Перейти к содержимому

Телесериал.com

Импульс Любви.

Автор - Kadyn, перевод - AnyaB
Последние сообщения

В теме одно сообщение
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Импульс Любви


Автор - Kadyn
Перевод - AnyaB



"Я люблю тебя" - прошептала Никита.

Это звучало так правильно. Сказать это было легче, чем она думала.
Может быть, время было не то, но в Отделе, время было мимолётным
понятием и она не могла больше ждать.

Она пришла навестить Майкла в его квартире и нашла это место ещё
более пустым, чем, когда она была там в прошлый раз. Там не было и
следа виоланчели, и телевизора тоже нигде не было. Все вещи,
напоминающие об Адаме, изчезли. Пустота этого места отражала потерю,
которую он потерпел и Никита не смогла остановиться.

Она набрала в лёгкие побольше воздуха и прошептала три слова,
которые были у неё на губах почти с первого раза как она его
увидела. Она хотела прокричать их в их первую ночь в Лионе, но этого
не сделала.

Вообще-то, она сказала их во время миссии Армела. Осознано
воспользовалась своим прикрытием, чтобы говорить от своего сердца,
наслаждаясь горьким удовольствием от того, что ему пришлось
подыграть. И он так и сделал. Тогда он сказал ей, что любит её. И,
хотя она знала, что таков был план миссии, хотя она чувствовала его
сопротивление, она была успокоена этим. Она пришла к заключению, что
он никогда не скажет эти слова по доброй воле, но, по какой-то
абсурдной причине, ей надо было услышить их любым способом.

Прямо сейчас, она не была уверена, что сказать. Ей просто надо было
выпустить это из груди. Она молча посмотрела на него своими синими
глазами и ждала ответа. Любого ответа.

Лицо Майкла напряглось и всё тело на мгновение стало жестким. Но он
не говорил. Он смотрел на неё, посреди комнаты, внимательно изучая
её лицо. Он выглядел успокоеным, немного надеющимся, но более всего
- безропотным. Он оторвал взгляд, глубоко вдохнул и просто спросил:
"Почему?"

Никиту передёрнуло. Этого она не ожидала. Она была готова к
"Извини", "Мы не можем быть вместе", "Пока нет", "Плевать", к чему
угодно, кроме этого! "Почему?" - подумала она. Не то, чтобы она не
пыталась ответить на этот вопрос во время долгих бессонных ночей.
Просто она никогда не могла найти чёткого ответа.

"Я... Я не знаю", - пробормотала она.

Быстрый вздох Майкла был его единственным знаком разочарования. Хотя
он не был удивлён. Он тоже понятия не имел. Он мог понять то, что
Никита беспокоилась о нём. Она беспокоилась о всякой бедной душе.
Только её заботила боль хладнокровных террористов. На протяжении
этих лет он видел, как она симтпатизировала Мадлен и даже спасала
Шефу жизнь. Её сердце расточало нежность, и часть её доставалась и
ему. Но её любовь! Он отчаяно надеялся, что она себя обманывала.

"Это имеет значение?" - осторожно спросила она. Она подошла, чтобы
погладить его лицо, но решимость, которую она там увидела,
остановила её.

"Это должно иметь значение," - настаивал он.

Он цеплялся за надежду, что она перепутала своё желание его с совсем
другими эмоциями. Майкл знал разницу. В конце концов, он был гораздо
более опытным чем она, и он и раньше любил. Он не был уверен, что
она тоже. Конечно, в свои самые ужасные моменты ревности, он никогда
по-настоящему не верил, что она любила его. Он, наоборот, любил
Симону. Даже если так же, как и Никиту, теперь всё было ясно. Он
никогда так не нуждался в своей жене, как он нуждаля в ней.

Никита очаянно пыталась придумать удовлетворительный ответ. Для них
обоих. Она вздохнула, расстроенная:

"Я никогда не думала, что мне придётся тебя убеждать в этом, Майкл.
Я думала, это и так видно!"

Он подошёл на шаг ближе, почти что касаясь её, его светло-зелёные
глаза смотрели на синие. Он отметил, как её дыхание стало более
тяжёлым, когда он посмотрел на её губы и сказал очевидное: "Ты
хочешь меня, Ни-ки-та".

Он кивнула, уже наклоняя голову, чтобы дотянуться до его губ, таких
близких, таких приглашающих... И когда она почти приблизилась к
своей цели, он прошептал около её рта: "Вот и всё, желание, но не
любовь".

Шокированая, Никита сделала шаг назад. Он удивлённо смотрела на
него.

"ТЫ, не смей говорить мне, что я чувствую!" - усмехнулась она.

Она могла принять то, что он не любил её, или не был готов для неё,
или не смел из-за Отдела. Но она никогда не приняла бы то, что её
чувства к нему упростили до простой физической реакции. Это было
нечто большее и он знал это!

Он продолжал тихо изучать её, очевидно не тронут её выражением
гнева. Но внутри, он горел простым желанием. Ему удалось сдержать
свои эмоции, боясь того, к чему могло бы привести их высвобождение.
Она была такой живой, такой соблазнительной. Всё, что ему нужно было
сделать, так это прошептать "Я тебя тоже люблю", или просто
поцеловать её, и она была бы его. На несколько небесных часов, на
несколько дней, может быть, месяцев, если бы ему повезло. Но в конце
концов, он бы потерял Никиту, которую любил. Цена за то, чтобы
любить его, была слишком высока. Он бы никогда не дал ей сделать
это.

"Знаешь, тебе не надо делать этого, Майкл. Простое "Я не люблю тебя"
в ответ было бы достаточно," - фыркнула она. "Я не думаю, что ты
когда-нибудь любил меня, в любом случае".

"Вот так", - подумала она, - "Это действительно конец. Теперь всё
закончено". Она подавила дрожь. Она этого не хотела. Она не хотела
обманывать себя надеждой, что когда-нибудь, он сможет её полюбить,
но она не могла принять того факта, что он отрицал саму возможность
любви к нему. Принимая это во внимание, её осенило новое понимание.
Кого он пытался убедить, себя или её? Или их обоих? Неужели он
думал, что его приёмы соблазнения, которые он использовал на ней,
когда ему приказывали, так эффективно сработали, что "заставили" её
полюбить его?

"Я - не Вискано. Ты не *впечатлил* меня во время моей тренировки", -
сказала она с силой. "Это не какая-нибудь там ответная реакция на
твоё соблазнение по приказам Отдела. Я на это не покупаюсь!" Она
начала нервно ходить перед ним.

Майкл сглотнул. Её гнев всегда давал её красоте простое качество.
Но, как бы он не хотел её, он не мог ей этого сказать.

"На что же тогда?" - иронично спросил он. Но он не смог скрыть
нетерпение в своём голосе.

Никита попыталась успокоится и собраться с мыслями. Когда это
началось? Ей удалось рассказать ему, в то время, как она вспоминала.


"Меня довольно рано начало тянуть к тебе. Может быть, не с первой
встречи, но вскоре после этого... Но даже тогда, это было не простое
физическое влечение. Во время моей тренировки, ты... заинтриговал
меня..."

Майкл приподнял бровь и она быстро добавила:

"Ты казался таким увереным, всегда был идеальным оперативником
Отдела, делал всё по книжке. Ты поступал как машина, и мне трудно
было вспоминать, что ты ещё и человек. Но я это знала, из-за того,
как ты со мной обращался".

Она бросила на него быстрый взгляд. Майкл ждал, обеспокоенный и
зачарованный историей её любви к нему.

Она вздохнула ещё раз и продолжала: "Ты был терпеливым со мной. Ты
никогда не повышал на меня голоса, даже когда я толкала тебя за твои
рамки. Единственный раз, когда я видела тебя разозлившемся на меня,
был после моей первой миссии, когда я отказалась убить человека. Ты
всё время пытался защитить меня, даже если я это тогда не
осознавала. Никто этого для меня раньше не делал. Никто..." Её голос
стих, когда она вспомнила свою жизнь до Отдела. До него.

В этот момент, её одиночество отразилось так сильно, что у Майкла
возник импульс обнять её и успокоить её, что она не когда больше не
будет чувствовать себя нелюбимой. Но она продолжила прежде, чем он
начал.

"Тогда, это больше походило на связь между ученицой и учителем, как
я думаю. Как отношения Пигмалиона. Ты пытался вылепить из меня то,
что хотел Отдел, а я обижалась на тебя, и в то же время была
благодарна, потому что это спасало мне жизнь. А потом пришла миссия
Баера..."

Никита остановилась, эти воспоминания она ни с кем не хотела
разделить, тем более с Майклом. Она посмотрела на его лицо, ища тени
понимания, одобрения. Ничего не найдя в его обычном пустом взгляде,
она захотела сдаться. "Зачем беспокоится?" - подумала она. Но часть
её хотела ясности, как бы там ни было. Она приготовила себя: что из
этого могло получиться, разбитое сердце? Она потеряла счёт, сколько
раз она собирала его по кусочкам. Она уже к этому привыкла. Поэтому,
она смело продолжала.

"Миссия Баера была... ну, физическая," - она улыбнулась. "До этого,
я никогда по-настоящему не осознавала... тот эффект, который ты на
меня имел. После этого я не могла это больше отрицать," - вспомнила
она, а потом быстро добавила: "И ты тоже не мог!"

Майкл незаметно кивнул. Никита улыбнулась. "Очко в мою пользу," -
подумала она.

Конечно, согласился он, как же иначе. Он был в курсе своей
физической реакции на неё задолго до этой конкретной миссии. Её дух,
её душа, заколдовали его с самого начала. Но когда она дотронулась
до него, укусила его, выступала для него, он был переполнен
напряжённостью этого желания. Майкл на секунду закрыл глаза и молча
попросил её продолжать. На мгновение, то, что она ничего не сказала,
удивило его. Они никогда не смогли бы отрицать очевидное влечение,
которое они чувствовали друг к другу.

Никита продолжила уставшим голосом: "Хорошо, а потом ты опять стал
мной манипулировать. О, всё время для меня самой. Или для Отдела.
Иногда, и для того, и для другого. Ты лгал, ты обманывал, ты
предавал меня. Ты извинялся и потом делал это снова. И тогда я
начала по-настоящему ненавидеть тебя". Она сделала паузу для
эффекта.

Он слушал, сложив руки перед собой, готовя себя к удару.

"Я обижалась не столько на саму ложь, сколько на то, КАК ты лгал
мне", - настаивала она. "Ты всё время пытался соблазнить меня,
прежде чем делать это. Как будто тебе было нужно каждый раз
разбивать мне кусочек сердца. И это было чертовски больно. Но даже
тогда, хотя я хотела оставаться в стороне, я не могла. Потому что я
знала, что тебе было не всё равно".

Майкл мигнул: "Как ты могла быть уверенной?", - спросил он.

"Из-за Симоны", - просто ответила она.

Когда она увидела, что его глаза меняют цвет, изменяясь от
светло-зелёного до изумрудного, она продолжала: "Я поняла, что в
тебе больше того, что можно увидеть, когда я увидела тебя с ней.
Раньше я не была уверена, что ты способен любить. Но я увидела... Я
увидела, насколько сильно ты любил её. Я думаю, с того самого дня, я
завидовала ей. Быть любимой так. Тобой."

"Я принёс ей только боль," - прошептал он, в его голосе
чувствовались непролитые слёзы. "Ты этого хочешь?"

Никита вздохнула. "Я уверен, чо ты принёс ей и радость, Майкл. Как и
она."

"Ты думаешь, это стоило трёх лет пыток?" - сердито спросил он. Он
повернулся к ней спиной и начал ходить взад и вперёд. Он остановился
на другой стороне комнаты, опёрся спиной об стену. Его дыхание было
сбивчивым.

Никита подавила импульс подойти к нему чтобы утешить его. Вместо
этого, она начала: "Ты не можешь винить себя в..."

"Я точно знаю, где лежит вина," - прервал он её, его голос был
хриплым. "Я не вернулся за ней, когда она упала под пулями, я принял
её смерть. Я даже...", - иронично сказал он, - "ДОВЕРЯЛ Отделу,
когда они мне сказали, что она мертва, а не в плену. Я перестал
любить её, Никита. И в конце концов, она выбрала смерть, а не меня.
И это был разумный выбор".

"Это никогда не был бы мой выбор," - успокоила она его с силой. Она
знала, что это бессмысленно. Откуда ей было знать, что можно
чувствовать после трёх лет постоянных изнасилований и побоев? Ничто
не позволяло ей сказать это, кроме как то, что она уже предпринимала
попытку совершить самоубийство. И она решила остаться в живых из-за
него.

Он смотрел на неё, вспомнив опять о её странной способности
наслаждаться жизнью после четырёх лет в Отделе. Он так хотел сгореть
в огне её жизни... Но вокруг него было слишком много тьмы, и он не
мог рисковать принести её ей.

Никита вздохнула, смотря на поражённый взгляд на его лице. "Неужели
так трудно принять то, что я действительно люблю тебя, Майкл? Каждый
раз, когда я чувствовала, что я не могу продолжать, ты давал мне
причину жить. Я не могу представить свою жизнь без тебя в ней. Я
пыталась шесть месяцев и у меня ничего не получилось," - напомнила
она ему.

"В один прекрасный день, ты умрёшь, потому что я привёл тебя
обратно, потому что ты любишь меня," - прошептал он с грустной и
усталой улыбкой, с которой она уже успела познакомиться с тех пор
как он потерял Адама.

Никита была поглощена волной горя. Этот мужчина действовал на неё,
как не мог никто другой. Она только недавно была свидетельницей
пропасти апатии и отчания, в которую он упал. Были дни, когда она
думала, что вновь дала ему причину жить. И другие дни, как этот,
когда он заходил так далеко, что она не знала, сможет ли она это
когда-нибудь сделать.

"Отрицая моё право любить тебя, ты не изменишь мои чувства к тебе,
Майкл," - нежно сказала она.

Майкл закрыл глаза и сжал кулаки. "Я бы хотел дать тебе то, что ты
хочешь, Кита," - выдохнул он. "Но я не могу. Я не прошу второго
шанса на... счастье. Для любви и нежности в моей жизни места нет".

"Я возму то, что смогу", - сказал она, вздёргивая подбородок.

"Тебе нужно большее и мы оба это знаем," - сердито ответила она.
"То, что я могу дать тебе не стоит той боли, которую ты получишь, и
жертвы, которые ты принесёшь".

Он стал медленно подходить к ней. Шаг для каждой правды, которую он
должен был ей показать. Шаг для каждого кусочка её сердца, которое
он опять разобьёт. Но он должен был заставить её увидеть.

"Ты стала убийцей из-за меня, когда ты убила человека, чтобы спасти
мою жизнь," - начал он. "Это был первый раз когда я разрешил тебе
пожертвовать собой ради меня".

"Это моя жизнь, Майкл, и это я решила в тот день нажать на курок.
Это был мой выбор, моя ответственность," - она пыталась
контролировать гнев в своём голосе.

Он подошёл ближе. Пугающе спокойный.

"Не твой выбор, а моё дело. Скажи мне, как далеко ты зайдёшь, чтобы
у нас с тобой в Отделе были отношения?" - спросил он соблазнительно.


Никита не отвечала. Ей не нравился его взгляд. Она видела, как он
допрашивал террористов в Белой Комнате с тем же взглядом.

"Когда Мадлен пошлёт тебя на Валентиновую миссию, будешь ли ты
бороться так же, как ты бы боролась сейчас? Или ты подчинишься,
потому что ты будешь думать, что это цена того чтобы быть со мной?"
- спросил он хрипловатым голосом.

Он был слишком близко к ней и теперь начал обходить её. Обходя её
кругами, как хищник, готовый атаковать. Он посмотрел ей в глаза,
заставляя её посмотреть на него, когда он продолжил.

"Убьёшь ли ты невиновного человека, чтобы Шеф разрешил тебе остаться
со мной?" - мягко спросил он. Он был так близко, что она могла
почувствовать напряжение его тела.

Никита напрягла челюсть, она чувствовала себя как Фауст, искушаемый
Мефистофелем.

"Ты готова пожертвовать тем, что ты есть, ради разрешения любить
меня?" - он прошептал в её ухо.

"Мне не нужно разрешение чтобы любить тебя," - прошипела она, ломая
чары, которые он наложил на неё.

"Ты ошибаешься," - прошептал он в её рот. "За то чтобы любить меня,
надо платить".

Никита дрожала он его близости. Он стоял там, лицом к лицу с ней,
искушая её своими губами в дюймах от неё, теплотой его тела рядом с
ней. Но его глаза оставались холодными.

Она закрыла глаза, не в состоянии больше смотреть на него.

Лицо Майкла мгновенно смягчилось, когда она не смогла видеть его. Он
отошёл на шаг от неё и отступил в тени. Когда она открыла глаза, его
лицо было спрятано во тьме.

Она бы с удовольствием рискнула всем, чтобы быть с ним. Но она не
могла отрицать, что его слова попали в точку. "Как далеко я зайду?"
- думала она. "Какую цену мне придётся заплатить?". Ей не нравилось,
что Майкл заставлял это звучать, как будто она подписывала договор с
дьяволом. Но всё шло к этому. Отдел никогда не разрешит их роман, а
если бы они это сделали, то попросили бы что-нибудь взамен. "Заплачу
ли я цену, которую они попросят?"

Как будто услышав её тихую дилемму, Майкл ответил на её молчаливый
вопрос:

"Ты не должна жертвовать собой ради меня, Никита".

Никита слышала его мольбу. Она могла представить агонию в его глазах
по умоляющему тону его голоса. Она попыталась вспомнить, что
побудило её признаться в своей любви к нему. Смотря на тёмный
силуэт, очерченный лучами света из окна, она вспомнила, каким
потерянным он казался, когда она пришла. Каким одиноким. Она хотела
изменить это. Она наивно думала, что её любовь изменит это. Но
сейчас он выглядел ещё более одиноким.

"Ты должна уйти от меня", - попросил он и она знала, что он имел
ввиду на самом деле.

Она подумала: "Если бы я поцеловала его прямо сейчас, смог ли он
меня оттолкнуть?" Она хотела сделать это и забыть об остальном. Но
она напомнила себе об агонии в его голосе. Сейчас он был слишком
уязвимым. По иронии судьбы, сейчас она могла сломить его своей
любовью. А она хотела быть его силой, а не слабостью. Поэтому, она
оставит его. Пока что.

До того как она дошла до двери, она остановилась и оглянулась. Он
смотрел в окно, к ней спиной.

"Я не дам Отделу диктовать мои чувства. Я не отдам тебя без борьбы,
Майкл," - предупредила она его прежде чем уйти.

Когда он был уверен, что она была слишком далеко, чтобы услышать
его, Майкл прошептал: "Я знаю".

И, слушая звук её уходящих шагов, он действительно не мог сказать,
что ужасало его больше - выиграет она или проиграет эту битву.

Конец.
 

#2
Nikita S
Nikita S
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Мар 2010, 21:29
  • Сообщений: 22710
  • Откуда: Берег Волги
  • Пол:
Самый лучший фик из ЛФН, которые я читала. Жаль, что нельзя сказать об этом автору фика.
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей