Перейти к содержимому

Телесериал.com

Капли с неба... капли любви...

плод моего больного воображения!
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 44
#1
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
УРА! УРА! УРА!
НАКОНЕЦ-ТО!
ФАН-ФИК БЕЗ НАЗВАНИЯ ТЕПЕРЬ С НАЗВАНИЕМ!
И НАЗЫВАТЬСЯ ОН БУДЕТ....

***барабанная дробь***

"Капли с неба... капли любви..."

о сюжете: действие происходит в пятом сезоне, до 100 серии.

Сообщение отредактировал N@sik: Суббота, 13 января 2007, 10:49:50

 

#2
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
1.
Он проснулся посреди ночи.
Вытер со лба холодный пот.
Снова.
Снова этот сон… этот кошмар…
Коул встал с кровати и накинул халат. Он знал, что уже не сможет заснуть.
Мужчина прошёл на кухню по темноте и нащупал рукой выключатель возле двери. Зажёгся свет, и его взгляд первым делом упал на часы. Пятнадцать минут второго. За окном кромешная тьма. Коул вздохнул – весь Сан-Франциско сейчас погружён в царство Морфея, который ещё долго не выпустит город из своих объятий. Тернер достал из холодильника бутылку минеральной воды и снял с полки стакан. Наливая, он расплескал половину, так как рука сильно дрожала. Бывший демон мрачно усмехнулся: трясущиеся руки, бешено колотящееся сердце, дыхание в норму ему ещё тоже не удалось привести, пот катится со лба градом – всё это явно не в его стиле. Коул Тернер не привык находиться в таком состоянии, страх – это то, что Тернер испытывал крайне редко. Но тот сон, который преследовал его вот уже несколько недель, пугал его сильнее, чем нож-атаме у горла.

…Начинался этот сон всегда с их с Фиби счастливого прошлого. «Я надеюсь, что мы всё еще друзья…» - говорила она. «А я надеюсь, что не просто друзья», - отвечал Коул. «Докажи!» - и в глазах его ненаглядной Фибс загорелся лукавый огонёк, в котором танцевали чёртики, обволакиваемые этим пламенем. Коул раздумывал недолго, он притянул младшую Холливелл к себе и поцеловал в губы. Сначала поцелуй был несмелым, осторожным, но постепенно становился жадным, жарким и ненасытным. Во сне Тернер снова чувствовал привкус её таких сладких губ… так реально… как наяву…
Вот они уже в его квартире и страстно шепчут друг другу:
«Я всегда лучше показывала, чем рассказывала…»
«Ты не знаешь, во что влезаешь…»
«Ты тоже…»
Через миг Коул видел уже другую картину: Фиби целует его и твёрдо заявляет сестрам, что «…он останется. И точка».
А ещё через миг…
«Ты уже не демон… но кто сказал, что мне можем жить в грехе?» - заявляет Фиби всё с тем же лукавством в глазах и в голосе… её хрупкая фигурка в его объятиях… поцелуй, от которого жар пронизывает всё тело, и ясно ощущаешь, как страсть и желание пульсируют в жилах…
И снова другая картина:
«Ты все еще боишься, что после свадьбы…» - начал Коул.
«Нет, я хочу выйти за тебя. Просто мы должны больше работать, чтобы не потерять наши личности. А насчет Грэмс и ее мнения о замужестве… - Фиби достала пробку из ванной, - Мы можем посмотреть, как оно упадет в водосток», - Фибс бросила кольцо в ванную, его тут же подхватывает поток воды и уносит в канализацию.
Снова поцелуй…
И тут же Морфей переносил Тернера в тот то ли сон, то ли явь, когда он узнал, что Хозяин теперь в нём.
Потом Коул видел во сне их свадьбу, которая тут же сменялась следующим воспоминанием…
«Я люблю тебя, и всегда буду любить - говорила его милая, - но это ничего не меняет. Между нами всё кончено».
А после этого Коул Тернер снова переживал свою смерть и возвращался к самому страшному моменту: в тот миг, когда Фиби сказала, что теперь он совершенно безразличен ей. Как только Фиби замолкала, мужчина начинал слышать со всех сторон голоса, которые кричали ему: «Демон, демон, демон… ты зло… ты демон… навсегда!». И Тернер с ужасом осознавал, что превращается в Белтазора, надвигается на Фиби… и натыкается на её холодный, безразличный взгляд… становится снова самим собой…
Но Фиби, его столь горячо любимую Фиби, это не останавливает… возле неё, как из воздуха, появляются Пайпер и Пейдж. И начинают шептать заклинание, уничтожающее Хозяина…
Коул чувствовал, как огон обволакивает его тело, он начинает задыхаться, взгляд в сторону Фиби – и жестокий ответ: «Я ненавижу тебя, демон».
В это момент Тернер всегда и просыпался.

…Он разом опрокинул в себя воду и быстрым, нервным движением взлохматил волосы.
Экс-Хозяина охватила злость на самого себя, злость за то, что не смог удержать свою любовь… «Я боролся», - успокаивал он сам себя. «Недостаточно, значит!» - кричал, именно кричал внутренний голос.
Коул разрывался от внутренних противоречий, от той безумной любви, которая пронизывала всё его существо, но в то же время от желания дать Фиби жить своей жизнью…
Да, одна половина Коула Тернера хотела оставить Фиби в покое, что он и сделал – за последние полтора месяца они не виделись ни разу, а другая половина хотела предпринять ещё одну попытку вернуть среднюю Холливелл.
Но это не представлялось возможным – его любимая питает к нему если не ненависть, то, по крайней мере, неприязнь – в общем, ничего хорошего она больше к нему не испытывает.
«Демон… демон… неужели?» - спросил Коул сам себя.
Он сжал стакан, который по-прежнему держал в руках, с такой силой, что тот треснул и просто рассыпался в его руках. Осколки стекла разрезали ладонь, впивались в кожу, но Экс-Хозяин, казалось, не замечал этого – ни одни мускул не дрогнул на его лице, ничто не показывало, что Тернер испытывал какую-то боль.
А он пытался заглушить физической болью боль душевную, которая оказалась гораздо сильнее.
Коул раскрыл ладонь, с презрением взглянул на осколки стекла, что когда-то были стаканом, и стряхнул их с руки. Струйки крови сочились из ран, и капли падали на пол.

…А Фиби мирно спала и не знала, что и сердце Коула обливалось кровью…

Сообщение отредактировал N@sik: Среда, 03 января 2007, 13:46:44

 

#3
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
2.
Коул стоял на балконе и вглядывался вдаль. Что он хотел найти там? Даже сам Тернер не мог ответить на этот вопрос.
Восходящее солнце… его лучи освещали сонный город, проникая в самые отдалённые уголки Сан-Франциско. Высотные здания были награждены солнцем ореолом из света. Солнечные зайчики резвились на лужах, оставшихся после вчерашнего дождя, на капельках росы, бегали по земле и по стенам. Один из них добрался и до лица Коула. Тот сморщился, зажмурил глаза и закрылся от лучика рукой. Зайчик оказался настойчивым, он скользил себе и скользил по лицу и тыльной стороне ладони. Но через полминуты всё же решил, что с Тернера хватит.
Бывший Хозяин взглянул и ещё раз окинул взглядом знаменитый калифорнийский город. Да, Сан-Франциско, всё больше и больше освещаемый солнцем, блики которого отражались от многочисленных оконных стёкол, должен был бы навеять хорошее настроение. Утренняя прохлада, свежий воздух, затухающие ночные огни, ярко-алый диск, поднимающийся всё выше и выше над городом – казалось бы, созерцание всего этого должно настроить на то, что рождающийся день будет хорошим. Но Коулу было всё равно. Поглощённый мрачными мыслями, он не замечали окружавшей его прелести раннего утра. Тернер подумал, что, возможно, работа сможет отвлечь его от всего не особо хорошего, что крутилось в голове.
Устроившись в кресле с ноутбуком на коленях и стопкой бумаг на тумбочке рядом, мужчина погрузился в чтение. Но, тем не менее, нехорошие ощущения и предчувствия не покинули его. Да и боль в руке давала о себе знать – Тернер ведь даже не удосужился перевязать или хотя бы продезинфицировать руку.
Сосредоточиться никак не удавалось.
Коул поднял голову, и его взгляд зацепился за фото, стоящее на камине. Фиби… он ведь до сих пор так её любит… мысли о ней никогда его не покидают. Где бы он ни был… хотя в последнее время его единственным маршрутом по городу была дорога от дома до офиса и обратно, время от времени он заезжал в магазины и универмаг по пути.
Вот и сейчас…
Коул всё чаще задумывался, права ли она, прав ли он; кто же был виноват в том, что их отношения дали трещину. И пришёл к выводу, что всё же виноват он. Как же он ненавидел себя за это…
И всё чаще думал бывший демон об этой приставке «бывший». Так ли это? Да, сейчас он не контактировал со своими бывшими товарищами, старался как можно меньше использовать свои силы. Вот только Фиби это нисколько не волновало. Как она однажды сказала: «Хорошо, пусть ты не демон, но ты обладаешь демоническими силами, используешь их, поэтому разница невелика». С одной стороны, Коул мог бы с ней согласиться, но всё же… нет, он не демон! Или старается себя в этом убедить?
Он пытался жить человеческой жизнью. Вот именно – жить человеческой жизнью. Быть человеком он так и не научился. Чувство одиночества, которое съедало Тернера, было ему прежде неведомо, поэтому свыкнуться с ним оказалось достаточно сложно, практически невозможно. Душевные страдания… Белтазор понятия не имел, что это такое, поэтому, когда Коул избавился от своего демонического естества и стал ощущать всё это, они, страдания, причиняли немало хлопот. Да и ещё одно качество людей, совершенно несвойственное Коулу Тернеру, - способность отпускать то, что уходит. Казалось бы – в их с Фиби отношениях она поставила точку. А у него всё ещё многоточие. Мужчина знал, что разлюбить эту женщину ему вряд ли удастся, но по крайней мере не утешать себя напрасными надеждами на светлое будущее, совместное будущее… не получается. Он и живёт-то только этими надеждами и воспоминаниями. Если их не станет… что дальше – представить страшно.
Странная это штука – любовь. Когда её нет – хочется влюбиться, когда она есть – вроде как тепло, хорошо, «высшая радость этого мира»; но когда любимый человек уходит, а любовь в сердце остаётся – это уже не высшая радость, а сплошные мучения.
Тишину, стоящую в квартире, разрушил противный звонок будильника. Мужчина вздрогнул от неожиданности, этот звук сильно резал слух. Пора на работу. Коул нехотя поднялся, сложил бумаги ноутбук в кейс. Оставалось только накинуть пиджак и выйти, что он тут же и сделал. Ключ послушно повернулся в замке, двери лифта закрылись за высоким привлекательным брюнетом.
Автомобиль беспрекословно завёлся. И через две минуты серебристый Porshe Carrera нёсся по гладко заасфальтированному шоссе.

 

#4
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Коул поднялся к себе в кабинет. Не успел он разложить бумаги и включить компьютер, как двери распахнулись, и влетел Дэниэл Кретчет.
- Коул! Слушай, я тут…
- Здравствуй, для начала, - заметил Тернер тоном флегматика.
- Ну, привет, привет, я…
- Не суетись…
- Да я и не суетился! С чего ты взял? – возмутился Дэн. – Вот, дискета…
- Что там?
- Кое-какие интересные подробности по нашему делу… остальные принесёт Синтия.
Синтия работала секретарём при архиве, и строила глазки Коулу с тех самых пор, как он появился в офисе «Marvell & Grace» впервые. Этих взглядом и тонких намёков на свидание не заметит бы разве что слепой или полный идиот, Тернер не являлся ни тем, ни другим и прекрасно видел все её «манёвры». Но обращать на неё внимание он не собирался, его сердце навсегда отдано одной очень милой и обворожительной кареглазой ведьмочке Фибс. И пару раз пытался намекнуть Син, что она ему совершенно не интересна, и все её попытки привлечь его внимание никогда не увенчаются успехом. Но девушка либо действительно не заметила этого, либо просто сделала вид. Экс-Хозяину оставалось лишь вздохнуть. Избегать её на работе невозможно – работать с архивами приходилось постоянно. Заметил её интерес к Коулу даже Дэн, а вот это было самым страшным. Дэниэл Кретчет, конечно, парень хороший, но обладает неуёмным любопытством, при этом у него практически полностью отсутствовало чувство меры. Он не понимал, где находятся границы дозволенного. И часто лез не в своё дело, и Коул уже успел отметить, что его личная жизнь интересовала Кретчета больше всего. «С чего бы это?» - мрачно усмехался Тернер. И вот теперь Дэн практически каждый день говорил Коулу, что «…Син симпатичная девушка и всё такое», всегда после этого спрашивая: «Ну чем она тебе не нравится?». Отговорки типа: «Она не в моём вкусе» на Дэна не действовали. И разговор повторялся снова и снова почти ежедневно, что начинало Коула порядком раздражать. Он привык, что его понимают с первого раза. «Не тот случай», - вздыхал Тернер, заново пытаясь втолковать Дэниэле Кретчету, что встречаться с Синтией он не собирается.
И на этот раз подобного разговора было не избежать: уж Дэн не Дэн, если в чью-то личную жизнь не влезет.
Взгляд Дэниэла упал на Фотографию в красивой рамке. Фото Фиби Холливелл. Коул перехватил этот взгляд и понял, что сейчас последует…
И не ошибся.
- А это кто? – невинный, с точки зрения Дэна, вопрос…
«Интересно, в который раз он это спрашивает? В тысячный или в тысяча первый?» - пронеслось в голове у Коула.
Раздражение потихоньку нарастало… В душе собрался плотный комок отрицательных эмоций, оставшихся ещё с прошлой ночи и готовых вот-вот вырваться наружу и… ох, не повезёт, крупно не повезёт тому, на кого свалится всё это… если Коул Тернер не в духе, то лучше держать не задавать лишних вопросов, а ещё лучше вообще с ним не связываться – это уже усвоил даже непосредственный начальник Коула. Тернер выглядит мрачным – резкость рекомендуется убрать, начальник ты, не начальник, бывший демон за словом в карман не лезет, осадит любого. Но Дэн, похоже, это ещё не понял.
- Какая тебе разница?
- Бывшая твоя, что ли?
«Я что, ему проболтался? Надо ж было… этому… ты идиот, Тернер» - мысленно выругал себя Коул.
- Да, - ответил он вслух.
Кретчет ещё пару секунд разглядывал фото, Коул же разбирал бумаги, стараясь всем своим видом показать, что этот разговор ему совершенно не нужен, и что его настроение сейчас далеко не солнечное, так что лучше Дэну прикусить язык. Но напарник даже и не думал об этом. Экс-Хозяин закатил глаза. Он уже успел выучить этого парня настолько, чтобы понять, что он из себя представляет. И то, что заткнуть его сейчас будет трудно, Коул знал уже тогда, когда Дэн только взглянул на портрет.
Солнечный лучик отразился от отполированного золота, к несчастью Тернера и к величайшему удивлению Кретчета.
- Коул, это что у тебя, кольцо что ли? Обручальное? Ну ты даёшь! Ты ж, вроде бы, в разводе!
- Какое тебе дело, Дэн? Ну в разводе я, в разводе… ты в офис приходишь обсуждать меня и мою личную жизнь?
Но Дэниэл, по всей видимости, пропустил сие высказывание мимо ушей.
- Слушай, ну как же так можно? Ты свободен, а носишь кольцо! – продолжал удивляться он. Кретчет освободил угол стола от лежавших там бумаг и стиплера, усевшись на чистое теперь пространство. Дэн по прежнему не мог отвести глаз от кольца на безымянном пальце Коула.
- В том-то и дело, что я не свободен… - пробормотал тот.
Коул посмотрел на кольцо и вздохнул. Сразу нахлынули воспоминания. Он вспомнил, как сделал ей предложение, его губы моментально растянулись в улыбке, которую он не смог сдержать. Да уж… оригинальнее не придумаешь: они лежали на куче мусора, заляпанные слизью только что убитого демона…

… «Нами надо почаще выходить гулять!» - смеялся Коул.
«Да уж!» - хохотала Фиби. Её звонкий смех был просто музыкой для Тернера… это так ласкало слух… Да и как тут не смеяться – такую ситуацию, наверное, и юморист нарочно не придумает…
«Выходи за меня замуж!» - Коул сам не предполагал, что скажет ей это, хотя уже давно был уверен, что именно с Фиби рядом он хочет провести всю оставшуюся жизнь.
«Что?» - Фибс моментально изменилась в лице…

Бывший демон вспомнил историю с кольцом Грэмс и тем проклятием… о да, тогда он имел честь увидеть его ненаглядную в роли домохозяйки, чтобы навсегда убедиться: Фиби и кухня - далеко не родственные понятия.
Вспомнил, как в них с Фиби вселились духи, как они обокрали магазин свадебнойх моды и ювелирный… хотели пожениться… Что Коул чувствовал тогда – не описать словами… хоть в его теле и обитал дух… но Фиби в свадебном платье была великолепна… его любимая…
И вспомнил уже другую свадьбу. Но вот что называется «не везёт»: на это раз в его теле обосновался Хозяин…
Свободен? Нет, Коул не свободен. Фиби свободна. А Коул – нет. Она теперь вольная птица, никак не зависящая от него. Но вот Тернер по-прежнему привязан к Фиби Холливелл. Он по-прежнему принадлежит ей, только ей, никому другому. Поэтому он и носит кольцо. Если для Фиби развод был действительно разводом, то для Коула развод означал лишь то, что его ненаглядной больше не будет рядом, что она ушла от него, бросила на произвол судьбы… судьба? А что это такое? Фиби всегда оправдывала их расставание судьбой… Коул в судьбу не верил…

 

#5
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
- Слушай, а ты никогда не думал, что это колечко может отпугивать от тебя особ женского пола? – совершенно невинным тоном поинтересовался Дэниэл, сопровождая эту фразу точно таким же взглядом.
Ну вот как втолковать этому большому любителю красивых девушек, что для Коула в мире существует только одна, как Дэн имел честь выразиться, «особа женского пола» - Фиби Холливелл?!
Бесполезное занятие… даже пытаться не стоит…
Ведь Дэниел Кретчет любил не только влезать в чужую личную жизнь, но и рассказывать о своей. В общем, за время совместной работы с ним, Тернер уже успел выяснить, как зовут его последних девушек, и что меняет он объекты своих пристрастий довольно часто…
И ему не понять такого однолюба как Коул.
Однолюба…
Мысли о Фиби упорно не покидали голову бывшего демона…
Дэниэл раскрыл рот, чтобы сказать что-то ещё, но Тернер резко оборвал его:
- Слушай теперь ты меня: а может быть, мы займёмся работой?!
- Да чего ты кипятишься? Честное слово, не понимаю…
- А я не понимаю, почему ты, приходя на работу, занимаешься совсем не ею! И задаёшь кучу совершенно не нужных вопросов. Неужели не ясно, что и кольцо, и фото – всё это тебя ни коим образом не касается!
Да, обычно Коул мастерски скрывал свои эмоции, но сегодня, видимо, не тот день…
И Тернер уже готов был продолжить эту тираду, но дверь распахнулась, явив взору мужчин Синтию Сандерс.
«Входить без стука она, несомненно, научилась у Дэна», - отметил Коул.
Синтия имела так называемую «кукольную» внешность. Она чем-то напоминала куклу барби. Традиционное представление многих мужчин об идеальной женщине: длинноногая голубоглазая блондинка.
И сейчас Син прошествовала к мужчинам в очень даже «милом кукольном наряде»: юбочка нежно розового цвета до колена, туфли на десятисантиметровой шпильке, блузка в тон юбке. Дэниэл тут же покосился на вырез…
«Он неисправим…» - промелькнуло в голове у Тернера.
Синтия заметила взгляд Кретчета и смущённо потупилась, но, тем не менее, стрельнула-таки глазками в Коула из-под пушистых ресниц, покрытых тушью угольно-чёрного цвета. Но тот сделал вид, что не заметил этого. «И она тоже неисправима…» - подумал бывший демон. Ещё один кокетливый взгляд Син тоже ни к чему не привёл. Тогда она, наконец, заговорила:
- Ребята, я принесла вам те материалы, что вы просили…
Разговор наконец-таки перетёк в нужное Коулу русло – о работе. И хоть Синтия постоянно вертелась перед Тернером и кидала ему кокетливые взгляды, но она, по крайней мере, не терроризировала его вопросами о бывшей жене и кольце на пальце! Кстати, о кольце… Коул впервые задумался о том, почему же Синтия строит ему глазки, если видит кольцо на безымянном пальце? Хм… или Кретчет, сорока эта болтливая, уже ей рассказал о том, что Коул в разводе?

Фиби летела, именно летела по коридору, не обращая внимания на то, скольких людей она зацепила по дороге. В голове крутилось лишь одно: «Я его убью… во второй раз!!!». Так, вот и двери…
Насладиться разговором о работе Коулу не удалось, потому что двери опять (*не опять, а снова*) распахнулись, и в кабинет ворвалась Фиби:
- Коул!!!! О… - она увидела Синтию и Дэниэла, - Здравствуйте…
Грозное лицо Фиби а-ля «рассерженная фурия» моментально сменилось маской «я ангел, спустившийся с небес». А тон, не предвещавший ничего хорошего, теперь стал приторно сладким.
- Извините, пожалуйста, а вы… не могли бы… нас оставить… на минутку… нет?
- Да-да, конечно, - Син стрельнула в неё столь ядовитым взглядом, что Коул испугался. А Дэн моментально понял, кто это, и незаметно подмигнул Тернеру, но натолкнулся на столь неприветливое выражение глаз, что тут же прикусил язык, а прокомментировать ситуацию он явно собирался.
Синтия и Дэниэл вышли. Мисс Сандерс, как только закрылась дверь, недовольно фыркнула и надула свои полные ярко-красные губки, покрытые блеском. А Кретчет прильнул к двери, подслушивая.
- Дэн, ты что, рехнулся? – Син в недоумении распахнула глаза и захлопала ресницами.
- Отнюдь… - буркнул тот. – Тише! Лучше иди сюда, послушаем…
- Нет, ты ненормальный! – не соглашалась Синтия.
- Мисс Сандерс, не хотите слушать, не надо, а мне жутко интересно, чего это бывшая жена моего напарника заявилась к нему в кабинет! – огрызнулся Кретчет.
- Ещё чего! Мне тоже интересно! – заявила девушка как можно тише и пристроилась рядом.
Все, кто ни проходил по коридору, удивлённо оглядывались на них…

3.
Фиби дождалась, пока их с Коулом оставят одних, тогда её ангельское выражение лица как ветром сдуло, и она начала свою гневную тираду.
- Коул ты…
Но продолжить она не успела, Тернер перебил её, не дожидаясь потока «комплиментов» с свой адрес.
- Ну, и что я натворил на этот раз?
- Ты намекаешь на то, что понятия не имеешь, что случилось? – Фиби подошла и облокотилась о стол.
- Ни сном, ни духом, - флегматично заметил Коул.
- Что-то я тебе не верю!
- Почему же я не удивлён? – экс-Хозяин смотрел на свою бывшую жену, не мигая, как будто вглядывался внутрь, пытаясь разгадать, что же у неё твориться в душе, и от этого взгляда его голубых глаз становилось не по себе…

 

#6
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Фиби проигнорировала эту его фразу, или, по крайней мере, сделала вид, что проигнорировала, потому что и тон, и взгляд бывшего мужа крепко засели у неё внутри. Средняя Холливелл продолжила как можно спокойнее:
- Послушай, милый демон, - она специально сделала нажим на словосочетание «милый демон», - не надо передо мной ломать комедию… кстати, я не говорила тебе, что ты превосходный актёр и неправильно выбрал профессию? Тебе следовало бы пойти работать в театр или в кино, а не в юридическую контору! – хоть Фибс и старалась говорить тоном дерзкой рассерженной девчонки, сердце бешено колотилось, а Коул смотрел на неё всё так же.
- Я учту ваше замечание, мисс Холливелл, - натянуто улыбнулся тот.
- Ну так что? Может, сам признаешься в своём злодеянии? Чистосердечное признание смягчает наказание! – Фиби тарабанила пальцами по столу, и это выдавало Коулу её волнение. За два с половиной года он успел изучить привычки и манеры любимой.
- Ты забыла добавить: «Вы имеете право молчать, всё, что вы скажете, будет использовано против вас». И вот последнего мне никак не хочется. Ведь я теперь виноват во всём, что у вас там с сёстрами происходит! – Тернер сделал шаг навстречу Фиби, по-прежнему смотря на неё в упор. Она пыталась увидеть в его глазах хоть немного лжи и притворства, она надеялась на это, но… ничего подобного в некогда таких любимых голубых глазах не отражалось.
- Испытываешь моё терпение? – буквально выплюнула эту фразу Фибс. Ледяной взгляд оппонента
- А не наоборот? – хоть Коул и выглядел совершенно спокойным, на самом деле это было не так. Спина покрылась капельками пота, вспотели и ладони, потому-то он и поспешил спрятать руки в карманы брюк. Сердце стучало гораздо быстрее, чем обычно, а в голову лезли совершенно не нужные сейчас воспоминания.
Бывший демон и Хозяин всего зла сейчас любовался женщиной, стоящей перед ним. Она прекрасна. В прочем, как всегда. Как всегда безупречный макияж: немного туши на длинных ресницах, блестящие тени на веках только подчёркивали природную красоту её глаз… о, как ему хотелось утонуть в этих шоколадных глазках, которые сейчас смотрели на него так строго. Губы, подкрашенные тёмной помадой с блеском, так и манили к себе, и, наверное, если бы Коулу можно было бы к ним прильнуть, то он целовал бы Фиби до самозабвения. Он так скучает по ней! Она как всегда безупречно одета – наимоднейшие джинсы облегали стройные бёдра, босоножки на высоком каблуке делали её ножки ещё более красивыми, оригинальная несколько асимметричная кофточка цвета морской волны очень ей шла. На правой руке позвякивал тоненький браслет в виде змеи, обвивающей руку. Тёмные волосы были слегка завиты и красиво уложены, а ногти на ногах и на руках были покрыты лаком с блёстками. Довершала образ миниатюрная сумочка.
Коул заметил на безымянном пальце след, который остался от обручального кольца. Ей, наверное, лишь он изредка напоминает о неудачном браке с полудемоном. Почему-то Тернер не сомневался, что все остальные воспоминания о нём она выбросила, и её душу больше ничто не теребит. А вот у него в квартире всё, буквально всё напоминало о той, которая когда-то делила эту жилплощадь с Коулом. И он сам удивлялся своей сентиментальности. Неужели бывший демон может быть таким чувствительным?
Фиби что-то спросила, но Тернер не услышал, засмотревшись на среднюю Холливелл. Она вопросительно смотрела на него, ожидая ответа.
Но вместо этого Коул сделал ещё один шаг по направлению к ней и оказался совсем рядом, так близко, что мог уловить нежный запах её духов. Запах этот он узнал сразу – именно этими духами Фибс пользовалась на их втором свидании, когда они пошли в «Ризо», и Тернер хотел, было, признаться ей в том, что он демон. Эта мысль промелькнула у него в голове, его разум уже начинал осознавать то, что сердцу давно было ясно, но Белтазор-Коул так и не решился на признание, вместо него сказав, что он не танцует. Фиби поняла тогда, что он хотел сказать ей что-то более важное, но, пожав плечами, улыбнулась и вытащила-таки его на танцпол… они медленно двигались в такт красивой мелодии…
Фибс слегка съёжилась, когда мощная фигура Коула нависла над ней. Она посмотрела на него и заметила, как же заворожено смотрит на неё бывший муж.
- Хм… Коул… ты…
Снова нет ответа. Он по-прежнему молчал, любуясь ей.
Фиби поймала себя на мысли, что ей безумно нравятся чёрные костюмы Тернера… галстук он сегодня одеть не удосужился… верхняя пуговица отглаженной чёрной рубашки была расстёгнута… слегка небрежно…
Их сердца бились сейчас в одном ритме…
Казалось, всё замерло вокруг, даже время остановилось…
Но тут, словно очнувшись от наваждения, она резко отстранилась от бывшего мужа.
- Так ты и дальше будешь молчать? – спросила Фиби как можно более строго, пытаясь привести своё состояние в норму. – Может, ответишь всё-таки?
- Смотря на то, какой был вопрос, - хмыкнул Коул.
- Хорошо, я повторю вопрос, но, насколько я помню, раньше слух у тебя был стопроцентный, - язвительно подметила Зачарованная ведьма, и нарочито наивно спросила:
- Стареем, Тернер?
- Раньше тебя мой возраст нисколько не смущал, - парировал тот.
- Итак, давай не будем отходить от темы: ты скажешь мне или нет, зачем тебе всё это нужно? – Фиби отошла к окну и облокотилась на подоконник.
- Нет, не скажу, потому что понятия не имею, о чём ты! – Коул тоже отошёл, сел за стол, положив ногу на ногу. – Фиби, милая, прекрати сваливать на меня все грехи! Почему ты считаешь, что всё зло теперь должно исходить от меня?
- Потому что я знаю тебя, знаю, что ты на редкость упрям и не отступишься так просто от своей цели! А если твоей целью являюсь я – и не говори мне, что ты смирился с нашим расставанием, смиряться ты умеешь так же плохо, как просто ждать – то ты сделаешь всё возможное, чтобы меня вернуть. Но почему-то ты вбил в себе в голову, что, принося вред моим сёстрам, ты сможешь завоевать моё расположение!
- Великолепно! – Коул похлопал в ладоши и театрально продолжил:
- Какие аналитические способности! Не зря тебя взяли в «Зеркало Залива» вести колонку советов! – теперь его тон стал совершенно серьёзным. - Вот только позволь внести поправочку: ничего я твоим сёстрам не делал, и то, что ты каким-то своим «методом дедукции» пришла к выводу, что я в чём-то виноват и пришла сюда вытягивать из меня признание неизвестно в чём, то это уже твоя ошибка!
- Ты что, сейчас пытаешься убедить меня в том, что это не ты устроил для Пайпер аварию на дороге, и не по твоему приказу Пейдж подмешали в коктейль какое-то зелье, которое лишило её возможности к сферальному перемещению? – Фиби только сейчас сообразила, что кричит, и моментально прикусила язык.
- Да я только сейчас, от тебя узнал, что Пайп попала в ДТП, а Меттьюс больше не может сфериться! – Тернеру стало горько и обидно, что женщина, за которую он готов жизнь отдать, сейчас предъявляет ему никак необоснованные обвинения в том, о чём он даже не подозревал.
- Коул!
- Что «Коул»? Чуть что – так сразу Коул виноват… нашли себе козла отпущения… - проворчал экс-Хозяин.
- Так, с тобой разговаривать, я так поняла, бесполезно… - вздохнула Фиби и направилась к выходу.
Но на самом деле ей хотелось уйти из-за двойственных ощущений, эмоций, которые бередили её душу. С одной стороны, ей было невесть от чего страшно. С другой стороны, её почему-то снова тянуло к нему… нет, Фиби Холливелл убила в себе все чувства в Коулу Тернеру!
Коул встал, обогнал Фиби, и открыл перед ней дверь, хорошо ударив по лбу любопытного Дэна. Син, услышав шаги приближающейся Фибс, предусмотрительно отошла на шаг, но Кретчет решил, что ей просто наскучило. А Дэниэла разбирало любопытство, особенно по поводу таких слов Коула и Фиби, как «зелье», «сферальное перемещение»…
Но после хорошего удара деревом по голове, всё это временно отошло на второй план.
Фиби вышла из кабинета Тернера и грациозной походкой направилась к лифту. Синтия проводила её взглядом разъярённой волчицы.
А во взгляде, который бывшая жена бросила Коулу, он смог ясно прочесть примерно такую фразу: «Узнаю, что виноват всё же ты, тебе придётся дорого поплатиться!».

 

#7
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
4.
Предыдущий день…

Пайпер ехала безо всяких плохих предчувствий, даже наоборот, сегодня она надеялась совершить налёт на универмаги и магазины, чтобы закупить кое-что для клуба и для себя лично. Пайп к лихачам не принадлежала и вела авто тихо, строго придерживаясь правил дорожного движения. В машине было включено радио, и старшая Холливелл тихонько подпевала исполнительнице. Настроение было отличным. И даже то, что она попала в пробку, не смогло его испортить. Наконец, движение пришло в норму, и Пайпер нажала на газ. Машина вдруг резко сорвалась с места. И старшая Холливелл из-за шума мотора не услышала странный шорох сзади себя…
Пайп сменила передачу на повороте, и уже хотела положить вторую руку на руль, как почувствовала, что её кто-то или что-то держит за запястье. Пайп инстинктивно попыталась выдернуть руку, но у неё ничего не вышло, нечто или некто, державший её, был гораздо сильнее… потом Пайпер почувствовала, что задыхается от удушья… а точнее сказать – удушения. Как будто кто-то крепко сжал её горло так, что ведьма не могла ни вдохнуть, не выдохнуть. Она только открывала и закрывала рот, как рыба. Её руку медленно заводили за спину…
…Управление, естественно, было потеряно; Пайпер, пытаясь вырваться от невидимого противника, резко крутанула руль так, что автомобиль развернулся по шоссе почти на сто восемьдесят градусов. В него врезался ехавший сзади красный «Ford», и тут же на дороге образовалось столпотворение из врезавшихся друг в друга авто самых разнообразных марок и расцветок.
Пайп, которая никак не могла освободиться от цепких клещей, захвативших её горло и теперь уже обе руки, ударилась головой сначала о руль, – автомобиль резко загудел - а потом об лобовое стекло. Она рассекла себе лоб, тонкие алые струйки потекли по безупречной до этого коже.
Сзади почувствовался огромной силы толчок, и машина старшей Холливелл вылетела на обочину, врезавшись в фонарный столб, вся побитая другими автомобилями.
Пайпер потеряла сознание.
Через пятнадцать минут к месту дорожно-транспортного происшествия уже спешили полиция и скорая. Пайп вытащили из авто, положили на носилки, которые погрузили в машину, и увезли в ближайшую клинику.

***
А Пейдж тем временем сидела и попивала коктейль в кафе. Это было милое, тихое местечко, которое было известно Пейдж ещё с детства, и, надо заметить, оно не сильно изменилось. Всё та же тишина, хоть посетители там были всегда, но, тем не менее, там никогда не было столпотворения. И когда Меттьюс необходимо было посидеть с чашечкой кофе, который здесь готовили превосходно, или с каким-нибудь прохладительным напитком, то она приходила сюда, в кафе «Приветливая улыбка». Название этого заведения всегда казалось Пейдж и её подругам немного забавным, но, когда они посещали это кафе, с их лиц действительно не сходили приветливые улыбки.
Младшая полуведьма-полуХранитель удобно устроилась в одиночестве за столиком у окна, наблюдая за прохожими, время от времени отвлекаясь на солнечного зайчика, скользившего по светлой скатерти на столе, по её руке и стакану. Она была так увлечена своими раздумьями, что не заметила подозрительного типа, наблюдавшего за ней с другого конца помещения. Через некоторое время он вышел, а Пейдж продолжала потягивать коктейль из стакана.
Вскоре Меттьюс обнаружила, что коктейль закончился, а вот жажда – нет. Она подозвала милую официантку Лили, которая уже успела стать для ведьмочки если не подругой, то хорошей знакомой точно.
- Лили, а можно ещё коктейль?
- Твой любимый? Конечно! Мисси, ещё коктейль для Пейдж Меттьюс!
Ей принесли коктейль, девушка поблагодарила Лили и довольно улыбнулась. «Приветливая улыбка» снова оправдывала своё название…
Пейдж отпила немного холодной жидкости через трубочку, но не было у неё уже того привычного вкуса. Меттьюс закашлялась, но решила, что просто подавилась. И сделала большой глоток коктейля прямо из стакана, игнорируя трубочку. Тут она почувствовала головокружение, лёгкое подташнивание.
«Хм, что это? Нет, от коктейля не может быть, я его постоянно пью, и ничего…» - подумала младшая ведьма.
Не допив, она встала из-за стола и, предварительно расплатившись, вышла из помещения на свежий воздух, совершенно ни о чём не подозревая…

 

#8
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Re: Без названия... вторая прода за день.... йоу!)))
Спасибо огромное всем-всем, кто всё ещё читает мой бред!)))))
Особенно тем, кто оставляет отзывы:
ГлЮк'Ане,
Bel-ochkе
Prue Halliwell,
Апельсинке,
M.J.
Nice Girl
phoebe2

девчонки, СПАСИБО ОГРОМНОЕ ЗА ПОДДЕРЖКУ! от ваших отзывов становиться тепло и радостно на душе и хочется писать ещё! :love: :love: :love:
а вот и прода...

5.
День сегодняшний…

Коул вернулся домой в прескверном настроении. Да уж, ну и денёк!
Мужчина тихо чертыхнулся сквозь зубы.
Он прошёл в гостиную, поставил кейс на пол. Чёрный пиджак полетел на диван, куда через секунду устало приземлился Тернер. Он откинулся на мягкую спинку и, просидев пару мгновений без движения, наконец-то почувствовал, что напряжение в мышцах потихоньку уходит.
Коул закрыл лицо руками и тяжело вздохнул. Нет, ну надо же такое! Коул любит Фиби без памяти, а она… вот ведь парадокс…
Аппетита не было совершенно, поэтому Тернер решил не ужинать. Ограничился лишь чашкой кофе, но даже её он опорожнил с неохотой.
Коул был стратегом, и его ум уже автоматически начинал обрабатывать различные варианты своих собственных действий в этой ситуации и возможных ответных ходов, скажем так, оппонетов. Хм… Пайпер попала в аварию… её обезвредили вообще… Неудивительно, что именно её, обладающую самой большой, взрывоопасной силой. Пейдж… Пейдж лишили возможности сфериться – а именно это был её основной «конёк». Так, по всей видимости, нападавшие предварительно изучили способности сестёр, они знали, за кого браться. Фиби… её дар предвидения и способность к левитации решили не брать в расчёт. Так однажды Хозяин поступил…
«Нет, Коул, даже не вспоминай эту тварь!» - подумал Тернер.
Воспоминания как всегда отозвались в душе гулким эхом – болью, горечью, злостью на самого себя и на Хозяина, и снова… снова пришёл холод… холод, по имени Одиночество. А ведь и правда – всё в его квартире навевало воспоминания об их жизни с Фиби… на камине, на полках выставлены фото в красивых рамках – фотографии Фибс или их совместные снимки; вся мебель тоже говорила о прошлом…
Коул снова чертыхнулся и принялся расхаживать взад-вперёд по комнате, это его обычно успокаивало. Нет, не тот случай…
В висках раздавался стук в такт его размеренному шагу. По сердцу, тоже взад-вперёд, скользило невидимое, но такое ощутимое лезвие. Оно проникало всё глубже и глубже внутрь, разрывая плоть и впиваясь в самое чувствительное – в душу…
Тернер решил отвлечься от тягостных раздумий и вышел на балкон. Не помогло. Созерцание Сан-Франциско, уже погружавшегося во мрак ночи, иногда его успокаивало, но в последнее время уже ничего не действовало. С тех пор, как ему стали сниться эти кошмары…
Коул вздохнул, ещё раз чертыхнулся и вернулся в помещение.
Хотелось закурить, но Тернер вдруг понял, что бросил это дело, и сигарет в доме больше нет. Чёрт.
Он раздумывал, стоит ли вмешиваться, стоит ли помогать сёстрам в поисках неизвестных нападавших? Стоит ли распутывать эту загадку с лишение Пейдж сил и ДТП Пайпер? С одной стороны, если он найдёт виновных во всём этом происшествии, то докажет, что он сам непричастен. И что тогда? Ему ведь даже простого человеческого «спасибо» не скажут. Вряд ли додумаются. «Человеческого»… вот в этом-то вся и загвоздка. На нём клеймо: «Демон, зло». И уже ничего этим не сделаешь. Сколько добрых дел не соверши, люди всё равно будут вспоминать твоё тёмное прошлое. Это уже много раз доказано, и Коул проверил сей факт на своей собственной шкуре.
Он шёл в душ с надеждой, что вода смоет ту отрицательную энергетику, что сейчас сочилась из него. Но и это не помогло. Единственное, что мужчина почувствовал, выйдя из ванной комнаты, так это то, что тело всё ещё влажное. А все мрачные мысли и переживания остались вместе с ним.
- Наверное, всё, что происходит сейчас, - наказание за мои прошлые грехи, - вздохнул Тернер.
- О, чёрт, ты уже разговариваешь сам с собой… диагноз… - с трудом улыбнулся он.
Тернер опустился в кресло, стоявшее перед столом, и достал из верхнего ящика уже несколько потрёпанный блокнот-ежедневник в коричневой обложке. Это был его личный дневник. Бывший демон стал вести дневник с тех самых пор, как расстался с Фиби. Теперь выговориться было некому, и мужчина стал записывать свои мысли и переживания. Так становилось хоть немного легче. Хоть чуть-чуть…
Он открыл блокнот и взял ручку. Света от настольной лампы хватало лишь на то, чтобы осветить небольшой участок стола. Рука поставила синими чернилами дату сверху страницы и стала выводить размашистым, но ровным и аккуратным почерком слова на бумаге. Эти слова были криком души. Словами, которые шли изнутри, от сердца.
По мере того, как страница заполнялась текстом, боль становилась все тише, всё слабее. Она не исчезла совсем, когда Коул закончил писать. Нет. Но всё же она стала менее острой, стало легче. Хоть чуть-чуть…
Наконец-то его голова коснулась подушки. Но сон всё не шёл. Коул просто лежал на просторной двуспальной кровати и рассматривал потолок.
Лунный свет падал на фото, стоявшее рядом, на тумбочке возле кровати. Фотографию самой любимой женщины. Фотографию Фиби. Именно мысли о ней не давали Коулу спать. Как хотелось сейчас, чтобы его любимая была рядом… ему бы просто обнять её, прижать к груди и прошептать на ухо такие простые, казалось бы, слова: «Я тебя люблю». Всего три слова, но в этих трёх словах заключалась вся его жизнь...
Заснуть удалось лишь под утро. И то через час он был разбужен звонкой трелью будильника.
Коул нехотя поднялся с кровати, быстро собрался, выпил кофе – Коул подумал, что что-то посущественней он перехватит уже в офисе – и ушёл на работу, неосмотрительно оставив дневник на столе.
Но, казалось бы, какая разница, кто к нему может зайти?
А вот тут заключалась ошибка…

Сообщение отредактировал N@sik: Воскресенье, 07 января 2007, 22:22:49

 

#9
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
извиняюсь сразу за опоздание, прости, Найсик!
также хочу поблагодарить за поддержку и вдохновение
ГлЮк,
Nice Girl,
ШушА,
Prue Halliwell,
Bel-ochka,
настюха - от твоего отзыва я упала со стула,
Апельсинка,
phoebe2

люди, :love: :love: :love:
девчонки, я, конечно, сама не в восторге от этой проды, но надеюсь исправиться во второй части, которую тоже постараюсь выложить сегодня :)

6.
Пейдж дежурила у палаты Пайпер, когда увидела Фиби, которая неслась по коридору, каким-то чудом умудряясь огибать врачей и посетителей больницы, чего она не делала во время визита к Коулу в офис.
- Ну как она? – с ходу выпалила средняя ведьма, только поравнявшись с младшей.
- Всё так же, к ней пока не пускают… сильно её побило в том ДТП… - вздохнула та.
- Бедная Пайпер… эх, почему скорая узнала об аварии раньше, чем мы? Тогда можно было бы позвать Лео, он бы вылечил Пайп… - сокрушённо проговорила Фиби. – Но ведь тот, кто всё это устроил, знал, что скорая успеет раньше, чем Лео...
- А ты до сих пор уверена в том, что авария подстроенная? – позволила себе усомниться Меттьюс.
- Да, я уверена, даже более чем, даже скажу, что догадываюсь, кто стоит за этим! – с нараставшим гневом говорила Фибс.
- Коул?
- Ну а кто же ещё? - средняя Холливелл явно раздумывала о чём-то. – Слушай, я к нему ходила, думала, может совесть есть, признается… нет… ошиблась… слушай, а давай проверим, причастен он или нет?
- Это как? – удивилась Пейдж.
- А так… я знаю, в Книге есть зелье, которое даёт возможность к перемещению. Оно одноразовое, приготовим 4 порции – на двух человек, туда и обратно.
- Туда – это куда? – всё ещё недоумевала младшая ведьма.
- К нему в квартиру… в пентхаус… если мы найдём что-либо, что может доказать его причастность… хотя бы к магии вообще… к Подземному миру… понимаешь? – журналистка вопросительно уставилась на сестру
- Теперь да, - кивнула ей Пейдж Меттьюс. – Ну что, пошли на чердак?
- Пошли, предупредим доктора, чтобы сообщил нам, если состояние Пайп изменится, и за дело… Коул должен быть на работе… хоть бы…
И две стройные фигурки пошли по направлению к выходу…

Пейдж кинула в котелок ещё какую-то траву, чем и спровоцировала выплеск фиолетового пара.
- Ну все, готово… - сказала она, предварительно заглянув в Книгу Теней.
Пейдж разлила зелье в четыре бутылочки, одну из которых взяла сама, другую отдала сестре, а две остальные перекочевали к ним в сумки.
- Отлично, значит… - Фибс залпом выпила зелье. Меттьюс последовала её примеру.
Они представили себе пентхаус, сосредоточившись на перенесении именно туда, и через несколько секунд…
На месте, где стояли сёстры, остался лишь фиолетовый дымок.
А сами они перенеслись прямо в квартиру к Коулу.
- Ура! Получилось! – обрадовалась Пейдж.
- Тише, тише… - Фиби строго посмотрела на сестру. – Приступаем к обыску… как только найдём что-либо, связанное с магией…
- Есть, командир! – шутливо ответила та, пошла обследовать кухню.
Фиби внимательно оглядела гостиную. Ничего не изменилось с тех пор, как она жила здесь. Вся меблировка та же, и стоит там, где и привыкла её видеть Фибс. Много фотографий. Взгляд ведьмы-журналистки упал на фото, на котором были запечатлены они с Коулом. Вот красивая пара стоит в обнимку, а сзади сияет многочисленными огнями в ночи Эйфелева башня. Однажды, чтобы помочь Фиби развеяться после смерти Прю, Тернер предложил совершить путешествие в Париж.

…Они переместились в тёмный переулок, и Фиби сразу спросила, почему Коул выбирает такие места для перемещений, на что тот ответил: «А ты хочешь, чтобы мы материализовались прямо из воздуха на центральной площади Парижа?». Фибс улыбнулась. И они пошли гулять по Парижу, весело смеясь и болтая.
Прохожие оглядывались на пару, кто-то улыбался им вслед, кто-то провожал завистливыми взглядами.
«Пошли, купим какой-нибудь сувенир!» - предложил Коул.
«Да, грех побывать в Париже и не купить никакой безделушки на память!» - засмеялась Фиби.
«Правильно!» - и мужчина повёл её к ближайшему магазину с сувенирами. Как только спутница определилась с тем, что именно хочет купить, он быстро договорился с продавцом на французском.
«Ты знаешь французский?» - удивилась ведьма.
«Ну, знаю…» - кивнул Тернер.
«А почему ты не говорил?» - возмутилась Фиби, делая жутко обиженный вид.
«Ты не спрашивала», - просто ответил Коул и обнял любимую за плечи.
«А Прю тоже знала французский…» - протянула Фибс, чувствуя, что сейчас заплачет от боли, тоски и скуки по родному человеку. Так и случилось. Её глаза моментально увлажнились от слёз, а через полминуты она зарыдала, уткнувшись носом в плечо Коула.
«Милая, ну не плачь… её уже не вернёшь… - успокаивал её Тернер, - ты сможешь это пережить, ты у меня сильная…». Но Фибс его не слушала. «Фиби, любимая, послушай, я не думаю, что Прю, которая сейчас непременно наблюдает за тобой с небес, понравилось бы, что её младшая сестра побывала в Париже и ничего не увидела из-за слёз! Прекрати… у меня дже сердце разрывается… не могу видеть, как ты плачешь…»
Фибс ещё недолго всхлипывала и, в конце концов, успокоилась.
«Откуда ты всегда знаешь, что нужно сказать, чтобы меня успокоить?» - спросила она у Коула.
Но тот лишь хитро улыбнулся, поцеловал её в щёку и повёл на экскурсию по столице Франции…

Фиби смотрела на снимки как завороженная, одно воспоминание сменялось другим, в сердце защемило, на глаза вдруг навернулись слёзы, но она быстро отогнала от себя нахлынувшие эмоции.
Тут её взгляд упал на открытую книжечку, лежавшую на столе…

Сообщение отредактировал N@sik: Суббота, 20 января 2007, 22:55:28

 

#10
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Фиби подошла к столу, и одного взгляда ей было достаточно, чтобы установить почерк Коула.
«Хм… неужели дневник? Коул пишет дневник???» - Фиби была не просто в недоумении, она пребывала в состоянии, близком к шоковому. Хотя просто дневником то, что писал Коул, вряд ли можно назвать. Когда пишут дневник, обычно ни к кому конкретно не обращаются. Или обращаются к самому себе, некоторые же – к дневнику. А Коул… он обращался к Фиби. Тернер как будто отчитывался перед любимой за каждый прожитый им день.
Фибс присела на стул и взяла в руки, которые почему-то стали дрожать, слегка потрёпанную книжечку в коричневой обложке…
Так, вчерашнее число…
Шоколадные глазки забегали по строчкам:

«Милая, ну что же ты делаешь? Что ты со мной делаешь? Зачем так мучаешь? Я же люблю тебя… больше всего в мире люблю… и больше самого мира в целом. Но почему ты считаешь, что теперь во всём виноват я? Почему? Я уже давно не имею никакого отношения к магии. С тех самых пор, как использовал её в последний раз. Тогда зло завладело мной… я совершенно не помню, что за глупости я делал, но отчётливо помню, к чему всё привело. Я помню твой холодный, равнодушный взгляд, который проникал в самую душу, хоть ты и утверждаешь, что я таковой не обладаю. Я помню твои слова о том, что ты теперь равнодушна ко мне. Совсем равнодушна. Ты говорила, что не чувствуешь ничего. Ни любви, ни ненависти. Ни-че-го. Да, ненависть – хоть какое-то чувство, а пустота…
С чего вдруг ты решила, что это я устроил аварию для Пайпер и лишил сил Пейдж? Да, мы с твоей младшей сестрёнкой не очень ладили, но всё же… я ни при чём. Я вообще сейчас на улице не показываюсь, не говоря уже о подземном мире… я не демон, Фиби! Не демон! Почему ты до сих пор думаешь, что всё зло, с которым вы сталкиваетесь, исходит от меня? Ну почему ты до сих пор не веришь мне?
Знаешь, я ведь уже не прошу тебя снова любить меня, хотя, признаюсь, я по-прежнему об этом мечтаю, но, Фиби, любимая, просто ПОВЕРЬ МНЕ. Просто поверь, что я больше не зло и не стану причинять вред твоим сёстрам. Всё в прошлом. А про любовь… я всё ещё постоянно думаю о тебе, но всё это запретные мечты, теперь я знаю, что ты уже не вернёшься. Но я не могу перестать надеяться на то, что это неправда. Не могу… иначе… я не знаю, что тогда будет. Скорее всего, ничего. В полном смысле этого слова – ничего. Пустота. Мрак.
Любимая, прости меня, если вдруг сегодня был грубым во время разговора с тобой. Знаешь, ты всё равно красивая, даже когда так смотришь на меня таким строгим взглядом. Да, мне сначала показалось, что ты готова меня убить сразу же. Во второй раз…
Фиби, я люблю тебя и всегда буду любить. Любовь к тебе – всё, что у меня есть. И ты – единственная на этом свете, кому я могу доверять.
Я не знаю, стоит ли вмешиваться во всю эту историю с Пайпер и Пейдж. Не знаю. Конечно, если я найду виноватого, то подозрения с меня будут сняты. А если не найду? И что тогда? Что? Это вряд ли что-то изменит. Тебя мне уже не вернуть. Да, я сумасшедший, если думаю, что не всё ещё потеряно. Но с каждым днём я понимаю, что всё как раз наоборот. Знаешь, Фиби, мне так плохо в последнее время… мне почти каждую ночь снятся кошмарные сны, которые начинаются с нашей счастливой жизни и заканчиваются моей второй смертью.
Фибс, мне так одиноко… я в растерянности… я вообще перестал понимать, что вокруг происходит… и вся эта история с Пайпер и Пейдж… нет, наверное, я всё же постараюсь вам помочь. Сделаю всё, что будет от меня зависеть. Пусть это не поможет мне, зато поможет тебе. Я люблю тебя, Фиби. Всем сердцем люблю. И не переживу, если эти проклятым демонам удастся их задумка, какой бы она не была.
Твой, Коул».


Фиби сидела, не шевелясь, она не знала, что и думать. Коул невиновен… а она… а она пришла, обвинила его во всём… может, пойти и извиниться? Но тут взбунтовалась её гордость, которая утверждала, что Тернер слишком много боли ей причинил, пусть теперь помучается сам.
Фибс пролистала на несколько страниц назад и стала читать ещё…

«Всё. Сегодня я принял решение. Я понял, что глупо с моей стороны пытаться тебя вернуть. Ты должна идти дальше, я для тебя – пройденный этап. Чего не скажешь о тебе в моей жизни… я уже говорил тебе об этом, но до встречи с тобой я был мёртв. Ты воскресила меня. Ты дала мне смысл в жизни. Теперь я не боюсь смерти. Я боюсь лишь одного – потерять тебя… нет, не так пишу… боялся… ведь я тебя уже потерял…
Мне тоскливо без тебя. Жутко одиноко. И кого винить в нашем расставании? Ты винишь судьбу. А я… я – не знаю, но не тебя уж точно. Тут я виноват… конечно, Хозяин приложил руку. Ну, надо же было такому случиться! Но ведь я не смог ему противостоять. Не смог. Хотел, очень хотел, а не смог. Так что вина здесь на мне.
Фиби, я отпускаю тебя. Иди по жизни дальше. Я не буду больше предпринимать попыток вернуть тебя. Не буду. Обещаю. Слово даю, ты больше меня не увидишь. Но я никогда не скажу, что перестану тебя любить. Этого никогда не случиться. Никогда! Ты всегда в моём сердце. Но хоть мне тебя и не хватает, хоть теперь я и жалею, жутко жалею о прошлом, но ничего не изменишь при всём моём желании. Ведь у тебя этого желания что-то менять нет, и я тебя понимаю. Прости меня за всё, Фиби, прости. Прости. Я ухожу. Прости, любимая за всю боль, что тебе принёс, за всё, что тебе пришлось испытать.
Я буду отбывать наказание за свои грехи. Наказание это – одиночество.
Страшное наказание, да. Когда понимаешь, что в этом мире ты никому не нужен… хочется из него уйти. И тебя уже не пугает неизвестность, не пугает то, куда ты попадёшь. Хотя, что меня может пугать? В аду я вырос, рай мне точно не светит, в Чистилище был. Знаешь, наверное, столько попыток суицида, наверное, никто не предпринимал!
Всё, милая, прощай. Хотя так и хочется сказать «До свидания». Но…
Милая, прости за всё. Не поминай лихом. Я хочу остаться просто воспоминанием, а не кошмаром.
Прощай».


Фиби уже с трудом сдерживала слёзы…

«Фиби, дорогая, сегодня с утра со мной творилось нечто невообразимое. Кто-то хотел свести меня с ума, в последствии оказалось, что Барбас. Тварь…
я со всех сторон слышал о том, что я демон. И потихоньку я начал сходить с ума. Я уже не контролировал свои действия. Сначала то, что я использую свои силы, было иллюзией, а потом это стало реальностью. Я испугался, что могу кому-то причинить вред, то и вообще убить кого-то. И я пришёл к вам домой с просьбой помочь мне в этом. Так вышло, что я кинул энергошар в Лео.
Знаешь, когда происходил тот разговор в клубе, я понял, что ты теперь ни за что не станешь мне помогать. А кто я, по-твоему? Демон… с какой стати тебе помогать демону?
Нет, я – парадокс, демон с душой… или человек с демоническими силами? В общем, какая разница, для тебя ведь разницы никакой, всё равно ты не хочешь меня видеть, кем бы я теперь не был.
И кто откликнулся на мою просьбу? Кто помог? Пейдж! Вот уж от кого не ожидал, так это от неё!
Но… её желание помочь привело совсем не к тому, что нужно. Барбас на свободе со всеми моими силами в придачу.
Знаешь, я сегодня сказал вслух то, о чём мечтаю уже несколько месяцев. Но ты ответила, что у меня нет никаких шансов. А надежда осталась… я идиот? Я спросил: почему? Почему ты даже не хочешь попробовать начать всё сначала? Вразумительного ответа я так и не получил. Эх, любимая…
Хотя тебя можно понять… ты уже давала мне не один шанс… и ещё одного я, по всей видимости, не заслужил.
Но сегодня я всё-таки почувствовал себя счастливым. Хоть совсем ненадолго, но почувствовал.
Когда у меня не было демонических сил, и мы ждали прихода Барбаса, ты была от меня всего на расстоянии одного шага. Так близко… и ты вдруг посмотрела на меня так, как не смотрела уже давно. Так, как будто я всё ещё не безразличен тебе! Тогда я понял, что такое настоящая радость. Я хотел, чтобы этот миг никогда не кончался… хотелось столько тебе сказать, хотелось кричать тебе о своей любви! Казалось, шагни вперёд – и все мечты сбудутся… Но вот я почувствовал, как демонические силы снова заструились по жилам. Я с удовольствием прикончил Барбаса, это была месть? Не знаю, возможно.
И ты отшатнулась от меня, как от прокажённого.
Может, так оно и есть?
Может, я действительно проклят в наказание за все свои грехи?»


Фибс почему-то стало ещё хуже…
Сердце сжалось внутри, превратившись в одну маленькую точку, которая, тем не менее, сильно стучала…
Пальцы сами перелистнули ещё на несколько страниц назад…

«Сегодня ты сказала, что всё ещё любишь меня. И что всегда будешь любить. Знаешь, это самые лучшие слова, я так надеялся, что всё ещё услышу их от тебя!
Но ты добавила, что твоя любовь ничего не меняет. Между нами всё кончено.
Кончено? Как это – кончено? Конец? Всё? Больше не на что надеяться?
А я не могу… не могу так просто смириться с тем, что больше не смогу быть с тобой… да, я кивнул, будто бы понимаю. Нет, Фиби, я не понимаю. Не понимаю. Не могу, не хочу понять.
Как это – сдаться?
Как это – не судьба?
Нет, я так не хочу! Я не хочу сдаваться, тем более после твоих слов. Может быть, у нас с тобой ещё всё получится? Может, всё будет хорошо, и мы будем жить долго и счастливо…
Ты – всё, что у меня есть, моя любовь к тебе – всё, чем я живу. Милая моя… если ты всё ещё меня любишь, так что нам мешает начать всё с чистого листа? Что? Я очень хочу! Я сделаю всё, что будет нужно! Всё, что будет от меня зависеть! Я сделаю всё, что ты захочешь!
Но ты хочешь, чтобы я ушёл из твоей жизни…
Почему?
Ты ведь столько раз меня прощала… я превысил лимит? Милая, но я не могу отступиться, пойми… я не привык покоряться судьбе, я привык ломать её. Может быть, это неправильно, но я ничего не могу с собой сделать.
Но ты больше не хочешь бороться за нашу любовь…
Фиби, родная моя, ответь: неужели нам с тобой было так плохо вместе, что ты решила всё забыть и оставить, как есть?»


Средняя холливелл дрожащей рукой открыла дневник на одной из первых страниц…

«Мне страшно. Мне очень страшно. Одиноко, больно, горько.
Я потерял всё: тебя, ребёнка.
Хозяин.. чёрт бы его побрал… хотя, это не подходящее выражение…
Ну почему? Почему именно я? Почему ему нужно было вселиться именно в моё тело? Почему он так просто, одним махом разрушил всё, к чему я так долго стремился, чего я так долго добивался?
У меня никогда не было нормальной семьи, да и семьи вообще. И вот, когда была возможность её обрести… я вляпался в эту историю…
Фиби… ты ведь думаешь, что я по своей воле принял титул Хозяина Преисподней? Нет, я никогда этого не хотел. Всё, чего я хотел, хочу и буду хотеть – это быть с тобой.
Фибс… я не знаю, что ещё сказать…
Я ведь так люблю тебя… я так хочу тебя вернуть!.. вернись ко мне, милая… не бросай меня… я не хочу одиночества, я уже испил его сполна. Теперь я знаю, что такое любить и быть любимым. Я знаю, что такое, когда понимаешь, что кто-то тебя ждёт и беспокоиться о тебе, что кому-то ты небезразличен. И я не хочу этого лишиться! Я только это обрёл! Я только начал жить по-настоящему!
Я буду бороться за нас с тобой.
Фиби, милая, любимая, вернись ко мне… прости меня и вернись…
Прошу тебя…»


А на первой странице дневника была вклеена фотография. Фиби и Коул вместе. Сияющие глаза, счастливые лица, улыбки…
Так было когда-то…
А что теперь?
А что будет?
В какой лабиринт они попали и смогут ли выбраться?


Попроси уйти,
Но не проси забыть.
Пусть даже я исчезну,
Буду я любить

Не говори ни слова,
Не смотри в глаза,
Отвернись и выйди:
Мол, нечего сказать.

Слово ведь – стрела,
С губ оно слетит,
Разрывает сердце,
Душу бередит.

Быть может, ты забудешь,
Что где-то на краю
Бездны человек
Хранит любовь твою…

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей