Перейти к содержимому

Телесериал.com

Observed person.

Автор Gulya.
Последние сообщения

В теме одно сообщение
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22586
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Observed person

Автор Gulya.



Идея этого фанфика крутилась у меня уже около двух лет. А потом я
наконец села и написала.

Я часто слежу за людьми. Мне доставляет ни с чем несравнимое
удовольствие пробираться в чужие дома и чужие жизни. Моя собственная
кажется мне пустой и малоинтересной.
Квартира может многое сказать о его владельце: каков он - аккуратен
или неряшлив, любит вычурность или стремится к скромности, хотя как
к скромности можно стремиться?
Квартиру одинокой хорошенькой женщины легко отличить от квартиры
холостяка. В ней полно всяких безделушек, повсюду стоит какой-то
особый аромат духов, а если она наделена еще и вкусом то квартирка
преображается в конфетку.
Недавно в одну из пустующих квартир соседнего дома вселилась
женщина. Молодая, симпатичная, энергичная. Утром она уходила в
деловых костюмах, вечером подолгу работала на портативном
компьютере. Она привлекла мое внимание не тем, что жила слишком
уединенно и однообразно - один и тот же график изо для в день, а
тем, что она никак не изменила квартиру, не постаралась внести в нее
хоть чуточку тепла и собственного духа. Все вещи остались на местах,
как ставил их бывший владелец, даже дурацкие часы у ночного столика.
Все личное имущество женщины заключалось в двух больших дорожных
сумках. Они казались более тяжелыми, чем были на самом деле -
сумочка с косметичкой и банными принадлежностями, несколько домашних
свитеров и выходные вещи - все. Ни сентиментальной фотографии в
банкетной рамочке, ни кустика засохших удушливо простецких цветов.
Словно это и не она вовсе въехала сюда, а кто-то другой бездумно
управлявший ее телом. Хотя, может я и сочиняю. Ну, не было у этой
женщины никаких романтических склонностей и была она ханжой и
офисной крысой. Хотя совсем не такое можно было сказать по ее лицу.
Лицо ее было таким грустным и нежным, и беззащитным одновременно.
Она просто не могла быть одна, таких женщин с васильковыми глазами
не бросают. Их ищут и ищут на протяжении всей жизни.
Она была несколько высоковата. И в фигуре, особенно в плечах,
казалось, есть что-то неженское, но это только потому, что она
взвалила на себя не свою неженскую ношу. Зато волосы, обрамлявшие ее
лицо, были бесподобны, также как и ноги. Ну, просто модель, а не
женщина.
Сегодня ее режим неожиданно изменился. И вечером она слишком долго
копалась в ванной, а потом, преобразившись в настоящую принцессу в
маленьком платьи от Коко Шанель и высоченных сапогах на шпильках,
прыгнула за руль своей блестящей Скоды и умчалась как ветер.
Что-то было в этом подготовлении и стремительном отъезде, словно
что-то должно было решиться наконец. Я с нетерпением ждал ее
возвращения. Это было долго. Дольше обычного. Наконец в дверях
щелкнул замок и я, припав к оккуляру, стал стараться прочесть в ее
заплаканных глазах и в полных усталости движениях всю картину.
Она стянула с ног сапоги и прошлепала босиком на кухню. Это просто
болезнь какая-то - постоянно хлебать молоко из пакета. Может она
думала так успокоиться? Посидела пару минут на табурете. Затем
стянула платье за плечики и отправилась в ванную.

Встреча была назначена на 18.30.
Я вошла в зал ровно 27 минут. Официант сообщил мне, узнав мою
фамилию, что господа уже ждут и провел в специально отведенный
кабинет.
За столом сидело трое. Одну из них - Веронику, я уже знала. Это она
устроила мне встречу со своим братом-промышленником. Серж Озоре был
очень милым и внимательным молодым человеком. Он вскочил с места
сам, предложил мне стул и сказал, что я прибыла идеально. Лицо
соседа Верон было скрыто от моих взоров и я посчитала, что вероятно,
это ее ухажер и не стоит моего внимания. Однако нас все же
представили друг другу.
-Пат, милашка, взгляни на моего пылкого красавчика.
И тут я чуть не потеряла сознание, увидев лицо Майкла и услышав его
басистое:
-Привет, как добрались?
Мне кажется, я была больна весь вечер. Я с трудом поддерживала
разговор. Благо, Серж сам говорил безостановочно, его нужно было
только направлять. Вероника и Майкл делали заговорщицкий вид и
совершенно не замечали нас за своим воркованием. А я не сводила глаз
с его лица, его губ, которые касались ее шеи, что-то шептали ей на
ухо.
Мне казалось, это были возбуждающие непристойности. И они потрясно
смотрелись вместе. Мы с Сержем были лишними за их столиком.
Вероника же вела себя как настоящая сводня. Она не отрываясь от
Майкла, параллельно делала намеки брату, чтобы он пригляделся ко мне
внимательней. Я улыбалась в ответ, но понимала, что моя улыбка
выходит вымученой и скользкой. Мне хотелось бежать и плакать,
плакать, голосить на весь мир.
Меж тем я терпела и пыталась не сорвать задание. Обед закончился.
Неуемную Верон потянуло на дискотеку. И она поволокла совершенно
размягченного ее ласками Майкла, моего Майкла, с собой. Я же
сказавшись на головную боль мило попросила Сержа довезти меня до
дому.
Он так явно напрашивался на кофе, что я поспешила успокоить
вытащившую меня в сторону подругу, что он "класс" и мне очень
понравился. Однако в дом не пустила.
Уже в подъезде слезы сами собой закапали из глаз. Удивляюсь, что так
долго выдержала. Мой организм жил уже своей особой жизнью. Руки и
ноги отказывались подчиняться голове. Я теряла голову от ревности.
Я приняла душ, потом ванну с ароматическими травами, целый час
потратила на свое лицо и красоту. Потом вышла и легла на белый
пушистый ковер, задрав ноги на подлокотник стоявшего рядом кресла.
Я думала о том, как Майкл сейчас с Вероникой, что после дискотеки
она повезла его у себе и они остались наконец вдвоем.
Как же мне было бы легче без этих мыслей, без этой сжирающей душу
ревности. Я знала, что так надо, это решаем не мы, но мое другое
внутреннее "я" не реагировало на доводы рассудка.

Она встала с пола и пробежала к ящикам в спальне. Стала перебирать
белье и раскошные неглиже. На ее лицо появилась необъяснимая улыбка,
словно она, помимо желания, присутствовала там, где ей не хотелось
быть.
Внезапно с улицы послышался леденящий вой собаки. Я вздрогнул,
чертыхнулся и оторвался на несколько секунд от моего объекта.
Кажется этот вой тоже очень насторожил и даже испугал мою принцессу.

Это прозвучало как предостережение. Этот вой. Я заставила себя
выбросить всю мерзость душившую меня и готовиться ко сну. Завтра
предстоял сложный день: снова бумаги, шпионаж, дежурные улыбки и
неиспытываемая на самом деле радость, рисуемая как грим на лице.

Было около двух часов ночи, когда кто-то позвонил в дверь. Такой
тихий и недолгий звонок, что я засомневалась, слышала ли его на
самом деле.
Я все еще раздумывала, стоит ли вылезать из-под одеяла, когда звонок
повторился. В глазке явно был обозначен Майкл. Что он здесь делает?
Хотя, ... Нет, правда, что он делает здесь в этот час, когда должен
лежать в постели такой потрясающей женщины и весело заканчивать
веселый вечер.
Мой вопрос не прозвучал вслух, но он столь явно был написан на моем
лице, что Майкл ответил сам. Мы так давно понимали друг друга без
слов:
-Она была пьяна и я отвез ее домой. Это все. Можно я пройду.
Его голос был теплым и каким-то умоляющим. Как я могла ему отказать?
Когда он прошел вперед, я мельком взглянула в зеркало в прихожей -
так и есть: лохматая и отекшея.

-У тебя чудная пижамка, - весело кивнул Майкл на мое ночное одеяние.
Конечно, я же не ждала тебя. А-то бы одела что-нибудь посексуальнее,
- подумала в сердцах я.
-Между прочим, я не один, а с гостем, - продолжал Майкл.
Когда он вытащил из-за пазухи мокрого, облезлого и безумно грязного
щенка и опустил его на пушистый ковер, моя злость как-то сама собой
улетучилась.
-Боже, откуда это чудо? - поинтересовалась я, поднимая с пола и
прижимая к себе это грязное свалявшееся уличное сокровище и
намереваясь его тот час же отмыть.

-С какой головой ты засунул его себе под свитер? - прокричала я
сквозь шум воды, стараясь помягче тереть изо всех сил
сопротивляющееся существо.
-Ему было холодно. И он так напомнил мне тебя, что я захотел согреть
его собственным теплом. А потом подарить тебе.
Майкл стоял в дверях ванной и в его голосе звучала нежность, а глаза
светились самой правдивой зеленью.
-Лгун, - тут же беззлобно подумала я и отправилась с щенком на
кухню.

Когда он уже высушенный и накормленный заснул на кресле я
рассмотрела цвет его белесой с желтоватыми прожилками шерстки и
карие глазки, которые немного поморгав закрылись. Вначале пес
несколько раз продемонстрировал нам свои острые зубки и ярко-красный
язычок, потом уснул и его почти человеческие глазки доверчиво
закрылись.
Я все еще продолжала стоять на коленях возле кресла в насквозь
промокшей пижаме и любоваться на маленький белый подарок Майкла и
постоянно чувствуя такой же взгляд на собственном затылке.
Потом повернулась и все так же не вставая с колен добралась до
стула, на котором сидел Майкл.
-Ты грязный, - сообщила я , обнимая его за шею и думая вовсе не о
щенке.
-А ты мокрая, - не остался в долгу Майкл, обнимая меня в ответ.

-Je t'aime seulement, ma bijou Kita... sealement toi, - вдруг тихо
шепнул он мне.
-Je t'aime aussi, - тихо ответила я, принимая его ласки и легкие
поцелуи.
Я снова опустилась на колени и обхватила его ноги.
-Когда это закончится? - с болью с голосе произнесла я ему в ляжку.
-Скоро. - ответил он.
И я поняла, что ему можно верить. Ведь без этого я просто не смогу.


 

#2
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22586
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Контакт.
Контакт

Выполнено в качестве продолжения по специальному заказу LenNika


На следующее утро я проснулся довольно рано. Наскоро принял душ и,
кинув яйца на сковородку, помчался к спасительному окуляру.
Моя подруга в доме напротив тоже уже поднялась. Она вставала с
рассветом, да и сама она была мне как рассвет. Так закат солнца даже
не заметишь порой, настолько он становится обыденным, а восход ждешь
каждый раз с потаенной надеждой.
Нынче принцесса моя была в особо приподнятом настроении. Она делала
обычную растяжку, приседания и взмахи, а движения ее стали плавными,
да и темп; мелодию я не слышал, казался каким-то романтическим что
ли. Я знаю, что несу бред, но согласитесь, огромное изменение по
сравнению со вчерашними слезами и обреченной обездвиженностью на
полу. Я сердцем почувствовал, что, кажется, пропустил что-то важное,
произошедшее без моего ведома. Что-то такое, что вдохнуло силы и
энергию в хрупкое существо в окне напротив.
Яичница начинала оскорблено пованивать из кухни, и я с трудом
заставил себя пойти и снять эту дрянь с плиты.
А может, я фантазировал? На настроение девушки повлиял не какой-то
телефонный звонок, а всего лишь новый день, занимавшийся за окном.
Если бы я не был любителем поглазеть в чужие окна и души, я бы стал
поэтом и/или художником. И описывал бы то, что вижу, к примеру, во
дворе или на небе вот таким вот утром.
Я отвлекся, жуя завтрак, и теперь в окуляр было видно, что она уже
закончила зарядку, по-видимому, приняла душ и наскоро хлебнула кофе,
она делает это ежедневно, несмотря на настроение, и, одевшись в свой
фирменный (он мой любимый) белый костюм от Laura Ashley собиралась
выходить. Меня всегда поражала быстрота, с какой эта женщина умела
собираться. В отличие от своих соплеменниц, ее скорость была
просто-таки удивительна.
Не знаю, что повлияло на мое решение. Оно созрело внезапно. Эта
женщина мне нравится и я не какой-то там маньяк-извращенец. Пора
было переходить на знакомства. Мой этаж был ниже и я, схватив
мусорное ведро для предлога, благо из него давно уже вываливалось,
помчался во двор во всю силу своих ног.
И все же я почти опоздал! Она уже вышла из подъезда: светлые волосы
гладко зачесаны назад и собраны в тугой узел. Губы слегка подкрашены
розовым тоном. На голове неизменные солнечные очки. Как же она была
прекрасна, эта женщина с бледным лицом и васильковыми глазами!
На секунду я замер в подъезде, созерцая ее красоту, и опомнился
только когда она уже села за руль своего авто.
-Привет, - крикнул я.
Она не слышала.
-Привет, - крикнул я еще громче, почти подбежав к колесам
автомобиля.
Она остановила на мне серьезный взгляд своих несравненных глаз. И
тут я вспомнил, что на мне практически ночные трусы и майка, через
дыру в которой светит тело. Я люблю эту майку, потому и таскаю
столько лет, несмотря на дыру. Однако надо признать, что для первого
знакомства она не годится.
Эх, глупо получилось, но не отступать же.
-Я ваш..., - я глотнул, ... сосед.
Для подтверждения я махнул ведром и к моим ногам сразу же упало
несколько бумажек.
-Вот, мусор выношу, - сообщил я и совершенно некстати представился,
- Али.
На ее лице появилась вежливая улыбка. И тут же она резко взглянула
на часы и нажала на стартер.
Жаль, что девушка не успела сказать мне своего имени, - думал я,
возвращаясь с все еще переполненным ведром в подъезд. - Однако она
мне улыбнулась. А это, наверное, уже многое. В голове крутилось
что-то еще. Какое-то неуловимое ощущение, которое было трудно
передать. Мне показалось, будто она легко вздохнула, словно от
облегчения, когда узнала кто я. Нет, все же славно, что я решился
сделать этот первый, так сказать, шаг. Он был не слишком удачным, но
все же я был собой доволен.
Сразу же я представил себе интересную картинку нашего романа: Она
возвращается домой, а я жду ее уже в комнате. Нет, в комнате не
стоит, она может испугаться. Тогда я жду ее, скажем, в коридоре
возле дверей. На мне - выходной костюм, я весь такой шикарный,
ничуть не хуже этих телевизионных денди, в котелке и букетом
шикарных цветов. Она подходит - и ах! - Али, неужели это вы? А какой
букет! Неужели мне? Она сразу же закокетничает. Пригласит меня
внутрь, скажем на чашечку кофе. Ну, я, как культурный человек зайду,
осмотрюсь, повосхищаюсь обстановкой - пусть ей будет приятно! Но
вести себя буду крайне вежливо и корректно. А потом, так лениво
вытянув руку, брошу взгляд на часы и скажу, что, в общем-то, зашел
за ней только передать ей приглашение в кино на выходные. Она сразу
же захлопает в ладоши и, возможно, меня поцелует. Или скажет, я так
давно хотела пойти в кино, Али. Вы просто читаете мои мысли. В
общем, все такое... Я поймал себя на том, что улыбаюсь своему
совершенно по-идиотски счастливому отражению, и с тоской подумав,
что до вечера ждать еще кучу времени пошел делать свои обычные дела.



Время 8.33. Кажется, опаздываю, надо поднажать на газ, но на этих
улицах разрешено движение не больше 40миль/час (около 64км/ч).
Почему это Отдел решил купить квартиру именно в 22 минутах езды от
офиса? Плюс еще пробки, плюс подняться на лифте. Нет, не успею.
А еще этот странный мужик. Али, кажется. Угораздило же его
знакомиться именно сегодня. По-моему, я уже видела его несколько
раз. Странный сосед, хотя может и не сосед вовсе. Надо все же
запросить о нем информацию Центра.
Ну, вот, подъехала. Теперь начнется ежедневная канитель: прием
корреспонденции, просмотр ежедневных отчетов из отделов...
Поднимаюсь по лестнице. Пробегаю по коридору в свою приемную. Все!
Шлепнувшись на стул, включаю компьютер. Затем медленно встаю, вешаю
пиджак в шкаф, хлопочу с чайником. Интересно, как много на сегодня
работы?
Только начинаю вникать в подробности - раздается звонок по
внутренней. Наверняка, Вероника выдаст мне сейчас по первое число.
Так и есть. Первое, что она говорит: - Ты опоздала, Патрисия.
Второе: - И как тебе мой брат?
Нет, только этого мне и не хватало. Теперь она будет сватать его
постоянно?
Выхожу от Вероники, уже еле стоя на ногах и вся бордовая от
смущения. Только что эта придурочная, посвящала меня в самые
интимные подробности своих отношений с братом. Я даже отбрехаться от
нее не могу - вдруг сообщит что-то действительно ценное. Но на роль
дуэньи я явно не претендовала. С чего это вдруг такой взрыв милости?
Никак не могу сконцентрироваться! И, кажется, мне до самого вечера
не удастся нормально поработать. На горизонте объявился Мартин
Лоренцо - паршивый тип, даром, что заместитель Вероники. Эти его
маленькие пронырливые глазки... Впрочем, кажется, наша нелюбовь
взаимна.
Пытаюсь не выходить за рамки. Быть вежливой и корректной. Письмо? -
Отлично. Копии проекта? Сделаю. И перевод на французский тоже,
разумеется.
Когда же он отвалит?
И тут меня словно обдало теплым дыханием. Это Майкл! Настоящий из
плоти и крови, но все же выглядящий, как сладостный мираж во
вражеском стане. Впервые он появляется так запросто в офисе. Я тут
же понимаю, что снова начинаю бешено его ревновать. Румянец
смущения, покрывающий ровным цветом кончики моих ушей, сменяется
бледностью, которая, как и неожиданно проснувшаяся злость на мерзкую
Веронику, начинает разливаться по моему лицу. Зачем он ей? А вот я
действительно люблю его. Я понимаю, как сильно соскучилась, хотя
прошло всего несколько часов с момента нашего расставания, и мне
многое надо ему сказать. Но, кажется, мои мысли унесли меня далеко
прочь от моей работы, от задания отдела и даже от этого стола.
Позволить себе всплеск каких-либо эмоций? А возможно ли это? Всего
пару часов назад все было так просто... пару часов назад.
Ладно, сейчас главное работа. Я бросаю на Майкла призывный взгляд.
Поймет ли он, ну пожайлуста. И этот Лоренцо никак не уйдет.
-Привет, киска, как дела? - бросает мне Майкл. Вальяжный весь такой.
У него ужасающая куртка. Цвет ему совершенно не подходит. Но он
отлично это знает. Значит, играет такого петушка. Хм, его новая
роль! Помимо привета Майкл бросает мне на стол плитку шоколада.
-Я доложу, мистер, - вспоминаю я свою роль. Поправляю очки -
неизменный атрибут близорукой секретарши. И волосы, незаметно.
-Не стоит. - Майкл оценивающе оглядывает Лоренцо и рывком входит к
моему шефу.
Как только первый зам уходит, я достаю шоколад. На обратной стороне
обертки нацарапан адрес и час. Значит, изменения все же намечаются.
Скоро все закончится! Я принимаюсь за повседневный труд в
приподнятом настроении. Может, Али принес мне удачу?

Она с трудом дождалась перерыва. Выскочила так поспешно, что едва не
сбила с ног швейцара в дверях. В кафе в ожидании заказала себе
фруктовый салат и пару пирожных по-креольски. Несколько десятков
лишних килокалорий, конечно, завтра же скажутся, но праздник
следовало отпраздновать. Никита как раз облизывала ложку, когда в
двери маленького кафетерия вошел Майкл.
-Все в порядке - начал он без вступлений, - информация, которую ты
переслала достоверна. Транспортировка идет по "балканскому пути".
Через пару дней дополнительные инструкции, надеюсь, уже
окончательные. Корпорация Вероники Мазиятос занимается не только
финансовыми махинациями.
Наслать бы на них налоговую, - подумала Никита, но вслух сказала: Не
поступай с ней так.
-Это зависит не от меня.
-Я имею в виду не физическое уничтожение. Не повторяй историю с
Лизой.
-Лизой? - брови Майкла удивленно поползли наверх.
-Да, Лизой Фаннинг. Не претворяйся, что любишь ее.
-Я помню, но здесь нет никакой связи.
-Ты морочишь ей мозги и разыгрываешь любовь.
-Ах, вот оно... Можешь не стараться, мы просто любовники.
Он сделала такой акцент на это слово, что Никите только и осталось
опустить глаза в тарелку и, смешавшись тихо пробормотать - Конечно,
прости.
-Пора. - Майкл встал. Но в ту же минуту на скромное кафе обратился
град пуль из автоматов. Одновременно со звоном разбивающегося стекла
оперативники упали вниз.
-Всем на пол, ложитесь, - заорал Майкл, пытаясь успокоить
перепуганных людей и выхватывая "полицейский" пистолет.
Он начал стрелять в нападавших. Одного успел подстрелить, другие уже
укатили на мотоциклах.
-В порядке? - Майкл заботливо посмотрел на Никиту. От резкого
падения шпильки полетели в разные стороны и волосы, упавшие ей на
лицо мешали разглядеть наличие какого-либо повреждения.
-Да, - успокоила его Никита, стараясь убрать непослушные локоны с
глаз, - Просто оружия нет.
-Вызывай подмогу. Я - за ними. Она была безумно красива в эту
минуту. У Майкла аж что-то предательски защипало в носу. Но не время
лирики.
Он выбежал и "оседлав" брошенный мотоцикл умчался в сторону клубов
пыли.
-Нас выследили. Наверное, это я чересчур танцуя от счастья, привела
"хвост". Значит, все это крайне серьезно. И что делать теперь?
Вероятно, надо возвращаться на работу.
Где здесь туалет? - спросила она, вытаскивая из волос запутавшийся
осколок стекла.
У зеркала Никита умылась, пригладила волосы.
Как было бы здорово, если бы можно было позабыв обо всем мчаться с
Майклом вместе на мотоцикле. Она даже представила себе, как,
упершись коленями в бок металлической лошади, сидит за Майклом,
держится обеими руками, обхватив любимого за талию, и ей в лицо дует
встречный ветер. Нехилые все же у нападавших были мотоциклы -
"klm"ы.
Никита задумчиво повертела в руках треснувшие очки. Пора было
возвращаться из мира несбыточных грез. Она сдула со лба непослушную
прядку. Очки без сожаления полетели в мусорный бак. Затем Никита
оправила костюм. Ох, и не к месту он сегодня светлый. Ах, Али, где
же твое везение.
-Жозефина, - услышала она в трубке прежде, чем успела подняться по
лестнице.

Майкл, наверное, говорил тебе, - начал свою недлинную речь
взъерошенный Биркофф. Никита успела немного от него отвыкнуть и
теперь смотрела во все глаза. -... что "балканский путь"
транспортировки наркотиков полностью отслежен. На уничтожение
основных баз в Загребе, Штутгарте, Кельне и Гааге посылаются группы.
Ты - в составе Кельнской.
-А что там?
-Все кончено. Корпорация Вероники Мазиятос лишится своих бункеров.
Ее финансами займется налоговая служба. Руководство подлежит отсеву.

И вот уже она летела над лесным массивом Германии. Затем вертолет
высадил небольшой десант в составе восьми человек у базы. Никита в
полном боевом снаряжении вместе со своими сотоварищами брали
приступом почти военизированное укрепление. Стрельба. Взрывы.
Мертвые тела. Взмывшие в небо языки пламени.

-Хорошо, что все кончилось, детка, не так ли, - интересовался
добродушный Вальтер, пересчитывая и перекладывая оружие на места.
-Да. - Никита сняла защитного цвета кепочку и с облегчением
встряхнула светлой копной волос, - Я только не видела Майкла.
-У него особое задание.
Послышался гудок, возвестивший возвращение с задания новой группы.
Несколько человек с огнестрельными ранениями свернуло в медицинскую
часть. Майкл вместе с другим оперативником вел под руки Мартина
Лоренцо. Увидев Никиту, арестованный метнул на нее полный ненависти
взгляд.
-Я думала, его уничтожат.
-Начальство склонно менять решения, - ухмыльнулся Вальтер.

К вечеру вместо голубоглазки в квартиру вошли какие-то бесшумные
темные тени. Они шуровали там как у себя дома; собирали вещи,
уничтожали бумаги. Казалось, что они имеют на это полное право и их
совершенно не заботило то, что хозяйка может вернуться в любую
минуту. По их неторопливым, но уверенным движениям я понял, что
никогда больше не увижу в окне напротив эту милую белокожую девушку,
жизнь которой была для меня нараспашку, имя которой я так и не
узнал.
Все. Квартира снова стала безликой. Они потушили свет и ушли. Кто
придет вместо нее?

Майкл печатал отчет об операции.
-Как все прошло? - Никита подошла со спины, но он, кажется,
нисколько не удивился.
-Средне. Серж Озоре найден в своей квартире с дыркой во лбу.
Вероника исчезла.
-А Лоренцо? - Никита сверкнула четко подведенными глазами.
-Он дает показания. Центр хочет сделать его связным для дальнейших
операций.
-Значит, не он главный. - Никита расстроилась, видимо ее несимпатия
к Мартину позволяла надеяться на то, что именно он главарь.
-Значит, нет.- Майкл улыбнулся: - Спроси лучше про собаку.
-Да, точно. Как мой песик поживает?
-Тортик. Я назвал его так. Он, кажется, большой сладкоежка... Он
спрятан в надежном месте. И ждет тебя. Какие планы?
-Никаких, - Никита подарила ему одну из своих белозубых улыбок и
почувствовала, как волна ничем не омрачаемого счастья затопляет ее
сердце.

17-18.07.02
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей