Перейти к содержимому

Телесериал.com

Судный день.

Автор - Katherine Gilbert перевод - Lady
Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22586
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Судный день.

Автор - Katherine Gilbert
Перевод - Ladybird



Он с самого начала понял, что все катится к чертям, что шанс вернуться у его группы был очень мал... но его это не волновало. Он жил, нет, существовал уже шесть месяцев без нее, каждый день виня себя в том, что остался жив, зная, что это он должен был умереть... То, что он не умер, было нечестно.
Однако теперь у Майкла была возможность исправить эту вселенскую ошибку, если это можно назвать исправлением, - ведь он не мог воскресить Симону. Когда он увидел, как оружие выплюнуло кусок свинца, он не попытался избежать ранения, наоборот, он практически оттолкнул Милано с дороги, чтобы быть уверенным, что пуля попадет только в него, что он будет единственным, кому суждено умереть.
Его группа победила в перестрелке. А лидер был повержен. Отдел констатировал завершение операции, а умирающего Майкла перевезли в медотсек Отдела и передали заботам равнодушных рук. В отличие от подобных ситуаций, случавшихся и раньше, он не боролся за жизнь... Нет... Он отчаянно боролся, чтобы умереть.
Он смутно осознавал, что вокруг кипит жизнь - злой отрывистый голос Шефа приказывал докторам спасти ему жизнь... В конце концов, он был ценным материалом. Но Майкл не хотел, чтобы его вернули к жизни.
Майкл понял, что выиграл, когда почувствовал, что освободился от своего тела. Несколько секунд он смотрел, как врачи пытались его спасти, но линия ЭКГ оставалась прямой... Это даже вызвало улыбку на его незримом лице. Теперь он наконец будет свободен.
Он повернулся и ушел со сцены, направившись... теперь он мог идти куда угодно. Он не знал, куда хотел прийти, единственное, на что он надеялся - это получить забвение, раствориться, прекратить существование... Не ведая, что за этим последует.
Он пошел прочь, следуя пути, которым, полагал, должен идти, который был ему предначертан. Его вдруг осенило, что рассказы о ярком слепящем свете оказались выдумкой. На самом деле он обнаружил, что идет по длинному абсолютно темному коридору; он даже не был уверен в том, что это коридор.
Однако он шел. Хотя тоннель был создан из абсолютной тьмы - той, что таится на дне морей или в глубине пещер, - его ноги уверенно шли, будто знали дорогу, хотя сам он не знал.
Он чувствовал, что идет часами, может, днями... он больше не мог судить о таких вещах. Наконец, он увидел нечто в конце тоннеля, что-то мерцающее красновато-оранжевыми сполохами.
Он не знал, что и подумать. Сначала это была неясная точка далеко-далеко. Однако, когда он подошел ближе, точка выросла и обняла весь горизонт. Перед ним открылся казавшийся бесконечным пейзаж в горячих красных тонах.
Хотя то место, куда он пришел, принесло облегчение от тьмы, в которой он был, оно не дало ему успокоения. Вместо этого его вдруг коснулось отчаянное пугающее понимание; он хотел со всех ног убежать туда, откуда пришел, чтобы избежать грядущего, молясь, чтобы ему удался этот побег.
Однако ноги его не слушались; они неумолимо вели его к растущему океану пугающего света. И как только он оказался там, как только достиг моря огня, к которому направлялся, он взмолился, что хочет жить... Даже жизнь в Отделе была лучше этого.
Вид, открывшийся ему, был ужаснее всего, что он был способен вообразить, даже после всех полных боли и жестокости лет, проведенных в Отделе. Жители этого ужасающего подземного мира проходили сквозь океан огня - огня, который сжигал, не убивая; огня, напоминающего о всех тех зверствах, что они совершили в жизни... они чувствовали и переживали то же, что и их жертвы. Каждая пара глаз отражала ужас, таящийся внутри, ужас, который они выпустили на волю много лет назад.
Было еще кое-что в этой леденящей душу сцене перед ним, то, что делало ее еще более пугающей: тишина. Никто не произносил ни слова. Никто не кричал. Никто не прикасался друг к другу. Каждый был ужасно, безнадежно одинок, проклятый и приговоренный к вечному пламени боли, причиненной когда-то им самим. Им даже было отказано в удовлетворении от стенаний других страждущих.
Некоторое время Майкл просто стоял на пороге тоннеля тьмы, глядя вокруг с ужасом. Это был леденящий душу кошмар. Он хотел закричать, взмолиться о прощении, о чем-нибудь, что дало бы ему последний в жизни шанс - еще одну возможность исправить страшные деяния, что привели его сюда.
Однако он знал, что такого шанса ему не дадут. Он видел, как его тело умерло на операционном столе в Отделе; он сам добровольно отказался от этого последнего в жизни шанса.
А еще он знал, что он там, где ему надлежит быть, сознавал, что не имеет никаких оснований просить о прощении и называться невинным. Он убивал и соблазнял сотни, быть может, тысячи людей, он манипулировал ими и уничтожал. Многие из них были невиновными. Он всегда со здравым рационализмом соглашался с "логикой" Отдела, даже когда не понимал целей... Он своими руками создал себе ад, он сам приговорил себя к этому; теперь уже не было пути назад.
Он понял, что должен присоединиться к бесчисленной толпе перед ним, стать одним из них. И прежде чем сделть это, он попросил Создателя, чтобы в его жизни появился кто-нибудь, способный указать ему истину, помочь выбрать лучший путь.
Он уже собрался занять отведенное ему место среди этой толпы, когда... свет... столб света возник рядом. Он в удивлении повернулся, зная, что это существо не отсюда, оно не могло жить в море огня.
Это создание не имело отличительных человеческих черт, это был просто сгусток света... чистоты. Оно излучало тепло и любовь. Многие несчастные, пожираемые пламенем, в надежде смотрели на создание, отчаянно желая, чтобы оно пришло сюда за ними, чтобы даровать им спасение.
Он знал, что видит ангела, хотя создание не напоминало ничто, виденное им раньше на земле.
"Чего ты хочешь?" - спросило существо.
Майкл посмотрел туда, где, знал, были глаза, следящие за ним, и прямо ответил: "Еще один шанс".
"Заслуживаешь ли ты его?"
Как бы не хотелось, но тут он не способен был солгать или уклониться от ответа.
"Нет".
"Тогда зачем просишь?"
Он попытался ответить.
"Потому что хочу заслужить прощение".
"Если я верну тебя к жизни, ты изменишься?"
"Нет", - честно ответил он. Он знал, что продолжит работать на Отдел, снова станет рационален и забудет истину, которую постиг здесь... и причинит еще больше зла...
"Тогда чего ты хочешь?"
Майкл знал, что его судят - любое произнесенное им слово может определить его судьбу. Он не знал, что сказать. Он так долго лгал, что отвык говорить прямо. Никогда раньше его не заставляли говорить правдиво.
"Мне нужна помощь", - наконец ответил он.
Создание из света, казалось, улыбнулось.
"Ты просишь ангела?"
"Не знаю. Просто... - он замялся, - я хочу быть уверенным, что смогу измениться".
Ангел кивнул, оценивая его просьбу.
"Есть разные ангелы, так же как и разные чудеса. Одни приходят только на минуту... или на день, они помогают, когда уже некому помочь тебе, или приносят радостные вести. Думаешь, тебе нужна их помощь?"
Майкл покачал головой - простой добротой и добром нельзя было исправить жизнь, которую он так долго разрушал.
"Ты просишь ангела-хранителя, который подсказывал бы верный путь, когда ты в сомнении?"
Он снова покачал головой. Слишком долго он игнорировал муки совести.
"Значит, тебе нужен ангел на всю жизнь, рожденный, чтобы найти и сопровождать тебя?"
Он смотрел на ангела почти с благоговением.
"Такие ангелы существуют?"
Создание вновь улыбнулось.
"Да, они существуют".
Он хотел было крикнуть от радости, но слишком хорошо понимал, что недостоин такой помощи.
Ангел кивнул, читая его мысли.
"Ты сделал мало, чтобы заслужить такую честь, - согласился он, - так что не мне принимать решение. Выбор за тем, кто может помочь тебе". Сказав это, ангел указал куда-то позади Майкла.
Майкл проследил взглядом в этом направлении и увидел, что небо залито светом - полно ангелов;
и радость переполняла его, как никогда раньше. Они все были разного цвета, эти огни, - одни золотые, другие белые, третьи пурпурные, но тепло красоты, которое они источали, было почти невыносимым. Остальные обитатели Ада отворачивались, не в силах смотреть на них.
Майкл стоял как громом пораженный. Он только и мог, что смотреть на этих дух захватывающих созданий. Он все еще не мог понять, какая роль отведена им в решении его судьбы.
И снова ангел рядом с ним улыбнулся.
"Мы не военная организация, Майкл, у нас нет приказов и заданий. Любой из нас живет так, как я сказал: если мы чувствуем, что нужны, что предназначены какой-то душе, мы приходим на помощь. Или мы ждем, пока не найдем душу, больше всех нуждающуюся в нашей помощи".
Майкл был захвачен открывшимся ему зрелищем - всей этой красотой и радостью. Ничто на земле не смогло бы с этим сравниться. Еще он заметил, что некоторые ангелы, казалось, почти сливались друг с другом. В отличие от болезненного одиночества пламени, в котором он оказался, небеса, казалось, живут по законам духовного родства.
"Будет ли кто-нибудь говорить за этого человека?" - вопросил ангел собравшиеся перед ним огни. "Согласен ли кто-нибудь из вас прожить жизнь, полную боли, чтобы помочь ему найти спасение?"
Майкл безмолвно смотрел на ряды огней, ожидая спасителя. Однако почти мгновенно его взгляд устремился к одному сгустку света, который, казалось, заговорил с его душой. Он почувствовал что задыхается от мгновенно переполнивших его чувств. Он взмолился, чтобы за него говорили не все эти ангелы, а лишь этот один; он вдруг осознал, без вопросов или сомнений, что никогда не будет вновь собой без этого прекрасного создания, без этой души.
К его удивлению, ангел, о чьем заступничестве он так молил, двинулся навстречу его спутнику.
"Я буду".
Старший ангел - каким-то образом он понял, что так и было - посмотрел вниз, на нее.
"Малышка, тебе не суждено встретиться с ним еще несколько поколений. Он не готов для тебя".
Ангел, завладевшая сердцем Майкла, мимолетно взглянула на него.
"Знаю. Но я нужна ему сейчас".
Старший ангел заставил других прислушаться.
"Он может уничтожить тебя. Кончится тем, что ты несколько поколений будешь замаливать грех и боль, через которые он тебя проведет... А потом он может отречься от тебя и снова ступить на тот же путь, а все твои усилия пропадут даром".
Ангел помладше кивнула.
"Знаю. Но я должна попытаться".
"Никто не заставляет тебя", - заметил старший.
"Я понимаю, - малышка оглянулась на того, кого ей предстояло опекать. - Но все же я должна пойти с ним. Я не могу остаться здесь, когда он так отчаянно нуждается в помощи".
"Там ты познаешь боль".
"Да, верно. Но я сделала свой выбор", - заявила она.
Старший ангел смягчился.
"Хорошо. Есть ли что-то, о чем ты могла бы пожелать, пускаясь в этот путь?"
"Только одно. Если я преуспею в своей миссии - если он сможет удержаться и не вернется сюда, тогда я попрошу, чтобы тот срок, что мы оба будем искупать свои грехи, мы провели бы вместе".
"Хорошо, - старший ангел дотронулся до нее, и это прикосновение, казалось, отразило большую любовь, - нам будет тебя не хватать".
Она кивнула: "Я вернусь".
"Знаю", - заверил он. А потом старший ангел и все его спутники исчезли, оставив спасительницу Майкла наедине с ним на краю Ада.
"Почему?" - спросил ее Майкл, не в силах понять, как любое создание может так искренне хотеть стать его другом.
"Потому что нам предначертано быть вместе, но прежде, чем это осуществится, тебе нужно помочь".
"Я недостоин тебя", - произнес он, не желая, однако, потерять дарованный ему шанс, понимая, что не сможет быть такой, как она. Он хотел, чтоб она поняла, что он не может ничего обещать.
Она улыбнулась: "Будешь - позже".
Он оглянулся на море огня.
"Что будет, если, несмотря ни на что, я вернусь сюда?"
"У тебя будет еще шанс прожить жизнь, чтобы искупить свои грехи. Но это займет гораздо больше времени".
"Тогда почему они не покинут это место?" - удивился он.
"Потому что они пока не знают истинного раскаяния. Они должны раскаяться, прежде чем искупить свои грехи".
Он снова перевел взгляд на ангела.
"Значит, я вернусь к той жизни, которой жил?"
"Да. Ты пока еще не умер".
Он неуверенно взглянул на нее.
"Время подчиняется законам, неизвестным людям".
Внезапно он испугался.
"Как я тебя узнаю? Как я встречу тебя?"
Она вновь улыбнулась.
"Ты узнаешь меня, как только мы встретимся... А мы встретимся..."
"Мне нужно что-то для этого сделать?"
"Да, - кивнула она. - Останься жив. Если ты позволишь себе умереть прежде, чем я приду, я не смогу тебе помочь, и мои усилия пропадут даром".
"Как я могу отблагодарить тебя?"
Она рассмеялась переливчатым смехом, который согрел ему душу.
"Для ответа на этот вопрос у меня будет целая жизнь, - и вдруг она посмотрела вглубь темного тоннеля. - Теперь ты должен идти. У тебя мало времени. Тебе нельзя умереть".
Он хотел прикоснуться к ней - выразить ту отчаянную благодарность, что переполняла его душу... Он хотел попытаться объяснить, что лишь сейчас осознал, что ждал целую жизнь, чтобы в конце концов найти ее. Что быть с ней вместе здесь, в глубинах отчаяния, значило для него вернуться к злу и насилию прежде, чем попытаться искупить их... Но она уже знала все это.
Часть ее света приблизилась к нему, ласково коснувшись лица.
"Я буду там... Мы будем вместе", - успокоила она его.
Ее прикосновение несло в себе любовь большую, чем он когда-либо испытывал, большую, чем та, о которой он мог лишь мечтать. Казалось, любовь заструилась по его венам. Он закрыл глаза, принимая этот дар. Он страстно любил Симону, но такого чувства не испытывал даже к ней. То было слияние с ангелом, созданным вне времени, созданным лишь для него.
... И он взмолился Создателю о том, чтобы найти ее в своем мире как можно скорей...
"А теперь иди, - сказала она. - Я приду, когда буду нужна".
В последний раз взглянул он на океан огня и оглянулся, чтобы навсегда запечатлеть в памяти ее черты, прежде чем пуститься в обратный путь по коридору тьмы, ведущему к его земному телу. Он должен был вернуться, он не мог упустить возможность вновь воссоединиться с ней.
"Скоро, Майкл, - услышал он позади. - Скоро..."
************************************************************************
Майкл не помнил ничего из того, что случилось, пока он был за порогом смерти. Отдел просто провел его через курс восстановительной психореабилитации и установил его пригодность к дальнейшей службе. И его жизнь - если это можно было назвать жизнью - пошла, как и прежде.
За прошедшие с того дня шесть месяцев его неотступно преследовало неопределенное, подсознательное чувство, что его жизнь могла бы измениться в лучшую сторону. Он словно ждал чего то... Но ничего не происходило.
Его снова стали посещать мысли о самоубийстве, когда Мэдлин сообщила, что ему дано новое задание - его выбрали для подготовки нового рекрута. Ему не оставили выбора. Он не спорил.
Конечно, он согласился, - на словах, а сам продолжал обдумывать способы расстаться с жизнью... Отдел мог выдрессировать своего чертова новичка и без его помощи!
Так он думал, пока не увидел ее. Даже когда он просматривал ее досье, он почувствовал, что она... другая, а в ее фотографию он вглядывался пристальнее и дольше, чем это было необходимо.
Он вошел в белую комнату, где она ждала его, и остановился на пороге. Прошли годы, а он все пытался найти логичное объяснение своей реакции, но лучшим объяснением был крик его души: "Боже, Никита! Почему ты искала меня так долго?" И собственная душа дала ему ответ: если будешь поступать, так, как велит тебе сердце, если позволишь себе вернуться к жизни и стать человеком... ты больше никогда не будешь одинок... Она будет идти рядом...

Конец

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей