Перейти к содержимому

Телесериал.com

Гемстоун 1. NC-18 (Эта история содержит сцены, которые не рекомендуется читать детям до 18 лет).

Автор Leigh, перевод M$M, CC, afm, JNK.
Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22540
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Гемстоун.

Автор Leigh, перевод M$M, CC, afm, JNK.




Глава 1.часть 1

ВНИМАНИЕ: Эта история содержит описание сцен, которые не рекомендуется
читать детям до 18 лет. Автор заранее предупреждает об этом. Так как Вы
предупреждены ,то ответственность ложится на Вас, а не на автора.
(Примечание от переводчиков: В фанфиках, посвященных Никите много разных
историй. Многие нам понравились, а особенно те, где всем известные нам
герои переносятся в различное время, ситуации, иногда даже и нет Первого
Отдела. Эта история тому пример. И помните, пожайлуста, что это фанфик.
;-) )
--------------------------------------------
Смерть пришла в город Понтус. Ее крылья коснулись его и заставили
замолчать некогда оживленные и шумные улицы города. Темные столбы дыма
поднимались к небу, где, смешиваясь с ранним утренним туманом, наполняли
воздух горечью и резким запахом. Большинство домов, маленьких магазинчиков
было разрушено. Много павших воинов как Ватианов так и их противников уже
никогда не поднимутся и лежат, устремив ничего не видящие глаза в
затянутое дымом небо.
" Стоп, Дахомей. Стой ". Мэдлин остановилась и придерживая левой рукой за
узду своего коня, правой успокаивающе похлопала его по спине. Налетевший
утренний ветер захлопал темно-красным плащом, подставив под солнечные лучи
ее кольчугу. На левой руке, как и все Ватианы, она носила щит с
изображением их покровительницы - Афины. И сейчас глаза Мэдлин своим
холодом ничем не отличались от глаз богини на ее щите. Ветерок слегка
закачал красно-золотым пером редкой птицы Имаус на верхушке ее шлема,
растрепал темные, почти цвета эбонита волосы, коснулся края юбки, что
плотно облегала ее ноги, и улетел. Охранники тихо стояли, сзади позволяя
своей повелительнице осмотреть поверженный город.
Она распрямилась и вложила меч в окантованные золотом ножны, притороченные
к седлу Дахомея. "Сегодня уже не будет боя, Дахомей", она пристально
рассматривала поле битвы, которое раскинулось ниже ее. Она собрала своих
лучших воинов, пять тысяч человек и привела их сюда, узнав, что на Понтус
напали. Из-за недавнего шторма река Термодон разлилась, что сильно
задержало их в пути, и когда они на рассвете достигли города, он уже лежал
в руинах, а дворец ее сестры Адриан был разрушен. Со склона, откуда она
рассматривала павший город, она видела, как часть ее охраны осматривает
город в поисках живых. Мэдлин очень надеялась, что Адриан была жива. Она
хорошо знала свою сестру, которая сражалась бы до последнего вздоха, но не
выдала бы тайну, которую они хранили. Тайну, связанную с древним
пророчеством, и которое уже частично произошло девятнадцатью годами ранее.

Сестры специально скрывали смысл пророчества, известного как Гемстоун,
чтобы дать ему исполнится до конца. Но разве возможно, что-либо скрыть в
этом мире? Намеки, слухи окутывали Гемстоун. Короли, императоры и мелкие
различные сумасброды частенько нападали на города Ватианов, чтобы узнать
правду о Гемстоуне. И сейчас у Мэдлин не было никакого сомнения, что
нападения на Понтус опять связано с Гемстоуном. Получили они его или нет,
это предстояло выяснить.
Одинокий всадник выехал из города и по дорожке склона поскакал к Мэдлин.
Айлла, наставница первого разряда, командир ее личной охраны придержала
лошадь рядом с Мэдлин. Айлла сняла шлем, тряхнула волосами и протянула
своей королеве кусок ткани с рисунком. Мэдлин взяла ткань, внимательно
посмотрела на рисунок и перевела взгляд на город. "Скайтианы. " "Да,
M'ирен, " Айлла назвала Мэдлин ее королевским именем. "Я уверена, что эта
работа старшего из братьев Вольф. Того, кого мы знаем по имени Поль". Лицо
Мэдлин потемнело. Она хорошо знала этого Поля. Они несколько раз уже
встречались на поле битвы. И каждый раз она убеждалась, что он трус. Он
был отвратительный человек, и сейчас она жалела, что тогда, при их
последней встрече она не стала его, трусливо бежавшего с поля боя,
догонять и убивать. А сейчас он осмелел настолько, что решил напасть на
Понтус? Вероятно, что-то подталкивало и поддерживало его. Но что? Она
повернулась к Айлле. "Вы нашли Адриан?" " Да, M'ирен. " Айлла замолчала,
собираясь с духом, чтобы сообщить печальную весть своей королеве.
Несомненно, она выдержит, но для нее это будет большим ударом. "Мы нашли
ее на северном балконе. Около входа в королевские палаты." Она увидела как
боль появилась в глазах М'ирен и спокойно добавила :"Она дорого продала
свою жизнь".
Мэдлин прикрыла глаза, чувствуя, как волна горя и потери проникает в
уголки ее сердца и души. "Да" тихо прошептала она "Адриан не ушла в
вечность легко и быстро". Будучи старшей из сестер, она не знала поля
битвы уже много лет, но несмотря на это Адриан была опасным противником.
Она взяла с собой много варваров, столько сколько требовал ее упорный и
смелый дух.
Открыв глаза, Мэдлин глубоко вздохнула и тихо прошептала, посылая
последние слова душе своей мертвой сестры: "Tu ar'e e moni atu nei:
Отдыхай спокойной в мире, сестра. Мы встретимся снова". Дахомей, чувствуя
горе хозяйки, заржал и беспокойно заплясал на месте. "Дахомей, стой".
Мэдлин натянула узду, придерживая лошадь, и подъехала еще ближе к Айлле."
А что Никита? " спросила она, не сводя пристального взора с Айллы. Айлла
покачала головой. "Мы искали ее везде. Ее нигде нет, M'ирен". Так вот, что
вызвало нападение Сайтианов. Она решительно и с холодом в глазах
посмотрела на возвышающие вдали Кавказские горы. Она приняла решение.
"Собирай женщин, наставница," приказала она. "Мы едем на запад, чтобы
освободить мою дочь".
************ "Вы понятия не имеете, что вы сделали". Ватианка гордо
вскинула голову, не обращая внимания, на сковывавшие ее лодыжки и руки
цепи. Она холодно посмотрела на человека со светло-серебристыми волосами,
который спокойно сидел перед ней. Ее длинные, льняного цвета волосы,
свободно лежали на плечах, опускаясь до талии, оттеняя ее загорелую кожу.
Тонкая кольчуга, обхватывала тело, оставляя открытым руки и часть шеи.
Юбка, из прекрасно выделенной кожи, плотно облегала ее стройные,
мускулистые ноги до середины бедра. С меховой подкладкой сапоги закрывали
ее ноги до колен. Поль, ее захватчик, пристально оглядел ее, позволив себе
задержать взгляд на не прикрытое юбкой часть бедра. Несомненно, Ватианы
были не только смелыми и храбрыми воинами, но и удивительными
представительницами женского пола. От частого пребывания на солнце во
время походов и тренировок их кожа была цвета бронзы. В отличие от мягких
и пышных тел женщин Скайтианов, Ватианки были крепкие и мускулистые. Они
вообще не были похожи на женщин его рода, которые скрывали свою
бело-снежную кожу от лучей солнца под одеждой. И все же, несмотря на это,
подумал Поль, она очень привлекательна.
"Ты обрек своих людей на смерть", сказала она ему. В ее голосе слышалось
презрение. "Прибереги свои угрозы для кого-нибудь другого, кто поверит им"
сухо ответил Поль. Он встал и подошел к ней ближе, пристально рассматривая
ее. "Я не боюсь вас. По крайней мере, позволь тебе напомнить, что я
выиграл сражение в Понтусе". "Выиграл?" определенно это рассмешила ее." Ты
вообще не победил. Ты получил временное преимущество за счет
предательства. Скажи мне" и в ее голосе снова появились презрительные
нотки. "Сколько ты заплатил Лепенесам?" Поль низко и глухо рассмеялся. "У
меня нет никакого желания объясняться с тобой, язычница" сказал он.
"Лжец"! прошипела Ватианка, не сводя с него разъяренных глаз.
Двенадцать дней назад до Адриан дошла весть, что на Тритониусов напали
Лепенесы. Вражда между этими двумя племенами была известна с давних пор и
стычки были не редкостью. Обычно Тритониусы с легкостью отбивались от
Лепенесов, но недавняя вспышка загадочной болезни ослабила Тритониусов и
они позвали Ватианов на помощь. Мэдлин предупредила Адриан, чтобы
последняя не посылала отборные части, а послала небольшой отряд. К
сожалению, Адриан не послушала свою младшую сестру. "Тритониусы - это род
нашей матери", напомнила она Мэдлин." Если ты отказываешься посылать своих
людей, то я пошлю своих". Белокурая Ватианка с ненавистью посмотрела на
мужчину. "Ты заключил союз с Лепенесами. Как бы ты еще узнал об этом? И
подготовился к нападению на Понтус?" "Знаешь, а ты бы была неплохим
командиром, язычница. Не моя ошибка, что Адриан поступила так по-дурацки и
оставила город практически без прикрытия. Это лишний раз подтверждает, что
война дело мужчин, а не женщин". Глаза Ватианки блеснули, но она
сдержались, и посмотрела на своего захватчика, который расхаживал перед
нею. "Скорее ты сделал ошибку, и ты за нее ответишь. М'ирен и ее армия
скоро будут здесь", сказала она, отвлекая его от мыслей. "И когда она
уничтожит всех твоих людей, когда даже ваши боги не помогут вам, ты
поймешь, что это была твоя ошибка". Поль некоторое время молча и без
выражения смотрел на нее, и внезапно громко рассмеялся. "Ты думаешь, что я
дурак, не так ли?" отсмеявшись, спросил он. Он подошел к ней ближе и
остановился в двух футов от нее. Пальцем он коснулся ее щеки и холодно
прошептал: "Я знаю очень много о твоих людях и о тебе тоже, Никита".
Удивление промелькнуло в ее глазах, когда он произнес ее имя, но она
быстро овладела собой. Но было поздно. "Да", продолжил Поль," Я знаю, кто
ты. И я знаю о твоей связи с Гемстоуном. Ты думаешь, это счастливое
совпадение, что ты единственная осталась в живых из пленников?" Он
рассмеялся, и опустил руку. " Нет, Никита, ты была выбрана, богами и мной,
чтобы спасти моих людей". "Ты говоришь загадками, старик" сказала Никита,
стараясь не показать своего волнения. Но Поль почувствовал это и
продолжил. "Тогда скажу тебе яснее", сказал он, "и мы увидим, кто говорит
загадками". Он развернулся и подошел к шкатулке, откуда достал слоновий
клык, длиной около фута и с вырезанными иероглифами на нем. На широком
конце клыка имелась золотая пластина, с вделанным в нее огромным сапфиром,
который таинственно и мрачно горел внутренним огнем.
Никита не отводила глаз от Поля, пока он возвращался к ней. Она старалась
не показывать ему, что узнала, что за предмет сейчас он держал в руках.
"Ты знаешь, что это?" Она, молча и с непроницаемым выражением смотрела на
него. Уголок рта Поля дернулся в усмешке. "Это - подарок, который я
получил несколько лет назад". Сжав челюсти, усилием воли, Никита не
позволила себе плюнуть своему мучителю в лицо. Клык, который Поль держал в
руках, был украден несколько лет назад из замка ее матери. Тогда они так и
не смогли выяснить, кто это сделал, но Мэдлин и Адриан подозревали, что у
Ватианов появился перебежчик и шпион. И это была одна из причин, почему
Никиту отослали жить к Адриан. Это было уловка ее матери и тетки, чтобы
ввести в заблуждение, того, кто завладел слоновым клыком. "И теперь" -
Никита безучастно посмотрела на мужчину перед собой - "Уловка потерпела
неудачу. Так или иначе, Скайтианы нашли способ расшифровать надписи,
вырезанные на клыке, и теперь знали тайну пророчества Гемстоун". Поль
улыбнулся и посмотрел на клык в своих руках. "Это было вырезано, когда
королева Мэдлин родила второго ребенка. Очень интересно, правда?"
задумчиво произнес он и перевел взгляд на нее. " Моим друидам понадобилось
очень много времени, чтобы расшифровать это. Но они это сделали". Он
погладил пальцем сапфир и продолжил. "Как ты, наверное, знаешь, Никита,
среди мудрецов давно ходит слух о некоем Гемстоуне, который хранится у
Ватианов. Согласно слуху, этот Гемстоун - ключ к будущему Ватианов и
странам мира". Он приподнял бровь и улыбнулся, увидев, как Ватианка с
яростью посмотрела на него. "Людям долго внушали, что Гемстоун это камень.
Вот почему на Вас так часто нападают. Ищут камень. Но есть ли он на самом
деле?" спросил Поль. Он слегка наклонил голову и посмотрел на Никиту
сузившимся глазами. "Или это просто слух, который специально
распространили Ватианы, чтобы не позволить своим врагам объединиться?"
"Ты, кажется, знаешь, ответы на все вопросы", Никита вздернула подбородок.
"Зачем ты спрашиваешь меня?" Уголок его рта дернулся. "О, я думаю, что ты
знаешь, почему, Никита, " сказал он. "Я признаю, что я тоже попался на
вашу уловку и искал волшебный камень. Камень, который даст его владельцу
власть и могущество. Но я достал этот камень". Поль повернул клык, и
сапфир ярко заблестел в свете факела. "И вот, наконец," продолжил Поль ,
"Я решил, что получил Гемстоун. Но я ошибся, не так ли?" спросил он.
Никита молчала. Он ласково провел пальцами по надписям на клыке. " Однако,
тайна, " сказал он, не сводя глаз с Никиты, "это не драгоценный камень. Не
так ли? Так сказано здесь. И мои друиды говорят, что надпись указывает на
второго ребенка королевы Мэдлин".
Поль холодно посмотрел на женщину перед ним "Ты - второй ребенок, Никита.
Ты - это Гемстоун". Никита покачала головой. "Жадность ослепила тебя и
сделала тебя дураком". "Дураком"? Поль улыбнулся, положил клык на стол и
повернулся к ней. "Это - ты дура, Никита, если ты думаешь, что можешь
прикрываться своим неведением относительно того, что я тебе сказал". Он
медленно обошел ее, не спуская с нее, с жадностью загоревшиеся глаза, с ее
волос и кончая открытыми ногами. "Ты - Гемстоун, и теперь я твой
владелец". Он остановился перед ней и посмотрел на нее с надменной
уверенностью. "Я женюсь на тебе, так решили боги". "Ты не только дурак, но
и сумасшедший " разъяренно прошипела Никита " Почему ты решил, что Ватианы
позволять какому-то ублюдку управлять ими?" Поля ее вспышка ярости
оставила безразличным. "Ты не можешь не выполнить пророчество, Никита. Это
- судьба, и я собираюсь выполнить ее предначертание. К тому времени, как
ваша мать и ее армия прибудет сюда, мы будем мужем и женой".
"Никогда"! быстро как молния, Никита прыгнула вперед, занося свободные
звенья цепи меду ее руками и ударив Поля поперек лица. Захлебываясь
кровью, он с криком рухнул на пол. Он сумел только позвать охрану, как
Ватианка прыгнула ему на грудь и начала душить его.
* Майкл приехал только что от Лепенесов, которых два месяца обучал
стратегии войны. Он направлялся в комнату к своему дяде, чтобы сообщить
ему новости о сражении между Лепенесамии и Триноусами, как услышал громкий
крик из комнаты дяди. Охранники, стоявшие снаружи комнаты тоже услышала
это и ворвались в комнату. За ними вбежал Майкл. Поль лежал на пол, глаза
его вылезли из орбит, так как он пытался скинуть с себя женщину, которая
душила его. От этого зрелища Майкл на несколько секунд остолбенел.
Внизу солдата сообщили ему, что нападение на Понтус было удачное и Поль
захватил Ватианку. Но ничто, что раньше слышал Майкл, не подготовило его к
тому прекрасному образу женщины, которую он увидел.
Увидев охрану и Майкла, Ватианка вскочила и схватив Поля за тунику
вздернула его, прикрывшись им как щитом. Поль закричал от удивления и
боли, когда охранники не ожидавшие такого поворота событий по ошибке
нанесли удар ему в спину. Никита, увидев как свет в его глазах тускнеет
гордо заявила "Я сама выберу своего мужа, варвар" и бросила его,
потерявшего сознание на пол.
**** Муссон пришел с Азовского моря,
принеся ливень и яростный ветер, который ломал столетние деревья и мешал
армии Мэдлин продвигаться вперед. Ливень жестоко хлестал Ватианов, которые
упорно двигались к Кавказским горам. Мэдлин разрывалась между желанием
спасти дочь и заботой о солдатах. В конце концов она пожертвовала
инстинктом матери и приказала , чтобы армия повернула и остановилась в
Темскае.
Если бы Адриан была жива, то Мэдлин отправила большую часть армии к ней, и
продолжила бы своей путь с оставшейся. Но Адриан была мертва и не было
никакого на кого можно было оставить королевство. Она и Адриан управляли
королевством вот уже двенадцать лет - с тех пор, как их мать погибли в
сражении с Горгонами. Адриан была наместником и следила за порядком внутри
страны. Ее столицей был Понтус. Мэдлин была М'ирен, королевой воинов,
отвечала за защиту Ватианов. Ее домом был Темскай, где обучались все воины
Ватианов.
Все Ватианки после двенадцати приходили в Темскай, где проводили следующие
четыре года, обучаясь воинскому искусству. В шестнадцать лет они
становились полноправными воинами и служили в армии четыре года. За все
это время Ватианкам запрещали иметь мужей. Правила требовали, чтобы они
оставались девственницами, так как отсутствие детей гарантировало, что
Ватианки всегда будут готовы к сражению.
У Никиты уже подходил последний год обязательной службы, но она выразила
желание остаться в армии на более длительный срок. Желание, которое многие
Ватианки принимали на последнем году. Теперь, когда Адриан была мертва,
Мэдлин понимала, что Никита должна стать М'ирен, а сама Мэдлин заняться
внутренними делами страны, как это делала Адриан. В этот день решалась бы
не только судьба Никиты и всего королевства Ватианов, но и соседних
государств. Она была Гемстоун Ватианов и ей было предопределенно богами
объединить соседние государства.
Мэдлин вздохнула и подошла к окну. Деревянные ставни дрожали под напором
ветра, капли дождя при порывах проникали в щели, а ей оставалось только
слушать одинокий вой шторма и молится, чтобы с Никитой было все в порядке.

Огонь ярко полыхал в очаге, распространяя по комнате тепло и запах
горящего дерева. Чувствуя холод в душе от событий последних дней Мэдлин,
погруженная в мысли, медленно расхаживала по комнате. Отвлекая от мыслей,
раздался стук в дверь. Подняв глаза, она увидела Айллу, которая внесла в
комнату поднос с едой и со свечой. "Я принесла Вам кое-что поесть, "
сказала она и поставила поднос на стол. "У меня нет аппетита", сказала
Мэдлин, покачав головой. "M'ирен, Вы должны поесть, чтобы у Вас были
силы". "Как я могу? " спросила Мэдлин, "Когда моя дочь может быть сейчас
сражается за свою жизнь? " Айлла помолчала несколько секунд и посмотрела
на свою королеву, которая снова беспокойно заходила по комнате. Она
протянула руку, чтобы коснуться плеча своей повелительницы, но передумала
и опустила руку. " Боги защитят, Никиту, " сказала она спокойно. " Вы
должны верить в это". Мэдлин глубоко вздохнула и посмотрела на огонь. " Я
думала, что боги всегда присматривают за ней, а теперь...... я сомневаюсь.
Понтус разрушен, Адриан мертва и теперь этот шторм. Как будто боги
отвернулись от нас".
Aйлла подошла ближе, и внимательно посмотрела на нее. "Что Вы будете
делать? " спросила она, и Мэдлин медленно покачала головой. "Нет того, что
я или кто-нибудь другой может сделать", спокойно ответила она. "Если боги
отвернулись от нас, то мы обречены".
************ " Как тебя зовут? " спросил Майкл. Никита подняла глаза на
мужчину, стоящего перед ней, но промолчала. Он снял кольчугу, ту которую
она видела раньше, и переоделся в черную тунику, которая свободно свисала
ему до колен, и была перехвачена темным ремешком на талии.
Он был намного моложе того самодовольного Скайтиана, на которого она
напала. Настолько молод, что мог бы быть его сыном. Но пока Никита
рассматривала его, длинные темно-рыжие волосы до плеч, изумрудные глаза,
слегка изогнутый нос, сильно сжатые губы и сильную челюсть, она решила,
что он слишком красив, чтобы быть сыном того седоволосого Скайтиана.
"Я задал тебе вопрос " сказал он, в ответ на ее молчание. "А как зовут
тебя? " она уверенно и открыто посмотрела на него. Она сидела на полу,
откинувшись на стену комнаты, куда ее притащила охрана. Охрана сняла цепи
с ее рук и приковали ее ноги одной цепью, вделанной в противоположную
стену.
"Ты не в том положении, чтобы задавать вопросы " ответил Майкл. " Почему?
Потому что я - пленница? Или потому что я - женщина? " Ее ответ, казалось,
рассмешил его. Он быстро опустил глаза, но уголки рта дернулись в усмешке.
"Все женщины Ватианы, такие как ты?" Он отошел к столу, налил в чашку
воды, медленно подошел к ней и протянул ей. Никита посмотрела на чашку,
которую он ей протянул, затем перевела взгляд на него. "Возьми," он
спокойно смотрел на нее. "Еды я принесу попозже". Она сузила глаза и
недоверчиво посмотрела на него. "Сначала попробуй ты" ответила она, не
чуть не беспокоясь, что его это заденет. Он, приподняв бровь, посмотрел на
нее, пожал плечами и поднес чашку к своим губам. Не спуская с нее глаз, он
медленно сделал глоток, затем опустил чашку. Она не сводила с него глаз,
затем осторожно взяла протянутую ей чашку. После осторожного изучения
содержимого, она припала к чашке.
Майкл рассматривал ее, пока она пила. Его глаза медленно окинули ее мышцы
шеи, задержались на пульсе, который ровно бился у ее основания, перевел
взгляд на ее волосы и лицо. Цвет ее волос был странен, но не противен. У
Скайтианок волосы были темные и глаза тоже. Некоторые красили свои волосы,
добавляя оттенки красного или каштанового, но никогда он не встречал
женщину с волосами, подобно бледному лунному свету. Никогда. Это
притягивало, хотелось коснуться их, пропускать пальцы через них.
Никита закончила пить и протянула чашку ему. "Спасибо".
"Ты все еще не ответила на мой вопрос".
"Я не могу этого сделать", ответила она, откидываясь на стену. "Наши
традиции запрещают женщинам называть свое имя".
Майкл удивленно приподнял брови, заинтригованный ее ответом и спросил "
Почему - запрещено?"
Она посмотрела на него , давая понять , что его это не касается, но так
как вряд ли он это сможет использовать, она решила удовлетворить его
любопытство. "Имена даются нам при рождении и священны для нас, "
объяснила она. " Мы никогда не говорим его, кроме очень редких случаев,
когда называем их своим мужьям. Но чаще Ватианки так и проживают свою
жизнь, никогда не открывая своего имени мужчине".
"Это как обет безбрачия? " недоверчиво спросил он.
Несмотря на ситуацию, Никита улыбнулась. " Я не говорила, что мы даем обет
безбрачия. Ватианские женщины могут за свою жизнь иметь несколько мужчин,
но это не значит, что каждому из них назовет свое имя. Она решает это
сама, когда выбирает себе мужчину на всю оставшуюся жизнь".
Майкл помолчал несколько секунд. " Это - интересная практика, " наконец
сказал он." А ты скажешь свое имя, когда выберешь?" Никита прикрыла глаза.
"Ты задаешь слишком много вопросов." "Я просто интересуюсь" ответил Майкл.
"Хорошо, интересуйся. Но у меня нет никакого желания отвечать на твой
вопрос".
"Тогда скажи мне," спросил он, "почему мой дядя только тебя оставил в
живых из тех, кого захватили в Понтусе? " "Откуда я знаю? " ответила она и
устало откинулась на стену. " Почему ты не спросишь его?"
Он опустил взгляд, несколько секунд смотрел в пол, затем отвернулся от
нее. " Я не должен был спасать тебя " тихо сказал он. " Я мог бы позволить
охране убить тебя, за то, что ты сделала". Она несколько мгновений
смотрела на него, оценивая, чего можно ждать от этого мужчины. Наконец,
она наклонила голову на бок и не отводя от него глаз спросила, "Что ты
собираешься делать со мной? " "Я еще не знаю," ответил он. Он посмотрел на
нее и объяснил "Я хочу узнать, что мой дядя хотел от тебя". "Если он
выживет" Он посмотрел на нее, затем развернулся и пошел к двери.
"Подожди". Он остановился и услышал, как зазвенела цепь, потому что она
поднялась с пола. "Что? " спросил он, не поворачиваясь к ней. "Если твой
дядя умрет, то, что случится? Кто будет главным?" Он медленно повернулся.
"Я буду главным". Никита задержала дыхание и медленно сделала шаг к нему
"Я не могу назвать тебе мое имя, но я могу сказать тебе, что я тот, кто
помешает кровопролитию между нашими людьми". Его глаза внимательно
осмотрели ее сверху до низу. " Продолжай," низко сказал он. Он увидел, что
как ее плечи слегка распрямились, и она вздернула подбородок. "Я - дочь
M'ирены Ватианов," заявила она повелительно. "У твоего дяди возникла
бредовая мысль женится на мне, для того чтобы объединить наших людей. Но
этого никогда не случиться".
" Почему нет? " спросил он. "Брак помог бы окончить войны между нашими
народами". Ее глаза похолодели и тело напряглось. " Ты действительно
веришь этому? " спросила она, затем прошипела. " Мои люди никогда не
согласятся на это. И твои тоже". Он посмотрел в сторону, затем перевел
глаза на нее. "А что, если я женюсь на тебе? " Ее глаза сузились и
заполнились такой яростью, что просто очаровали его. "Ты - высокомерный
ублюдок, " медленно заявила она, сейчас ее голос звучал низко и
разъяренно. " Точно такой же, как и твой дядя. Ты думаешь, если ты более
молод и красив, я соглашусь? " она иронически рассмеялась и откинула
голову. "Никогда", она только не рычала.
Он глубоко вздохнул, и перевел взгляд к окну." Мой дядя не переживет эту
ночь", сказал он спокойно. " Я думаю, что это так. Уже сейчас друиды и
служители готовятся к похоронам. Сообщение о его смерти послали братьям
дяди. Они, вероятно, прибудут уже завтра". Он перевел взгляд на нее и
Никите показалось, что она увидела как в его глазах блеснул огонек
сожаления. " Мои дяди моложе него. И гораздо хуже него. Они потребуют,
чтобы совершилось правосудие".
Глаза Никиты загорелись гневом. Руки сжались в кулаки и она с яростью
задрожала "И ты смеешь говорить мне о правосудии? " Она рванулась к нему,
насколько позволяла цепь " Твой дядя и его армия пересекла нашу границу.
Разрушила и сожгла наш город. Убила невинных людей и детей. Убила сестру
моей матери. Похитила меня и ты еще говоришь о правосудии? " Они
пристально смотрели друг на друга. Никита с яростью, Майкл с непроницаемым
выражением на лице. "Правосудие" хрипло произнесла Никита, "совершиться,
когда моя мать и ее армия спустятся с гор и сотрут тебя и твоих людей с
лица земли".
Она замолчала, прикрыла глаза, и глубоко вздохнув, отвернулась от него.
Майкл, чувствуя, как его тянет невидимой силой подошел к ней ближе. "Я
вижу, что тебе совсем не хочется этого видеть" Она несколько раз моргнула,
но не повернулась к нему "Вопреки тому, что многие говорят, мы - Ватианы
не язычники." ответила она спокойно "Мы не радуемся кровопролитию. Но наш
путь отличается от других племен. Наши женщины никогда не будут покорны и
доверять управлять собой чужеземцу." Она посмотрела на него: " Мы будем
сражаться на смерть, чтобы остаться теми, кто мы есть сейчас". Майкл
кивнул, и пристально посмотрел на нее и тихое понимание пришло к ним обоим
"Тогда я боюсь , что нет ничего, что сможет остановить это" спокойно
заявил он. ************************
Звук открываемой двери привлек внимание Никиты. Охранник вошел в комнату с
подносом, но, несмотря на это, все ее чувства сразу же запели о тревоге.
Она осталась сидеть около стены, из под прикрытых век смотря, как охранник
ставит поднос с едой на стол.
Он был вялым, отметила она. Ремешок на поясе висел небрежно, спускаясь
чуть ли не до колен по толстому животу, которое свидетельствовало о любви
к пиву, еде и не любви к быстрым телодвижениям. Это было легко.
Она тяжело вздохнула, чем привлекла его внимание и вытянула ноги. Никита
видела, как он пристально рассматривал ее голые ноги. Его дыхание
участилось, и она увидела, как в его глазах загорелся похотливый огонек.
Она подняла колено, так чтобы ее юбка откинулась и показала большую часть
ее бедра. Он попался. Она увидела, как он с жадностью окинул ее, и теперь,
она собиралась посмотреть, что он собирался делать. Охранник быстро дошел
до двери, проверил прихожую, закрыл дверь, запер ее на ключ и повернулся к
ней. Достав кинжал из-за пояса, он медленно двинулся к ней. Она видела,
как часто он дышит и с жадностью и нетерпением облизывает губы. "Что Вы
делаете? " спросила она, преднамеренно придавая голосу робость. "Повернись
и стань на руки и колени". Она с испугом (она очень надеялась, что испуг
отразился на лице), медленно опустилась на колени. "Только не делайте мне
больно" произнесла она дрожащим голосом и встала на колени. "Я сделаю все,
что Вы скажете". Она слышала, как участилось его дыхание и тихие
проклятия. Никита оглянулась через плечо и увидела, что он держа кинжал в
одной руке, другой возится со своей одеждой. Она терпеливо ждала, пробуя
сдержать чувство отвращения, которое заполнило ее, и так и рвалось наружу.
Наконец он стянул свои штаны и двинулся к ней. Никита действовала быстро и
со смертельной точностью. Резко вскочив и обернувшись, она ударом локтя
поразила охранника в подбородок, другой рукой выбила у него кинжал и
подхватила его. Охранник с хлюпающим звуком повалился на пол, и Никита
нанесла ему удар кинжалом в сердце. Она задержала дыхание и посмотрела на
него. Да, нет никаких сомнений, он был мертв. Он начала обыскивать его и
нашла то, что искала: ключ от ее кандалов. Она отстегнула цепь и слегка
присела, проверяя, как работают ноги.
Затем вытянула нож из мертвого охранника, вытерла кровь об его одежду,
отстегнула у него ключ от двери и бесшумно побежала к выходу из камеры.
Было поздно и в зале уже никакого не было. Обычно охрана не приносила ей
еду, за исключением того разговора, когда Майкл сказал ей, что пришлет
еду. Она жалела о том, что убила этого неповоротливого увальня, но у нее
не было выхода.
Она тихо скользила по полутемным помещениям к выходу, стараясь не попадать
в пятна света, отбрасываемые факелами, прячась в углах и темных проемах,
когда слышали шаги. Наконец она достигла двери. Она несколько раз
вздохнула, и осторожно открыв дверь, выскочила в темную теплую ночь.
Сразу же чья та рука схватила ее за талию, а другая рука закрыла рот.
"Тихо", она услышала знакомый голос и подняв взгляд, увидела зеленые
глаза, которые смотрели на нее.
КОНЕЦ части 1.
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей