Перейти к содержимому

Телесериал.com

Как сбываются мечты?

Ну вот и новый фанфик.
Последние сообщения

  • Тема закрыта Тема закрыта
Сообщений в теме: 50
#41
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Первая половина апреля пролета на удивление быстро и не заметно для всех. Алисса с Джулианом почти весь свой короткий отпуск провели с мамой Джулиана.
Соня (то бишь мама Джулиана), не как не могла оторваться от своей маленькой внучки. Как видимо и Мэдисон бабушка тоже приглянулась, потому что те две недели что соня была в Лос-Анджелесе, Мэдисон не возможно было от нее оттянуть. Вообщем приглянулись друг другу.
Впрочем как и Алисса. Та тоже не на секунду не отходила от свекрови. Соня почти каждый день рассказывала Алиссе, о Джулиане такое от чего ему хотелось побыстрее исчезнуть из дома, а Алисса, просто падала от смеха. Не какого напряга в отношениях, которого так боялась Алисса так и не было.
Холли медленно но верно вместе с Брайаном, хотя второму-то было не в первой начинали готовиться к скорому (ну скажем относительно скорому) появления малыша в доме. Нет, конечно не каких экстремальных усовершенствований не было совершенно, но с такими родителями какие были у Холли и Брайана, нужно было готовиться к рожденью ребенка, похоже еще до того как он вообще начал существовать.
Холли потихоньку скупала книги для будущих мам. Начинала понемногу обустраивать детскую комнату. На третьем месяце на нее напала покупательная болезнь и она, сама еще недавно смеющаяся над Алиссой, которая скупала просто горы детской одежды, пошла по ее стопам. Теперь уже Алисса, которая ходила с ней, не только как подруга, но и как прикрытие от лишних вопросов журналистов, смеялась, видя как загораются глаза Холли при виде очередной распашонки.
Бедный, бедный Дейв. Знал бы он каким ураганом обернется для него месячное отсутствие в доме. Ураган «Роуз» рвал и метал все что попадалось ему на пути и ко всему прочему не брал пленных. Роуз высказала Дейву все что о нем и не только о нем думает. Думаю что ему было очень приятно слышать столько «приятных» слов в свой адрес. А Роуз припомнила ему все: и вечные опоздания на ужины, и ее походы в гости со знаком на шее «вечна одна», и неожиданные и длительные поездки «черт знает куда и черт знает на сколько». Но окончательно добила она его фразой: « И за каким мне нужен такой парень, если я даже своих собак вижу чаще чем его».
Ты намекаешь на то что нам надо расстаться? – спросил Дейв.
Я уже ничего не знаю – сказала Роуз, садясь в кресло и постепенно отходя – я запуталась. Понимаешь сама. Я не знаю что мне сейчас, да и что мне вообще нужно. Я боюсь что мы слишком рано начали снова с кем-то встречаться. У меня создается такое впечатлении что мы служим друг другу жилеткой для плаканья.
На что ты намекаешь? – спросил Дейв, смотря на Роуз.
Не пойми меня не правильно – сказала Роуз – что мы узнали друг о друге за то время что мы вместе. Естественно помимо того что уже знали. Практически ничего. А так не строят отношения. По крайней мере я так не делаю. У нас с тобой есть 2 выбора: либо мы расстаемся с концами, либо мы начинаем больше времени проводить вместе. Третьего не дано.
То есть ты ставишь мне выбор либо ты либо работа – сказал Дейв.
Другими словами да – ответила Роуз, вставая с кресла.
А ты не боишься что я могу выбрать работу? – спросил Дейв.
Я не маленький ребенок Дейв – ответила Роуз – я смогу пережить расставание с молодым человеком. Поверь я и не такое выносила.
Я не маленькая наивная девочка – сказала Шеннен, скидывая свои вещи в чемодан – ты думаешь я не знаю что ты там развлекаешься? Или те фотографии с Пэрис, просто так, дружеские объятия.
Рик что-то пробормотал с трубку.
Да конечно – ответила Шеннен – так я тебе и поверила. Мне не 14 лет, что бы пудрить мне мозги. Я завтра приезжаю в город и если увижу это белую швабру около тебя, я клянусь, убью обоих. Я ты знаешь что я не люблю кидать слова на ветер. Так что лучше тебе быть дома.
18 апреля впервые за всю весну встретила жителей города ливнем. Серьезным ливнем. Казалось что небо сошло с ума и решила выдать осадков за год вперед. Начавшийся в 5 утра маленький дождик к восьми часам превратился в бушующую стихию.
Может, заболеем? – спросил Джулиан, с неохотой выползая из-под теплого одеяла.
Ты думаешь у меня не было, такой мысли «балерина» - сказала Алисса, скрываясь за дверью ванной.
Ведь мы же с тобой договорились вчера - сказал Джулиан, открывая дверь ванной.
Ну извини родной, просто когда я представляю тебя танцора – сказала Алисса – мне хочется смеяться.
Непростительной ошибкой с моей стороны, было приглашать маму к нам - сказал Джулиан, умываясь – ты теперь до конца жизни будешь мне это вспоминать.
До конца-то это врядли – сказала Алисса – а вот ближайшие месяцев 6 это точно.
Не сладкая у меня жизнь намечается – сказал Джулиан.
А кто сказал что со мной легко? – спросила Алисса, выскальзывая за дверь.
Да уж что-что, а слова «легко» и «Алисса» никогда не встретиться в одном предложении – сказал Джулиан, выходя из ванной.
Ты что-то сказал? – спросила Алисса, натягивая на топик теплую кофту.
Нет ничего – сказал Джулиан.
Значит так – сказала Алисса –ты иди пока что разогрей завтрак, а я пойду к Мэдисон. Няня сегодня будет?
Да – ответил Джулиан – тебе завтрак как всегда?
Минут через 10 когда завтрак уже успел несколько раз стать холодным, Алисса наконец-то спустилась.
А думал ты там останешься до вечера – сказал Джулиан, ставя перед Алиссой тарелку – кстати как поживает будущая мамочка?
Утренняя, дневная, вечерняя постоянная тошнота – сказала Холли, на вопрос Брайана не хочет ли она что-нибудь – ты попробуй что-нибудь запихнуть в себя против своей воли, тогда узнаешь каково это.
Хорошо – сказал Брайан – значит завтракать ты не будешь.
Да ты просто гений выводов – сказала Холли – ладно, я в душ и пора ехать на работу.
Так ты точно не будешь кушать?- спросил Брайан, смотря на поднимающуюся, на второй этаж Холли.
Холли повернувшись к нему сделала самое коронное выражение лица означающие: «Лучше не зли беременную, хуже будет папочка».
Я понял – сказал Брайан, медленно ставя кружку с кофе в раковину – я тогда тоже пойду одеваться.
Роуз что ты ответишь на предложение сходить сегодня вечером в новый ресторан на 4 улице? – спросил Дейв, застегивая рубашку.
Ответ да вас устроит – сказала Роуз, высовывая из ванной растрепанную голову.
Тогда встретимся дома в начале восьмого – сказал Дейв, не забыв при этом оставить поцелуй на еще мокрых губах Роуз – тебя не надо подвести?
Нет я сама доеду – сказала Роуз – до вечера.
Кто-нибудь знает куда запропастились эти двое? – спросил Бред, переводя взгляд с Холли и Брайана на Роуз.
Не смотрите на меня так – сказала Роуз – я вообще не в курсе их перемещений.
Дамоклов меч навис над Холли с Брайаном.
Они сказали что будут в течение 10 минут - сказала Холли – сейчас уже должны приехать.
И действительно. По коридору ведущему к съемочной площадке, шли а точнее пританцовывали Джулиан с Алиссой. И это двое взрослых. При этом Алисса пела какую-то детскую песенку.
Вся съемочная площадка с недоумение смотрела на их приближение.
Ребята с вами все в порядке? – спросил Бред, когда Джул с Алиссой остановились.
А мы напились морковного сока, поэтому нас и плющит – сказал Джулиан, явно издеваясь над Бредом.
И только Холли помнящая день рожденья своей крестницы поняла в чем дело.
Бред все нормально – сказала Холли – я как понимаю они отмечали день рожденья малышки в узком семейном кругу, поэтому и «ненормальные» сегодня.
И сколько же исполнилось виновнице «опьянения» родителей? – спросил Бред, меняя гнев на милость.
Полгода – ответила Алисса, медленно идя по направлении к гримерки – минут через пять я вся ваша.
Как только грим на актеров был наложен, начался еще один день из жизни сеттер Холливэллов.
Что Джулиан мы с тобой снова не примеримые враги?- спросила Роуз, за пару минут до того как оператор сказал «Мотор».
Еще как минимум три серии, то точно – ответил Джулиан – а потом вы меня убьете, так что потом отпадет потребность что-то изображать.
Эй, «злейшие враги» на съемочную площадку – прокричал Бред – и чтоб до конца истории не каких совместных ужинов, злейшие враги на экране, не могут мило ужинать в реале.
Ну ты палку перегнул Бред - сказал Джулиан, идя вместе с Роуз на площадку – разве с таким человеком как Роуз можно быть в ссоре. Если ты конечно не самоубийца. Как ты тогда сказала «Я белая и пушистая, пока вы не сделаете что-нибудь моим друзьям. Тогда я буду мстить».
О а я не знала что ты заучиваешь мои высказывания - сказала Роуз, улыбаясь.
Да такое даже в страшном сне не забудешь – сказал Джулиан – ладно пошли работа.
Родная а тебе не пора на работу?- спросил Рик, смотря на жену которая даже не выползала из постели.
Нет, моя работа начинается только через неделю – ответила Шеннен, высовывая из-под одеяла голову – а что? Моё присутствие мешает тебе крутить романы на стороне?
Шеннен ты снова все туда же – сказал Рик, поправляя галстук – сколько раз тебе говорить я не изменяя и не собираюсь делать этого. Когда до твоей головки дойдет это простая истина?
Может быть когда я перестану видеть тебя с другими девушками на фотографии - сказала Шеннен.
Ладно, ревнивый тигр – сказал Рик, поцеловав Шеннен – я пошел, вечером обещаю что-то особенное так что будь готова.
Как только хлопнула входная дверь Шеннен улыбнулась. Как же хорошо когда ты замужем и кто-то о тебе заботиться. А еще лучше когда ты знаешь что этот мужчина только твой и больше ни чей. Это ли не счастье? Для Шеннен, то? «Ведь как она сама когда-то сказала: «В знаменитую фразу Уильяма Шекспира я бы добавила одно слово: быть или не быть стервой – вот в чем вопрос!»
Жизнь прекрасна – сказала сама себе Шеннен, вставая с постели – что еще надо.
Молодцы ребята - прокричал Бред – на сегодня это все. Завтра будем доснимать остальную часть серии. Постарайтесь не опаздывать завтра и не напиваться «морковного» сока.
Все будет выполнено – сказала Алисса, беря под руку мужа – ну что муженек, домой?
А куда же еще женушка – ответил Джулиан – всем пока.
Холли с Брайаном, да и вся остальная съемочная площадкой не скрывая улыбки, смотрел на уходящих вдаль Алиссу с Джулианом.
Я тоже домой – ответила Роуз – меня сегодня вечером ждет, романтический ужин, так что уже пора идти к нему готовиться.
А у нас сегодня какие планы? – спросил Брайан, смотря на Холли.
Сейчас у меня только один план, поговорить с Бредом насчет моего «интересного» положения - сказала Холли.
Мне пойти с тобой? Или одна справишься со зверем? – спросил Брайан.
Лучше сходи со мной – сказала Холли – что-то мне подсказывает что одной мне будет трудновато справиться.
Ну тогда пошли – сказал Брайан, обнимая Холли – если умирать так вместе.

 

#42
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Ты что?- спросил Бред, медленно переливая кофе через край.
Во-первых, Бред, ты уже перелили себе кофе, а во-вторых я беременна – сказала Холли, сжимая на всякий случай руку мужу.
И какой срок? – спросил Бред.
Около четырех месяцев – ответила Холли – если ты беспокоишься из-за того что это придется вписывать в сценарий, то здесь нет ни каких проблем, малыш родиться еще до начала пятого сезона. Только придется немного сдвинуть начало съемок. Мне надо будет хоть немного побыть с малышом.
Ну хоть одна вписалась со своей беременностью – сказал Бред – хотя с другой стороны, как только ты родишь, тебе придется изображать беременную в сериале. Ты ведь в курсе пятого сезона?
Естественно – ответила Холли – ладно, потерплю немного. Где наша не пропадала. Так я могу идти.
Ладно уж мамочка – сказал Бред – если что немного сокращу тебе съемочный день, как некогда Алиссе, а так тебе не очень и много осталось сниматься в этом сезоне. Но от всех трюков я тебе освобожу. Иди домой. Со всеми остальными я поговорю сам.
Я тебя обожаю – сказала Холли, обнимая Бреда.
Эй, мне может уже начать ревновать? – спросил Брайан.
Тут уже ничего не поможет – сказала Холли, улыбаясь.
Тогда я так не играю – сказал Брайан – не интересно.
Ладно – сказала Холли – мы пошли. Пока.
Может мне сегодня что-нибудь приготовить?- спросила Алисса, увидев магазин.
Так в чем я провинился на этот раз? – спросил Джулиан.
О чем ты?- спросила Алисса.
Ну с какого перепуга ты решила меня отравить? – спросил Джулиан.
Однако я по-моему не плохо готовлю – ответила Алисса – по-крайней мере тебе раньше это нравилось.
Так и быть – ответил Джулиан – давай заедем в магазин и купим что-нибудь. А няня у нас до скольки?
До семи – ответила Алисса – время еще есть. К тому же нам надо купить каши для Мэдисон.
Ты все-таки решила переводить ее на нормальную еду?- спросил Джулиан, паркую машину около магазина.
Да пора уже - сказала Алисса – начинается кашевая эпопея.
Бедная наша кухня – сказал Джулиан – она же вся будет облеплена кашей.
Ну этого не избежать не какой семье – сказала Алисса – через это просто надо пройти.
Я как понимаю что место куда мы сегодня пойдем, один большой секрет – сказала Роуз, натягивая на себя, четвертое по счету платье – или я все же могу узнать.
Нет – ответил Дейв – подожди еще пару минут и ты все узнаешь.
Конечно – сказала Роуз – я платье, то буду выбирать еще как минимум минут 15.
Машина прибудет через пять минут – сказал Дейв – так что поторопись.
Хорошо – сказала Роуз, наконец-то останавливаясь на последнем платье.
Роуз слушай ты – начал Дейв – Вау!
Что такое?- спросила Роуз, «натягивая» на ноги туфли.
Ты бесподобна – сказал Дейв – что я могу еще сказать.
Скажи что ты не собираешься меня бросить и я буду совершенно спокойна – сказала Роуз, пытаясь немного разрядить обстановку.
С улицы раздался гудок машины.
Вы позволите? – спросил Дейв, беря Роуз за руку.
Я сейчас растаю – сказала Роуз, улыбаясь.
Родная ты уже готова? – спросил Рик, заходя в дом.
Еще пару минут и я спущусь – сказала Шеннен, со второго этажа.
Она стояла перед шкафом. Она не знала что одеть. Что одеть под одежду. Ведь у них с Риком еще не один ужин не проходил просто как ужин. Всегда после «таких» ужинов, было продолжение. Ну вы понимаете о чем я.
Шеннен, солнышко нам уже пора – сказал Рик, засовывая голову в спальню – столик не ждет.
Ну тогда пошли – сказала Шеннен, кинув последний взгляд в зеркало.
С двух разных сторон города к одному ресторана двигались машины. Что сегодня будет твориться в ресторане «The Ivy» было известно одному господу богу.
Еще был Шеннен, с таким позором выгнанная из сериала и ее замена Роуз, в одном месте.
Вечер обещал быть горячим.
Холли если мы еще раз так закупимся, то нам просто будет не уехать из магазина – сказал Брайан, во второй раз возвращаясь за пакетами с вещами.
А я что виновата что на меня напала покупательная мания – сказала Холли – ты еще не видел какими горами скупали все Алисса с Джулианом, когда ждали Мэдисон. Я по сравнению с ними еще просто ангел.
По-моему, роль ангела моя – сказал Брайан, наконец-то закрывая багажник машины – к тому же мы еще не знаем кто у нас будет, так что покупать распашонки, мне кажется пока что не разумным. Или ты уже знаешь кто будет?
Откуда – ответила Холли – малышу еще только 4 месяца. Да и то от силы. Так что пока узнать пол ребенка будет ой как затруднительно. Подождем, еще хотя бы полтора месяца и узнаем. А зеленый между прочим нейтральный цвет, так что он подойдет и мальчику и девочке.
А ты кого бы хотела? – спросил Брайан неожиданно.
Честно признаться я не знаю – ответила Холли, садясь в кресло – будет это мальчик или девочка, мне все равно. Малыша я буду любить вне зависимости от того кто это. А вы как папочка!
Честно? – спросил Брайан.
Да – ответила Холли.
Как не странно хотелось бы еще одно сына – ответил Брайан – хотя если родиться девочка, я буду только счастлив.
Ну если родиться девочка, не кто не говорит что нельзя будет родить еще одного ребенка – сказала Холли – кто знает.
Миссис Комбс, однако вы не так безобидны как казалось – сказал Брайан.
Да я вообще женщина-загадка – сказала Холли, забирая пакеты с вещами, из рук Брайана.
Джулиан, где у нас черный перец? – спросила Алисса, заканчивая приготовления очередного кулинарного шедевра.
На второй полке – ответил Джулиан, играя в это время с Мэдисон – над плитой который.
А все нашла – сказала Алисса – через пару минут ужин будет готов, и возьми с собой Мэдисон, ее уже пора кормить.
Ну что солнышко – сказал Джулиан, беря на руки дочку – на сегодня у нас с тобой игры закончились. Завтра продолжим.
Мэдисон в ответ лишь улыбнулась.
Да, столик заказан на Дейва Зинченко – сказал Дейв.
Уже через пару секунд они с Роуз сидели за столиком.
Так что-то мне подсказывает что сейчас ты или сделаешь мне предложение, или скажешь что нам пора расстаться – сказала Роуз.
Роуз, нам надо с тобой поговорить – начал Дейв.
Вот в такие моменты я жалею что не имею сил Пайпер – сказала Роуз, улыбаясь.
Дейв улыбнулся.
Я думал над теми словами что ты мне сказала, тогда после моего приезда – сказал Дейв – я много думал.
Роуз молча слушала.
Если у тебя после окончания съемок не будет не каких предложений, то предлагаю тебе махнуть куда-нибудь месяца на 2, на отдых естественно – сказал Дейв.
А где же коронные «нам лучше побыть по одиночке» - сказала Роуз, с таким лицом, как будто ей только что дали по голове книгой.
Я повторяюсь – сказала Дейв - я много думал и решил что ты права. Я слишком много времени уделял работе и начисто забыл про тебя. Я беру отпуск на 2 месяца. И постараюсь уделять тебе больше времени. Естественно если получиться, но стараться я буду.
Дейв – сказала Роуз.
Что? – спросил тот, смотря на Роуз.
Спасибо тебе – сказала Роуз, смотря на Дейва карими, словно карамель глазами – честно говоря, я думала что ты скажешь что нам надо расстаться. По крайней мере так поступали все мои предыдущие парни, когда я заводила разговор на тему «Ты уделяешь мне слишком мало времени». А ты оказался приятным исключением из правил.
Хотелось бы оставаться этим приятным исключением еще как можно дольше – сказал Дейв – вина?
Да, а я и не знала что мой муж умеет устраивать такие романтические вечера – сказала Шеннен, осматривая зал в котором они сидели – давно мне уже не делали таких приятных сюрпризов.
Привыкай – сказала Рик – теперь такие ужины будут, хотя не все секреты сразу же.
Кажется я правильно выбрала мужчину – сказала Шеннен, делая глоток из только что принесенного бокала – и уж тем более мужа.
Ну, после того ненормального месяца который у нас был отдохнуть, «хотя бы так» нужно было – сказал Рик.
Что-то слово «хотя бы так» не очень мне нравиться или нравиться? – спросила Шеннен, улыбаясь.
Должно нравиться – сказал Рик – впереди тебя ждет кое-что еще более интересное. Но это все только после ужина.
Тогда чего же мы ждем – сказала Шеннен – приступим?
Мэдисон не надо – сказала Алисса, смотря как тарелка, с только что приготовленной кашей, делает тройной сальто, под чутким руководством ручек Мэдисон.
Но еще не какие слова в мире не останавливали полет каши.
Не помогли и тут. И уже через пару секунд, ноги Алиссы, оказались в только что приготовленной каше.
МакМэхон, с завтрашнего дня сам будешь кормить дочь – сказала Алисса, вытирая остатки, довольно горячей каши с ног.
Велика проблема – сказал Джулиан – будем кушать кашу вместе.
Ну я посмотрю на эту картину – сказала Алисса - посмотрим через сколько ты сдашься.
Ты когда-нибудь видела что бы я сдавался?- спросил Джулиан, убирая остатки каши с пола.
По-моему нет – сказала Алисса – по-крайней мере, за все то время что мы были вместе. А это уже дай бог памяти почти 2 года.
Из этого можно сделать вывод, что в игре «Мэдисон с кашей, против папы» победу одержит скорее всего последний – сказал Джулиан.
Я поняла вашу мысль мистер – сказала Алисса – садись и нормально поешь, а я пока что совершу вторую попытку,
Ну и вот когда я уже выходила из магазина, я умудрилась обо что-то запнуться и растянулась на полу бутика – сказала Роуз, между делом разрезая мясо, только что принесенное официантом.
Да и как же это не попало в заголовки газет?- спросил Дейв.
Пришлось сильно постараться и скупить почти весь магазин – сказала Роуз – зато именно благодаря этому я купила свое любимое бревно.
Это ту зеленую сумку, с которой ты теперь не когда не расстаешься? – спросил Дейв.
Да – ответила Роуз.
Ну что, не было бы счастья да несчастья помогло – сказал Дейв – тост.
А что не плохой тост – сказала Роуз, чокаясь с Дейвом.
И какие планы у моей жены на ближайшие месяца?- спросил Рик.
Пока что я отсыпаюсь и трачу время только на себя – сказала Шеннен – а потом. У меня есть пара предложений, в том числе и от одного реалити-шоу. Есть предложение сняться в фильмах. Так что без работы не останусь. А у тебя какие грандиозные планы?
Пока что у меня только работа – сказал Рик – естественно на втором плане. Первое место занято только тобой.
Почаще бы мне такое говорили – сказала Шеннен.
Ну это вообщем-то не проблема – сказал Рик.
Солнышко давай последнюю ложку – сказала Алисса – и завтра мамочка не будет приставать к тебе с этой противной кашей.
И вот уже последняя ложка каши, наконец-то перекачивала в пока что еще беззубый рот Мэдисон.
А мы это сделали – сказала Алисса, забирая дочку на руки – теперь спать солнышко. Джулиан ты не хочешь…?
Алисса хотела закончить предложение, но во время остановилась. Джулиан пару минут прилегший на диван, что бы как сам выразился «немного вздремнуть» уснул. Причем так смешно. Диван не отличался большой длиной. А с его ростом. Он буквально сложился пополам, что бы уместиться на нем.
Ладно Мэд – сказала Алисса - не будем будить папочку, он устал. Сейчас я тебя уложу и потом накрою папочку чем-нибудь теплым.
Спустя 10 минут, Мэдисон наконец-то закрыла глазки и отправилась на встречу с дедушкой Морфеем.
Алисса беззвучно спустилась на первый этаж. Достав из шкафа, самый большой и теплый плед, она накрыла его Джулиана.
А тот видимо уже настолько вымотался за последнее время что ему было все рано кто и что с ним делает.
Что бы не разбудить, она поцеловала его в лоб и выключив свет в гостиной, отправилась спать. Еще один суматошный день закончился.
Иу – сказала Холли, переворачивая страницу в книге которую сегодня купила – иу!
Что такое? – спросил Брайан, высовывая из ванной голову.
А дошла до раздела роды – сказала Холли – господи как Алисса это вынесла.
Ты знаешь после того как с ней поступил Джулиан – сказал Брайан, вытирая только что умытое лицо - роды для нее были так. Чем-то обыденным. Повседневным.
Тогда я представлю что будет со мной – сказала Холли, убирая книгу – нет я не могу это читать. Иначе желание родить этого ребенка отпадет у меня напрочь.
Думай о хорошем – сказал Брайан – к тому же до того как малыш родиться еще ой как много. У нас с тобой еще есть время.
На что?- спросила Холли.
Ну ты сама понимаешь – сказал Брайан.
Мистер Краузе – сказала Холли – мистер Краузе.

 

#43
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Родной, вставай – раздалось у Джулианом над ухом – мы опоздаем на работу.
Что? Который час? – спросил Джулиан, медленно поднимаясь с дивана - э, почему я лежу на диване?
Начнем с первого вопроса – сказала Алисса, мимоходом, собирая игрушки дочки, разбросанные по все гостиной – мы опоздаем на работу. Времени почти восемь, а ты сам знаешь что у нас сегодня много работы. А на диван ты вчера прилег отдохнуть и я не хотела тебя будить и поэтому укрыв пледом, оставила спать тут.
Сколько у нас еще до отпуска? – спросил Джулиан, потирая сонные глаза.
Меньше месяца – сказала Алисса, протягивая Джулиану, чашку кофе – выпей, проснешься. Я пока покормлю Мэд, а ты иди, умойся хотя бы. А через пол часа нам надо выезжать.
Что бы я без тебя делал?- спросил Джулиан, вливая в себя очередную порцию кофеина.
Ничего – сказала Алисса, заходя с Мэд на кухню.
Мама – сказала Холли, допивая кружку чая – телефоны на холодильнике, еда в нем, Крис еще спит на верху, Брайан будет дома в начале 7, а я немного задержусь.
Плановый осмотр?- спросила Лори.
Да – ответила Холли – очередной осмотр.
Еще одна такая ночь, мистер Зинченко и я потеряю работу – сказала Роуз, собираясь со скорость света.
Еще одна такая ночь и я уйду с работы – сказал Дейв, поддерживая радостное настроение второй половинки.
Все ладно, я поехала – сказала Роуз – все-таки надо покупать дом поближе к работе.
Это тонкий намек? – спросил Дейв у выбегающей Роуз.
Это констатация факта – сказала Роуз, захлопывая двери.
Шен, с тобой все в порядке? – спросил Рик, смотря на бледное лицо жены.
Честно говоря не очень – ответила она.
Я если точнее? – спросил Рик, подсаживаясь к жене.
Голова просто раскалывается – сказала Шеннен.
Может вызвать врача? – спросил Рик, доставая телефон.
Нет – ответила Шеннен – у меня наверняка, опять обострение болезни Крона (Болезнь Крона – чаще всего встречается у женщин в возрасте от 15 до 35 лет. Обострение происходит в стрессовых ситуациях, при недостатке питательных элементов, при аномалии иммунной системы, и при аллергии на продукты. Характеризуется возникновениями воспалительных процессов – от нескольких месяцев до нескольких лет. Симптомы: высокая температура, сильные боли в животе, плохое пищеварение, анемия, потеря аппетита, веса, энергии. Как признается сама Шеннен это болезнь изматывает ее. Болезнь у нее обнаружили около пяти лет назад. Пока что она не в силах с ней справиться – прим. автора). Это не смертельно, но не очень приятно.
Знаешь что – сказал Рик – останусь как я сегодня дома. Есть хороший предлог увильнуть от работы. Ко всему прочему я же обещал что буду теперь за тобой ухаживать. Исполняю свое обещание.
Рик, иди лучше на работу – сказала Шеннен – я вполне нормально себя чувствую. Высплюсь по нормальному, и поем по нормальному и все пройдет.
Шеннен, кому ли как не тебе знать что если я что-то решил, то меня трудно сдвинуть с этого пути – сказал Рик – так что давай поступим так. Ты сейчас поспишь, а я пока что что-нибудь приготовлю. Хорошо?
Шеннен только кивнула в ответ.
Ну вот и хорошо – сказал Рик – спи.
Наконец-то все собрались – сказал Бред – что-то мне подсказывает что у вас пятерых вчера черт что творилось дома. По крайней мере у Джулиана и Роуз так точно.
Давайте оставим эту тему на потом – сказали Роуз с Джулианом в голос.
Бред как-то странно посмотрел на ребят.
Хорошо – сказал он – тогда на площадку, шагам марш.
Генерал – сказала Холли.
И снова почти 11 часов работы на площадке пролетели практически незаметно. Было доснята очередная серия. Близился конец четвертого сезона. Близился отпуск. Оставалось меньше месяца.
И это время пролетело незаметно практически для всего Голливуда и уж тем более для отдельно взятых личностей.
У Алиссы и Джулиана снова начались бессонные дни. У Мэдисон начали резаться зубки и спать она родителям снова не давала. Что ж поделать. Она же не была виновата. Ребята снова вспомнили что такое недосып и ударная доза кофеина по утрам.
Холли, наслаждалась тем что осень станет мамой. Животик уже был более или менее заметен и естественно Голливуд не упустил возможности, написать о таком событии во всех газетах. Месяца два, новость о беременности Холли не сходила с первых полос газет. А ей было кажется все нипочем. Она гуляла по магазинам, скупая при этом одежду для малыша, ухаживала дома за животными, гуляла с Крисом и Брайаном по паркам города, работала. Вообщем жила обычной жизнь. Так как срок на котором была Холли уже позволял узнать пол ребенка, при очередном обследовании у доктора, она попросила сделать ей Узи.
Какого же было ее удивление, когда ей сказали что у нее будет… мальчик ( я не стала нарушать традицию, так что первым у Холли родиться Финли). Теперь оставалось сообщить об это счастливому папочке.
У Роуз с Дейвом все тоже было в шоколаде. До определенного момента. В середине мая, ему сообщили что редакция журнала перебирается в Нью-Йорки если он не хочет потерять работу, то ему тоже придется переехать туда. Сказать что разговор с Роуз, был самым серьезным испытанием в его жизни, это значит ничего не сказать. Но поговорить надо было. Теперь представьте себе удивление Дейва когда Роуз сказала ему что бы он ехал.
Я ослышался? – спросил Дейв.
Нет – ответила Роуз – ты должен ехать. Я не хочу что бы из-за моей прихоти ты потерял работу которую любишь.
Да но как же мы с тобой? – спросил Дейв.
Я что меняется? - спросила Роуз – я по-прежнему тебя люблю, и по-прежнему хочу с тобой быть. Просто теперь у меня будет реальная отговорка к моим тратам. И будет хороший шанс, прогуляться по 5 авеню. Как только у меня будет свободная неделька буду ездить к тебе.
Ты знаешь что я тебя люблю – сказал Дейв.
Теперь да – сказала Роуз – тебе помочь с вещами?
У Шеннен с Рик тоже было все хорошо. У ребят насупил второй медовый месяц, хотя и первый то, еще толком не прошел.
Все чаще на фотографиях Шеннен можно было увидеть улыбающейся, радостной и довольной жизнью. Словом от той женщины что была еще год назад не осталось и следа. Шеннен изменилась. И сама понимала это. Теперь ей оставалось сделать только одно. Попробовать отстроить некогда сожженные мосты. А это (по собственному опыту скажу) не так просто как кажется. Но рискнуть стоит.
И шанс рискнуть у нее представился.
20 мая уже после окончания съемок 4 сезона она встретилась с Холли. Случайно. На улице. Та выходила из магазина детской одежды. Естественно Шеннен была в курсе того что Холли ждет прибавления в семействе, и была несказанно рада за подругу. Шеннен все-таки решила поговорить с Холли, не помириться, а поговорить. Для начала.
И когда вы уезжаете? – спросила Холли у Алиссы, телефонный разговор с которой продолжался уже порядка минут десяти.
В начале июня? И на долго? – спросила Холли.
Алисса что-то пробормотала в ответ.
А вы реши совместить 2 приятных события в одно, то есть увидимся мы с тобой только в сентябре? – спросила Холли – я надеюсь вы приедете до рожденья малыша.
И снова бормотание в ответ.
Нет – ответила Холли – Брайан пока что не знает. Я сама только сегодня узнала. А насчет второго. Кто кроме тебя может быть крестным моего малыша. А ты как не думаешь об еще одном малыше?
Лучше бы я не спрашивала – сказала Холли, слушая громкий ответ Алиссы – ладно. Потом с тобой поговорим на эту тему. Нет наверно встретиться не получиться, так как. Ну ты сама понимаешь. Да! Тогда до сентября. Пока, и передавай привет моей крестнице.
Наконец-то эти двое побудут вдвоем – сказала Холли, закрыв телефон.
Холли – сказала Шеннен, едва та закончила разговор.
Холли сначала подумала что ослышалась. Последний раз она слышала Шеннен, в феврале этого года. Перед самой ее свадьбой. А уж видела. Это вообще сложный вопрос. Наверно тогда, когда она ворвалась в палату к Алиссе, когда та была еще беременна. То есть где то, около года назад. И вот снова встреча.
Шеннен?- спросила Холли, обернувшись – привет. А ты что здесь делаешь?
Гуляла – ответила Шеннен – а ты я как вижу, закупаешься для будущего поколения. Кто ожидается?
Мальчик – ответила Холли – слушай, ты не хочешь куда-нибудь зайти поговорить. Или ты занята?
Я свободна – ответила Шеннен – Рик на пару дней уехал из города, так что я в полном одиночестве.
Пойдем тогда сходим в «Trieste»? – спросила Холли – я как раз проголодалась.
Пойдем – сказала Шеннен.
А твои сестры приедут? – спросила Алисса, высовывая голову из кухни.
Должны приехать – ответил Джулиан – все-таки у мамы юбилей. Дебора то, точно приедет. Она живет в Австралии, а вот Мелинда? Это большой вопрос. У нее у самой двое детей. Причем младший, меньше нашей Мэд. Хотя я думаю, она может оставить малышей на папочку. А собственно говоря почему тебя это интересует?
Во-первых мне хотелось бы познакомиться с твоей семье, поближе – сказала Алисса, выходя из кухни – а во-вторых. Мне очень хочется посмотреть на твоих сестер. Уж если у них такой брат. То какие же они сами.
Что значит «такой»? – спросил Джулиан, старательно делая вид что не понимает.
Красивый, обворожительный, умный, самый лучший муж в мире, и причем мой – сказала Алисса – такой ответ тебя устроит.
Более чем – сказал Джулиан, обнимая Алиссу – а сразу же после дня рожденья мамы, мы едем на отдых. Долгожданный отдых.
Даже слово приятное «отдых» - сказала Алисса, мечтательно закрывая глаза – есть одно «но».
Какое?- спросил Джулиан, все еще не выпуская Алисса из объятий.
Нам надо вернуться до того как Холли родит – сказала Алисса – я как крестная имею право подержать крестника на руках.
Так у нее будет мальчик? – спросил Джулиан – а Брайан в курсе?
Пока что нет – сказала Алисса – Холли ему сегодня сама все скажет.
А ты не думала что бы нам с тобой…? – спросил Джулиан.
Мистер даже не мечтайте, ближайшие 2 три года не каких детей – сказала Алисса – мне пока что хватает Мэдисон.
Попытка не пытка – сказал Джулиан – но ты все же подумай над предложением.
Ну я подумаю – сказала Алисса, выбираясь из объятий Джулиана.
Как оказалось выбраться из ЕГО объятий было сложно.
Что-то подсказывает что кто-то сейчас предложит подняться наверх – сказала Алисса.
Есть такое предложение – ответил Джулиан.
Ну я вообщем-то не против – сказала Алисса – мэдисон все равно сегодня целый день у бабушки с дедушкой. Так что мы вольны делать любые безумства. С какого начнем?
Ты не обязана со мной ехать – сказал Дейв – просто не обязана.
А что мне здесь пока что делать? – спросила Роуз, закрывая чемодан – до сентября, я все равно не где не снимаюсь. А так хоть совмещу приятное с полезным.
Дейв вопросительно посмотрел на нее.
Побуду со своим парнем и прогуляюсь по магазинам - сказала Роуз – так что решено я еду. И это не обсуждается. И запомни на будущее «Я всегда пытаюсь делать то, чего от меня никто не ждет». Так что ты некогда не угадаешь что я сделаю в следующий момент. Вот такая я…
Неповторимая – закончил Дейв за нее – и единственная.
Как ты сейчас поживаешь? – спросил Шеннен, наконец-то определившись с тем что будет заказывать.
Нормально – сказала Холли – в скором времени стану мамой. Мы с Брайаном окончательно усыновили, ну то есть я, Криса. На следующий год он пойдет в школу. Я все так же снимаюсь в «Зачарованных». Отдыхаю. Вообщем живу. А ты?
А что я – сказала Шеннен – нормально все. Я наконец-то успокоилась. С Риком у нас все нормально. Есть предложения сняться в фильмах. Я посвящаю много времени себе. Вообщем тоже живу. Слушай а как …?
Алисса?- спросила Холли – нормально. У нее родилась дочка. Моя крестница. Буквально пару минут назад она звонила мне. Они с Джулианом уезжают на все лето на отдых. Сначала в Австралию, к маме Джулиана. На день рожденья. А потом поедут отдыхать. Так сказать свадебное путешествие полгода спустя.
Ясно – сказала Шеннен – вообщем наше трио сейчас в шоколаде.
Да - ответила Холли.
Холли послушай я хотела извиниться – сказала Шеннен – я понимаю что тогда наговорила много лишнего, и не только тебе. Много чего сделал о чем сейчас жалею.
Решила восстанавливать сожженные некогда мосты?- спросила Холли, смотря на Шеннен – ты думаешь еще не поздно?
Не знаю – ответила Шеннен – честно говоря не знаю.
Нет, я то вообщем-то и не против, возобновить отношения – сказала Холли – я честно признаться скучала по нашему трио. Но! Шеннен я не могу разрываться между тобой и Алиссой. Вы обе мне действительно близки. К тому дочь Алиссы – моя крестница.
Что ты ждешь от меня? – спросила Шеннен.
Я не прощу тебя с ней помириться – сказала Холли – тут это врядли получиться. Но поговорить вам все равно необходимо. Хотя бы что бы прекратить негласную войну.
А почему ты считаешь что нам с ней не помириться?- спросила Шеннен, отпивая только что принесенный кофе.
Во-первых, потому что ты увела у нее парня – сказала Холли – даже я бы такое вряд ли простила. Во-вторых, ты умудрилась увести Джулиана именно в тот момент когда он нужен был ей больше всего. Она конечно не злопамятная, но память у нее хорошая.
Но все же я могу попробовать – сказала Шеннен – мне признаться честно не хватает наших вечерних посиделок, которые мы так любили устраивать.
Шеннен – сказала Холли – мы сильно изменились с того времени. Алисса стала мамой и вышла замуж, а тоже не отстаю от нее. У нас появились новые интересы. Мы уже не те что были хотя бы год назад.
Как ты тогда сказала «слишком тяжело доставшееся счастье дает о себе знать» - сказала Шеннен – что ж я могу тебя понять. Но…
Шеннен ты не понимаешь – сказала Холли – сейчас нет не каких «но». Если ты сейчас вторгнешься в маленький и только что устроенный мирок Алиссы, а тебе клянусь. Будет буря. Причем вселенских масштабов. Начнется с того что она начнет подозревать что вы с Джулианом снова встречаетесь. И никто на свете не сможет ее переубедить. И это выйдет боком всем. Шеннен, она будет сопротивляться. И сильно. Она пройдет по головам чужих людей если нужно. Она скорее перестанет выходить из дома, или увезет Джулиана на необитаемый остров, чем позволит тебе еще раз приблизиться к ее семье. Инстинкт сохранения знаешь страшная штука. Особенно когда это касается Алиссы.
Она наконец-то повзрослела – сказала Шеннен.
Зато какой ценой – сказала Холли, смотря на Шеннен – врагу не пожелаешь пройти через такое. Знаешь что Шеннен, давай встретимся завтра, с утра. Я сейчас устала да и мне подумать надо. Вообщем.
Хорошо – сказала Шеннен – вот держи мой новый номер. Позвони и договоримся где и во сколько.
Хорошо – сказала Холли – тогда до завтра.
Круто тебя жизнь поменяла – сказала Шеннен, смотря на удаляющуюся Холли – где та Холли которая я знала? И где та Шеннен, которая была? Все мы меняемся. Но Алисса. Это же сейчас, просто свирепый тигр, а не женщина. Хотя чего еще можно было ожидать. Каждый бьется за свое счастье как может.
Ну наконец-то – сказал Брайан, услышав звук открывающейся двери – и где же вы мадам были?
Бродила по магазинам – сказала Холли, показывая пакеты – сходила в кафе. Подумала. Много чего. А где Крис?
На верховой прогулке – сказал Брайан - кстати, ты была у врача?
Была – сказала Холли, наливая себе самую большую чашку чая – все хорошо.
Что все хорошо, я знаю – сказал Брайан – ты узнала кто будет?
Узнала – сказала Холли, растягиваясь в кресле, и вытягивая вперед уставшие ноги.
И?- спросил Брайан.
Могу вас поздравить мистер Краузе – сказала Холли – через 4 месяца, у вас родиться еще один сын. Надо было видеть выражение лица Брайана. Никогда больше Холли не видела его таким. На его лице можно было отчетливо прочитать все чувства, которые испытывает человек: все начиная от счастья и заканчивая смятением. Вообщем вечерок в этой семье выдался на редкость удачным.

 

#44
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Шеннен молча зашла в пустой дом.
Да - подумала она, садясь в любимое кресло и доставая сигарету - повторяется вечер 2 летней давности (смотри начало рассказа, конец первой главы). От чего бежала к тому и пришла. Личная жизнь, ограничивается мужем, а подруг нет. И это в 31 год. Зашибись! Ночное небо города ангелов, уже не успокаивало ее. Сколько раз в различных интервью она говорила что ей нравиться одиночество. И вот пожалуйста. Это одиночество перед ней. Но что-то оно совсем не забавляет ее как раньше. Холли права. Мы уже не те что были два года назад. Мы совсем чужие друг другу. Даже с Холли. Ее сейчас больше волнует здоровье будущего ребенка, нежели примирение с подругой. Ее можно понять. У них есть свои принципы и ценности в жизни. А какие ценности у меня в жизни. Что у меня есть такое за что я готова, как Алисса грызть горло и лезть по головам. Или как Холли бороться до последнего. Ничего. Ровным счетом ничего. А пора бы уже. Пора бы уже двигаться куда-то дальше. Что-то делать. Что-то менять. Пора.
Алисса проснулась посреди ночи. Впервые. Лет за пять так это точно. Вот так спонтанно. Не из-за Мэдисон. Сама.
Бросив беглый взгляд на часы, и посчитав что ей будет больше не уснуть, она осторожно что бы не разбудить Джулиана, встала с кровати.
Но Джулиану кажется было все равно.
Как можно тише одевшись, она спустилась на первый этаж. Собаки, давно не видевшие что бы хозяйка спускалась ночью, подняли свои мордочки, но поняв что ничего криминального не случилось, вернулись обратно к своему любимому занятию – сну.
Алисса все делала словно шпион. Налив себе чашку кофе, она вышла из дома, и сев в любимое кресло, стало смотреть на еще один восход. Еще один день приветствовал ее, и восходящие солнце постепенно согревало ее, уже немного замерзшую кожу.
Как давно я не оставалась наедине сама с собой – сказала Алисса, откидываясь на спинку кресла – да и когда я могла остаться сама с собой. Мэдисон, Джулиан, работа, дом, интервью, съемки для журналов и все это повторяется каждый день в течение года. Бешеный ритм жизни. Хотя эту жизнь я сама выбрала. Но почему если сейчас у меня в жизни все так хорошо, какое-то странное чувство не покидает меня. Снова съедает меня изнутри. Или может быть я себе накручиваю, снова накручиваю то чего нет и не может быть. Хотя тогда когда у Джулиана был роман с Шеннен, я как оказывается не зря накручивала. А может быть…? Нет, сейчас это было бы совсем глупо. У него семья, ребенок. Да и с кем можно закрутить роман? С Холли?
Побойся бога, она беременна, и счастлива в браке. (Здравствуй внутренний голос, не посещавший Алису со дня свадьбы)
С Роуз?
Да та души не чает в Дейве, и все остальные мужчины, для нее то же самое что пустое место.
С няней?
Родная, ты совсем рехнулась. Вашей няни через месяцев стукнет «сто лет в обед», какое там развлечение. К тому же дама замужем, и давно. Зачем ей нужны проблемы?
Снова Шеннен?
Хозяйка ты не хочешь походить к психологу? Она во-первых, замужем. А во-вторых, когда они виделись в последний раз? Год назад. Если не больше. Выкини ты эту дурь из головы и иди спать.
Нет, что-то должно случиться. Причем это что-то будет больших размеров. Осталось только дождаться.
Достаточно трудно уснуть – сказала сама себе Холли – когда случилось такое. Шеннен! Давненько я не слышала и уж тем более не видела. Она изменилась. Только не могу понять в какую сторону. Она то ли сама окончательно повзрослела, то ли стала глупее. Третьего не дано. И весьма странны с ее стороны вопросы об Алиссе? После такого расставания, и такого что они наговорили друг другу, с большей уверенностью можно было сказать что скорее растят ледники Антарктиды, чем Шеннен обмолвится словом об Алиссе. Ан нет! И что делать? Поговорить с Шеннен мне надо. В конце концов у нас осталось много не выясненных моментов. Но Алисса! Их с Шеннен сейчас не то что в одном помещение, в одном штате нельзя оставлять. Убьют же друг друга. Положение не из лучших. Что сказать. И я в этом случаи между двух огней. Супер.
По нормально из четверки Зачарованных так никто и не смог выспаться. Да и разве можно было уснуть.
Алисса бежала уже 2 или третий час. Она давно потерял счет времени. Она просто бежала вперед. Ей чисто физически нужно было побыть одной. Хотя бы какое-то время. Хотя бы час. Освежить голову и мысли. Окончательно либо утвердить, либо опровергнуть теорию, которая так настойчиво крутилась в ее голове. Но время шло а просветление в голову так и не приходило. Вдруг неожиданно даже для себя самой, она остановилась.
Все хватит – сказала она сама себе, разворачиваясь на 180 градусов и возвращаясь домой – хватит бежать от своих же проблем. Пора принимать жизнь такой какая она есть. Будут проблемы справимся. Еще и не из таких проблем выходили сухими. Все. Пора!
Наш самолет совершил посадку в Нью-Йорке, штат Нью-Джерси, сейчас 6:25 am, температура за бортом +19 – разлилось по всему салону.
Так встретила это утро Роуз. Утомительный перелет, почти через все страну, неудобные кресла, и черт знает какой ужин. Но зато рядом с Дейвом. Хотя бы что-то хорошее.
Ну как ты? - спросил Дейв.
Устала, хочу помыться, и поспать нормально – сказала Роуз, сохраняя на лице улыбку – а так ничего.
Первую неделю мы с тобой наверно редко будем видеться – сказал Дейв – ты понимаешь, переезд, знакомство с новыми людьми, установка всего оборудование и так далее. Побудешь без меня неделю?
Ну на ночь-то я думаю ты будешь возвращаться – сказала Роуз – а если так, тогда проживу. Все равно первые дня три я буду отсыпаться, а последующие четыре совершать набеги на магазины. Не пропаду.
Бойтесь бутики Нью-Йорка, Роуз пришла – сказал Дейв.
Что-то в том роде – сказала Роуз, откидываясь на спинку кресла.
Что значит ты не будешь?- спросила Холли, видя как Крис, отодвигает тарелку с завтраком – это как понимать мистер.
А что-нибудь другое, кроме каши в моем рационе предусматривается? – спросил Крис – или я до окончание школы буду питаться кашей?
Нет отчего же – сказала Холли, улыбаясь – до окончания института. Я приготовлю тебе что-нибудь другое но тебе придется немного подождать.
Тогда я пока что покатаюсь на Джейке – сказал Крис, выходя из дома.
Ты там поосторожнее – сказала Холли – они сегодня не в духе.
Хорошо мама – сказал Крис – будет исполнено, сэр.
Пока Крис, катался, вниз спустился Брайан.
Ну как поживает будущая мамочка?- спросил Брайан, обнимая жену и целую ее в животик – а как поживает малыш?
Все нормально – сказала Холли – вот только у меня есть подозрения, что твой сын будет футболистом.
Почему?- спросил Брайан, накладывая себе на тарелку завтрак.
Может быть из-за того что он производит такие атаки по моему мочевому пузырю, и остальным органам, что я буквально сгибаюсь пополам – сказала Холли.
Придется терпеть – сказал Брайан – к тому же осталось не так много.
Это для тебя осталось не много – сказала Холли, садясь напротив Брайана - ты бы поносил на себя 10 килограммов, три месяца. Я бы посмотрела на тебя по окончанию срока.
Все ладно, тему « осталось еще недолго» больше не будем затрагивать – сказал Брайан – а где Крис?
Катается – сказала Холли – и кстати ему пора бы уже вернуться. Завтрак то уже готов.
Эй, я не понял а почему у него другой завтрак?- спросил Брайан.
А ты не читал мне лекций на тему « Я же не буду есть кашу до окончания школы» - сказала Холли – по этому и будешь есть кашу. А он, теперь на особом положении.
Может мне тоже устроить скандал?- спросил Брайан.
Уже не пройдет – сказала Холли.
Алисса – сказал Джулиан, увидев забегающую домой жену – ты где была?
Бегала – ответила Алисса – а сейчас мне надо в душ. Если тебе не сложно поставь завтрак греться.
Хорошо - сказал Джулиан, вслед убегающей жене.
Спустя пару минут Алисса, наконец-то смогла перебраться в чистую одежду, и открыв окна в спальни, спустилась вниз. Как раз во время.
Как хорошо пробежаться – сказала Алисса – прям энергия через край хлещет.
Ага – сказал Джулиан – кто ты? И где моя жена?
Чем я вас не устраиваю на этот раз?- спросила Алисса.
Мне больше нравилось когда ты было более спокойной и уравновешенной – сказал Джулиан – а не ходячей батарейкой с энергией. К тому же ты не забыла что мы сегодня уезжаем?
Разве такое забудешь – сказала Алисса – вещи все собранны. Можно немного расслабиться.
Еще немного – сказал Джулиан – и я поверю что инопланетяне существуют. Тебя опасно отправлять одну на пробежку. С тобой точно все хорошо?
Лучше некуда – сказала Алисса – пошли прогульнемся с Мэдисон?
Почему бы и нет – сказал Джулиан – все лучше чем сидеть дома.
О наконец-то мы добрались до номера – сказала Роуз, заходя в номер – мне сейчас нужно только одно. Теплая ванна и хороший сон.
Тогда я оставляя тебя одну – сказал Дейв – мне уже пора бежать на новое место. Вечером мы с тобой обязательно куда-нибудь сходим. Хорошо?
Хорошо – ответила Роуз, распаковывая свои чемоданы – Нью-Йорк готовься. Роуз уже в городе.
Ладно солнышко я пошел – сказал Дейв – отдыхай.
Иди уже - сказала Роуз – дай девушке спокойно принять ванну.
Холли уже минут пятнадцать смотрела на телефон. Она не могла решить для себя: стоит ли звонить Шеннен? Или может лучше окончательно вычеркнуть ее из своей жизни? Вопрос не из легких. Но тут ее взгляд остановился на фотографии. Их фотографии сделано еще в начале третьего сезона. Они были тогда лучшими подругами. И казалось что все так и останется. Кто ж знал тогда что все так повернется! А может можно все еще вернуть? Холли внезапно вспомнила как в одном интервью на очередной вопрос журналиста ответила: « Я странный человек. Я пытаюсь сделать, так что бы людям которые меня окружают всегда было комфортно и удобно. Даже если в это время мне не удобно».
Что снова на те же грабли?- спросила Холли, сама у себя набирая номер Шеннен – как бы в конце концов не остаться одной.
А ты помнишь тот обед? – спросил Джулиан, неся Мэдисон на руках.
Ой не вспоминай – сказала Алисса – это был тихий ужас. Мне показалось что я слышала как переваривается пища у всех в животе. Тишина стояла мертвая. Да еще ты начал выступать.
Если бы я, как вы выражаетесь не начал «выступать» - ответил Джулиан – то звук переваривающегося ужина ты слышала бы еще часа два.
Вот тогда я в тебя и влюбилась – ответила Алисса – по серьезному. А не так как было в начале.
А как было в начале?- спросил Джулиан, усаживая Мэдисон обратно в коляску – поделись – ка воспоминаниями.
Вначале это были просто чувства – сказала Алисса – влюбленность. Что-то новое в моей, тогда не блестящей, жизни. Прилив энергии. Любовь с первого взгляда. Что-то в этом роде. А у тебя как?
Что у меня? – спросил Джулиан.
Когда ты понял что любишь меня?- спросила Алисса.
Дай вспомнить – сказал Джулиан – в самолет. Тогда когда мы возвращались с острова Кэт. Перед днем рожденья Холли, на котором Брайан сделал ей предложение. Тогда когда ты спала у меня на плече. Вот тогда.
И ты столько ждал что бы сказать мне это?- спросила Алисса, вспоминая через какое время были произнесены в слух эти три слова.
Тебе то тоже понадобилось много времени – не остался в долгу Джулиан.
Значит мы квиты – сказала Алисса - и кстати нам уже пора домой. Скоро надо будет выезжать в аэропорт.
Тогда поворачиваем – сказал Джулиан, разворачивая коляску на 180 градусов.
Хорошо – сказала Холли – тогда через полтора часа том же кафе.
И куда это моя жена собралась через полтора часа?- спросил Брайан, спускаясь со второго этажа.
Подальше от любопытного мужа – сказала Холли – мне нужно встретиться со старым другом, что бы окончательно расставить все точки над i.

 

#45
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Отпуск пролетел для всей команды Зачарованных незаметно.
Джулиан с Алиссой, пробыв чуть больше двух недель в Австралии, где Джулиан успел встретиться со всеми своими друзьями, а Алисса окончательно влюбилась в его сестер, отправились наконец-то в столь долгожданный отпуск, совмещенный с медовым месяцем, которого у них не было. Они остановили свой выбор на Багамах. Почти три месяца на Багамах, лучший отпуск после такого-то года. К началу съемочного процесса ребята были приготовлены как нельзя лучше. Энергия уже в конце отпуска била из них, и Джулиан, еще недавно называющий жену «ходячей батарейкой», теперь сам стал таковым.
Холли тоже на славу отдохнула. Фотографы наконец-то успокоились и внимание к ее беременности начало ослабевать. Постепенно она скупала все больше и больше вещей для малыша. Так же как некогда у Алиссы с Джулианом, была «война» по поводу имени для малыша, то же самое сейчас происходило и у них дома. У Холли неожиданно открылся талант повара. Хотя и раньше она готовила вполне даже ничего, теперь не смотря на довольно большой срок и предостережении врачей , по поводу того что ей надо побольше лежать, она готовила просто кулинарные шедевры, которые запросто можно было сравнить с шедеврами Джулиана.
Что же касается отношений с Шеннен! Они возобновились. Конечно не с такой силой что прежде, да оно и понятно. Но все же некоторые сдвиги в лучшую сторону были заметны. Хотя обе понимали что, что бы вернуть прежние отношения предеться постараться. Но похожи они были готовы на такие старания.
А вот у самой Шеннен жизнь отнюдь не блистала всеми красками. В профессиональной жизни все было очень даже не плохо. Она снялась в фильме и ее шоу, запустили в эфир. Но личная жизнь! Оставляла желать лучшего. Рик начал выходить из-под контроля. Почти полтора года он вел себе более или менее сносно, но как только начался сентябрь словно сорвался с цепи. Не прошло и двух недель с начала месяца а он уже успел побывать на двух самых крупных попойках в городе. Причем один раз, в обнимку с какой-то девкой. Шеннен не сдержалась. И снова начались скандалы. Все снова!
Нет Шеннен некогда не носила розовые очки. Она понимала что брак тоже штука не вечная, но все же. Это уж было словно проклятье какое-то. Не прошло еще и года с их свадьбы, а очередные ссоры уже готовы были разрушить с таким трудом, завоеванное счастье. Надо было срочно искать выход! Но выхода не было видно!
Вот уж кому а Роуз, то трудно было пожаловаться на свою жизнь. И не потому что не хотела. Времени не было. Не прошло и 2 недель с того времени как она с Дейвом уехала в Нью-Йорк, как раздался телефонный звонок. Роль в фильме «Гламорама». Вместе с Шеннен Доэрти. Роуз уже подумывала что бы отказаться. Все-таки встретиться с той чью преемницу сейчас играешь как-то не входило в ее планы. Но Дейв смог уговорить ее согласиться на эту роль. К тому съемки фильма проходили не так далеко от Нью-Йорка и Роуз не нужно было перелетать через всю страну что бы увидеть любимого.
Съемки закончились немного позже чем ожидалось и времени что бы побыть с Дейвом катастрофически стало не хватать. К тому же не так далеко маячил пятый сезон «Зачарованных», нужно было возвращаться. А Роуз так не хотелось. Раньше когда Дейв был под боком, все было просто. А сейчас когда он практически жил на другом конце континента, все становилось несколько сложнее.
Но возвращаться с Лос-Анджелес все равно пришлось. Хотя сердце Роуз осталось с Дейвом.
Нет я конечно тебе в этих делах не помощник – сказала Алисса, открывая дверь дома – твоя жизнь, тебе и решать. Но я могу узнать почему?
Почему я хочу уйти? – спросил Джулиан, закрывая за собой дверь – все предельно просто. Кто будет мой герой после возвращения из небытия? А что еще сможет сделать Коул? Я подумал, что лучше всего, чтобы он вышел, хлопнув дверью, а не под хныканье и рыдания, понимаешь? К тому же после обсуждения с Бредом мы поняли, что это будет высасывание из пальца, если мы оставим Коула. Я верю, что это было бы несправедливо не только для моего героя, но и для вас. Я ни в коем случае не хочу вас удерживать. И вообще, Коул доминировал в вашей жизни в течение прошедших трех лет. Я также не хочу, чтобы он наскучил зрителям. Итак, мы с Бредом решили, что пришло время моему герою уходить, и мы решили переместить это событие с первого на двенадцатый эпизод".
Выговорившись Джулиан посмотрел на Алиссу.
Ты уже и с Бредом поговорил?- ошарашено проговорила Алисса.
Джулиан кивнул в ответ.
Замечательно – сказала Алисса – и когда ты собирался мне об этом сказать? Когда уже окончательно будет готов сценарий с твоим убийством? Или когда тебя пригласят в другое шоу?
Родная успокойся – сказал Джулиан – ты же лучше меня знаешь что надо двигаться вперед. Я же не могу до сорока лет сниматься с женой в одном сериале? Ты не думаешь что это будет смешно выглядеть?
Нет, это-то я как раз понимаю – сказала Алисса, садясь в кресло – но почему я узнаю об этом так, между делом? Ведь ты не проснулся сегодня в самолет и не подумал «Эй, я может мне уйти из сериала?».
Ты мне мстишь? – спросил Джулиан, садясь напротив Алиссы.
Я не поняла - ответила Алисса.
Примерно то же я сказал, когда узнал что ты беременна, помнишь тогда в больнице – сказал Джулиан.
Я честно говоря сказала первое что пришло в голову – сказала Алисса - так ты серьезно задумываешься над тем что бы уйти?
Да – ответил Джулиан – осталось только договориться с Бредом. А так это вообщем-то вопрос уже решенный.
Хорошо – сказала Алисса, медленно поднимаясь из кресла и беря Мэдисон на руки - я пойду, отнесу ее наверх. Переоденусь, да и вообще.
Джулиан понял что дело плохо.
Когда Алисса вслух говорила то что собирается делать это могло значить что она либо: смертельно обижена на оппонента, либо находиться в шоковом состоянии.
Сейчас выбрать что-то одно было крайне сложно.
О, я не дохожу этот месяц – сказала Холли, проваливаясь в кресло – это просто выше моих сил.
Солнышко но осталось не так и много – сказал Брайан – меньше месяца. Зато потом.
А потом у нас с тобой будет еще много «радостных» событий – сказала Холли – недосып, время когда будут резаться зубы, первая болезнь, и еще много чего.
Да – ответил Брайан – но будут ведь и первые слова, первые шаги, первая улыбка, первые зубки.
Знаешь а в твоих устах – сказала Холли – это звучит так приятно. Спокойно.
Ну я-то в этом вопросе уже мастер – сказал Брайан.
Да ты вообще мастер, и не только в этом деле – сказала Холли, улыбаясь.
Ты что опять хочешь поскандалить?- спросила Шеннен, смотря на Рика – мы с тобой по- моему вчера все выяснили. Или у тебя остались какие- то не выясненные вопросы?
О, ты научилась говорить а не орать – сказал Рик – еще вчера ты не признавала ничего кроме криков.
Рик все – сказала Шеннен, проваливаясь в кресло – успокойся. Я не хочу больше криков. Мне надоело каждый день начинать и заканчивать день одинаково. Мы что с тобой не можем нормально поговорить?
Видимо нет – сказал Рик, выходя из дома. Естественно он не забыл при этом хлопнуть дверью.
Первая горячая слеза покатилась по холодной щеке Шеннен. Знала бы она тогда сколько еще слез ей придется пролить, над любовью.
12 сентября 2002 года встречал жителей года ангелов, самой что есть не нормальной погодой. Не пробило еще и 12 часов а погода успела поменяться уже как минимум три раза: дождь, практически ураганный ветер, и неимоверная жара.
Ну что поехали?- спросила Алисса, усаживая Холли в машину – вы готовы?
Не подкалывай меня Алисса- сказала Холли – если малыш не родиться в течении недели, я просто разорвусь. На тысячу кусочков.
Значит все нормально – сказала Алисса, смотря на раскрасневшуюся Холли – кстати Джулиан собирается уйти из сериала.
А вот с этого момента по подробнее - сказала Холли, в секунду забывшая про все свои проблемы.
Что бы не распевать тут перед тобой дифирамбы – сказала Алисса – просто скажу его словами: « Я не вижу дальнейшего развития героя и поэтому хочу побыстрее слинять с площадки, что бы уйти как герой, а не как хлюпик».
Мне почему-то кажется что фраза звучала как-то по-другому – сказала Холли.
Я передала суть – сказала Алисса – что думаешь?
Честно?- спросила Холли – или сладкую ложь?
Первое – сказала Алисса.
Я думаю он прав – ответила Холли – сколько его герой в сериале? Третий год. Да и к тому же после событий произошедших в последних сериях 4, навряд ли ему легко будет вернуться в клан, хороших парней.
То есть ты считаешь что решение правильное?- спросила Алисса.
Да - ответила Холли – кстати я хотела с тобой о кое-чем поговорить.
Давай – сказала Алисса - все равно попали в пробку.
Я тут кое с кем встретилась – сказала Холли, мысленно помолившись всем богам, что бы этот разговор прошел нормально - с кем-то с кем давно не виделась.
С Шеннен что ли?- спросила Алисса, так как будто это было повседневным вопросом «Как дела?».
Откуда ты знаешь?- спросила Холли.
Алиса протянула е газету с заголовком на все первую полосу: «Мир в рядах Зачарованных»
И как ты? – спросила Холли.
Я?- удивленно переспросила Алисса - нормально. Не болею а ты?
Нет, я в смысле как ты к этому отнеслась?- спросила Холли.
А ты об этом - ответила Алисса – нормально. Ты же мне тогда сама сказала что вам надо с ней встретиться и поговорить. К тому же я как понимаю вы возобновили отношения. Что ж, я вообщем-то не заставляю тебя общаться только со мной, так что все в ажуре.
Ты готова меня убить – сказала Холли, смотря на спокойное лицо Алиссы.
Нет – ответила Алисса – просто у меня нет ни какого желания разговаривать с ней. И вряд ли когда-нибудь появиться. Хотя! У нас чего только не случается. Ну вот мы и приехали.
Сколько тебе еще осталось?- спросила Алисса, помогая Холли выбраться из машины.
Две недели – сказала Холли – я уже не могу.
Знакомое чувство – сказала Алисса – доведена до ручки.
Холли кивнула.
Ладно пошли на обследование – сказала Алисса.
Здравствуйте – сказала Холли, заходя в кабинет.
О Холли, - сказала доктор Кордей ( в свое время принимала роды у Алиссы) – вы снова на обследование.
Да – сказала Холли, ложась на кушетку – это предпоследний осмотр?
Скорее всего да – сказала Элизабет – так расслабьтесь. Сейчас мы посмотрим как там ваш малыш.
Минут пять Элизабет внимательно смотрела на монитор.
Холли – сказала она – вы как себя чувствуете в последнее время?
Да нормально - сказала Холли – немного кружится голова, ноги отекают, запахи раздражают, а так все как обычно. А что? С малышом что-то не так?
Когда у вас срок?- спросила Элизабет, подходя к телефону.
Через две недели – ответила Холли – да что черт возьми такое?
Похоже рожать вам придется несколько раньше - сказала Элизабет – родильное. Да. Нет, 2 недели до срока. Здоровый. Да. Через пару минут будем.
Вы что так плавно намекаете на то что рожать мне сегодня? – спросила Холли.
Да - ответила Элизабет, что-то записывая в карточку. Если вам есть кому сообщить, сделайте это сейчас.
Тогда вы не могли бы позвать мою подругу – сказала Холли – она сидит около кабинета.
Хорошо - сказала Элизабет – как ее зовут?
Алисса – сказала Элизабет, выходя из кабинета – Милано. Это вы? Как поживает ваша дочка?
Все нормально, доктор Кордей - ответила Алисса – а я вам зачем-то понадобилась?
Да – сказала Элизабет – пройдем те в мой кабинет. У нас там кое какие проблемы.
Что значит сейчас?- спросила Алисса, глаза которой медленно округлялись – она сейчас будет рожать?
Да – ответила Элизабет – сейчас мы повезем ее в родильное. Позвоните мужу.
Хорошо – сказала Алисса – Брайан наверно будет счастлив.
Но я не хочу сейчас рожать – сказала Холли – я не готова. К тому же срок.
Солнце – сказала Алисса - во-первых успокойся. Во-вторых – у меня срок был и того меньше и ничего. А в-третьих – ну видимо не судьба нам с тобой родить по нормальному. Все не так идет. Ладно, дыши и готовься. А я пока что позвоню Брайану.
Ты что не пойдешь со мной?- спросила Холли – можно?
Все взгляды устремились в сторону Элизабет.
Мы будем в 3 палате - сказала Элизабет – как только поговорите с ее мужем, сразу же туда.
Хорошо – сказала Алисса, смотря как Холли увозят.
Теперь перед ней стояла задача вселенского масштаба: «Дозвониться до Брайана».
Но как не странно Брайан оказался дома. Причем у него что-то делал Джулиан.
Джулиан?- спросила Алисса, подумав что ошиблась номером – я что попала домой?
Нет – ответил Джулиан – я у Брайана. А что собственно говоря случилось?
Если короче – сказала Алисса – то, если он не прибудет через 20 минут в больницу, то его сын родиться без него.
Ты что хочешь сказать что…?- спросил Джулиан.
Она рожает - сказала Алисса – та же больница что и у нас. То же отделение. Только палата 3. Я буду там. Поторопитесь.
Ребята приехали через 15 минут. Джулиан впервые в жизни видел что бы кто-нибудь бежал с такой скоростью. Оно и понятно.
Брайан едва не сшиб медсестру, которая выходила из палаты.
Джулиан сел на стул, стоящий около нее и стал ждать.Приятные воспоминания навивала больница!
Спустя пару секунд, после того как в палату зашел Брайан, оттуда вышла Алисса. По ее внешнему виду можно было сказать что она сама только что родила двойню.
Ну как там?- спросил Джулиан, смотря на Алиссу.
Крик, ор, убийство Брайана и что-то еще - сказала Алисса, садясь на свободное место.
А Холли?- спросил Джулиан.
На удивление нормально – сказала Алисса, смотря на мужа – я была не такая.
Да – ответил Джулиан, вспоминая какой крик тогда она подняла.
Но спустя еще пять минут все это уже не имело значение. Почти по всему этажу раздался крик новорожденного. Новый человечек заявлял о себе. Малыш Холли наконец-то появился.

 

#46
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Хэх, после 7 месяцев молчания я наконец-то взялась за сие...не обещаю что это глава будет блесать шикарным юмором м тому подобное, разогреваюсь пока что...приходиться перечитывать старые главы, что бы хоть вспомнить что случилось с героями..но обновлять теперь буду постоянно...думаю что до конца то года однозанчно закончю сие...
42.
Хорошо солнышко – сказала Алисса, выходя из палаты Холли спустя полтора час - я обязательно приду к тебе завтра!
И не забудь – сказала Холли ей в след – взять…
Холли спокойно – сказала Алисса, закрывая дверь и оставляя ребят наедине – я все возьму. Боже это ребенок будет бедный. Холли же его замучает. Мой крестник будет самым задерганным ребенком на свете.
Алисса уже ждала какой-нибудь подколки от Джула, который сейчас должен был проклинать всех кто придумал такие неудобные стулья, на которых ему пришлось провести последние часы, но…его не было около палаты Холли.
Какого?- спросила Алисса, осматриваясь по сторонам в поисках Джула – где мой муж? Куда черт возьми, запропастился МакМэхон?
Спустя почти 10 минут, Алисса пришла в отчаянье. Позвонить ему на мобильный было невозможно, а все остальные способы поиска Джула заканчивались одинаково, неудачей.
Великолепно – сказала Алисса, подходя к дежурной медсестре – просто великолепно. Мой муж затерялся в больнице. В родовом отделении. А ведь я даже не беременна. Черте что твориться! Кому не сказать, не поверят.
Девушка я конечно понимаю что мой вопрос может показаться глупым – сказала Алисса, смотря на медсестру – но вы не видели здесь высокого, симпатичного мужчину лет, этак 32, одетого в синюю футболку и джинсы.
А какие-нибудь еще отличительный знаки у этого мужчины есть?- спросила девушка, смотря на Алиссу.
Ну кольцо на левой руке – ответила Алисса, чувствую себя полной идиоткой.
Девушка – сказала медсестра, улыбаясь – вы представляете сколько мужчин в данный момент находящихся здесь подходят под ваше описание. Ну а имя, как я понимаю у вашего мужа есть?
Джулиан – сказала Алисса, мысленно представляя что скажет мужу, как только тот найдется.
МакМэхон? – спросила вдруг девушка – фамилия вашего мужа МакМэхон?
Алисса кивнула в ответ.
Тогда вам сейчас надо будет идти вперед до конца коридора, а потом налево свернуть – сказала девушка, начиная что-то быстро печатать на компьютере.
Поблагодарив девушку, Алисса пошла в указанном направлении, и вот когда уже она, свернувшая за угол, была готова выдать Джулу весь свой словарный запас, увидела его стоящим и смотрящим на только что родившихся малышей, вся ее подготовленная речь, мгновенно вылетела из головы. Таким она не видела Джула еще не разу. Было в нем и в его взгляде что-то такое неподвластное описанию. Алиссе стоящей в стороне и смотрящей за мужем, казалось, открывались какие-то неизведанные до сели грани его души. Которые он так тщательно скрывал все это время, или может быть просто не хотел показывать, боясь что Алисса воспримет это не так как есть на самом деле.
Что ты здесь делаешь?- спросила Алисса, смотря на Джула, который кажется даже не заметил ее прихода.
А, что?- спросил Джулиан, переводя на Алиссу глаза – ты что-то спросила? Я не расслышал.
Кажется мой первый вопрос придется слегка перефразировать – сказала Алисса, подходя к Джулу – что с тобой? Ты как не от мира сего!
Кажется пребывание здесь сказывается на мне – сказал Джул, обнимая Алиссу – я стал через чур сентиментальным. Мне почему-то вспомнился тот день когда родилась Мэдисон. Скорее даже момент когда она оказалась у меня на руках. Она была такой… маленькой, беззащитной. А когда я услышал ее первый крик. Это… просто не передать словами. По телу разлилось какое-то тепло. И ты знаешь я впервые в жизни почувствовал себя… не знаю нужным что ли кому-то.
Кажется я знаю к чему ведется этот разговор – сказала Алисса, прижимаясь спиной к Джулу - ты снова все ведешь ко второму ребенку! Ведь так?
Боже нет – сказал Джулиан, улыбаясь – я даже и не думал на эту тему. Я просто подумал что было бы с нами не родись у нас в тот момент Мэд. Были бы мы сейчас вместе? Или разошлись бы, при первой возможности? Отношения то как помнишь у нас были тогда не особо хорошее.
Нет родной – сказал Алисса, смотря на Джула – тебе точно нельзя долго находиться в больнице. Особенно в родовом отделении! У тебя какие-то глобальные проблемы и вопросы поднимаются в голове! Вспомнить хотя бы мой случай!
Я же серьезно – сказал Джулиан, смотря на улыбающуюся Алиссу – а ты все опять в шутку переводишь.
Ну если ты серьезно - сказала Алисса – не знаю. В смысле того что бы с нами сейчас было! Скажи мне года полтора назад что я выйду за тебя, да к тому же что у меня родиться ребенок… Поверь я бы просто рассмеялась ему в лицо. В тот момент это было бы смешно. А сейчас… Я уже год как миссис МакМэхон, Мэд скоро тоже будет годик. Так что моя жизнь круто поменялась за прошедшее время. Не родись Мэдисон, я бы вполне могла стать сейчас какой-нибудь миссис…ну не знаю, Томас, или что того хуже Джонс. Мэдисон в нашей семье выполнила роль спасательного круга. Который оказался в нужный момент в нужном месте.
Тебя чем-то не устраивает фамилия Джонс? – спросил Джул, улыбнувшись.
Да почему же – ответила Алисса, приподнимая брови – просто быть миссис МакМэхон, мне нравиться куда больше…
А помниться еще неделю назад, ты говорила,…подожди как ты тогда выразилась, дай вспомнить «Можешь запихнуть себе свою фамилию, вместе с кольцом» дальше, не при детях, а тут – сказал Джул, ухмыльнувшись – просто чудеса перевоплощения…
Ну тот то разговор ты заслужил – ответила Алисса, ткнув его в ребро локтем - та блондинка… Я все равно не верю что вы с ней не заигрывали друг с другом… Ваши постоянные улыбочки и перемигивания…
О – сказал Джул, поворачивая Алису к себе лицом – и мы снова пришли к нашим баранам. В тебе снова проснулась ворчливая, ревнивая жена?
Алисса демонстративно надула губы, и посмотрела на Джула взглядом « С таким мужем как ты ревновать иногда полезно»…
Я знаю этот взгляд – сказал Джул, смотря на жену – ты снова злорадствуешь, да? Снова думаешь как мне лучше отомстить?
Алисса сделала вид, что не слышала вопрос, и продолжила смотреть в одну точку.
Ну, Лис, я же пошутил, я просто хотел сказать, дьявольски очаровательная жена, которая иногда выводит меня из себя, и носит то что почти не скрывает, ее фигуру и не только от остальных мужчин, что меня признаться доводит до белого каления, нравиться мне куда больше, чем постоянно ревнующая жена – сказал Джул, почти что на одном дыхание.
Боже, сколько комплиментов и все мне – ответила Алисса, сменив гнев на милость – так и быть, на сегодня ты прощен. Но завтра мы обязательно поговорим на тему «Еще раз скажешь что я ворчливая и не какого секса в течение недели»!
Как будто сама выдержишь – пробубнил себе под нос Джул, смотря на Алиссу.
Ты что-то сказал родной?- спросила Алисса, смотря на мужа с самым невинным на свете лицом.
Ну что ты – сказал Джул, улыбнувшись – кстати что готовить на ужин? И как насчет второго ребенка!
Вот я так и знала – сказала Алисса, ткнув в Джул – вот так и знала…Все эти хвалебные оды в мою сторону, разговоры о возвышенном, все в конце, концов сведется к одному…Ты ведь не успокоишься пока я не забеременею, да?
Ну это входит в мои планы – ответил Джул, ухмыльнувшись – хотя не только это!
О, только не говори что ты мечтаешь о двойне – сказала Алисса, отходя от Джула, на шаг назад – мне такого удара не пережить!
Ну почему бы нет – ответил Джул, мечтательно закатывая глаза.
МакМэхон успокойся и вернись на землю – сказала Алиса – твои мечты о втором ребенке останутся мечтами по-крайней мере еще года два как!
Но почему? – спросил Джул, едва ли не топнув ногой.
Ну во-первых, потому что я одна на вряд ли справлюсь с двумя переполненными энергией детьми, требующих к себе постоянного внимания, и успевать при этом сниматься в сериале, а во-вторых – ответила Алисса, улыбнувшись – это тебе родной легко. Ты отстрелялся и потом только наблюдаешь, а вот я! Поверь, будь ты когда родилась Мэдисон, у тебя бы лет так на пять бы отпала желание доставить мне еще раз такое «колоссальное удовольствие»… Хотя ты знаешь, потренироваться по имя грядущего я не против…
Ну что, ж – сказал Джул, смотря на хитро улыбающуюся жену – тренировки это тоже не плохо…
Я бла-бла-бла-бла – сказала Шеннен, скидывая в сумку вещи Рика – что б ему треснуть и провалиться вместе с этой чертовой Хилтон. Тоже нашел себе игрушку для развлечения, Казанова чертов. «Ой, у нас с ним все серьезно. Ой, он такой лапочка. Ой, у меня сорок четвертый размер ноги и на меня дуть я переломлюсь. К тому же я тупа как пробка… Используйте меня». Тьфу, мерзость какая…
То что творилось сейчас у нее дома, называлось не много не мало ураган «Шеннен в гневе», а сей ураган был пострашнее и побеспощаднее того что когда-то «напал» на Джула…
Причина возникновения, сего аномального явления, была просто как пробка…
Вечерние выпуски всей желтой прессы города пестрили отменными фотографиями Рика с Пэрис, весело проводивших время на вечеринки в одном из клубов города…
И тот поцелуй что был запечатлен на фотографии явно выходил за рамки просто «дружеского», к тому автор статьи явно давал намеки на то что одним поцелуем здесь все не закончилась…
По-крайней мере Пэрис уехали с ним в начале 2 ночи, явно не для того что бы показать коллекцию марок, которые у нее были…
Как ты со мной, так и я с тобой – сказала Шеннен, спускаясь с сумкой в руках на первый этаж – хочешь свободной жизни, получишь! Еще как получишь…
Открыв входную дверь и что есть силы зашвырнув не в чем не повинную сумку за порог, куда секундой позже полетели и все газеты, запечатлевшие сию парочку, а так же кольцо, покоившееся до этого на ее левой руке, Шеннен, с «чувством», хлопнула дверью, и впервые за последние месяцы, свободно вздохнув, налила себе виски…
Сегодня вроде как полагалось, все-таки она наконец-то стала свободной, почему же не отметить сие событие?
Черт бы побрал этот город с его вечными пробками – пробормотала Роуз, заходя в дом – ну какого черта в два часа ночи на дороге пробки! Куда все едут, что бы их? Все нормальные люди в это время спят!
Продолжая что-то бубнить себе под нос, мимоходом скидывая то туфли с ног, то теплый пиджак, в котором она просто-напросто спарилась пока ехала от аэропорта до дома (все-таки разница температур Нью-Йорка и Лос-Анджелеса в начале осени, довольно разительная), Роуз все-таки добралась до дивана…
И почти сразу же относительно хорошее настроение, которое так хотелось сохранить подольше, испарилось…
Одиночество только сначала кажется хорошей штукой…
Кажется что вот, вроде ты одна и делай что тебе заблагорассудиться: стой на голове, проводи дома дикие вечеринки, после которых способность ходить, становиться очень большой проблемой…
Но все становиться не то, когда действительно остаешься один….
Вот тебе и все нормально – сказала Роуз, сама себе смотря на медленно, поднимающееся за окнами солнце – боже я же не доживу до выходных. Какой черт меня вообще дернул разрешить ему уезжать в Нью-Йорк? Работал бы тут…Ух, как я ненавижу себя за мягкотелость. «Да, Дейв можешь ехать туда работать. Да, я тебя понимаю. Да я тебя люблю»…Вот почему я сначала говорю, а потом думаю, а?
Отчаянно поругавшись сама с собой, Роуз в конце концов, заглушив свое самолюбие плиткой шоколада и горячим кофе (и это в пятом то часу утра!!!) поднялась в спальню…
Благо до начала съемок 5 сезона была еще неделя и выспаться времени у нее было просто вагон и маленькая вагонетка сзади…
Чем она собственно говоря и занялась…
Последняя неделя спокойной жизни, прошла для всех вообщем-то незаметно…
Роуз, в попытках смириться с тем что ее бойфренд теперь живет на другом конце земли, медленно опустошала все магазины города, пытаясь утолить тоску по Дейву с помощью очередного платья от именитого кутюрье...
Холли, пока Брайан в ускоренных темпах покупал, все для малыша, проводила все время с Финли…
Она часами могла смотреть как он одетый в бело-зеленый свитер, зеленые ползунки и белые носочки, спит глубоким сном, раскинув ручки в разные стороны, сжав при этом крохотные кулачки и наполовину высунув их из рукавов свитерка.
Его почти не было видно в мягкой кроватке, стоящей у них в комнате…
Пока что мир для нее вращался только вокруг него…
А вот в семействе МакМэхон, кипели страсти похлещи Шекспировских…
Развернутая Джулом операция «Я все равно не отстану от тебя со вторым ребенком», шла полным ходом, и Алисса, впервые за два года знакомства с Джулом, поняла в полной мере что значит «атака в стиле МакМэхон», и поняла раз и навсегда, что когда ее муж включает все свое обаяние, которым он как видно не был обделен, устоять перед ним было невозможно…
По-крайней мере зато ту неделю, что шла первая ее часть, отказа он так и не услышал…
А потом…
Потом начались съемки 5 сезона, которые поклонники, каким-то образом узнавшие что будет твориться с героями про себя назвали «сезон когда твои страшные сны становятся реальностью, и у тебя остаются только иллюзии»…
Знали бы они тогда, как правы оказались…

 

#47
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
конечно получилось немного не то что хотелось, но тема та поддержана...
43.
Алисса ну нет, стоп, стоп, да остановитесь вы черт возьми – закричал Бред, смотря на Алиссу, отчаянно зевающую, и срывающую уже третий дубль – что с тобой черт возьми твориться?
У нас дома полным ходом идет операция «Сделай жене второго ребенка, и не дай ей выспаться» - ответила Алисса, потирая сонные глаза.
И что? – спросила Роуз, смотря на Алиссу.
Ну что – ответила Алисса – уже две недели подряд сон для меня является самым лучшим подарком, который я не как не могу получить.
Две недели? – в голос спросили Холли с Брайаном, смотря на Джулиана, сверлящего жену взглядом – ты однако парень…
Нет, ну правильно – сказал Джул, смотря на Алиссу – родная повтори все что только что сказала еще раз и погромче, а то первые этажи наверно не услышали чем мы с тобой занимаемся по вечерам.
Роуз, прыснула в кулак.
Родной, когда я не высыпаюсь я злая – ответила Алисса, заглатывая кружку кофе, которое ей принесли – и к тому же у меня отличная память. Я тебе обещала что за ту блондинку отомщу, я так и сделала.
У – сказала Холли, улыбнувшись – кто-то на отдыхе, флиртовал с другой женщиной. Не простительная ошибка Джул, не простительная.
В подтверждение своих слов, Холли покачала головой, словно говоря «Долго ты парень будешь за эти игры в «гляделки» перед Алиссой извиняться»…
Джул уже хотел было свести всю эту историю в шутку, но вовремя заметил что вся женская половина работающая на съемочной площадке (а их как известно большинство), вслед за Холли, качает головой, укоряя Джула в сделанном.
Да мне что себе на лбу тату сделать со словами «Я не смотрел не на кого»? – спросил Джул, смотря на всех присутствующих – просто наши взгляды пару раз пересеклись. Вот и все…
Да, а видимо на ее грудь, твой взгляд так просто, соскользнул что ли? – спросила Алисса, смотря на мужа – притяженье не удержало глаза на месте. Или закон всемирного тяготения, грудей пятого размера совершил свое злое дело?
Так ладно ребята – сказал Бред, смотря на Алиссу с Джулом – продолжите свою увлекательную беседу чуть попозже. Мне еще актеры живые нужны. Хотя постарайтесь сохранить свое воинственное состояние хотя бы на сегодня. Идеально впишется в сюжет.
Боже, он все туда же – сказала Алисса, занимая свое место – начинай уже изверг. Готовы!
Запланированные на сегодня сцены были отсняты в рекордно короткие сроки, чему конечно не сказано рад был «гадина Бред» ( так Алисса высказалась о Бреде, когда узнала что этот изверг придумал на первые две серии сезона для нее, а вслед за ней и Холли с Роуз, поддержали это прозвище), и предложил было продолжить съемки, под предлогом «ну что бы завтра вы могли попозже прийти на площадку» (ага, то есть вместо 8, в половине девятого!), но встретил дружный отказ.
Холли с Брайаном рвались домой, к малышу, который пока что остался на попечение мамы Холли, и явно не собирались задерживаться на площадке хотя бы на лишние пару секунд.
Роуз, сославшись на то что у нее назначена встреча ( читай меж строк, маникюр, педикюр, плюс косметолог. Ну и так по старинке, перед выходными по магазинам с нижним бельем. Ну надо же удивить Дейва), тоже сбежала с площадки, едва только сказали «Стоп. Снято. Всем спасибо».
А вот Алисса и Джул…
Тут уже сам Бред, предложи ему сейчас кто-нибудь деньги, не взялся бы уговаривать их остаться. Семейство МакМэхон, кажется, объявило друг другу негласную забастовку и начало играть в молчанку. По-крайней мере, та казалась бы шуточная ссора, начавшаяся еще до съемок, подогретая той, атмосферой, что творилась по сценарию, в сериале, дала просто-таки взрывоопасную смесь. И вот сейчас, старательно делая вид что не замечают друг друга, они спускались на подземную стоянку, и Бред, смотря им в след невольно задумался. Ясно что только что поссорившись, мириться в машине (хотя кто их знает?) они не будут, а учитывая что приехали то они на одной машине, кому-то явно придется сегодня «пробежаться» до дома. Представляя себе «эту» картину, Бред, не скрывая, улыбки, наконец-то удалился с площадки…
А меж тем ссора между Алиссой и Джулом принимала все более угрожающие размеры. Игра в «молчанку» продолжилась и дома, но там к этому добавилось окончательно устроившее всех игнорирование всех, демонстративный поход Алисы на первый этаж с подушкой в руках явно говорившая «Вот тебе и второй ребенок. Сначала научись не смотреть на всех, у кого есть хоть что-то «выделяющееся»»…
Противостояние продолжалось почти 2 недели и нашла свое логическое завершение на съемочной площадке 3 серии. Но отнюдь не такое какое хотели бы все присутствующие.
А Брайан, например? – спросил Джул, смотря на Алиссу, болтавшую с девочками.
Мм… Я знаешь на улице столб видела, такой симпатичный – ответила Алисса, не поворачивая головы – может к нему приревнуешь? Вдруг, изменю тебе с ним?
Да ты можешь – ответил Джул, ухмыльнувшись – ты еще и не так можешь!
Что у вас опять случилось? – спросила Холли, когда Джул, переключился на разговор с Бредом – кто кому опять изменил?
Да никто не кому не изменял – ответила Алисса, поправляя лямку топика – ЭТО меня опять ревнует.
Ну Джул еще не разу не делал этого без основания, так что давай колись с кем виделась? – спросила Роуз, смотря на Алиссу.
Нет, все вокруг меня просто психологи какие-то – сказала Алисса, ухмыльнувшись - я случайно встретилась с бывшим мужем. Я подчеркиваю случайно. Ходила гулять с Мэди, ну и увиделись мы с ним и…
Фотографии этой «просто встречи» попали в прессу – закончила за Алиссу, предложение Холли.
Вообщем-то да – сказала Алисса, улыбнувшись – я пыталась ему объяснить что это просто случайная встреча. Но разве против него попрешь? Он как вобьет себе в голову что-нибудь, то все. Ну и началось…Кто такой? Почему вместе и тому подобная чепуха…
Ууу – сказала Холли, покачав головой – мне тебя искренне жалко. У вас и так то все не слава богу после той ссоры, так еще и это как нельзя кстати.
Ладно разберемся как-нибудь, в первый раз что ли? – спросила Алисса, смотря на подругу – кстати вы не в курсе о чем Джул так эмоционально разговаривает с Бредом?
Троица удивленно переглянулась, и повернула головы в сторону Джулиана и Бреда.
А ты вообще уверен что ЭТО надо вписывать в сценарий? – спросил Бред, смотря на Джула – какая нагрузка от этой сцены? Да, я согласен это будет красиво выглядеть, но надо ли?
Нет, ты не подумай что я это из-за Алиссы, хотя и из-за нее отчасти – ответил Джул, улыбнувшись – ну ты понимаешь. А вообще, сцена то как раз не такая «простая» как кажется с начала. Ну подумай сам. Мы же полным ходом идем по тропе «Коул Тернер сходит с ума и помешался на теме возвращения жены», и тут, можно будет показать еще одну из граней его сумасшествия. Что-то вроде «Пока нет жены, могу получить удовольствия от ЭТОГО»… Ну это так грубо, конечно.
Хм – сказал Бред, смотря на Джула – а вообще-то в этом что-то есть. Все равно до 11 серии еще долго, давай сделаем так. Я подумаю над этой идей, и когда вы получите сценарии ты посмотришь, взял я ее в оборот или нет. Хорошо?
Ладно – сказал Джул – но поверь это сцена стоит того что бы попасть в сценарий.
Что за сцена? – раздался сзади голос Алиссы.
Джулиан от неожиданности, едва ли не совершил сальто назад с места.
Ты решила меня довести до инфаркта да? – спросил Джул, обернувшись к жене – хочешь побыстрее от меня избавиться?
Да, от тебя избавишься, родной – ответила Алисса – ты ведь как танк. Черте чем сломаешь!
Прямо комплимент – сказал Джул, улыбнувшись – неужели решила извиниться?
Не дождешься – ответила Алисса, отходя от мужа – к тому же мне то как раз и не за что извиняться!
Неужели? – спросил Джулиан, смотря на Алиссу – так уж не за что?
Так все неугомонные влюбленные, выясните свои отношения потом, а еще лучше дома – сказал Бред - давай по местам, итак ничерта не успеваем по срокам.
Бла-бла-бла – сказала Алисса, проходя на свое место – 5 лет подряд, одно и тоже. Хоть придумал бы что-нибудь по новее…
Милано тихо - сказал Бред, вслед Алисе – иначе зарплату не получишь!
Ну во-первых я миссис МакМэхон – ответила Алисса, повернув голову – а во-вторых я сопродюсер серий, так что не лишишь!
Подмигнув наблюдающему за сценой Джулиану, Алисса все-таки продолжила свой путь к павильону где снимался ее отрывок серий…
Зная взрывной характер что Алиссы, что Джулиана, все уже мысленно перекрестились, когда было отснято половина материала, хотя было видно что ребята еле сдерживают себя в руках, дабы не поскандалить и не по высказывать друг другу что они думают о «персоне которая живет рядом».
И уж тем более все расслабились, когда до конца съемочного дня оставалось всего ничего, а у ребят осталась только одна не большая сцена на кухне в особняке. И зря расслабились. Однозначно зря.
Дубль уже был почти отснят, и режиссер серии видимо уже потирал руки в предвкушение того, что наконец-то впервые за 5 лет он придет домой во время. Ага, мечтать не вредно как говориться.
Ты снова да? – спросила Алисса, вскакивая из-за стола – тебе никак не дает покоя те злосчастные фотографии! Ты что ревнуешь меня к нему?
Ну что опять? – едва ли не топнув ногой спросил Бред, смотря за тем, как Алисса с Джулом напрочь испоганили кадр.
Нет блин я думаю что я тут делаю: цветочки собираю, или с женой говорю – сказал Джул – да черт тебя я ревную. Ты знаешь что я собственник и не люблю, когда-то с тобой есть кто-то кого я не знаю. Пора бы это знать!
Замечательно – ответила Алисса, разведя руки в стороны – я стала твоей собственностью. Великолепно. То есть возможность того что у нас с Синжианом просто дружеские отношения, ты не веришь?
Нет, верю, если это отношения напоминают то что у меня было с Шеннен – сказал Джул, с горяча.
Я просила, черт тебя возьми, я тысячу раз просила тебя не упоминать ее имя в моем присутствие – ответила Алисса, смотря на мужа – если ты забыл, напиши это себе на лбу.
И что же ты так боишься ее? – спросил Джул, смотря на побледневшую Алиссу – что неужели боишься что я тебе еще раз изменю? А что может это войдет в мою привычку! Разнообразим нашу семейную, так сказать жизнь с ее помощью! Ты знаешь она совсем не плоха в постели, получше тебя наверно кое-где будет. Или может ты уже изменила мне со своим бывшим мужем, и теперь так искусно пытаешься перейти на другую тему? Ну давай, скажи мне, что ж держать это в себе, дорогая!
Она его убьет – с голос сказали Холли с Роуз, смотря на ребят – причем самым извращенным способом.
Запомни раз и навсегда МакМэхон – сказала Алисса, залепив мужу пощечину, что явно его отрезвило – мне семья, в отличие от тебя, дороже минутного увлечения, и секса с этим «увлечением». И просто прими к сведению – еще раз скажешь такое, не меня не Мэдисон ты больше не увидишь. Я надеюсь я ясно сказала, ублюдок.
Эй, Алисса ты куда? – спросила Холли, смотря как Алисса, идет к выходу – Лис ты куда?
Я ухожу – ответила Алисса, перекинув сумку через плечо – снимайте без меня. Мне честно говоря совершенно по боку до этого, сейчас. Можете увольнять если хотите. Я думаю мистер МакМэхон быстро найдет мне замену, и новую любовь для себя.
А съемки? – спросил Бред, ошалелыми глазами смотря на Алиссу.
Засунь себе эти съемки, знаешь куда – ответила Алисса, выходя из павильона.
Нет, парень я тебя поздравляю – сказала Холли, повернувшись к Джулу, потирающему щеку – довести ее до такого состояния это надо постараться.
Я уже забыл какие она может давать пощечины – ответил Джул, смотря на Холли – такое чувство что лицо сейчас на две части треснет.
МакМэхон ты идиот – констатировала Роуз, покачав головой – последний в мире идиот, от которого вполне возможно скоро уйдет жена, если он не извиниться перед ней! Причем чувствую в этот раз ты легко не отделаешься.
Э, я пожалуй пойду – сказал Джулиан, смотря на съемочную группу –… воздухом подышу. Минут…хотя часика два наверно… Так сказать что бы с запасом.
А, ладно сворачиваемся – сказал Рик, смотря на Джула, скрывающего из павильона – все равно ничего не снимем…Завтра начинаем с этого места. Если конечно все будут.
Вот самые точные слова – сказала Холли – если все будут!
Я не хочу с тобой говорить – ответила Алисса, заглатывая последние капли виски, остававшиеся в стакане – и даже не заикайся о прощение. Не прощу.
Но я – начал Джулиан, смотря на Алиссу, стоящую к нему спиной.
Я что не ясно сказала? – спросила Алисса, поворачиваясь к нему лицом – тебе нравиться доводить меня до истерики, да? Тебе это доставляет удовольствие, наверно. Конечно, как же нет! Я же у тебя теперь собственность, почему бы об нее ноги не по вытирать?
Ты не так все поняла – ответил Джулиан, смотря на Алиссу – я не то хотел сказать…
Так значит то прозрачный намек что до твоей дорогой и любимой Шеннен мне в постели как до Китая пешком, это что послание иным мирам, да? – спросила Алисса, поднимая на него «красные» глаза – знаешь что, не устраиваю в постели, катись к ней. Она как раз разводиться, хорошая из вас парочка будет.
Алисса – сказал Джулиан, смотря на жену – ты…
А я же совсем забыла – прервала мужа Алисса, ухмыльнувшись – ты же у нас предпочитаешь экстремальные варианты. Ну что ж, открывай последнюю страницу любой газеты и все проститутки Лос-Анджелеса будут твои. А там и двойняшки, и тройняшки, и желтые, и что твоя душа пожелает. Выбор огромный. Только после этого не смей больше приходить сюда.
Алисса – сказал Джулиан, схватив Алиссу за руку – да постой ты.
Отпусти – ответила Алисса, вырывая руку – иначе я за себя не ручаюсь. Убери от меня свои руки, и лучше не показывайся мне на глаза.
Обдав его напоследок смесью из виски и снотворного, принятого явно в большем количестве чем нужно, Алисса, поднялась на второй этаж, и хлопнув дверью, скрылась в спальне.
Ну что милый разговор получился. Однозначно милый.

Сообщение отредактировал phoebe2: Среда, 18 апреля 2007, 23:18:41

 

#48
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Марина разадилась главой....эх...одни размышления...

44.
Люди заглавный стих, под весь фанф написан…Конечно оригинально его показывать в 44 главе но что поделать… Нюта, без твоей последней главы, в «Надежде» его бы наверно не было… Спасибо тебе солнышко...

И еще советую читать главу подо что-то вроде 1) Daughtry – What about now (писала под нее все, за исключения флэшбэка)
2) PCD - How many times, how many lies (собственно говоря флэшбэк) 3) Kirsty Hawkshaw Just be Me (вообще-то если что, то это из сануда с «Частям»). Вообщем-то наверно эти три песни передадут в полной мере состояние главы…

Что такое мечта? Кто придумал её,
Тех мгновений безумных обескрылив полёт?
Грёзы завтрашних дней в прошлом сбылись давно
И что в будущем будет уже всё равно.

Что такое момент? Так короток ли он?
И короче ли жизни, что похожа на сон?
У иллюзий в плену и реальность мертва,
А душа всё поёт – она тоже права.

Что такое побег из гнетущей тоски,
Той, что склеит нам сердце, чтоб порвать на куски,
А потом, пожирая израненный дух,
Пред глазами пустить тучи розовых мух.

Что такое покой? Тот, кто знает ответ,
Не расскажет о нём – ведь его уже нет.
Что такое тоска, от которой бежим
Без оглядки на судьбы тех, кто всё ещё жив.

Что такое простор, если стены вокруг
Не пускают из плена, из земли растут вдруг,
И куда ни взгляни – всё поля, да леса;
Но свободен лишь путь, что ведёт в небеса.

Что такое судьба? Тот, кто верит в неё,
Всё равно догорит леденящим огнём,
И в дрожащих руках сердце будет держать,
Неспособный лететь, неспособный бежать.

Что такое любовь? Кто назвал её так?
Для кого-то в ней счастье, для кого-то пустяк.
Что такое разлука, от которой порой
Плачет даже отважный и смелый герой.

Что такое обман? Как он разум пленит?
Но сомненья зерно всё равно сохранит,
И, блуждая во тьме, разум выйдет на свет
И отыщет единственный верный ответ
!


Сказать что ту ночь, кто-то из них уснул, было бы наверно даже не кощунством, а откровенной ложью.
Все попытки забыть, вычеркнуть, стереть этот разговор из головы, что у Алиссы, что у Джула, заканчивались одинаково. Ничем. Пустотой внутри и миллионами вопросов в голове.
Как будто я усну – сказала сама себе Алисса, перевернувшись на другой бок – кого я черт возьми, обманываю?
Часы показывали уже 2:30, а сна не было не в одном глазу…
И это после почти что убойной дозы снотворного вперемешку с алкоголем, которая еще вчера бы подарила ей, как минимум двое суток, здорового и крепкого сна.
Вчера, но не сегодня.
Господи я его убью – сказала Алисса, откидывая в сторону одеяло – найду что-нибудь по увесистее и …
Продолжая бубнить себе под нос, то какими способами она медленно и очень болезненно будет «убивать» мужа, Алисса зашла в ванную. Конечно, горячий душ не работал как лучшее в мире снотворное, но снять напряжение и расслабиться, хотя бы на пару минут, он мог помочь. Алисса попробовала рукой воду лившуюся из душа и прибавив немного горячей, она наконец-то закрыв глаза, подставила лицо теплым струям воды. Душ сделал свое дело и снял последние следы стресса, накопившегося за день. Ее мышцы наконец-то расслабились, а мысли не смотря на протесты хозяйки начали уноситься к событиям почти 2 годичной давности…
Лис, просто доверься мне – сказал Джул, помогая Алиссе, подняться по ступенькам – ты же это можешь?
МакМэхон когда я тебе в прошлый раз доверилась я оказалась в 2 часа ночи в едва теплой воде, в шелковом платье, за 3000, которое спустя несколько минут, под руководством твоих рук, поплыло по течению – ответила Алисса, сдувая прядь со лба – а потом мне помниться у меня была занимательная пробежка по полупустынному пляжу, почти обнаженной. А теперь скажи, после этого отнюдь не единичного случая в нашей сумасшедшей жизни, я могу тебе доверять, а?
Ну было же весело – сказал Джул, улыбнувшись – зато такой «живописной» пробежки, я наверно и не видел то больше. Ну все мы пришли, можешь открывать глаза, спящая принцесса.
Я тебе сейчас за спящую принцессу… – ответила Алисса, открывая глаза – оу! Так что ты там говорил, хочешь?
Единственное что смог выдать в такой ситуации Джул, был смех…
С внешней стороны ресторан, напоминал очередное строение из кирпича, утопающего в зелени на Эмбаркадеро…
Стены внутри радовали глаз, абсолютно не выделяющимся цветом, пол был выложен красной мозаикой. Огонь плясал в каменном очаге, на стенах висели итальянские гравюры ручной работы.
На столах покрытых белыми льняными скатертями и усыпанными лепестками роз, стояли три разные по высоте свечи, пламя которых едва ли освещало столик…
И все ради чего – сказала Алисса, смотря на Джула – все сводиться к одному. Ночь!
Нет, Лис, мы могли бы конечно заняться тем чем всегда занимаемся – ответил Джул, садясь напротив нее – ты бы занялась садоводством ( а учитывая общее известный факт что садоводством она занимается топлесс, вечерок у них был бы интересный =)), во втором часу ночи, а я бы наконец-то довязал этот чертов носок. Да взялся бы за шарфик. Но наши с тобой ночи куда интереснее, не так ли?
Не могу с этим поспорить - сказала Алисса, улыбнувшись – ну давай, демон-соблазнитель действуй. Я готова.
А потом был длинный-длинный зимний вечер - уютный зал ресторана, прозрачное Мартини со льдом... Мягкая ткань разговора, пламя уходящего солнца в бокале и неуловимые оттенки слов в глубоких глазах. В которых виднелись точки лунного света, отраженные звездами и пылающим солнцем. Было совсем не много слов. Но та крупица что все же была произнесена, оказалась так необходимой именно в тот момент… Были улыбки поражающие до глубины души, чистый, живой смех, разбивающий о стены зала... Нежные, почти не ощутимые прикосновения, во время одного из танцев, где они казались не наслаждались музыкой. Они просто смотрели друг другу в глаза, весь танец, весь вечер, весь день, словно пытаясь запомнить все столь дорогие сердцу черточки лица. Как будто чувствовали что скоро расстанутся…
А потом было то что было. Длинная, и не потому что не хотел домой, а потому что хотел растянуть этот момент на как можно больший срок, проклиная весь свет, за то что в сутках, только 24 часа, дорога домой, когда Алисса, положила ему голову на плечо и, пригревшись, смотрела сонными глазами на свет приборов, отражения огней, с избытком представленных на улицах города ангела, и габариты пролетающих автомобилей. В динамике всю дорогу плескалась музыка снов, а ласковый, хотя и прохладный ветер задувал пряди ее волос. И был еще запах духов, который Джул, так или иначе запомнил навсегда. Они вызвали у него какое-то странное, двойственное чувство. С одной стороны, они наполняли салон вкусом мечты, чем-то похожим на запах мяты, с чуть сладкой ноткой, но все равно, это не принижало того, что они словно что-то заканчивали. Ставили точку в чем-то. Подводили черту.
Не нарушая традиций жанра, все закончилось ночью…
Ночью, когда растворение в друг друге, казалось было так же обыденно, как кофе по утрам…
Когда жаркими поцелуями, от которых кровь начинала быстрее струиться по жилам, были сами собой разумеющиеся…
Когда секунды становились вечностью…
Когда существовали только бесконечные, похищающие дыхание поцелуи…
Эта ночь запечатлелась не в разуме и памяти, а в ощущениях, в нежных прикосновениях и голубых, казавшихся бездонными глазах, неотрывно смотрящих на нее…
Она запомнилась в лицах преображенные неземным светом, меркнущих и мигающих свечах, темном небосводе на котором рассыпались немногочисленные звезды. В зловещем стуке ветра в окно, ледяных скользящих простынях, переплетающихся с телами, ищущих губы, дрожащих и говорящих без слов.
Им не дано было знать что спустя неделю после отъезда, Джул изменит ей с Шеннен…
А спустя почти полтора месяца Алисса, узнает что она беременна…
Менять что-то было поздно…

Вот и сейчас едва все наладилось, как «призрак Шеннен» снова показался на их пороге, грозясь разрушить все что с таким трудом создавалось.
Грустная правда жизни с которой к сожалению, ничего было не сделать. Смахнув не кстати набежавшие слезы, Алисса наконец-то вышла из душа. Зеркало отразило отнюдь не лучшую картину: 30-летняя женщина с темными кругами под глазами, уставшая от этой сумасшедшей жизни и проблем которые свалились на нее, с мокрыми от слез дорожками на щеках, и грустной, почти вымученной улыбкой…
Ну что ж никто не говорил мне что будет легко – сказала Алисса, смотря на свое отражение – хотя такого я не ожидала.
И тут было обидно даже не от того что он сказал и как он это сказал, хотя признаться, слушать это было не слишком приятно, ко всему прочему при девочках. Она злилась на него скорее из-за того что после 2 лет совместной жизни, он так и не научился ей верить, и все еще считал что появись на ее горизонте, какой-нибудь мужчина, она сделает ему ручкой и уйдет от него…
Конечно можно было списать все это на его необузданную ревность и ген «своим не с кем делиться не намерен», но не на что это не списывай, произнесено-то это было все равно вслух, и теперь Алисса смутно представляла как можно было вернуть все назад.
Лис – раздался из темноты голос Джула – Лис!
Выразившись про себя явно не печатными выражениями в сторону мужа, Алисса, посмотрел на Джула, уютно устроившегося в кресле.
Ты что-то хотел? – спросила Алисса, поворачиваясь к нему спиной – или просто так пришел, поразмышлять чем еще можно подводить?
Я вообще-то пришел поговорить – ответил Джул, смотря на жену.
Да ты что – сказала Алисса, повернувшись к нему лицом – я ты что умеешь говорить? Я была больше чем уверенна что ты кроме крика ничего другого не понимаешь, ан нет…Смотри-ка…
Лис – сказал Джул, покачав головой – я серьезно пришел поговорить…
Неужели? – спросила Алисса, садясь напротив него – и о чем интересно? Хотя нет, не отвечай, я знаю, ты наверно хочешь извиниться, и думаешь что после проблеяных тобой « Я прощу прощения» я паду к твоим ногам, да? Ну или что-то в этом роде?
Ну конечно без падения в ноги – ответил Джул, ухмыльнувшись – но вообщем да…
Ничерта подобного МакМэхон – сказала Алисса, вставая с кровати – ты вот мне твоей безмозглой собственности объясни пожалуйста, как можно прожив с человеком два года не научиться доверять ему? Я вот упорно не понимаю. Это значит я как дура, прости за слово, после того как ты изменил мне с этой «прости господи», и я бы вообще-то как нормальная то женщина должна была послать тебя куда подальше с твоей новоиспеченной пассией, простила тебя и упорно продолжаю верить тебе, а ты готов, смешать меня с грязью, каждый раз как около меня окажется мужчина. И я уже молчу про то что бы ты наконец научился мне верить…Это наверно случиться только тогда, когда на землю придет Апокалипсис…
Да верю я тебе черт возьми – сказал Джул, смотря на жену.
Да, ты знаешь я заметила…Особенно это было видно когда ты мне прямым тестом сказала что я переспала с бывшим мужем – ухмыльнувшись, сказала Алисса – прям из ушей ползла, твоя чертова вера.
Лис – начал было Джул – ну я…
Во-первых я уже 30 лет как Алисса, а во-вторых – сказала Алисса, подходя к мужу – ты знаешь у меня нет не какого желания тебя слушать. Вот хоть убей нет. И вообще ты можешь наслаждаться своим величием и безмерным эгоизмом в гордом одиночестве.
Ты куда? – спросил Джул, смотря на Алиссу, натягивающую на себя пиджак.
Пойду, прогуляюсь – ответила Алисса, сверкнув глазами – проветрю голову, а то знаешь алкоголь со снотворным не лучшие друзья.
Ты собираешься на прогулку в 3 часу ночи? – спросил Джул, подумав что ослышался.
А ты хочешь сказать что меня остановишь? – вопросом на вопрос ответила Алисса, обернувшись на пороге – если что я взяла машину.
Джул даже не успел ответить на этот выпад жены. Хлопок дверью и недовольные крики Мэди явно говорили о том что на сегодня их разговор закончен…
Хотя только ли на сегодня?

О чём думает человек, которому впервые за долгий промежуток времени случилось остаться одному? О смысле жизни? Душе? Любви? Или может о чём-то более простом и понятном, как семья, родные люди? Что делает он в минуту редкого одиночества? Остаётся ли возможность покопаться в себе? Найти минусы и плюсы, разобраться в каверзных вопросах собственного подсознания, постараться понять самого себя, познать. Столько возможностей, столько проблем. А времени так нестерпимо мало.

На черном, непроницаемом, словно бархат, небе не было ни одной звезды, словно чья-то невидимая рука сняла их с небосклона и спрятала от посторонних глаз в резную шкатулку. И тем ярче огненная луна выделялась на темном фоне, освещая женский силуэт. Плескалось море, выбрасывая на берег ракушки, и они, словно осколки звезд, светились, отражая красноватый свет луны. Ночь, холодная и ясная, текла спокойно, без тревог. Луна медленно плыла по небу, утопая в свинцово-серых облаках.
Алисса, в который раз теребила пуговицы на пиджаке, пытаясь успокоить разбушевавшиеся нервы и собрать мысли, хотя бы в одну кучку…
Любовь, странная штука, не правда ли…
Такое сладкое слово, словно запретный плод, который так легко сорвать, но не так просто отказаться. Любви невозможно дать точное определение или обозначить каким-то рядом слов, для каждого она своя, каждый по своему понимает её. Легко говорить о любви, когда ты ещё не постиг её, но только человек, вкусивший раз запретный плод, может с точностью сказать, что любить не так просто. На самом деле не так всё замечательно, как кажется на первый взгляд.
Два человека вместе. И казалось бы все, дальше будет куда легче. Но чтобы быть вместе, они преодолели множества препятствий, преград. Одно дело воспевать свою любовь, ничего взамен не давая и совсем другое дело посвятить себя ей целиком и полностью. Отдаваясь ей до конца, растворяясь в ней…
Любовь - сложная штука и взамен она также требует многого. Бытует мнение, что порой приходиться больше отдавать, чем получать, но ведь это не так, если два человека безмерно любят друг друга, то они готовы ради любимого на всё пойти, продать душу дьяволу, жизнь отдать. В этом сила отношений между друг другом, боязнь потерять свою вторую половинку, стремление оберечь её, защитить от всех напастей судьбы, поддержать, если того требует ситуация, прийти на помощь в любую минуту, секунду, лететь на другой конец света лишь только затем, чтобы подарить любимому лишь крупинку счастья, которую только там можно найти. О любви можно говорить сколько угодно и кричать в каждое распахнутое окно о то, как жизнь прекрасна, а любовь вечна, бесконечна... И всё-таки будь то мужчина или женщина они любят по-разному. Конечно, и мужская и женская любовь во многом имеет сходство, но у мужчин она более скупая, что ли. Не каждый мужчина может позволить себе любить, да и себя любить тоже. Уж больно хлопотное это дело и ко многому обязывает.
Алисса, грустно улыбнулась. Чего греха таить, Джул за последние 2 года зачастую перекладывал и ответственность, и любовь на ее плечи, оставаясь все тем же котом, гуляющим сам по себе. Нет, конечно в какие-то важные моменты для нее и для них, он был рядом, но все же его полный «пофигизм» к каким-то определенным событиям выводил ее из себя. Хотя с другой стороны, кто она такая что бы знать что твориться у него в голове. Разве собственности умеют думать?
Руки помимо воли теребили кольцо на левой руке…
Как хорошо все когда-то начиналось – первые, в какой-то степени, смешные шаги на встречу друг другу, первые нелепые признания, вечные размышления на тему «Что это: чувства или просто секс?», первые обиды, первые бурные примирения, ссоры, когда их взрывоопасные характеры встречались, и рождали что-то такое, от чего дом просто стоял вверх ногами, а собаки, прятались под кровать, надеясь не попасть под горячую руку хозяев. А потом все покатилось вниз – измена, чуть позже осознание того что в тебе растет новая жизнь и первое желание, посещающие тебя «Избавиться, забыть все как страшный сон, убежать, бежать как можно дальше», а потом все это проходит. Остается тупая боль в сердце, и вымученная улыбка. Именно тогда она научилась лгать, лгать самым близким ей людям что все хорошо, что она сильная и сможет это пережить, навешивая на лицо улыбку. И никто так и не узнал, как она часами смотрела на пузырек со снотворным, и мечтала что когда-нибудь наберется сил, и проглотит все чертовы таблетки, что бы уже наверняка закончить все это…
И это даже не была минутной слабостью. Первые месяца 4 она часами сидела и смотрела на этот чертов пузырек. И однажды она почти сделала это – горсть белых таблеток мирно покоилась в ее руке, на столике стоял стакан с молоком. Смерть бы пришла мягко и почти безболезненно. Но Мэди видно сильно хотела появиться на свет. Тогда она отвела ее от беды.
Алисса думала что больнее, чем ей сделали все с кем она встречалась, уже не будет. Человек физически не сможет пережить такую боль, но Джул и тут взял пальму первенства. Предательство человека которого ты любишь, всего были, есть и будут больнее чем все остальные. Это не возможно описать. Просто в какой-то момент ты чувствуешь что стук сердце вдруг обрывается, и первая волна, за которой последует еще и еще, холодной, словно лед боли, начинает расползаться по тебе, в буквальном смысле замораживая тебя изнутри. Заставляя ненавидеть человека, сделавшего тебе больно, заставляя проклинать его, заставляя сжигать дотла все что было связанно с ним, сшивая разбитое сердце, ледяными нитями безразличия ко всем и вся. Из девушек переживших такое обычно получаются отменные стервы, а молодые люди…Из них получаются отменные копии Кристиана Троя - секс становиться для них центром жизни и изменить это может только хороший пинок от судьбы, вкупе с потерей чего-то по настоящему дорогого для них.
Она вполне могла стать стервой в тот момент. Ей ничего не мешало, снова огородить себя и свое сердце не составляло особо труда, но Джул и тут вмешался. Он имел над ней какую-то странную власть. Иногда один его взгляд, брошенный то ли специально, то ли случайно, говорил куда больше, чем все его слова, произнесенные за 2 года. А задорный смех, и морщинки появляющиеся в уголках глаз, выводили из таких депрессий, что не приведи господь. А еще он понимал ее. Понимал буквально с полуслова, с полу взгляда. Даже тогда, в больнице, оставшись наедине буквально на секунду, она увидела или точнее будет сказать прочла в его глазах, ответы на все вопросы, мучившие ее те злосчастные пол года. Но была еще и просьба, хотя нет, скорее мольба о прощение. И она простила… Какой-то частью себя, ведь простить измену, так что бы забыть о ней насовсем не может не одна из живущих ныне женщин. Всегда есть соблазн задеть этим, мужа или бойфренда. Заставить его хотя бы на секунду почувствовать то что испытала ты, тогда.
Привыкание друг к другу, неумелые попытки снова научиться верить друг другу, рожденье Мэди, свадьба, забота о дочке, съемки, относительно спокойная семейная жизнь – все это настолько затянула ее, что она почти забыла, что когда-то ей было плохо, что когда-то человек, который был рядом с ней сделал ей так больно.
И вот сейчас, очередной мастерский удар в сердце от Джулиана МакМэхона, лично.
Она снова осталась наедине со своим страхами и проблемами. Как и всегда...
Впрочем сейчас перед ее глазами все отчетливее стоял вопрос: «А нужен ли такой брак, когда муж и жена, оказываются на разных берегах, и уже не слышат друг друга?»…
Слово развод всплыло как таковое…

Утро не принесло не каких либо заметных сдвигов…
В доме по-прежнему стояла гробовая тишина, а ночная прогулка Алиссы, не принесла не каких ответов. Вопросы «Нужна ли мне такая жизнь и муж?», так и остались для нее вопросами без ответа.
Оставив Джулу горячий кофе и завтрак на столе, Лис, взяв на руки Мэди, вышла в гостиную, где тут же и наткнулась на Джулиана.
Ты еще не одета? – спросил Джулиан, смотря на жену, расхаживающую по дому в теплой кофте и спортивных штанах – мы же опоздаем.
Если ты про работу то я туда сегодня не иду – ответила Алисса, приподняв брови – кажется вчера я довольно ясно дала это понять.
Но я думал что ты…что мы….работа – растерянный Джулиан пытался выдать хотя бы одно целое предложение – что я черт возьми, скажу Бреду?
Понятия не имею – сказала Алисса, ухмыльнувшись – ты у нас мастер лгать. Придумаешь!!!
Малышка Мэдисон широко открыв рот, смотрела на родителей. Мало того что они не дали ей поспать разбудив в начале 3 ночи, мало того что ей пришлось выслушивать колыбельную в исполнение папы, а это пытка похлещи визита врача, с его противным уколами, мало того что мама с утра пронесла половину каши мимо ее рта, а вторую половину практически съела сама, так и теперь родители смотрели друг на друга так, словно кто-то у кого-то украл любимую игрушку, и не хочет отдавать, и при этом не замечали ее…
Может заплакать – подумала Мэди, смотря на родителей, что-то говоривших друг другу – может быть это их привлечет.
Джулиан я даже не хочу говорить на эту тему – сказала Алисса – я сказала нет, значит нет… Все…
Но я – начал было Джул, но был остановлен громким голосом дочери, предвещающей рев.
Ну вот пожалуйста – сказала Алисса – спасибо тебе, родной. Только этого мне еще не хватало.
Алисса, мы не закончили – сказал Джулиан, смотря на жену.
Мы закончили – ответила Алисса, укачивая Мэди на руках – я сказала вчера, повторю сегодня. Я вернусь к работе только тогда когда ты по-человечески извинишься за ту белиберду что сказал. Все. Так или никак…
Но съемки – начал было Джулиан - …
Ты заварил эту кашу – сказала Алисса – ты из нее и выбирайся. Все, я ушла.
А вот теперь мне крышка – сказал сам себе Джул, вздрогнув от хлопка двери на втором этажа – ну что ж МакМэхон, я тебя поздравляю. Последней сволочью был, таким же и остался…
Набросив на плечи пиджак, Джул, устало поплелся в сторону двери.
Ему предстояло пережить тайфун по имени «Бред и компания».

 

#49
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Я сделала это...конечно в меня опять полетят тапки из-за того что много размышлений, но что поделать, они нужны....а так..торжественно общаю, что подобных упадческих глав наверно не будет..дальше все куда веселее. И совсем забыла...наверно перед отъздом это моя последняя глава..Настен солнце, изивинино твоя любимая клубничка с 11 серий скорее всего в следующий раз, то есть как только я приеду..

45.
Молчанье накалилось добела,
Порвать его теперь не в нашей воле,
Когда душа, сгоревшая дотла,
Не чувствует ни радости, ни боли.


Молитвы Джула о том что бы все прошло тихо и спокойно, сегодня видимо небесной канцелярией не принимались.
Тайфун «Бред Керн» рвал и метал, выливая на голову Джулиана, все что он думает о нем лично, о его ненормальной жене с заскоками и постоянными перепадами настроения, о том что у них вообще-то контракт и она должна, нет она обязана прийти, приползти, и так далее по списку, что бы с ней не случилось. Пусть даже будет при смерти. Работа прежде всего. Джулиан конечно попытался вставить свое робкое слово, что лучше ее сейчас не злить а то перспектива остаться без одной из главных героинь в разгар 5 сезона, может перестать быть просто расплывчатой. Но как говориться разве против танка попрешь. Плавно, и как бы между делом Бред перешел со спокойного голоса, на крик, и с Алисы, на всех окружающих. И понеслось…
Чести оказаться в его 10 минутном монологе удостоились все начиная от « явно больных на голову, помощников по подбору актеров» и заканчивая вечно недовольными всем девочками «вечно что-то требующими от него», не забывая приписать сюда, фанатов, которые в связи с уходом Джула из сериала, просто оккупировали здание TLS, и почти каждый день ему приходилось выслушивать в свой адрес что-то вроде «Да, такие сюжеты нормальный человек с большого перепоя бы не придумал, а вы» и что-то в том же роде… Надо было думать что вечерки у него были веселые. Единственный кто не был затронут это Аарон. Но это все-таки святое. Работу то еще хотелось сохранить.
Все как полагается, узнали о себе в тот день много нового. Вся съемочная площадка, казалось дружно послала Бред куда подальше со своими заскоками. В конце концов сценаристом то бы он. Значит и шишки все падали на него.
Как не странно именно зачинщик всего этого безумия и привел Бреда в норму.
Выговорился? – спросил Джулиан, смотря на Бреда взявшего минутную передышку – успокоился?
Да – ответил Бред, неожиданно спокойным голосом – выпустил наконец-таки лишний пар.
Ну я думаю что мы тогда можем начать наконец-то хоть что-то снимать? – спросил Джулиан – или мы тут сегодня на роли «безмозглых манекенов, не способных не на что, кроме наслаждения собственным эгоизмом», так ты кажется, выразился.
Давайте по местам, актеры малых и больших театров – сказал Джон, смотря на ребят – хотя бы что-то мы сегодня должны снять, с Алиссой потом доснимаем эпизоды.
Все без исключения молча побрели на съемочную площадку и едва раздалось «Мотор. Снимаем», как ребята снова с головой ушли в своих героев.
Денек обещал быть занимательным. Учитывая что первые 11 серий 5 сезона крутились вокруг беременности Пайпер и отношениях Коула и Фиби, играть без одного из основных персонажей было весьма необычно. Но черт возьми весело.
Роуз, Холли и Брайен в прямом смысле слова катились со смеху и срывали дубль за дублем, смотря как Джул, объясняется с «невидимой бывшей женой», или ее же называет «дорогая»…
Картина и правда выглядела весьма и весьма иронично – 34-летний мужчина, почти что признавался в любви…воздуху.
Едва только стадия «я люблю тебя дорогой воздух» закончилась, Джул занял свое почетное место и стал смотреть за девочками с их куда более юморными попытками призвать «невидимую» сестру к действию.
Вообщем не смотря на общение напряжение денек получился очень даже ничего.
Черт – сказал Джулиан, прямо с порога бросая ключи от машины в сторону – еще один день таких импровизацией с воздухом и я пожалею что стал актером.
А вот и папа вернулся – сказала Алисса, смотря на Джула влетевшего в дом, так словно за ним гналась стая голодных волков – правда редкое явление в нашей жизни Мэди?
Мэди в ответ на вопрос мамы, только улыбнулась обнажив недавно вышедшие зубки и захлопала в ладоши. Алисса же воспользовавшись секундным замешательством дочери, отобрала таки наконец из ее шаловливых ручек, помаду, которую Мэди в тихую от мамы, взяла и по всей видимости хотела узнать какая же на вкус, это «симпатичная красная штучка».
Мэди конечно хотела, была разреветься, что бы штучку вернули назад, но увидев мамин палец, грозивший ей, все что она могла выдать было только обиженное выражение лица явно говорившее «Ты хоть себе представляешь мама, сколько дней я пыталась достать эту красивую штучку с твоего стола, а?».
Я как понимаю день у вас сегодня был насыщенный? – спросил Джул, смотря на Алиссу.
Более чем – ответила Лис, улыбнувшись – я наконец-то смогла провести весь день с дочерью, а она успела за этот день довести меня почти что до белого каления, своими «Мама посмотри какие жучки у меня во рту», «Какой симпатичный острый угол, может мне на него упасть?», и что-то в таком же роде. Мы прогулялись с ней по восточному пляжу и восторга оттого что теплая вода намочила и ей всю одежду и маме все джинсы, был просто не передаваем. Ну и в конце концов нами был совершен «варварский» набег на магазины города. Тот минус что у меня теперь на карточке, лучше не озвучивать.
Джул улыбнулся и покачал головой.
Ну мой день конечно не идет в сравнение с вашим – сказал Джул, смотря на смеющуюся дочь и улыбающуюся Алиссу – какие разговоры с воздухом могут сравниться с таким.
Разговоры с воздухом? – переспросила Алисса, приподняв брови – ты хочешь сказать что ты…девочки…ой мой бог, смех наверно стоял дикий… А как Бред?
Скажем так если бы его речь затянулась еще минут на 5, то бедняга бы получил сердечный приступ – ответил Джул – рвал и метал. Впрочем как всегда.
Чувствую что мне там перепало не мало – сказала Алисса, беря Мэди на руки – ладно с Бредом я потом как-нибудь сама разберусь. Я наверх, если что…
Джул с грустью в глазах смотрел в след жены.
Лис – вдруг позвал ее Джул.
Что? – спросила Алисса, на секунду повернув голову в его сторону – что случилось?
Взволнованная Алисса выглядела еще привлекательнее: нечто среднее между озорной девочкой и опытной соблазнительницей, с полуоткрытыми губами и приподнятой бровью. И самое очаровательное, что все это было совершенно естественно.
Ничего – ответил Джул немного помедлив.
Ну ничего так ничего – сказала Алисса, переключая все внимание на дочь – да солнышко…
И снова молчание стало между ними стеной, не давая сделать шаг на встречу друг другу…

Спустя полтора месяца…
Из чего состоит наша жизнь? Из череды дней, месяцев, лет? Или из людей, которые нас окружают, из событий, а может из пустых и пространственных представлений о бытие? Из чего же? Представьте на секунду, что вся наша жизнь это долгий сон, а смерть всего лишь пробуждение. У кого-то этот сон спокойный и размеренный, у других наполнен риском, волнениями, тревогами, третьи вообще видят скучные и блеклые сны, всё наполнено серостью и бесцветием, ни одной яркой или запоминающейся краски, словно смотришь старое чёрно-белое кино, но такое дешёвое и безвкусное, что на середине просмотра тянет в сон. Ведь что такое наша жизнь? Это кино, которое смотрит кто-то сверху, смеются, когда нам смешно, плачут, когда нам плохо. Они усердно разглядывают нашу жизненную драму, отыскивая правду, то рациональное зерно, которое стремился оставить режиссёр, выразить сценарист. В этом фильме важна любая роль, нет деления на главных и второстепенных героев, фраза или действия какой-то женщины появившаяся лишь в-первых десяти минутах картины может круто изменить распорядок событий, повернуть и без того шаткий мир верх ногами. Но ее мир, столько раз рушился, что теперь у нее просто было желание жить. Хотя с ее то противоречивой натурой, когда одна половинка ее жаждет простого человеческого счастья, а другая в это же время ищет повсюду острые углы, желает риска, полной грудью вдохнуть освежающий аромат свободы, тихая жизнь была под большим вопросом. Да если ко всему этому приплюсовать ее характер - сочетание странных и непохожих друг на друга черт: сострадание, жалость, умение любить и прощать, вспыльчивость, смирение, некая безжалостность, особенно к тем кто ее предавал. Похоже постоянная жизнь на вулкане страстей, была как раз для нее.
Все мы всегда что-то теряем отдаваясь любви. Будь то свобода, или наша независимость с которой мы так неохотно расстаемся. Алисса когда-то отдала своё прошлое, свою старую и почти тихую жизнь. Не такая уж дорогая цена по её меркам. Да и к тому же тогда ей казалось всё то, что она делала раньше было лишено смысла, она жила не зная ради чего, а потом всё круто перевернулось, в жизни наконец-то появился цель. Человек ради которого хотелось жить, дышать, двигаться. И сейчас старые мечты заволокло легкой дымкой, они теряли очертания, их трудно было разглядывать через пелену завораживающе голубых глаз, его глаз.
Жизнь с Джулом по началу казавшееся ей последовательность неудержимо прекрасных мгновений, бурным потоком бытия, иногда переходящим в спокойные бухточки или бушующие ураганы, со временем раскрыла перед ней другие стороны. В жизни было место крови, боли, страданию. К сожалению жизнь где все красиво, все невинно и чудесно, встречается только в книжках, да в мечтах детей. Все мы смотрим телевизор и каждая новость об очередном теракте не задевает, она лишь информирует нас, что кому-то вдалеке, наверное, нестерпимо больно, но главное ведь это произошло не нами? Верно? Так зачем попусту волноваться? Мы никогда не встретим тех людей, которые летели злополучным рейсом Боинга 747. Все это ужасы происходили не рядом с нами, не на наших глазах, они вышли за предел того мира, в котором мы обитаем, и поэтому, давайте признаемся подобное мало кого затрагивает. Максимум на что способен в такой ситуации человек, это покачать головой и грустно улыбнувшись, причитать на мир в которым мы живем. Смутно понимая, через какой ад проходят люди в тот момент на другом конце света, а может быть и где-то рядом с ними. Ведь пока мы сами не сталкиваемся с жестокостью обращенную на нас, мы не понимаем на сколько это бывает больно.
Мы едва ли не с молоком матери усваиваем простую истину: белое – хорошо, чёрное – плохо. И до какого-то определенного момента в жизни мы свято верим в эту истину. А потом становится нестерпимо больно…
Больно когда происходит ломка этих самых истин, и все твои мечты рассыпаются на твоих же глазах.
Первый удар от человека от которого ты любишь…железный привкус крови, вызывающей тошноту…первая ненависть в глазах…а потом все по новой…удар…еще один…и снова… и красная, тягучая жидкость, которой кажется нет конца и края…и все самое светлое о человеке, весь тот образ который ты создавала, летит в трубу…
Черное приходит на смену белому – открывая перед тобой настоящее лицо человека, уча тебя.
Больно. Но уроки от жизни всегда будут такими…
А потом человек, который когда-то очень давно сделал тебе больно, вдруг приходит на помощь. В буквальном смысле вытягивая тебя из петли. Заставляя тебя делать первый шаг к новой жизни, выталкивая тебя обратно в мир живых. И черное вдруг становиться почти что белым.
Как не сломаться в такой ситуации? Как отказаться оттого, что стало частью ее самой. Как можно безболезненно отрубить руку или вырвать сердце? Никак. С этим просто приходиться жить. И сколько бы не уверяли друзья и врачи, что со временем все это пройдет, сотрется, и исчезнет это остается. Проходят недели, месяца, года, десятилетия, а раны все равно болят. Ведь как известно раны от любви если не всегда убивают, то никогда не заживают. Да и плохое, всегда помнится куда дольше хорошего.
Сейчас, ожидая пока муж, наконец-то таки снимет злосчастный эпизод, над которым он бился уже час как, она вдруг отчетливо поняла что ее жизнь сейчас напоминает драму. Хорошо поставленную драму. На работу она вернулась, но она, не приносила не удовольствия, все больше казалось какой-то пресной. Отношения с мужем застыли в мертвой точке и не как не хотели двигаться вперед. Джул по-прежнему спал в комнате для гостей. Хотя спал ли? Разговора как такого у них не получилось и по-человечески, без крики и постоянных упреков поговорить у них получилось разве что на работе. Ко всему прочему, заголовки всех без исключения газет прямо таки пестрили новостью о том что «После 9 месяцев брака, Шеннон развелась с мужем». Еще одна головная боль.
Слава богу что хоть с девочками удавалась поддерживать нормальные отношения. Хотя…Холли в заботах о Финли, муже, Крисе, и прочих атрибутах ее счастливой семейной жизни, все чаще звонила ей, пусть они и часами после этого болтали, но все же. Примерно та же история была и с Роуз. Выходные у нее прочно были закреплены Нью-Йорком и Дейвом, так что, все сводилось к тем же звонкам. Правда все же один раз в месяц они встречались, но эти встречи получались каким-то скомканными. Нет, конечно кроме девочек у нее были еще друзья, но как только она представляла что на вопрос «Как дела?», она им ответит что « Муж почти два месяца спит в другой комнате, и у меня есть большие подозрения, что теперь когда его бывшая любовница снова одна, он снова вильнет налево», желание звонить друзьям отпадала как таковое…
Лис – голос Джулиана, снова вырвал ее из раздумий – земля вызывает миссис МакМэхон. Лис, пора опять «надрать мне задницу». Готова к столь ответственной работе?
Алисса, улыбнувшись впервые за два месяца, просто потому что было смешно, а не из-за того что это надо было, побрела на площадку. Смех смехом, но еще пара таких деньков и семья-то просто-напросто распадется. Жить на грани было просто не возможно.
Знала бы она что вечером, того же дня, все решиться…
Правда снова не так как она хотела.

Вечерние сумерки благодатной прохладой опускались на город ангелов, принося с океана охапки свежего воздуха. Вдоль побережья зажигались огни, тысячи электрических светлячков, опоясывающих берег, словно новогодняя гирлянда. Казалось что город просыпается.
Море встретило Алиссу закатом: расплавленное золото воды, густые облака, похожие на хлопья сахарной ваты, окрашенной в апельсиновый цвет. И темные силуэты среди душистого цветочного меда, медленно дышащего мелкой ленивой рябью…
Тишина и спокойствие, как раз то что было нужно ей сейчас. Нужны то нужны, но она все никак не могла их получить.
То Джулиан, врывающийся в комнату в поисках «чего-то» в начале 1 ночи и то и дело задающий вопрос «Все ли с тобой в порядке», то Мэди, которой именно сегодня не спалось, а даже если она и засыпала, после очередной прочитанной сказки, этот «королевский» отход ко сну требовал ее. Папа здесь не играл не какой роли. И уж совсем ее уверило в том что весь мир сегодня сошел с ума, звонки на мобильный. Ну скажите какой черт дергает звонить человеку в начале 1 ночи. Ладно еще это было простительно Роуз. Все-таки разница во времени, и она могла просто забыть что с Лос-Андежелесе уже ночь, но ведь звонила то не она.
Честное слово, я когда-нибудь разобью этот чертов телефон – в полголоса сказала Алисса, спускаясь на первый этаж, надеясь хоть там побыть в одиночестве.
Тихо сам с собою я веду беседу? – спросил Джул, смотря на жену спускающуюся на первый этаж.
Тихо сам с собой спиваюсь? – съязвила в ответ Алисса, показывая на открытую бутылку виски.
Поверь мне лучше спиваться чем сходить с ума – улыбнувшись ответил Джул – проверенно на собственном опыте. Может, присоединишься?
Спасибо, с попытками побыстрее закончить свою жизнь покончено уже давно. И что-то мне подсказывает что сейчас вспомнят твою любимую Шеннен - сказала Алисса, ухмыльнувшись – и снова здравствуй времена «Я хочу вильнуть налево, но я думаю». Да родной?
Что значит «с попытками побыстрее закончить свою жизнь покончено уже давно»? – переспросил Джул, смотря на жену – как это понимать?
Да МакМэхон, пить по ночам в одиночку надо прекращать – сказала Алисса, улыбнувшись – а то у тебя кажется мозги ссыхаются!
Лис, не юли – сказал Джул – ты что хотела …?
Наглотаться таблеток – закончила за Джула, предложение Алисса – да, а ты что не знал?
Бедняга Джул. Услышав столь неожиданное признание от жены, он едва не подавился виски. Все-таки такие признания от жены не каждый день слышишь.
Когда? – спросил Джулиан, отодвигая бутылку подальше от себя.
Года два назад, может полтора – ответила Алисса, поднимаясь с дивана – вообщем когда была беременна Мэди.
Ты хотела … ? – начал было Джул, но так и не смог закончить предложение.
Какой ты сегодня однако скромный Джул. Все никак не можешь закончить предложения – ухмыльнувшись ответила Алисса – сделать аборт, это ты наверно хотел узнать. Да признаться в первые дни у меня было такое желание. И даже скажу больше, это было горячее желание. Все-таки знаешь стать матерью-одиночкой в 28 лет, не входило в мои планы. Так что считай что снотворное как таковое было самым простым из решений. А что…Два пузырька таблеток, стакан молока и здравствуй долгий и крепкий сон на всю оставшуюся жизнь.
Но почему я ни черта не знал? – спросил Джул.
А зачем тебе это знать? – спросила Алисса, приподняв брови – это мое решение. Было и есть. Ну зачем тебе знать такие «маленькие и совершенно не нужные» подробности моей жизни в те полгода. Тебя это тогда мало волновало, так что можешь сейчас тоже не особо играть.
Лис, ты чего – сказал Джул, шокированный спокойным, в какой-то степени даже умиротворенным голос, жены.
Да ничего – сказала Алисса, поворачиваясь к нему спиной – я дура Джул. Причем дура с принципами, что еще страшнее. Строила из себя невесть что, ждала пока на голову папаши найдет озарение. Надо было наверно брать пример с нее. Напролом идти. Прийти как только узнала о беременности и поставить перед выбором: «Либо ты со мной, либо я избавляюсь от ребенка». Я чувствую что ваш роман после этого не заставил бы себя долго ждать. И мне не пришлось бы проходить весь этот позор одной. Тебе не кажется?
Джул, на лице которого сейчас смешалась крайняя степень шока и выражение «Что тут черт возьми, происходит? Кто ты черт возьми такая?», смотрел в след жены.
Алисса же сверкнув напоследок глазами, наконец-то скрылась на втором этаже.

Обалденный разговор получился – сказала сама себе Алисса, стягивая теплую кофту – «Оскар» не меньше. Такое выдать…
Сдерживая смех рвущийся наружу, Лис, не смотря на все случившееся вздохнула наконец-то спокойно. Наверно надо было когда-то ему сказать. Все-таки жить ей с этим, было трудно. Когда-то выговориться надо было.
Зевая, переодеваясь и между делом расправляя кровать (учитывая что на работу то надо было к 8, а на часах было начало 2, сон конечно был шикарным), он услышала уже знакомые шаги.
Дай угадаю ты снова поговорить? – спросила Алисса, сдувая со лба прядь волос.
Да вообще-то я пришел извиниться – ответил Джул, смотря на жену.
Хм, а это становиться интересно – сказала Алисса, потирая руки – что-то новенькое в нашей серой и безликой жизни.
Очень смешно – сказал Джулиан, ухмыльнувшись – вообщем за то что тогда сказал. Прости, честно говоря я сам не знаю что на меня тогда нашло. Да, я согласен я последняя скотина, это есть. И да я согласен что я ревную тебя как черт знает кто, но…Слушай, можешь считать меня параноиком или психом, это уж как тебя приятнее меня называть, но свою семью я не хочу делить вообще не с кем. Да, я наверно собственник. Но ты с Мэди, единственные кто у меня есть. И поэтому я зверею, когда-то кто-то начинает покушаться на мой маленький мирок. Ладно если это еще моя мама, или теща. Там еще терпимо. Но если это кто-то со стороны. Прости но молчать я не буду.
Ты знаешь у меня иногда создается такое впечатление что может нам лучше вообще развестись? – спросила Алисса, грустно улыбнувшись – я тебе упорно говорю о том что хочу нормально, спокойной, ну пусть отчасти спокойной жизни, а ты же с упрямством барана тащишь меня обратно в пекло, находя каждый раз какой-то повод. Может нас будет легче будь мы поодиночке? А?
Эй, ну ты чего – сказал Джул, обнимая жену – не говори глупостей. Если хочешь, могу торжественно поклясться что подобных эксцессов с моей стороны больше не будет…МакМэхон будет хорошим.
А иначе ему будет бобо – ответила Алисса, рассмеявшись и прижимаясь к мужу – ой, как ему будет бобо…
Стук сердца любимого человека, бьющегося в унисон с твоим. Редкий и мало кому дарованный миг…
В суматохе нашей сумасшедшей жизни мы нередко не замечаем и стука своего то сердца, ободряя себя каждый раз словами «Работает без сбоя и на том спасибо», а тут в тишине, в темноте ночи или при свете дня, вдруг понимаем, что твое сердце и сердце, человека находящего с тобой сейчас и дарящего тебе свою любовь, начинают биться в такт. Что оно невольно «вздрагивает» когда с тобой что-то случается, сжимается, превращаясь в маленькую и едва ли бьющуюся точку, когда по твоим щекам скользят горячие слезы, или готово просто-напросто выпрыгнуть из грудной клетки, когда ваши руки или губы случайно встречаются. Что может быть лучше этого? Что может быть лучше этих прекрасных звуков, которые переполняют твоё сердце, очищают душу, заставляют слушать стук своего собственно сердца, заставляют безмерно любит эту жизнь, принимая её такой, какая она есть, жестокая или милосердная, ничтожная или справедливая? Ведь не слышать этого, значит не знать, что такое любовь, что такое ласка, что такое радость, спокойствие, тишина, понимание, надежда...
Алисса когда-то ошибалась только в одном. Власть как не странно принадлежала ей. Над ним естественно. Он часто, в минуты одиночества думал, почему она все-таки простила его и в конце концов осталась. Нет, конечно чувства к нему и Мэди, были весьма весомыми причинам. Но могло ли это пересилить измену и предательства с его стороны. Ведь, признавался он себе часто, что мешало ей, послать его куда подальше, избавиться от ребенка и жить как жила, постепенно стирая все воспоминания о нем. Но нет, она упорно шла вперед, таща и его за собой, не замечая кажется ничего и никого, борясь за свое счастья, так как умеет. Так как научила ее жизнь. Размышления на эту тему обычно заводили его в тупик, и ответы на вопросы он так и не находил. И все равно, просыпаясь каждое утро, рядом с ней, и смотря как она зевая, смешно морщит нос, или ворчит на него, он каждый раз благодарил господа бога, за то что она все-таки осталась с ним. Ведь исчезни она тогда или сейчас из его жизни, жизнь бы наверно потеряла смысл и стала бы медленно затягивать «удавку» на его шее. Убивая его в какой-то мере, снова опуская на дно. Конечно Джул понимал что все эти размышления все больше начинали походить на «розовые сопли» встречающиеся в любовных романах, но когда дело казалось его семьи, он позволял себе в какой-то мере быть сентиментальным. Хотя бы сейчас.
Хватило всего секунды что бы взгляд мутновато-карих глаз, снова увел в водоворот слов и прикосновений. Долгий пленительный поцелуй, уносящий голос разума куда-то на задворки сознания, погружающий в мир эмоций и чувств, они всецело господствует здесь, и влекут следовать их желаниям и требованиям. Противиться тому, чего хочется невозможно… Когда губы дарят бесконечный момент наслаждения и затаенной боли, когда один только поцелуй дарит счастья, радость и удовольствие. А потом уводит тебя в легкий «танец» поцелуев то прокладывающих влажную дорожу по шее, то с жадностью и ненасытностью, впивающихся в горячие губы. Когда руки медленно спускаясь с плеча, по спине обхватывают талию, прижимая еще ближе к себе. Когда поцелуи углубляются, становясь все более требовательным, но в то же время нежнее. А горячее дыхание, неустанно следующее за поцелуями медленно скользит по коже. Все вокруг теряет основу и смысл. Погружаясь во тьму. И только робкая полоска лунного света проникавшая сквозь неплотно прикрытые жалюзи, тянулась к посеребренным луной силуэтам тел, сплетающихся посередине широкой кровати…

Сообщение отредактировал phoebe2: Четверг, 24 мая 2007, 22:45:58

 

#50
Liz.Moretti
Liz.Moretti
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Янв 2006, 13:17
  • Сообщений: 6479
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
хм...настена спасибо тебе большое...без нашего милого разговора в аси это глава, вряд ли бы увидела свет...читай и наслаждайся солнце...
Фото/изображение с Телесериал.com
Настена..спасибо за бан..обожаю тебя и твои работы...46.
Спустя неделю (снимаются последние эпизоды 10 серии)…
Старая и до боли знакомая история. Все та же сцена, все те же герои и недовольные «боссы», все та же парочка, затерявшаяся в лабиринтах подземного гаража.
Когда эти двое ненормальных придут? – в голос спросили Бред и Джон, смотря то на Холли, то на Роуз – у нас все сроки сползают из-за них, не черта не успеваем. Если сегодня не доснимаем серию, уволим к чертовой матери и даже разбираться не будем.
А чего вы так на меня смотрите – ответила Холли, смотря на ребят – я им что мама, или господь бог, а? Я не знаю куда она запропастились!
Ну звонили то они тебе – сказал Брайен, смотря на жену – так что…
Родной замолчи пожалуйста или я тебя, честное слово чем-нибудь стукну – сказала Холли, поворачиваясь к мужу.
У – сказала Роуз, пытаясь не рассмеяться – грозная Холли выходит на тропу войны – прально, мужа надо держать в узде.
Слушай мисс «Я скупаю все нижнее белье в городе» не забывая добавлять к ним все известные миру афродизиаки - сказала Холли, смотря на Роуз – твой то вряд ли держит себя в руках. Или я ошибаюсь?
Удар ниже пояса – ответила Роуз, картинно надувая губы – не прощу, противная мамочка.
Так кто там кого соблазняет и к чему это все приводит вы выясните потом – сказал Бред, смотря на ребят – вы мне лучше скажите где МакМэхоны, что б им пусто было… Я конечно рад что они помирились, но они опаздывают 4 раз, за неделю. Это же не в какие рамки не лезет.
Теперь уже вся съемочная площадка от мала до велика, смотрела на беднягу Холли взглядом «Ну гений сыска, где эти двое?».
Холли, явно про себя сказав пару ласковых в сторону ребят, ухмыльнулась и повернулась к Роуз.
Я пошла на стоянку – сказала Холли, захватив с собой Роуз, ну так на всякий случай – Брайен попробуй до нее дозвониться, хорошо?
Брайен едва ли не отдав жене честь, принялся дозваниваться до Алиссы, или Джула на худой конец.
И едва только девочки скрылись из павильона, как ему это удалось. Однако разговор получился на удивление коротким. Алисса уложившись в рекордно короткие сроки (всего то 5 секунд), сказала что они едут, и вообщем-то скоро будут. Правда Брайен, вот хоть убей не слышал рабочего мотора.
Я конечно могу быть параноиком – сказал он сам себе – но я вроде слышал Джула, и он там явно, не машину ввел.
Благо голова соображала у него быстро, сделав очень «удивленное» лицо и сказав что цитирую « Пардон, мне надо выйти…Эээ, воздухом подышать», он со скоростью, разве что не вышедшего на прямую Ламборгини, побежал вслед девочкам. Если то что он думал было правдой, то ребят сейчас было лучше не отвлекать…
Меж тем Холли уже спустившаяся в гараж, обдумывала как по изящнее отомстить Алиссе.
Ей-богу, если я увижу этих двух – сказала Холли, выходя из лифта – я им выскажу все что о них думаю. Мне уже порядком осточертело служить всему миру, автоответчиком семьи МакМэхон. У меня что на лбу написано «Знаю все о семье лучшей подруги, спрашивай кто хочешь». Я им… Господи родной что с тобой?
Брайен что сказать, выглядел довольно экстравагантно: потный, запыхавшийся, пытающийся выдать хоть одно целое слово, активно жестикулирующий руками, выписывая им пируэты и преграждающим девочкам дорогу к изрядно запотевшей изнутри машине Джулиана.
Что? – спросила Холли, пытаясь разобрать шарады мужа, которые он рисовал в воздухе руками – что такое Брайен? Да скажи ты черт возьми нормально, не люблю я шарады!
Нам…лучше…оставить…этих…двух…в… покое – ответил Брайен, останавливаясь после каждого слова, что бы отдышаться – им сейчас не до этого.
Ты вообще о чем? – спросила Холли, смотря на мужа – у меня нет горячего желания потерять работу, а если мы вместе с этой парочкой не придем в течение 10 минут, то безработица перестанет просто махать нам ручкой.
Холли, помнишь мы с тобой вчера смотрели фильм? – спросил Брайен, отдышавшись – помнишь чем он закончился?
Ну в лучших традициях Голливуда – ответила Холли, нахмурившись – она простила его и внезапно поняла что любит, он почти уехал, но за секунду до того уехать, понял что она его судьба. Типичный хэппи-энд. Все счастливы и все влюблены.
Вы тоже смотрели эту муть? – спросила Роуз, улыбнувшись – фильмец, отвратительный, а подбор актеров, пфф…даже наши ребят, рядом не стоят… но сцена в машине. Я честно говоря взяла себе на заметку. Обязательно попробую с Дэйвом.
Ради бога Роуз, избавь нас от подробностей своей интимной жизни. Постой, родной ты же не хочешь сказать? – спросила Холли, смотря на мужа – что …там…10 минут…боже…
Что? – спросила Роуз, переводя взгляд с удивленной Холли, то открывающей, то закрывающей рот, на отчаянно сдерживающего смех Брайена – ну чего? Где они?
Холли покачала головой, и похлопала подругу по плечу.
Идите наверх ребята – ответила Холли, улыбнувшись – скажите что мы подойдем минуты через 2…хотя зная этих сумасшедших, минут 10 как раз самое то.
Теперь уже во всю хохотавший Брайен, и Роуз, в недоумение спрашивающая «Мне кто-нибудь объяснит что здесь происходит или мне самой догадаться?», медленно направились в сторону лифта.
Подождав пока муж, вместе с подругой скроются из виду, и еще раз осмотревшись по сторонам, Холли, навесив на лицо самую невинное выражение «А вы не подскажите как пройти в библиотеку в начале 3 ночи? Ну пожалуйста…», она подошла к машине ребят, и так тихо-тихо постучалась в стекло.
И то что она услышала в ответ. Ну скажем так быстро столь, красной она еще не становилась. И вообщем-то было от чего…
За пару минут до этого…
Томный и трепетный поцелуй прекратился. Через силу распахнув глаза, Алисса удивлённо и посмотрела на Джула, словно спрашивая «Это все на что ты способен?». Ох, не зря придумана поговорка «Не буди спящую собаку». Джул, подзадоренный далеко не двусмысленной ситуацией и прямо-таки провокационно-призывающим взглядом жены, сидящей в это время на его коленках, дал волю не только губам. Горячие руки медленно начали проникать под теплый свитер, который Алисса, невесть с чего одела сегодня с утра, и постепенно, задирая его все выше и выше, избавлялись от столь не нужного сейчас предмета одежды. И вновь она почувствовала то удивительно приятное ощущение, когда волна наслаждения начинает распространяться по всему телу. Джул ласково покусывал её кожу, даря незабываемые эмоции. И не звонок Брайена, от которого Алисса, отделалась на редкость быстро, не голоса ребят, которые стояли, казалось совсем близко и явно понимали что они в машине не в шахматы вздумали поиграть, не стук в стекло, уже не могли оставить это «безумства».

С губ сорвался то ли стон, то ли просто вздох, но он не смел родиться, ведь его заглушили всё те же горячие губы. Чуть закусив его нижнюю губу, она старалась проникнуть всё глубже и глубже, увлечь его за собой неведомо куда. Поцелуй не прекращался, а становился требовательным, страстным и каким-то необузданным. Рука Джула скользнула по её спине и нащупала застёжку на бюстгальтере. Без труда расстегнув ее, Джулиан отправил очередную деталь одежды в полет, в неизвестном направлении. Алиса всего на секунду приоткрыла глаза и тут же встретилась, с неестественно голубыми глазами мужа, неотрывно смотрящих на нее. Этот взгляд, это чувство, с которым он рассматривал её. Все это заставляло нарастать внутри такому знакомому томление. Она чувствовала как его руки, в мгновенье ока «пробежавшиеся» по позвоночнику, теперь осторожно легли на талию, и осторожно, едва касаясь кожи, что вызывало куда больше эмоций, поднимались вверх. Откинувшись назад, и найдя неожиданную опору, Алисса, теперь уже полностью отдалась во власть его рук. И тело… словно вторя ей, тело рвалось навстречу ему. Она не могла. Она не хотела противиться. Неожиданное соприкосновение, вызвало еще один взрыв эмоций. Губы трепетали под его напором. С каждой секундой поцелуи становились все более жадным, требовательным, страстным. Щетина Джула колола ей щеки. Ныла челюсть. Но боль растворялась в наслаждении. Кровь начала вскипать. По жилам бежало желание – жадное, нервное, раскаленное. Мозг пронзали все новые и новые образы, которым казалось не было конца и края. Вскинув руки, она обняла его за шею и прильнула к нему. Обнаженная грудь, теперь, тесно касалось его тела. Воздух теперь вырывался из легких неровными толчками, сердце выстукивало сумасшедший джазовый ритм. Всё вокруг превратилось в какую-то податливую темноту, а он всё звал и звал последовать за ним. И она без сопротивления, пошла.
Хм…Я не то что бы хочу вам мешать – сказала Холли, начинаю отбивать очередную азбуку Морзе на стекле – но если мы через 5 минут не будем на площадке, то с работой можно будет попрощаться.
Конечно за запотевшими стеклами мало что было видно, но явную суматоху можно было заметить.
Мне даже не стыдно – сказала Алиссы, выходя из машины и сдувая прядь волос.
Холли, прикрывшая рукой, рот, дабы подступающий смех не выдал ее, все-таки не смогла сдержаться и засмеялась во весь голос. И было отчего.
Алисса выглядела крайне нелепо – наспех одетый на другую сторону свитер, блеск для губ, который прибывал теперь на щеках, взъерошенные волосы, которые Алисса ежесекундно сдувала со лба, и не застегнутая пуговица на джинсах. Хотя эффектнее всего выглядела протянутая из машины рука Джула, на конце которой покоился черный бюстгальтер Алиссы.
Родная ты ничего не забыла? – спросил Джулиан, выходя из машины и протягивая жене «потерю».
Мы завтра же покупаем нормальную машину – сказала Алисса, выхватывая из рук мужа деталь своего туалета и заходя за машину – я себе здесь столько шишек набила, что упаси боже.
Ты опасный тип МакМэхон – сказала Холли, смотря на Джулиана – ты в курсе?
Джулиан только усмехнулся в ответ. Сам виновник переполоха, выглядел куда более эффектно чем жена. Черная обтягивающая рубашка, застегнутая на 4 из 8 пуговичек, в тон рубашке джинсы, щетина и довольная, довольная улыбка от уха до уха. Хотя все это меркло перед особо роднившими его в тот момент с Дьяволом-искусителем глазами. Холли впервые видела у Джулиана, столь голубые, почти что сине-ледяного цвета глаза, в которых бы так отчетливо виделись улыбающиеся чертики, получившие наконец-таки свое.
Приму это как комплимент – ответил Джулиан, улыбнувшись - родная ты готова? Нам уже пора!
Отчаянно выругавшись на мужа, «чертову машину», и всех кто мужчин вообщем в их странной фантазией на тему « А что будет если ты сядешь ко мне на колени, а руль постоянно будет упираться тебе в спину?», Алисса, поправив в последний раз макияж, наконец-то показалась из-за машины.
Пошли страдалец муз – сказала Алиссы, поправляя кофту – а то нас и правда уволят.
Взяв под руку Холли, и незаметно для нее вильнув перед мужем бедрами, на что Джулиан отреагировал, приподнятыми бровями и невольным вопросом в глазах «Женщина тебе не хватило?», вся троица медленно направилась в сторону лифта.
Впереди ждали трудовые будни.

Джул, ей-богу я тебя когда-нибудь тресну – сказала Алисса, заходя в дом – как на нас смотрела вся съемочная площадка, там по-моему даже гримеры знали чем мы занимались?
Ну и пусть – ответил Джул, поцеловав Алиссу в затылок – нам не 16 лет, расслабься и получай удовольствие от процесса. К тому же это только начало шалостей. Пока я не кастинг и меня не утвердят в роли, не видать нам с тобой спокойных ночей!
Это когда это у нас были спокойные ночи? – спросила Алисса, прикусив нижнюю губу – не напомнишь?
Джул только улыбнулся в ответ и протянул жене, очередную стопку бумаг. Сценарий на предпоследнюю серию с его участием, который получил от Бреда, прямо перед отъездом. Последний как-то странно улыбнулся, когда отдавал Джулу бумаги, чем вызвал еще больший интерес со стороны Джула. Взял или нет?
О – сказала Алисса, забрав из рук мужа сценарий и садясь на диван – ну что Бред придумал на этот раз? Дикий стриптиз с огненными шарами и змеями?
Джул, едва улыбнувшись последовал примеру жены, и присев на край дивана, погрузился в чтение сценария.
По мере как его взгляд опускался все ниже и ниже, губы Джула все больше растягивались в улыбке, и на лице все больше проскакивала такое довольное-довольное выражение…
Оно и ясно…
То что он та давно хотел увидеть и ради чего столько уламывал Бреда, должно случиться.
А вот Алисса. Нет сначала она даже ухмыльнулась читая то что делал Коул в стрип-баре, улыбнувшись читала про танцовщицу подошедшую к нему, явно не для вопроса по юриспруденции, но когда ее глаза наконец-то дошли до того в кого превращается это сама танцовщица, и что ей придется делать на коленях мужа…
Да, да, да – воскликнул Джул, вскакивая с дивана – Бред все-таки сделал это!
Нет – сказал Алисса, представляя что ей придется делать в окружение почти 50 человек – ни за что на свете я не буду этого делать! Никто не заставит творить такое у тебя на коленях!
При всей стране, при съемочной площадке, при девочках! Нет…
Судьба у тебя такая родная – сказал Джул, обнимая Алиссу – судьба… Судьба, к которой я приложил руку…
Джул слишком поздно понял что сболтнул лишнего…
Ну все МакМэхон – сказала Алисса, сворачивая сценарий в трубочку – даю тебе 5 секунд форы, а потом отхожу тебя этим сценарием по всем местам на теле!
А «лечить» потом будешь? – спросил Джул, улыбнувшись.
Еще чего – ответила Алисса, смотря на часы – родной у тебя осталось всего 4 секунды, а потом ураган «Алисса» придет в действие.
Ну тогда я побежал – сказал Джул, стартую с места – приятно было познакомиться! Заходите если что!
Ах, ты – сказала Алисса, стартую вслед мужу – пощады не будет! Буду бить по самым незащищенным местам!
Изверг – раздался со второго этажа голос Джула – боже моя жена изверг!
Раньше надо было думать – влетая на второй этаж, и заходя в спальню – раньше надо было думать родной! Ну что начнем нашу веселую игру: «Как скрыться от всевидящего ока Алиссы Милано?»…
Последующие несколько минут, тишину спальни разрывал звук бумаги, то и дело соприкасающейся с чем-то, звонкий смех Алиссы, и как завершающее это безумие невнятное бурчание Джула, изредка выдающего что-то вроде «Хм, а это становиться интересно», и пытающегося отбиться от жены, которая как оказалось, дорвалась до власти…
Джулиан нет, пожалуйста, не надо – раздался голос Алиссы, после того как «избиение» наконец-то подошло к концу – родной, только не щекотка. Пожалуйста, я сделаю все что хочешь, только не щекочи…
О, Лис, это будет куда приятнее щекотки – ответил Джулиан, улыбаясь – тебе ожидает «приятная пытка до утра» от Джулиана МакМэхона лично…
Садист – воскликнула Алисса, пытаясь выбраться из объятий мужа.
Возможно - ответил Джул, нависнув над ней - а ты попроси меня оставить тебя в покое.
Садист - тихо повторила Алисса.
Я знаю, знаю, - сказал Джул, улыбнувшись – но мне черт возьми это нравиться.
Но не смотря на все попытки, через пару секунд послышался звук упавшей на пол одежды, и этюд на тему «Как провести спокойную ночь в семье МакМэхонов», начатый еще в машине с утра, нашел свое логическое завершение.
Все исчезло… Мир в миг потерял очертание…
Осталось только одно…
Страсть…
Какая-то необузданная, перекрывающая все чувства, застилающая глаза пеленой, перекрывающая все мысли, чувства…
Горячие губы наконец-то встретились… Точки соприкосновения были найдены…
По телу Алиссы медленно начинало разливаться уже привычное приятное тепло…
Охватывающее ее с каждой секундой все сильнее…
Горячие руки Джула медленно скользили по ее почти холодному телу, и казалось что лед и пламя наконец-то нашли друг друга…
А бешеное биение сердца где-то в горле, которое он покрывал поцелуями, только подтверждало это…
Губы Джулиана меж тем продолжили свой «путь» по плавным изгибам ее тела …
Горячие губы на холодной коже – воистину адский коктейль, по которым Джулиан МакМэхон, был не превзойденным спецом…
Оставшееся желания тела, соприкосновения губ, кожи, сводили с ума, и заставляли простить большего…
Мышцы начали напрягаться от каждого прикосновения…
Руки по-прежнему блуждали по горячему телу, наслаждаясь опьяняющей близостью…
В миг все потеряло под собой основу…
Оставляя только его горячие губы, жар его рук, силу мышц, которые она почувствовала, сжав ему плечи, и то, как сильно билось его сердце под её ладошками, мешая свою страсть с его страстью, свое желание с его желанием.
Ну что ж такое окончание «трудового» дня, для этих двоих было не в новинку.
К тому же «тренировки» пере завтрашним днем были необходимы.
Ну так на всякий случай.

12.30; один из павильонов, где происходят съемки – сцена в стрип-клубе.
Алисса, ну ты собираешься выходить? – спросил Джулиан, поднимаясь с дивана – ей-богу, если я просижу еще хотя бы пять минут у меня что-нибудь атрофируется.
Вы что издеваетесь? – раздался голос Алиссы, из-за закрытой двери – я в этом не вышла бы даже если бы мы с тобой были вдвоем на съемочной площадке. Я же практически голая.
Милано, если ты не выйдешь из комнаты через 2 минуты, через 3, заявление об увольнение будет лежать на моем столе – сказал Бред, подходя к двери – ей-богу в первый раз что ли сниматься в таких сценах?
Если кто-нибудь посмеет что-нибудь сейчас сказать – ответила Алисса, выходя на «свет божий» - я честное слово, заклею вам рот липкой лентой!
Эйлиш явно можно поблагодарить за такой выбор одежды для этой сцены. Собственно говоря на его жене не было практически ничего. Потому что назвать костюм состоящий из ярко-оранжевого кружевного бюстгальтера, грозивший треснуть на груди Алиссы. и мини юбку, едва ли прикрывающей «мадам сижу» язык бы просто не повернулся. И все это контрастом с ее то загорелой кожей…
Вот уж где адский коктейль и Дьявол воплоти.
Оу – сказал Джулиан, смотря на жену – без комментариев… Просто оу…
Ну это однозначно будет моя любимая серия – сказала Роуз, смотря на Алиссу, мирно шагающую в сторону мужа – и что-то мне подсказывает что у всех лиц мужского пола, тоже! Обнаженная Милано вытворяющая на коленях мужа ТАКОЕ! Рейтинги вверх! Впрочем не только рейтинги!
О боже Роуз – сказала Холли, смотря на подругу – о чем у тебя мысли, развратная ты женщина. Бедные твои дети будут. С такой мамой, они по-моему по клубам раньше начнут гулять, чем ходить научаться.
Я не развратная – ответила Роуз, доставая поп-корн – мисс «Темнота мой лучший друг», разврат мы сейчас будем наблюдать.
Ты не представляешь как я тебе отомщу МакМэхон – сказала Алисса, встав перед мужем – вчерашняя пытка покажется тебя детским утренником.
Бред, видимо представивший «вчерашнюю пытку», что устроила Джулу Алисса, только усмехнулся.
А ты чего смеешься? – спросила Алисса, повернувшись к Бреду лицом – тебе я вообще не прощу этого. Специально забеременею на следующий сезон, и как хочешь так и вписывай мою беременность Фиби. Эксплуататор, и потакатель мужских фантазий!
Наглый шантаж – ответил Бред, смотря на Алиссу – Милано ты не посмеешь этого сделать. Я же поседею раньше времени.
Проверь – сказала Алисса, поворачиваясь к Джулу лицом – ну давай маэстро…Сыграем в ролевые черт их возьми игры…
Коул медленно начал подниматься с дивана, когда был остановлен, женской рукой, упершейся ему в грудную клетку.
Нет времени на небольшой танец? – спросила Кайя, смотря на Тернера.
Кайя – сказал Коул, улыбнувшись - я ждал тебя немного раньше. Ты знаешь чего я хочу!
Кайя ухмыльнулась. Еще бы она не знала. Последний месяц она оставалась с ним, только из-за этого.
Пару раз щелкнув пальцами, Кайя наконец-то приняла облик Фиби.
Как всегда? – спросила «Фиби», проводя рукой по ложбинке между грудей.
Коул только приподнял брови.
Как там говорят: «В моих ладонях секс, в бедрах страсть, а в глазах желание»…
А какого это когда, все это соединяется, для одной только цели – доставить удовольствие, довести его до такого состояния, когда он сам того не замечая будет безвольной игрушкой в твоих руках.
Кошачья грация, и медленные, почти что томные движения Фиби его коленях, очередной этап игры «Ты смотришь, но ты не прикасаешься», когда ее прикосновения грудью, вызывали прилив дикой дозы адреналина, и какого-то почти животного желания, и вот, когда казалось бы власть уже была в его руках, когда эти самые руки, ужа начали, скользит по спине, постепенно исчезая под юбкой, она вдруг оттолкнула его. Оттолкнула и сверкнув карими глазами, усмехнулась смотря на его посиневшие глаза, в которых впервые за долгое время плескалось недоумение
.
Попкорн? – спросила Роуз, поворачиваясь к Холли, которая до сих пор держала, глаза бедного Брайена, который все рвался посмотреть на это, закрытыми.
Холли только покачала головой. Какой тут попкорн, тут бы до конца сцены то себя сдержать.
Улыбнувшись, Фиби, продолжила свои «опасные игры», и едва коснувшись его холодных губ, легким, мимолетным, едва ли уловим движением губ, провела кончиком языка, по вздувшейся на его шее вене, чем скорее всего доставил ему удовольствие. Полу хрип вырвавшийся, в тот момент, по-крайней мере говорил об этом. Но пока Коул, медленно скользил кончиками пальцев по плавным изгибам ее тела, она, не теряя времени даром, запустила свои, шаловливые ручки под его рубашку и ее ладони, так же медленно начали, скользит по его телу. Грациозно извиваясь, под его руками, все еще скользившим по ее телу, она то и дело приближая к его губам то грудь, стиснутую в тесном бюстгальтере, то, открытый живот, с «невинным» пирсингом в пупке, играя с ним, и заставляя как можно быстрее сдаться. Темные волосы взлетали и метались по плечам, в то время как узки бедра в юбке, раскачивались в такт музыке. Казалось что бы заставить его покориться, она использовала все возможные методы, и плавные круговые движения, когда ее грудь то и дело, оказывалась всего в паре миллиметров от его губ, в конце концов сделали это. Коул явно не понимая что творит, обвил руки вокруг ее талии, и медленно, почти что незаметно сокращал расстояние между ними, пока она не оказалась прижата к нему на столько, что он начал ощущать каждый ее вздох.
Она же только усмехнувшись, осторожно опустила его руки со спины, и улыбнувшись продолжила, то что начала. Этот танец, заметно отличался оттого, что Коул видел до этого… Раньше он видел другое — чёткий ритм, структура, хотя бы какая-то последовательность, и плавные, мягкие, кошачьи движения. А это… Он был другим. Не возможно было предугадать что он увидит в следующий момент. Она словно загипнотизировала его, заставляя без устали смотреть только ей в глаза, которые в тот момент, говорили куда больше чем все ее тело. Она заставляла его оживать при каждом вдохе и умирать с каждым выдохом. Она лишала его воли. Каждое ее новое движение, каждое новое прикосновение – все это уводило его от реальности, и отдавалось в теле, до боли простым желанием обладать этим телом. Но всего его попытки, сходили на корню. Она предугадывала каждый его новый шаг. Коул понятия не имел как, но она делала это. Движенья с каждой секундой становились все более медленными, но вместе с этим все более страстными. Но вот наконец выгнувшаяся спина, карие глаза, в которых наконец-то он увидел то что хотел, и разведенные в сторону руки, словно говорящие «Теперь ты мой Тернер, вот только жаль что танец, подошел к концу».

Медленно-медленно улыбнувшись, и услышав «Стоп. Снято», Алисса, наконец-то смогла немного расслабиться, наконец-то на самом деле сев мужу на колени.
Такой тишины, которая установилась как только ребята прокричали «Стоп. Снято», не было наверно за все пять лет съемок.
Молчали все. И только Бред, отличался от всей компании широко открытым ртом и больше смахивающих на мычанье коровы звуков, вырывающихся из них.
Обалдеть – единственное, что смогла выдавить из себя в тот момент Холли.
Не, я так не играю – сказала Роуз, смотря на ребята – я же не повторю такое с Дэйвом. Не честно. Мне такое не сделать!
Черт, ребята как вы умудрились это сделать? – спросил Бред, смотря на Алиссу с Джулом – как черт возьми вы это сделали? Я конечно много чего за свою жизнь видел, но простите это…
Два года практики – ответила Алисса, улыбнувшись – и вуаля. Эротический танец на коленях мужа готов.
Э, Алисса, а ты не хочешь? – начала было Холли, показывая на Джула.
О, нет – ответила Алисса, улыбнувшись – мне так знаете ли удобно.
Ууу – сказала Роуз, рассмеявшись – видимо фраза «Только посмей», относиться к этому с позволения сказать «Сидения на коленях мужа, дабы…».
Слушайте а вам не надо снимать сцены в особняке? – спросила Алисса, повернув к съемочной группе голову.
Конечно, конечно – сказал Бред, медленно подводя всю группу к выходу – я думаю вам минут 10, хотя нет. Минут 30 вам хватит? Ну что б успокоиться, привести себя в порядок?
Вполне – ответила Алисса, улыбнувшись – ну ты иди, иди.
Ну я пошел – сказал Бред, выходя со съемочной площадки – господи за что я перед тобой провинился? А?
Джулиан – сказала Алисса, уткнувшись ему в грудь и наконец-то рассмеявшись – ну черт тебя возьми, ведь просила же.
Зато будет что рассказать внукам – ответил Джулиан, засмеявшись – милая такая история. Слегка с эротическим уклоном…
Алисса уже перестав себя сдерживать, рассмеялась в голос, и Джул, откинувшийся на спинку дивана, последовал ее примеру.
Милая семейная идиллия, черт ее побери.

Сообщение отредактировал phoebe2: Вторник, 03 июля 2007, 08:44:44

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей