Перейти к содержимому

Телесериал.com

Грей - версия Майкла.

Автор Genevieve * перевод - Марьяна
Последние сообщения

Сообщений в теме: 4
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Грей.
Версия Майкла.


Автор Genevieve * перевод - Марьяна


Глава 1.

Я знаю, что она дома. Я знаю, с кем она. Это-то меня и беспокоит. Я
мог бы послать кого-нибудь проверить её, но я пошёл сам. Почему я
так поступил?
Наконец, дверь открывается, ровно настолько, чтобы я мог её видеть.
Боже мой. Никита выглядит точно так же, как в моих мечтах. В тех
мечтах, что заставляют меня проводить ночи без сна, ворочаясь в
постели. Её волосы в легком беспорядке рассыпались по плечам, на
лице румянец, губы припухли - она выглядит не выспавшейся. Все
признаки бурной ночи. И я чувствую, как ревность обжигает моё сердце.

- Кто там?

Слышу голос, доносящийся из её комнаты. Из спальни.

- Это…, - она разглядывает меня, решая, что ответить.

- Это – твой кузен Майкл, - слышу я свои собственные слова,
навязывая ей, без всякого права, наше родство.

- Ты не вовремя, Майкл, - с досадой шепчет она мне.

- С каких это пор ты решаешь, что не вовремя?

Мой голос тих и спокоен, он не выдает того, что творится в моей
душе. И тут я совершаю ошибку – я касаюсь её. На ней мужская
рубашка, очевидно, рубашка Грея, под которой - её обнаженное тело. Я
уношусь на секунду в воспоминания – её ноги обнимают мою талию, она
страстно меня целует. Это было частью задания, я знаю.
Но Грей – не задание. Никита с ним по доброй воле.
Я резко закрываю дверь и не отвожу от неё глаз. Наши взгляды
скрестились - это битва характеров, и она намерена её выиграть. Она
рассержена. Улыбаясь, я приближаюсь к ней, прежде, чем она примет
решение удалиться.

- Я скучал по тебе.

Никита отказывается понимать иронию моих слов. Её глаза просят меня
уйти. Но я игнорирую их просьбу. Я беру её лицо в свои ладони,
пытаюсь не поддаваться чарам её красоты, запаха, тепла кожи, которую
гладят мои пальцы. Её губы так близко, они манят меня, и, будучи не
в силах побороть искушение, я наклоняюсь к ним. В последний момент
она отворачивается, и я касаюсь губами только её щеки. Я задерживаю
поцелуй, потом мягко целую другую её щеку. Продолжаю улыбаться, хотя
радость и счастье – самые последние в ряду эмоций, испытываемых мной
в данный момент.

Я вспоминаю мой прошлый визит сюда: я пришел, чтобы остановить её,
не позволить ей покинуть Отдел… и меня. Я повторял себе тогда снова
и снова, что способ, который я избрал, единственно верный. Мол,
только так я сохраню ей жизнь. Я понимал, что, узнав правду, Никита
почувствует боль, и что расстояние между нами увеличится, и вынужден
был признать, что радуюсь той легкости, с которой она мне
доверилась. Вот я танцую с ней, ласкаю, пытаюсь не забывать, что
только выполняю свою работу. Но все разумные доводы улетучиваются,
стоит лишь её губам коснуться моих….
Когда зазвенел телефон, я призвал на помощь всю свою волю, чтобы
дать разуму пробиться сквозь туман вожделения, завладевшего им.

Мои мысли прерываются появлением Грея. Он стоит на лестнице и держит
в руках пустую бутылку и бокалы. Пили вино в постели. Простое
удовольствие, которое мне не суждено разделить с нею. Я подхожу к
нему и, чувствуя возрастающее желание разбить один из этих милых
бокалов об его голову, напоминаю себе, что он абсолютно невиновен в
моих проблемах.

- Ты, должно быть, Грей!

Мой голос бодр, но звучащая в нем радость фальшива. К тому же я
чувствую волны недовольства, которые исходят от нее.

- Рад познакомиться.

Он рассматривает меня немного растерянно, не понимая, кто я, и что
здесь делаю.

- Кто Вы?

Его вопрос звучит вежливо, но на лице явно читается – Кто Вы ей?
Никита секунду колеблется, затем поворачивается к нему со смущенной
улыбкой.

- Это мой кузен Майкл.

В её словах я слышу вызов, обращенный ко мне – ты сам это придумал.

- У меня такое ощущение, что мы уже знакомы. Никита только о
тебе и говорит.

Я понимаю, что за эту сцену позже мне придётся ответить. Я физически
ощущаю её гнев. Ради Грея она постарается его скрыть.

- Правда?

Наш короткий разговор окончен. Раздаётся сигнал микроволновой печи.
Слава Богу, я не знал, что ещё сказать ему.
- О, я достану!

Я наблюдаю его проход на кухню. Он готовит для неё. Отлично…
Интересно, никто не слышал скрежета моих зубов?

Глава 2.

Грей хозяйничает на кухне. Я вижу легкую панику на её лице. Не
очень-то она рада остаться со мной наедине. Я окидываю взглядом
комнату, делаю глубокий вдох, прежде чем повернуться. Наши глаза
встречаются.

- Сожалею, что вторгся….

Я действительно сожалел, но только не об этом. Я сожалел о том, что
она счастлива с другим. И ещё о том, что я не могу быть на его
месте, здесь, рядом с нею.

- Я звонил, но никто не ответил.

Что-то, похожее на вину, промелькнуло в её взгляде и исчезло. Теперь
Никита улыбается мне. С чего бы это? Только что пылала праведным
гневом….
Тут я понимаю, что она стоит перед телефоном, пытаясь скрыть его от
моего взгляда. Я начинаю медленно приближаться. Если бы Грей не
находился в соседнем помещении, что могло бы помешать мне за секунду
сократить расстояние, разделяющее нас, и прижать её своим телом к
стене? Впиться поцелуем ей в губы, сорвать с неё рубашку? Я довел бы
её своими ласками до безумия, и моё имя стало бы единственным в её
памяти. Страсть и гнев – опасная смесь. Я глубоко вздыхаю и пытаюсь
сосредоточиться на её лице. Никита отступает, я наступаю. Наконец, я
возле неё. Исследую телефон. Шнур выдернут из розетки. Мои руки
рядом с её телом – и я вновь ощущаю жестокую вспышку желания,
сотрясающую меня. Я чувствую запах её духов, ощущаю тепло, исходящее
от неё. Она ведь только что выбралась из постели…. Снова заставляю
себя сосредоточиться.

- Телефон отключён…, - сообщаю ей то, что она и без меня
прекрасно знает.

- Как это получилось?

Я наклоняюсь, пытаясь не дотронуться до неё, и привожу аппарат в
рабочее состояние. На свой вопрос я не жду ответа, поэтому удивлен,
когда она отвечает.

- Я его отключила…

Её тон похож на тон сестры, разговаривающей со своим внезапно
появившимся братцем.

- А мобильный?

Я немного раздражён.

- Он сломан.

Говоря это, она поворачивается к Грею, бросает на него лучистый
взгляд и улыбается, приглашая вступить в наш разговор. Чертовка!

Голос Грея разрывает напряжение, накопившееся между нами. Я не
удивлюсь, если узнаю, что Грей почувствовал его, хоть и не понял
причину.

- Майкл, бокал вина?

Отдаю себе отчёт в том, что дегустация мною вина, именно здесь и
сейчас, неуместна и нежелательна. Она не хочет, чтобы я делал это.
Но в меня, кажется, вселился бес.

- Спасибо.

Оказывается, непрерывно улыбаться – очень утомительно. Ещё
утомительнее – ревновать так сильно, как я ревную сейчас. Гораздо
проще выдержать пытку в Белой комнате.
Никита пристально следит за моим перемещением. Я подхожу к Грею,
становлюсь напротив него. Чувствую её взгляд. Она улыбается только
тогда, когда он на неё смотрит.

- Никита никогда не говорила, что у неё в городе есть брат….

Он не совсем уверен, что мы говорим правду, хочет всё прояснить. Я
почти горжусь ею, когда она отвечает веселым, естественным голосом,
которому нельзя не поверить.

- Майкл много работает, часто уезжает….

Он кивает и обращается ко мне.

- Чем ты занимаешься?

Обычный вопрос, но я опять чувствую проверку.
Она впивается в меня взглядом, передавая свою мысль – и чем же ты
занимаешься, Майкл?

- Покупаю для галерей предметы искусства.

Я вручаю Грею одно из моих многочисленных удостоверений, но смотрю
ей в глаза.

- Знаешь, так странно, мы только что говорили о встречах с
родственниками….

Его слова вызывают боль и у меня, и у неё. Надо прекратить разговор
на эту тему: о семье, о родственниках, о жизни, которой у неё
никогда не будет. Никита ещё не верит в невозможность нормальной
жизни в Отделе, и не поверит, пока не убедится на личном опыте. Но я
не хочу помогать разрушать её надежду. Она вздохнула перед тем, как
поднять на меня взгляд.

- Итак, Майкл, что же привело тебя сюда? Наверное, что-то
очень важное….

Мои брови слегка приподняты, лицо выражает готовность объяснить цель
моего прихода.
- Да. Твоя тётя Жозефина… Она все ещё больна. Я сказал ей,
что ты заедешь утром.

Я наблюдаю за ней, вижу, как она дрогнула при этом слове - Жозефина.
Оно напомнило о другой жизни, которой не было места на этой уютной
кухне сегодня вечером, рядом с Греем, обожающим её. Точно так же,
как мне не было здесь места.

- Ладно.

Она едва дала мне закончить фразу. Её глаза, до этого полные гнева,
просят меня – уйди, оставь нас. Я понимаю и отвечаю коротко:

- Хорошо.

Она ждёт. Я вижу её нетерпение, улыбаюсь и решаюсь на то, что, знаю,
приведёт её в бешенство.

- Добро пожаловать в семью, Грей!

Я поднимаю бокал, абсолютно уверенный, что у их истории не будет
хорошего конца, раз замешена наша семья.

- За тебя!

Он тоже поднимает свой бокал, мы чокаемся. Пока он делает глоток, я
снова ловлю взгляд Никиты, пытаясь угадать, какую именно форму
примет её гнев при нашей следующей встрече.

Глава 3.

Касаюсь пальцами прохладной поверхности стола в зале брифингов.
Ничто не может успокоить меня. Зачем я ходил туда ? Я знал, что Грей
будет там с нею… Как будто я нуждался в испытании, пытался убедить
себя, что смогу без особых проблем это выдержать… Стоит признать - я
потерпел неудачу.
Моя душа в смятении, всякий раз, когда я смотрю на неё, хотя ей не
суждено узнать об этом. До вчерашнего вечера я думал, что ничто не
может быть хуже того момента, когда я увидел её пять недель назад на
пороге его дома. Я был подготовлен, я знал, что она идёт на ужин к
Грею. И всё-таки это было больно. Я на миг закрываю глаза, вспоминая
– Никита стоит в дверях, яркий свет играет на её распущенных
волосах. Я далеко и не могу слышать слов, которыми они обмениваются,
но язык тел мне понятен – они хотят быть вместе. В этот момент я
готов исправить всё, что сделал, если бы мне дали такую возможность.
Но я не могу.

Я вижу её. Она подходит. Слава Богу, мы одни и можем обменяться
парой слов без свидетелей. Она наклоняется, её голова рядом с моей,
губы возле моего уха, я ощущаю кожей её дыхание. Я делаю над собой
усилие, чтобы не повернуться и не коснуться её теплой щеки. Она
яростно шепчет мне, я слышу боль в её голосе:

- По какому праву ты вмешиваешься в мою жизнь?

Я не могу взглянуть ей в глаза, боюсь выдать свои чувства. Аромат её
тела кружит мне голову…

- Не нужно было отключать телефон.

Мой голос мягок, но она все равно вздрагивает от моих слов. Я слышу
отчаянье в её голосе.

- Всё, что я хотела – час личной жизни. Неужели это так
много?
- Да!

Я, наконец, решаюсь посмотреть на неё, но она уже отступила.
Никита берёт кресло и садится рядом. Другие участники совещания на
походе. Её нежелание смотреть на меня позволяет мне задержаться на
ней взглядом – волосы небрежно уложены, лицо бледное, никакой
косметики…. Проснулась поздно, ничего не успела, так как всё время
потратила на него. Ревность сжимает тисками моё сердце, я пытаюсь
прогнать мысли о Грее. Получается плохо. Шеф начинает брифинг. Я с
трудом вслушиваюсь в его слова, отвлекаюсь, снова вспоминаю
вчерашний вечер – она открывает мне дверь, смотрит неприветливо.
Раздосадована, что я вытащил её из постели, где она занималась
любовью с Греем? Надо перестать думать об этом! Это глупо, опасно
для меня и нашей работы! Я всё понимаю, но вынужден признать, что
хочу быть тем, кто выходит с её спальни.

Глава 4.

Мэдлин уже говорила со мной о Грее. Я прокручиваю тот наш разговор в
своей голове снова и снова.

- Рано или поздно, но это случится. Пусть не с Греем, а с
кем-то другим… И когда это произойдёт, ты справишься с ситуацией?
- Почему бы нет?
- На этот вопрос только ты можешь ответить…

Я не позволял моим чувствам к Никите проявляться, но Мэдлин, с её
опытом, невозможно было обмануть. Она понимала, что я испытываю к
Никите нечто большее, чем беспокойство наставника за своего ученика.


Неужели Никита этого не замечает?
Она опять сердится на меня – я приказал сдать отчёт после задания,
хотя она и попросила меня отпустить её домой пораньше. Все эмоции по
поводу моего приказа написаны у неё на лице. Она провела всю ночь на
холодном, жёстком полу, не имея возможности даже пошевелиться. Я
жалею её - не такой уж я и злой. Просто я знаю, куда она спешит. И к
кому. Пусть же Грей подождет, у меня есть возможность задержать её
немного рядом с собой.
Мэдлин предупредила Никиту, чтобы она прекратила отношения с Греем,
но, как я и предполагал, Никита и не подумала подчиниться. Я знаю,
что предпримет Отдел – он разлучит их, и я хочу помочь ей справиться
с болью.

Глава 5.

Трудно сосредоточиться на данных, что лежат на столе передо мной,
так как я знаю, что она в Отделе.
Я вспомнил её голос, ответивший на мой вызов на последнем задании –
они с Греем находились в номере отеля, Никита выпалила что-то в
трубку, прерываясь на поцелуи. И я вдруг ясно понял, что она
счастлива в этот момент и проклял, в который раз, нашу работу.
Она появляется в дверях моего офиса. Я делаю вид, что ничего вокруг
не замечаю, полностью погруженный в работу; слышу её голос - меня
безмерно удивляет спокойный тон.
- Привет, Майкл.
- Привет.

Мои пальцы легко скользят по клавиатуре, хотя каждый нерв напряжен
до предела.
Никита молчит какое-то время, затем тихо спрашивает:

- Какой смысл втягивать Грея в наши дела?

Что ей сказать? Таковы законы Отдела. Отвечаю уклончиво:

- Смысл есть во всём, что мы делаем….

Кажется, я сам в это не верю. Решаюсь поднять голову. Синие глаза
смотрят на меня открыто и прямо - я вижу в них грусть, которую она
пытается скрыть.

- Какие-то проблемы?

Я спрашиваю её, хотя знаю, что она вряд ли сейчас доверится мне. Не
захочет признать, что постепенно проигрывает Отделу битву за любовь.
Она улыбается, но эта бравада не обманет меня.

- Нет, пустяки.

Улыбка не затронула её глаз. Слегка вздрогнув, как от порыва
холодного ветра, Никита покидает мой офис.
Она не желает моей помощи. Да я и не могу помочь ей.


Глава 6.

Никита не пришла. Я вызвал её час назад и приказал быть здесь через
20 минут. Я задержал начало операции на столько, на сколько мог,
чтобы не привлечь внимание Шефа или Мэдлин. Время вышло. Нытьё
Валери действует мне на нервы, и я уже готов сам пристрелить этого
парня, хотя его беспокойство вполне обосновано.



- Где девушка? Я не могу пойти туда без девушки…

Я смотрю на него. Что ж, я тоже не могу без неё, но я же терплю.
Подходит Вальтер. Понятно без слов, что он собирается мне сообщить.
Он волнуется. Спрошу на всякий случай:

- Есть известия от Никиты?
- Пока нет.

В его глазах вопрос – будем ждать еще?
Страх закрадывается мне в душу. Я смотрю на часы - нет, ждать больше
нельзя.

- Мы идём без неё.

Вальтер кивает. Я вижу отражение моего беспокойства на его лице.
Валери продолжает скулить – все знают, что я суеверен и всегда беру
с собой девушку - но группа уводит его за собой. Я заставляю себя
сказать спокойно - не волнуйтесь, все закончится быстро. Он лепечет
что-то ещё, я смотрю на него, и он замолкает – наверное, понял, что
Мэдлин не единственная в Отделе, кого стоит бояться.

Идёт операция. Краем глаза замечаю её. Но пока не могу отвлечься:

- Всё чисто. Убейте всех, кроме Прайса. Вперёд!

Отдаю приказы спокойно и чётко. Слышу её затруднённое от бега
дыхание. Бросаю быстрый взгляд – Никита стоит перед мониторами,
наблюдая за действиями группы, вздрагивает при звуках выстрелов,
лицо бледное и виноватое.

Раздаётся голос Мэдлин с очень, даже слишком, вежливой просьбой:

- Никита, зайди, пожалуйста, ко мне.

Она медленно поворачивается и вдруг смотрит на меня.
Прости, я не в силах предотвратить неизбежное.

Глава 7.

Я не удивляюсь тому, что они говорят. Здесь мне приходилось слышать
многое.

- Это – оптимальный вариант. Никита не порвет с ним сама.

Ласковым голосом Мэдлин предлагает мне совершить убийство для блага
Отдела.

- Необходимо поступить именно так?

Я пытаюсь, ни голосом, ни глазами, не выдать своих чувств.

- Ты знаешь, насколько сильно это влияет на неё. Она подвела
нас на последнем задании. Я предупреждала, но она проигнорировала
мои слова. Сколько раз, по-твоему, мы можем подстраивать под неё
правила Отдела?

Стальные глаза Шефа дают мне понять, что любые возражения
бесполезны. Я с трудом выдерживаю его взгляд. Наконец, он
отворачивается. Разговор окончен.

Но это убьет её! Я не позволю.

- Считаю, что ликвидация Грея неблагоприятно скажется на
эффективности Никиты.

Они рассматривают меня какое-то время – Шеф негодующе, Мэдлин чуть
насмешливо.

Ничего. Стерплю. Я делаю вдох, прежде, чем продолжить:

- Я решу проблему. Но немного другим способом.

Эпилог

Жду.
Она врывается в мой офис. Сердце сжимается при взгляде на неё – лицо
несчастное, в глазах слёзы, волосы растрёпаны. Размахивает
пистолетом, словно он игрушечный. Я почти не дышу.
Она кладет пистолет на стол – моё сердце бешено колотится, душа в
смятении. Хотя, я уверен, выгляжу спокойным.

Низкий, полный боли голос.
- Я больше так не могу. Ликвидируйте меня. Я не могу так
жить…. Я выдохлась.

Поворачивается, чтобы уйти. Я не могу допустить, чтобы она так ушла!
- Никита!

Она останавливается, словно ожидала, что я позову. Я понимаю, что ей
необходимо выговориться. Застыла на мгновение, я воспользовался
этим, чтобы закрыть дверь.
Горе, обида и ярость вырвались наружу – она кричит. Пусть. Лучше
здесь, чем в офисе Мэдлин или Шефа.

- Это место, этот Отдел наполнен ложью. Они говорят, что
спасают невинных людей. А как насчёт тех людей, которым мы причиняем
боль?!

Вот ещё что – её гложет чувство вины.

- Как насчёт той четырёхлетней девочки, которая не поймёт, за
что её бросили?

Нет ничего, что я мог бы ей сказать сейчас, и что могло бы её
успокоить. Могу только напомнить:

- Тебя предупреждали. Не нужно было браться. Ты всё ещё
веришь в свободу выбора?

Подхожу ближе, пытаясь усилить воздействие слов. Она не смотрит на
меня, тяжело дышит.

- Здесь это невозможно.

Она вздрагивает. Поднимает голову:

- Можешь продолжать говорить, Майкл, но я тебе больше не
верю.

Смотрит мне прямо в глаза. Я замираю, почти уничтоженный силой её
гнева, отступаю и отворачиваюсь, не в силах выносить этот
убийственный взгляд. Чувствую её приближение. Она стреляет в меня
жестокими словами, каждое из которых попадает в цель – прямо в
сердце.

- Ты ревнуешь к Грею… потому что я люблю его, а не тебя!

Прекрати, прошу! Я разворачиваюсь к ней. Стоим лицом к лицу. Вихрь
эмоций – жалость, ревность, гнев – захлестывают меня. С губ
неожиданно срывается, с мольбой и крошечной надеждой:

- Ты не любишь меня?

Холод сжимает мою грудь, когда я осознаю, что произнес, и что она
может мне ответить на это. Она так близко, что я ощущаю на своем
лице её дыхание. Медлит с ответом. Уничтожит или пощадит? Ни то, ни
другое.
Удивлена моими словами и думает, что ослышалась. Пик ярости немного
позади, и она слегка растеряна. Решает, что с меня ещё не хватит.

- Ты блестяще придумал – убить Грея, - смотрит испытующе. -
Давай, Майкл! Имей мужество признать это!

Трудный момент. Она нуждается в правде. А я нуждаюсь в ней. Нужно не
ошибиться и принять правильное решение.
- Да. Это была моя идея.

Она задохнулась от ненависти. Очевидно, не ожидала, что я признаюсь.
Может быть, надеялась, что происшествие с Греем окажется, всё-таки,
чудовищным совпадением.
Цедит сквозь зубы:

- Ты – псих.

Рванулась к двери, но слышит мои слова и останавливается.

- Я предложил это, после того, как выслушал их.

Она оборачивается, на лице сомнение. Именно сейчас я не намерен её
щадить, иначе события последних недель не послужат для неё уроком.

- Они хотели убить его.

Объяснять, кто – они, не требуется. Никита вздрагивает и с ужасом
смотрит мне в глаза.

Я беру со стола пистолет, брошенный ею, касаюсь её руки. Она стоит,
не двигаясь, словно окаменела. Ты должна жить, ты нужна мне! Никита
наклонила голову, волосы упали на лицо.

- Грей придёт в себя, его дочь вырастет. И они будут жить
так, как того заслуживают.

Больше я ничего не могу ей сказать. Утешения нет. Да, она выучит
этот жестокий урок. Я вкладываю оружие ей в руку. Прикосновение
холодной стали заставляет её окончательно прийти в себя. Никита
вырывает пистолет и отступает. Поднимает на меня взгляд, смотрит
прямо и безжалостно. Я же внутренне умоляю её уйти. Сейчас самое
время. Я - на грани, готов снова совершить ошибку – обнять, прижать
к себе, приласкать и убаюкать на своих руках. Готов….

Она ушла.

Я дышу с трудом, теряюсь в вихре эмоций, которые требуют выплеска,
но позволяю себе лишь самую малость – резко закрываю за ней дверь.
Зову разум на помощь – что ж, она молода, здорова, через какое-то
время ей станет лучше. А самое главное – она жива.
Моя вина не меньше, чем её. К тому же, признаюсь себе, я хотел,
чтобы история с Греем поскорее была в прошлом.
Я вспомнил, как пару часов назад сидел за рулем автомобиля и видел
перед собой его белое лицо. Грей и представить не может, как близок
был к смерти. Но я удержался ради неё, я знал - если он останется
жить, у меня будет шанс на прощение.

Всё-таки, жаль, что мой вопрос остался без ответа –
Я люблю его, а не тебя…
Ты не любишь меня?

Может, и к лучшему… Вздыхаю.

Я желал бы, чтобы всё было иначе.

Сообщение отредактировал LenNik: Четверг, 14 июля 2005, 12:19:42

 

#2
Гость_i12516
Гость_i12516
  • Гость
Спасибо автору и переводчику, было интересно! :rose:
 

#3
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
У меня где-то валяются еще "Грей - версия Никиты" и "Грей - версия Грея". :)
 

#4
Гость_i12516
Гость_i12516
  • Гость
Если бы вы смогли это опубликовать, было бы здорово, на сайте есть несколько ваших работ, могу сказать-понравилось...спасибо...Фото/изображение с Телесериал.com
 

#5
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Да, нужно как-нибудь найти и выложить. :)
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей