе - от Джула, никаких новостей, Алисса нервничает, Мэдисон болеет, их развод снова отложен на неопределенный срок, к тому же Дейна просто кажется, в конец достали такие отношения. Вообщем Алиссу слегка несет. И его вместе с ней…
- Слушай да, я становлюсь похожим на идиота. Я встречаюсь и практически живу с женщиной, которая за прошедшие полгода успела мне дважды изменить с бывшим мужем. Какого черта ты не можешь вычеркнуть его из своей жизни, объясни мне? – в тысячный раз задал вопрос Дейн, и все только для того, что бы в тысячный раз услышать на него все тот же ответ.
- Господи ты снова за старое, да – схватившись за голову, произнесла Алисса - ну сколько раз тебе можно объяснять, что даже разверзнись подо мной земля, я не смогу вычеркнуть его из своей жизни. Он…
- О, только не надо – повышая голос, сказал Эрик - снова выдавать свой монолог, о том что - «Он отец моей дочери. Я не хочу лишать ее нормального детства. И прочая тому сопутствующая лабуда». Признайся ты мне, в конце концов, что просто любишь его и не хочешь, или не можешь его отпустить. И разойдемся по разные стороны.
- Я его не люблю – сквозь зубы ответила Алисса, поднимая на Дейна глаза – больше того. Я его ненавижу. Ненавижу за то, что он поломал мне всю жизнь.
- Ну конечно не любишь, конечно, ненавидишь – совсем не замечая того, как напряглась Алисса, несся дальше Эрик - и видимо только по этой причине ты полгода скрывала от него, что сделал аборт.
- Оу – отпрянув от двери, прошептала Роуз - ты знаешь, если Дейн вдруг резко заговорит фальцетом. Я не удивлюсь.
- Скотина – вылетая секунду спустя, бросила в сторону Дейна Алисса.
- Поверь мне от себе подобной слышу – бросил ей вдогонку Дейн, смотря на то, как Холли, сорвавшаяся практически одновременно с Алиссой с криками «Милано стой. Милано, да остановись же ты», пытается теперь успокоить подругу – ну конечно. Давай, еще пожалуйся своим больным на всю голову подругам о том что «Я такой плохой, что скотина каких еще поискать надо»… Давай.
- Парень, я тебе могу сказать только одно – Роуз осторожно похлопала Эрика по спине – еще раз такое скажешь. И ей богу, детей ты иметь в этой жизни уже не сможешь. Это я тебе чисто по-дружески. Как больной на всю голову человек обещаю…

- Лис – острожное прикосновение и голос Дейна, вернули ее на грешную землю – извини, что вырвал тебя из размышлений, просто у меня не так много времени.
Алисса, с легким недоумением посмотрела на него, не понимая к чему это «не так много времени», относиться.
- Я же тебе еще не говорил – шутливо стукнув себя по лбу, произнес Дейн – ну ты же знаешь, что в «Зачарованных» меня ничего не держит. Так что я согласился на съемки. В другом штате. Так что…
- Ты уезжаешь. Правда, пока только на две недели – закончила за него мысль Алисса – ну и как приятная мелочь, за это время мы сможем наконец-то понять надо ли нам продолжать наши отношения. И судя по твоей одежде, уезжаешь ты через пару часов. Я права?
- А откуда ты…?
- Мои мужчины слишком часто использовали это предлог, что бы… Хотя важно ли это сейчас. Слушай, а ты можешь мне на прощание, сделать одно, крошечное одолжение?
Эрик только кивнул в ответ и сжал ее ладонь в своей, заранее зная, что это будет за просьба.
Она совсем не помнила, как прошла эти пресловутые 100 метров, держась за Эрика, и зная, что Джул смотрит на нее. Заранее зная как, он отреагирует на все это. Не помнила, как заставила, особенно в случае Роуз, через не хочу, обнять Эрика – дабы уже окончательно отрезать все пути к отступлению.
Запомнила разве что испепеляющий, выжигающий, остатки души взгляд, который ей подарил Джулиан, когда, она уже стоя на пороге, обернулась всего на пару секунду.
- Очередная ложь. Очередной фальшь - промелькнуло у него в голове. И почти как приговор прозвучало - Она все-таки с ним.
- Ну что теперь ты доволен? – переводя взгляд с Алиссы, на Джула, поинтересовалась Мишель.
- Не я все это начал, не мне и заканчивать – голос Джулиана, снова стал стальным, отчего Мишель, знавшая, его не первый десяток лет, невольно поежилась. ТАКИМ голосом он обычно ставил точки в их спорах – так что, знаешь да. Я доволен.
Девушка только покачала в ответ головой, и натянуто улыбаясь, направилась, вслед за Джулом, к выходу.

***
Она даже толком не поняла, что случилось.
Помнила, что была на съемочной площадке, и уже собираясь, домой, смогла наконец-то выловить одного из сценаристов, дабы поговорить с ним на тему «Я, конечно, понимаю, что мой персонаж, надо чем-то занять после того Дин уехал. Но ребята – у меня такое впечатление, что она скоро будет готова переспать вообще с кем угодно, только бы забеременеть».
Более или менее отчетливо помнила, что начала кружиться голова – перед глазами начали мелькать черные точки, и она не долго думаю, схватилась за ближайшие декорации, дабы хоть как-то удержаться на ногах.
А потом все пошло по нарастающей – она вдруг поняла, что ничего не слышит. И все что ей пытался втолковать сценарист, осталось для нее только движением губ, и ничем больше. Почувствовала, как начинают подгибаться ноги, и тело, помимо воли начинает заваливаться назад.
Последнее что она увидела, перед там как окончательно не провалилась в пустоту было вытянувшееся лицо Холли, и Роуз, глаза которой медленно начали выходить из орбит.
- Оу – веки, как показалось Алиссе, было просто каменными и ей потребовалось несколько минут и попыток, прежде чем она окончательно открыла глаза.
- Милано ты…Ты – почти сразу же раздалось откуда-то сбоку голос Холли – ты... Да тебя убить за это мало... Да мы же чуть не посидели.
- Да бедный старикашка Спеллинг, едва не получил себе очередной инфаркт – вторил ей голос Роуз, доносившийся уже с другой стороны – а я…а Холли…а мы… вообщем знаешь кто ты…
- Девочки чуть-чуть тише – попросила Алисса, держась за голову и смотря на подруг – мне кто-нибудь может объяснить, почему я чувствую себя так, словно по мне проехался грузовик. И какого черта на мне больничная одежда?
- Ты что ничего не помнишь? – Холли с Роуз, с легким недоумением посмотрели на Алиссу.
Алисса в ответ только покачала головой из стороны в сторону.
- Лис ты упала в обморок. Причем вместе с декорациям. Мы тебя в чувство не могли привести – Холли с Роуз, перебивая друг друга, попытались изложить события последних двух часов в крайне урезанном варианте – вообщем, пока вся съемочная группа глотала таблетки, кто-то додумался вызвать скорую. Ну, собственно говоря, это все.
- Замечательно. Мне не хватало еще сейчас оказаться запертой в больнице с переутомлением. Врачам ведь только дай повод – и у меня за пол часа будет найдено, все начинаю от депрессии и заканчивая птичьим гриппом. Кстати, где это чудо, именуемое «Мой лечащий врач»?
- Я тебе сейчас его позову. Только я надеюсь, ты будешь просить, что бы он тебя выписал? – Холли застыла на пороге, в ожидание ответа, который сам, по сути, знала.
- Холли, то, что я упала в обморок, еще не значит, что я умираю. И вообще, я у меня дел невпроворот – у меня дочь, работа, отношения. В конце концов, я хотела бы наконец-то оформить свой развод – вся торжественная речь Алиссы, сопровождалась попытками ее же, снова ощутит под ногами твердую почву и начать поиски своей одежды.
- А еще у меня надоедливый до тошноты любовник – закончила про себя мысль Роуз, готовая уже зарубки на стенах делать, в ожидание главного «козыря» сегодняшнего дня.
Они с Холли, конечно понимала, какую реакцию вызовет появление этого «подарка небес» в ее жизни. Но сидеть, сложа руки и упускать ТАКОЙ шанс было бы просто глупо.
- Роуз. МакГоуэн черт тебя возьми, ты меня слышишь? – теперь уже голос Алиссы, вернул Роуз на грешную землю – ты мне так и не ответила – ты меня до дому не сможешь подвести?
- Нет – Роуз, через не хочу, заставляла себя не улыбаться, только бы весь план не полете к черту – у меня дела, которые я бы, даже если очень сильно хотела отложить не смогла бы. А Холли снова едет на какой-то спектакль в школу к сыну. Нам всем в разные стороны. Так что прости, но нет.
- Подожди… Ты уезжаешь, Холли тоже. Напрашивается вопрос, кто остается тут, и кто отвезет меня домой? – поинтересовалась Алисса, смотря на потупившую взгляд Роуз.
Раздавшийся из холла голос Джулиана с вопросом «Извините, вы не подскажите, где тут», ответил на ее вопрос.
Вы что МакМэхона позвали? – переспросила Алисса, все еще не веря в происходящее – вы, совсем с ума сошли? И это после того, ЧТО я сделала, что бы получить развод? Вы…Вы.… Нет, кому сказать не поверят – я всеми силами бегу от бывшего мужа, а мои друзья делают всю, что бы сталкивать нас с ним лбами как можно чаще. Слушайте, еще немного и я поверю в то, что вы с ним в заговоре…
- О, узнаю бывшую жену – заходя на пару с Холли, произнес Джулиан – снова мировые заговоры повсюду видятся, да?
- И тебе привет МакМэхон. Извини, что вырвала с работы – побормотала Алисса, покачав головой – просто эти ненормальные… Нет, ну вот вы мне скажите как вы додумались ЕМУ позвонить?
- А кому еще было звонить? – сложив руки на груди, спросила Роуз – твой « Я скотина каких надо поискать», уехал черте знаете куда, черте знаете на сколько. К тому же ты сама говорила, что ваши отношения просто-напросто закончились. Твоя мама, сидит с Мэдисон. Кому еще то звонить?
- Роуз…Можно с тобой поговорить… Наедине – произнесла Холли, нарочно делая ударения на слове « наедине».
- Так значит, отношения закончились? – едва только Холли, на пару с припирающейся Роуз, вышли из палаты, Джулиан, наконец-то задал, так долго мучивший его вопрос.
- Давай не будем говорить на эту тему – Алисса, выставила вперед руки, словно показывая, что разговоры на эту тему закрыты – мы разводимся. И все. С кем я живу, или с кем расстаюсь больше не твои проблемы. У нас разные жизни Джул. Хочешь ты этого или нет. А вообще, Джул, если тебе не сложно, выйди. Я переоденусь.
- Но я – начал было Джулиан, сделав шаг навстречу Алиссе – мы…
- Нас уже нет Джул. И нет уже давно. Так что, пожалуйста, выйди, и если не сложно, узнай, нужно ли что-нибудь этим извергам, кроме пинты моей крови. Ладно?
Джулиан в ответ, что-то пробурчал себе под нос. Но все-таки вышел.
- Господи, помоги мне дожить до развода с ним – прошептала Алисса, поднимая глаза на потолок.

Алисса проснулась от мысли о том, что неплохо было бы встать и открыть окно. А заодно с этим и убрать непомерно теплое и хм… неожиданно колючее одеяло куда-нибудь подальше. Зевнув, она, нехотя открыла глаза и с недоумением посмотрела на причину ее раннего «пробуждения». Она снова умудрилась уснуть на груди бывшего мужа. И это после всех тех обещаний, что дала себе. Черт! Алисса, осторожно подняла голову, пытаясь собраться с мыслями, и хотя бы частично вспомнить вчерашний день.
Она отчетливо помнила, как они уезжали из больницы, помнила, как Мэди, не видевшая отца, последние 3 месяца, не хотела его отпускать и Джул применив запрещенный прием «Лис-с-с-с-с…ну, пожалуйста,…еще пара минут и я исчезну…чессно - чессно», задержался у них. Еще более или менее отчетливо помнила, как они ужинали вместе, около полуночи, помнила что выпила, немного больше чем надо…
А вот что было потом?
Приподнявшись на локтях, Алисса осмотрелась по сторонам. По комнате, которая еще вчера носила гордое название «Спальня Алиссы Милано» словно ураган прошелся. У стены валялись разноцветные кусочки того, что несколько дней назад было вазой с цветами от Эрика, стулья, не столь многочисленные, но все же, были опрокинуты, одежда, которая еще вчера, кажется, была на ней, теперь была везде, впрочем, как и одежда Джула. Особо пикантно в этом хаосе выглядело, конечно же, ее нижнее белье, висевшее точно на дверной ручке.
- Господи, я так не играю – откинувшись на подушки, протянула Алисса – что ж это за чертовщина. Как только я начинаю его забывать, мы с ним умудряемся переспать!
Закрывшись с головой одеялом и накрыв гудящую голову подушкой, она напрягла память в попытке вспомнить хоть что-нибудь существенное. Но…
Всплывали только какие-то отдельные кусочки. Властные поцелуи и горячие губы на холодной коже. Рвущийся сквозь сжатые губы стон. Исступленные ласки, лишавшие последних остатков рассудка. Пальцы, вцепившиеся в его волосы. Следы ногтей на его спине.
Вполне возможно было и что-то еще, но вспоминать все. Сейчас. Нет, это было просто выше нее…
Впервые за последний год, ей вдруг захотелось выплеснуть ненависть к себе и ему. Но к себе, в первую очередь. Черт возьми, ну как он умудрился? Появиться именно в тот момент, когда она казалось, уже бесповоротно забыла и начала строить какие-то планы, относительно своей дальнейшей жизни, и перевернуть все снова с ног на голову. Может Роуз, права и она на самом деле садист с мазохистскими наклонностями? Ну, ей-богу. Какой нормальный человек будет искать встречи с человек, столько раз причинившим тебе боль?
- Да, лечиться тебе подруга надо – констатировала Алисса, выныривая из-под одеяла – причем долго.
Ее лекция самой себе на тему «Алисса Милано садист, каких надо поискать» могла продолжаться бы еще как минимум час, но гневная речь, была прервана.
Алисса увидела, что Джулиан наконец-то проснулся. Зевнув, и протерев сонные глаза, он, видимо последовав ее примеру, осмотрелся по сторонам, пытаясь понять, где он, с кем он, и что, черт возьми, он вчера сделал?
Она попыталась отодвинуться, от него, а еще лучше сползти под кровать и потом по-пластунски добираться до ванной. Но неожиданно повернувшийся в ее сторону, Джулиан напрочь испортил весь ее «гениальный» план. В спальне, если это конечно вообще было возможно, повисла тишина.
Он смотрел на нее, явно не понимая, что он делает в постели и почему на нем нет одежды. А она… Она, улыбнувшись, смотрела на его сонное и почти что испуганное лицо. Она совсем забыла, какой он была по утрам. Беззащитный, уязвимый как ребенок, с взъерошенными волосами, придававшими ему какие-то «мальчишеские» черты, и слегка затуманенные глаза нашкодившего мальчишки с выражением «Упс. Кажется, я вчера что-то натворил и мне сегодня за это попадет». В такие минуты он походил на большого ребенка, нежели на падшего ангела, коим его считало большинство.
- Мы вчера…ммм…как бы это сказать мы сделали что-то, чего не должны были делать? – поинтересовался Джулиан, когда, наконец, стал уверенным в том, что одежды на нем нет вообще никакой.
- И тебе доброе утро – рассмеявшись и натянув на себя одеяло, ответила Алисса.
- Алисса, ты так и не ответила мы, что вчера перебрали лишнего и переспали?
- Нет,…ты что. У нас с тобой вчера ночью состоялась удивительная… шахматная партия. Ты что не знал, что в моей семье в шахматы играют только обнаженными!
- Сумасшедшая – Джулиан только покачал головой, смотря на то, как Алисса, пытается найти все свои вещи – на дверной ручке не забудь.
- Это я-то сумасшедшая – сыронизировала Алисса, повернувшись к Джулу лицом - мистер «Всегда готов», помолчал бы уж лучше.
- Что за намеки?
- А ты догадайся, МакМэхон. Догадайся.
Джулиан только ухмыльнулся в ответ и, откинувшись на подушки, стал ждать когда «ее величество» выйдет из ванны.
Судя по началу, денек обещал быть горячим.
- Самое главное, что бы Мэди… - начала было Алисса, выходя на пару с Джулом из спальни, спустя полчаса.
Но…
- Фисташковое, клубничное, шоколадное, а еще пломбир, и все это с сиропом – загибая пальцы, попросила Мэди, смотря на бабушек стоящих над ней.
- Мэдисон Элизабет МакМэхон – родительские инстинкты на секунду перевесили здравый разум – ах, ты маленький тиран и эксплуататор.
- Мама проснулась – делая виноватое выражение лица, пробурчала Мэдисон – ну все… Теперь о мороженном можно будет забыть. Мам, ну доктор же сказал что… Папа!
Естественно, что про доктора, любимых бабушек и гору мороженного тут же было забыто. Вместо этого, она, едва не сбив бабушку с ног, разве что не с разбегу забралась Джулиану на руки.
- Колючий – похлопав Джулиана по щекам, выдала наконец-то Мэди – ты колючий как ежик!
- По-моему с ежом, МакМэхона еще никто не сравнивал – ответила Алисса, переводя взгляд с дочери на свекровь – хм…Соня я, конечно, могу ошибаться, но вроде вы хотели приехать к нам только в четверг.
- Ну, я, собственно говоря, и приехала в четверг – сказала Соня, пожав плечами – твоя мама, на пару с Мэди встретили меня в аэропорту.
- Вы что хотите сказать, что сегодня четверг? Мы что проспали сутки? – Джулиан, переводил, слегка ошарашенные глаза с мамы на тещу.
- И причем как проспали – в голос ответили женщины.
- Как-то мне немного стыдно – Алисса старалась лишний раз не смотреть Соне и собственно матери в глаза.
- И неудобно – добавил Джул, смотря на Алиссу – что-то совсем неудобно.
- Да было бы за что – неожиданно произнесла Лин, подмигнув Джулиану.
Алисса хотела, было уже завести разговор о том что «Еще немного, и я правда начну верить в заговор», но Мэдисон, которой, по всей видимости, порядком надоели, разговоры взрослых, в которых она не понимала ровным счетом ничего, влезла с извечным вопросом:
- А кто-то, кажется, обещал сходить со мной погулять?
Алисса почти сразу же перевела взгляд на Джулиана. А тот, только развел в сторону руки, мол «Хоть убей, не помню, что бы я ей такого обещал. Хотя я за последние сутки вообще мало что помню».
Лин с Соней, как-то странно переглянулись и снова, почти синхронно выпалили:
- Спокойно родители. Это были мы. И если вы не против, но мы все-таки пойдем. Кофе в кофеварке. Завтрак на плите. Молоко в холодильнике. Все мы ушли. И кстати, Лис, солнышко, к тебе вчера заходил Эрик.
Последнее было сказано Лин, в тот момент, когда она почти захлопнула за собой двери.
До Алиссы факт сказанного, дошел с небольшим опозданием. Но когда все же дошел… МакМэхон мог поклясться что ТАКИХ пробежек к телефону с криками, «Какого черта ему понадобилось у меня в квартире?», он не видел еще не разу в жизни. Вполне естественно, что разговор был вообще никаким. Алисса просто не дала Эрику вставить слово, сразу же начав искать себе оправдание.
- Подожди ты был у меня… ты видел как я…то есть мы…э, это не то что ты подумал – очередная попытка придумать что-то в свое оправдание, провалилась на первых же парах – то есть то… ай, то есть, нет… черт я запуталась.
- Я тебе могу подсказать. Мне, почему казалось что увиденное мной называется « Я снова сплю с бывшим мужем» – сказал Эрик – или, «Прости Эрик, но я долго думала и решила, что у нас с тобой ничего не получится».
- Мы можем сегодня вечером встретиться? – это было пока что единственное, что пришло в голову Алиссе.
- А нам в очередной раз есть что обсуждать? Хотя если хочешь, давай. Там же где и всегда. Часов в 9.
- Что, твой спринтер снова умудрился ворваться в самый пик нашей…шахматной партии? – дождавшись пока Алисса закончит разговор, иронично спросил Джулиан, пытаясь задавить подступающий смех.
- А ты наверно злорадствуешь да Джул. Тебе наверно дико нравиться разрушать все, что я строю – выдохнула Алисса, нашедшая наконец-то возможность выговориться – тебе это что доставляет удовольствие? Ты теперь мне мстишь? Почему тебе так сложно меня отпустить? Господи МакМэхон, тебе 35, вся Америка тебя хочет. Да женщины готовы убить меня, только бы оказаться на моем месте. Я не понимаю, я, что медом намазана. Почему тебя всегда тянет ко мне?
- Вообще, потому что ты моя бывшая жена - снисходительно сказал Джулиан, уголки губ которого начали едва заметно подергиваться - а если серьезно. Ты наверно не в курсе, но существует такая странная штука как любовь.
- Любит он меня. Воспользоваться моей беспомощностью, что бы в очередной раз затащить в постель – вот как это называется – не найдя других аргументов, выдала Алисса, стараясь при это отойти от него как можно дальше.
- Да твоей-то беспомощностью воспользуешься – Джулиан, уже практически не скрывал подступающий хохот – пару лет назад воспользовался. И теперь мы с тобой на пару воспитываем результат этой беспомощности.
- Знаешь что МакМэхон. Иди ты … к своей Мишель. Она тебя уже наверно заждалась.
- Знала бы ты, о чем просишь Милано. Ей-богу, знала бы только. Хотя мне наверно и вправду пора. Скоро самолет.
- Снова убегаешь, да? – бросила ему вслед Алисса.
- Если бы я мог – ответил Джулиан, поворачиваясь к ней лицо – слушай, я, конечно, понимаю, что у тебя достаточно изощренное чувство юмора, но ты дверь мне не откроешь. Мне через два часа улетать в Майами.
- Я не – подходя к мужу, начала было Алисса, но почти сразу же осеклась – черт. Ну, вот я же чувствовала что, что-то не так. Ведь знала что если эти двое вместе, то надо ждать беды. Эти старые перечницы закрыли нас, не забыв при этом прихватить Мэдисон, и, по всей видимости, твои документы.
- Какого? – ошеломленный Джулиан, похлопал по карманам, надеясь опровергнуть слова Алиссы – как я теперь уеду в Майами? Да Мерфи же мне голову оторвет за очередное опоздание…
- А что ты хотел от своей семьи? Какой сын, такая и мама – констатировала Алисса, бестолково дергая дверную ручку.
- Ключи запасные я как понимаю у Эрика? – заранее зная ответ, поинтересовался Джулиан, прислонившись к двери.
Алисса, закрыв лицо руками и пытаясь сдержать подступающей хохот, покачала головой.
- Поправь меня, если я ошибаюсь – но мы заперты в одной квартире. Наши родители унесли ключи от нее, и не забыли прихватить при этом мои документы. А единственный человек, у которого есть запасной комплект – этой твой бывший любовник, который даже под расстрелом сюда не придет. Я ничего не упустил?
- Кстати про комплект – протянула Алисса, доставая мобильный телефон – я, конечно, понимаю, что МакГоуэн меня убьют, или хуже того снова начнет пичкать информацией о том «Как замечательно мои друзья отдохнули на Ибице, почему бы и тебе туда не съездить», но другого выхода просто нет. Оу…
- Роуз – Джулиан был слегка удивлен увидеть на пороге собственного дома ее – ты домом наверно немного ошиблась. Алисса, чуть-чуть дальше живет.
- Отнюдь – без приглашения заходя в дом, произнесла Роуз – я по твою душу МакМэхон. Ты мне скажи ты совсем дурак, или так искусно научился прикидываться? Я искренне надеюсь что вчерашнее «Дорогой давай возьмемся за руки», ты не воспринял всерьез?
- Я его вообще никак не воспринял Роуз – пожал плечами Джулиан – мы с ней никто друг другу. И с кем она сейчас спит, мне совершенно все равно. Так что сделать больно, мне, у нее не получилось. И навряд ли уже получиться.
- Слушай, ребята, это смешно. Она разводиться с тобой, потому что больше не хочет причинять тебе боль. Ты разводишься с ней, по прямо противоположным причинам. Я дам вам просто отличный совет – сойдитесь вы, наконец, и сделайте друг другу больно. А то, честно говоря, надоело. Нет. Ты знаешь я Алиссу, люблю как сестру – но мои нервы не выдержат еще трех месяцев разговоров на тему «Я разошлась с Эриком – я сошлась с Эриком. Я снова переспала с МакМэхоном – мы снова с ним разругались в пух и прах. У меня депрессия». Я больше не могу. Я ж ей скоро что-нибудь на голову опущу.
- А я то чем могу в этой ситуации помочь? – поинтересовался Джулиан, смотря на Роуз.
- Поговори с ней – Роуз уже заранее знаю, какую реакцию вызовут эти слова, сразу же продолжила – под поговори я имею ввиду – один на один. Без моего, Холли или Дейна вмешательства. Желательно бы еще при это находиться в замкнутом пространстве, но это уж как получиться. И поговорить с концами МакМэхон – что бы больше уже не возвращаться к этой теме.
- И как ты себе это представляешь? Я что должен буду запереть ее в собственном доме, и выбросить ключ от него куда-нибудь.
- Да почему так. У меня есть куда более приятная идея. Тебе по-крайней мере она должна прийти по душе. В плане правда есть маленькие прорехи. Но будешь брать экспромтом.
- Я даже боюсь спрашивать о том, что ты придумала – секунду помолчав, произнес Джулиан.
- Да в принципе ничего страшного – выложив на стол два разноцветных буклета, ответила Роуз – просто я хочу предложить вам немного попутешествовать.

Он вырвался из потока воспоминаний ровно тогда, когда Алисса, закончила говорить с Роуз, которую как не странно умудрилась уговорить съездить до Эрика и забрать таки ключи.
- И что же мы будем делать, пока Роуз не привезет ключи – откинувшись на спинку стула, Джулиан, исподлобья, продолжал наблюдать за тем как нервничающая Алисса, ходит из стороны в сторону – еще одну пару с шахматы?
Алисса в ответ на это только махнула в его сторону рукой и спустя секунду скрылась в спальне, не забыв на последок хлопнуть дверью.
- Ну что ж. Шахматная партия, похоже, отменяется.
 

#6
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Испания встретила ее, несмотря на самый разгар лета, затянутым, серыми облаками небом. Вся красота Ибицы, о которой Роуз прожужжала ей все уши, за последние две недели – ее не с чем не сравнимые белоснежные пляжи, вечно утопающие в зелени подгорья, бесконечные зеленые луга, покрытые пестрыми цветами, и причудливые домики местных жителей, год за годом привлекающие сюда, все новых и новых туристов, которые она пыталась рассмотреть сквозь изрядно запотевшее стекло такси, пока ехала от аэропорта до отеля - все это сейчас было скрыто от нее плотной стеной дождя. Погода сегодня, явно вторила ей…
- Самое время, что бы подумать – Алисса, открыла двери, ведущие на небольшой балкон и устремила свой взгляд на вид, открывающийся перед ней. Обычно сияющее голубизной море, сегодня, превратилось в серого, безмолвного гиганта, поглощавшего всех и вся, и то и дело обрушивающего на берег волны.
А подумать в принципе было о чем. Самой большой головной болью для нее сейчас являлись Джул, появляющийся в ее жизни в те самые моменты, когда она казалось, уже окончательно его забыла, и начинала строить, хотя бы какое-то подобие отношений с Эриком. Врывался в ее жизнь двухдневным фейерверком из спутанных признаний, сказанных невпопад, сорванных с последний момент с губ поцелуев, и сумасшедших ночей, когда единственным желанием, было, раствориться в нем. Раствориться без остатка. А с утра оказаться в кольце его рук, и почувствовав на шеи его горячее дыхание, повернуться к нему лицом и сыронизировать на тему «Мистер МакМэхон, а прошлая ночь то была так себе. Я думала, это будет куда эффектнее».
А потом все исчезало.… Потому что исчезал он.… Снова.… В который раз.… Без объяснений.…Без слов…
Очередной замкнутый круг был для нее не в новинку - взгляд замирал в одной точке. И снова мысли не о чем…
Жизнь, ее жизнь, восставшая, словно птица феникс из пепла, разрывалась на части.… Склеить которые не было сил, да и желания, если уж быть до конца откровенной.… В прошлом была оставлена любовь, как таковая, и аборт – который, ОН, не простит. В будущем ее ждало одиночество – потому что понимала что, тот который сейчас рядом, просто друг, просто любовник. Но не любовь. И снова тупик…
Не менее значимой проблемой был Эрик. Она была безумно благодарна ему за то, что в начальный период развода, он постоянно был рядом с ней, и пытался хоть как-то поднять ей настроение. Благодарна за то, что на какое-то время заменил Мэдисон папу, пока Джулиан, пытался то ли найти себя, то ли определиться со своим местом в жизни. Была благодарна, просто за то, что он был… Она любила его. И глупо это было скрывать. Вот только эта любовь… Она не была похоже на то, что она чувствовала к Джулиану. Это скорее походило на привязанность, не чем не объясненную привязанность к человеку, оказавшегося в нужное время в нужном месте. И все…
Вполне естественно что назвать это, свиданием двух влюбленных, можно было лишь с натяжкой… Все больше походило на деловой ужин. Холодный поцелуй в щеку, объятия как у друзей, не видевшихся со вчерашнего вечера – то есть не какие, и практически натянутая за уши, нить разговора не о чем. По началу, конечно же. Так как не события, не герои, прошедшей ночи, не как не могли остаться не замеченными.
- Ты я как понимаю, хотела поговорить? – не без легкой нотки иронии в голосе поинтересовался Эрик, смотря на Алиссу, явно не знающую с какой стороны начать разговор.
- Насчет вчерашнего – начала было Алисса, но почти сразу, же остановилась.
Как можно было объяснить ему, что вчерашняя ночь, частичку которой он умудрился лицезреть была в некотором роде «прощальным подарком» их уходящему в небытие браку, документы о расторжение которого, должны были быть готовы уже к концу этого месяца. По-крайней мере она последние сутки убеждала себя именно в этом.
- Вообщем это совсем не то, что ты подумал – Алисса, старалась не поднимать на Эрика глаза, отчетливо понимая, что если даже она сама не верит в то, что говорит, то он и подавно не поверит в это – мы просто…
- Искали контактную линзу, в кровати, в начале второго ночи, в темноте, обнаженные – закончил за Алиссу, предложение Эрик – я понимаю. Нет, правда, понимаю. Вы были вместе, у вас есть свое прошлое. Есть Мэди… Но тебе надо определиться Лис.
- С чем? – вопроса глупее в данной ситуации, конечно, придумать было трудно, и она прекрасно понимала, что он хочет от нее услышать. Но сознаться во всем – сказать, чертовы три слова – было сейчас практически равноценно самоубийству.
- Хорошо – на выдохе произнес Эрик – пойдем длинным путем. Ты меня любишь?
- Да.
- А его? – поинтересовался Эрик, не сводя глаз с Алиссы.
Вопрос, как и положено, остался без ответа.
- Вот в этом вся проблема – Эрик грустно улыбнулся и покачал головой – тебе надо определиться «Кто есть мы? И с кем ты останешься – со мной или все-таки вернешься к бывшему мужу?». Я не прошу тебя делать это сию секунду. Подумай, уезжай куда-нибудь и просто подумай. Устрой себе недельный отпуск, отрешись от всего. Хорошо?
Алисса в ответ только кивнула. Да и то слегка помедлив.

Неожиданный хлопок дверью, закрывшейся от порыва ветра, внезапно ворвавшегося в номер, казалось, вернул ее из мира грез.
По-крайней мере способность здраво мыслить, не улетая при этом, в свои воспоминания, потихоньку возвращалась.
- Какая ирония – подумала Алисса, заходя обратно в номер – я сбежала в Испанию в попытке найти ответы на свои вопросы, а пришла к тому от чего начала. Снова перепутье.
И вполне возможно, она снова бы улетела в новый виток размышлений на тему «Кого же из них, черт тебя дери выбрать?», но в ее сознание, вовремя ворвался голос, который она бы узнала, среди сотни тысяч других. Это был голос МакМэхона. Собственной так сказать персоны.
- Так это или галлюцинация от нехватки воздуха – быстрым шагом направляясь в сторону гостиной, Алисса казалось, уже заранее знала ответ на пока что еще не заданный вопрос – или он все-таки.… Какого черта Джул? Что ты тут делаешь?
- И тебе привет – бросив сумки с вещами на пол, Джул, не без улыбки посмотрел на медленно «закипающую» Алиссу.
- Привет?! – не то спросила, не то сказала Алисса – МакМэхон, какого черта ты забыл в моем номере, а?
- Вообще-то на ближайшие 4 дня, это наш общий номер, так что привыкай сосед – в подтверждение своих слов, Джулиан помахал перед ее лицом, еще одним комплектом от номера – в гостинце не было больше свободных номеров, так что мне пришлось согласиться пожить эти 4 дня с тобой.
- Ему пришлось, значит – нервно улыбаясь, произнесла Алисса – заставили бедного мальчика, жить со злой бывшей женой. И ты думаешь, я поверю в эту чушь? Мало того что в гостинце полным-полно пустых номеров, в один из которых ты скоро переедешь, так в городе еще и 3 гостинцы помимо этого. Что тебя дернуло в этой остановиться?
- Виды на прекрасное Милано. Да и какая сейчас разница. Самое главное, что я здесь!
- Ненадолго.
Джул в ответ только засмеялся. Естественно только после того, как Алисса, «вылетела» из комнаты, не забыв напоследок хлопнуть дверью. Тщательно спланированная, с Роуз, (все-таки кто-то должен быть вбить Алиссе в голову мысль о том, что ехать отдыхать ей нужно будет только на Ибицу), и выверенная едва ли не по секундам операция, получившая у них название кодовое название «Крадущийся тигр убивает мистера Тюфяка» (в роли последнего естественно выступал «пассия» Алиссы), шла как раз по плану. Приехав сюда на не несколько дней раньше жены, он развернул бурную деятельность «Сколько надо заплатить, что бы все остальные номера, оказались неожиданно заняты?», сопровождающуюся плавным перекрытием всех путей к отступлению. Ему было просто необходимо хотя бы на 4 дня отключить ее от всех связей с миром. Отгородить от звонков ее родителей, Холли и естественно Дейна. Роуз, оставшаяся за главную в Лос-Анджелесе, обещала совершить выползки в стан врага, дабы пресечь любую возможность все-таки «найти» Алиссу. А ему предстояла выполнить за это время задачу-максимум – поговорить с ней на тему « 3 шанс для нашей семьи не такая плохая перспектива», что пока представлялось практически не возможным. Конечно, как последний вариант оставался измор, по средствам «постоянного пребывания» в постели – но это был самый крайний, хотя в принципе и самый приятный вариант.
- Так ладно парень – пробормотал Джулиан, в голове, которого помимо воли пронеслись события ночи двухнедельной давности, заходя в спальню – о приятном будет думать потом. Ближе к ночи. Если все сложиться удачно…
Виток его мыслей, явно начинающих уходить за грани приличия, был прерван самым, что не наесть бесцеремонным образом – очередным хлопком дверью и сдавленной, но все, же хорошо слышимой руганью Алиссы. А так как перспектива остаться без жизненно важных органов, которые она в своей тираде, произнесённой секундной раньше, грозилась «Оторвать. Что б ему пусто было», была для него не превалирующей, ему пришлось спешно искать место, где можно было бы пережить бурю. Прятаться где-то за территорией спальни было подобно смерти, так что оставался только один вариант. Сбросив с себя, пиджак, сковывающий движения, он уже через секунду слился со стенкой, не забыв при этом, конечно прикрыться шторкой. Благо, что на Ибицу уже почти опустилась ночь, иначе его «тело Дюймовочки», закутанное в кусок шторы, увидел бы даже слепой.
- Я убью его – продолжая «увлекательный разговор с самой собой» Алисса наконец-то, зашла в спальню, мимоходом сбрасывая надоевший за целый день топ – вот пусть только попадется мне под руку.… Искромсаю на мелкую стружку. Это какая-то чертовщина. Как за 4 минуты, можно занять ТАКОЕ количество номеров, а? И я даже не удивлюсь, если к этой чертовщине приложил руку Джулиан.
- Господи родная только не тяни руки к бюстгальтеру – едва не выкрикнул Джулиан, на свою беду, выглянувший из шторы.
Вполне естественно что Алисса, назло этой не прозвучавшей просьбе, стала избавлять в первую очередь именно от этой части своей одежды. И это все прямо у него на глазах…
- Если она начнёт раздеваться дальше, я за себя не ручаюсь.
МакМэхон слишком поздно понял, что слова то были произнесены, далеко не про себя…
- Какого? МакМэхон выходи – Алисса на всякий случай прикрыла, грудь и теперь пыталась понять, где же все-таки он «спрятался».
Рука Джулиана, показавшаяся спустя секунду из-за шторы, вызвала у нее первый за долгое время приступ смеха.
- Замечательно МакМэхон. Почему под кровать не залез? Эффектнее бы получился выход. И вообще что ты тут делаешь?
- Живу – Джул, наконец-то вышел из «укрытия», не забыв при этом навесить на лицо выражение «Я вообще мимо проходил» - ты забыла? Или твоя «молодая кровь» с который ты спишь, выбивает из тебя последние остатки разума?
- Ты живешь и спишь в гостиной, на диване – поправила бывшего мужа, Алисса – это, во-первых. Во-вторых, «моя молодая кровь» в плане постели может… Вообщем поверь мне, он делает там то, что даже тебе на пару с твоим Кристианом не снилось. А в-третьих, выйди. Мне переодеться надо.
- И что же он там такое делает? Во время оргазма садится в позу лотоса? Или закидывает собственные ноги за голову, и скачет зайчиком? Что? – с легкой тенью издевки в голосе, поинтересовался Джулиан, смотря на полуобнаженную жену, стоящую к нему спиной – а насчет, выйди. Лис, не смеши меня, я видел тебя и в более откровенных нарядах
- Ты вспомни, когда это было – бросила Алисса, чувствуя его взгляд, скользящий по спине – это тело тебе больше не предложит. Как впрочем, и я!
- А вот мне помниться, что пару недель назад оно мне как раз принадлежало – едва слышно пробормотал Джулиан, садясь в кресло – причем активно так принадлежало. Учитывая, что ты была сверху!
- Да… как… ты… смеешь – долетевший «шепот» мужа, выбил у нее последнюю землю из-под ног и заставил повернуться к нему лицом – черт! Что б тебя…
Последнее восклицание явно было обращено к себе. Повернуться то она повернулась, вот только упустила одну маленькую деталь. Кроме юбки, державшейся невесть на чем, и грозящейся вот-вот упасть на пол, на ней не было ровным счетом ничего. Естественно, что грудь, с криками «МакМэхон, закрой глаза и прекрати улыбаться», через секунду была прикрыта рукой, но…
- А ты в принципе не изменилась – закинув ногу на ногу и продолжая смотреть на Алиссу, констатировал Джулиан – особенно все, что выше талии.…Хотя вот грудь…
- Ты…ты… да чтоб я еще когда-нибудь – начала Алисса, пытаясь не то скрыть свой гнев, столь экстравагантным образом, не то выдавить, хотя бы одно целое предложение – пошел вон.
- Лис, вообще-то я с тобой живу, ты не забыла? - второй раз за последние несколько минут напомнил Джул, засмеявшись – так что мучиться тебе со мной еще неделю.
- Пошел вон на свою половину номера извращенец – закричала Алисса, и в порыве чувств, снова разводя руки в сторону.
- Родная если ты хочешь затащить меня к себе в постель, перестань показывать свою грудь – Джулиан, уже даже не скрывал рвущегося наружу смеха – ты же знаешь, что меня это давно не заводит.
По всей видимости, после этого, слов у Алиссы уже не осталось. По-крайней мере первая, попавшаяся под руку подушка, запущенная в Джулиана, исходящего от смеха, перед тем, как скинув наконец-то надоевшую юбку, и оставшись обнаженной, задать вопрос из серии «Тогда может это тебя заведет, любимый?», после чего с гордо поднятой головой проследовать в ванну, была лучшим тому подтверждением.
- Черт, я же не выдержу неделю – произнес Джулиан, откидываясь на спинку кресла – господи, во что я ввязался?

Голубой топ, плотно облегающий грудь и грозившийся все-таки лопнуть при паре-тройке резких вздохов, черные брюки, держащиеся на бедрах, едва приоткрытая сережка в пупке, заставляющая помимо воли обращать на нее внимание, контрастирующая с загорелой кожей татуировка, привлекающая к себе внимание и завершающая пикантных образ. Нет, это не было сексуальный предел фантазий Джула, восседающего в тот момент на диване – это все было куда страшнее. Это была его почти бывшая жена, собравшаяся в начале 2 ночи, пройтись по ночным клубам Ибицы, которыми остров, как известно, славился. Ведь именно с наступлением ночи, город начинал жить полноценной жизнью – каждодневные шоу, маскарады, плавно перетекающие в массовые шествия, в которые вступали и местным жители. Город утопал в свете прожекторов, и двигался в такт, доносившейся из каждого угла музыке.
- Ты куда-то уходишь? – Джулиан, старательно пытался сделать вид, что только-только оторвался от ноутбука, и ночной выход жены его мало волнует.
- Очень смешно – Алисса в ответ только покачала головой, игриво приподнимая при этом брови – скажи еще, что ты не заметил как я, проходила перед тобой полуобнаженной, в поисках то топа, то штанов.
- Прости, но нет – усмехнулся Джулиан, не сводя с нее своего взгляда – было не до этого. Так ты куда собралась?
- Нет, ты что – воскликнула Алисса, продолжая смотреть на него из-под ресниц – я решила пойти в таком виде утопиться. Ну, естественно я куда-то пошла. МакМэхон, мне 31, я почти разведена, свободна, не перед кем не отчитываюсь, почему бы мне не сходить развлечься? Или ты скажешь свое твердое мужское «Нет», и запрешь меня в спальне, не забыв при это сам там запереться со мной?
- Ну, вообще был такой план, но меня раньше раскусила – хмыкнул Джулиан, поднимаясь с дивана – ты куда-то конкретно, или просто так «прогуляться, себя показать, неокрепшие умы, завлечь в сети»?
- Скорее второе, чем первое – ответила Алисса, обернувшись на пороге - и, кстати, домой меня лучше не ждать.… Приду только завтра.
Джулиан даже не успел ничего сказать. В замке уже повернулся ключ, и послышался цокот каблучков – Алисса спешила навстречу свободе.
- Ну, посмотрим, кто кого, родная – Джулиан секундным движением руки, стянул футболку и почти сразу же направился в сторону спальни – начнем наши любимые ролевые игры.
Вычислить куда направилась Алисса, оказалось до смешного просто – на острове, несмотря на разгар туристического сезона, сегодня был открыт только один клуб. Правда на этом все его везение сегодня закончилось - найти ее в урагане музыки, напрочь выбивающей из головы все мысли, света, ослепляющего в первые секунды, и девушек, явно сегодня сошедших с ума, и через одну, подходящих к нему с одним и тем же вопросом было казалось просто невозможно. Но в принципе, смирение было не его качество – так что отчаиваться было еще рано.
И вскоре его поиски наконец-то увенчались успехом – она стояла всего в паре метров от него, уже попивая мартини с каким-то парнем. Накаченным блондином, с вычурной татуировкой, на плече – какая пошлость.
- Прости ради бога, что опоздал – произнес Джул, обнимая Алиссу – искал что надеть!
- Какого? – начала было Алисса, но вопрос застыл на ее губах, как-то сам по себе. Когда она увидела, в ЧЕМ он пришел.
Черный свитер, обтягивающий торс, под которым, при каждом движение, просматривался каждый накаченный за годы тренировок мускул, взъерошенные, и оттого роднившие его с чертиком, волосы, черные, слегка узковатые джинсы, и ботинки, начищенные до такой степени, что казалось в них можно увидеть свое отражение, завершали на сегодня образ « Bad boy». Особую пикантность этому образу придавал взгляд Джула на тему «Ты же все равно окажешься в моей постели ночью, любимая»
- Кожаную куртку как понимаю, оставил на своем коне, Харлей Дэвидсон? – поинтересовалась Алисса, пытаясь скинуть руку Джулиана, покоившуюся до этого момент на ее талии.
- Естественно родная. Ты же любишь, что бы мужчина был скорее раздет, чем одет. По-крайней мере события последней ночи, говорят об этом. Не так ли?- вопросительно протянул Джулиан, приподнимая брови - кстати, ты нас не представишь?
- Майк, это Джулиан – скорее на автомате, чем обдуманно пробормотала Алисса – Джулиан это Майк. Подожди, какая вчерашняя ночь? Ты же…
- Приятно познакомиться – Джулиан, протянул Майку руку – Джулиан МакМэхон. Ее муж.
- Разве вы не разведены? – было заметно, что Майк, слегка ошарашен создавшимся положением и его взгляд, который он переводил с растерянной Алиссы, на улыбающегося, словно чеширский кот Джулиана, мало, что помог решить – я вроде как слышал, что…
- Дезинформация – опередив Алиссу, ответил Джулиан, прижимая к себе жену – правда, дорогая?
- Если ты еще раз ко мне притронешься, я устрою, так что ближайшие года два ты будешь питаться исключительно кашами, да и то через трубочки – по мере сказанного, голос Алиссы, начал повышаться и конец они почти выкрикнула. Хотя уже спустя секунду, совершенно спокойно добавила – Тебе понятно?
- ПМС. Не лучшее время для общения – улыбнулся Джулиан, продолжая выводить Алиссу из себя. Ну и ее новую «пассию» за одно – она обычно становиться дико неуравновешенной. Правда, любимая?
- Да, как ты… смеешь – начала было Алисса, глаза которой медленно стали расширяться.
- Ладно, ребята вы тут ругайтесь дальше, а я пошел к барной стойке – на выдохе произнес Майкл, оставляя на столике Алиссы бокал мартини – ну если что!
- Майкл стой, Майкл – прокричала Алисса, вслед молодому человеку – черт. МакМэхон, ты наверно испытываешь моральное удовольствие, разрушая мою жизнь? Тебе мало того что ты уже порушил, да? Ты хочешь, что бы я к тебе на коленях приползла и просила прощения, или что? Объясни мне, потому что я, черт возьми, тебя не понимаю…
- Тебе кто-нибудь говорил, что когда ты злишься, ты чертовски сексуальна?
- Ну, ты сам напросился – Алисса схватила со стола бокал с мартини, и уже через секунду он оказался на лице МакМэхона – надеюсь теперь, ты остудился?
- Успокоилась?
- Вроде да. По-крайней мере желание убить тебя пропало.
- Поверь, сейчас оно появиться.
Он умудрился захватить ее губы прежде, чем Алисса смогла хотя бы что-то возразить. Медленно, то ли в попытках растянуть удовольствие, то ли наоборот, помучить, он провел языком по ее мягким губам, словно стараясь вспомнить давно забытый вкус.
- Не надо Джул - прошептала Алисса, на секунду оторвавшись от него – не надо…
- Не говори, что ты этого не хочешь – произнес Джулиан, уголки губ которого едва заметно, дрогнули.
Она совсем не заметила, как ее губы раскрылись, навстречу его настойчивого языка, а руки помимо воли начали обвивать шею Джулиана. Почти не обратила внимания на то ли стон, то ли просто вздох, сорвавшийся в какой-то момент, но вовремя заглушенный все тем же, горячими губами. Чуть закусив ее нижнюю губу, Джулиан попытался, увлечь ее в очередной виток поцелуя, становившегося с каждой секундной все более требовательными, страстным.
- Вот теперь я доволен – Джулиан, неожиданно казалось даже для себя, оторвался от нее, и резко развернувшись на 180 градусов, направился в сторону бара.
- Ненавижу его за такие игры – Алисса прикусила нижнюю губу, в попытке сохранить их вкус, хотя бы на секунду, продолжая при этом, отрешено смотреть ему в след – черт бы его побрал…
Остаток вечера прошел обычно. Ну, по-крайней мере для них. Алисса, напропалую флиртовала с Майком, между делом не забывая смотреть за Джулианом, сидящим за барной стойкой и поглощающим водку, стопку за стопкой. И хоть она упорно отгоняла от себя мысли о недавнем поцелуи, они с упорством барана врывались в ее сознание. Майклу оставалось только догадываться почему на ее лице бродила такое «блаженное выражение» в то время как она рассказала о «трудной работе актрисы». Все попытки, так или иначе, выяснить что же с ней случилось за последние пять минут, заканчивались одни и тем же – отрешённым взглядом и вопросом «Прости, ты что-то спросил?», от Алиссы Милано лично. Понимая что сегодня, свидания как такого не получится – они разошлись полюбовно. Она оставила ему свой номер, сказав напоследок, что в городе будет еще неделю и в любом случае они успеют увидеться.
И едва только фигура Майка скрылась с глаз долой, она сразу же направилась к Джулиану.
- Ты бы прекращал пить парень.
- А почему я обязан отказывать себе в удовольствие? – Джулиан, посмотрел на нее через плечо, с абсолютным равнодушием во взгляде – ты же не отказываешь себе. У тебя есть твой «мистер Дейн» и этот «утиные губки и перекаченный торс», кстати, где он? А у меня свобода. По-моему честный обмен!
Алисса, внимательно посмотрела на бывшего мужа. Понять по его лицу, издевается он над ней, или говорит серьёзно, было практически невозможно. А, как, черт возьми, хотелось.
- 2 по 50 – в который раз за вечер повторил Джул, смотря на бармена.
- Как бы ты с этой своей свободой не спился в 35 лет – вздохнула Алисса, покачав головой – знаешь что, хватит.
Правда, похоже на Джулиана последние слова не произвели, вообще не какого действия. По-крайней стопку он опустошил за считанные секунды.
- Слушай, я серьёзно МакМэхон – Алисса отодвинула от него последнюю стопку, и бросила бармену деньги за выпивку – прекращай. Оторви свою пятую точку от стула и пошли трезветь.
- Если бы я был пьяный – сказал сам себе Джулиан, направляясь вслед за женой – все было бы куда легче.
Немногочисленные жители острова, прогуливающиеся в начале 5, по центральной улице, могли лицезреть весьма странную картину. Мужчина и женщина, одетые по принципу «моя-твоя зеркальное отражение», державшись за руки, словно подростки на первом свидание, шли прогулочным шагом по просыпающемуся городу. Молча. Лишь изредка останавливаясь на секунду. Да и то только для того, что бы посмотрев друг на друга, улыбнуться и снова не сказав не слово, пойти дальше.
Горожане молча крутили пальцем у виска – влюбленные. Что с них взять!
Прогулка закончилась там, где Джул, в принципе думал оказаться меньше всего. Она привела его на какой-то богом забытый пляж, каким-то непонятным образом найденный в черте острова.
- Ты самая ненормальная, упрямая, своенравная, но черт тебя возьми, и самая сексуальная женщина на свете! – тем самым Джулиан, закончил свою тираду на тему «Я не ревную…Я просто убиваю всех кто приблизиться к моей жене», начатую парой минут ранее, смотря на улыбающуюся жену – и даже не смей намекать на то, что во мне говорят 7 стопок водки.
- А ты... ты – страшнейший из моих кошмаров МакМэхон! – ответила Алисса, подняв на него глаза – ты в курсе этого?
- Спасибо – обреченно согласился Джулиан, не переставая улыбаться и делая едва заметный реверанс – за скромную оценку моих способностей, тоже.
- Ну, мы с тобой явно друг друга стоим.
- А как иначе. Слушай, я не то что бы сильно переживаю, но чего мы тут ждем?
- Вот этого – Алисса вытянула руку, показывая на поднимающийся из-за дальней кромки воды, диск солнца – мы давно с тобой не встречали восход солнца, так что я решила восполнить эту потерю.
- Ты все-таки не перестаешь меня удивлять – покачав головой, Джулиан, осторожно обнял Алиссу, едва коснувшись ее виска губами - так значит, уже существует «мы»?
Ответа на этот вопроса он так и не дождался. Вместо этого Алисса, положила голову ему на плечо, и что-то едва слышно пробурчав себе под нос, продолжила смотреть на восход солнца.
Джулиану оставалось только ждать.

Одиночество не всегда лучший выход из положения. И кто как не они, пережившие за последний год всю гамму чувств, начиная от ненависти, выедающую душу, за совершенную ошибку, до всепоглощающей любви, оттого что слышишь ЕГО стук сердца, и видишь ЕГО счастливые глаза, просыпаясь – знали лучше других. Знали, но упорно продолжали «капаться» в себе, пытаясь понять, почему сейчас, когда все проблемы казались бы ушли в прошлое – так трудно было протянуть руку и сказать «Прости».
Уверяли себя, что слишком много уже убито, а то, что еще живо, они разрушили или разрушат сами. И даже на обломках, собственного, как казалось когда-то, вечного счастья, продолжали играть – играть, понимая, что ничего кроме чувства собственного удовлетворения это не принесет. Ну, разве что еще боль. Ближе к ночи. Когда захочется выть волком от неизбежности жизнь, от постоянного одиночества, от разбившийся вдребезги мечты, и в который раз придет понимание того – что снова все, так как и прежде. Обстоятельства снова стоят над ними – и этого уже не изменить.
И приходилось принимать удары судьбы…
«Да, я сделала аборт. И да, ребенок был твой»
« Да, я встретил другую. И да, я ее люблю» - а после падать.…Снова падать в пропасть, где нет ничего. Не любви, не боли – есть только вымученные улыбки, насквозь лживые признания и пустота… Очередные маски, когда-то вечно любимых людей, слезы в подушку, ночь напролет, попытки собрать воедино разлетевшуюся на тысячу кусков жизнь. А потом…
«Я смогу без него» - хотя понимаешь, что без него даже дышать становиться трудно…
«Я смогу без нее» - и снова ложь. Правда в этом случае себе. Потому что понимаешь, что никогда не смиришься с тем, что рядом с ней другой, что дочь, смотрящая на тебя, голубыми бесхитростными глазами, когда-то может называть его «папой», что ему она шепчет «родной» и «люблю», в то время как в его сторону летят только « Убирайся из моей жизни». В такие моменты приходила ненависть. К себе в первую очередь. Все что у него когда-то было, все к чему он так стремился, и чем так дорожил – все было потерянно в одну секунду… И самое страшное было то что он не понимал почему. Все пришло многим позже – когда карты уже были выложены на стол, а слова остались далеко позади. И наверно она где-то была права, что поступила так, а не иначе. Не простил…
- И не прощу – Джулиан налил себе очередную чашку кофе, продолжая зачарованно смотреть на просыпающийся город – черная полоса это просто отговорка, но не как не причина.
Он пытался… Отчаянно пытался продолжать бороться, хотя бы за ту частичку, что осталась у него от прошлой жизни. Но даже он понимал, что еще одна тонко и изящно сыгранная партия Алиссы, и он сломается. Упадет очередной раз лицом в грязь и уже не поднимется. Устал.… Надоело.…Осточертело…
Какой смысл разбивать руки в кровь об стену, которая не когда не рухнет? Зачем искать смысл в действиях противоречащих логике?
Алисса, вернувшаяся с очередной «прогулки – размышления», невольно застыла, увидев сидящего в гостиной Джула.
Фантомы наступают – подумала про себя Алисса, стараясь как можно тише пройти мимо него…
Все тот же холодный, почти мертвый взгляд, смотрящий в одну точку, напряженное тело, и пальцы, играющие с ее обручальным кольцом. Таким же он встретил ее почти 3 месяца назад – когда она уставшая от постоянных игр и нервотрепки, пришла окончательно все решить. Заставить его подписать документы на развод и наконец-то начать строить новую жизнь. Правда тогда рядом с ним была еще бутылка виски. Но это уже мелочи…
- Ты не хочешь поговорить? – раздался сзади нее голос Джула, когда до спасительной двери оставались считанные шаги.
- А нам есть о чем?
- Может быть об этом? – вопросом на вопрос ответил Джулиан, бросив ей в руки кольцо – или о том чего ты меня лишила?
- Джул не начинай. Ты думаешь, ты один страдаешь, да?
- Ну, ты то не похожа на человека, который хотя бы каплю раскаивается за, то, что сделал – светские мероприятия, фотосессии, поклонники, новый любовник. Знаешь, мне, почему то всегда казалось, что женщины не так переживают все это.
Алисса опустила голову и тяжело вздохнула. Был ли сейчас какой-нибудь смысл объяснять ему, зачем она все это делала, и почему так упорно старалась свести всех их встречи к минимуму? Зачем бежала от себя, ища успокоение не то в работе, не то в друзьях? Зачем так безжалостно стирала все, что было связанно с ее прошлым? Зачем? Он сам знал ответы на все вопросы. Прекрасно знал, но не упускал возможности в очередной раз надавить на самое больное.
Ну что ж, заслужила.
- Что ты хотел узнать? – на выдохе поинтересовалась Алисса, садясь напротив него.
- Меня мучает только один вопрос, на который я просто не могу найти ответа – Джулиан, сложил руки на груди, продолжая неотрывно смотреть на нее – почему?
- Честно? – Алисса, откинулась на спинку стула, и подняла на него глаза – хотела отомстить. И как видишь, у меня это получилось…
- Изощренная, однако, месть. Не легче ли было пойти по моим стопам? Переспала бы с кем-нибудь, растрезвонила бы об этом на весь Лос-Анджелес, и все… Удар бы пришелся по самому больному. А ты зачем-то так импровизировала…
- О вот только не надо Джул – Алисса вытянула вперед руки, словно говоря «Не надо использовать этот метод родной. Это старо как мир» – не надо строить из себя «обиженного мальчика». Ты у нас тоже далеко не образец святости и непорочности. За тобой тоже грешки числятся.
- Ради бога только не начинай свою шекспировскую тираду «Шеннен и мой муж» - усмехнулся Джулиан, вставая из-за стола – уже осточертело. К тому же поверь мне, я уже сполна расплатился за то, что когда изменил тебе с ней. Так что давай в конце концов закроем эту тему. И вообще мы сейчас не об этом говорим…
- Черта с два – крикнула Алисса, бросив в него своим обручальным кольцом – ты переспал с моей лучшей подругой, и тебе тогда было глубоко наплевать на все – на то, что у нас с тобой были отношения, на что я тебя любила. Ты просто ее поимел и, по всей видимости, решил, что зачем, собственно говоря, возвращаться к прошлой пассии, когда тут раскинув ноги, лежит такой экземпляр. Так объясни, какого черта после этого, я не имела права поступить с тобой точно так же?
- Да потому что это удар ниже пояса, черт тебя возьми – заорал Джулиан – потому что сейчас, я пытаюсь задушить ненависть к тебе за все это. Ты это можешь понять?
- То есть ты считаешь, что ты имел право мне изменить и безнаказанно вернуться обратно, а я должна была это так просто принять – констатировала Алисса, разведя руки в стороны - ну спасибо, МакМэхон. Обрадовал.
- Я, конечно, понимаю, что вы молодожены и у вас в самом разгаре период « Покажи, что скрыто у тебя в штанах» - раздался после непродолжительного стука мужской голос – но, черт возьми, можно немного потише. Некоторые вообще-то пытаются уснуть!
- Заткнись – заорали в голос Джул и Алисса, на стоящего за дверью жильца.
- Да как вы смеете – начал, было, мужчина, но его речь была прервана Алиссой, так неожиданно открывшей дверь и представшей перед ним в образе фурии.
Растрепанные волосы, часто вздымающаяся грудь, прикрытая, хотят тут, скорее всего бы подошло выражение «максимально открытая», кружевным, практически прозрачным бюстгальтером. Остальная же одежда… Или точнее будет сказать ее отсутствие? Все-таки называть «одеждой» сарафан, едва прикрывающей ягодицы, язык как-то не повернется.
- Я, по-моему, ясно вам сказала «Пошли от сюда» - прошипела Алисса, наступая на мужчину – мне повторить еще раз? Или лучше принимать силу и сделать из вас мужчину с крайне высоким фальцетом?
Бедный мужчина, не знал что делать – то ли отвечать на откровенное хамство, Алиссы, то ли бежать отсюда, куда глаза глядят, пока она еще держала себя в руках.
Положение спас, как не странно Джулиан.
- Извините ради бога – молодожены. Оба с характерами. Первая крупная ссора, понимаете. Правда родная?
- Я вас понимаю – вымученно улыбнувшись, пробормотал мужчина – только чуть потише. Самую малость – после ночи проведенной в клубе, голова просто раскалывается.
- Я обещаю, что через пару минут вы нас не услышите, не так ли любимая? – улыбнулся Джулиан, закрывая двери.
- Не смей называть меня дорогой, любимой и вообще женой – спокойно, без лишних эмоций проговорила Алисса, поднимая на него глаза – да твоей головы может дойти тот факт, что я не вернусь. Я хочу свободы, я хочу нормальной жизни. Жизни без тебя. Ты можешь это понять?
- О, вот только не надо сейчас разговоров на тему «Я счастлива с Дейном, и он меня удовлетворяет» - издевательски улыбнувшись, Джулиан продолжил свою «плеяду» – сколько раз за последние полгода ты с ним получала оргазм? 1? 2? Или может ты перебила рекорд нашей с тобой последней ночи, и это случилось 4 раза? Браво – да он просто рекордсмен. Целых 4 раза за полгода. Хотя судя по тому, что твой спринтер выбегает из твоей спальни через 7 минут, ты его вообще вряд ли получала…
- Господи – Алисса схватилась за голову, и совсем не заметила как Джулиан подошел к ней – как ты умудряешься все свести к сексу? МакМэхон, объясни ты мне это ради бога, потому что я не понимаю. У тебя, что мыслей других вообще нет, да? Ты окончательно повернулся на теме «Части тела и моя персона в ней», да?
- Рядом с тобой – нет. И не уверен, что когда-то появится. Ты же знаешь как на меня действуешь.
Алисса, хотела было уже сыронизировать на тему «Он еще и издевается на бедной, несчастной бывшей женой», но…. Согласитесь, когда взгляд мужа, пусть и бывшего, практически раздевает тебя, ирония, как-то сама собой сходит на нет. Вместе с инстинктом самосохранения. И всеми запретам и правилами. Уступая место, азарту игры, где нет рамок и границ.
- Ты меня хочешь – доводя до логического конца, мысль Джулиана, Алисса, провела кончиками пальцев по его щеке – и ты меня получишь. Правда, только на одну ночь. Но это уже такие мелочи, не так ли?
- Докажи что ты меня не хочешь – перехватив ее руку Джулиан, прижил ее к стене, не давая возможности вырываться – скажи что больше ничего ко мне не чувствуешь. Скажи мне это, черт возьми, глядя прямо в глаза, и я уйду. Подпишу это проклятые бумаги на развод, откажусь от прав на Мэди, уеду из города, исчезну из твоей жизни. Только скажи это…
- Джул я не – начала было Алисса, пытаясь при этом, то ли выбраться из его объятий, то ли врасти в стенку, что бы чувствовать горячего дыхания, бродившего по шее и обжигающего ее, но почти сразу же осеклась.
И не, потому что нечего было сказать. Как раз наоборот, сказать было что. А всего лишь потому, что, встретилась с ним взглядом. Всего лишь секундное пересечение двух так не похожих друг на друга стихий. Лед и пламя, наконец-то нашли одну, только им известную волну – борьба на этом закончилась. Теперь это были только яростные искры, перерастающие с каждой секундной в сексуально-взрывоопасную смесь готовую вот-вот вырваться наружу. Две холодные льдинки смотрели на нее обжигающим, почти испепеляющим взглядом, смешавшим в себе еще не умершую ненависть и живую не смотря не на что любовь, от которого казалось, теперь будет не скрыться. И было страшно, по-настоящему страшно, увидеть в этом взгляде полную покорность. Покорность тому, что если она все-таки сможет выдавить из себя слова «Да, я его люблю, уходи», он действительно уйдет. Исчезнет из ее жизни, оставив после себя только ворох воспоминаний и невысказанную боль. А как не хотелось! Черт возьми, как не хотелось не то, что отпускать его из своей жизни, не хотелось, что бы он размыкал руки, державшие ее в плотном кольце.
- Я…господи я больше не могу… я не должна – пробормотала Алисса, при этом, понимая, что руки начинают обвивать шею, притягивая его к себе – я…
Закончить предложение по законом жанра, у нее, конечно же, не получилась. Джул, в принципе был человеком, которому не надо было повторять дважды одно и то же, и последовавший после поцелуй, стал как таковым последней точкой в деле «Я все-таки разведусь с тобой МакМэхон. Чего бы, это не стоило, разведусь». Перевес явно оказался в стороне Джула. Впрочем, как и последнее слово.
Первый поцелуй, оказался на редкость нежным, и каким-то уж через, чур, осторожным. Алиссе на секунду показалось, что Джул чувствует себя неуверенным подростком, случайно поцеловавшем девушку на первом свидание. Она, хотела, было уже прекратить, все это - но Джулиан, почувствовавший, что может потерять последний шанс, наконец-то взял инициативу в свои руки. Едва ли в тот момент, между ними можно было найти, хотя бы миллиметр свободного расстояния. Ей, вжатой в стену, и почти обездвиженной, только и оставалось, что пытаться увлечь его в более глубокий поцелуй, в то время как его руки, начали скользить по талии, спускаясь к бедрам, и почти сразу же начинающих стягивать с нее нижнее белье. Она, прижимаясь к нему настолько, насколько это было возможно, совсем не замечая, что ноги помимо воли начинают обвиваться вокруг его талии…. МакМэхону, только это казалось и было нужно. Холодные руки, секунду назад, сорвавшие с нее, ненавистный сарафан, и нижнее белье, теперь блуждали по всему телу, заставляя откликаться на каждое, пусть даже самое невинное прикосновение.
А потом все пошло по накатанной для них дороги. Первый раз, когда какие-либо чувства, уходили на задний план. Оставляя животное желание, обладать телом. Ласкающие, а оттого медленно сводящие с ума губы, покрывающие поцелуями каждую клеточку. Заставляющие выгибаться, стонать, в изнеможение грызть губы, прося еще и еще. И успокоиться лишь тогда, когда тело начинает двигаться в идеально слаженном, с его, темпом, когда тело, раз за разом, накрывает волна экстаза, когда чувствовать его губы, в очередной раз, скрывающие стоны, становиться также необходимо, как дышать.
А после.…После всего мгновенье, для того что бы только прийти в себя. Услышать, впервые за год, искреннее сказанное «Люблю», произнесённое одними губами, чувствуя при этом, как снова переплетаются руки. И жадные, похищающие последние капли воздуха поцелуи, спускающие с каждой секундой все ниже и рискующие перестать быть просто невинными… И нежные, едва ли ощутимые подушечки пальцев, движущиеся по наряженной спине, чередующиеся с впивающимися в кожу ногтями. И горячие, лишающие последнего рассудка, губы, заставляющие вздрагивать и выгибаться навстречу друг другу. Сводящие с ума стоны, разрывающие тишину номера, плавные движения, обжигающие прикосновения, срывающие последние остатки одежды, чей-то голос, молящий не прекращать... За секунду все превращается в один пульсирующий ком. Мгновение - и он взрывается, накрывая с головой. Все исчезает…

- Так значит «Крадущийся тигр убивает мистера Тюфяка»? – Алисса, откинулась на спинку стула и не без интереса посмотрела, на выходящего из спальни Джула, потирающего сонные глаза.
- А? – переспросил Джулиан, не понимающий о чем идет речь – ты что-то спросила?
- План «Сколько надо заплатить, что бы все номера оказались в скорейшем времени заняты», провалился Джул.
- Черт – до Джулиана наконец-то начал доходить смысл сказанных женой слов – я ее убью… Ей-богу как только приедем домой, я собственными руками задушу МакГоуэн… Как ты узнала?
- Исключительно методом дедукции – улыбнулась Алисса, закусив нижнюю губу – твой автоответчик на телефоне с сообщение от Роуз «Джул. Черт тебя возьми МакМэхон, этот идиот собирается ей звонить. Холли собирается ей звонить. МакМэхон, что б тебя, да оторвись ты от нее», говорит сам за себя. А в ней надо признать умерла великая актриса – так искусно скрывать, что на дух не переносит моего нового бойфренда.
- Что бы я с кем-нибудь из вашей троицы, что-нибудь еще раз задумал. Нет, лучше я сразу же себя убью. Причем каким-нибудь изощренным способом.
Алисса, в ответ на это заявление только прыснула в кулак.
- А, что насчет Дейна?
- Когда я уезжала, мы с ним договорились, что я подумаю – ответила Алисса – с кем я, в конце концов, хочу остаться: с ним, или с тобой. Так что все просто – я приеду, и скажу ему все. Думаю, что он поймет. Он наверно уже сейчас понимает…
- Я вообще-то не об этом. А в смысле того, что с Дейном? – переспросил Джулиан, нарочно делая ударение на слове «Что»
- А так ты насчёт этого – Алисса, наклонилась к нему и едва слышно прошептала на ухо – скажем так, что бы никого не обидеть - представьте себе огромный шкаф и маленький, нет, микроскопический ключик, вываливающийся из него. Хотя чего ключ - горошина и то будет больше.
- Ты ж моя прелесть – Джулиан притянул к себе Алиссу, не забыв оставить на ее губах, легкий поцелуй – у меня все-таки появилась причина купить себе Ламборгини. Я спорил сам с собой, что у этого парня какие-то проблемы. И как видишь, выиграл.
- МакМэхон, можешь сразу же забыть про возможность «развлечений» в этой машине – Алисса, смотря на уже было размечтавшегося мужа, отлично понимала, чем может обернуться покупка этой машины – я не под какими пытками, в ней на твои колени садиться не буду.
- Ну, это мы посмотрим. Ты же знаешь, иногда я могу быть чертовски убедителен.
- О, да – Алисса обреченно покачала головой и посмотрела на улыбающегося мужа – не понаслышке знаю. Ну, здравствуйте, любимые, старые семейные разговоры не о чем… Мы вернулись…

 

#7
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
:D Тада))) Перед вами....30-страничная глава))) Прошу к прочтению... Кто доживет до конца получит от меня медаль за отвагу)))

- МакМэхон не смей. Мы еще … - конец предложения Алиссы, пришелся ровно на тот момент, когда Джулиан, захлопнул перед ее лицом дверь.
И почти сразу же на выдохе произнес:
- Достало.
Неделя. Прошло всего лишь навсего семь дней с того момента как они вернулись с Ибицы. И, казалось бы, все проблемы, которые так или иначе должны были помешать вернуться к прежней жизни по приезду в Лос-Анджелес, были уже решены. Куда там – в пух, и прах они разругались в первую же ночь. И последующие 6 дней не стали исключением. Причины находились всегда, и даже тот факт, что спустя час-два после ссоры, кто-то из них шел на повинную, уже ничего не менял. Прощение за очередное «невпопад вырвавшееся слово» конечно, получилось, но с утра все начиналось заново. Доходило уже совсем до смешного – сегодняшняя прогулка, которая чуть позже по замыслу должна была, перетечь в романтический вечер, в одном из прибрежных ресторанов – закончилась так и не начавшись. Слова Джула «Мне послезавтра в Майами улетать», сказанные не в том месте, и не в то время, в очередной раз развязали Алиссе руки.
- Какого черта МакМэхон?! Я же сказала тебе, мы еще…
- Мы закончили – Джулиан, хмуро покосился на жену, ворвавшуюся в дом секундой ранее, и явно не намеренной останавливать разговор – мы закончили говорить об этом еще год назад. И как мне казалось, пришли к договоренности – я люблю тебя. Мне дорога наша семья, но я черт тебя возьми не собираюсь «отказываться» от работы из-за очередной твоей прихоти.
- Прихоти?!
- А ты можешь дать этому другое определение – Джулиан, посмотрел на жену, не скрывая иронии во взгляде – и вообще что я по твоему должен сказать Раейну? «Привет Мерфи, ты знаешь, я тут полгода был с женой в разводе, и теперь мне бы еще полгода взять себе отпуска, что бы вернуть все на свои круги». Идиотизм, ей-богу.
- Ну конечно – протянула Алисса, сложив руки на груди – в нашей семье все, что ограничивают твою чертову свободу, считается полной дуростью, не так ли? Только вот объясни, почему только мне, каждый раз как мы снова сходимся, приходиться «переворачивать» свою жизнь с ног на голову? Почему я расстаюсь с человеком, которого люблю. Пусть не так как тебя, но все же. Зачем, я в очередной раз прощу у Спеллинга, дополнительный отпуск, подводя всех и вся. И за каким чертом нам в таком случае нужен второй ребенок, если и год спустя я слышу все те же ответы на все те же вопросы – «Прости родная. Но мне снова надо уезжать в Майами, дабы там поиметь очередную голливудскую актрису в возрасте от 18 до 50 лет». Это конечно очень укрепляет семейные отношения.
- Была бы у нас с тобой еще семья – с досадой в голосе пробормотал Джулиан, отводя взгляд в сторону.
- Да пошел ты МакМэхон – доведенная до предела его последним словами, Алисса, сама не заметила, как перешла на крик – если у тебя есть желание до конца жизни чувствовать себя последней скотиной и эгоистом, то вперед. Вот только не надейся по возвращению увидеть здесь меня.
- Лис подожди – Джулиан сделал несколько быстрых шагов вперед, пытаясь преградить жене, путь на второй этаж - я не то хотел сказать.
- Ты всю жизнь «не то хочешь сказать» – заорала Алисса, окончательно срываясь – и все время бежишь от всех проблем. У тебя что комплексы, я понять не могу? Тебе самому, черт возьми, еще не надоело?
- О, вот только не надо валить с больной головы на здоровую – огрызнулся Джулиан, насупив брови – я ни разу в жизни не «убегал» от проблем, которых с появление тебя в моей жизни стало раз в десять больше.
- Ну конечно ты не убегал МакМэхон – Алисса сделала несколько нервных шагов в сторону, и вдруг резко обернулась – у тебя было просто помутнение рассудка, да родной? Когда ты с Шеннон, сорвался в незапланированный отпуск, дабы только ворох всей желтой прессы Голливуда «не упал» на твою ангельскую голову. И когда ты, после того как я сказала тебе что подаю бумаги на развод, поджав хвост, уехал в свой злосчастный Майами. И конечно, сейчас. У нас с тобой, не то что семья, у нас с тобой «остатки» семьи летят в тартарары – а ты опять рвешься на покорение «холмов» очередной 20 летний профурсетки.
- Милано, не зли. Я тоже, знаешь ли, не святой – Джулиан раздраженно повел плечом, а секунду спустя, повысив голос, добавил – сорвусь, в конце концов!
- Тоже мне открытие века сделал – фыркнула Алисса, поворачиваясь к нему спиной.
- Эй – Джулиан, вовремя успел перехватить ее руку, не дав в очередной раз уйти из дома, громко хлопнув дверью напоследок.
Однако очередного выпада в его сторону не последовало. Алисса просто вырвала руку из его хватки и встала напротив. Они оба тяжело, неровно дышали и смотрели друг на друга, поменьше мере, как злейшие враги.
- Выговорилась? – неожиданно спокойно поинтересовался Джулиан – успокоилась?
- Да вроде как…
- В таком случае у меня для тебя подар.… Нет, я.… Хм… Вообщем в Майами мы едем вместе… – замявшись на несколько секунд, Джулиан предусмотрительно сделал несколько шагов назад, и, убедившись, что случилось чего, в него тяжелого ничего не полетит, наконец-то закончил предложение – и ты будешь сниматься вместе со мной в одной из серий «Частей». Мерфи не против. Я тоже. Если что.
- Я…Я… Мерфи…Части.…Когда?! – Алисса недоуменно вскинула брови, пытаясь при этом выдать что-то похожее, на возражение. Получался скорее набор слов, не понятно с чего начинающийся, и к чему приводящий – МакМэхон, ты, что перегрелся сегодня? Ты как все это себе представляешь?
- Тебе как на пальцах показать, или ты сама догадаешься? – пытаясь скрыть подступающий смех, поинтересовался Джулиан – Лис сделай глубокий вдох, и расслабься. Это всего лишь сериал. К тому же ничего такого, что мы бы не делали дома, там не будет. Ну.… Думаю, что не будет…
- МакМэхон – Алисса, игриво усмехнулась и подняла на него глаза – тебе случайно не напомнить наши с тобой последние съемки? Помнишь, сколько я тогда просидела у тебя на коленях, родной? А ведь это был всего лишь маленький кусок приватного танца. А тут тогда что будет? Я что все съемки «на тебе» проведу, только бы ненароком не выдать, твоего «интересного» состояния?
- Нууууу – протянул Джулиан, оценивающе смотря на жену – ты знаешь я не против, того, что бы ЭТО тело «полежало» на мне все 12 часов съемок.
- Ты точно перегрелся Джул – констатировала Алисса, заходясь от смеха – у меня хоть возможность избавиться от этой экзекуции есть? Или все – с тонущего корабля уже не убежать?
- Нет – улыбнулся Джулиан – Мерфи уже загорелся идей, а значит, его уже ничего не остановит.
- То есть снова привет «неожиданная» эрекция у мужа и косые взгляды всей съемочной площадки – едва слышно прошептала Алисса, поднимаясь на второй этаж – господи ну что у меня за жизнь? Или лучше спросить, что у меня за муж?
Джулиан, вполне естественно сделал вид, что не заметил последнего высказывания в свою сторону. И разве что только легкий лукавый взгляд, провожающий Алиссу, и слегка вздернутые брови выдавали его сейчас…
С другой стороны, ну зачем ей было знать, что идей о совместной серии загорелся далеко не Мерфи, а он. И что его вчерашний 4 часовой разговор с ним же на тему «Райенн, а ты как смотришь на совместную с Милано серию. Нет?! Как нет?!», закончился для первого головной болью и новым сценарием, и очередной победой для второго.
Хотя, сейчас даже эти «превратности жизни» отходили на второй план. Ведь впереди их ждало, место куда более интересное, чем Лос-Анджелес и Ибица, вместе взятые.
Впереди их ждало Майами…


Впрочем, город встретил их более чем обычно. Жара, почти сразу же обрушившееся на их головы, тут же «мешалась» с желанием снять с себя вообще всю одежду, а отсутствие воздуха как такого, и скорее раздетые, чем одетыми девушками, медленно прогуливающимися по центральной улице, и ловящих на себе неоднозначные взгляды мужчин, скорее только подогревали его… Майами снова и снова раздвигал рамки дозволенного, заставляя всех без исключения, «играть» только по его правилам, не забывая при этом, наслаждаться, накрывающей с головой сексуальной энергетикой, которой он казалось, был пропитан до самых своих основ.
- Господи как ты можешь здесь по три месяца жииии… – Алисса, стягивая с себя насквозь мокрый топ, в буквальном смысле слова влетела в квартиру, краем глаза, правда, успев ее осмотреть – так значит ЭТО и есть «холостяцкое гнездышко» Джулиана МакМэхона?
Ответ Джула в данной ситуации был более чем оригинален. Вздернутые в недоумение брови, и застывший в глазах вопрос «Родная, ты хм…здорова?»…
- Милый – Алисса, повернулась к нему лицом, и закусила нижнюю губу - стиль «хай-тек» и кожа, это скорее стрип-бар, чем квартира женатого мужчины. Так, сколько женщин прошло через нее пока мы были в разводе, а?
Но так ожидаемого Алиссой ответа на вопрос, не последовало. Вместо этого она встретилась с озорным, быть может даже слегка ехидным взглядом, голубых глаз, неотрывно смотрящих на нее. И самое «страшное» в этой ситуации было то, что она прекрасно знала, что последует после. По-крайней мере, три последние ночи, проведенные с ним еще во время развода – были лучшим тому подтверждением. Обычно начинались они вот с такого же «милого» взгляда.
Так что она не без легкой тени ухмылки на губах смотрела на то, как Джулиан, медленно, словно нехотя приближается к ней. Но ровно в тот момент, когда его руки обвились вокруг ее талии, а сама она оказалась прижата к нему, пришло понимание что это «сражение» ей было бессовестно проиграно.
- МакМэхон – Алисса осторожно попыталась выбраться из объятий мужа, что как оказалось, было практически невозможно - даже не мечтай. Я прекрасно знаю, что ты хочешь.
- И что же? – Джулиан слегка наклонился вперед, чувствуя при этом горячее, учащенное дыхание жены, уже бродившее по его шее.
- Меня – Алиссе пришлось еще немного прогнуться назад, только бы оказаться еще хотя бы на миллиметр дальше, от губ Джулиана, в которые в тот момент хотелось просто впиться – только вот для того, что бы мое тело оказалось с тобой в постели, тебе придется ОЧЕНЬ сильно постараться. Я изменилась Джул.
- Ты думаешь, меня это остановит? – ухмыльнулся Джулиан, губы которого медленно начали спускаться к ложбинке между грудями – неужели ты думаешь, я не знаю, что НА САМОМ деле тебе нравиться?
- Джул нет…МакМэхон не надо… Джуууулллл… Оу - Алисса, на первых порах, еще пытающаяся сопротивляться, едва только его язык коснулся впадинки между ключицами, поняла, что еще немного и весь ее «напыщенно-холодный» образ полетит к черту. «Помощь», как это всегда бывает, пришла неожиданно – хорошо!
- Что хорошо? – Джулиан, поднял на жену недвусмысленный взгляд – тебе хорошо? Или…
- Ты меня получишь – Алисса неожиданно, прижалась к Джулу, и пока руки, казалось против ее же воли расстегивали верхние пуговицы рубашки, тягуче, с едва слышным придыхом, прошептала ему на ухо – только ответь мне на один вопрос, любимый!
- Это становиться интересным – Джулиан, отлично понимающий, КАКОЙ вопрос сейчас прозвучит, слишком поздно уловил, издевательские нотки в голосе Алиссы – задавай…
Лукаво улыбнувшись в ответ, Алисса, осторожно высвободилась из его объятий, и сделал несколько шагов в сторону, журнального столика, стоящего неподалеку.
- Что это? - поинтересовалась Алисса, двумя пальцами поднимая из-за него бюстье.
- Эээээ - Джул, лихорадочно пытался придумать, как бы объяснить нахождение этой вещи у него.
- Давай я отвечу за тебя. Ты вживался в новую роль, в которой тебе придется играть, скажем, трансвестита - и поэтому в твоей квартире оказалось черное кружевное бюстье от " Victoria's Secret" за полторы тысячи долларов. С размером - 36С! Так?
- Да - едва ли не выкрикнул Джулиан, отлично понимая при этом, что ситуации более глупой, чем это просто не придумаешь. С другой стороны не говорить же жене, с которой они только-только худо-бедно наладили отношения, что это бюстье одной из проституток, которые бывали тут во время ее отсутствия.
- Учись врать МакМэхон - похлопав по плечу мужа, сказала Алисса, отдавая ему в руки то самое злосчастное бюстье - поверь мне, поможет в жизни. На собственном опыте проверенно. И кстати, ты сегодня спишь на диване. И я не шучу.
Джулиан даже не успел что-либо возразить, в ответ. Развернувшись на 180° и прихватив «по дороге» сумку с вещами и топ, Алисса через пару секунд скрылась в спальни. Не забыв напоследок хлопнуть дверью. Ну, так – для поддержания общего тонуса.
- Вот тебе и "развлечемся в Майами" - пробормотал Джулиан, садясь на край дивана и все еще держа в руках проклятое бюсте - черт меня дернул не осмотреть квартиру до приезда. Болван!
Не прошло и пары секунд, после того как Джул выдал в свою сторону очередное "обвинение" как дверь в спальню распахнулась, и Алисса медленно, со всей ей присущей кошачьей грацией, направилась, как выяснилось позже в душ. Джулиану оставалось только наблюдать за этим, из последних сил пытаясь сдержать себя.
- Если хочешь – Алисса, головой кивнула в сторону ванной – можешь присоединиться. Конечно, если не боишься. Ну, вдруг.… Не сможешь…
Не забыв на последок слегка вильнуть бедрами, и оставить дверь открытой, Алисса все-таки скрылась в ванной.
- Я обожаю эту женщину – обреченно констатировал Джулиан, уже почти без сил откидываясь на спину – но она когда-нибудь сведет меня с ума.
Следующее утро прошло у семьи МакМэхон, под лозунгами «Соблазняй и властвуй» от Алиссы, и « Я пью кофе… Я просто, пью кофе… Я, не обращаю внимания на жену, сидящую напротив меня в моей же рубашке. Только в ней одной.… На голое тело.… С тремя расстегнутыми верхними пуговицами.…Да и н…Оу…Черт МакМэхон не отвлекайся – ты просто пьешь кофе» - от Джула, имевшая продолжение и в машине, по дороге на съемочную площадку. Пусть даже в слегка «упрощенном» варианте.
- Я вот только одного понять не могу – Алисса, под руку с Джулом, зашла в павильон, где вот-вот должны были начаться съемки – почему ты проснулся со мной рядом? Засыпала то я вроде как вчера одна.
- Неудобно…там – протянул Джулиан, делая лицо, по меньшей мере, великомученика.
- Неудобно ему – съехидничала в ответ Алисса, смотря на мужа - то есть, как проводить время с прост…дамами легкого поведения, так ему нормально. А как спать на диване, за это – так ему сразу же неудобно. Железная логика МакМэхон – далеко с ней пойдешь… Оу, Дилан привет.
Джулиан, уже готовый съязвить ей в ответ, теперь слегка ошарашено смотрел на обнимающихся Алиссу и Дилана.
- Эээээ, вы что знакомы? – поинтересовался Джулиан, медленно начинающий понимать, что уже ничего не понимает.
Ребята почти синхронно повернули в его сторону голову и тяжело вздохнули.
- Знаешь парень, я тебе как друг дам хороший совет – Дилан, подошел к Джулу и положил ему руку на плечо – бывай почаще дома. Много интересного о своей жене узнаешь.
Джулиан, перевел взгляд с уже не скрывающего подступающий смех, Дилана на Алиссу.
- И вот не надо так на меня смотреть – улыбнулась Алисса – не только вы с Роуз, можете создать команду «Убью всех кто рядом с моей женой». Я тоже…
- Наши незаменимые, и бесконечно любимые актеры – перебивая Алиссу, начал, стоящий поблизости Райенн – я, конечно, понимаю, что обсуждение сексуальной жизни партнера по съемочной площадке, дело чрезвычайно интересное, но как насчет поработать?!
- Мерфи – заранее ответил Джулиан, жене, на незаданный вопрос – это Мерфи. Бог и дьявол этого шоу. Так что Лис… «Добро пожаловать в Части тела». Секс, падение тебя как личности, и все твои потаенные страхи, вылезающие наружу, в самый неподходящий момент, прилагаются. Надеюсь тебе понравиться родная.

«Майами - это место, где Америка исчезает сквозь водоворот проституции, преступности, наркотиков, денег, мятежей и фатального блеска всех наших сложностей и иллюзий. Здесь нет, и не будет место для любви. Для рая на земле, все это слишком «сложно» ®

- Еще один такой день, и я начну проклинать свою жизнь – пробормотал сам себе Кристиан, медленно шествую по направлению к своему кабинету.
Две подряд идущие операции, проведенные в гордом одиночестве, пока Шон в который раз строил из себя «супер-доктора». 4, явно «нездоровые» консультации - отнявшие последние нервы, и уже даже зачатки хорошего настроения. Не то, что бы на день, на неделю вперед.
Кимбер. Вполне естественно «совершенно случайно» проходящая мимо. «Убившая» остатки и без того уязвленного, тем фактом что спит теперь с его лучшим другом, самолюбия. Своим, наиграно, просто приторно-сладким «Милый», и «Как насчет сегодняшнего вечера дорогой», по отношению к Шону. И, по всей видимости, что бы уже окончательно его добить – истерика от нынешней «пассии». Очередная девушка на ночь, решившая, скорее всего, что Трой уж ее. И пора бы предъявлять на него какие-то права. Ну, и последней, так сказать завершающим безумие дня, штрихом, оказались две его бывшие «дамы сердца», с которыми он когда-то переспал - невесть каким образом оказавшихся у них в одно и то же время, и лежащих сейчас в соседних палатах. После практически идентичных операций. И заставляющих Кристиана, изворачиваться, только бы они не узнали о существование друг друга. «Кошачьих» боев, ему сейчас хотелось меньше всего.
Вообщем – явно не ЕГО день.
Единственное что радовало, так это получасовая возможность наконец-то отдохнуть. У себя в кабинете. В гордом одиночестве. Вздохнуть хотя бы впервые за день свободно.
- Трой.… К тебе там, на консультацию пришли – из глубины офиса послышался отчего-то радостный голос Лиз – девушка какая-то. Если тебя это интересует.
- Вот тебе и отдохнул, черт возьми – вполголоса сказал Кристиан, заходя в свой кабинет – наверняка ведь, сидит очередная миссис Грабман, которая хочет натянуть себе уши на собственные ягодицы.
- Доктор Трой, а вам слово пунктуальность известно? – раздался сзади него женский голос, заставивший его по-крайней мере встрепенуться. Ну и само собой разумеющееся искать «обладателя» этого голоса.
Впрочем, поиски закончились, так, по сути, и не начавшись.
Он сам быть может того не ожидая - встретился с явно не дружелюбным взглядом карих глаз, неотрывно смотревших на него. Сама же девушка уютно устроилась в кожаном кресле – откинувшись на его спинку, и положив ногу на ногу, она нервно постукивала каблучком туфель по краю стеклянного столика, стоящего неподалеку.
- А вы?
- Та самая «очередная миссис Грабман, которая хочет натянуть себе уши на собственные ягодицы» - насмешливо протянула девушка, поднимаясь с кресла – мисс Остин. Кэтрин Остин. Для друзей просто Кейт.
- Тогда приятно познакомиться – Кристиан устало улыбнулся и протянул руку – и простите за сорвавшиеся слова. Просто…
Закончить предложение у него не получилось. Неожиданный стук в дверь, а секунду спустя показавшаяся голова Лиз, и брошенное «Кристиан, не забудь у тебя через полчаса еще одна операция», просто не позволили сделать это.
- Я так понимаю, был тяжелый рабочий день, и нервы окончательно сдали – не то спросила, не за него ответила девушка, переводя взгляд на Кристиана, и присаживаясь на заранее отодвинутый им стул – поверьте, мне понимаю.
Уголки губ Кристиана едва заметно дрогнули. Яркий блеск в глазах девушки, и, казалось бы, не сходящая с лица улыбка, явно начинали располагать к ней.
- Тогда, скажите мне, что вам в себе не нравиться мисс Остин? – поинтересовался Трой.
- Посмотрите на меня доктор Трой и скажите сами – Кейт откинулась на спинку стула и, сложив руки на груди, внимательно посмотрела на опешившего Кристиана. Отмечая, правда, для себя, что именно после этого вопроса в его глазах заиграли задорные огоньки.
Все-таки что-что, а ТАКИЕ вопросы крайне редко можно было услышать от пациентов. Обычно они сами…
- Честно? – последовав ее примеру, Кристиан откинулся на спинку стула, и смерил пациентку слегка насмешливым взглядом.
- Хотелось бы.
- В таком случае – оценивающий взгляд Троя, медленно заскользил по ее телу. Останавливаясь быть, может чуть дольше, чем надо на области декольте - ничего.
- Наверно не стоило ожидать чего-то другого – девушка неожиданно подалась вперед, стремительно сокращая расстояние между ними - вы или хотите затащить меня к себе в постель или у вас просто кризис среднего возраста, и вы пытаетесь всем вокруг что-то доказать? Хотя быть может все не так прозаично – и у вас просто давно не было нормального секса, доктор Трой.
Кристиан даже не успел ответить. В кабинет, без стука сначала ворвалась секретарша. С какими-то бумагами, которые ему надо было «Просто СРОЧНО подписать». А за ней – наконец-то соизволивший прийти Шон. Правда с ворохом вопросов, и по большому счету необоснованных претензий.
Итого – когда и тот и другой, были выставлены из кабинета с едва ли не криком «Да идите вы к черту, у меня консультация. Все потом», сил на то что бы, просто возмутиться от сказанного Кэтрин, уже просто не хватило.
- Вздохните спокойно, и улыбнитесь – неожиданно дружелюбно отозвалась Кейт, протягивая ему руку, в знак примирения - это просто маленькая месть обиженной женщины, которая просидела у вас в кабинете почти час. Квиты?
Кристиан, совершенно без задней мысли пожал ей руку, пытаясь при этом придать лицу серьезность, но вся ситуация явно к этому не располагала. Блуждающая улыбка мешал ему все карты.
- Хотя стиль хай-тек я бы все-таки поменяла – пробормотала девушка, так что бы Кристиан услышал, это - а то создается такое впечатление, что у вас какие-то комплексы.
Он попытался было съязвить ей что-нибудь в ответ, но вдруг понял, что на смену широкой, и быть может впервые за несколько месяцев искренней улыбки, пришел почти такой, же смех. Окончательно «сломавший» остатки напряженности, чувствовавшиеся между ними, до этого момента.
- Хорошо – Трой, нарочно выставил руки вперед, в попытке хотя бы, таким образом, пусть даже на пару минут прекратить их словесную «войну» - давайте все же вернемся к тому, что вы хотели бы в себе изменить?
- Грудь.
- Увеличить, уменьшить? – поинтересовался Кристиан, делая пометки в карточке.
- Скажем так слегка подправить – поправила его Кейт.
Трой отложил ручку в сторону, и поднял на нее глаза.
И снова ухмылка у нее на губах. Слегка вздернутые брови. И взгляд сверху вниз.
- Издевается – пронеслось у него в тот момент в голове – или просто хочет закончить свою «маленькую месть», туше. От себя. Напоследок. Впрочем?! Почему бы и нет.
- Кое-что подтянуть, поменять имплантаты, вообщем вернуть себе прежнюю форму – пояснила девушка, заметив изрядно удивленное лицо Кристиана – не бойтесь, 6 размер я себе делать не собираюсь. Я еще пока в своем уме.
- Если бы это действительно было так – пробормотал Кристиан, отводя от нее свой взгляд.
- Простите, вы что-то сказали? – теперь пришел черед Кейт опешить.
Кристиан покачал головой и явно попытался сделать вид «Да что вы. Вам просто…послышалось».
- Отлично – Кристиан, наконец-то отложил бумаги в сторону и поднялся из-за стола – раздевайтесь.
- Зачем? – слегка шокировано протянула Кейт.
- А я, по-вашему, человек-рентген? – улыбнулся Кристиан – сквозь одежду вижу, да?
- Может быть, вы тогда хоть дверь закроете – фыркнула девушка – или мне проще выйти в фойе и раздеться там. Эффект, по-моему, будет тот же.
Трой только ухмыльнулся в ответ. Но просьба все-таки выполнил.
Всего секунда. Что бы повернуть в замке ключ, и вот он. Словно не находя места, прислонился спиной к двери. Поднимая на нее, неожиданно лукавый взгляд, темно-синих глаз.
- У вас нет желания перестать смотреть на меня, как жертва диеты на кусок шоколадного торта, а? – Кейт улыбнулась его отражению в зеркале, около которого стояла.
- Еще скажи, что тебе это не нравится – пробормотал Трой, подходя к ней.
- Ну почему же. Внимание мужчины всегда приятно – небрежно бросила Кейт, поворачиваясь к нему лицом – жалко только…
- Что? – Кристиан смутно понимал, зачем задает этот вопрос. После того как его руки ненавязчиво легли ей на плечи, и медленно начали спускаться ниже, постепенно притягивая ее все ближе и ближе к себе, все его внимание сосредоточилась скорее на ней самой. Чем на том, что она говорит.
Девушка прикрыла глаза. Внутренне уже окончательно отказываясь сопротивляться тому, что делает Трой. А вот внешне…
Еще как-то пыталась доказать ему что ей просто все равно. Что неожиданно сбившееся дыхание. Наваждение, накрывшее с головой – это все что угодно. Вообщем ВСЕ что угодно. Но только не его прикосновения.
И очередная попытка, сжать его руки.… Убрать их как можно дальше от себя, не привела ровным счетом ни к чему хорошему. Скорее все случилось с точностью да наоборот – она оказалась с Кристианом почти лицом к лицу. Чувствуя его тяжелое и горячее дыхание у себя на губах. Улавливая горьковатые нотки его одеколона. Не замечая того, как обвивает руками его шею. Сводя, на нет, все свои же попытки, держать от него как можно дальше.
- Что ты мало подходишь под определение мужчины, Трой – она, едва касалась его губ, не позволяя при этом поцеловать себя.
- Неужели?!
Кейт только дерзко повела бровью, всем своим видом говоря «О да, Трой. Поверь мне – о да». Впрочем, это было единственным, что она в тот момент смогла сделать. Казалось бы, столько ожидаемый в тот момент, поцелуй, все же сумел застать ее врасплох.
Почти не ощутимые прикосновения его губ, прокладывающих влажную дорожку от впадинки между ключицам, которую он едва ли коснулся кончиком языка, спустя секунду, начали медленно, словно в попытке еще больше раздразнить ее, подниматься вверх. Мешая поцелуи, с легким покусыванием кожи, доводящим ее до исступления. Подушечками пальцев, рисую незамысловатые узоры на обнаженной спине, чувствую, как у нее начинают подгибаться колени, когда пальцы, до этого спускающиеся по позвоночнику, неожиданно замирают.
Дожидаясь, момент, когда ее ножка, обняв его ногу, медленно начнет подниматься вверх, подхватывая ее. И только почувствовав, как ее ноги смыкаются у него на талии, наконец-то накрывая ее губы своими. Нарочно растягивая приближающееся удовольствие. Легко покусывая верхнюю губу, что бы только снова и снова, срывать с них очередной вдох, слабый стон. Услышать бешено стучащее сердце. Почувствовать как ее пальцы, судорожно начинают расстегивать пуговицы на рубашке, только для того что бы в конце концов, просто сорвать ее. Почти сразу пытаясь податься немного назад. В очередной бессознательной попытке помучить его.
Но уже секунду спустя, находя новую точку опоры – снова и снова выгибаясь на стеклянной поверхности стола - от чередования дразнящих, почти, что сводящих с ума горячих губ и скользящих по телу, до боли жаждущего ласки, и стягивающих с нее остатки одежды холодных рук. Сжимающих бедра. Заставляющих ее впиваться в его спину ногтями. Искать встречи с его губами…
- Трой… Да черт тебя возьми Кристиан – Лиз, в который раз бестолково подергала дверную ручку – ты что забыл что у тебя пациент. Шон там уже рвет и мечет. Кристиан, ты, что там уснул?
Кристиан разве что только молча, выругался. Неожиданно ворвавшийся голос Лиз подействовал на Кейт, как ушат холодной воды. И теперь ему оставалось только наблюдать как она, проклиная его и весь свет на пару, одевается. Изредка бросая на него гневный взгляд, и явно давя в себе желание, напоследок сделать ему что-нибудь.
- Кристиан – начала было Лиз, когда дверь в его кабинет резко открылась, и оттуда появилась явно растрепанная и слегка запыхавшаяся девушка, едва не сбившая ее с ног – простите. Я думала…
- До пятницы доктор Трой – прокричала Кейт, словно не замечая слегка ошалевшую Лиз, стоящую неподалеку – операция в 10?!
Кристиан даже ничего не ответил. Подыгрывать просто не хотелось.
- Я даже ничего не буду спрашивать Трой – Лиз, приоткрыла дверь в его кабинет и перевела взгляд с почти на ходу одевающейся Кейт, на явно пока чего-то не понимающего Кристиана, стоящего посередине своего кабинет, полуобнаженным.
- Мы – начал было Кристиан - это…
- Избавь меня от подробностей, пожалуйста – Лиз тактично прикрыла глаза, а за ними и дверь, не забыв, правда перед этим сказать уже сакраментальное сегодня «Тебя там пациент ждет. Если интересно».
- Ненавижу этот день – устало пробормотал Кристиан, застегивая пуговицы на рубашке – просто ненавижу.


Трой в очередной раз криво усмехнулся и почти залпом опрокинул в себя остатки виски, покоящиеся на дне стакана. Что ж он мог себя поздравить – паршиво начавшаяся неделя, так же паршиво и закончилась. Алкоголь не действовал совсем. А попытки забыть все, что случилось за последнее время, раз за разом приводили к одному и тому же результату – новой порции виски. И Кейт. Что б ее…
- Неудачный день? – поинтересовалась стоящая за барной стойкой девушка, вытирая полотенцем бокалы и переводя взгляд с 4 стакана виски на самого Кристиана.
- Скорее год – попытался сыронизировать Кристиан.
- Еще виски?!
- Лучше водки – поправил девушку Трой, бросая деньги за выпивку – и лучше двойную.
Девушка в ответ только безучастно пожала плечами, и сдув с лица выбившуюся прядь, повернулся к нему спиной.
Кристиан понимающе улыбнулся, и перевел взгляд на стоящую неподалеку блондинку, буквально поедавшую его взглядом. Правда слишком откровенная одежда, и явный перебор с «томным взглядом» в его сторону – достаточно быстро сокращали круг того КЕМ она могла быть. Хотя, роли сейчас это для него не играла ровным счетом никакой.
- Ну что ж, не такой плохой вариант на ночь - мысленно вырвалось у Троя, пока он наблюдал за тем, как девушка медленно начинает приближаться к нему – всяко лучше, чем наваждение по Остин.
Может, переспав, с кем бы то ни было и, удовлетворившись наконец-то - навязчивые мысли о ней, перестанут его донимать. И все вернется на круги своя. Впрочем, он, кажется сам, мало в это верил. Все его предыдущие «пассии», по большому счету, забывались практически на следующий день, после того как он получал от них то что хотел. Еще быстрее забывались те, с кем дело до постели так и не доходило. Кейт стала исключением из правил. Похоже первым за всю его жизнь.
Конечно, все это можно было «списать» на тот факт, что она пресекала все дальнейшие с ним встречи, и смогла добиться того что бы оперировал ее Шон. И он просто ХОТЕЛ получить запретный плод. Но сейчас, даже самому себе приходилось признаваться, что дело тут было совсем в другом. По-крайней мере, двойная порция водки, не подействовавшая на него вообще не каким образом, впрочем, как и все выпитое им за последнее время виски, упорно его в этом убеждали.
Он …
- Не лучший день? – рука блондинки, осторожно легла Кристиану на плечо.
- Да они что сегодня все сговорились? У меня, что на лице написано «Не дополучил секса, и теперь страдаю от этого»? – едва не вырвалось у него, но он вовремя смог взять себя в руки – был таковым до недавнего времени.
- Ты не против? – девушка кивнула в сторону, освободившегося рядом с ним места.
- Отнюдь - Кристиан, промочил горло и поднял на нее блуждающий взгляд – водка?! виски?!
- Только мартини – не без ухмылки ответила девушка – и кстати, Кейт.
- Что? – Трой, едва не поперхнувшийся остатками водки, поднял на нее ошалелые глаза – причем тут Кейт?
- Я Кейт. Меня так зовут.
Нервы в тот момент сдали окончательно, и неожиданно закрыв лицо руками Кристиан, спустя пару минут, засмеялся. Впервые за эту неделю. Правда, смех отдавал легкой тенью истеричности. Но это были уже мелочи.
- Эй – девушка дотронулась до плеча Троя, пытаясь понять, что с ним твориться – с тобой все нормально?
- Более чем – начал было Кристиан, наконец-то успокоившись – просто…
Вполне возможно что, неожиданно услышанное сквозь музыку, рваным ритмом раздававшуюся в баре «До завтра», так и могло бы остаться для него незамеченным. Если бы не женский голос.
- Или я окончательно сошел с ума и у меня начались галлюцинации, или…
Резко повернувшись назад, и оставив девушку, сидящую с ним рядом, кажется, в еще большем недоумением, чем она была до этого, Кристиан, взглядом попытался найти, «обладательницу» этого голоса, и…
Пока единственное с чем он мог себя поздравить был тот факт, что галлюцинаций у него не было – это действительно была Остин. Обнимающаяся с каким-то «недокаченным» брюнетом, выше ее на голову.
- Нашла себе тоже объект вожделения – пробормотал Трой, исподлобья наблюдая за тем как, молодой человек, оставляя ей свой номер телефона, направляется в сторону выхода.
- Хм – раздался у него над ухом голос блондинки, в одиночестве допивавшей мартини – как понимаю про меня уже забыто?
Кристиан повернулся к девушке лицом, и слегка натянуто улыбнулся.
- Ты шикарна, поверь мне, но давай в другой раз. Когда-нибудь потом.
- Льстец – подметила девушка, не сводя с мужчины взгляда – как понимаю, я «проиграла» той симпатичной брюнетке, с которой не сводишь взгляда?! Ты не знаешь что теряешь…
- Ты в любом случаем теряешь куда больше - озорно подмигнул девушке Кристиан, направляясь к столику за которым сидела Остин.
Спиной при этом чувствую, что блондинка, оставшаяся за барной стойкой готова «убить» его. И даже если не за то, как он ее «оставил», то за последние слова точно. Впрочем, в тот момент это его волновало, кажется меньше всего.
- Кошмар, какой – сказала сама себе Кейт, разрывая бумажку с телефоном молодого человека.
- Неудачно свидание? – улыбнулся Кристиан, не сводя с нее глаз. Или лучше будет сказать, не сводя взгляда с ее достаточно откровенного даже для Майами, выреза на платье.
- Скажем так, я не оставила его телефон, даже если бы он был последним мужчиной на земле – хмыкнула Кейт, поднимая на стоящего рядом мужчину, глаза – это… Оу, доктор Трой. Не ожидала вас здесь увидеть…
- Разве мы не на «ты»? – поинтересовался Кристиан, садясь напротив нее.
- Я с вами не брудершафт не пила, и на «ты» не переходила.
- А как же секс?! Или это тоже не повод для знакомства?!
- Кристиан – Кейт, с притворным сожаление покачала головой - если ты считаешь, сексом, ТО, что у нас с тобой, хм…случилось. Ну, знаешь, мне тебя искренне жаль. Я была о тебе лучшего мнения.
В ответ на это, Трой смог только в легком недоумение вскинуть брови.
- Неужели я первая кто осмелилась сказать тебе, что ты мало похож на настоящего мужчину?! - едко поинтересовалась Кейт, не скрывая улыбки – неужели все твои бывшие женщины так дружно кончали под тобой, и возносили как бога?!
- Ты по жизни такая стерва – усмехнулся Кристиан – или только я удостоился увидеть тебя такой?
- Господи, не льсти себя – рассмеялась девушка, откидываясь на спинку стула – и просто признайся, что впервые в жизни, все твои приемы, и что самое обидное для тебя размеры, оставили девушку равнодушной. Я к тебе вообще ничего не испытываю – ты это понимаешь? Или твое эго не сможет принять такой удар?
- А ты, однако, оригинал – язвительно подметил Трой – не когда в жизни еще не встречал девушку, которая выражает свое равнодушие ТАКИМ способом. Стоны и твои руки, тянущиеся к моей ширинке – это тоже атрибуты «не любви»?
- Стоны.… Ну – Кейт поднялась из-за стола, и посмотрела на него сверху вниз – должна же я была как-то тебя подбодрить. А ширинка – Трой, ты большой мальчик. И прекрасно знаешь правила игры. Ты получаешь мое тело, я все то, что ниже твоего «милого накаченного» пресса. Или за прошедшее время что-то изменилось?
- Нет.
- В таком случае, я лучше пойду. Общаться у меня с тобой поверь, тоже желания мало.
- Ты себе противоречишь милая – Кристиан, нахально улыбнулся и схватил за запястье – если ты ко мне ничего не чувствуешь, зачем же так предательски бежать?
- Я не бегу от тебя. Просто ты не в моем вкусе Кристиан – раздался у него над ухом голос Остин – прими это как должное и «осчастливь» ту блондинку, с которой так мило болтал до меня. Я твоей не стану никогда.
- Ну, это мы еще посмотрим – ухмыльнулся Трой, провожая Кейт взглядом.


- Надо отдать ему должное – подумала про себя Кейт, чувствую как молния платья, начала плавно спускаться вниз – убеждать этот парень умеет.
Разговор, начатый в баре, получил продолжение, несколько раньше, чем она рассчитывала. Часом позже, они встретились. В другом конце города. Кристиан, естественно уверял ее, что оказался там совершенно «случайно». Открещиваясь тем, что шел от той самой блондинки из бара, а тут вдруг неожиданно она появилась. Впрочем, очередное язвительное замечание Кейт на тему « Я оказалась права. Твоя прерогатива это 4х минутный секс и легкий экстрим», достаточно быстро перевели тему разговора в другое русло, и окончательно развязали ему руки.
А потом - слово, за слово. Намек за намеком. Характер на характер…
И вот…
Квартира Кристиана. Шуршание шелковых простыней. Силуэты тел, переплетающихся на широкой кровати. Жадные, требовательные, почти, что грубые поцелуи, оставлявшие на коже следы. И едва ощутимыми прикосновениями его рук, стягивающих с ее плеч бретельки платья, а секунду спустя скользящие по внутренний стороне бедра, и заставлявшие стонать, от накрывшего с головой удовольствия.

- Господи – Алисса, сидевшая до этого момент на муже, неожиданно рассмеялась во весь голос – простите, но я больше не могу…. Этот чертов носок…
- Что? Ну что опять случилось с этими ненормальными? – Мерфи, говоривший о чем-то с Диланом, перевел взгляд на практически заходившуюся от смеха Алиссу - да, что с ней такое?
- Я… не …думала… что… - попытка выдать хотя бы одно целое предложение, успехом у нее не увенчались – господи.… Прикройте вы этот носок Санта-Клауса.… Пожалуйста…
Вся съемочная группа, дружно, и с явным недоумением посмотрела друг на друга.
- Как понимаю, съемки на сегодня закончены – с грустью констатировал Райенн, смотря на Джула с Алиссой – ладно можете сворачиваться. Завтра продолжим. А я пока поговорю с этими, молодоженами. Будь они не ладны.
- Милано – уже даже Джул, не мог скрыть улыбки – слушай, успокойся. Я отлично представляю, как это выглядит.
- Навряд ли – пробормотала Алисса, отдышавшись – ты себе даже представить не можешь, насколько ЭТО нелепо смотрится,… Они бы тебя еще в пачке и обтягивающем трико выпускали в такие моменты. Думаю, вся аудитория трансвеститов США была бы ваша…
- А причем здесь трико и пачка? – вклинился в их разговор некстати подошедший Мерфи.
- Лис не смей – медленно произнес Джул, прекрасно зная, ЧТО она хотела сказать Мерфи - вот даже не думай о том, что бы…
- А вы что не знали? – бесстыдно улыбнулась Алисса, переводя взгляд с мужа, на Райенна – МакМэхон же у нас – танцор…
- Латино?!
- Если бы – Алисса картинно прокашлялась – балет.
- Прелесть, какая – теперь уже Райенн, пытался скрыть подступающий смех – ну тогда все ясно. Господи с кем я работаю, а?
- Лис - улыбнулся Джулиан, и довольно красноречиво перевел взгляд с полуобнаженной жены на стоящего рядом Мерфи – ты не хочешь…
- - Это какое-то издевательство – Алисса, стянула с МакМэхона простынку, и накинула на себя, продолжая ворчать – он каждую неделю щеголяет голой задницей перед сотней членов съемочной группы, а я… Собственник…
Мерфи только удрученно покачал головой и, махнув на них рукой, пошел к выходу.
- Я надеюсь для них это нормально? – спросил Мерфи, заметив Дилана.
- Они почти полгода были в разводе – мужчина пожал плечами и перевел на них взгляд – наверно да. Хотя в случае этих двух, не в чем нельзя быть уверенным на 100%.
- Замечательно – вздохнул Мерфи, выходя следом за Диланом из павильона – не хватало еще, что бы они друг другу «убили» на съемочной площадки. Ну, на кой черт я его послушал, спрашивается?
- МакМэхон я ведь не шутила – Алисса, чувствую как руки мужу, начинают медленно спускаться по ее спине, стягивая простынку, поднялась с кровати – у нас не будет ничего, пока ты изменишь отношения. Ко мне. И к нашей семье.
- А у нас есть какие-то проблемы? – поинтересовался Джул, сохраняя абсолютно безразличный вид - или их снова выдумала твоя милая головка?
- Не хами – отрезала Алисса – и перестань относиться ко мне как к своей собственности. Я твоя жена. А не просто красивая кукла находящаяся рядом с тобой, понятно?
- Браво – насмешливо протянул Джул – ты наконец-то вспомнила, что ты моя жена. Только вот ты радость моя, кажется, снова забыла, что это накладывает ряд обязательств на тебя. И дает мне все тот же ряд прав.
- И это ТЫ мне будешь говорить об обязательствах? – нервно засмеялась Алисса – ты.… Который за время нашего развода перетрахал половину проституток Майами? Ты еще смеешь мне говорить о каких-то правах, и обязанностях по отношению к тебе?
- Да ты тоже дорогая не божий одуванчик – усмехнулся Джул, смотря на жену – или на Дейна и аборт у тебя случилась амнезия, да?
- О, ну конечно. Большой обиженный мальчик решил «ударить» по больному – язвительно заметила Алисса – только вот смею напомнить что Дейн, не считая тебя, был единственным с кем, я спала. А аборт – поверь мне. Я сполна, расплатилась за него. И не тебе, черт возьми, меня судить.
- Великолепно – Джул в недоумение покачал головой – ребенок был моим. Аборт ты сделала, не сказав мне. И я еще и не имею права тебя судить?! Гениально!
- Во-первых, я повторю тебе еще раз – не тебе меня судить. Что и почему я сделала, только мои проблемы - Алисса, пыталась сдержать себя в руках, но чем дальше шел разговор, тем труднее это было сделать – а во-вторых. Хочешь вопрос ребром?! Или ты меняешь свое чертово отношение ко мне и к тому, что сам называешь нашей семьей, либо через месяц ты все-таки получишь развод и сможешь продолжить свою «вольную» жизнь. Решать только тебе МакМэхон.
- Это угроза? – нагло улыбнулся Джул, смотря вслед уходящей со съемочной площадке, жене.
- Последний шанс скорее. Хотя называй это как хочешь. Все, МакМэхон, я ушла.
- Вот тебе и отпуск в Майами – выдохнул МакМэхон, откидываясь на подушки – все у нас не, слава богу.


Алисса, в очередной раз перевел взгляд на дверь. Полпервого. А МакМэхон, так до сих пор и не вернулся со съемок. Хотя сами они закончились почти 2 часа назад. Тяжело вздохнув, она подошла к окну, и, приоткрыв жалюзи, посмотрела на вид «засыпающего» Майами – толпы людей, бегущих куда-то не смотря на ночь. Нескончаемый поток машин. Неоновые вывески клубов. Вид, отвлекал понятное дело мало. Мысли были заняты совершенно другим.
- Привет – раздался сзади нее голос Джула, как оказалось совершенно незаметно вернувшегося домой.
- Привет?! – медленно начиная закипать, переспросила Алисса – ты, где был?! Ты хоть представляешь сколько времени?! Ты знаешь, что я тут себе надумала?!
- Оу, мы уже разговариваем – улыбнулся Джул, смотря на жену – с чего к моей персоне такой почет?
- МакМэхон не переводи тему. Ты, где был, в такое время?!
- Да нет, это ты радость моя, не переводи тему. Мы третью ночь спим раздельно. Ты игнорируешь меня по утрам. Сегодня дошло до того что мы на съемки поехали по одиночке. И я уже молчу про сами съемки – и тут вдруг ты снизошла до того что бы со мной поговорить. Совсем совесть замучила? Или снова решила восстановить сожженные мосты?
- Тебя так тянет поругаться, да? – игнорирую последние слова, поинтересовалась Алисса – ну давай, высказывай все, что у тебя накопилось, за годы жизни со мной. «Обижаю» тебя. Лучшего в жизни лишаю. И что у нас там еще дальше по списку – о да. Дьявол в плоти?!
- Да не тянет меня никуда – возразил Джул – просто скажи мне – мы вместе? Или я могу продолжить свои холостяцкие похождения?
Алисса в ответ, только пожала плечами, и повернулась к нему спиной.
- И как мне это простите понимать? – Джулиан, раздраженно ударил кулаком по столешнице.
- Просто – Алисса, приложила руку к запотевшему стеклу, и, закрыв глаза, попыталась сделать глубокий вдох. Только что бы успокоиться. Только что бы сказать – предавал ты. Предавала я. Я запуталась Джул. И быть может нам просто…
- Если ты сейчас, скажешь любимое холливэлловское «Не судьба» - сквозь зубы процедил Джулиан – я мало того что убью Керна, так еще и уйду. Из твоей жизни и из этого чертовой квартиры. Не забыв громко хлопнуть дверью напоследок. Что у нас происходит – три дня назад все было еще нормально. А сейчас – ты снова начинаешь ту же историю «Я тебя люблю, но быть с тобой не могу». Что с тобой черт тебя возьми твориться?
- Я же сказала тебе что изменилась. А ты, похоже, до сих пор думаешь, что я ищу возможность тебя позлить, да?
Теперь уже Джул ответил молчание.
- Молчание знак согласия – грустно улыбнулась Алисса, смотря на мужа – вот и весь ответ. На все твои вопросы.
- Мы вместе или нет? – в очередной раз спросил МакМэхон – ответить мне ради бога на этот простой вопрос. И все…
- У меня есть время подумать? – вполголоса поинтересовалась Алисса.
- Да сколько хочешь – окончательно теряя самоконтроль, выкрикнул Джул, схватив ключи от машины – года тебе надеюсь, хватит? Хотя если подпишешь бумаги на развод, у тебя на эти размышления будет вся оставшаяся жизнь. Осточертело!
- Ну, вот и все – пробормотала Алисса, вздрогнув от хлопка двери, и вытирая набегающие слезы.
Словно вторя ей, грозовые тучи, затянувшие небо Майами плотной завесой, неожиданно раскол, ветвистый электрический разряд. Пару секунд спустя, тяжелые, холодные капли дождя, забарабанили по стеклу.
Прерывисто вздохнув, и почти без сил упав в кресло стояще, неподалеку, Алисса, закрыла лицо руками. Приходилось признаться – отпуск, впрочем, как и ее семейная жизнь, дали окончательную трещину.


- Долго еще?
- Дорогая, с того момент как ты меня спрашивала в последний раз, прошло ровно две минуты – улыбнулась Лиз, подходя к Кейт – и мало что изменилось. Кристиан сказал, что скоро будет.
- То есть остается надеяться на то что операцию мне сделают до того как мне исполнится 90 - пробормотала Кейт, выдохнув – ну что он за человек. Договаривались ведь на…
- Договаривались?! – переспросила Лиз, прищурив глаза – неужели ты тоже успела переспать с ним?
Девушка, понимая, что сболтнула лишнего, закусила нижнюю губу.
- Единственное что я могу сказать в свое оправдание, так это то, что этот парень отлично умеет убеждать. И если бы это были слова. Там ТАКИЕ - протянула Кейт.
- О… Подробности этого я даже слышать не хочу – Лиз картинно прикрыла уши – хотя… Ты знаешь.… А, правда, какие?
Кейт, быстро осмотревшись по сторонам, и убедившись, что Кристиана, поблизости нет, поднялась на локтях, и что-то прошептала на ухо Лиз.
- Кейт… Я тебя уже обожаю, ты это знаешь.… А?
- Чуть побольше – как бы между делом ответила девушка – сантиметра на 2.
- Господи – Лиз, подняла глаза к потолку и сложила руки в замок – спасибо тебе за нее.… Это ж, сколько компромата на человека за несколько минут получила…
- На кого это ты получила компромат Лизи? – поинтересовался зашедший в операционную Кристиана.
- Да так – насмешливо протянула Лиз, стараясь не смотреть на Кристиана – не на кого. Достоинство нации, ты наше ходящее.
- Что ты сказала? – переспросил Кристиан, подумав, что ослышался.
- Лиз – едва слышно пробормотал Кейт, закрывая лицо руками – ну я же просила…
- Прости – засмеялась Лиз - Я не удержалась.
- Кейт – Трой навис над девушкой, и стал сверлить ее взглядом – Лиз узнала что-то, чего знать была не должна, да?
- Нет – чуть быстрее, чем надо было бы, ответила Кейт, смотря на Кристиана.
- Кейт!
- Ну, почти нет – отводя взгляд в сторону, едва слышно сказала девушка – пару-тройку фраз. Поз… Размеров.
- Не легче было сразу же, все что у нас с тобой за последнюю неделю случилось рассказать? – вполголоса, спросил, он, кажется сам у себя.
- Неделю?! – удивленно переспросила Лиз, переводя взгляд с Кристиана, на Кейт – я думала у вас это всего пару дней.
- Э, я этого не говорил – быстро поправил себя Кристиан.
- Конечно, конечно «мистер я предпочитаю быть снизу» - пробормотала Лиз – я тогда этого просто не слышала.
- А вы друг друга стоите – улыбнулась Кейт, пытаясь перевести разговор с щекотливой темы на что-нибудь другое.
- А с тобой радость моя я обязательно «поговорю» после операции – Кристиан, заговорщицки подмигнул девушке, и перевел взгляд на Лиз – и с ней кстати тоже.
- Кто-то там что-то, вроде говорил об операции – практически в голос выдали Кейт и Лиз.
- От разговора это вас все равно не спасет – закончил за них мысль Кристиан - даже не надейтесь.
- Тоже мне испугал – фыркнула Лиз, склоняясь над Кейт – сделай глубокий вдох дорогая, и медленно считай от десяти до одного.


2 недели спустя
Девушка в очередной раз, пробежалась взглядом по обстановке квартиры Кристиана, и сама того не замечая, поежилась. Все-таки после всего, что случилось у них за последние две недели, было странно оказаться здесь. Просто сидеть у него на кухне. Смотреть, как он готовит ужин, и между этим пытается создать хотя бы какое-то подобие разговора о «прошлой» жизни. Странно было увидеть Троя с ТАКОЙ стороны. Непривычно, по-крайней мере. Слишком уж сильно он разнился с тем, каким представал перед ней в первые дни их знакомства.
- 4.
- Что четыре? – с легким недоумением переспросил Кристиан, отрываясь от готовки ужина.
- Самые длинные отношения у меня длились ровно четыре года – напомнила ему Кейт, недавно им же заданный вопрос.
- А почему же вы тогда расстались?
- Скажем так – Кейт, на секунду задумалась – мне сделали предложение в самый неподходящий момент. Мне было только 22. Я не готова была к семье, и обязательствам, которые могли на меня свалиться. К тому же, если бы появились дети.… А потом – ну ты сам знаешь, какие могу быть отношения, после отвергнутого предложение. Так что мы решили расстаться без скандалов и ругани. Он просто уехал, а я продолжила жить дальше.
- Да…Милая семейная история – сыронизировал Кристиан – что еще сказать.
- Не ерничай Трой – поддела его девушка – лучше расскажи о своих самых длинных отношения…. Если конечно они у небезызвестного доктора Троя были…
- Полгода – улыбнулся Кристиан – и, предугадывая будущий вопрос, отвечу сразу же. Расстались потому что она ушла. Собственно, ничего интересного или душещипательного в этой истории нет. Меня бросили.
- Ты наверно до сих пор не смирилось с этим – с наигранным сочувствием произнесла девушка, покачав головой.
- Ты вот не можешь без этого? – ехидно отметил Кристиан – у тебя, что день пройдет неудачно, если ты меня не подденешь, да?
Кейт в ответ только молча, кивнула.
- Ну что ж, откровенностью, на откровенность. Может, тогда поговорим о количестве сексуальных партнеров «до»?
- Так что ты там говорил об ужине? – Кейт, сделала вид, что не заметила последнего вопроса.
- Неужели у тебя их было больше чем у меня? – весело улыбнувшись, спросил Трой – не когда в жизни не поверю.
- Кристиан – протянула Кейт – не заставляй меня краснеть…
- А ты умеешь краснеть? – Кристиан, неожиданно засмеялся – да у нас сегодня просто день открытий. Что еще интересного я о тебе могу узнать?
- Что я умею не только краснеть – пробормотала Кейт, отпуская взгляд на колени – да и вообще…
- Так, а вот с этого «и вообще» пожалуйста, поподробнее – окончательно входя в раж, Кристиан, поудобнее устроился на стуле, и внимательно на нее посмотрел.
- А ты не такой, каким я тебя себе представляла – Кейт, попыталась перевести разговор в другое русло.
- И какой же я? – заинтересовался Трой – сексуально-озабоченный харизматик с манией величия?!
- Заметь, не я это сказала – слегка улыбнувшись, произнесла Кейт – нет. Просто, ну признайся сам себе, в Майами о тебе ходят легенды. Одна половина женщин, с которыми ты переспал, проклинают тебя, вторая, которая еще не побывала в твоей постели, мечтают в ней оказаться.
- А ты?
- Честно?!
- Хотелось бы – губы Кристиана, тронула полуулыбка.
- Когда я к тебе пришла, я собственно уже была наслышана обо всех твоих похождениях, и бывших пассиях. Точнее об их количестве. Так что готовилась увидеть, откровенно говоря, сволочь хорошую – Кейт безвольно пожала плечами, увидев слегка ошеломленное лицо Троя – правда первое впечатление оказалось обманчиво. Ты странный. Другой. Не такой как все.
- То есть все-таки сексуально-озабоченный харизматик с манией величия – подытожил Кристиан.
- Ну не совсем уж озабоченный, и не совсем уж с манией – отозвалась Кейт, переводя взгляд в сторону спальни – но что-то в том духе.
- Спасибо, хотя бы на том, что не сволочь.
- Всегда, пожалуйста, родной – девушка улыбнулась уголками губ – кстати, что у нас насчет ужина – он еще в силе? Просто я хотела сходить прогуляться…
- В силе – немного замявшись, ответил Кристиан, поднимаясь из-за стола – правда… Я вообще хотел это сделать чуть позже, но кажется сейчас самый тот момент – в руках мужчины, как-то незаметно для девушки появилась небольшая черная коробочка.
- Трой, если там окажется кольцо, то я сейчас встану и уйду отсюда насовсем – напряженно протянула Кейт.
- Там кольцо – начал Кристиан - …
- Трой…
- В некотором роде – продолжил предложение мужчина – ничего серьезного. Небольшой подарок.
Удивленно приподняв брови, девушка открыла коробочку, и.… С немалым облегчением выдохнула, когда увидел, что находилось внутри.
- Это официально? Или у меня есть время подумать?
- Это всего лишь ключ от моей квартиры – Кристиана пожал плечами и посмотрел на нее – я ничего от тебя не требую. Просто мне показалось, что отношения лучше строить, все-таки видя друг друга хотя бы раз в сутки. А не так как у нас было с тобой последние две недели…
- Подожди – опешившая Кейт, явно не вовремя прервала мужчину – у нас отношения? У НАС с тобой есть отношения? То есть ты хочешь сказать, что… Мы… Ты серьезно…?
Кристиан только кивнул в ответ.
- Я…Я… - выдохнула девушка, явно не зная что ответить – я не думала, что мы… Что ты… Я…
Неожиданно поднявшись из-за стола, она подошла к стоящему неподалеку Кристиану.
- Дай мне время до завтра, ладно? - Кейт обвила руками его шею, и едва коснулась губами щеки – мне надо немного подумать.
Трой только ухмыльнулся. Ну что ж – подумать, так подумать…


Месяц спустя

Девушка в очередной раз, откинулась на спинку дивана, давая возможность затекшей шеи, хотя бы немного отдохнуть. Бессмысленно переведя взгляд с уже 4 раза прочитанной страницы журнала на секретаршу, и получив от нее всю ту же наигранную улыбку в стиле «Доктор Трой, сказал, что примет вас, когда освободится. Ничего нового, я вам сказать не могу», она снова нажала на кнопку быстрого набора на телефоне. Но Кристиан по-прежнему молчал.
- Замечательно. Сам вчера был не прав, сам на меня наорал, а я теперь еще и виновата во всех смертных грехах у него – с горечью пробормотала Кейт, опуская глаза в пол.
Их отношения, медленно, но верно начали заходить в тупик. И почти еженедельные ссоры, явно этому способствовали.
- Кейт?! – мужской голос, раздавшийся прямо над ней, заставил девушку, отвлечься от созерцания пола.
- Привет Шон – Кейт, слабо улыбнулась и поднялась с диванчика – как дела?
- Нормально. Не жалуюсь по-крайней мере – ответил Шон, отдавая в руки подошедшей медсестры, бумаги и снова поворачиваясь к ней – а ты?
- У меня сегодня последний послеоперационный осмотр, а Кристиан занят – девушка повела плечом – а так.… Вроде все нормально.
- Если хочешь, я могу провести осмотр – предложил Шон.
- Правда?! – Кейт, облегченно вздохнула – ждать Кристиана еще три часа, я явно не смогу. Работа, да и сам понимаешь…
- Пошли в мой кабинет – Шон кивнул, и взял ее под руку.
Сам осмотр, как впрочем, и предыдущие занял минут 10 от силы. Все та же вереница рекомендаций… Вопросов. Порой, правда, мало относящихся к ее операции.
- И?!
- Мы ссоримся. Миримся. Громко хлопаем дверью. Снова миримся – Кейт пожала плечами – все как всегда. Кажется…
- А как же «лучшая новость месяца»? – поинтересовался Шон, пытаясь изобразить лицо Лиз, с которым она рассказывала об этом.
Кейт в ответ только ухмыльнулась.
- Этой женщине просто противопоказано рассказывать свои секреты, она же все и всем сразу же расскажет.
- Можешь одеваться – отвлекаясь от темы, произнес Шон – ты наконец-то свободна от клиники «Макнамара/Трой».
- Если бы – устало пробормотала Кейт, застегивая пуговицы на рубашке – а на счет «новости». В любом случаем, надо сначала поговорить с Кристианом, а потом уже думать «лучшая» она или нет?
- Нас и правда ожидает что-то грандиозное?
- Посмотрим – бросила ему через плечо девушка, выходя из его кабинета – в любом случае, ты первый кто об этом узнает.
Впрочем, уже спустя пару минут, все ее, пусть и дышавшее на ладан, хорошее настроение, безвозвратно ушло. Все попытки внятно объяснить на работе, почему она отсутствовала три часа, привели к плачевным, если не сказать большего результатам. Так что теперь она искала себе «жертву». Что бы выговориться. Жертвой оказалась Лиз. Стоящая у кабинета Кристиан.
- Круз, а обязательно было рассказывать всем, то о чем я тебя просила молчать - Кейт, со злостью захлопнула телефон, мысленно посылая своего шефа куда подальше и подошла к Лиз – может легче было вывесить плакат, что бы все разом узнали, а?
- А не легче ли было ему сразу же все сказать, а? – вопрос на вопрос ответила женщина. Правда, как-то неожиданно громко.
- Лиз ты зачем кричишь? – удивилась Кейт, слегка ошарашено смотря на анестезиолога - Я еще пока еще хорошо слышу.
- Да я просто - едва слышно произнесла Лиз, отводя взгляд в сторону – может, сходим, кофе попьем? Я знаю отличное кафе…
Девушка тяжело вздохнула, и внимательно посмотрел на Лиз – через, чур, громкий голос. Неожиданное предложение сходить в кафе. И «охрана» двери Кристиана. К своему сожалению причину всего этого она знала.
- Он ведь там не один, да? – нерешительно спросила Кейт, прислонившись к стене.
Лиз в ответ только кивнула, и наконец-то отошла от двери. Пропуская Кейт, вперед.
Впрочем, эффекта неожиданности так и не получилось. Когда Кейт оказалась в кабинете, все было более или менее спокойно. На первый взгляд, по-крайней мере.
- Привет.
- Привет – ответил Кристиан, отрываясь от бумаг и поднимая глаза на зашедшую Кейт, и маячащую сзади Лиз.
- Ты можешь мне объяснить, почему не отвечал на звонки? - девушка перевела взгляд с брюнетки сидящею напротив Троя, на него самого.
- У меня вообще-то пациентка – поднимаясь из-за стола, произнес Кристиан.
- Три с половиной часа?! – воскликнула Кейт.
- Слушай, давай не будем продолжать вчерашнюю тему – Кристиан натянуто улыбнулся - вечером поговорим. Дома. Я работаю…
- О, я прекрасно вижу, как ты РАБОТАЕШЬ – выкрикнула девушка, подходя к Трою и запуская руку в правый карман его брюк.
Пару секунд спустя, она двумя пальцами, держала перед его лицом милые, кружевные полупрозрачные женские трусики, которые еще через секунду оказались на его рабочем столе. Прямо перед девушкой.
- Это я как понимаю, новая мода пластических хирургов Майами? – глаза Кейт, сузились - или ты подался в трансвеститы родной? Хотя смотря на воронье гнездо у девушки на голове, я понимаю что Лиз, во время меня задержала. Стол был? Или внес легкий экстрим?
Трой потупил взгляд.
- Стоило ли ожидать чего-то другого – проговорила Кейт, поворачиваясь к девушке – дам тебе хороший совет. Если будешь с ним спать, купи себе что-нибудь пооткровеннее. В последнее время его разве что только ЭТО заводит. А что касается тебя – девушка обернулась на пороге его кабинета и посмотрела на Кристиана – можешь уже начинать забывать меня любимый. Ключи от квартиры я тебе занесу завтра.
- Что бы я еще раз тебя покрывала – процедила сквозь зубы Лиз, пытаясь боковым зрением не упустить из вида Кейт, направляющую к выходу – да лучше медленная и мучительная смерть. И поверь мне, если я с ней поговорю, я тебя убью. И я даже не шучу Трой.
- И что это было? – поинтересовалась, сидевшая до этого тихо брюнетка, поднимая на Кристиана, удивленные глаза.
- Господи – Трой, уронил голову на стол, и накрыл ее руками – она все-таки была права, когда сказала, что я сплю исключительно с дурами. Ну, за что мне такое?


Кристиан устало вздохнул, и откинулся на спинку стула, наверно впервые в жизни благодаря, человечество за алкоголь. Хотя бы пара минут на то что бы собрать воедино, все, что случилось сегодня, и все во что это могло вылиться в будущем, ему были просто необходимы. Виски, в данном случае, помогали как никто другой.
Девушка, ставшая причиной всей катавасии, была естественно «выставлена», еще до прихода Лиз. Правда, помогло это мало – продолжение разговора стало не столь прозаичным. Круз, по возвращения выразилась тонко, прямо и что самое главное коротко:
- С такой сволочью как ты, я не то, что говорить, работать теперь отказываюсь. Даже я ТАКОГО от тебя не ожидала.
Шон, слава богу, остался в стороне, но по выражению его лица, можно было понять, что сторону Лиз он поддерживает целиком и полностью. То есть в группе сторонников Остин, явно прибыло.
Кейт…
Трой расстегнул верхние пуговицы на рубашке и залпом, опустошил стоящий перед ним стакан с виски. Из всех проблем, свалившихся на него за последние несколько часов, ОНА была пока что одной из центральных.
Все его звонки она игнорировала. Дома ее не было. И на работе она тоже не появлялась. Так что где она была, он пока что не представлял.
А найти было надо. Хотя бы для того что бы поговорить. Ну, или попытаться поговорить.
- Дернуло же ее зайти ко мне в тот самый момент – вздохнул Трой, отводя взгляд в сторону – не могла…
Сам не понимая почему, Кристиан, неожиданно «зацепился» взглядом за девушку в ярко-красном платье, стоящей уже практически у выхода, на пару со своим молодым человеком. Что-то в ней ему показалось до боли знакомым. Только вот что?
Ответ на так и не заданный вопрос, он получил раньше, чем думал. Девушка всего на пару секунд повернулась к нему лицом, и что-то бросив, стоящей неподалеку от нее, компании, мимолетным движением поцеловав молодого человека, вместе с ним вышла из бара. И все бы, собственно говоря, ничего – но девушкой была Остин. Собственной так сказать персоны.
- Что за? – спросил сам у себя Трой, пару тройку раз, крепко зажмурившись, только бы убедиться, что от выпитого спиртного у него не начались галлюцинации.
Но нет – мелькнувшая в двери татуировка на лопатке, и ярко-красное платье, сомнений не оставляли. Пьян он не был. И это все-таки была Кейт.
Бросив на столик, деньги за выпивку, Кристиан, недолго думая, направился в сторону выхода.
Вот теперь ему и, правда, захотелось «поговорить». Особенно с ним.
Долго ждать этой возможности не пришлось.
- Кейт – окликнул ее Кристиан, едва убедился что «парочка» направилась в сторону его машины.
Радости от того что он ее нашел, у Кейт, явно было мало. По-крайней мере это отлично читалось в том взгляде, который она подарила ему, оказавшись рядом с ним.
- Что?
- Что?! – взъелся Кристиан – это я должен спросить у тебя, какого? Что ЭТО?
- Это называется секс без обязательств, Кристиан – безобидно поправила его девушка, переводя взгляд на стоящего неподалеку мужчину – тебе это должно быть известно лучше других.
- Я прекрасно знаю, как это называется – выпалил Кристиан – я спрашиваю, КАКОГО черта тут происходит?
- О, у мальчика проснулись чувство собственности – лениво заметила девушка – А чему, ты так удивляешься, я не понимаю? Ты думал что после того как ты поимел на собственном рабочем столе, ту брюнетку, я пойду к тебе на квартиру и буду ждать тебя с очередным ворохом объяснений и признаний? Черта с два. Я свободна. И ты кстати тоже. Так что можешь продолжать радоваться жизни со своими «дамами сердца».
- Как будто ты далеко от них ушла – невесело усмехнулся Кристиан, смотря на Кейт.
Звонкая пощечина, явно внесла «перчинку» в их разговор.
- Никогда, ты слышишь, никогда в жизни не смей сравнивать меня с теми шлюхами, что раздвигают под тобой ноги – процедила сквозь зубы Кейт, схватив его за воротник рубашки – у меня в отличие от них есть чувство собственного достоинства. И нет желания связать свою жизнь с таким как ТЫ, во что бы, то не стало.
- Ты забыла про умение сказать твердое «нет» - поддел ее Кристиан, схватив за запястье – только вот когда, у тебя это было заметно лучше всего родная? Сегодня, когда ты собралась переспать с мужчиной, которого знаешь, я думаю минут 10? Или в ту ночь после бара, когда кончала подо мной? А может…
Очередная пощечина явно «не вовремя» оборвала его.
- Пусти меня!- зашипела Кейт, пытаясь освободить рук от его мертвой хватки.
- А что будет, если не пущу? – Трой, цинично усмехнулся – снова ударишь?
Между ними почти не было расстояния, и Кристиан, буквально кожей чувствовал, как участилось ее дыхание, когда он схватил.
- Ты ведь мстишь мне – вызывающе бросил Трой, отпуская ее руку – любишь. И поэтому мстишь…
- Не мни себя богом – отрезала Кейт, поднимая на него глаза полные ненависти – я к тебе вообще ничего не чувствую.
- Ну конечно…

Сообщение отредактировал Verte: Среда, 11 февраля 2009, 21:58:33

 

#8
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
- Кейт – раздался голос мужчины, до сих пор ждущего Кейт около машины – мне тут до второго пришествия ждать?
- Да идите вы к черту оба – яростно заорала девушка, поворачиваясь, что к тому, что к другому спиной – достали.
Трой, смотря в след уходящей Кейт, выругался сквозь зубы. На себя конечно. Сорвался – и… Вообщем - поговорили, называется.

Кейт, повернула ключ в замке, и медленно открыла дверь в квартиру Кристиана. Прислушавшись, и не услышав в ответ, ничего кроме тишины, она наконец-то спокойно вздохнула. Видеть Трой, после всего что случилось, хотелось меньше всего. Надо было просто оставить ему ключи от квартиры, и забыть последние два месяца как самый страшный из кошмаров. Если конечно получиться, это сделать…
Раздавшийся хруст, у нее под ногами, несколько встрепенул ее. Моля, разве что не всех известных ей богов, что бы это не оказалось что-нибудь принадлежащее Кристиану, Кейт, неожиданно для себя, обнаружила, что наступила на …бюстгальтер.
Впрочем, подняв глаза, она поняла, что это было далеко не последняя вещь, на которую она могла сегодня «наступить». Осторожно обходя разбросанную по полу одежду, она, по вполне понятным причинам, направилась в сторону спальни. Хотя сама мало понимая, зачем это делает.
- Оу, какая пошлость – выдохнула Кейт, увидев Кристиана в постели с двумя девицами, явно годившихся ему дочери – блондинка и брюнетка в постели. Что все остальное уже не заводит Трой?
- Оу, а это твоя жена? – поинтересовалась блондинка, переводя взгляд с Кейт, на молчавшего Кристиана.
- Или мама с 4 подтяжкой? – вторила ей, брюнетка.
- Милые мои – поддержала «веселый» тон Кейт, прислонившись к дверному проему – если вы в ближайшую минуту, отсюда не уберетесь, то всю оставшуюся жизнь, будете работать только на пластическую операцию, по восстановлению своего милого личика. Я надеюсь, ясно выразилась?
Девушки молча, переглянулись.
- Мне что еще раз повторить? – раздраженно переспросила Кейт, подходя к кровати – если хотите, можете спросить у своего молчаливого друга – он уже через это проходил. Правда, родной?
Кристиан, в ответ только усмехнулся, и поднялся с кровати. Оставляя девушек наедине, друг с другом. Оказаться виноватым во всех смертных грехах, еще и сейчас, ему явно хотелось меньше всего. К тому же Остин, в ярости, была, мягко говоря, великолепна. И «пропускать» такой момент не хотелось.
Выбор у девушек явно был не большой – или как можно быстрее уйти, или остаться. Но, проверять «предложение» Кейт, явно не хотел никто.
- Подкаблучник – практически в голос произнесли девушки, закутавшись в простынки и начиная собирать свою одежду.
- И что ты этим хотел добиться Трой? – выдохнула Кейт, стараясь не смотреть на стоящего, практически напротив нее мужчину, едва только за девушками захлопнулась дверь – заставить меня ревновать к дамам, общий интеллект которых равен табуретке? Или что?
- Зачем ты пришла? Или после вчерашнего ночного выброса адреналина, проснулись чувства?
- Желание убить тебя, тоже считается за чувство – сыронизировала Кейт, бросая что-то в сторону Кристиана – я всего лишь хотела вернуть тебе это. Я же тебя предупреждала. Кстати, вот, теперь, и, правда, прощай…
Трой непонимающе, посмотрел ей в след, и наконец-то разжал кулак. На ладони лежал ключ. От его квартиры. Отданный им же Остин почти месяц назад.
- Хм… Может, поговорим?
- Трой, ты, что совсем с ума сошел? – потрясенно спросила Кейт, поворачиваясь к нему лицом – о чем нам с тобой говорить? Все закончилось… Мы больше друг другу никто.… О чем черт тебя возьми тут еще можно говорить?
- Разве все закончилось? - улыбнулся Трой, делая несколько шагов ей на встречу.
- Хотя нет – словно не замечая Кристиана, продолжила Кейт – мы можем поговорить о том, что ты мне дважды, хотя нет, прости трижды, изменил за последние сутки. Что оказался настоящей скотиной. Или может ты, захочешь впервые в жизни унизиться, и извиниться. Хотя зачем тебе, у тебя же есть твои неизменные…
Жадно впившиеся губы Кристиана, так и не дали ей закончить ее гневную тираду.
Притянув ее к себе, как можно ближе, он на согнутых ногах опустился вниз, чуть приподнимая ее. Секундой позже, чувствую как ее ноги, начинают смыкаться вокруг его талии. Не слыша ее очередных протестов, и уже почти обессилено брошенного «Какого ты себе позволяешь?», накрывая ее губы своими. И медленно, нарочно медленно проводя языком по нижней губе. Дразня ее. Мешая два хриплых дыхание в одно. В тот самый момент, когда его пальцы, начинают стягивать с нее одежду, медленно лаская обнажающееся тело.

- Этого не было в сценарии – ошарашено произнес один из сценаристов, смотря на Мерфи.
- Я знаю – пробормотал Райенн, стараясь не смотреть на то, что сейчас происходило на съемочной площадке.
- Ты же не хочешь сказать что они… - начал, было, молодой человек.
- Да – ответил Мерфи, заранее зная, о чем его хотели спросить – и сразу всем. Продолжаем работать, и желательно меньше смотрим на съемочную площадку. Все-таки, это вроде как не для посторонних глаз. Я с ними, потом – совсем как-нибудь потом поговорю…
Протяжно застонав от неожиданно прикосновения холодных простыней и его разгоряченной кожи, Кейт что было сил, прижалась к широкой груди Кристиана. Стискивая бедрами его поясницу. Обвивая руками его шею. Снова раздирая до крови, кожу на спине, когда его губы, начали медленно прочерчивать влажную дорожку от шеи… Ниже.… На грудь.… Заставляя ее выгибаться дугой от этого. От ласкающих прикосновений рук на внутренней стороне бедра. Подаваться ему навстречу, бормоча что-то неразборчивое, сквозь срывающиеся стоны, разбивающиеся о стены спальни.
Чувствовать, как бешено, стучит его сердце, под ладонью, очерчивающей линии напряженных мышц, когда его секундная слабость, дала ей возможность взять над ним вверх. Как начинает учащаться его дыхание, когда она невольно повела бедрами. Двигаясь ему на встречу. Вторя его учащенным движениям. Пытаясь найти один на двоих ритм.
И находя - впиваться ногтями в его ладони, сжимавшие ее бедра. Прогибаться в пояснице, чувствую подкатывающую волну удовольствия. Кусать до крови губы, пытаясь хотя бы так, заглушить глухой стон, вот-вот готовый сорваться с них. Растворяясь в нем.… До бесконечности.… До безумия - почувствовать, наконец, нарастающую внутри истому, мешавшуюся с бешеным, идеально слаженным темпом тел. Отвечая ударом, на удар бедер.
Что бы, в конце концов, без остатка отдаться необузданному чувству. Сотрясающему, словно от разряда, неожиданно поразившего тело. Заполняющему все. Взрывающемуся под прикрытыми веками, яркой россыпью фейерверков.


Кейт, крепко зажмурилась и сделала глубокий вдох. Попыталась по-крайней мере его сделать. Ей почему-то впервые в жизни захотелось поверить в то, что чудеса все-таки случаются. Что сейчас, открыв глаза, она окажется у себя дома. И что не будет не Кристиана, не прошлой ночи, не его рубашки в которую она сейчас куталась. И самое главное не будет ТОГО самого звонка. Раздавшегося пару минут назад, и, казалось бы, впервые в жизни поставившей ее в тупик. Но…
- Привет – раздался у нее за спиной еще сонный голос Кристиана.
- Привет – Кейт, через силу «натянула» на лицо улыбку и повернулось к нему лицом – оу. У нас прогресс – ты наконец-то оделся!
- Даже не мечтай меня этим поддеть Остин – пробормотал Кристиан, подходя к девушке и прижимая ее к себе – после ТОГО разговора, я уже не на что не реагирую.
- Большой мальчик наконец-то научился защищаться – съязвила Кейт, уткнувшись ему в плечо – поздравляю!
- Эй – Трой, осторожно коснулся губами ее виска – у тебя все нормально?
- Почему ты спрашиваешь? – слегка нахмурившись, Кейт подняла на него глаза.
- Потому что сегодня воскресенье. А ты проснулась вначале 9 – засмеялся Кристиан – уж, кто-то, а ты просто обожаешь полежать в постели в выходные до последнего. Так что случилось Кейт?
- Работа.
- В воскресенье? – удивленно спросил Трой – в 9 утра? Ты что глава ФБР?
- Ну что поделаешь – Кейт, пожала плечами, и осторожно убрала его руки со своей талии – надо. Трой, честное слово – я быстро. Всего на пару часов – но заметив его удивленное лицо, быстро добавила – и не бойся. Я вернусь сюда.
- Ты что серьезно на работу?
- Нет, ну сейчас, то я в душ – улыбнулась Кейт, расстегивая верхние пуговицы на рубашке – а уже потом на работу. Но.… Если ты хочешь, можешь присоединиться – девушка слегка повела бедром – хотя бы в душе.
Кристиан неожиданно рассмеялся, и спустя пару мгновений пошел следом за ней…
- И все-таки мне ее никогда не понять – подумал про себя, Трой, закрывая дверь в душевую кабинку, и почти сразу же встречаясь с лукавым взглядом карих глаз.


- И?! – Шон поднял на Лиз глаза – ты, что хочешь сказать, что с того момент как она оставила ему ключи от квартиры, она так и не появлялась?
- В том то и проблема. За последние две недели от нее, вообще не было не каких вестей. Ты знаешь, я к ней, конечно, очень хорошо отношусь, но это уже явно перебор. Если она будет молчать и дальше – Трой, боюсь, начнет на людей бросаться. Он и так всю последнюю неделю ходит взвинченный донельзя.
- Все настолько плохо? – изумленно выдохнул Шон – а он не знаю.… Через работу не пробовал ее найти? Домой к ней, заявиться в начале 4 утра? Ну - придумать что-нибудь, в конце концов…
- Да было все – резонно ответила Лиз, садясь напротив Шона – на работе сказали, что она взяла отпуск на неопределенный срок. А квартира.… Там вообщем то тоже пустой номер. Так что Кейт Остин просто растворилась в воздухе.
- И тут Остин. Я как понимаю в этой клинике, ничего кроме моей личной жизни уже не обсуждают – раздраженно бросил Кристиан, заходя на кухню – все медсестры меня обсудили. Теперь еще и вы все косточки мне перемыли. Или я успел как раз к самой кульминации?
- Трой я, конечно, понимаю что тебе плохо, не обязательно срываться на тех, кто рядом - перебила его Лиз, смотря на мужчину, почти залпом выпивающего очередную чашку кофе – от этого легче никому не станет.
- А кто сказал, что мне плохо? – удивленно поинтересовался Кристиан – мне хорошо. Отлично просто. А все что касается Остин – наверно ее можно поздравить. Сначала переспала, потом отомстила – это в ее стиле. Не она первая, не она последняя.
- Кристиан – Лиз, покачала головой, и поднялась из-за стола – я понимаю что…
- Круз, ради бога. Вот только не надо этого женского успокаивающего бреда, о том что «Тебе больно. Но все пройдет». Просто давайте прекратим говорить о ней – она была. Ушла. И как видишь со мной все нормально. В петлю из-за очередной девицы, я лезть не собираюсь, понятно?
- Как скажешь – протянула Лиз, вздернув брови.
- И не надо делать обиженного лица. Себя успокаивать я не просил. К тому же тебе просто не идет.
- Какая же ты все-таки …
- Не утруждай себя Лизи – Кристиан, остановил женщину на полуслове – я прекрасно знаю кто я такой. Да?
Последний вопрос, впрочем, был обращен уже к звонившему ему по мобильному. И Лиз, готовая, бросить Трою что-нибудь в след, что бы хотя бы в этот раз оставить последнее слово за собой, увидев его неожиданно вытянувшееся лицо, осеклась.
- Что – поинтересовалась женщина, когда разговор Кристиана, ограничившийся разве что словами «Да знаю. Через 10 минут буду», подошел к концу – позвонила очередная «дама»?
- Я отъеду на час – не замечая последней подколки Лиз, сказал Трой, смотря на Шона – потом все объясню.
Шон даже не успел кивнуть в ответ, как Кристиан уже сорвался с места.
- И как это называется?
- Кейт?! – предположил Шон, пожав плечами.
Трой, бесцельно осмотрелся по сторонам, и в который раз опустил взгляд на часы. Полтретьего. А договаривались…
- Извини что опоздала – раздался сзади него, до боли знакомый голос – дела неожиданно возникли.
- Извини? Дела? Остин ты, где черт тебя возьми, пропадала последние две недели?
- Я – девушка неожиданно замялась, но положение спас как не странно мужчина. Появившийся откуда-то из-за нее со словами «Родная, кажется у нас проблемы».
- Родная?! – ошарашено переспросил Кристиан, подумав, что ослышался – это кто?
- Кристиан, это Джек Остин. Джек, это Кристиан Трой.
- Брат?! – предположил Кристиан, смотря на слегка побледневшую Кейт.
- Скорее муж – опередив девушку, поправил Джек, протягивая Кристиану руку.
- Но – начал было Кристиан, но тут заметил, что из-за ног Кейт на него смотрит, девочка. Чем-то похожая на Кейт…
- Здравствуйте – прошелестела девочка, беря Кейт за руку и поднимая на нее бесхитростные зеленые глаза – мам, а мы скоро пойдем?
В тот момент Кристиану показалось, что разверзнись под ним земля, эффект неожиданности был бы куда меньше.
- Пока я окончательно не сошел с ума, мы можем поговорить? – поинтересовался Трой, пытаясь сохранить безразличный вид.
- Нам не о чем говорить Кристиан – устало произнесла Кейт, беря дочь на руки – все закончилось.
- Черта с два – воскликнул Трой – после все что было, я умею права хотя бы на нормальный разговор.
- «После всего что было» - повторил за Кристианом, Джек, смотря на жену - я что-то должен от тебя узнать?
Девушка покачала головой и повернулась к мужу, лицом.
- Ты не мог бы сходить, прогуляться с Джес, минут на 10 - улыбнулась Кейт, умоляюще смотря на мужа – я потом все объясню. Честное слово.
- Ладно – ответил Джек, забирая дочь к себе и целую Кейт – если что мы будем на детской площадке.
- Что ЭТО? – взорвался Кристиан, убедившись, что и дочь, и муж Кейт, наконец-то ушли.
- Это называется, у меня есть ребенок. И я замужем - поправила его Кейт, и словно в подтверждение своих слов протянуло левую руку. На безыменном пальце, которого было кольцо.
- Какая семья? Какой ребенок?
- Это была всего лишь интрижка Трой. Смирись с этим!
- 3 месяца? Черт тебя дери, 3 месяца для тебя это интрижка?
- Да.
- Прекрати врать Остин – заорал Кристиан – а бар? Тот парень? Все что ты рассказывала о себе? Секс, в конце концов…
- Не хватало острых ощущений в жизни – ухмыльнулась Кейт – слушай, давай закончим этот разговор. Все что я рассказывал о себе всего лишь выдумка. И не больше. Считай что между нами, ничего нет. И не было.
- Откуда мне знать, что ты сейчас не лжешь?
Кейт в ответ только пожала плечами.
- Ниоткуда. Просто… все закончилось Кристиан. Уходить от мужа, даже из-за тебя я не собираюсь. А бросать дочь тем более. Так что считай, что ты снова свободен. Окончательно и бесповоротно. А сейчас извини, но я к семье.
Не давай возможности, Кристиану, хотя бы что-то ответить на ее последнее заявление, Кейт быстро повернулась к нему спиной и направилась в сторону детской площадки. Где Джек на пару с дочкой, уже строили в песочнице что-то непонятное.
Через силу заставив себя не смотреть ей в след, или хуже того не сорваться за ней, Кристиан закрыл глаза и попытался сделать глубокий вдох.
Получилось с третьего раз. Что вдох, что попытка, взять себя в руки.
Казалось, что это какой-то дурной, сюрреалистический сон. И почему-то впервые в жизни, захотелось ущипнуть себя, или ударить по щекам, что бы проснуться. Но, ни то, ни другое уже не помогало.
Одна единственная мысль, неожиданно промелькнувшая у него в голове, дала было ему надежду но, повернувшись…
- Он уехал? – спросила Кейт, поднимая на Джека глаза.
Мужчина только кивнул в ответ.
- Значит можно прекращать изображать «счастливую семью» - пробормотала Кейт, убирая руку Джека с талии – спасибо тебе.
- Ты как?
- Если поможешь мне дойти до ближайшей скамейки, то все будет нормально.
- Эй, с тобой точно все хорошо? – с тревогой в голосе поинтересовался мужчина.
- Да. Ноги просто подкашиваются – сев наконец-то на твердую поверхность, девушка слабо улыбнулась в ответ – я не думала, что это будет так сложно.
Джек, внимательно посмотрел на Кейт. Она явно хотела сделать хорошую мину, при плохой игре. Убедив себя, и его в первую очередь, что все замечательно – правда, забывая при этом, что знают они друг друга уже не первый десяток лет. И все ее « Я счастлива до безумия», он знал наперед.
- Все решено уже окончательно, да? Ты ведь даже не думала о том, что бы остаться в Майами?
Кейт молча, кивнула и отвела взгляд в сторону в сторону.
- Мне надо начать новую жизнь. Правда, я понятия не имею, как в сложившейся ситуации это сделать, но надо…
- А как же…
- Если ты про работу, и дом то все проблемы уже улажены – закончила за Джека, Кейт - я уволилась и продала дом. А в Лос-Анджелесе… Квартира там уже куплена. А с работой, я думаю, у меня проблем не будет.… Как-то вот так…
- И когда самолет? – натянуто, улыбнулся Джек, смотря на Кейт.
- Сегодня. Через два часа. И пожалуйста, не смотри на меня так. Мне просто нужна свобода. От этого города, и от него в частности.
- Ну, по-моему, как раз свободу то ты сейчас не как не получишь – намекнул Джек, рассмеявшись - я бы даже сказал ты ее теперь долго не увидишь.
- Я вообще-то фигурально выразилась – улыбнулась Кейт, опуская глаза – кстати. Спасибо за обручальное кольцо. Только ради бога, не слова жене. А то она меня даже на другом конце континента найдет, и убьют за этот «спектакль».
- Ты думаешь, он поверил? – подыгрывая Кейт, и уходя от темы, поинтересовался Джек.
- Надеюсь – тяжело вздохнула Кейт – по-крайней мере на первые несколько суток кольца на пальце и ребенка с мужем хватит. Когда он поймет что к чему, меня здесь уже не будет.
- Ты его любишь? – неожиданно, сам не понимая зачем, спросил Джек, прерывая короткое молчание, обрушившееся на них.
- Больше чем ты думаешь. Поэтому и бегу – отчаянно стараясь не смотреть на Джека, Кейт поднялась, всем своим видом показывая, что разговор окончен – ладно, парень я пойду. Скоро самолет. Да и вообще. Попрощайся за меня с Джес, и не забудь что с тебя еще поход за игрушками.
- Разве с таким ребенком про это забудешь – отозвался Джек, переводя взгляд на дочь и улыбаясь.
Когда же он, наконец, повернулся назад, то понял, что ничего кроме пустоты его уже не окружала.
Попрощаться, с подругой детства так и не получилось.
Кейт ушла.



- МакМэхон, ты извращенец! – Алисса, влетела в квартиру, пытаясь удержать расходящиеся полы рубашки.
- Я? – переспросил Джул, заходя вслед за женой – я извращенец? И это говорит мне женщина, которая неожиданно воспылала «любовью» к мужу. В машине. В пробке. В центре Майами. Ты как думаешь, те бурные аплодисменты, были обращены тебе, когда ты неожиданно оказалась у меня на коленях, и начала снимать с себя одежду. Или старушке за рулем сзади?
- Уж кто бы говорил о неожиданности Джул – издевательски протянула Алисса, поднимая на мужа глаза – я думаю, твои соседи на всю оставшуюся жизнь запомнят увертюру в лифте под названием «А я…я…я… тут запонку ищу». Конечно запонку – только вот почему губами? И в моем бюстгальтере?
- По тем царапинам, что остались у меня на спине, я могу полагать, что это самая увертюра тебя очень даже понравилась – улыбнулся Джул, прислонившись спиной к двери – или скажешь, нет?
- Можешь даже не мечтать МакМэхон – вполголоса произнесла Алисса, исподлобья наблюдая за мужем – мне на всю оставшуюся жизнь хватило секса на съемочной площадке. И краснеющего Мерфи, с его шикарным «Вы конечно молодцы. И серия вообщем то удалась. Но больше ТАК не надо».
- Зато вспомни, какой кадр получился – усмехнулся МакМэхон – бурные овации, и просьбы повторить на «бис». Весело же получилось. Хоть ты и отказалась.
- О господи – Алисса, покачала головой и закрыла лицо руками – ну за кого я вышла, а? МакМэхон, ты не исправим.
- Спасибо – засмеялся Джул, подходя к жене – стараюсь поддерживать образ разбивателя сердец.
- Джул, ну я же серьезно говорила - мягко сказала Алисса, сжимая его руки, заскользившие под тонкой тканью рубашки – ничего не будет. По-крайней мере до приезда в Лос-Анджелес. Мне экстрима пока хватит. Так что глубокий вдох.… И вообще, я мыться.
Оставив слегка ошеломленного мужа, Алисса, направилась в сторону ванной.
- И кстати спишь ты сегодня все равно один – раздался спустя пару секунд ее голос – и не каких «Мне неудобно спать на диване».
- Ты снова провоцируешь меня? – поинтересовался Джул, когда из ванной в его сторону, полетела ее одежда.
- Обожаю тебя – с легкой насмешкой произнесла Алисса, выглянув на пару секунд из-за приоткрытой двери – провоцировать…
- Провоцировать она меня любит – пробормотал Джул, заходя в ванну, и закрывая за собой дверь – ну, нет во второй раз со мной трюк «Я обиделась. И поэтому пошла в душ. И вообще ты сегодня снова спишь один», не пройдет.
Все восклицания Алиссы в первые секунды, когда он оказался в душевой кабинке, достаточно быстро сошли на нет. А вместе с ним, собственно говоря, и желание помыться. Семейная жизнь, медленно, но верно входило в привычное русло.
А следующее день, только еще больше уверила МакМэхона в этом. Утро началось явно в стиле их семьи. Звук разбивающего стекла, раздавшийся из кухни и сдавленная ругань собственно жены. Ну что еще эффективнее может разбудить в субботу? В 7 утра.
- Она издевается – стараясь даже не смотреть на стоящий рядом будильник, Джулиан разве что не через силу, заставил себя сесть в кровати - решил пойти по стопам Остин и, переспав, отомстить. Какого спрашивается, сегодня так рано надо было просыпаться? Вчера полночи не пускала меня на собственную же кровать, а теперь….
Бесцельно потирая сонное лицо, отчаянно ворча, и пытаясь окончательно проснуться, Джул, накинув на себя, первое, что попалось под руку, наконец-то вышел из спальни.
- Милано, я, конечно, понимаю, что мы сегодня уезжаем, но самолет только вечерооо – осекся Джул, заметив через, чур, бледное лицо Алисса, с явно испуганным взглядом, «бегающим» из стороны в сторону - что с тобой?
- Ну, по-моему, у меня есть для тебя не большой сюрприз – закусив нижнюю губу, произнесла Алисса.

Сообщение отредактировал Verte: Среда, 11 февраля 2009, 22:15:55

 

#9
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Вот уж правда - "Я теряю всех, к кому привязываюсь."

Даже странно подобное писать. Здесь и сейчас.
Где-то глубоко внутри, я всегда надеялась что у меня хватит сил продолжить все это. Или хотя бы завершить на нужной ноте, но...
Наверно, я разочарую ту горстку *или уже если быть реалистом - единицы* людей, которые ждал и до последнего надеялись. Но увы, эта история подошла к своему концу. Как сама по себе, так и в моей голове.
Несколько лет назад, когда я металась меж 2 фандомов, были у меня мысли, бросить всех и вся. Уйти в подполье. Дописать КСМ и после просто выкладывать все это.
Видимо, не судьба.
Не думайте, что я не сожалею. Мне паршиво. Мне правда паршиво, от того что все это закончилось. И тем более, что даже перезагрузка проекта, ни дала ровным счетом ничего. А были такие надежды и планы...
Как бы там не было - спасибо всем, кто "жил" этим проектом. Все, кто был с "нами" с самого начала. Все, кто присоединился уже в середине. Или увидел КСМ в его "закате". Благодаря этому проекту, я познакомилась с десятками замечательных людей. И я правда горжусь тем, что мне удалось сохранить с ними связь. Пусть не со всеми, но это уже мелочи..
Те 4 года, что этот проект существовал, были прекрасны. Воистину прекрасны. Они открыли мне саму себя с другой стороны. Показали, что я могу. И научили ставить перед собой новые "препятствия", которые так приятно преодолевать.
И да. Я всегда буду питать особую и искреннюю любовь к "ЧТ в КСМ" - это был мой вызов самой себе. И я с гордостью его приняла. Умудрившись даже, что-то ответить)

Спасибо вам всем. Вы подарили мне такой ворох эмоций и ощущений, которые не даст больше ничего в жизни)
З.Ы. *что бы уж не заканчивать на совсем грустной ноте* Когда-нибудь. Лет в 30 с копейками. Беременная свои *дай бог* третьим сыном и имея в запасе массу времени, я все-таки перепишу начало этого безобразия. Потому что, это настолько "стыдно" и "на уровне 13 лет", что.... :D
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей