Перейти к содержимому

Телесериал.com

Her story is not completed yet

Автор - Marysa
Последние сообщения

В теме одно сообщение
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22540
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Her story is not completed yet

Автор - Marysa



Никита сидит в ЦУ ночью. Вокруг никого нету. Она сидит молча и смотрит в одну точку. Внезапно ее брови медленно поднимаются и образуют домик, складка между бровями становится все более явной и глубокой. Из глаз пробежали две крупные слезы, но она не затруднила себя тем, чтобы вытереть следы от них. Она встала с кресла, подошла к компьютеру, пощелкала несколько кнопок - и выключился свет...на все пространство Отдела заиграла печальная мелодия. Никита вышла в Центр зала, повернулась и посмотрела на Поднебесье. Никогда оно ей не было так противно, как сейчас, когда ОНО БЫЛО ЕЁ ПОДНЕБЕСЬЕМ. С "чердака" она перевела взляд на потолок огромной комнаты, темный и пустой, как ее душа. Никита постаралась вспомнить последнюю неделю своей жизни - ничего хорошего, позапрошлую - то же самое, последний месяц - аналогично...А вобще, был ли в ее жизни смысл когда- нибудь? Наверно, был. Ведь раньше ей никогда так сильно не хотелось покончить с собой, раньше она каждый день не приходила домой с полной увереностью в том, что скоро она будет на небесах, но каждый раз, беря в руки пистолет и поднося к виску, она не могла спустить курок. А ведь это было бы таким облегчением.
Она подошла обратно к своему креслу и села, музыку она выбрала то, что надо - она не мешала думать. Никита была готова проститься с жизнью, но что-то мешало, как будто она не закончила какое-то дело в этом мире.
Она нервно дернула руку, та ударилась о мышку, мышка двинулась, и пустой экран компьютера "освободился" от заставки. Свет экрана попал на лицо Никиты, и она открыла глаза, которые до этого момента были закрыты. Она нехотя посмотрела на монитор, и руки сами потянулись к клавиатуре, её мозг не знал , что она хотела найти, а душа знала. Кто ей был нужнее воздуха, нужнее воды и пищи? Только ОН. Пара комбинаций клавиш - и на экране появился адрес. Ей больше ничего не надо было, только знать, в каком месте на Земле он находится, а дальше...Больше всего на свете ей хотелось бросить все на свете и уехать к нему и егу сыну, жить, как нормальная женщина, с любимым мужчиной, с будничными заботами типа, чем накормить ребенка или как успеть убрать квартиру до прихода мужа, а не как составить план операции с наименьшим числом жертв. Все это так осточертело всего за несколько недель. Непонятно, как её отец мог работать здесь годами...Но её мысли опять вернулись к дислокации...не-не-не...к местоположению...это будет звучать не так по-отдельски как дислокация,...а ещё лучше к месту проживания...Майкла.
Никита уже давно разобралась в себе: она не винила его в смерти своего отца, ведь как-никак это был её выбор. После того, как Майкл уехал ей никогда не было так плохо, она никогда столько не плакала, как в те дни. Перед отъездом он сказал ей те несколько слов, которые поддерживали в ней огонек жизни. "Придет время, когда я не буду нужен Адаму...Я люблю тебя". Этих слов, этих трех нужных слов она не слышала от него раньше, и когда она закрывает глаза, она прежде всего видит их первый настоящий поцелуй на той лодке в Лионе и слышит:"Я люблю тебя". Эти слова отдаются эхом в её душе. Неужели она никогда больше его не увидит? Нет, может и увидит...Да, она увидит его - ей это нужно. Причем Майклу не обязательно замечать это. Она просто посмотрит на него из-за угла и уйдет. Да, именно так она и сделает.
От этой мысли на душе стало так тепло. Она спокойная пошла домой выспаться, чтобы на свежую голову все хорошо спланироавть...но завтра.

Майкл бродил по своей квартире. Теперь он жил здесь с Адамом - единственной оставшейся радостью в его жизни. Сейчас сына не было дома. Майкл почему-то любил такие моменты, тихие, спокойный, когда никто не мешал ему вспоминать ЕЁ. Он остановился у большого окна, из которого был виден город сверху.
Из окна её квартиры тоже был виден город. Она любила смотреть в окно, так ей становилось легче. Она могла стоять у окна часами, наблюдать за жизнью людей, иногда так она коротала время, дожидаясь его. И когда Майкл приезжал к ней, он поднимал голову и видел ту, которую любил. Он очень редко улыбается, даже ей, но в такие моменты легкая улыбка озаряла его спокойное лицо, и он подмигивал ей. Никита не выдерживала и начинала хохотать до тех пор, пока он не поднимется. Майкл несколько раз её спрашивал, почему она так безудержно смеялась, но ответ был всегда примерно один: "Улыбка и ты - два несочитающихся явления...У тебя классно это получается, ну в смысле улыбаться."
От этих воспоминаний Майкл незаметно улыбнулся. Теперь он часто это делал - для сына. Майкл отошел от окна и направился на кухню утолить свою жажду. Здесь воспоминания снова подкатили.
У них было много связано именно с кухней. Можно сказать, эта комната была царством Майкла. Никита хотела, но , к сожалению, не очень-то умела готовить и не воспротивилась, когда Майкл предложил свои услуги в качестве учителя. Правда, непонятно, уроки чего это были: кулинарии или секса. Тогда они взялись вместе приготовить рагу. Да, все было просто замечательно. Рагу все оказалось на плите, мясо превратилось в угольки, а полураздетые Майкл и Никита еле-еле потушили их воспламенившуюся одежду, которая "непонятно как" очутилась рядом с огнем. Но подгоревшая одежда не помешала им продолжить свое занятие.
Майкл до сих пор хранил ту подпалившуюся рубашку. От Никиты у него не осталось ничего. Только несколько фотографий, пара записок и воспоминания. Он иногда удивлялся, насколько он стал сентиментален. Раньше, в Отделе, он несколько раз порывался выбросить эти записки, а теперь носил их в бумажнике, все время с собой. В них не было написано ничено особенного:"Пришлось уйти на пару часов. Не теряй." и "Я в магазине. Доброе утро!". Да, ничего особенного, но они были написаны таким родным почерком, и хотя он знал наизусть ,как она пишет каждую букву, не мог расстаться с этими дорогими сердцу листочками бумаги.
Перед отъездом Майкл сказал, что придет время и он не будет нужен Адаму. А когда придет это время? Когда его сын будет в состоянии о себе позаботиться сам? В восемнадцать? В шестнадцать? Майклу бы хотелось прямо сейчас вернуться в Отдел и начать все заново, лишь бы быть рядом с ней. Но он не сможет оставить маленького ребенка на произвол судьбы, а увести его с собой было бы варварством. Придется ждать. Лишь бы она дождалась...


-Привет, Сладкая моя!
-Вальтер, мы же на работе.
-И что? Из-за этого я не могу назвать своего босса ласковым именем?
-Твой статус не позволяет.
-Знаешь, я иногда думаю, что лучше бы было отдать это место Джейсону. Голова у него работает хорошо, малый вроде бы верный, да и помоложе, чем я. К тому же мне не пришлось бы жертвовать ничем. Из-за своей работы я не могу обратиться к тебе,как ты того заслуживаешь?
-Вальтер, ну почему каждое утро у нас начинается с одного и того же диалога?
-Выход один - смирись с тем, как я тебя называю.
-Ладно, этот спор бесконечен, что у тебя сегодня?
-Ничего осбенного, если не считать парочку заданий свыше и дюжину операций.
-Ой, если бы ты знал, как мне все это надоело!
-Ты это мне говоришь?
-Милочка, у тебя еще ангельская работка - стой себе на чердаке и смотри за всем происходящим, проводи брифинги. А все кто должен спланировать? А ведь я молчу, не жалуюсь, так что и ты заткнись , пожалуйста, и слушай, что я тебе скажу. Ты помнишь свои годы оперативной работы? Тебе каждый день приходилось рисковать жизнью. И хоть ты и думаешь, что твой отец не заботился о тебе, но он следил за каждым твоим шагом, и когда тебе грозила настоящая опасность, ты "каким-то образом" выходила сухой из воды. Оперативники каждый день находятся между жизнью и смертью, а ты здесь стоишь и ноешь, что тебе надоело командовать. Сама этот путь выбрала.
-Не напоминай. Ты же знаешь, как я теперь жалею об этом... Вальтер, а что если мне просто увидеть его?
-О нет, дорогуша, так не пойдет. За первым разом будет второй , за вторым - третий... Я знаю, как тебе тяжко. Но ты уже почти год его не видела, а твои чувства так свежи, как будто он только вчера уехал. Потерпи еще чуть-чуть и тебе станет легче.
-Боюсь, что не станет.
-Станет. Боль притупится или ты к ней просто привыкнешь и не будешь замечать. Ты не думай о нем. Ведь чем больше думаешь, тем больше хочется. И чтоб у тебя вобще больше мысли не появлялись насчет того, чтобы его увидеть! Поняла? Тебе будет только хуже, если ты так сделаешь.
- Поняла.


Весь день Никита была в раздумиях. Вальтер прав - нельзя давать волю чувствам. Он сам её этому учил. Но как хочется! Но ведь можно сделать так, что никто ничего не узнает.И после этого она возьмет себя в руки. Да, именно так.


Никита шла по улице города. Она здесь никогда раньше не была. Здесь было много деревьев. Улицы чстые. Красиво! Она подошла к какому-то дому и посмотрела на его номер. Да, это то здание, которое она искала. Никита посмотрела вверх и насчитала шестнадцать этажей. Неплохо. Наверно, он живет на каком-нибудь из последних этажей. Его всегда тянуло наверх. Благо, по ее расчетам его сейчас не было дома. Оставалось только дождаться его появления.
Она осмотрелась и узрела маленький переулочек между домами напротив. Если туда встать, то очень трудно будет её заметить, а вход в дом Майкла будет хорошо виден.
Стояла она уже ни много-ни мало полтора часа. Ноги за это время порядочо затекли. Но тут из-за угла появился тот, ради которого она сюда приехала. Никита в какой-то момент чуть было не выбежала из своего укрытия. Она видела его в тридцати метрах от себя и не могла дотронуться до него, поговорить с ним. К горлу подкатил комок и слезы сами полились из глаз. Он выглядел таким же, каким она его видела в последний раз. Волосы до плеч, которые Никита любила гладить, грустные незабываемые глаза, в которые она любила смотреть, чуть приоткрытые губы, которые она любила целовать, и сильное мужское тело, которое она любила любить. Вальтер точно был прав - ей хуже, намного хуже, чем до настоящего момента. Она ничего не могла сказать, подумать, только губы шептали любимое имя. Она чуть вышла из переулочка и несколько секунд наблюдала за его удаляющейся спиной.


Весь вечер она прорыдала, уткнувшись в подушку, предварительно позвонив Вальтеру и сообщив, что сегодня она не придет. Пусть делает, что хочет - у него её полномочия.
В двенадцать ночи - стук в дверь. Никита не удостоила стоящего за дверью её открытием. Но человек был настойчив и барабанил минут пять, пока белокурая заплаканная страдалица не открыла ему.
-Вальтер, ты не вовремя!
-О, теперь я вижу.
-Тогда тебе ничего не мешает развернуться и уйти.
-Нет, так не пойдет. Думаешь достаточно позвонить мне и сказать, что тебе плохо и ты сегодня не придешь в Отдел, ничего толком не объяснив? У меня тоже есть чувства и я волнуюсь. Можно мне войти?
-Нежелательно.
-Будем считать, что ты сказала:"Конечно."
Он вошел и увидел на столике еще не распитую бутылку виски.
-Так, видно тебе совсем хреново. Что случилось?
-Мелочи жизни.
-Милая, у меня есть одно подозрение. Если оно верно, просто кивни. Ты видела Майкла?
Никита молча кивнула.
-Так я и знал. Я же тебя предупреждал. Вот что - это я заберу с собой,-он указал на бутылку,-а ты прими холодный душ и выспись. Завтра будешь, как огурчик.
-Раз двадцать уже приняла.
-Прими двадцать первый. И попробуй только завтра заикнись насчет того, что ты хочешь еще раз его увидеть. Я тебя собственноручно побъю.


-О вот видишь, тебе уже лучше. Еще часиков десять поспать, и ты будешь выглядеть лучше Памелы Андерсон. Это была шутка. Ну же, улыбнись.
-Очень смешно, Вальтер.
-По тебе видно.
-Что у тебя?
-Подпись твоя нужна.
-Давай.
Вальтер протянул ей папку и ручку, но Никита не удержала в руках ни то, ни другое. Она быстро все подняла и поставила на листе какую-то каракулю вместо росписи. Вальтер посмотрел на бумагу и сморщился.
-Я сейчас другой экземпляр принесу.
-Нет, подожди. Вальтер, мне надо уехать на несколько дней.
-К нему?
-Нет, просто хочу отвлечься, развеяться.
-Хорошая идея.
-Ты - главный.
-Идет. Только , пожалуйста, вернись бодрой.
-Постораюсь,-она попыталась изобразить что-то вроде улыбки.
-Куда поедешь?
-Еще не знаю. Куда-нибудь в пустынное место, где я буду предоставлена сама себе.
-Хорошо, но , Никита, учти - если я узнаю, что с тобой был Майкл , я сниму с себя полномочия. Пусть делают со мной, что захотят.
-Я учту.


Пока Никита дома собирала вещи, она думала, куда поехать, но мысли её всегда возвращались к недавней её поездке. Она бы все отдала, чтобы побыть с Майклом наедине хоть минуточку. До того, как она его увидела, она не понимала, почему Вальтер так не хотел, чтобы она ехала к нему. Теперь поняла. Её чувства дают отпечаток, причем немаленький, на ее работу. Но она ничего не может с собой поделать, не может держать в себе эмоции, как ее учили. Учили...лучше сказать учил...Он. Она всегда поражалась, как в нем могли уживаться два разных человека. В Отделе - холодный, расчетливый, с Никитой - заботливый, нежный. Но хотя и в Отделе он иногда давал слабинку: приводил её в укромный уголочек и ...и уже нельзя было узнать того монстра, который только что говорил с ней в ЦУ. Да и при людях он не раз выдавал себя, правда при начальстве такого не было. Только при Вальтере или Джейсоне, Биркоффе - лицо то же, без эмоций, а взгляд очень ласковый.
Когда она очнулась от сладких воспоминаний, ее серце больно сжалось. Почему она должна отказываться от своего счастья? Ей кто-нибудь за это "спасибо" скажет? Чем она хуже других, что должна жертвовать собой? Пусть Вальтер делает, что хочет, но она хоть раз еще должна его увидеть. Это решение твердое. Ведь после первого раза хуже никому, кроме неё самой, не стало. В конце концов, она пришла к выводу, что готова мучаться еще несколько лет, но только лишь бы увидеть его еще раз.


На следующий день Никита уже стояла напротив того же входа, в том же доме, в то же самое время и ждала того же человека, что и в прошлый раз. Надо сказать, теперь время пролетело быстрее, по крайней мере , ей так показалось, и уже где-то через полчаса Майкл "вырулил" из-за угла уверенной походкой. На сей раз Никита не стала плакать, не хотелось. Она просто наблюдала за ним и улыбалась. Она была рада, что если не она, то хоть её любимый человек обрел долгожданную свободу, пусть и без нее.
Майкл шел с бумажным пакетом в руке, и перед тем, как зайти в дом, поздоровался и улыбнулся какой-то старушке. Это взбесило Никиту до позеленения. Ей приходилось заслуживать эту улыбку, добиваться её, а эта старушенция каждый день просто так видит её, только потому, что она - его соседка. Несправедливо. Как только Майкл скрылся из виду, Никита прямиком пошла через дорогу к пожилой даме "выяснять отношения", причем сама ещё не знала , что скажет. Она была уже на середине дороги, когда из подъезда вышел...Майкл, и с абсолютно спокойным лицом обратился к женщине:
-Мисс Браун, Адам вам не сказал, когда вернется?
-Нет, Майкл. Но сказал, что после школы зайдет к другу.
-Спасибо.
Он уже повернулся и собирался идти обратно, как вдруг за его спиной противно заскрипели тормозящие колеса.

Никита молча стояла посреди проезжей части и смотрела, не двигаясь, на разговаривающего Майкла, удивляясь тому, что он её до сих пор не заметил, и не зная, радоваться ли этому или огорчаться. Скорее она склонялась к "радоваться" и уже вздохнула с облегчением, когда он развернулся и начал уходить. Её состояние небития прервала еле затормозившая перед ней машина.

Майкл абсолютно машинально обернулся и ...было такое ощущение, что все его внутренние органы перевернулись, а сердце остановилось. Неужели это она? Может быть, это просто то, что он хочет видеть. Нет, это происходит на самом деле, и эти черные очки и этот черный шарф на голове до боли ему знакомы. "НИКИТА..."

Перед глазами Никиты все поплыло и мысли в голове смешались:"Как она могла допустить такой просчет?","Почему она не послушалась Вальтера?", "Чем она думала, когда шла сюда?", "Что ей сейчас делать?". Круговорот сомнений прервал голос взбесившегося водителя авто, который перекрыл движение другим и который уже пару минут ждал, когда эта блондинка сдвинется с места.
-Эй, красотка, ты что, себя неведимкой вообразила?
Она очнулась и со всех ног пустилась в сторону, абсолютно противоположную вектору, направленному к Майклу.

К счастью Майкла, он еще не потерял форму и хорошую реакцию, и нашелся, что сделать - побежать за Ней. В несколько секунд он пересек дорогу и бежал за своей любовью по каким-то переулкам. Надо заметить, убегать на каблуках, что делала Никита, не очень эффективное занятие, и расстояние между Майклом и Никитой постоянно сокращалось.

Никита бежала быстро, как могла, но скорость её не была высокой, в отличии от её преследователя. Она до конца не понимала, почему убегает и куда. Возможно, она боялась боли после расставания с ним, может быть, боялась разочароваться, увидеть в нем какие-то изменения. Но так или иначе случилось то, что должно было случиться.
Когда Майкл был в полуметре от нее, он резко схватил Никиту за локоть, заставив остановиться. В тот миг она уже ничего не чувствовала, в груди была абсолютная пустота. Он впечатал её в стену и страстно обхватил её губы своими.

Она плакала и целовала его лицо, шею, губы. Её эмоции вернулись к ней. Все тело горело. Голова закружилась и он настолько крепко обнимал её, что было такое чувство, будто она слилась воедино со стоявшим рядом с ней человеком. Она уже не боялась того, что он мог измениться, она полюбила бы его и таким...Сейчас для нее главное было то, что она испытывала приятный зуд внизу живота и хотела поскорее оказаться в каком-нибудь помещении вместе с ним.
Ему почти каждую ночь снился этот сон, и он каждое утро просыпался с надеждой на то, что сегодня она приедет, что сегодня он испытает это необыкновенное чувство близости с ней. Он так давно не вдыхал аромата её кожи, не гладил её мягких волос, не прикасался губами к её телу, что все для него было как будто первый раз. Он безумно хотел её, и не отрываясь от её губ повел к своему дому. Слава Богу, дошли успешно, машиной сбиты не были, но вот зато смутили своими поцелуями, больше похожими на проглатывания друг друга, престарелую мисс Браун.

Спустя полчаса Никита считала себя самой счастливой женщиной на свете. Что еще в жизни надо? Только любимый. Она лежала в его объятиях на его груди, периодически целуя её. С момента их встречи они не сказали ещё друг другу ни слова. А сказать нужно было многое, о том, как скучали, как любят друг друга, что не отпустят друг друга никогда. Но никто не знал, как начать. Первым решил прервать молчание Майкл.
-Чего бы ты сейчас хотела больше всего?
-Провести с тобой остаток жизни.
Майкл улыбнулся. Он был очень рад, что его чувства как были, так и остались взаимными.
-Это твои планы на жизнь. И они совпадают с моими. Чего бы ты хотела прямо сейчас?
-Чтобы ты меня поцеловал.
-Запросто.
Их губы соединились в долгом поцелуе. Их сердца бились в одном ритме, и казалось, что все вернулось на круги своя. Переполнившие душу чувства заставили Майкла сказать то, что от него ждала Никита.
-Я люблю тебя. Я тебя не отпущу.
-А я и не уйду. Майкл, я думала, что умру без тебя.
-Почему ты приехала только сейчас? Я надеялся, что это случится гораздо раньше.
-Думал, что сумею забыть тебя.
-И что, забыла?
-Нет, не вышло. Майкл, у меня отпуск. Неделя. По истечении её я должна вернуться. Но я не хочу. Я хочу остаться здесь, с тобой.
-Как говорила Скарлетт О'хара, давай подумаем об этом завтра. Поспи.
-Который час?
-Почти семь.
-А где Адам?
-Я думаю, он сегодня останется у друга.
-А откуда ты знаешь, то я хочу спать? По мне так видно?
-Нет, по тебе не очень видно.
-Откуда тогда?
-Я тебя чувствую. К тому же ехать сюда из Парижа не самое легкое и быстрое занятие. Ты устала?
-Есть чуть-чуть.
Майкл нежно укрыл её одеялом, повернув на бок, как это он делал с Адамом, и собрался встать одеться.
-Не уходи,-почти умоляя сказала Никита.-Я не смогу заснуть без тебя.
-Спи спокойно. Я не уйду.
Он обнял её, и Никита заснула сном ребенка.
Наконец-то теперь Майкл мог свободно вздохнуть. Никита здесь, рядом с ним. Он может видеть её и в случае необходимости защитить. Чувтво облегчения и спокойствия переполнило его грудь , и он задремал.

Несколько часов спустя Никита проснулась и обнаружила, что в постели она одна. Она увидела Майкла, стоящим радом с окном, и что самое интересное, совершенно голым. Это вызвало у нее широкую улыбку, которую Майкл, будучи где-то далеко отсюда, не заметил. Она удивлялась тому, что после их занятий любовью он никогда не стеснялся своей наготы. Он мог спокойно разгуливать перед ней голым, ни капли не смущаясь. В то время, как при других женщинах, он закрывал свое мужское достоинство. Она знала это потому, что смотрела несколько записей "любовных" миссий. Тогда она пришла к выводу, что с ней ему просто легко. Он может быть самим собой, не пряча ничего ( в прямом и переносном смысле). Никита любовалась им, пока сон опять не скрутил её, но засыпать одной в холодной постели было бы как-то неприяно, когда рядом стоит человек, который может согреть ее тело и душу.
-Ты же обещал, что не уйдешь.
-Я и не ушел. Я здесь. И не заметил, как ты проснулась.
Он начал медленно идти к ней.
-Надо сказать, что, похоже, я сейчас опять усну. Я даже не думала, что полеты на пассажирских самолетах так утомительны.
Никита , до этого державшаяся на локте , полностью легла на подушку, а Майкл, сначала поцеловав её шею, лег ей на живот.
-О чем ты думал?
-О тебе.
-И что именно?
-Обдумывал, как тебе уйти из Отдела целой.
-А почему "целой"? Они что, меня пытать будут?
-Нет, не будут. Но могут решить, что ты рассекретишь Организацию, и убъют.
-Узнаю "отдельского Майкла". Безжалостный реалист, превосходный стратег.
-Нет, просто я пытаюсь быть объектвным. Я не хочу потерять тебя и должен тогда обдумать каждый шаг.
-Ты меня не потеряешь. Но , по-моему, ты сам сказал, что мы можем подумать об этом завтра. А у нас сейчас есть занятие по-прияней.
С этими словами она притянула его голову к себе и поцеловала нежно, как могла.


-Привет, Вальтер. Как жизнь?
-О, дорогуша, ты вернулась? Вот такой веселой ты мне больше нравишься, а то на тебе лица не было. Что с тобой произошло? Где ты отдыхала? Рассказывай.
Никита четко выучила наставления Майкла, насчет того, что и кому сказать.
-Сняла маленький домик в пригороде Парижа. И пересмотрела там свои взгляды на жизнь. Помогло.
-О чем же ты там думала?
Этого вопроса Никита и Майкл касались мало, и ей пришлось импровизировать.
-О смерти. Если жить, как человеку мне не полагается, то я думала, как же мне нормально уйти из жизни.
-Ну ты даешь. И чего бы ты хотела?
-Я бы хотела, чтоб я умерла рядом с ним. Нет, я бы хотела, чтоб меня убили. Одной пулей попали мне в сердце и чтоб я не мучалась.
-Ну ты просто помешанная. На нем.
-Ничего не сделаешь.
Вальтер посмотрел на не подозрительно, попрощался и вышел.Он пошел прямиком к Джейсону.
-Эй, Джейсон, мне нужна твоя помощь
-Что такое?
-Как ты думаешь, можно ли узнать, где последнюю неделю провел один из людей Отдела?
-Смотря кто.
-Никита.
Джейсон кинул на него испуганно-удивленный взгляд и медленно придвинулся к компьютеру. Но потом унял свое изумление и сказал:
-Во времена Шефа и Медлин у нее был встроенный передатчик. Если она от него не избавилась, то все это можно просто проделать.
-По-моему, не удаляла.
-Точно. Не удаляла.
-Какой промежуток времени тебя интересует?
-Я же сказал, последняя неделя. И ,Джейсон, для точности поставь вопрос:"Была ли она эту неделю во Франции?"
-Ждем.......................................Нет, не была.
У Вальтера застучало в висках. Как она могла? Он четко помнил, что она сказала, будто была в пригороде Парижа."Сняла маленький домик в пригороде Парижа". Предательница. В глазах у него потемнело и он понесся к Никите в кабинет.

-Ты что-то забыл, Вальтер.
-Да, забыл. Побить тебя. Как ты могла? Солгать мне? Почему ты не сказала, что всю эту неделю провела с ним?
-Ну и что с того? Я не хотела, чтоб кто-то это знал.
-Когда же ваша следующая встреча?
-Тебе не нужно это знать.
-Ты собираешься бежать с ним?
-Да.
-Ты что, дура? Кто ж тебе даст уйти? Отсюда есть две дороги: или повышение по службе или смерть. Похоже, ты выбрала второе.
-Нет, Вальтер, я выбрала жизнь на свободе с Майклом. Я уже достаточно наслужилась человечеству. Пора и меру знать. Лучше помоги мне.
-Ага, как? Убить тебя самому? Я не знаю, что рассказал тебе Майкл, но на свободе ты не проживешь и двух минут.
-Проживу даже больше. Мы с ним все спланируем.
-Ты все твердо решила?
-Да. Тверже быть не может.
-Ну тогда мне остается только смотреть, как ты сама загоняешь себя в могилу. Я с самого начала предвидел это и предупредил тебя. Мне жаль, Никита.
-Ты можешь нам помочь?
-Как?
-Мы встречаемся с Майклом завтра. Ты пойдешь со мной.
-Если я смогу этим спасти твою жизнь, то я сделаю все.
-Отлично.


Вальтер и Никита вот уже полчаса сидели в квартире Никиты. Насколько они знали, камер слежения и устройств прослушивания теперь в квартире не было, и можно было разговаривать свободно. Но они почему-то сидели молча. Наконец, прозвучал долгожданный стук в дверь. Никита за секунду преодолела расстояние от дивана до двери, и открыла её.
Более продолжительного и страстного поцелуя Вальтер не видел даже в кино. Он было подумал, что они сейчас начнут раздеваться. Но они нашли силы остановиться. Если до этого момента Вальтер еще хотел переубедить их в необходимости побега, то теперь понял, что это будет пустая трата времени.
-Привет, Майкл.
-Привет.
С этими словами они подошли друг к другу и похлопали дружески по спине.
-Майкл, как ты себе представляешь её побег?
-Никита выберет человека и передаст ему командование. Затем проберется в архивы и в пересменку сотрет свои файлы, чтобы её не могли найти. Но, как я понял, сейчас более ужесточенное слежение за архивами, после того, как их уже стирали, и после удаления своего файла у Никиты будет две-три минуты, чтобы выйти из Отдела, пока не пришли оперативники. Вальтер, отвлекай их и охрану сколько сможешь в это время. Завтра ваша задача удалить из тела Никиты "жучок". Только не в медблоке, там регистрируются все операции, и подобная вызовет подозрение. Возьмите неоходимые инструменты оттуда. На этом вроде все. После завтра Никита будет уже на свободе.
С этими словами он повернулся к ней и одарил нежным взглядом.
-Вальтер, извини, но могу я с тобой попрощаться на сегдня?
-Так, ребята я все понял. Пока. Только кровать не сломайте.
-Спасибо за заботу.


На спине Никиты, в месте, где раньше было устройство слежения, теперь был шрам. Пусть это не очень красиво, но зато теперь она почти свободна. Осталось только удалить файлы. Лишь бы Бог в это время был с ней. Неужели она не достойна того, чтобы прожить остаток жизни как нормальный человек?
Оставалось несколько минут до смены охраны. Она сделала правильный выбор, передав командование Вальтеру. Она ему доверяет. Её отец был бы доволен её выбором...наверное. Но ничего уже поменять нельзя. И слава Богу. Время - пора.
Она услышала голоса оперативников и выглянула из-за угла. Они уходили. Тихо она подошла к двери. Она усмехнулась про себя:" Я - Шеф Отдела. И я украдкой пытаюсь подойти к своим же "владениям". Кто придумал этот дурацкий порядок, чтоб получать разрешение свыше на вход в архивы? При том с каким-то пропуском...Чувствую руку отца".
В глазах становилось все темнее и темнее, и подобно яркому свету, на мониторе засияло слово " ERASED ".


-Сэр, кто-то пробрался в архивы Первого Отдела. И стирает файлы.
-Высылайте группу немедленно. Если стирает файлы, значит преднамеренно и знает, как это делается. Ликвидировать. Что за файлы?
-Никиты.
-Пытается бежать. Я всегда знал, что с ней будет много проблем. Она никогда не давала нам покоя. Она мне надоела. Уберите её. Группу на выход из Отдела.
-Есть, сэр.


Никита бежала по проходам Отдела, еще не осознавая, что видит все это в последний раз. Она услышала, что кто-то идет и спряталась за угол. Но человек увидел её и пошел за ней. Никита потянулась за пистолетом. Но не успела - человек схватил её за руки раньше.
-Вальтер!
-Дорогуша, мы с тобой ведь даже не попрощались.
-Извини, совсем забыла.
-Давай только сначала выйдем отсюда.
-Пошли.

В Центре.
-Докладывайте обстановку.
-Я на крыше. Здесь ждет человек рядом с машиной. Больше никого.
-Ты можешь его опознать?
-Да, это Майкл.
-О, сладкая парочка. Не вытерпели все-таки.
-Что мне делать?
-Как только она выйдет из Отдела, ликвидируй. Всем группам - остановиться. Снайпер в готовности номер 1. Он сам справится.

Никита и Вальтер вышли из Отдела и теперь стояли под навесом. Никита уже видела Майкла. Оставалось только сказать Вальтеру слова прощания и наступит долгожданная свобода!
-Прощай , Вальтер. Я думаю мы еще увидимся.
-Прощай, Никита. Не думаю, что мы еще увидимся. Пиши.
Это слово "пиши" казалось было из какой-то другой жизни, обычной, человеческой жизни. Оно заставило Никиту улыбнуться.
-Вальтер, я люблю тебя.
-Как Майкла?
-Как друга.
-Я тоже люблю тебя, детка. Я буду скучать.
-И я. Ну я пошла.
Она отошла от своего друга и побежала к своему любимому. Майкл медленно пошел к ней навстречу.


-Она у меня на мушке.
-Стреляй.
Наконец, наступил тот долгожданный момент облегчения, когда она освободилась от своих обязанностей. Майкл обнял её и из груди вырвался стон. В тот самый миг , когда она была на вешине счастья, биение её сердца прекратилось.
Снайпер был меток, как впрочем и все снайперы. Его пуля осталась в теле Никиты и не коснулась Майкла.
Прошло несколько секунд, прежде чем Майкл и Вальтер поняли, что произошло. Майкл так же крепко держал в своих объятиях Никиту, только уже на волоске от смерти. Её ноги больше её не держали. Майкл первый пришел в себя и мысль о её смерти привела его в ужас. Он сильно зажмурил глаза, и когда открыл их , они были полны слез. Он присел и положил голову Никиты себе на колени.
Когда Вальтер очнулся, то со всех ног кинулся к умирающей.

-Вальтер.
Её голос был хриплый.
-Помнишь, я говорила тебе о том, как я хочу умереть?
-Помню, детка.
-Мечты сбываются. Даже у оперативников Первого Отдела. Майкл, я люблю тебя. Бог есть на свете. Он дал мне тебя, когда мне больше всего было это нужно.Я не имею права жаловаться на то, что он забрал меня не вовремя. Но одно хорошо. Я умираю в самый счастливый момент своей жизни. Рядом со мной два самых любимых моих человека. Я не смогла ничего тебе оставить на память о себе. Я бы очень хотела подарить тебе ребеночка. Но видно не суждено. Я не чувствую боли.....Я умираю....свободной....
Она продолжала смотреть на Майкла теперь уже безжизненными глазами. На губах была легкая улыбка и крови на теле не было видно. Волосы её послушно ложились на плечи. Смерть не сумела затенить её красоту. Такой она осталась в памяти Вальтера и Майкла. Пусть она останется такой в памяти и у нас.


Вальтер первый выдавил из себя слова:
-Она говорила о мечтах. Она мечтала умереть рядом с тобой.
-Я не сумел ей дать того, что она заслужила. Я пойду с ней.
Он попытался выхватить у Вальтера пистолет, но тот остановил его.
-У тебя сын. Подумай о нем.
-Как я смогу жить без неё?
-Так же , как жил раньше. Она ведь не умерла для нас. Она живет в наших сердцах. Придет и твой день , и ты воссоединишься с ней. А пока...
Боль переполнила сознание Майкла и он закричал. Он последний раз поцеловал её губы, а потом закрыл её глаза...

Her story is completed.....now.

Эпилог.
Майкла даже не пытались схватить. Начальство согласилось с кандидатурой Вальтера на пост Шефа. Майкл и Вальтер похоронили ЕЁ на кладбище в пригороде Парижа. На мемориальной доске было три слова.

LA FEMME NIKITA

Два раза в год они приезжали сюда, чтобы почтить её память - в день смерти и рождения.
Майкл не посмотрел больше ни на одну женщину и жил, ради того, чтобы умереть, когда Адаму исполнится восемнадцать.
В их сердцах никто так и не сумел занять ЕЁ место.

The end

 

#2
Nikita S
Nikita S
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Мар 2010, 21:29
  • Сообщений: 22710
  • Откуда: Берег Волги
  • Пол:
А счастье было так возможно! :cry:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей