Перейти к содержимому

Телесериал.com

Самоубийственная миссия

Последние сообщения

Сообщений в теме: 16
#11
bastet
bastet
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Янв 2008, 15:10
  • Сообщений: 106
  • Пол:
Ой, ну ладно... Спасибо, мне очень приятно!!! :lol:
Я пишу... Уже скоро :laugh:
 

#12
bastet
bastet
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Янв 2008, 15:10
  • Сообщений: 106
  • Пол:
Ну вот... Читайте! Лучше с начала фанфика, так логику лучше видно...

Жду впечатлений!

***
Никита снова затравленно посмотрела на лежащего на кровати человека. Боже, все это сон! Это не Майкл, а кто-то другой лежит там, на кровати, раскинув руки, не в силах подняться. Майкл всегда находит выход, какими бы ни были обстоятельства. Просто еще не наступило подходящее время, чтобы начать действовать.

Самоубийственная миссия.

Это значит, что ничего уже нельзя сделать, потому что все пути отступления испробованы. Это значит, что другого пути нет, и остается только встретиться лицом к лицу со своей Судьбой. И проиграть. Из этой схватки еще никто живым не выходил.
Майкл знает, что это – его последняя миссия. Зачем Шеф и Мэдлин сказали ему об этом? Хотели посмотреть, как он будет с этим справляться? Препарировать его как муху под микроскопом: «А сейчас оторвем ей еще одно крылышко и посмотрим, сможет лм она взлететь». А потом Мэдлин спокойно занесет в отчет что-то типа: «В ожидании смерти оперативник 5го уровня Майкл Саммюэль вел себя следующим образом…»
Никита вдруг поняла, что не в силах больше находиться в этой комнате Смерти. Ей хотелось закричать во всю силу легких, чтобы разбить эту стеклянную завесу горестной тишины, образовавшуюся между ними. «Я не могу больше. Сейчас подойду, хорошенько встряхну его за плечи и заставлю сказать, что все это ложь. Ложь! Ничего страшного не происходит! Он абсолютно здоров, все эти игры входят в параметры миссии».
Майкл протянул руку, чтобы взять стакан с минералкой. Отпил пару глотков и потянулся, чтобы вернуть стакан на место. Не получилось, рука слишком дрожала. Стакан свалился с края стола и покатился по ковру; около кровати образовалась мокрое пятно. Майкл в бессильной ярости стукнул кулаком по одеялу и откинулся на подушки.
…Это все! …Никита вскочила на ноги и попятилась прочь из номера, провожаемая тоскливым взглядом зеленых глаз.

Захлопнув за собой дверь, Никита лихорадочно принялась искать в сумочке ключи от своей комнаты. Наконец нашла, попыталась достать и тут же выронила сумочку из рук. Все содержимое - ключи, помада, пудра, миниатюрное переговорное устройство – посыпалось на пол. Никита опустилась на колени, принялась собирать все эти мелочи и запихивать обратно.
Ее трясло. Она закрыла глаза, чтобы немного успокоиться, и перед ее внутренним взором немедленно возник образ Майкла: такой, каким она увидела его первый раз в жизни. Стройный молодой мужчина в черном. Зеленые глаза, вьющиеся волоса. Очень сильный. Очень красивый. Очень опасный.

Если ты на кого-то нападаешь сзади, бей по почкам.

Он всегда был на шаг впереди всех. Всегда знал, как следует поступить. Он отпустил ее на свободу из Отдела, это было в его силах. А потом – вернул.

Я думал, что потерял тебя.
Ты никогда не имел меня!

Он всегда прикрывал меня на миссиях. Защищал от Шефа и Мэдлин. Просто его присутствие в комнате удивительным образом заставляло Никиту чувствовать себя спокойно и уверенно. Ведь рядом с ним ничего было не страшно…

«Господи, почему я думаю о нем в прошедшем времени?!!»

Как только эта мысль огненной молнией пронзила сознание все остальные доводы перестали существовать. Никакого «прошедшего времени» не будет. Она этого не допустит.
Никита поднялась на ноги и решительно толкнула дверь в номер своего напарника.

***
Майкл стоял у окна, опершись ладонями о подоконник, и глядел куда-то вдаль. Сейчас, без верхней одежды, стало заметно, что он похудел. Он немного сутулился – и этого тоже раньше никогда не было. Как будто та ноша, которую он постоянно носил на своих плечах, стала тяготить его и прижимать к земле.
Никита не могла больше ждать ни секунды, словно чувствуя, как время жизни Майкла течет между пальцев. Вытекает по капле, как недавно вода с полотенца. Она подошла и встала рядом, положив одну руку ему на плечо. Легонько пробежалась подушечками пальцев до локтя и обратно - он наверняка не позволит ей сделать большего. Почувствовав ледяную поверхность кожи она беззвучно застонала про себя. Сейчас бы обнять его, согреть своим дыханием – и пусть все страдание растворится в этих объятьях…
Майкл не пошевелился и не отдернул руку, только чуть-чуть напрягся и задержал дыхание. Никита набрала полную грудь воздуха: придется тщательно выбирать слова, чтобы передать ему все, что она чувствует и одновременно не задеть гордость, не спровоцировать стремление снова закрыться в своей раковине.
- Ты должен бороться, Майкл. Мы найдем выход вместе. Еще есть время, и сдаваться рано.
Он словно нехотя оторвался от созерцания пейзажа и перевел взгляд на ее лицо. И снова она увидела в его глазах непрерывную борьбу с болью, терзавшей его. Целый океан боли. И только где-то в самой глубине, почти незаметную надежду.
Нет, он не смирился, но был близок к этому.
- Еще есть время, - упрямо повторила она.

Никита один за другим просматривала сайты лучших исследовательских и медицинских клиник мира и качала головой. Все это не то. Кто позволит оперативнику Первого Отдела прийти в какую бы то ни было клинику как простому смертному? Она уже спрашивала Майкла, не связывался ли он с Центром и получила утвердительный ответ. Значит, этот канал тоже закрыт. Что же делать? Уже прошло около шести часов, ночь за окном, а она еще ни на шаг не продвинулась к достижению цели.
Майкл, переодевшись в черные домашние брюки и футболку, сидел за другим ноутбуком и разрабатывал план захвата. Биркофф успел проанализировать всю полученную информацию и выдал, что с вероятностью 89% сообщником «Красной Ячейки» является Мэттью Кавендиш, тот самый химик, с которым они с Майклом познакомились на ужине. Дело оставалось за малым: схватить его и привести в Отдел.
- Никита, - позвал он, - и она тут же встревожено подняла голову, думая, что ему становится хуже.
- Подойди.
Она склонилась над столом, почти касаясь его волос.
- Тебе нужно ждать вторника. Кавендиша назначили твоим проводником по институту…
Она перебила его.
- Нашим проводником, Майкл.
- Твоим проводником, - спокойно повторил он. – Дальше – тело техники. Будут открыты каналы S на втором этаже и L на первом. Вертолет будет ожидать в точке «гамма 1».
- Я не вижу тебя в этом плане, Майкл, – настойчиво повторила Никита. – Почему ты не вписал себя?
Он чуть-чуть опустил голову. Или Никите показалось.
- Меня нет в плане. Я… буду действовать по сложившейся обстановке.
Никите нечего было возразить, она смогла лишь медленно кивнуть в знак согласия. Может быть, оно и к лучшему, ему не придется много двигаться, концентрировать внимание на всяких посторонних вещах. В том числе и на ней самой. Она понимала, что в случае совместного захвата Майкл будет думать и о ее безопасности тоже. Пусть лучше останется в номере и будет поддерживать с ней связь через передатчик. Только бы потом смог самостоятельно добраться до вертолета. Все-таки приличное расстояние, за городом…

Она уже практически дошла до своего ноутбука, как услышала хриплый кашель за своей спиной. Наверное, Майкл долго сдерживался, и наконец не выдержал. Никита обернулась и увидела, как он рукой зажимает себе рот.
«Поражение легочных артерий, кажется так он сказал? Началось…»
Она подбежала к Майклу и тихонько обняла его за плечи. Казалось, он не заметил ее прикосновений, всецело занятый тем, что пытался справиться с приступом. Новая волна кашля заставила его вдвое согнуться за столом. Он тяжело вздохнул, и на висках появились капельки пота.
Никита понимала, что нужно заставить его подняться с кресла и довести до кровати. Она сжала его плечо, одновременно помогая подняться. Однако Майкл решил направиться в ванную и слегка потянул ее за собой, наверное, таким образом прося находиться рядом. Уже через два шага по направлению к ванной началась лихорадка, столь сильная и внезапная, что он зашатался и упал бы, если бы Никита не успела вовремя его подхватить.

…Она стояла, прислонившись к стене ванной и молча смотрела, как он сплевывает в раковину кровавые сгустки, «точно кусочки легких выплевывает» - думалось ей. В руках Никиты был наполненный VSD3 шприц. Снова двойная доза. И больше ампул не было. Она не знала, как ему еще помочь, и осознание безысходности схватывало сердце ледяным кольцом.
Майкл набрал в горсти холодную воду и ополоснул лицо. Потом обернулся к Никите и долгим взглядом посмотрел прямо ей в глаза.
- Уходи, - сквозь зубы проговорил он.
- Майкл, нет! Тебе нужна помощь…
- Уходи! – повторил он. – Я не хочу… чтобы… ты видела… Уходи. Оставь шприц.
Никита жалобно посмотрела на Майкла, но подчинилась. В комнате она не включая свет забралась в кресло, подтянув колени к подбородку и начала прислушиваться к звукам, доносящимся из ванной. «Он умрет, – вдруг отчетливо поняла она. – Времени слишком мало. Я не знаю, что делать. Я не могу мыслить так же, как он, не могу видеть все варианты. И поэтому не смогу помочь. Он умрет. Это действительно самоубийственная миссия».
Зачем все это – думала Никита, все сильнее сворачиваясь в клубочек в кресле. Майкл – лучший Оперативник Отдела, который отдает ему все силы и время. А как Отдел поступает с ним? Выплевывает как ненужный кровавый сгусток, как только требуется помощь с их стороны. Так будет со всеми нами, рано или поздно. Как будто Отдел – это Всевышний, который решает, кому жить, а кому умереть, кто полезен, а кого следует вымести с мусором.
Только они все равно просчитались. Если ничего не получится, и Майкл умрет, это будет самоубийственная миссия на двоих. Зачем ей находиться в Отделе, если Его там не будет. Во имя Высшей справедливости, которой нет? Защиты невинных, которых Отдел сам расстреливает пачками? Когда-то именно мысли о Нем заставили ее вернуться в Отдел. Теперь Его грядущая смерть заставляет ее снова последовать за ним, чтобы быть вместе.
… Хлопнула, открывшись, дверь ванной, и Майкл появился на освещенном пороге, держась одной рукой за косяк. С волос его стекала вода; на левой руке, на сгибе локтя появился синяк, наверное, не смог с первого раза найти иглой вену. Он как в тумане оглядел комнату и видимо, не заметив в темноте скорчившуюся в кресле женщину, шагнул по направлению к кровати. Пошатнулся и судорожно схватился за попавшуюся под руку спинку стула, который немедленно накренился, готовясь упасть...
Никита черной безмолвной тенью пронеслась через комнату и подхватила Майкла под руки. Он снова попытался оттолкнуть ее, но на этот раз ничего не вышло, Никита лишь крепче сжала объятья и твердо произнесла.
- Пошли. Осторожно, смотри под ноги.
В несколько приемов, пару раз отдыхая, они все же добрались до постели. Майкл тут же зашелся в новом приступе кашля. Никита принесла полотенце для рук из ванной и протянула ему. Через минуту половина полотенца окрасилась в красный цвет…
Спустя 10 минут его наконец отпустило, и полотенце было отброшено в сторону. Майкл положил голову на подушку и в изнеможении прикрыл глаза, тяжело, с хрипами, дыша. К этому времени Никита уже дошла до последней степени отчаянья, когда сдерживаться больше не было душевных сил. Она опустилась на пол около постели, спрятала лицо в коленях и зарыдала… Она плакала от жалости к Майклу, и от собственного бессилия, и еще по их так и не успевшей расцвести любви, по растоптанным надеждам на лучшее, по мечтам, которым обрубила крылья страшная болезнь, вызванная вирусом проклятого Аль Хомейни…
Внезапно она почувствовала легкое прикосновение. Рука Майкла неторопливо погладила белокурые волосы, заправив одну прядку за ухо, пробежалась по затылку, прочертив тонкую линию от затылка к позвоночнику и обратно. Она подняла голову и увидела прямо перед собой глаза Майкла. Они были серыми, словно приступы боли отняли у них весь цвет.
- Не плачь, - прошептал он. – Не надо плакать… сейчас. Мне неприятно это слышать.
Рыданья застряли у Никиты в горле. Он прав, плачем ничего не решишь. Это удел слабых, а Майклу сейчас нужна не пустая жалость или сочувствие, а реальная помощь. Он должен видеть в ней силу - ту силу, которая давала бы силы для жизни ему самому.
Никита рывком поднялась с пола и села на постель к Майклу. Он, не отрываясь, будто лаская взглядом, смотрел на нее, переводя взор от высокой линии лба к тонко очерченным бровям, вглядываясь в небесную синеву заплаканных глаз, спускаясь к скулам и наконец остановившись на приоткрытых от волнениях губах. Никита, забыв обо всем, наслаждалась этой неожиданной, но такой приятной лаской. Сама атмосфера комнаты неуловимым образом изменилась, как будто кто-то открыл окно и впустил струю чистого свежего воздуха. Они смотрели друг на друга и говорили без слов: нежности и любви не нужны словесные подтверждения.
Майкл слегка потянул Никиту за руку. Она вопросительно взглянула на него и услышала тихие слова с сильным французским акцентом.
- Иди ко мне.
Никита положила голову ему на грудь. Майкл тихо гладил ее по волосам и легонько целовал их, едва прикасаясь губами. Рука Никиты прочерчивала извилистые дорожки на лице Майкла: от виска, к бровям, к переносице, носу и наконец к губам. Майкл поцеловал ее руку долгим нежным поцелуем.
Они лежали так до тех пор, пока их не прервал новый приступ кашля.

***
Никите пришлось принести из ванной новое полотенце. Немного отдышавшись, Майкл насмешливо прошептал.
- Чувствую, скоро придется переходить на банные…
Никите не показалось смешным это высказывание, и она сделала вид, что не заметила его. Вместо этого она поправило одеяло и спросила как можно более нейтральным тоном.
- Тебе нужно что-нибудь еще? Может, хочешь поужинать? Или кофе?
Он покачал головой: «Нет, спасибо».
- Тогда поспи немного. Я буду здесь, рядом. Ты сможешь позвать меня, если что-то понадобится.
- Никита, тебе нужно выспаться, – прервал он ее. – Нужно отдыхать, иначе ты не сможешь выполнить задание.
Она резко развернулось к нему. Голос задрожал от ярости и обиды.
- Пошло оно к черту, это задание, понял, Майкл?! Я останусь здесь и найду способ помочь тебе.
- Тебя ликвидируют.
- Мне наплевать на это!
- Мне не наплевать… - тихо произнес он.
Никита схватилась за голову. Неужели он не понимает?! Неужели до сих пор думает, что ее страх смерти сильнее чувств к нему? Она взяла его руку в свои, поцеловала и прижала к сердцу.
- Та помнишь Лион? – глядя прямо в глаза Майкла заговорила она. – Ты сказал тогда, что я нужна тебе. Ты тоже нужен мне, Майкл. Я вернулась в Отдел только ради тебя. Без тебя мне не нужна свобода, не нужен Отдел и не нужна жизнь. Ты – все, что у меня есть. Я люблю тебя.
На лице Майкла появилась гримаса смертельной тоски. Он закрыл глаза и покачал головой. Затем глубоко вздохнул, открыл глаза и хотел было что-то сказать, но Никита поднесла палец к его губам и заставила замолчать.
- Нет, Майкл! Разговор окончен. Тебе нужно отдохнуть.
Она снова, как в прошлый раз, села рядом на кровать и взяла его за руку.
- Спи.
Майкл не отвечал. Внезапно волна боли накрыла его с головой, заставив вытянуться на кровати в струнку. Он тихонько застонал, не успев сдержаться, и Никита почувствовала в собственной груди такую боль, что вынуждена была приложить руку к сердцу, чтобы заставить его нормально биться. Она ни разу в жизни не слышала, чтобы Майкл стонал. Начала стремительно нарастать паника: что делать?! как облегчить эти страдания?.. Она положила руку ему на лоб, а другой погладила по щеке. Майкл с закрытыми глазами прижался к этой руке и затих. Через несколько минут, выровняв дыхание, он открыл глаза и увидел смертельную тревогу в склонившихся над ним голубых глазах.
- Успокойся, - произнес он. - Все уже прошло.
Никита обошла кровать, легла и обеими руками обняла Майкла.
- Я им не позволю, - прошептала она, - Я им не позволю, слышишь…
- Я знаю, - ответил он.
И добавил, прижавшись щекой к щеке.
- Когда ты со мной рядом, мне всегда легче…

Никита проснулась посреди ночи оттого, что Майкл снова застонал, на это раз громко, не сдерживаясь. Новый приступ заставил его сесть на кровати. Никита вскочила и метнулась было за спасительным VSD3, но остановилась на полпути.

«Обезболивающее перестало действовать. И больше его нет».

Она вернулась обратно и обняла Майкла, заставив его повернуться лицом к себе. Все его тело сотрясала крупная дрожь, руки сжались в кулаки, оставляя на коже кровавые следы. Никита гладила его по голове и шептала.
- Сейчас пройдет, Майкл… Сейчас все пройдет…
Он не слышал ее. Только непрерывно стонал от нестерпимой боли, и с каждым стоном частица жизни покидала его тело. Никита все еще обнимала его, в голове уже складывался план действий.
«Я позвоню в Отдел. Скажу, что задание может провалиться, и мне необходимо помощь, чтобы схватить Кавендиша. Скажу, что подмога нужна немедленно. Когда она прилетят, я вернусь с Майклом в Отдел, а с этим химиком пусть работает подкрепление…»

СТОП!!!

Кавендиш – химик-генетик. Он работает в секретном исследовательском институте, лучшем в своем роде, где помимо всего прочего разрабатываются вакцины от смертельных болезней… Он сможет помочь Майклу! Я заставлю его помочь.

Никита осторожно положила Майкла на кровать. Когда он невидящим взглядом посмотрел сквозь нее, Никита дотронулась до его щеки и, четко разделяя каждое слово, произнесла.
- Я нашла выход, Майкл. Я знаю, как тебе помочь. Потерпи еще немного. Мне нужно будет ненадолго уйти. Я люблю тебя. Только потерпи.

***
… Никита как кошка кралась по вентиляционной системе института. Слава богу, была ночь, и в здании было мало народу. У некоторых из ученых были квартиры в одном из крыльев института, и Кавендиш был одним из них.
Она аккуратно перерезала напильником решетку, сняла ее и положила рядом с собой. Затем, подтянувшись на руках, опустилась на пол ванной комнаты. Дверь в зал была приоткрыта, было слышно тихое бормотание телевизора. Никита осторожно проскользнула в дверь и остановилась перед диваном, на котором, укрывшись пледом, мирно спал Мэттью Кавендиш. Рядом с диваном, на столике стояла тарелка с недоеденной пиццей
С секунду Никита собиралась с силами, а затем протянула руку и зажав Кавендишу рот, другой рукой направила на него дуло пистолета.
- Слушай меня, - начала она, глядя на оторопевшего Кавендиша. Он попытался было убрать руку, но пистолет прижался к виску. – Сейчас мы пойдем в гости к одному человеку, ты его знаешь. Ему срочно нужна твоя помощь. Если все пройдет хорошо, я отпущу тебя. В противном случае тебя ждет медленная и мучительная смерть. Все понял?
Кавендиш энергично закивал головой.
- Сейчас я медленно убираю руку. Если пикнешь – убью.
Снова кивок.
Никита подняла руку вверх. К ее удивлению, Кавендиш молча слез с дивана и принялся одеваться. Когда он натянул брюки, то повернулся к Никите и тихо произнес.
- А вы так натурально притворялись на ужине…
Никите нечего было на это ответить. Она только молча показала глазами на скомканную рубашку на полу комнаты.
- Помощь нужна Вашему другу… Майклу, да? – продолжал Кавендиш. - Я еще тогда подумал: «Что-то он бледноват для жителя Беркли».
- Одевайся быстрее, - прошипела Никита, - у меня нет времени на разговоры.
«Какие могут быть разговоры, когда счет жизни Майкла идет на часы. Или минуты».
Кавендиш грустно улыбнулся.
- Два года назад ко мне тоже вот так пришли из «Красной ячейки». И сказали те же слова. С тех пор я живу как на пороховой бочке.
- Я обещала тебе свободу. – проговорила Никита. – Я знаю тех, кто приходил к тебе. Я не связана с ними. Майклу действительно требуется помощь. Помоги нам, и я отпущу тебя.
- А разве у меня есть выбор? – саркастически усмехнулся химик в ответ на ее слова.
Он уже закончил одеваться и теперь держал в руках небольшой чемоданчик с кодовым замком.
- Что это? – подозрительно спросила Никита, по-прежнему направляя на него пистолет.
- Это некоторые малоизвестные в широких кругах медицинские препараты – пояснил Кавендиш. Вам ведь нужна вакцина, не так ли? Причем вакцина химического происхождения, в противном случае Вы бы заставили меня искать кого-нибудь из здешних медицинских работников. Я прав?
Никита предпочла не отвечать на этот вопрос, вместо этого она подтолкнула Кавендиша по направлению к ванной и дальше, к вентиляционному люку.
- Вы что, думаете, что я пролезу в эту дыру?! - испугался ученый. – А по коридору что, пройти нельзя?
- Нельзя, - отрезала Никита. – И ты пролезешь.

Как только закрылась дверь номера, Никита кинулась к кровати Майкла. Тот лежал на спине с открытыми глазами и смотрел в потолок. Ни один мускул не двинулся на его лице при появлении Никиты и Кавендиша, он их просто не видел. Никита провела рукой по щеке Майкла – она была холодна как лед. Похолодев от ужаса, она попыталась нащупать на шее пульс, и не находила его…
Тем временем химик подошел и встал рядом с Никитой.
- Посторонитесь-ка, - неожиданно твердо произнес он. – Мне нужна его кровь для исследования.
Никита медленно убрала руку и отошла в сторону комнаты, к окну. Она тщетно пыталась выровнять дыхание и старалась не думать о том, что может быть уже поздно, и забор крови не понадобится. Майкл был такой бледный, такой… нежив.., нет, такой безучастный ко всему…

«Не смей произносить ЭТО слово! Даже про себя! Не смей!»

Все будет хорошо! Главное, она наконец-то привела сюда человека, который может помочь Майклу. И Кавендиш поможет, у него нет выбора.
Неожиданно в голове промелькнула мысль, что если она отпустит Кавендиша, то миссию можно считать проваленной. Даже если они с Майклом смогут вернуться в Отдел, их ликвидируют за невыполнение приказа. Вернее не так, ее - ликвидируют. А Майкл – слишком ценный сотрудник.

«Слишком ценный сотрудник… Ха! Слишком ценного сотрудника не отправили бы на самоубийственную миссию! Ликвидируют их обоих».

Пусть все идет как идет. Мне нет никакого дела до Первого Отдела и их грязных делишек. Главное, чтобы Майкл остался жив.
Тем временем Кавендиш сосредоточенно смотрел в миниатюрный микроскоп, который нашелся в переносной лаборатории Отдела, взятой Майклом и Никитой на миссию. Он что-то увлеченно бормотал про себя, записывал увиденное на листок бумаги, колдовал над пробирками. Никита посмотрела на часы: с начала ночного приступа Майкла прошло уже 2, 5 часа…
- Что ты нашел? – спросила она. – Ты знаешь, что это за вирус? Можешь сделать вакцину?
Кавендиш торжественно обернулся к ней.
- Вам несказанно повезло, леди, - проговорил он. В его голосе сквозило торжество ученого-первооткрывателя. – У этого вируса очень интересная и необычная модификация: полимерная структура искусственно расширена, концентрация белка завышена в несколько раз... Впрочем, не буду утомлять Вас химическими деталями. Вам повезло, потому что наш институт недавно начал исследования в этом направлении, и я курирую один из ключевых проектов… Вы бы знали, как было непросто выбить финансирование: нас заставили написать целую кучу всяческих обоснований. Эти бюрократы…
- Что с Майклом? – перебила его Никита. Слушать разглагольствования Кавендиша по поводу финансирования не было времени
- Хм… Судя по состоянию клеток крови вашего друга, сейчас началась последняя стадия заражения. Сначала происходит расщепление нейронов мозга, потом…
- Вы сможете изготовить вакцину?!
- Я уже приготовил ее, - ответил Кавендиш. – Но сначала пообещайте мне, что после того, как я помогу ему, вы поможете мне.
- Я обещаю, - устало проговорила Никита. – Как только вакцина подействует, и жизнь Майкла будет вне опасности, Вы сможете идти на все четыре сторона. Возвращаться в институт не советую, Вас будут искать. Лучше скрыться на несколько месяцев или полгода. Потом поменять паспорт, может быть, внешность… Я все Вам объясню потом, вводите вакцину.
Кавендиш подошел к кровати, наклонился над Майклом и ввел в вену лекарство. Ничего не произошло: Майкл не пошевелился, не закрыл глаза – он вообще никак не отреагировал… Никита присела рядом и взяла Майкла за руку. Ничего, все будет хорошо, она просто должна быть рядом, когда наступит улучшение…
- Вакцина подействует через 5-10 минут, - тихо проговорил Кавендиш, заметив выражение лица Никиты. – Здесь еще одна доза, на всякий случай… Я сделал все, что мог, поверьте. Отпустите меня.
Не отвечая ему Никита гладила Майкла по волосам… «Я так люблю тебя, - думала она, - ты даже не представляешь, как сильно я тебя люблю…»
… Упала на пол выбитая ударом ноги дверь. В комнату ворвалась вторая группа под руководством Девенпорта. Кавендишу скрутили руки за спиной, он кричал и обвинял Никиту в том, что она не выполнила обещания, что она сама как «Красная ячейка», что он помог ее другу и бесчеловечно с ее стороны так поступать с ним…
Никита не слышала его – на нее смотрел Майкл. Его глаза вновь обрели зеленый цвет…

Спустя 2 дня
- Надеюсь, ты понимаешь всю серьезность ситуации, Майкл, - глаза Мэдлин заглядывали оперативнику в самую душу. – Мы не могли поступить иначе. По инструкции вы подлежали ликвидации, однако мы учли твою просьбу за Никиту, а также ваши заслуги в разработке вакцины для вируса подобного этому. Мы слегка подкорректировали память Никиты: теперь, с ее точки зрения, вы захватили Кавендиша сразу после ужина и доставили в Отдел. Группа Девенпорта уверена, что твое состояние было необходимым условием для успешного проведения операции. Надеюсь, твою память корректировать нет нужды?
Майкл согласно кивнул.
- Можешь идти.
Он развернулся и легкой походкой вышел из кабинета Мэдлин. Все правильно, все так и должно было закончиться.
«Только вот куда деться от самого себя, когда перед внутренним взором постоянно стоит тревожный взгляд голубых глаз…»

… Никита просматривала отчет об операции Освальда. Она была неправа и зря тогда наговорила Майклу столько гадостей. Мальчик был жив, пуля только слегка задела плечо. Это означало, что Майкл успел вовремя среагировать.
На душе стало противно. Как она могла сомневаться в Майкле? В ее Майкле?
«Нужно немедленно все исправить».
Никита встала из-за стола и направилась в кабинет своего наставника. Когда она тихонько приоткрыла дверь, то обнаружила обычную квартиру – работающий за компьютером Майкл.
- Можно войти? – виновато произнесла она.
Майкл оторвался от монитора, кивнул и, откинувшись на сиденье, нажал код отключения прослушки.
- Я просмотрела отчет об операции Освальда… - заговорила Никита, бочком протискиваясь в кабинет и тщательно закрывая за собой дверь.
Она ждала от Майкла хоть какой-то реакции, но он молчал. Никита тяжело вздохнула.
- Я знаю, что мальчик в порядке, - сообщила она. – И поэтому… прошу извинения за свои слова. Я…
- Может, пойдем выпьем кофе? - неожиданно перебил ее он.
Никита в удивлении замолчала. Она видела, что Майкл улыбается ей. МАЙКЛ УЛЫБАЕТСЯ ЕЙ!!!
- Конечно, - благодарно сказала она. – Конечно, пойдем.


Конец! Ну как? :)
 

#13
Гость_алекс-ан-дра
Гость_алекс-ан-дра
  • Гость
просто супер))) других слов нет. молодец :rose:
 

#14
Гость_RiTA
Гость_RiTA
  • Гость
Очень понравилось! ! -)
Красивый фанф.
Обязательно пиши еще. Хорошо получается. Читать одно наслаждение. :yes: :yes: :yes: :yes:
 

#15
RedFish
RedFish
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Дек 2007, 12:32
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Очень приятно читается под Coldplay - Don't panic..............

Bones sinking like stones
All that we've fought for
All these places we've grown
All of us are done for

And we live in a beautiful world........................
Yeaaaaah we do, yeah we do
We live in a beautiful world

Oh all that I know
There's nothing here to run from
'Cos yeah, everybody here's got somebody to lean on..........

Прям вторая реальность такая..............ускользающая красота ......................



 

#16
RedFish
RedFish
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Дек 2007, 12:32
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
bastet пишет:

Просмотр сообщения Цитата

Она плакала от жалости к Майклу, и от собственного бессилия, и еще по их так и не успевшей расцвести любви, по растоптанным надеждам на лучшее, по мечтам, которым обрубила крылья страшная болезнь

Вот это хорошо ))))))) приятно, грустно и чувственно........

bastet пишет:

Просмотр сообщения Цитата

- А вы так натурально притворялись на ужине…

:look: да уж.......это они еще не очень старались......... :D а было время.......

bastet пишет:

Просмотр сообщения Цитата

- Я еще тогда подумал: «Что-то он бледноват для жителя Беркли».

:D :D Ха!!)))))класс!!)))))
 

#17
bastet
bastet
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Янв 2008, 15:10
  • Сообщений: 106
  • Пол:
Послушала Coldplay. Понравилось... :D
А у меня, когда писала факфик играла Nino D'Angelo - Mannagia Rock and Roll. Старая такая песня... , но вставляет... :surprised:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей