Перейти к содержимому

Телесериал.com

Записки заинтересованного зрителя.

Небольшие зарисовки на тему сериала.
Последние сообщения

Сообщений в теме: 10
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22490
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Записки заинтересованного зрителя.

Небольшие зарисовки на тему сериала.


Мы все как-то пришли в страну «ЛФН». Кто сразу, кто постепенно… Влюбляясь с первого кадра или долго присматриваясь к героям…
Некоторые через неприятие темы, некоторые, отрицая существование сериала вообще, принимая лишь оригинальную версию, борясь с первичными актерскими образами …
Но как бы то ни было, сериал занял свою и только свою нишу, заслужив звание культового в своем жанре… Да и моя жизнь в конце концов прочно пересеклась с «Никитой», и я рада этому…
Очень хочу поделиться своими разнообразными впечатлениями, возникшими при просмотре той или иной серии. Это несвязанные между собой зарисовки, какие-то мысли перешедшие в суждения. То, что хотелось бы озвучить… То, на чем хотелось заострить внимание.

Но сначала о сезонах в целом…

Первый сезон закономерно оставил в моей голове очень сильные впечатления, главным и основным из которых было то, что мне постоянно хотелось улыбаться, глядя на экран. Это радужное, безмятежное ощущение дарила Никита, насквозь проникнутая солнцем, улыбкой, ребячеством, юностью, даже когда печалилась или грустила, злилась или яростно отвергала помощь. А грустить и переживать ей пришлось достаточно… Майкл, Шеф, Медлин тоже очень много улыбались. Я имею в виду количественный показатель. И каждая их улыбка была уникальной. Особенно это относится к Майклу и Медлин, в этом отношении она сильно изменилась в дальнейшем.
Признаюсь, очень ласкали взгляд сумасшедшей красоты брючные костюмы и стильные вечерние туалеты Никиты. Ее то игривая челочка, то гладкая прическа, то школьные косички. Молчаливый, вечно одетый в контрастный черный цвет Майкл… Лучезарная, с бездонным взглядом Медлин, юный, напоминающий студента, гениальный Биркофф, поначалу предпочитающий камуфляж, как-то несерьезно, мягко по-кошачьи, коварный Шеф, независимый и улыбчивый Вальтер, любитель сладкого, уверенно поселившийся в Оружейке…
Первые переживания, первые потери, раны, первые эмоции, оформляющиеся в реальное чувство. Вечная вера в справедливость. Даже когда понимаешь, что это невозможно. Разве можно было это не заметить, не выделить. Определенно нет…

Напротив, второй сезон поразил своей безудержной серьезностью, граничащей с отчаянием. Будто с течением времени пришло осознание реальности всего происходящего на экране. Все по-прежнему было стильным и эффектным, но тревога за судьбы мира, льющаяся с экрана захватила теперь уже полностью. Безумно понравилось яростное стремление Никиты застолбить свою территорию в отношении Майкла, но в тоже время желание остаться свободной. Может быть, сказано немного грубо, но зато точно. Борьба за сердце зеленоглазого кумира превратилась в идею, оформилась в программу, у которой были и плюсы и минусы. Но и стремление к независимости, к свободе не собиралось сдавать свои позиции…
Ярчайший отклик в моем сердце нашли всевозможные, яркие пальто Никиты. Разноцветные и до пят, их было множество. И конечно, безумные шляпы. С полями. Старомодные, смешные…
Весь сезон – это роскошная печаль от неизбежного взросления, от очевидного осознания невозможности исполнения всех желаний… Но и неистребимая надежда тоже…

Третий же сезон отличился, на мой взгляд, безбрежной романтичностью, яростным столкновением характеров, ломкой характеров, становлением личностей, печалью, страстью…
Он был очень ярким, очень неожиданным, изменяющим линии поведения.
Это сезон принятых решений, сезон несправедливых поступков, благородных стремлений…
Это сезон любви в ЛФН, сезон взаимности, нежности, ярости, печали, тщательно скрываемых чувств…
Сезон красивых мелодий, белых цветов, прощания с прошлым, медленной смерти от необъятных потерь…
Сезон красивых побед, достойных поражений…борьбы за право быть вместе…
Никита снова предпочитает великолепные пальто, высокие прически, гладкий открытый лоб. Кстати, о прическах… Нововведений было множество: седой Шеф, короткая стрижка Медлин, иногда трансформированная в мелкие кудряшки и потом в карэ, Майкл, поразивший своим короткостриженным видом в самое сердце…
Много-много красного вина и цветущих белых калл…
Черный цвет, преобладающий в костюмах героев, и сине-красные хвосты чудовищных рыбок в прозрачной воде.
Безупречная героиня в красном... загадочная и серьезная, направляющаяся пить кофе с человеком в черном... Циничная сцена с рассказом про пару собак из детских воспоминаний Шефа… Огонь и лед...
Впечатлений масса…

Вопреки сложившемуся мнению, и четвертый сезон не оставил меня без впечатлений. Был он разным, и напряженным, и грустным, и захватывающим. Никита, иногда печальная и усталая, иногда романтичная и очень страстная, бескомпромиссная и растерянная. Майкл жесткий, целеустремленный, страдающий, нежный. Не разочаровало размахом своего коварства начальство. Безумно жаль Бирки…
Снова много черного цвета и по контрасту с ним белого.
Свадебное платье. Стремление умереть друг за друга.
Кровавые слезы, преданность, предательство…
Светлые свитера. Пляж. Красное вино. Грусть. Светлая грусть…

Пятый сезон – для меня это некая смешанность чувств, бессмысленная надежда на обратный ход времени, возвращение к прошлому, новые реалии… Бесконечное ожидание Майкла и любование повзрослевшей Никитой, боль в глазах Шефа… Неизбежная грусть во всем, даже, когда все хорошо…

Отдельно мне хотелось бы вспомнить очки и печатки.
Каких только очков мы не видели на протяжении всего этого времени. Они как отдельные персонажи, как дополнение к характеру.
В первых сезонах – множество, цветные, разностильные, фиолетовые, зеленые и пластиковой оправой. Глядя на них можно без труда определить, какое в данный момент настроение у героини, прячется она за ними или наоборот бросает окружающему миру бескомпромиссный вызов.
В дальнейшем на этот аксессуар уже не делается такого акцента, но в моей памяти всплывают парочка ярких экземпляров.
Очки Эбби, прозрачные, с черной оправой, те самые, коварные, со встроенной камерой, которая волей случая на время стала глазами Никиты.
И очки Никиты, ранним утром бегущей на работу в книжный магазин, свободной и удрученной.
Но вообще-то их огромное множество, все не перечислишь…

Перчатки... присутствуют везде. Это как вторая кожа, как часть организма. Разные, неожиданные, кожаные, тканные, пластиковые, состоящие из одних пальчиков, вечерние до локтей, и еще Бог знает какие...
Кажется, что в них герои могут делать все на свете…

Останавливаясь на конкретных сериях…

Начну с «БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ».

Ни чуть не умоляя впечатление от предшествующих этой серий, хочу признаться в искренней любви к «Благотворительности».
Во-первых, Никита в красном - это моя слабость... Она была прекрасна.
Сразу вспоминается великолепный момент, когда, прерывая напряженное многочасовое ожидание, звонит телефон, и, уверенная в своих чарах, Никита улыбается себе, другим… «Он позвонит… куда денется…».
В этот же момент улыбается и Майкл, отвечая своим тайным мыслям. «Надо же, и тут оказалась на высоте. Что за девчонка!…»
Улыбаются Шеф, Биркофф…И во всем виновата она, дерзкая и смелая девчонка.
Длинные пальто, сапоги на каблуках. Чулочки...
Кошка. Рыженькая. Молоко, стекающее по подбородку.
Разодранная коленка Никиты - маленькой девочки, она даже небольшую ранку очищает как-то по-детски. Даже Шеф не смог ее ругать, такая трогательная. «Ну, что сделаешь с ребенком…как ее ругать, как ей объяснить… что нужно-то было другое…»
Удивление-вопрос, уже Маклу: «Что мешает мне тебя убить?» А действительно, что?
И его удивление-ответ: «...Ни малейшего понятия...»
Что-то новое в ней, в нем, в них...

«ЛЮБОВЬ».

Вот здесь можно начать пересказывать каждую сцену. Именно каждую. Потому, что это одна из самых органичных и красивых серий во всем сериале. Можно подробно описать инструктаж с одеванием обручальных колец или крошечную, клетчатую юбчонку, чуть угловатый вид Ник в черном паричке, первый медленный танец, роскошный стриптиз… Все это так, но особенно хочется вспомнить забавную сцену повторного знакомства перед обедом, в которой Сейдж-Никита поведала о своей роковой встрече с Питером-Майклом. Это неожиданное, будто начисто забыт инструктаж: «...в Рио…»
С каждым ее словом глаза Майкла раскрываются все шире и шире. В них светится что-то такое, что не описать словами… То ли панический вопрос: «…что ты, черт возьми, делаешь?…»
То ли восхищение, переходящее в кураж… «… и как же ты теперь выкрутишься?…»
То ли еще что-то…
Ленивый, неожиданный, собственнический поцелуй-укус…
Великолепная импровизация Никиты…
И явное облегчение в слишком уж говорящих глазах Майкла…

«ПОБЕГ».

Эта великолепная серия многолика, как сам Отдел…
В нем есть все. Он всегда разный… Как кривые зеркала и гладкая поверхность озера…
И в ней тоже перемешались и нежность, и ярость…
И предательство, и забота…
И долг, и упрямство…
И самопожертвование, и преданность…
Красивый и неверный танец рук…
Страстный и безудержный танец губ…
Слезы… и наивная ярость Никиты, вызывающая очередную улыбку Шефа…
Мэдлин, в своей задумчивости похожая на Джоконду…
Майкл, великолепный в своей бесстрастности…
Это и есть Первый Отдел.

«ГРЕЙ» и «ВЫБОР»

Немного жаль наивную Ник, которая все еще верит в свободу выбора. И, безмерно удивляет начальство, которое первоначально вполне поощряло ее увлечение, будто бы тестируя Майкла. К тому же, Грей такой милый, такой домашний, такой достойный счастья, внезапно осветившего его жизнь…
Но, при этом у меня постоянно создавалось впечатление, что настоящей Никита была в Отделе, на заданиях. С Мэдлин, с Майклом, с Шефом. А с Греем она играла, нет, конечно, не специально, но казалось, милая добрая Ник, щебечущая над очаровательной маленькой девочкой - это актриса, играющая в наивной рождественской сказке. Так непривычно все это смотрелось, спасибо режиссерам.
И, Отдел выглядел настоящими декорациями настоящей жизни, единственной реальностью, он был везде, даже за окнами венецианского отеля, даже за стенами библиотеки, даже за дверью квартиры…
Последняя сцена в кабинете Майкла прекрасна… «Ты меня не любишь?…Ты будешь делать свою работу…»
У тебя нет выбора, Никита, как нет другой жизни, в которой все могло бы быть по-другому.

«СПАСЕНИЕ».

Вот что приходит на ум, когда оцениваешь эту немного странную серию...
Где-то слышала такую фразу: «Она не поймет, что потеряла, пока эта потеря не произойдет…»
Отдел, не смотря ни на что, - мир, где существуют живые люди, которым нужно о ком-то заботиться, кого-то любить, к кому-то возвращаться… Такова жизнь…
Увидев удаляющегося раненого Майкла, Никита, может быть, впервые остро поняла, что он и есть ее семья, ее соломинка, единственный человек, которому она не безразлична в том жестоком мире, где она живет. Человек, который обязательно вернулся бы за ней.
И, она тоже вернулась…

«НОВЕНЬКАЯ».

Эта серия – одна из моих любимых. Если можно вообще выделить любимые.
Очень сильные впечатления от великолепных вечерних туалетов Никиты.
Еще сильнее они от разворачивающейся перед глазами борьбы с самой собой. Что важнее: сострадание или выживание?… Сложная дилемма…
А вообще-то в сюжете присутствует все.
Сумасшедшее узкое черное платье с немыслимыми рукавами, разрезанное в самых неожиданных местах. Высокий длинный хвост волос, гладкая прическа, туфли на ремешках. Пистолет на бедре – очень сексуально. Но кажется, очень неудобно. Снова латиноамериканская музыка, к которой у Никиты явное пристрастие.
Полный контроль над собой, неизменное плечо в помощь другу.
Ум и сообразительность. Ее так просто не обмануть, не разжалобить сказочками, Никита обязательно разберется, вспомнит, сложит все части мозаики.
Великолепна сцена обучения – тест на попадание. Черные облегающие брюки, узкая маечка, распущенные волосы. Настоящая богиня. Терпеливая богиня…
А, как хорош полосатый брючный костюм, жилет с открытой спиной, длинный плащ, красная помада и кобура через плечо. (Вот я и скатилась на описание туалетов, а куда деваться? Очень уж хороши…)
«Майкл, что ты там делаешь? Хочешь узнать размер ее пояса?» И независимая, я бы даже сказала дерзкая, улыбка.
Кажется, Майкл намеренно любезничал с Карен, вызывая у Никиты ревность, граничащую с неприязнью к ее ученице. Это бодрило и не позволяло ей расслабляться. Он ведь знал правильный ответ на поставленную задачу.
«Кажется, все ее любят…»
«Кроме тебя…»
Кстати, мне нравятся моменты, когда Майкл и Никита ведут доверительные беседы о себе, о жизни.
И еще, эта серия полна таких разговорчивых взглядов между героями. Это здорово.

«ШУМ».

Еще одна цельная, глубокая и очень добрая серия.
Во-первых, из-за чудесной музыки. Необыкновенные восточные мотивы в сочетании с красивыми разноцветными телами, полумраком, блуждающими огнями. Тревога и напряжение воедино.
Никита снова в великолепном платье, которое просто невозможно не заметить. Тонкие бретели едва-едва удерживают его на плечах, распущенные волосы струятся.
Она, Никита, бесспорно, самый стильный объект во всей галерее.
Игривый вопрос-намек: «Я могу где-нибудь увидеть вас без одежды…»
Восхищенье в глазах Биркоффа: «Вот ведь чертовка…»

Во- вторых, тот глубокий монолог про жизнь и смерть.
«...Ты понял что тоже уязвим…
Ты все перепутал, Биркофф…
Умереть легко, это случится само собой… ЖИТЬ ГОРАЗДО ТРУДНЕЕ…»
Лучше не скажешь. Умнее не придумаешь…
Откуда все это, вся эта мудрость, в юном голубоглазом создании с лицом ангела…

«ВОЙНА».

Итак, война была объявлена. Причем, совсем не шуточная война.
То ли директория из «Грея» в конце концов всплыла, попав в нужные (или ненужные) руки, то ли еще случилась какая-то причина. Но это было неважно… Короче говоря, «Red Cell», она же «Красная ячейка», они же «Красные клетки», а еще и «Красная команда» взяла Первый Отдел в серьезный оборот…
Настолько серьезный, что за Никитой пришли трое (!)убийц… Интересно, сколько бы их пришло за Майклом или Шефом. Впрочем, они все равно ночевали в Отделе…
Что ж Отдел умеет быстро и вовремя собирать все необходимое. Но убегать пусть от сильного, но победимого соперника глупо, нужно было бороться…

Я не люблю крыс… Ничего не могу с собой поделать. Пусть мне говорят, что они бывают очень умные, домашние, красивые. Может быть… Но, если на самых умных и расчудесных направить пламя горелки, они, как самые обычные глупые животные, обязательно бросятся в противоположную сторону. Инстинкт самосохранения… Они не остановятся, даже если на их пути будет самое прекрасное в мире лицо. А их коготки и зубки остры как лезвие…

А клетки были такими неустойчивыми. Они медленно раскачивались, лишая героев твердой опоры, а значит и уверенности. Раны были так ужасны, как сильны предшествующие мучения. Но, как раз терпеть сильную боль их учили. А вот силу духа, которая в тот момент светилась в их глазах, нельзя было так просто убить. Те слова, вытекшие с кровью, просоленые потом и слезами, они были искренними, они были ПРАВДОЙ. Просто именно в тот момент ПРАВДОЙ УДОБНОЙ. Однако, это ни в коем случае НЕ ДЕЛАЛО ИХ ЛОЖЬЮ. Не делало…
«Майкл, молчи, береги силы…»
«Если в моей душе осталась живая частичка, то это ТЫ…»
ОНИ БЫЛИ ПРАВДОЙ…

Позволю себе небольшой скепсис. Очень небольшой. Вроде бы вся операция была очень логичной. От начала и до конца. Все делали нужные вещи, позволяя себе иногда сорваться, но в меру. И все же… Все же хочется задать вопрос: как можно было строить все только лишь на чувстве. А если бы Никита не сказала вовремя правильный ответ? Ну, просто предположим? Ведь сорвалось бы все. Видно, все же начальники знали, что делали. Ну, это лишь секундное отступление…

Когда Никита упала на руки Майклу, он на секунду прижал ее к себе, заглянул в ее глаза, понимая, что это то малое, что он может сделать в оправдание. Никита - умная девочка, она сразу все поняла. Однако, что толку обижаться на Отдел, ведь это все равно, что обижаться на саму себя. Умная, красивая, мятежная, свободолюбивая, чувственная Никита - все равно частичка Отдела, его пальчик, его ладонь, его уши, его глаза, его сердце, его душа...
Но именно ее чувственность, эмоциональность помогли ей воскреснуть. Движимая отрицанием своей уязвимости, обидой на Майкла и себя, презрением к обману, ненавистью к Отделу и в то же время на волне любви она снова поднялась. Вопреки всему…Она должна была доказать всем, что сильная.
И в этом вся Никита. Она слишком любит жизнь, чтобы не жить…

«ПРОПАВШИЙ».

Ну, разве не уморительна была эта неожиданная дуэль?
Шеф-Никита, Никита-Шеф…
Девушка позволяла себе очень многое. И, когда выговаривала начальнику за то, что не было прикрытия для Майкла. «ОБЫЧНО бывает прикрытие…»
И, когда говорила про записанную пленку. Ее шантаж был таким наивным, а вера в справедливость такой безудержной. Даже, когда Шеф улыбался. Ведь ОН, тяжеловес в этом бизнесе, позволил ей это, позволил поиграть с ним в странную игру. Временами похожий на огромного кота, который играет с маленькой мышкой, разрешал Никите немного забыться, и даже выстраивать планы, но секунда, и хищный взгляд с когтистой лапой снова начеку.
К слову сказать, достоинство Никита сумела сохранить, мгновенно взяв себя в руки после эффектного крушения ее надежд.
Воздушный поцелуй Майклу – смотрелось забавно. Я же говорила… Никита – умная девочка.
И снова эти безумные, но прелестные шляпы…

«ПРОМЫВКА МОЗГОВ».

Очень пестрая и разноцветная серия. Китайские веера и красно-желтые шелковые платочки, разноцветные костюмы и светлые волосы Никиты. Прошлое, будущее, настоящее…
И еще безответный вопрос… Неужели, бедная девочка – наименее ценный член экипажа?… Неужели она настолько мало ценится, что нужно было именно на ней испытывать неизвестный аппарат?
Но великолепная игра все смягчает – ее смятение, боль и физическая, и от страшных воспоминаний, ломка… неимоверная мобилизация усилий, нежное объятие Майкла, дающее силы… «Ты должна… Ты сильная… Ты можешь…»

«ПРИГОВОР».

Конечно, история в основе серии была просто мерзкой. Мийович – негодяй. Тут нет никаких сомнений.
И снова идет бесконечный спор об оправданности малых жертв во имя больших. Пожертвуем Марией, чтобы хорошо жила целая страна. Пожертвуем сотней жертв, чтобы не погибли сотни тысяч… Кажется, это порочное утверждение.
А Никита снова и снова была прекрасна. Белое платье, высоко собранные волосы, ум, убедительность. И категорическое неприятие объяснений, оправданий Отдела.

«МИЛОСЕРДИЕ».

Задавали ли вы себе когда-нибудь вопрос: могли бы вы убить человека, которому симпатизируете?
Не в бою, не в честном поединке, не за предательство, не в ярости, не в состоянии аффекта. А просто так, со спины, в затылок, в роли палача…
В тот самый момент, когда он говорит, что вырастит для вас бриллиант (или цветок, или дерево, не важно). В тот самый момент, когда он верит вам, когда он почти молится на вас…
Смогли бы вы убить друга? Даже, если он создал взрывчатку из-за которой гибнут другие люди. Даже, если он выдал ее формулу террористам. Даже, если его знания опасны…
Этот экзамен, подброшенный судьбой-шутницей, Никита выдержала с честью. Она выбрала жизнь, зная, что это влечет за собой ее собственную смерть. Она не спасла невинного человека, но и не стала его палачом. А это немало. Это жизненная позиция. За это, наверное, мы ее и любим.
А потом… Скоростной поезд умчался на встречу Луне. Полной и светлой.
Никита улыбалась. Она была свободна.
И уже не вспоминала, что накануне реально могла покончить с собой. Кстати, я не знаю, кто переживал в той ситуации больше мы, Майкл или сама Никита.
И что было больнее видеть: застывший взгляд Никиты, когда она говорила с Медлин (интересно почему суперпсихолог не нашла для себя ничего интересного в ее состоянии? может уже знала о предстоящей ликвидации?), когда прощалась с Отделом, печатала прощальное письмо, доставала пистолет или наполненный болью взгляд Майкла на фоне взрыва, его пустые глаза у начальства на докладе, у молчащего компьютера…
А, какая красивая пара танцевала вначале…

 

#2
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22490
  • Откуда: Москва
  • Пол:
...
Это великолепное «ВОЗВРАЩЕНИЕ»...

Вот ведь какое сильное все же было у них чувство…
Вы себе это представляете?…
Шесть месяцев день за днем, сначала с надеждой, потом с отчаянием, машинально, снова с надеждой, без надежды вовсе… Он набирал и набирал одни и те же слова. Видя воспаленными зрачками в каждой женской фигуре, ту знакомую фигуру стремительно и грациозно спешащую на встречу…
Шесть долгих месяцев она смотрела и смотрела на этот крик души и молчала. Сначала безрассудно, потом осмысленно, со страхом, с желанием, с мучением…
Оглядываясь вслед каждому темноволосому мужчине, застывая на месте услышав имя - Майкл…
И так долгих шесть месяцев.

Лион их воскресил. Надежда побежала по венам, смешиваясь с кровью вместо адреналина, застучала в висках, ударила в голову…
Вы помните этот говорящий взгляд?
«Боже, она жива!… она ЖИВА!…»
«Господи, как я его люблю…»
«Никита, как ты мне нужна…»
«Майкл, как мне тебя не хватало…»
«Никита, это ведь не сон?…»
«Я успела вовремя…»
«Никита, ты чуть повзрослела…»
«Майкл, ты совсем не изменился, только немного похудел…»
«Никита…»
«Майкл…»
«Никита… Это должно быть правдой…»

Никита изменилась, отросла, смешиваясь с копной волос, смешная челочка, чуточку устали глаза. Но, может, это просто показалось.
Вы помните прекрасную сцену на лодке. Нет не ночь, а удивительно солнечное утро. Даже не диалог, а общение взглядами.
Необычайной синевы небо. Строгий и спокойный, но все же счастливый Майкл и необыкновенно красивая Никита.
Ее лицо, будто выточенное из слоновой кости, светится в солнечных лучах. Прищур синих глаз задумчив. Она кутается в вязаный свитер, пряча ладони в рукавах. Ветер играет с ее волосами.
Он печален и в смятении: Майклу хочется прижать к себе свою девочку и не отпускать ее уже никогда. Ради этого он готов рискнуть своей жизнью…
Никита понимает, что даже если она улетит на Луну или Марс, ей не забыть его. Она понимает, что хочет вернуться. Это ее пугает, но это сильнее ее разума.
Она понимает, что ради него готова пожертвовать всем, даже свободой, тем более свободой… Она понимает, что в конце концов вернется откуда угодно…
Как солнце совершает неизбежный круг...

«ОСОБЫЙ ОТДЕЛ»
«ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ»
«ПРИБЛИЖЕНИЕ К НУЛЮ»

Итак, Никита вернулась… Разумеется и каждое мое слово будет о ней. А куда деваться? Именно вокруг нее все вертится, именно ее все касается, именно она причина всему…
Итак, что ни говори, перед нами - настоящая шахматная партия. Дебют, миттельшпиль, эндшпиль… Белое – черное, черное – белое…
А Шеф, Медлин, Майкл, Юрген и Никита – участники игры.
Представляете себе это?
Шахматная доска, не важно какого цвета… Правила только лишь отдельские…
Три фигуры, разумеется два короля и королева…
И два игрока, Шеф и Медлин, естественно…
И еще, на кон поставлена уязвленная гордость Шефа…
Пожалуй, побег и выживание Никиты был для начальства к счастью неузнанным сюрпризом, но вот ее возвращение было очень кстати. Кому, как не Медлин, знать на что способна талантливая красавица-блондинка. Ее психологический портрет был составлен со всей тщательностью. Интересно, в какой момент возник этот логичный план, который так старательно они воспроизводили. Когда, Никита вернулась? Или когда ей выбирали наставника? А может, он возник еще раньше, просто планировались другие исполнители?
Никогда не поверю, что Майклу грозила опасность ликвидации из-за того, что он помог бежать своей воспитаннице. Он лишь старался внушить это Никите, отвергая ее, оскорбляя равнодушием. Во-первых, потому, что он лучший, потому, что никогда бы Шеф не пожертвовал бы этим великолепным «Орловым», если уместно сравнение, этим драгоценным бриллиантом в короне Отдела по такой ничтожной причине. Во-вторых, был еще один момент – Елена и Адам. И как быть с Елениным террористическим папашей? Ну, мог ли Шеф так рисковать? Естественно, нет.
Можно сказать со всей очевидностью, что Майкл старательно отталкивал от себя Никиту с единственной целью – чтобы она прониклась чувством к Юргену. И чем сильнее он это делал, чем больше гадостей говорил про Юргена, тем очевидней был его успех. Ему ли не знать, как поступит в этой ситуации Никита…
А какова была дуэль… Мое восхищенье… Сколько различных по своей природе ревностей схлестнулось в ней, сколько равных сил, сколько бессильной ярости…
Это ведь не только Никита. Это еще и ревность к успехам другого. Это ярость от несправедливости жизни и безвыходности ситуации… Ведь основные шаги на доске были сделаны, их не отыграешь назад…
А вы заметили, как отреагировала на дуэль Медлин, та самая Медлин, которая знала все и безжалостно гасила малейшие всплески эмоций. Не странно ли было, что Медлин лишь чуть пожала плечами, обозревая царственный Майклов синяк, и сказала, что последнее время слишком много эмоций. А все эти ее намеки, мол, скажешь, когда Никита будет готова, снаряди ее сам, а как у них там продвигается…
А что же Юрген…
Думаю, он понимал, что Майкл лучше, что он талантливее, что он далеко превзошел учителя…Он знал, что большего чем есть он не достигнет… И потом он сделал свой ход… Он решил сыграть с Отделом в свою игру. Он умен и силен, как соперник. Но…
Тогда Юрген должен был быть начеку. Он должен был четко представлять, что вышел на смертельную тропу войны, а на войне все средства хороши. Он должен был ждать нападения. А он расслабился… стал играть в хорошего и благородного, а этого нельзя было делать…
Вы скажете, я слишком защищаю Майкла.
Да, я его защищаю, потому, что самая трудная роль в этой грязной игре была у него… И он был Черным королем. Понимая это и мучаясь от несправедливости и долга.
А Никита всегда была только Белой королевой…

«НОВЫЙ РЕЖИМ»

Когда я смотрела эту серию, меня снова поразили два момента. Нет, пожалуй, все же три… Расскажу подробнее…
Во-первых, сам Отдел. Снова мы видим, что он – единый организм. Именно единый и совершенно автономный от всех окружающих миров. Как фантастическое существо с сердцем, ногами, руками, мозгом.
Кажется, совершенно не было необходимости присылать Шефа извне. Отдел справился бы сам.
И еще, Отдел – семья. Как это ни странно, даже дико, звучит. Его обитатели не могут друг без друга. Грозный Шеф вызывает странную жалость и сострадание. Ему симпатизируют и делают это совершенно осознано. И Никита это в очередной раз со всей очевидностью осознает. Им друг без друга будет скучно.
Во-вторых, Никита в этой серии необыкновенно красива. Эта высокая прическа с чуть небрежными прядями вокруг овала лица. Ярко-красные губы. Низкие V-образные вырезы костюмов, высокие каблуки. Она просто красавица.
Пожалуй, Никита доказала себе, что способна на очень многое – на грамотную и квалифицированную работу. Окружающие это давно уже знали, а она… Она поняла , что достойна самого-самого…
И проверка на милосердие снова была пройдена…
Кстати, интересно, чем же закончилось свидание в ресторане? Может ничем? А может целой ночью танцев и или беседы? Или целомудренным поцелуем перед дверью № 412?
К нашему величайшему сожалению остается только догадываться…
Правду знают только лишь герои…
В-третьих, я потрясена тем, что впервые Медлин на миг потеряла самообладание. Помните ее последние слова? «…В следующий раз я буду начеку…»
В первый раз Медлин была неприятно поражена реальностью потенциала Никиты. И она опустилась, на мой взгляд, совершенно напрасно, до банальной угрозы. Зачем?…В любом случае, Никита ей не соперница…

«ОДИНОЧНЫЙ ПОИСК».

Эх, снова этот Отдел во всей своей красе. Во всей своей противоречивости и призрачности.
Чья жизнь ценнее? Похоже, Шеф уверен, что за жизнь Медлин можно заплатить любую цену. Даже если это будут сотни жизней оперативников, даже если это жизнь Майкла. И все вынуждены согласится, ибо таков протокол.
Но Никита думает иначе… Майкл должен вернуться живым.
Я очень люблю момент, когда она вклинивается в основную операцию, которую ведут Биркофф и Шеф. Очень веселит удивление ее юного друга – он мог бы уже привыкнуть к неуемной энергии Никиты, когда идет речь о Майкле.
Мужественная Медлин вызывает безмерное уважение. Она напомнила, что нет среди них богов, все уязвимы, все могут, в конце концов, оказаться в Белой комнате. Причем и у врагов, и в родных стенах.
Жаль мечущегося Шефа. Эмоции, плещущие в его глазах – это лишь отчаяние, ярость и боль…
А вот Майкл напротив совершенно спокоен. Интересно, он поверил в новость про Медлин? И как он поступил, если бы захватили Никиту??? Был бы Майкл так же бесстрастен???

«ЧАСТЬ ЖИЗНИ».

… Старое кафе, верные друзья
И ничего вернуть нельзя… (очень-очень старая песня)

Наверное, мне никогда не понять эту серию. Вернее, мне, воспитанной кусочком загнивающего социализма, перестройкой, путчами, разрухой, почти полным отсутствием продуктов в магазинах, а также нарастающим самоуважением и медленным исправлением ситуации в моей стране, не понять, за что можно бороться в благополучной Франции. Что могут желать своей стране люди, занимающиеся террором. Как они хотят изменить жизнь?… Вот это, боюсь, для меня тайна.
И потом, что вообще можно улучшить бессмысленным террором?
Вот и Никита не понимала. Она не понимала, чему может научить властьдержащих вид окровавленных детей, исполосованных гвоздями и осколками самодельной бомбы. Детей, невинных априори. Зато, она знала, что эта жестокая игра приносит горе и слезы, и никакие идеалы и утопии не стоят слез матерей.
Майкл это тоже разделял эту точку зрения - чего-чего, а террора в его жизни было предостаточно. Но, ему было безумно жаль ушедшей юности, не идеалов, а юности. Того, чего уже никогда не вернуть. Ведь когда-то еще можно было сделать другой выбор. Ему было больно от того, что не смог убедить в ошибочности мировоззрения хорошего в сущности человека, бескорыстного и преданного. Однако, движимый чувством благодарности, он понимал, что ничего не сможет сделать, потому, что для Рене отказ от своих идеалов равносилен самоубийству.
В этой серии очень много чувств, разных и странных. Но и характеры героев чуть приоткрываются с совершенно новых сторон.

«Я ВИЖУ СКВОЗЬ ТЬМУ».

Балканы… Многострадальные Балканы… Насколько я помню из истории, эта территория всегда была терзаема войнами конфликтами, распрями. Наверное, именно так и выглядит настоящая гражданская война, когда главным в жизни людей становятся смерть, расставание, подлость сильных, решительное мужество слабых, мародерство, мертвые глаза родителей, безжизненные тела детей…
Но этот мир создан так, что на любое действие находится противодействие. На подлость и продажность сильных находится мужество и милосердие таких же сильных людей. И национальность здесь не при чем.
Петр и Саша. Сколько таких детей войны с глазами стариков разбросано по земле.
Эти глаза… Даже сердце Майкла не выдержало их серьезности и обреченности. Очень люблю тот момент, когда Майкл сначала высаживает, а потом снова забирает детей в разрушенном городе. Никита совершенно уверена, что он так поступит. Иначе она бы вышла вместе с детьми.
Результат закономерен. Зло, пусть в миниатюрном масштабе, наказано. Не могло быть иначе.

«ОТКРЫТОЕ СЕРДЦЕ».

На что только не пойдешь, чтобы спасти мир. Даже если это тюрьма, даже если это незаслуженное наказание. Даже если приходится целовать женские губы, когда в памяти такие желанные мужские, чьи поцелуи редки и пьянящи, как коньяк столетней выдержки. Причем, этот мужчина в тот момент все слышит...
Красавица-блондинка Никита, красавица-мулатка Дженна. Белое и черное. Добро и зло. Все в мире имеет свое место.
Они были как две розы среди сорной травы в той вонючей дыре. И Дженне не составило большого труда понять, что такие девушки, как Никита, просто так в тюрьму не попадают.
Очень хороша сцена допроса, когда Никита пыталась играть на чувствах, интуитивно и где-то наивно, забывая, что перед ней не просто женщина, а опаснейшая оперативница уровня Майкла.
Зато как интересно было наблюдать в тот момент за мужчинами, которые затаили дыхание, стоя за непрозрачным стеклом. Это просто необыкновенная сцена.
Биркофф заворожен.
Шеф улыбается. УЛЫБАЕТСЯ. И еще как…
Майкл очень напряжен. Ему как раз совсем не до улыбок. Мне кажется, он предпочел бы не слышать звучащих слов и старается полностью сосредоточиться на задании.
«Что ты чувствовала? Любовь?»
«Да»
«Ты - дрянь!…»
И еще, чуть ли не впервые Шеф открыто похвалил Никиту. Только ради этого стоит видеть эту серию.

«ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ».

Вискано… Как все интересно. Складывается впечатление, что все, буквально все, в Отделе знают о чувствах Майкла к Никите. Все на свете, кажется это так, знают о любви Никиты к Майклу. Более того, все вокруг, включая начальство, осведомлены о страсти Вискано к Майклу.
…И только Никита остается в неведении. Только она узнает обо все впервые. Будто, у нее не четыре года пребывания в Отделе за спиной, а первый выход на работу.
Мне кажется, попытка самоубийства оперативника – не иголка в стогу сена… Или Вискано работала в другую смену?… В другом Отделе? На другом полушарии? На другой планете?…
Очень впечатляет показательный урок на концентрацию внимания перед лифтом. Одобряю…
Очень трогательно Никита смотрится на месте Биркоффа с кружкой чая. Как-то по-домашнему.
И еще очень жаль Вискано. Во всем случившемся есть какая-то бессмысленность и жестокость. Это когда человека не стало, и многие вздохнули с облегчением… Мол, не стало проблемы…

«СТРАНСТВУЮЩИЙ МЕДИУМ».

Мне кажется, это одна из самых красивых серий в сериале. Наверное, нет смысла многое говорить про нее. Но, кое на чем мне хочется заострить внимание.
Во-первых, отличная, просто мастерская, игра Петы. Разные голоса, слезы, смех. Отличные стремительные переходы от одного состояния к другому. На мой взгляд, такой разноплановой игры в других сериях нет.
Во-вторых, очень интересное общение между главными героями. Создается впечатление, что он говорят на языке, только им понятном. Все фразы двулики, неоднозначны и при этом совершенно прозрачны на взгляд следящих за ними террористов и Биркоффа с Шефом. Это говорит о мастерской работе профессионалов. Кстати, чего только не приходится слышать и видеть Биркоффу на работе, особенно в «прямом эфире»…
Медлин в этой серии еще более загадочная, чем в остальных. У нее был приступ человеколюбия? Или она хотела проверить какую-то свою теорию? Или отшлифовать новую грань в характерах Майкла и Никиты, что бы они стали еще более стойкими и пуленепробиваемыми?
«Пока у меня есть ты, я все преодолею…»
Что ж, пожалуй, это утверждение похоже на жизненное кредо.

«ЖЕРТВА».

Позволю себе заострить внимание на нескольких ярких моментах этой великолепной, какой-то породисто-великосветской серии.
Приходится констатировать, когда сморишь именно ее, становится окончательно ясно, что в Первом Отделе имеется лишь одно сильное, надежное мужское плечо. Вернее два плеча, и оба они принадлежат Майклу. И время от времени в эти самые плечи периодически плачут или склоняют на них свои головки самые красивые женщины секретной организации.
Кстати, те же красотки иногда по совершенно непонятной причине теряют эти самые головы. Будто эпидемия безумия внезапно пробегает. Ну, как еще объяснить потрясающую беспечность темнокожей умницы Терри. Она ведь одна из самых опытных и бывалых оперативниц. Майкл долго убеждал Никиту, что уж с Терри никогда ничего такого не случалось… Неужели, ей внезапно надоело жить? Или захотелось проверить наличие детских учреждений на балансе у Шефа с Медлин? И, черт возьми, куда смотрела Медлин вместе с медиками? Ну да ладно… Я отвлеклась.
Только этим, в смысле Майкловым, надежным плечам можно, захлебываясь плачем, поведать горькую правду о нечаянном ребенке. Очень здорово, что Майкл осознает свою просто-таки моральную ответственность за всех взращенных и выпестованных им оперативниц…
А вот Мик еще совсем не осознает свою близость к начальственным кругам, покорно снося все мытарства за непонятливость со стороны все того же Майкла…
Очень мне понравился прием. Игривая Никита, бесспорно заигрывающая с Майклом. Мушка над губой, фривольный костюм. Изысканное общество вокруг… Только вот мелькнула у меня мыслишка вдруг при взгляде на роскошные тела в бассейне. Ну как же можно прийти на вечеринку, чтобы тут же с головой окунуться в бассейн, ни прически тебе, ни макияжа… А может и не было ее, прически-то… Снова я отвлеклась.
В ответ на Никитины заигрывания Майкл слегка, лишь уголками губ, улыбается. А может это Рой изо всех сил сдерживает в себе смех?… Терри очень серьезная и собранная, по старшинству у нее в этот вечер первая скрипка, Никите в этот раз доверили лишь мальчиков, да охранника.
И снова Майкл, уводящий Никиту от двери, пардон, туалета, с выражением лица, на котором написана только одна фраза: «Господи, ну что же они из меня веревки-то вьют!…»
… И все же Терри очень жаль. Даже не смотря на то, что она поступила, мягко скажем, непорядочно. И даже необыкновенно глупо.
И вообще, серия очень и очень достойная.

«НА ГРАНЕ ПРОВАЛА».

Думаю, каждый, кто смотрел эту серию, страстный латиноамериканский танец главной героини обозревал с большим интересом. Задымленный ночной клуб, извивающийся в крепких объятиях, красиво оттенял ее классически гладко зачесанные волосы, тонюсенькие, но высоченные каблуки, открытые колени. Роскошь…
Неистовость присущая подобному дансингу очень логично завершилась великолепной сценой «оружейного танго». Именно этот жанровый танец отличается неотрывным взглядом «глаза в глаза». Движение за пистолетом, спрятанным за поясом у Майкла, было легким, красивым, каким-то вызывающим и потрясающе страстным.
И все же я бы сказала, что эта серия – серия Майкла. Даже не Майкла, а Роя… Который с блеском сыграл некое «раздвоение личности», двух разных и похожих одновременно людей.
Один Майкл твердый и монументальный, надежный и спокойный.
Другой – незнакомец, милый, растерянный и улыбающийся, неумелый и паникующий.
Две стороны одной медали, может быть, таким бы и стал Майкл, если бы изначально остался на свободе.
Причем, мне кажется, что Никита моментами раздваивалась в своих желаниях. С одной стороны ей до ужаса неуютно без спокойного и безупречного «ее» Майкла. И она стремится во что бы это ни стало скорее вернуть его сознание.
Но … слишком прямо выражающий свои эмоции, чувственный незнакомец ей так же симпатичен. Он говорит то, что ей хотелось бы слышать, о чем она в тайне мечтала, он выражает свои чувства, он смеется, он теряется, он нуждается в помощи… Это ли не прямой путь к сердцу Никиты.
Однако ее сердце уже занято. Занято самым бесстрастным и бесчувственным оперативником Первого Отдела. Но и самым сильным, самым надежным, самым самым.

Правда, очень повеселил меня диалог Шефа и Медлин, мол, как же мы не заметили потерю памяти, значит кто-то ему, Майклу, помогал… Действительно, очень сложно догадаться, кто помогал Майклу… Очень сложно…

«ДВОЙНОЕ СВИДАНИЕ».

Снова, снова эта Лиза…
Начало этой серии, сцена когда Майкл и Никита замедленно подходят к Шефу и видят перед собой человека, которого считали уже давно мертвым, очень органичное и стильное.
Они, Майкл и Никита, в тот момент пара. Феннинг же, напротив, один. А, они пара…
И, мне кажется, эту серию можно назвать прологом к третьему сезону. Потому что она показала, что Майкл готов ради спасения Никиты на многое. Однажды я уже задавала себе такой вопрос, когда шла речь о захваченной террористами Медлин. Как реагировал бы Майкл, если бы в заложницах оказалась Никита? Был бы он спокоен?
Вот он ответ. Майкл ни в коем случае не был бы спокоен. Он энергично соображал, стремительно действовал. И, нужно сказать, очень эффективно действовал.
Интересно, Майклу было неприятно слышать грязные намеки на их с Никитой отношения потому, что это задевало его лично или потому что ранило Никиту? Или и то, и другое?
Очень было весело наблюдать за Биркоффом, который перенаправлял «потоки байтов» в игровом автомате (или что это было?) в поисках Лизы. Он - друг.
Феннинг, в пику, - враг. Еще он странный и безумный. Что двигало им? Почему именно Лиза? Мало ли слабых женщин на свете? А может это любовь (если только не оскорбляет употребление этого слова здесь)? Это же надо, решиться на такое! Зная, тем более, что Майкл с ним сделает, если волос упадет с головы Никиты. Все же это любовь, видимо…
Лиза вспоминается мне красным, каким-то расплывчатым пятном. Она ничуть не изменилась, даже получив от жизни некоторый урок. Такая же наивная, хотя и ожесточенная, недоверчивая... Рыжие волосы, белая рубаха, красное вино (бутылку, кстати, она пыталась открыть сама!), бокал молока и струйка крови, текущей по подбородку Майкла. Очень цельная сцена, сопровождаемая очень красивой мелодией… И снова перед нами в какой-то мере жизненная драма…
Но Лиза не только красива и мягка, она еще и сообразительна – чуть очнувшись, очень-очень быстро определила куда или, лучше сказать, к кому ее везет Майкл… Она выживет, она сможет сделать то, что должна была сделать. Только бы она нашла дорогу из леса домой…
А, что же Никита. Никита боролась. Боролась каждую минуту, ловила каждый удобный момент, усыпляла бдительность сильного врага, прикидывалась покорной. Она была похожа на дикую кошку, пантеру, сильную, опасную, стремительную, коварную. Ну, полная противоположность Лизе… Поэтому и побеждает…
Очень люблю последний диалог, когда Майкл говорит, что понесет Никиту на себе.
Все же, они уже пара…

«НАИЗНАНКУ».

Пожалуй, впервые перед нашими героями встает вопрос века, вопрос на миллион долларов. Ведь можно было и не вернуться, можно было бы уехать в неизвестном направлении. Отдел умер бы, а Майкл и Никита подарили бы себе новую жизнь…
Немного скомкана, на мой взгляд, сцена, в которой произошел откровенный диалог. Оборваны главные слова… Они остались за кадром… Жаль…
Но совершенно ясно, что для героев Отдел – дом, семья. Они не могут так поступить с людьми, которые их ждут, в них верят…
Подобная беда – проверка для характеров. Все как на ладони. Все как прозрачное стекло… Мужество и трусость, героизм и отчаяние сразу видны…
Чуточку жаль Биркоффа, Гейл была не права… Он проявил себя во всей красе и мужестве, выдержав грозный, молниеметательный взгляд Шефа. Казалось, щиты лопнут от этого взгляда, не понадобится пуля…
Медлин, трогательная в своем самоотречении… Странно, что она заразилась одной из первых, ведь ее не было в главном зале… Она покорно, понимая, что Пола не остановить, принимает его заботу… Что же все таки между ними было?…
Не удивляюсь, услышав нервный и категорический приказ Никиты впустить их внутрь с вакциной… Так и должно было быть…
Майкл делает первый укол Биркоффу, что ж его голова ценнее многих, второй – Никите. Кто делает укол ему самому, остается неизвестным. Интересно, сколько времени им понадобилось, чтобы добраться до начальства?…

«ВНЕ ПРОФИЛЯ».

Я знаю, что отношение к этой серии очень разное. В основном из-за участия в съемках Селин. Сразу скажу, что на мое мнение это никак не повлияло.
Даже наоборот. Мне чем-то нравится Андреа. Она умна, квалифицирована, без труда может вести операцию, причем без присутствия Биркоффа, независима, по-своему оригинальна, интересна. Ее в меру здоровый карьеризм и спокойное отношение к Отделу, пожалуй, говорят в ее пользу.
Когда Майкл начинает проявлять к ней повышенный интерес, я местами испытывала такое же изумление, как и Никита. И даже легкое раздражение. Все выглядело очень странно и непривычно. И все же это смотрелось совсем неплохо.
Никита же, наоборот, заняла единственно правильную позицию в этой непростой ситуации. Отстраненное невмешательство, наблюдение со стороны. Она спокойно рассуждает в ответ на жалобы обиженой Андреа, которую тоже можно понять, лично мне бы не хотелось услышать прилюдно все то, что сказал Майкл об их отношениях. Рассуждает, как взрослая опытная женщина, знающая все струны души своего наставника. Но видно, что мучается, решая про себя, сильно ли она задета, или ей все равно. Забавно…
А Майкл судя по всему считает, что работа, есть работа… И нужно кому-то ее делать…
Странно, что руководство решило использовать именно его для такого неприятного, в смысле определенного фискальства, дела. Риск был велик. Вот хорошо, что нашлось живое сердце. А если бы нет?… Случилась бы беда…
И, наконец, еще одно. В этой серии, мне кажется, музыкальная подборка - одна их самых лучших.

«ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ».

Обычные будни Первого Отдела похожи друг на друга. Меняются страны, чередуются континенты, стороны света, но не в этом дело. Работа везде одинакова. Вот и Албания не стала исключением. И Никита не изменила себе. Любой невинно пострадавший человек, пусть то маленькая девочка или взрослый мужчина, вор, судья, мужчина, женщина, сразу попадают под ее опеку. Конечно, оказавшийся под перекрестным огнем ребенок - это серьезный промах для людей, которые стоят на страже справедливости. Стремление помочь ему похвально. Только у меня есть небольшой скептицизм по поводу выбора страны. Слишком по-западному смотрелась Никита, чтобы не выделяться из общей массы, а ведь Албания и теперь еще очень закрытая страна. Заподозрить в ней можно было кого угодно, даже английского шпиона Джеймса Бонда, но не переодетого албанского полицейского.
Но суть-то понятна, в какой бы форме она не была… Конечно, ребенок ни в чем не виноват, как и его семья… Жестоко убивать всех… Люблю Никиту в кабинете у Майкла, когда они обсуждали это. С косичками, как школьница, тоненькие каблучки, независимый вид, сменяющийся безнадежным отчаянием, а потом снова надеждой.

Компьютер умен… спору нет… Биркофф и Вальтер похожи на пионеров из кружка «Умелые руки»… Медлин уязвлена, она не смогла победить какой-то компьютер… хотя без труда выигрывает шахматные партии. Может, ей стоило пару раз сыграть с чемпионом мира по шахматам?… В порядке подготовки…

Но самые интересные, на мой взгляд, моменты этой серии связаны все же с Майклом и Шефом…
Сначала Майкл, слушая наставления Шефа, долго не вникает в истинную причину предстоящего отсутствия руководства. Все понятно, он думает о работе, не допуская никакой крамольной мысли по отношению к начальству. Но потом, внезапно понимая куда-зачем уезжает еще и Медлин, он почти смущается, чуть ли не извиняется, и на его лице появляется такое очаровательное замешательство… Прелесть…
Чуть позже, когда сложная ситуация, созданная прозорливым и деятельным компьютером, была под полным и неусыпным контролем, в Поднебесье прозвучал такой красивый шантаж в исполнении того же Майкла, что, наблюдая за ним первый раз, я не смогла сдержать улыбки. Браво, брависсимо, Майкл…

«НА РАСПУТЬЕ».

Самое яркое впечатление, улыбка, от этой серии у меня возникло, когда я смотрела моменты общения Майкла и Никиты. Они были такими интимными, дружескими. Будто герои перешли на другой уровень общения. Это уже не наставник и ученица, это близкие друзья, как минимум… Забавно, что Никита пришла именно к Майклу посекретничать об отношениях Шефа и Медлин, ведь обсуждать начальство обычно не принято. Тем более в Первом Отделе. Это какой духовной близости, доверительности нужно достичь, чтобы прийти и задавать подобные вопросы, не боясь последствий или сурового выговора. Ответ Майкла был с двойным дном, естественно. Как правило, Майкл не дает других ответов.
А как затемнилось его лицо, в тот самый миг, когда он узнал, что Никита работает в одиночку, без его опеки, что ее полномочия расширены. «Теперь я уже не твой наставник…» Сплошная тревога… Знает ведь, что наломать дров для Никиты, это раз плюнуть.
По-настоящему жаль Медлин. Не думаю, что ей было приятно узнать, о многолетнем обмане, даже если она не любила своего мужа. Муж… Вот интересно, мягче что ли был Первый Отдел при Эдриан? Или это было задание? Как же директива 1 про отношения между оперативниками?
Поступок Медлин на первый взгляд жесток. Но вспомним, что смерть – это освобождение. Если вдуматься, какая жизнь началась бы у ее мужа, вернись он в Отдел. Его унижали бы, отправляя на задания рядом с рядовыми оперативниками, отправили бы на переподготовку. Шеф бы об этом позаботился бы. Джеральди, он же Чарльз, был бы постоянным напоминанием шефского провала. А Медлин, которой это было бы неприятно, не смогла бы остаться в стороне, ситуация отвлекала бы от работы, вынуждала бы принять какую-то из сторон. А как по-другому?
Вот такой расклад. Ее выбор был в пользу Отдела…
Шеф выглядит интриганом…Способным на корысть и подлость…
И на этом фоне интересная Никита только выигрывает… Хотя ей досталась самая сложная роль. Роль слуги двух господ. Что может быть противнее?…

«САД ЭДРИАН»
«ЭНДШПИЛЬ»

Мир Никиты переворачивается. И наш тоже… Мы, я думаю, многие солидарны, тоже потрясены тем, что Отдел создала неизвестная доселе Эдриан, которая и на пенсии не успокоилась, снова и снова воссоздавая подобие уже созданного. И чего, как говорится не хватает. Отдыхай себе и отдыхай. Нет же, все остальной мир в рай тянут. И Шеф на пару с Медлин, и новоиспеченная мамаша. Все о нас заботятся. Разница лишь в количестве жертв на алтарь мироздания.
Просмотрев серию бесчисленное количество раз, я все же склоняюсь к тому, что Никита выполняла тайное поручение Шефа, причем такое тайное, что даже Майкл об этом не знал. Выполняла то она его, выполняла. Но одновременно узнавала много нового и интересного для себя и о Шефе, и о Медлин. И родном Отделе… О компромиссах, о спасительных кровопусканиях, если так можно выразиться, об амбициях, о прошлом… Она начинает задумываться, а нужна ли вообще такая организация, способная ради общего видимого блага, ради определенного развития человечества, жертвовать миллионами людей, дружить с врагами, на словах лелеять определенный жизнепорядок, а на деле презирать его за слабость и беспомощность. Нужен ли вообще Первый Отдел, если он не способен служить людям, если он стал орудием в определенных руках. И не важно в чьих – Шефа ли, Эдриан, Джорджа…

Все эти умудренные опытом политики, съевшие собаку на интригах, схемах, стратегиях, приоритетах, заставляют в сущности неопытную еще девочку, добрую и чистую, способную на сострадание, на подвиг, на жертвоприношение, делать за них грязную работу, подставляясь под пули. И каждый из них готов отдать ее друг другу на растерзание.

Кажется, большим ударом для Никиты является предательство ее подруги Карлы. Много вечеров они провели вместе, а оказывается лишь для того, чтобы держать Никиты под колпаком. Но она справилась с этим, что ж на войне, как на войне.

Одна из самых сильных сцен – это сцена, как я ее называю, «у холодильника». Майкл, добиваясь признания, выдвинул тяжелую артиллерию: тесные прикосновения, намеренную грубость и ласковый шепот в самое сердце… И как хотелось сдаться на милость победителя, если бы не столько свидетелей, слушающих разговор. Шеф был бы в восторге… А вокруг белые цветы…
Причем, Майкл действительно в какой-то момент был готов на все ради Никиты, он хотел защитить ее от всех, рискуя собой, своей карьерой, всем. Но были секунды непонимания, недоверия и даже страха за нее. Вспоминается выражение безоговорочного облегчения, смешанного с удивлением, у него на лице, когда Шеф снял с Никиты наручники. И снова оно, это бесстрастное, на первый взгляд, лицо, закаменело, когда она вдруг выступила со своей обличающей речью. «Куда ж ты снова сунулась, девочка», - это говорили его глаза. Не верила девочка никому, кроме себя и Майкла… Ему верила, но открыться не могла, незачем ставить под удар того, кого любишь…
Выбирая между правдой Шефа и правдой Эдриан, Никита трогательно, вопросительно повернулась к Майклу, ища поддержки, совета, и, к его чести, только Майкл не стал на нее давить своим мнением, сказав, мол, слушай свое сердце…
А нежный, трогательный поцелуй посреди главного зала Отдела дорогого стоит. Все вокруг меняется, собственные мнения, отношения, черное становится белым и наоборот, но это, этот нежный поцелуй, похожий на прощание, на поддержку, на признание, на одобрение остается, как бы трудно не было.

 

#3
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22490
  • Откуда: Москва
  • Пол:
...
«В ПОИСКАХ МАЙКЛА».

Трудно было представить, что все повернется в такую неожиданную сторону. Хотя, наверное, действия изрядно изменившегося начальства можно было предугадать. Ну, зачем им строптивая оперативница, способная выжить в любых условиях, продержаться в труднейших ситуациях? К тому же поддерживаемая самыми лучшими в подземном царстве тьмы и света… Тем более знающая про Эдриан… Странно, что они Бирки с Вальтером на пенсию уйти не попросили…
Конечно, от такой нужно непременно избавиться…
Только вот есть проблема…
Слишком хорошо выучили…
Слишком способной оказалась…
Эх, сколько тяжких битв еще предстоит Шефу и Медлин…
Ник в образе китаянки – это здорово. Высокая блондинка в низкорослой толпе. Специально посылали, чтобы засветилась… Но она была слишком хороша, чтобы проиграть, слишком умна, чтобы не понять, слишком деятельна, чтобы не найти выход, слишком решительна, чтобы не узнать где Майкл…
Майкл… Признаюсь, я осталась в полном восхищении, когда представила сколько усилий было потрачено им, чтобы скрыть свою вторую жизнь. Это ж надо, целых четыре года ни словом. Ни жестом не отметиться… Уважаю…
Итак, Никита узнала правду о Майкле... об Адаме, о Елене…
Что испытывала она, когда оказалась на пороге запретного мира, зазеркалья. Шок? Пожалуй. Растерянность? Наверное. Досаду? Конечно. Ревность? Естественно.
А Майкл? Думаю, он тоже был поражен. Ведь нужно затрачивать массу усилий, чтобы отделить эти две жизни друг от друга. И сильно обеспокоен, потому что не хотел потерять Никиту. Понимая, что начальство способно на все, он предпринимает все возможное, чтобы помочь ей, раскрывая при этом свою заинтересованность в Никите.
Очень сильна «сцена глаз», я ее так называю. Летящая ракета и глаза, разные, напряженные, охваченные отчаянием, облегчением. Глаза Майкла, глаза Никиты. Сколько чувств светится в них!… В чьих больше боли?… Трудно сказать…
Но маленькую победу в свой актив Никита и Майкл записали…

«ТЕНЬ КОГО-ТО ЕЩЕ».
«НАЧАЛО НОЧНЫХ КОШМАРОВ».

Что тут можно сказать?… Грустные серии, как справедливо считают многие.
Лично мне очень жаль Елену, жаль Адама, ведь терять родных страшно. А если все происходит так трагически, на глазах, то это страшно вдвойне. Как бы мы не относились к Елене, она потеряла единственного близкого для нее человека. Единственного… и к этому примешивается чувство вины, что все произошло из-за нее… Справедливо, что она так и не поняла, не узнала, что ее и Адама использовали, мне кажется, это могло вообще убить в ней волю к жизни…
Комментируя эти серии, хочу отметить лишь один отличный момент, их было больше, но этот, на мой взгляд, особенный….
Момент, когда, выполняя задание, Никита выпрыгивает с немыслимого этажа небоскреба. Очень красиво это выглядело… Прыжок, падение, граничащее со свободным полетом, развевающиеся волосы, земля, рука в черной перчатке, помогающая встать на ноги…
Здорово…

«ВРАТА АДА».

Люблю эту серию необъяснимой, странной любовью… Смотрела ее в минуты душевной слабости и, когда все в порядке… много раз, что-то в ней есть такое, мудрое, поучительное…
Бесспорно, главный герой в ней – Майкл. Его чувства, его боль, его отчаяние. Что само по себе очень необычно… Ибо проявлять их явно Майкл никогда не любил.
Вполне допускаю, что кому-то неприятно видеть ползущего к экрану, плачущего Майкла. Меня – нет… в какой-то момент непривычность картинки исчезает. И начинаешь видеть глубину, детали и детальки, слышать глубокий смысл фраз, полуоборот головы, короткий взгляд в середине монолога. Мелочи. Вот тогда эта серия становится нервной, отрывистой, эмоциональной, стильной (мне нравится жилище Майкла, оно похоже на него), циничной,
красивой, неприятной (касается не очень внятного убийства сына террориста). Мы видим, что сильный человек испытывает сильные эмоции, когда они все же вырываются наружу. Причем, чем глубже их загоняешь, тем стремительнее, по аналогии с пружиной, они выходят из-под контроля. Но если любишь Майкла в героизме, то нужно любить его и в слабости, а как иначе?…
Смотря серию, каждый раз я ощущала себя подглядывающей в замочную скважину, ведь жилище Майкла, как берлога, куда он забился, чтобы попытаться зализать свои раны. Только здесь, когда никто не видит, он позволил себе море эмоций, прятать их не остается сил. Будь он в кабинете, в Отделе его горе было бы иным, он тщательно прячет от всех ту часть своей души, которая способна плакать. Наверное, потому, что Майклу становятся неважны внешние признаки, ему наплевать даже собственное мнение о себе, но все же он не хочет, чтобы видели его слабым, не приемлет чужой равнодушной оценки себя, строчки в досье, бесстрастной констатации факта, он знает, что окружающие не поймут самой сути. Он и Никиту в тот момент не пускает в душу, ведь человек никогда не терявший ребенка до конца не поймет глубину страдания, и Шеф в дальнейшем будет наказан тем же, когда узнает о гибели своего сына. Ситуация с Майклом вдвойне жестока, вот он, Адам, рядом, а не дотронешься....
А какие в серии диалоги...
Майкл-виолончель-Никита. Здорово. Глубоко. Нервно. Каждый из них говорит о своем, но они при этом понимают друг друга. Чего только стоят первые фразы…
«Что ты делаешь?...»
«Играю на виолончели...»
А Майкл-Шеф… Это вообще необыкновенно.
«Ты меня слушаешь, Майкл…»
«НЕТ…»
А какие у Майкла глаза... Сплошная боль. И ведь, правда, боль.
Никита трогательная, преданная. Очень красивая, в безумной шляпе, с такой же болью в усталых глазах, с тревогой за предмет своей любви.
Ну и, конечно же, необыкновенное завершение. Я имею в виду красно-черную пару, безумно красивую, и рассказ Шефа про собак. Цинично, но смотрится роскошно...
У Медлин наконец-то прозвенел тревожный звоночек насчет дальнейшего чувства между Майклом и Никитой. Правильно опасается все еще впереди. Хотя, на мой взгляд, решение подставить Никиту, чтобы встряхнуть Майкла было самым верным. Только оно принесло бы положительные и, что важно, скорые плоды…

«ИМИТАЦИЯ СМЕРТИ».

Забавно… Русский террорист Иван Чернов учит детей быть убийцами-камикакдзе. Нет, само по себе это совсем не смешно. Но, видимо, ничем другим, кроме производства сибирской язвы и детей-самоубийц, русские заниматься не могут. Правда, еще к этому списку добавляются удачные опыты по клонированию…
Никита – хорошее русское имя, только мужское. Тезка Хрущева и Михалкова, как вещала реклама. Может именно поэтому мы все в огромной степени очарованы красавицей-блондинкой? Чувствуем некую родственность…У нее ведь почти русское имя…

Никита и Майкл в очередной раз (кстати, не в последний!) изображают продавцов кокаина. Майкл «продает» девушку в полное распоряжение Чернову, который, видя такую великолепную фактуру, ловкость, бесстрашие, решает немедленно использовать ее в собственных коварных целях.
Майкл очень переживает за ученицу, так напряженно выслушивает планы Чернова, так нежно интересуется у Никиты, все ли в порядке…
Правда, выясняется, что Отдел сам не промах. Он и рассказывать никому не стал, просто взял и клонировал маленьких Биркоффа, Майкла, Никиту.
В итоге, все закончилось благополучно, детей спасли, лаборатории уничтожили, но сомнения у героини остались. Видела ведь все своими глазами…
Однако, эта тайна так и остается для нас нераскрытой…

«КОШКИ-МЫШКИ».

Совершенно выдающаяся и уникальная серия. Мне кажется, что ход с появлением «плохой» Никиты, очень разнообразил и взбодрил повествование. Хотя по сути Эбби не была плохой, она выполняла задание и была по другую сторону баррикады. Кажется, это нормально, что ни Майкл, ни Бирки, ни Вальтер ничего для нее не значили, она живьем увидела их впервые.
Итак, «Кошки-мышки»… Кто кошка, кто мышка в данном случае определить очень трудно. Вот только сейчас казалось, что «Красная Ячейка» загнала Первый Отдел в угол и заносит на них мохнатую лапу, но нет, в мгновение ока уже все переменилось, и теперь бывшая жертва догоняет преследователя. Ход с Эбби безусловно сильный, и способ воздействия на Никиту тоже беспроигрышный. Она никогда не смогла бы обречь Майкла на смерть, кстати и Биркоффа с Вальтером тоже, сопротивлялась бы до последнего. Справедливости ради нужно отметить, что и Эбби не испытывала особой радости от задания.
Забавно было смотреть на окрыленного Бирки. Это же надо, как любовь затуманивает мозги умным и трезвым людям. Ведь ни разу не вспомнил, что Майкл – самое смертоносное оружие Отдела. Вальтер, кажется, вспоминал, но нарушить идиллию в мозгах друга не решился. А зря… Думаю, Майкл был бы неприятно удивлен и слегка разозлен таким поворотом событий…
Майкл сразу уловил изменения, даже не понимая еще, что они означают. Он, то ли по профессиональной привычке, то ли от повышенного внимания к Никите, подмечал каждую черточку в ее поведении и любая необычность сразу им фиксировалась. Интересно, когда он все же догадался… Мне показалось, что в тот самый момент, когда мнимая Никита смело и вызывающе предложила ему вечернее свидание. Именно в этот момент мозаика событий полностью сложилась. И неточности, и очки, и стремительное выздоровление, и подозрения начальства…
Кстати, о начальстве… оно не сразу разобралось в ситуации, подозревая двойную игру Никиты. Пора бы им уже и уверовать, что Никита не способна на предательство по доброй воле.
Остальное было делом техники. Нужно было лишь потянуть время…чем Майкл и занимался… А куда деваться? Наверное, он не знал, что Никита все видит или слышит… хотя если бы знал, что вряд ли поступил бы иначе – жертвовать малым ради большого в его стиле…
Но все не так просто. Результат оказался показательным. Каждый из героев воочию увидел свой кошмар…
Никита – Майкла с другой…
Майкл – смерть Никиты… Пусть даже это была Эбби… Он увидел то, что стало его страшным сном. Кажется, здесь промах Медлин, как психолога, очевиден… Майкл увидел то, что никогда не забудет, чего постарается не допустить никогда…

«ЛЮБОВЬ И РОДИНА»

Похоже, несчастные Балканы стали собирательным образом ситуации в восточной Европе. Разруха, холод, тусклое освещение, полувоенная обстановка штаба. Вот основные впечатления от картинки. Однако, модемная связь устанавливается практически мгновенно, и подарки не лишены изящества и даже изысканности.
Отдел как всегда вершит судьбы мира. Снова ради спасения мира и благополучия, правда, не без своих интересов, необходимо принести на алтарь человечества невинную жертву. Что и делается с удивительным хладнокровием.
Не совсем ясно, как жена Шефа познакомилась с Маркали. Какой ветер перемен занес жену американского офицера, погибшего или пропавшего без вести во Вьетнаме, на Балканы? И как решилась переехать из благополучного оплота демократии в полуразрушенную страну с непонятной экономикой. Наверное, это была любовь…
Медлин отлично вписалась в образ психиатра. Кажется, ей было очень интересно это задание. Поработать с женщиной, которую любил Пол Вульф. Чувствовала ли она ревность? Скорее, жалость из-за неизбежности происходящего и легкое презрение оттого, что все проходит более, чем гладко. Задерганная Корина была легким подопытным.
Для Майкла это не более, чем очередное задание.
Никита удивительно пассивна, хоть и сопротивляется, но слабо. От этого ей совсем плохо в конце. Не смотря на подтвердившиеся подозрения насчет Маркали.
Пожалуй, самые сильные эмоции испытывает Шеф. Что чувствует он? Невозвратимость ушедшей молодости? Невозможность изменить случившееся? Ревность? Может все сразу?
Насколько его подход к делу был личным?
Шевельнулась ли в его душе вина за содеянное при виде полубессознательного существа на коляске? Существа бывшего когда-то его женой… Женой искавшей его двадцать лет… … О чем он думал в тот момент? Может быть о том, стоят ли все эти игры с террористами слез невинного человека?

«ПОД ВЛИЯНИЕМ»

Вот иллюстрация тому, что даже стены имеют уши… И не только уши, но и глаза…
Они могут подсказать решение, повлиять на чувства… Они поведают наблюдающим о сомнениях, предупредят о необходимости коррекции программы…
Будьте осторожнее со стенами…
На первый взгляд невинная абстракция заставит полюбить или разлюбить, испытать боль или выйти из себя.
Будьте аккуратнее с абстракциями…
Незамысловатый абажур окутает зыбкой нереальностью… Затуманит трезвость восприятия…
Воспользовавшись тем, что неизбежный допрос в Белой комнате заставил потерять память террориста, чей брат владеет кучей смертельных ракет, начальство планирует дерзкую операцию по выяснению нужных сведений, потому что прямо это выяснить не удалось. Карл оказался твердым орешком. Никита (ну а кто же еще) начинает изображать его заботливую невесту, которая активно участвует в процессе торга с потенциальными покупателями. Неожиданно для себя она выясняет, что с каждым днем все больше окунается в необъяснимую симпатию, возникшую к кровавому убийце. Легкие манипуляции Вальтера немедленно проясняют подоплеку. И снова этот Майкл… для которого работа стоит на первом месте.
Сцена в кабинете Медлин поражает своей откровенностью. В ней столько чувства, столько страсти. Ненависть, рожденная из-за любви, ярость, брызжущая через край. Пустой взгляд с запрятанной болью, направленный в сторону. Безмолвное разрешение на эту пощечину, в противном случае Майкл без труда бы перехватил руку Никиты. Он позволил ей эту ослепительную, откровенную ярость перед начальственными глазами, понимая, что виноват перед ее сердцем…

«ВНЕ КОРОБКИ»

Наверное, эта проблема должна была когда-нибудь встать перед Первым Отделом. Надеюсь, что это не безумная идея сценаристов, когда нужно работать, а не о чем. Никита должна была когда-нибудь задуматься… А зачем она здесь? Как случилось, что она вляпалась в такую неприятную историю?… Почему ее, похожую на газель девчонку, признали виновной в убийстве здорового мужика (почему-то мне вспоминается, что это был мужчина)… Он, что не сопротивлялся?
Однако, Отдел не обмануть, Шеф с Медлин пристально следили за девушкой… Может даже знали всю подноготную ее путешествий и поисков, снисходительно позволяя ей продвинуться чуть дальше. В качестве дополнительного обучения... или для повышения разведывательных навыков. А может, не видели перспективы в этих поисках.

Кто убрал ее союзника, осталось за кадром. Вполне возможно, что Центр по приказу Джонса или сам Отдел… Не важно…
Но вообще-то я была согласна с Вальтером. Какая теперь разница? Ну попала в Отдел и попала… Зачем добывать себе лишние проблемы?
И с Майклом тоже согласна.
«А если тебе не понравится то, что ты узнаешь?…»
Забегая вперед, можно точно констатировать. Истина Никите не понравилась.


«В ТЕМНОТЕ»

Обожаю эту серию. Да простят меня поклонники Шефа, но очень мне нравится его безумный вид. Этот потрясающий безумный взгляд, который с каждой новой сценой становится все маньячнее. Но если серьезно, отличная игра… Отменнейшая…Браво…
Немного жаль Бирки, все колотушки достались ему, разумеется, не считая того несчастного оперативника, которого принесли в жертву тонкому расчету.
Сильно повеселил тайный совет заговорщиков. А так же виды Сибири…
Майкл был похож на огромного, настороженного зверя, вышедшего на охоту. Даже его походка выглядела осторожной и напряженной.
Медлин-умница ни взглядом не выдала, что в курсе.
Сцена передачи командования роскошна. Такое единение и согласие, напор, монолит…
Осталось неясным, когда для Никиты кончилось удивление, и началась игра на камеру, когда же Майкл поведал ей суть. Она стрелял уже в осведомленную помощницу? Или нет?… Смею надеяться, что Никита в тот момент уже все знала. Хотя, безумно люблю одну из самых красивых сцен – «сцену глаз», как я ее называю. Сцену, когда арестованная Никита вырвалась и бросилась к выходу и ее руки перехватил Майкл. Зная, что только он мог остановить этот безудержный рывок, Майкл как всегда был в нужном месте… А какие у них были говорящие глаза!…

И все-таки, как может эта КОМАНДА работать вместе!!! Когда дыхание в унисон, когда цель ясна, когда каждый доверяет каждому, когда друг другу вручаются жизни…

«ИДТИ ВПЕРЕД»

Прошлое… Как оно порой притягательно… Как отталкивающе иногда…
Правы те, кто говорит, что время лечит любые раны, даже предательство близких… Даже невнимание, безразличие женщины, которая роднее всех остальных…

Мама… как ты могла допустить, что моя жизнь стала похожа на этот бесконечный туннель, прямой и безапелляционный, вправо-влево с него не свернуть?… Как? Ведь я была послушной девочкой, я слушала каждое твое слово, повторяла за тобой каждое движение, когда мы кружились в звуках старого вальса…
Мама…теперь я стала старше, стала мудрее. Видя вокруг себя смерть, я стала еще сильнее ценить жизнь… Теперь я знаю, что ты всегда думала обо мне, всегда любила меня, просто тогда ты не могла жить иначе. И теперь не можешь, изо всех сил пытаясь найти меня…
Остановись, мама, они жестоки и безжалостны, сантименты здесь не с моде…Они убьют тебя, если узнают насколько близко ты приблизилась ко мне…
НИКТО НЕ СМОЖЕТ ЗАСТАВИТЬ МЕНЯ ЗАБЫТЬ ТЕБЯ, РАЗЛЮБИТЬ ТЕБЯ.
Я НЕ МОГУ ЭТОГО СКАЗАТЬ ТЕБЕ, НО ВСЕ ТАК…
МОИ ЗАКРЫТЫЕ ГЛАЗА ПОЛНЫ СЛЕЗ, ГОРЛО НАМЕРТВО СЖАЛИ РЫДАНИЯ, СЕРДЦЕ РВЕТСЯ ИЗ ГРУДИ…
НО Я СЧАСТЛИВА, ЧТО ДЕЛАЮ ТЕБЯ СВОБОДНОЙ И СПОКОЙНОЙ… ЖИВИ В МИРЕ С СОБОЙ И ПОМНИ ОБО МНЕ…
МАМА… МОЯ ДУША ВСЕГДА БУДЕТ КРУЖИТЬСЯ В ЗВУКАХ СТАРОГО ВАЛЬСА…

Настоящее… Как оно порой сурово… Как иногда желаемо…
Сумерки кабинета почти скрывают от меня его лицо, но проницательные глаза цвета сурового моря неотрывно следят за тем, как я медленно приближаюсь к нему…
Спасибо тебе, Майкл, для меня это было очень важно… В глубине его взгляда засветилась нежность. Губы легко ответили на мой поцелуй… Вязкая окружающая тишина наэлектризовалась…
Зачем нужны какие-то слова, когда достаточно лишь взгляда…

«БОЛЕВОЙ ПОРОГ»

Никита и двое других оперативников - Марк и Анжела - похищены террористической группой «Черный Март». Эта группа, возглавляемая братом и сестрой, а может быть, любовниками, а может быть, и теми, и другими, Саймоном и Каролиной Крайчек, известна своей жестокостью и пристрастиям к пыткам и извращениям. Когда Анжелу пытают, Марк - ее любовник - раскалывается и открывает местонахождение одной из подстанций Отдела, но Анжелу все равно убивают. Вернувшись в Отдел, Никита знает, что Марк будет ликвидирован, и тогда она предлагает ему солгать о случившемся на миссии, чтобы выгадать время для самостоятельного устранения группы. Хотя Каролина и убита, план терпит неудачу, Марк обвиняет Никиту в том, что это она раскололась под пытками. А ведь это он сорвал такой замечательный план. Но ему так хотелось жить…
Теперь Никите придется оправдываться в расследовании, где все свидетельствует против нее.
Очень повеселил вопрос Марка, когда он узнал, что Саймона приказано захватить живым. «Кто приказал?» - спрашивает он.
«Странный вопрос, Марк, неужели ты не знаешь», - хочется ответить ему. – «Конечно же, Майкл, который не выдает подстанции, любит Никиту и не прячется за женскими спинами».
Странное чувство испытывала я, когда все разъяснилось. С одной стороны, очень жалко Марка, как человека, который любил и хотел жить. Но с другой – неужели ему было комфортно жить предателем?

«ЗА ЧЕРТОЙ»

После долгих раздумий Шеф решает отдает долгожданный пост Главного Стратега не Майклу, который его долго ждал, а другому оперативнику, Залману. Странный выбор, думала я, какой-то пришлый Залман лучше Майкла. Нет, здесь что-то не так…

Майкл разгневан, оскорблен. Он убеждает Никиту украсть координатор данных - устройство связи, способное перекрыть все частоты Отдела, для того чтобы бежать из Отдела во время следующей миссии. Когда они сбегают, то поселяются в старом деревенском доме в самом сердце Бельгии. Камин, музыка, старые пластинки, свежий хлеб, зелень, свечи… Но все равно здесь что-то не так… Не такой Майкл человек, чтобы поддаваться гневу…
Однако, Отдел тоже не дремлет, Майкла находят и похищают во время его похода в магазин. Снова звонок… Не может быть, чтобы для Майкла появление оперативников осталось незамеченным…
Его допрашивает сам Залман, собственноручно мучая, ведь координатор и Никита должны вернуться. Потом передает близнецам… «У него очень высокий болевой порог…» Интересно, а палачи пытали Майкла взаправду? Или делали вид? И Шеф понимая, что есть лишь одно средство сломать величественное майклово молчание - Адам. Конечно, выдержать угроз по отношению к мальчику наш герой не смог…

Звонок звенел не зря… Оказывается, эта почти шахматная партия забыла задумана для того, чтобы вывести его на чистую воду, ведь уже год Залман работал на два лагеря, Отдел и «Красную Ячейку».
Хорошую фразу говорит он напоследок Никите, имея в виду Отдел: «Что заставляет вас верить в то, что за это нужно умирать?!»
«Такие, как ты», - отвечает Никита.
Враг обезврежен, справедливость восстановлена. Майкла починили, и он ужинает у Никиты, вспоминая спокойный вечер в маленьком доме посреди европейских лесов.

«ПРОЩАЙ, ПАРИЖ»

Как уничтожить Первый Отдел? Наверное тысячи оперативников когда-нибудь задумывались над этим.
Но, придумали террористы…Оказывается, для этого нужно лишь похитить его координаты.
Захваченный террорист Стеклянного Занавеса, того самого, который убил Симону и непонятным образом возродился, Борис Тайко, чуть не убив Медлин, сбегает из Белой Комнаты. Странный недосмотр со стороны охранников. Его цель - подключиться к системе Отдела и передать информацию прежде, чем его убьют. Кстати, в этом никто не сомневался, даже его хозяева, а уж тем более Майкл. Хотя переданная информация закодирована, координаты Отдела оказались известными. Шеф немедленно отдает приказ об эвакуации и ликвидации основного здания Отдела. Ох, и красивая же сцена была перед нами. Прощание с Отделом, с его помещениями, главным залом, Белой комнатой, металлическими лестницами. Шеф был похож на капитана, покидающего свой корабль. Взрыв, и мы видим что оплот безопасности располагался в Париже…
Кстати, мы впервые что-то узнаем о самом Поле. Он говорит, что в Отделе уже 24 года.

Итак, Отдел переезжает на временное место, откуда сможет нанести ответный удар. Опасность декодирования и уничтожения всех оперативников Отдела очень велика. И Шеф лично идет на задание, выясняя правду о похитителях.

Но в конце концом все оказывается в порядке. Плохие мальчики наказаны, Отдел расположился в новом здании.
Отдел умер! Да здравствует Отдел!

«РУКА ОБ РУКУ»

Влиятельный бизнесмен, промышленный поставщик оружия террористическим группировкам имеет опасное пристрастие. Запрещенные женские бои со смертельным исходом. Его можно достать лишь на подобных мероприятиях, где белые рабыни убивают друг друга. Угадайте, кто на время становится белой рабыней? Конечно, Никита. А ее подруги по несчастью – конечно, девушки из России и стран СНГ. Транссибирское модельное агентство ( ) заманивает несчастных в сети проституции и убийств.
И конечно же Никите не говорят об истинной причине беспокойства Отдела, она считает, что попала в притон. Но ее как изысканное блюдо готовят к изысканному представлению. Майкл, под видом безупречного швейцарского джентльмена с безупречными рекомендациями, проникает на бои. К его чести, следует отметить, что он усиленно убеждал Никиту уйти заранее и не подвергать свою жизнь опасности, ведь еще и задание ставится под сомнение. Но Никита неумолима, этим несчастным девушкам нужно помочь. Бой очень эффектен, кажется, даже Майкл заворожено следит за ним. Небольшой бассейн, красный и синий купальники, длинные шифоновые шлейфы, похожие на хвосты бойцовых рыбок.
Но не нужно забывать, кто перед нами. Самые лучшие оперативники отдела. Задание выполнено, девушки спасены, притон уничтожен. Аллилуйя!

«КОГДА Я УСНУ»

В чем грань между дозволенным и недозволенным? Где заканчивается мораль и начинается беспринципность и неразборчивость? Можно ли заставлять тяжело больную женщину стиснуть зубы и подвергать свою жизнь опасности? А может быть это даже здорово, что ее толкают на осмысленную смерть, заставляют совершись самое осмысленное и значительное в своей короткой жизни? Ведь умереть, зная, что ты герой гораздо легче, чем, думая, что ты полный неудачник, обделенный и обиженный судьбой…
Бедная Сара, девушка без надежды и будущего, переступает через себя, свою боль и свой страх, спасая многих людей. Она, может быть, впервые в жизни испытала сильные чувства, она поняла, что от нее, от ее поступка, от ее решения зависит чужая жизнь…
Может быть, и не так уж не прав Отдел в этом поступке? Может быть, именно это и нужно было несчастной девушке, чтобы уйти спокойной и счастливой?
А Никита еще пока не доросла до этого понимания?

«КОГДА ВСЕ ХОРОШО»

Майкл - Шеф первого Отдела. Эта серия для тех, кто ждет этого события.
Почти всем приходится не сладко. Особенно Медлин и Никите. Одна старается контролировать ситуацию, видя, что Майкл очень силен даже для нее. Другая борется с собственными чувствами. Никите и нравится, и не нравится такой Майкл.
Впервые сам Майкл узнает, что очень трудно сохранять близкие отношения и быть Шефом. Наверное, теперь он многое понимает в отношениях Шефа и Медлин.
Узнав, как лихо управляет Отделом его преемник, стремительно примчался Пол.
Красивая сцена в конце.
«Не думала, что он может быть настолько безрассудным», - произнесла обиженная Медлин, когда полномочия вернулись на свое место.
«Возможно, он просто лучше, чем мы оба», - ответил Шеф, улыбаясь.
«Он хорош. Он и Никита вмести очень хороши. К счастью, даже у лучших бывают слабости», - констатировала Медлин, подразумевая под слабостью, конечно же, Никиту. Она права…

«БАНДИТСКИЙ НАЛЕТ»

Что главнее любовь или работа? Вот почти гамлетовский вопрос, который часто задавал себе Майкл… Любовь или работа? Никита или власть? Стоит ли пост стратега, оперативника пятого уровня, страстных вечеров и ночей?
«Мы должны быть вместе!» - говорит Никите ее наставник.
«Мне не важна моя должность!» - повторяет он ей постоянно.
«Вместе мы все вынесем!» - отвергает он унижения.
Возможно, это был хороший способ разлучить влюбленных. Понизить Майкла настолько, что его честолюбие не выдержит давления. Медлин постаралась сделать все для этого. И, кажется, ее даже можно понять. Отношения между действующими оперативниками не должны влиять на работу, вспомним несчастных Марка и Анжелу.
Но, она явно недооценивает Майкла, он явно вырос из ее ориентировок.
Принимая на себя командование в одной из почти провалившихся миссий, Майкл уже точно знал, что не только вернет свой статус в Отделе, но и останется рядом с Никитой.
«Когда ты главный, мы остаемся в живых» - говорит ему Ник, после миссии.
«Мы должны быть вместе» - думает он.
Может быть, именно здесь впервые Медлин допустила ошибку, слишком перегнув палку. Она заставила Майкла сделать выбор. И он его сделал.
ОН РЕШИЛ, ЧТО ЕМУ НУЖНО ВСЕ.

«ЛЮБЫМ СПОСОБОМ»

Наверное, Шеф отдавал себе отчет, когда приказал Биркоффу покинуть Отдел и проникнуть в культовую террористическую организацию «Солдаты свободы», специализирующуюся на антиправительственном компьютерном взломе, несмотря на предупреждение Мэдлин, которая считает, что шансы на успех у неполевого оперативника - не больше 20%.
С одной стороны, это чистое самоубийство для юноши. С другой – только он смог бы убедительно сыграть роль хакера-гения, способного взломать системы сателлита Red Cell. Для начала Биркофф доказывает свою состоятельность Жан-Марку, лидеру культа, и становится ее членом. Жаль юношу.
Когда в секте открывают, что Биркофф - оперативник Отдела, Жан-Марк заставляет его выкрасть информацию из компьютеров Отдела. Для того чтобы остаться в живых, Биркофф делает это, но теперь, когда Шеф считает, будто он был «обращен», юноша должен найти способ вернуться в Отдел. С помощью Никиты ему это удается, как и удается остаться в хороших отношениях с ней и Майклом.
Всю серию меня мучает вопрос. До каких пор над всеми нами будет издеваться Грег Хиллинджер?

«ТРЕХГЛАЗАЯ ЧЕРЕПАХА»

Эта серия для тех, кто любит лабиринты и шахматы. Столько в ней всего намешано. И ложь, и игра, и ненависть, и ярость… Медлин демонстративно отвергает близкие отношения с Шефом. Потом также демонстративно предлагает ему себя. Глядя на этот спектакль можно было подумать, что у Джорджа в Отделе есть свой человек, весьма близкий к Поднебесью. Или в кабинете Шефа установлена камера.
Грега ничуть не жаль, заслужил свою расходную участь. Впрочем, он снова выкрутился.
Куратор как-то легко поддается на уловки и обман Медлин. Он должен был знать, что она не способна предать Пола. Ее синхронность с Шефом поразительна.

«ИГРА С ОГНЕМ» И «ВРЕМЯ ВЗАЙМЫ»

Кто вдруг решил, что Майкл позволит Никите отдалиться от себя? Ни за что…
Он не был бы Майклом, если бы не нашел выход. Свидания под пулями, на гране разоблачения. Это даже еще интереснее, чем раньше. Пусть начальство следит за квартирами, на миссии они ведь не поедут. Рискованно, но кто не рискует, тот не пьет шампанское…
Очень жаль Девенпорта, который, мне кажется, страдает от сомнительности поручаемых ему миссий. Следить за Майклом и Никитой, застукать их в самый неподходящий момент. Оперативницкая гордость должна быть ущемлена.
Весело наблюдать за Шефом, который мечется по Поднебесью в ожидании результатов, за Медлин, которая, философски прислонилась к стене и тихо ждет, за улыбающимся Вальтером, за растерянным Биркоффом.
Но не тут то было… Майкла и Никиту просто так не возьмешь. Красивое свидание закончилось красиво.
Кстати, любовный треугольник из Валери и Вальтера с Биркоффом – это что-то.
Почему-то на них, стариков и младенцев, директива 1 не действует, им можно заводить отношения с кем угодно. Видимо, от того, что разрушительная сила последствий будет не так сильна.
Проиграв в первом акте, Шеф и Мэдлин используют крайние меры, чтобы наказать Майкла и Никиту за их неповиновение. Операция «Дженефекс» используется для того, чтобы сканировать Никите мозг и опробовать на ней методику нейрохимика Росса Гельмана. Данная методика предусматривала воздействие на определенные участки головного мозга с целью лишить подопытного человечности, способности любить, чувствовать. Короче, сделать из него «универсального солдата», робота, выполняющего любые поручения, не отвлекающегося на чувства. Это Никиту-то в робота!!!… Нужно было проделывать это с Майклом… Правда, если бы уж он вышел бы из под контроля, то Отделу была бы… хана… Зато, Никита бы не смогла бы его оживить…

Поняв, что с Никитой что-то неладное, что она больше не может любить, Майкл обещает, что так это не оставит…
«Я не позволю им это!» - с чувством говорит он.
И мы почему-то верим, что ни за что не оставит…

 

#4
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22490
  • Откуда: Москва
  • Пол:
...
«УХОДИТЬ ОБРАТНО»,
«ВСЕ ЗАДАНИЯ ОТМЕРЕНЫ»,
«С ВИДОМ НА САД»,
«В ЗАЗЕРКАЛЬЕ»

Уж столько написано мною про эти серии. Он по-прежнему являются чуть ли не любимыми моими сериями, сколько раз не смотри…
Не знаю, как смотрелись бы они, эти серии, если бы мне пришлось бы ждать полгода, чтобы узнать, что все же придумал Майкл, чтобы выполнить свое обещание, данное в конце третьего сезона, не допустить такого безобразия, как обесчувствлевание Никиты.
Но самые же первые кадры, самая первая сцена, кажется, одна из самых лучших. Это сцена тренировки Майкла и Никиты. Дерутся, будто ласкают друг друга. Ни больше, ни меньше… Помните, второй сезон тоже начинался с тренировки и с беседы Шефа и Медлин, которые из Поднебесья наблюдают за происходящим. И серия называлась «Возвращение», а значит и перед нами снова разворачивается настоящее «Возвращение», но не в Отдел, а домой, в семью, если так можно выразиться…
Вообще-то говоря, сама по себе идея была совсем не такой уж плохой, с точки зрения Первого Отдела. И проверить на Никите действие новой методики, и Майкла проучить, поставить на место, лишив его поддержки его второго «я», и показатели Отдела улучшить за счет возросших способностей и повышенного внимания Никиты. Но вот есть в этой идее слабое место, людей, которых подчинили влиянию, может переклинить. Как механизм. И тогда управлять ими будет практически невозможно. Помните опасливое предостережение Медлин, когда Шеф начал ругать Никиту зато, что она упустила возможность убить Майкла: «Опасайтесь делать ей замечания… только похвала…» Значит боялась Медлин последствий, значит Никита вдруг осознав, что ей что-то не нравится, могла повернуть оружие против того, кто ей приказывает… Если честно, особую слабость питаю к сцене в черно-белом магазине. Там такааая музыка, столько солнца, какого-то совершенно реального и теплого. Черные стеллажи с черной одеждой, солнечно-белые стены, Майкл в черном вплоть до перчаток, полуобнаженная Никита опять же в черном… Очень стильно получилось…
Очень повеселили русская речь и средневеково-каменное посольство Казахстана в Узбекистане, в котором вдруг оказалась оперативница захваченная в Латвии.
Мик Штоппель был очарователен. Когда, потирая синяк под глазом, пытался убедить Майкла (эх, если бы он знал, что перед ним хоть и мнимый, но Джонс), что не ухлестывает за Никитой, и в захолустной гостинице, когда уже совсем по-компанейски общается с суровым Майклом, будто всю жизнь друзьями были, и в доме Никиты, когда обливает себя вином, чтобы проникнуть в ванную.
На сцену снова вышла Эдриан, причем ее похищение было настолько филигранным, что Шефу оставалось лишь кричать на понурившихся Девенпорта со товарищи… Эдриан даже после обработки осталась Эдриан. Не совсем понятно, почему Майкл так и не воспользовался преимуществами спасителя Джорджа, зато очевидно, что спрятать Эдриан было верным решением… Шантаж удался…
Вальтер и Бирки стараются, как могут. Майкл, все же, - прирожденный командир. Пол Отдела работают на него, Шеф решительно заявляет, что нет такой защиты, которая выдержала бы, если ею займется Майкл. И видно, что начальство этого очень боится, подтверждаются их самые смелые предположения насчет Майкла. С Джорджем вышла настоящая игра на выживание, каждый пытался выгадать свое, но Майкл победил, понимая, что живой Джордж ему нужен больше, чем мертвый.
Очень порадовал чистенький такой заводик в Саратове.
Сцена возвращения в Отдел – пронзительна, как молчание, которым встретили Майкла с Никитой на плече.
Сцена лечения – остра, как боль, которую испытывала Никита.
Сцена выбора между Отделом и Майклом – мучительна, лично мне очень хотелось вырвать телефонную трубку и положить ее на рычаг…
Бирки с Вальтером на задании – это тяжелый случай. Но ведь они не посмели ослушаться приказания Майкла…
Признание Майкла, что он не боится смерти почти разорвало сердце…
Сцена любви – одна из самых долгих в сериале… Наконец-то услышанные признания, пусть не в любви, но в необходимости, пролились как бальзам на душу, уж мы-то знаем, что для Майкла не важна формальная сторона, любые его слова ценны, как бриллианты…
Но, хочется отметить, что в сцене разговора с Медлин Никита не совладала с собой, допустив иронию и даже сарказм, чем сразу же выдала себя. Роботу-то ирония не знакома и не нужна, робот, он прямолинейно правду-матку режет…
Яркие, красивые, музыкальные четыре серии… Посмотрев их, понимаешь, что никакая сила не сможет победить Первый отдел, пока в нем такие люди…

«ЧЕЛОВЕК ПОСЕРЕДИНЕ»
«ЛЮБИТЬ, УВАЖАТЬ И ЗАБОТИТЬСЯ»

Гельмут, Гельмут, Гельмут… Ах, каким он был хорошим, пока не стал … хорошим… Каким очаровательным мерзавцем он был в первой из двух серий, как органично вписывался в порочный интерьер роскошного дома, в толпу модельного вида девиц. Улыбочка была такой язвительно-мерзкой, взгляды сальными, манеры королевскими… Чем больше смотришь на него, тем больше становится жаль Никиту, и совсем уж невыносимо думать о Майкле… Вроде все сделано, все получилось, и вдруг такая незадача. Медлин в очередной раз доказала, что умна бездонно. Раз не удается разлучить, так хоть унизить эту пару… Что может быть противнее и обиднее, чем Никита в руках другого мужчины…
Вообще в этих сериях Майкл проявляется совсем с другой стороны, чем мы знали его до этого. Мы чуть ли не впервые после истории с Адамом видим в его глазах настоящее страдание, он понимает, что не может ничего сделать, и мучает себя. Майкл понимает, что Никита не сможет отвлечься, так как он, что она все пропускает через сердце, а, значит, тоже будет страдать…
Биркофф в какой-то момент откровенно жалеет Майкла, который «слушает» Никиту и Фолькера. Но спохватившись с облегчением замечает, что его слова не достигли ушей адресата.
И каким же было мое разочарование, когда открылась вторая жизнь наследника и плейбоя. Еще один самурай… Это перебор, лучше Майкла ведь все равно никто не будет… Короче говоря, я как и Майкл испытала большое облегчение, когда Ник вернулась в Отдел…

«ПОЖАЛЕЙ ДЬЯВОЛА»

Эта серия приоткрывает прошлое Шефа. И сцена у стены с выбитыми именами павших солдат вызывает слезы. Особенно если помнить из уроков истории, что данный конфликт поражал своей трагичностью, а жертвы бессмысленностью. Я вдруг взглянула на этого жестокого и честолюбивого человека с другой стороны. Героем ведь вообще трудно быть, для этого нужно пройти через боль и унижения, сохранить веру и достоинство. А это не каждому по плечу. Столько лет помогать человеку, с которым Шефа связал Вьетнам, не потерять нить, хотя причин для этого можно было найти множество. Ведь нет более занятого человека на земле, чем Шеф Первого Отдела. Но Пол все равно, следил за Вилли, помогал ему, вытаскивал из заварух. Даже послал к нему своих лучших оперативников, что само по себе было для них послаблением, потом честно предоставил отпуск…
Кстати, сцена в итальянском ресторане великолепна. Она показывает насколько силен Пол, как оперативник, в том разговоре у него даже взгляд волчий… Вообще решиться пойти в вотчину отпетого отмороженного мафиози в одиночку – это сильно. Пол с самого начала был уверен в магии своего взгляда, в силе, которая исходит от него…
Роль Вальтера вообще трудно переоценить… Их с Шефом связывало нечто общее, какие-то общие воспоминания, что, к сожалению, так и осталось за кадром…

«ВНИЗ ПО КРИВОЙ ДОРОЖКЕ»

Эта серия – одна из моих самых любимых. В ней мы видим, что не смотря на, мягко скажем, разногласия Отдел – это живой организм, шестеро главных героев – это команда. Их мысли так тесно переплетены, что кажется, будто они – это семья долго прожившая вместе. Казалось бы, столько зла сделано друг другу, не раз отданы приказы на ликвидацию, но перед лицом общей опасности они равны и отбиваются вместе. Шеф не боится доверить свою жизнь Майклу, а Медлин Биркоффу, не ожидают подвоха, знают, что Майкл все сделает, как надо.
Джордж показал себя человеком, который хочет соблюдения формальностей. Он не в силах убрать руководство Первого отдела, но использует любую законную возможность, чтобы это сделать. Он сильный соперник, но против этой команды ему ничего не сделать.

«НИКТО НЕ ЖИВЕТ ВЕЧНО»

Никиту неожиданно отпускают из Отдела. Почему это меня совсем не обрадовало? Это же надо, как мы сжились вместе. Зритель, Никита и Отдел. Кажется, и сама Никита не сильно обрадовалась возможности уйти. Или не поверила? Отдел научил ее сомневаться во всем. Если первая быть была о возможности уйти, то вторая, наверняка, о Майкле, который уже месяц пропадал на задании. Потерять Отдел - это одно, а потерять Майкла – это другое. Учитывая мнение начальства об их отношениях, такое неожиданное обстоятельство могло означать что угодно, от наказания до поощрения.
И инстинкты воспитанные в Отделе за эти годы не подвели, даром ничего в этой жизни не дается.
«Убить Шефа!!! Да он сошел с ума. Как я это сделаю? Как я выберусь, ведь через секунду рядом будет взвод охранников, меня убьют на месте!!! Но как хочется быть свободной, ходить в театры, читать книги, общаться с кем хочешь. С кем хочешь? А Майкл? Разве с ним можно общаться? А ты говоришь, с кем хочешь… Я хочу с Майклом!!! Но не могу!!! Я хочу на свободу и хочу вернуться!!! Как быть?»
А ход Медлин был почти гроссмейстерским. Блеск, в последние секунды найти те слова, которые заставят Никиту отказаться от свободы. Это вам не молодых девушек с пути истинного сбивать! Хотя, Джордж тоже молодец. Тоже раскусил, чем и как можно повлиять на Ник.
Блестящая работа. Блестящая серия.

«СОТРУДНИК ЧЕТВЕРТОГО ОТДЕЛА»

Странные мысли возникали при просмотре этой отличной серии. Джером – десятилетний мальчик без детства. И он же – десятилетний убийца без сожаления прикончивший допрашиваемого пленника. Ребенок, который мучительно хочет быть таким, как дети в реальном мире, и безжалостная машина, способная разрушить Первый Отдел дотла. Как к нему относится? Его и жаль, и нет. Он как наш мир. Добро и зло пересекаются, перемешиваются друг с другом, переливаются друг в друга.
Жаль было Медлин, от Грегора Кестлера она могла стерпеть упоминание о сестре, но от десятилетнего ребенка… вряд ли…
Трудно сказать, о чем думал Майкл, когда ему напомнили об Адаме, но Никита как-то совсем по-семейному обернулась к нему, когда Джером сбежал, мол, Майкл, помоги, что делать-то.
Шеф вообще не мог относиться к Джерому положительно. Потому что у него везде получался клин. И найдут они «Циклон» плохо, и не найдут, тоже плохо.
Но тест все же прошли все, то есть, каждый поступил так, как должен был поступить.

«ВРЕМЯ БЫТЬ ГЕРОЯМИ»

Люблю эту, серию, пожалуй, больше всех остальных. Хотя, наверное, это преувеличение. Люблю-то я все серии, но когда меня спрашивают про ЛФН, самой первой вспоминаю именно ее. Как автономна она, как независима, будто фильм в фильме. Музыка – блеск! Детки такие дерзкие, такие независимые. Такие разные и такие достойные.
Первые же кадры заставляют затаить дыхание. Никита целится, Майкл целится. Операторский прием заставляет нас на секунду подумать, что они целятся друг в друга. Пули разрывают мишени, как масло. В голосе Шефа, пожалуй, внимание, Медлин как всегда скептична. «Там они от нас и отдохнут…»
«Там» - это восьмой Отдел. Детки – юные, но очень перспективные стажеры. Кстати, их состав очень тщательно подобран. Заметили? Двое белых мужчин, явно американец и европеец, афроамериканец, белая женщина, азиатка. Практически мироустройство, маленькая вселенная. Медлин в плаще очень была «похожа» на Господа Бога, а пистолет явно прибавил аргументов. Интересно, Майкл с Никитой согласились бы возглавить новый, автономный отдел?
Девенпорту снова досталось сомнительное задание. Он и рад бы был Майкла с Никитой спасать, но Шеф запретил, к тому же приказ убить детей ему явно не нравился. Очень повеселил Биркофф, ему тоже очень пришлось побегать.
Немного сомнительным мне кажется само задание. Ведь странно, разведка на снегу и в черном. Это чтобы виднее было?
Отчаянное пожатие рук выглядело трагично, ведь если бы не стажеры, не видать бы нам героев живыми. Странно, что террористы там быстро решили устранить оперативников высокого уровня. Сразу видно, что их руководство в отсутствии.
Обожаю конец этой серии. Он та-а-а-кой трогательный. Группа Девенпорта против группы Майкл-Никита-стажеры. Направленные друг на друга дула, еще немного и у кого-то не выдержат нервы, кто-то выстрелит… Никита стоит так, будто своей спиной хочет заслонить своих деток.
А стойка перед Поднебесьем? Майкл будто припечатал последний шаг, в фигурах вызов и упрямство. Зато Шеф поморщился будто с досады, стекло это отразило.
Отличная, отличная серия. Из нее мог бы получиться отдельный фильм.

«В АДУ НЕ БЫЛО ГНЕВА»

Это, пожалуй, одна из самых интересных серий о Медлин. На что способна влюбленная женщина, на что способен влюбленный мужчина? Есть ли ревность в качествах Шефа Первого Отдела? И вообще, способна ли главный стратег Первого Отдела на любовь? Ведь это очень странно, что Медлин решилась на такую операцию. Зачем? Ведь риск очень велик… Неужели Леон был так ценен для Первого Отдела, что ради его поимки нужно было так рисковать собственным стратегом? Но, с другой стороны, Никитой тут не обойдешься, Леон – другой товар («…граф Теодоро не такой товар, дороже стот граф…» Лопе де Вега в переводе)… Он на девочку-блондинку, хоть и хорошую оперативницу, не клюнет. Ему нужен соответствующий интеллект.
Мне кажется, поступок Медлин сродни поступку Шефа, когда тот выпил яд. Они оба рисковали жизнью ради работы. Шеф мог умереть каждую минуту промедления, Медлин могла проснуться человеком без мозгов. В первом случае нужно было обязательно поймать одного из руководителей «Красной ячейки» и в другом тоже.
Любила ли Медлин Леона? Конечно, любила. Но вот что удивительно, она даже любя знала, что делает, она знала цель и выполняла задание. И это была виртуозная игра, которой можно было поучиться многим.
Что чувствовал к Медлин Леон? Любовь? Вряд ли… С чего? Перед ним был враг, Медлин была его единственной надеждой на спасение. На этом и строился расчет Шефа. Леон ухватится за любую возможность спастись. И в пылу борьбы за жизнь не станет слишком пристально анализировать причины внезапно вспыхнувшей именно к нему любви Медлин. Он даже за спину Медлин спрятался от дула Шефа. А ведь, если разобраться, должно было быть наоборот… Ну, если он все же любил эту женщину…
Очень запомнился момент, когда Майкл очень нежно заставил подняться рыдающую Медлин. А Никита так и не решилась приблизиться к ней. И Медлин сразу же подчинилась Майклу, дала себя увести… Все же есть впечатление, что между ними могли быть общие точки соприкосновения. Очень люблю этот искренний момент, очень…
Шеф, похоже, в какой-то мере ревновал, но больше просто играл свою роль, вернее, подыгрывал. Его совершенно не удивил выстрел, он стоял там, где нужно, причем я подозреваю, что он за всем следил по монитору.
Нужен ли был Леон Отделу? Наверное, нет… О «Красной ячейке» и так было известно почти все. Ее база была уничтожена… Вряд ли Леон сообщил бы что-то новое. Скорее целью этой операции были не знания главного стратега «Красной ячейки», а вывод этого мозга из строя, нужно было сделать так, чтобы он никогда не смог планировать новые операции. Этого Отдел добился с блеском…

«ПРОЩАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ»

Если и есть у меня нелюбимая серия в четвертом сезоне, то это именно эта. Безумно жаль Майкла, которому снова приходится пройти через прежние переживания. Перед ним его сын, женщина, не смотря ни на что ставшая родной. Отдел снова вмешивался в их мир, снова использовал их как приманку. Снова террористический дядя Елены угрожает спокойствию человечества. Снова рядом оперативники Первого Отдела, снова на горизонте Никита… Особенно жаль Майкла в тот момент, когда начальство приказывает ему рассказать Корлессу, смазливому герою–любовнику, как соблазнить мать его сына. Звучит цинично, но сцена разговора с Корлессом еще хуже…
В результате мир был спасен… Елена с Адамом увезены в неизвестном направлении, Корлесс убит…
Но, кажется, если бы Елена узнала обо всем, что происходило вокруг нее, она пожелала бы родиться сиротой…

«СЛЕД НА ПЕСКЕ»

След на песке, нечто совершенно неуловимое. Не знаю, что больше в этот момент неуловимо, Кардинал или непостижимое единение героев. Что есть след на песке? Что утекает с каждым мгновением?… Что мимолетно? Эта потрясающая дружба в момент опасности? Это желание устоять перед всеми возможными невзгодами? Это неистребимое чувство победы и стремление победить?
В речи Шефа есть явная ирония. «…Не сопротивляйтесь и, может быть, вас пощадят…» Он понимал, что если все пойдет по наихудшему сценарию, никого не пощадят…
Странно было видеть в Белой комнате Бирки… Ведь без него Первый Отдел – не Первый Отдел…
Никита посопротивлялась немного, но явно из принципа, не собираясь настаивать…
Медлин чуть приоткрыла нам свое отношение к Полу… Он совсем ей не безразличен… «…Тебе понадобится моя помощь…»

Как всегда хотелось убить Грега Хилинджера…

Моник, секретарь мистера Джонса, гораздо больше похожа на сестру Никиты, чем заменившая ее Мишель…

Мик Штоппель, превратившийся в Джонса заставил вдруг переосмыслить многое. Все, буквально все, происходившее в Первом Отделе было известно в Центре.

Джордж – это тяжелый случай. В отличие от Пола он не может похвастаться единением со своими подчиненными. Доверять им нельзя, а проверять все нет ни сил, не производственного рвения.

Может быть, в самом конце Никита в очередной раз, отвечая на вопрос Мика о волнениях в Отделе, поняла, насколько они все вместе команда, насколько сильно связаны их мысли, их чувства. Насколько сильно они зависят друг от друга и насколько непрочно любое положение… Оказалось, что в Первом Отделе нет неприкасаемых…
На войне, как на войне…

«ПРЕРВАТЬ, ОТМЕНИТЬ, ПОВТОРИТЬ, ЗАВЕРШИТЬ»

Одна из нескольких серий, когда хотелось плакать. И не просто хотелось, а слезы лились из глаз при виде мертвого Бирки. Как мы сроднились с ним… как привыкли к нему…
Похоже, остальные герои тоже. На Медлин было страшно смотреть, Шеф долго не мог собраться с мыслями, Никита… Никита, вообще, потеряла близкого человека и даже Майкл не смог ее утешить Он сам был потрясен этой потерей, хотя может быть на его глазах случились тысячи смертей.
Биркофф всегда был юношей с секретом. Хоть и несмелым, где-то застенчивым, где-то нерешительным. Но в нем всегда чувствовалась какая-то сила, которая до поры до времени дремлет. Какое-то геройство, какой-то нестандартный поступок. Он был этаким тихоней, который в решительный момент не подведет, который боится геройствовать каждый день, как, например, Майкл, но если на кон поставлена жизнь друзей… помните? Он так и сказал: «Они мои друзья». Это и Шеф, отправивший его в секту, и Медлин, которая без сожаления констатировала в нем потенциальную жестокость, и Вальтер, который, казалось бы, поступил с юношей жестоко, хотя это очень спорный момент, и Майкл, который был готов выполнить приказ о ликвидации, и конечно, Никита, которой Бирки был почти братом… Никто, ни Шеф, ни Медлин, ни Майкл, ни Вальтер, никогда не забывали, что перед ними друг, на которого можно положиться… для которого эта семья дороже свободы и дороже брата, которому он ее предпочел.
Кстати, вот какая мысль пришла мне в голову. Биркофф – это в какой-то мере противоположность Никиты. Он никогда не стремился на свободу, никогда она не была для него целью. Его домом был Первый Отдел, он же стал его смертью. Все логично, также каким был он сам…
Без Бирки Отдел стал другим, не хуже, не лучше, а другим…

«ПОЙМАЙ ПАДАЮЩУЮ ЗВЕЗДУ»

М-да… Оставим на совести сценаристов целый город в центре Америки, состоящий сплошь из чеченских террористов. Кстати, интересно, где это чеченцы нашли столько совершенно европейского вида приверженцев? Да, не забыть бы, говорящих по-русски. Но это так, отступление.
Как многие из серий, эта имеет свой особый стиль. Это кантри. Серия-кантри. Шляпы, ковбои, маленькие деревянные домики… маленький городишко в штате Теннеси, единственная забегаловка, единственная гостиница. Конечно, такие видные геологи не могли не привлечь внимания, а уж тем более террористов.
Хочется попутно вспомнить вот что. Ни Майкл, ни Ник никогда не скрывали своих настоящих имен, внешность свою не прятали, думаю, поэтому они известны даже такой группировке как «Черный шторм».
Очень красива романтическая сцена, такая нежная, такая теплая, как плед, как языки пламени в маленьком камине, как большая чашка чая, как мягкая, убаюкивающая подушка под щекой, закрой глаза, и она накроет голову пеленой блаженного сна. Слова такие простые, такие искренние, Майкл всегда такой. На него можно злиться, обижаться, но веришь каждому его слову.

У военных случилась незадача - упал космический спутник, на котором находится сверхсекретная информация. Причем упал он именно туда, где живут вовсе не американцы. Ну, не научили их кушать не по-европейски. И «спасибо» говорить на английском. Тройка с минусом инструкторам.
Интересно, когда Майкл понял, что их подставили?
А дублер Биркоффа оказался очень смышленым, только немного наивным.
Хотел ли Шеф гибели строптивых оперативников? Наверное, он все оставил на волю случая, погибнут – хорошо, останутся в живых – тоже неплохо…
Девенпорту снова досталась неприглядная роль. Жалко его, честное слово..
Джейсон Кроуфорд – абсолютной свободы не бывает. Даже если ты на свободе, Отдел с тобой рядом.

Ну, какая еще серия ставит столько интересных вопросов и заставляет поразмышлять.

«ЗАСЫПАЯ С ВРАГОМ»

«Чтобы устоять перед могущественным врагом, слабому необходимо столкнуть его с таким же по силе соперником. Только тогда у него есть шанс…» Это старая истина может являться эпиграфом к этой серии. Расчет оказался гениальным, как и сам его автор, воевать в Первым Отделом можно лишь руками «Красной Ячейки», и наоборот. Иначе, смерть будет настолько быстрой, что даже слезящиеся от бесконечного лицезрения монитора глаза протереть не успеешь.
Но если могущественные соперники объединятся в желании уничтожить слабого врага, то тут уж ему не позавидуешь. Какой гениальный ход предпринял Шеф! Им остается лишь восхищаться. Убедить врага объединиться, впустить к себе представителя врага, отдать врагу Медлин. Когда смотришь эту серию, возникает ощущения полного непонимания, неужели он был готов пожертвовать ею? Неужели он действительно был готов это сделать? Тогда все, что мы о нем знали ошибочно? Так? Значит, Шефа и Медди вовсе не связывало то чувство, которое мы наблюдаем. Или все же он был уверен в Медлин? А может быть, мы просто чего-то не видели?
Сцена обмена величественна. А вот Саттон явно проигрывает в опыте Медлин. Она сразу бросилась обрабатывать Майкла. Наивная. Хотя, ход очень верный, только из-за Майкла следовало рисковать. Но разве этот кремень можно сломать лестью и посулами? Это должна была знать оперативница уровня Медлин, тем более, если она готовилась и изучала объект своего внимания.
Трогают за душу слова Никиты о Медлин. Казалось бы, ей-то чего жалеть о смерти «железной леди». Ан нет, все гонимые и страдающие сразу попадают под ее защиту и опеку.
Когда Медлин вернулась, мне показалось, что она ударит улыбающегося Шефа, так воинственно размахивала женщина перчаткой. Причем, его улыбка была более чем странной, будто бы страх притаился где-то в глубине глаз.
Вызывает интерес «новенькая» Кейт Куинн. «Давай, Кейт, думай…» Помните? Это она себе.
Джейсон даже слишком смышлен для начинающего. Видимо, Вальтер все же ошибся много лет назад.
Цель оправдывает средства. Именно такой вывод, озвученный еще иезуитами, можно сделать из всего увиденного. Первый Отдел должен побеждать террористов, а значит, он будет побеждать, во что бы это ни стало.

«ИГРУШКИ В ПОДВАЛЕ»

Если отвлечься от таких ласкаемых взгляд сцен с участием Майкла и Никиты, от свадебного платья, от почти мистических совпадений – невеста на руках, свадебный марш, единение душ, то мне вспоминается совершенно роскошная усмешка Шефа, когда Куинн, ничего не понимающая Куинн, спросила его о непонятной записке, приложенной к добытому диску с террористической директорией.
«Никиту нашел за два дня, осталось двенадцать…»
«Сэр, вы что-нибудь понимаете?..» Тот в ответ улыбается, еще бы он не понимал… Пожалуй Бирки такого вопроса бы не задал.
А если о серии в общем, то в ней есть моменты очень примечательные. Например, слова Джейсона адресованные Медлин. Они так точно выразили суть личности Майкла, что дух захватывает.
«А мне нравится этот парень. Говорит мало, играет честно. Хочет спасти человека, к которому не равнодушен…»
А еще вот это. «Мата Хари с потрясающей фигурой». Это тоже Джейсон, но уже о Медлин. Ну, разве этот своеобразный юмор может оставить равнодушным?


«ВРЕМЯ ВЫШЛО»

Думаю, что не удивлю никого, если скажу, что эта серия почти никогда не упоминается ни в ряду любимых, ни даже в ряду заслуживающих внимания. Да, серия очень тяжелая, может быть даже, единственная такая серия.
И есть за что ее недолюбливать. Чудовищная клиника, свешивающаяся штукатурка, ржавые текущие краны, капли воды звучат с инквизиторской монотонностью, железные кровати, сетка на окнах, обшарпанная мебель, маниакального вида врач, почти такая же медсестра. Страдания полубезумной Никиты настолько искренни, настолько пронзительны, что редко хочется еще раз ими полюбоваться. Хочется отметить замечательную игру Петы именно в этой серии. Пустой взгляд, струйка слюны из уголка губ, хаотичная походка, гримасы на лице, все это производит неизгладимое впечатление.
Но есть в этой серии сцена, ради которой можно выдержать все. Это момент, когда Майкл приехал забирать свою «сестру». Никита так радуется, она в таком нетерпении, Майкл улыбается, а делает он это крайне редко. К тому же, он в светлом, что тоже бывает не часто.
И вот ему приказывают оставить девушку в больнице, Ник цепляется за него, ее не оторвать. Потом ее уносят, буквально волочат по полу, она теряет туфли. И в тот момент взгляд Майкла выражает такое отчаяние, он тянет за ней руки, и кажется, что они удлиняются вслед, что он не может оторваться от Никиты…Его сердце разрывается от ее хриплого голоса…
Это просто великолепная сцена этой пронзительной, почти страшной серии.

«ЛИЦО В ЗЕРКАЛЕ»
«СЛЕД ЗА КРОЛИЧЬЕЙ НОРОЙ»

Что можно сделать ради свободы? Ради возможности жить, как хочется… Ради прогулок по пляжу… Ради того, чтобы ехать на машине куда угодно… Наверное, все.
Но стоило ли отдавать Майкла террористам? И стоило ли сотрудничать с врагом? Быть может, всю эту аферу придумал Джонс?
Зато затея с пластической операцией была замечательной, а так же остроумное использование образа Куинн. Интересно, зачем Никита вернулась в Отдел? Чтобы спрятаться? Или для того, чтобы уговорить Майкла бежать? А, может быть, Ник просто вернулась туда, где ей комфортнее всего?
Уже окончательно стало жаль Девенпорта, он попал под колеса всеуничтожающего стремления на волю.
Кстати, желание Никиты снова убежать из Отдела кажется несколько странным. Потому что, последнее время ее совершенно не держали в ежовых рукавицах. И, кажется, начальство полностью смирилось с их с Майклом романом. Приятно было видеть последнего в квартире Никиты и даже приход Мика, который как всегда был суперартистичным, не заставил его встревожиться или даже приподняться с кровати.
Но, не смотря на то, что поведение Никиты вызывает некоторую оторопь и местами желание стукнуть ее по голове, чтобы привести в чувство, эти серии одни из самых романтичных. Чего стоит сцена в кабинете Майкла, когда он разоблачает мнимую Куинн, или любовная сцена на четверых, когда Шеф и Медлин смотрят на голографических Майкла и Никиту, или знаменитая пляжная сцена… Светлый песок, светлая одежда, костер, виноград, томик стихов… Наверное, стоило закончить сериал именно так, бескрайние морская гладь и медленно исчезающая яхта…
Но разве в жизни бывает все так?..

«ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРЕ СВЕТОВЫХ ГОДА»

Про эту серию сложно писать. Еще сложнее ее смотреть.
Знавала я представителей нашего братства, которые так и не посмотрели ее. Из принципа или чтобы не расстраиваться.
Она напоминает мне аномалию, некое уродство на прекрасном лице. Вот взгляд, ласкаемый красотой, плавно скользит по нему, наслаждаясь и отдыхая. Совершенство всегда приятно, всегда любимо, но вдруг он натыкается на ужасный шрам или уродливые язвы. Адреналин разгоняет кровь, на секунду становится больно дышать. Некоторое время осмысливаешь увиденное, которое рождает мысли, мысли, мысли. Это все можно сказать про серию «Через четыре световых года».
Потому что все происходящее напоминает фразу «Все, что мы о них знали, ошибочно». Потому что все ставится с ног на голову.
Не могу сказать точно, когда больнее всего.
Когда Никита и Майкл стоят напротив друг друга, соединив ладони, разделенные стеклом и решают, кому рациональнее умереть.
Или когда Шеф усыпляет Майкла и тот понимает, что участь Ник решена, а он уже ничем не сможет помочь.
Уж несомненно, в тот момент, когда мы узнаем про шпионство в пользу Центра.
А может, когда друг за другом, пряча в глубине глаз страдание, отвращение, презрение обитатели Первого Отдела выслушивают свою участь?
Вся эта серия будто наполнена слезами. Они льются из моих глаз в тот момент, когда Майкл идет на смерть. Его лицо – сплошная боль. И когда Шеф прощается с Медлин. И уж точно, когда Вальтер, выкрикивая обвинения, плачет у электрического стула, на котором сидит Никита.
А вы помните его взгляд Пола во время самоубийственной миссии Майкла? В нем нечто необъяснимое с точки зрения наших знаний о Шефе. Он мучительно закрывает глаза, понимая, что оперативник погибнет через сорок пять секунд.
Очень запомнился момент появления Никиты на месте предполагаемого взрыва. Майкл не почувствовал облегчения, кажется, что силы покинули его, что ему уже все равно, будет ли он жить или нет. И девушка сама, как с ребенка, снимает с него смертельный жилет. И даже в тот момент Майкл медлит, будто выбирая между жизнью и смертью.
И, наконец, та самая кровавая слеза, словно для того, чтобы окончательно добить нас. Сцена на фоне яркого солнечного света пронизана такой трагичность, такой ложью, такой правдой, что пересматривать ее тяжело даже в двадцатый раз.
Конечно, нам понятно, что Никита лгала, пытаясь спасти Майкла, конечно, она не могла обернуться ему вслед, иначе он никогда бы не ушел.
Но… мне кажется, больше всего на свете в том момент мне хотелось, чтобы она побежала вслед, обняла человека, которого любит даже больше, чем себя, призналась, что сказала неправду. Потому что, только вместе они - сила.

 

#5
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22490
  • Откуда: Москва
  • Пол:
...
«СНОВА ДЕЖА ВЮ»

С первых же кадров ощущается пустота. Медлин больше нет. Майкла больше нет. Отдел будто опустел без привычных героев. Даже в титрах зияют непривычные слуху дыры.
Никита теперь работает в Центре. Но нет такого пути, который бы не вел бы в Первый Отдел. Можно было и не сомневаться, что, в конце концов, она вернется туда, откуда так стремилась вырваться. Джонс давал обещание, но это было лишь уловкой.
Наверное, самая эффектная сцена серии – момент представления Никиты сотрудникам Отдела. Это судилище выглядело просто грандиозно. Шеф унижал, запугивал, язвил, но, может быть, потому что ему было больно, а это самый лучший способ спрятать боль?
Куинн в сущности неплохая девчонка, но ей тоже хочется держаться поближе к вершине. Даже если для этого нужно соблазнить Шефа.
ОБрайен, старый знакомый Никиты, непонятливый полицейский, почти не изменился, достигнув в Отделе некоторых успехов, но, так и не дотянув до уровня Майкла.
Вальтер, все также влюбленный в свою Никиту, готовый ради нее на свое дежа вю, с а проще говоря, на подвиг в виде возвращения в Отдел.
Кстати, Шеф был абсолютно прав насчет Майкла и Никиты. Это говорит, что он знал обоих великолепно. Он сразу выбрал правильный вектор поисков. Майкл жив, он не может не быть живым. Это невозможно представить, это невозможно допустить, это противоречит всему, что он понял в характере Никиты. Она может работать на Центр, может докладывать Джонсу все, может стремится уничтожить Первый Отдел, но никогда, ни при каких условиях она не даст Майклу погибнуть.
Реформы Никиты смехотворны, исполнительница Жасмин совершенно нелепа, хоть и ностальгически умилительна (интересно в каких боях она растеряла своих друзей-стажеров?), создалось впечатление, что Джонс позволил их только ради того, чтобы Никита отстала, ради некой видимости некоторых уступок. А может, чтобы позлить Пола.
Так или иначе, Никита снова в Отделе, хоть и в относительной свободе и некоторой безопасности от покровительства Джонса. Только не слишком ли это зыбкая защита, если враг иногда прямо перед тобой?..

«ДЕВУШКА, КОТОРОЙ ТАМ НЕ БЫЛО»

При всей моей любви к Никите эта серия, бесспорно, принадлежит Медлин. Наверное, потому что тоска по героям слишком сильна. Причем, за серию мы увидели разную Медлин, и строгую, и романтичную. Наверное, Шеф очень любил Медди, он совершенно теряет голову.
Пожалуй, такой необыкновенно нежной, проникновенной сцены в сериале не было вообще. Если только сцена, когда грозной и хрупкой «железной леди Первого Отдела» грозила смерть от сибирской язвы. В конце концов, понимая, что перед ним не Медлин, а лишь его несбыточная мечта, осознав, что виртуальная мечта мешает ему хорошо делать то, ради чего он пожертвовал жизнью, Пол уничтожает программу. Но слезы на его глазах заставляют задуматься о неоднозначности внутреннего мира Шефа. Он умел чувствовать.
А Ник все ищет ответ на вопрос, который периодически задает на протяжении своего пребывания в Отделе. Зачем она в него попала? Зачем заманили девушку в этот призрачный мир?.. И с помощью Вальтера, наконец, добирается до сведений об отце. Старик-оружейник надеется, что правда освободит прекрасную оперативницу. Он в итоге он ошибся, правда еще больше привязала Никиту к Отделу. Причем, настолько, что ей уже никогда из него не выбраться. Увы, это так.
Впервые повеселил ОБрайен. Когда он весьма остроумно предложил Шефу привезти цветочков из оранжереи, которую приняли за пристанище террористов, того аж перекосило от этого весьма фамильярного намека.

В общем, Отдел выглядит, как иллюстрация строчки из классики «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет…» Причем, Шеф уже понял, что Отдел перестал быть его детищем, что при всей видимости порядка, он выходит из-под контроля. А Ник все еще пока не поняла, что перед ней ее дом, что его не стоит разрушать, она не заботится об Отделе, ей кажется, что еще немного и она избавится от него. Но скоро иллюзия пройдет…

«ВНУТРЬ ЧЕРЕЗ ДВЕРЬ НАРУЖУ»

Получив небольшой сувенир от Майкла (или папы?) Никита внезапно заболевает. И болезнь ее настолько странна, что ее возникновение невозможно объяснить с точки зрения нормальной логики. Ну, правда, как можно заразиться вирусом, если за год до этого тебе стерли память и пичкали какими-то лекарствами. Оказывается можно. Где ты Майкл?..
Резкие головные боли, потеря сознания, все это угрожает жизни героини. Она рискует погибнуть на задании, а коварный Шеф только и ждет осечки. Ну, где же ты Майкл?..
Постепенно выясняется и место гибели Эдриан, и обстоятельства ее смерти, и даже появляется некое устройство, с помощью которого можно связаться то ли с Майклом, то ли с Джонсом. Если это Майкл, значит, он все время был очень близко, постоянно следил за Никитой. Если это Джонс, то это означает, что он все, абсолютно все знал о прошлогодней драме с Эдриан, и, следовательно, тогда равнодушно следил за тем, как его дочь, обрабатываемая наркотой и 25-м кадром, постепенно становится роботом. Что может быть циничнее?..
А как вам выпад Шефа? «Она уничтожила Майкла, уничтожит и тебя, ОБрайен…» Блеск! Хочется аплодировать Полу, потому что только так можно вывести Никиту из равновесия…
А это его «Майкл, Биркофф, Вальтер… хорошо, что у нас нет больше оперативницы с такими способностями…»? Это уже адресовано Кейт Куинн, не последней оперативнице Отдела и довольно интересной женщине. Это замаскированное оскорбление? Или попытка настроить одну против другой?

«ВЕСЬ МИР - ЭТО ТЕАТР»

Мне кажется, что самое главное событие этой серии – возвращение, хоть и краткое, Мика Штоппеля. Того самого, остроумного, веселого, неунывающего. А известие, что перед нами бывший нищий актер даже приносит некоторое облегчение, уж слишком непривычно было видеть этакого надменного и чопорного Мика/Джонса, который больше уже не ходил танцующей походкой, не говорил глупости, не стремился казаться всем своим парнем.
Зато совсем не понравилась предполагаемая сестра Никиты, Мишель. Вообще, ее образ остался настолько нераскрытым и замыленным, что он даже недоумения не вызвал. Этакая девочка-цветочек, нежное создание под крылышком у папы. Тонкими пальчиками нажимает на единственную кнопку в приемной и улыбается некстати, а уж когда рот открывает, так вообще – труба! Я считаю, совершенно справедливым неприязненное к ней отношение Никиты. Вообще-то, на роль секретаря Джонса и сестры Ник предполагалась другая актриса, немного стервозная и циничная Моник из «След на песке». Помните, как она обошлась с Хиллинджером? Вполне в духе Никиты…
Кстати, о настоящем Джонсе. Никто нам так и не доказал, что перед нами настоящий Джонс, а не еще одно подставное лицо. Никто не доказал Никите, что перед нами ее отец.
Но в целом, смотреть был интересно. Хотя, постоянно ловлю себя на мысли, что постепенно становлюсь сторонним наблюдателем. Наблюдаю за Шефом, которому одиноко, и он для того, чтобы хоть немного убить это одиночество, уступает натиску Куинн. Интересно, что он хотел извлечь из этой связи? Сцена в башне очень занимательная, Шеф там такой живой и интересный.
А если говорить о Никите, то она, на мой взгляд, слишком увлеклась поисками своей родословной. Не послушалась она Майкла, который как-то сказал ей, что не стоит ворошить прошлое, потому что то, что узнаешь, может не понравиться. Не послушалась… а зря…

«ЧЕЛОВЕК ЗА ЗАНАВЕСКОЙ»

Дела у Первого Отдела явно не ладятся, если и Джонс, и Шеф заподозрили наличие предателя. И действительно, Коллектив явно прибавил в умении вести и тактическую и практическую войну с Отделом. Он предупреждает все действия противника или, по крайней мере, знает ответные шаги заранее. В Центре пока не догадываются, что это Майкл портит им всю малину, и поэтому упорно думают, кто бы это мог быть? ОБрайен? Шеф? Куинн? Кто предатель?
Очень повеселило свидание в доме у ОБрайена. Вы заметили, что у него гигантские, почти мексиканские кактусы стоят в самом дальнем и темном углу комнаты? И вообще, его жилище похоже на берлогу Майкла, вполне возможно, что квартила досталась ему по наследству, только мебели гораздо больше. А еще, у него была такая веселенькая водолазка, что хотелось смеяться, глядя на него.
Еще маленькое наблюдение. У мистера Джонса в кабинете тоже стояли бонсаи, только в отличие от Медлин, которая любила лиственные деревца, он предпочел хвойные. А еще на полках выставлены несколько моделей автомобилей. Наверное, он увлекается шоссейными гонками.
Кстати, оказалось, что Джонс и Пол знакомы. Хотя, последний и клялся, что никогда не видел мистера Джонса (еще один довод в пользу версии с еще одним двойником). Шеф, увидев вошедшего в главный зал Отдела Джонса, сразу назвал его по имени.
И, наконец, невозможно не сказать о явлении того, кого все хотели видеть. Майкла, естественно. Уже по силуэту можно было сказать, что это он. И не предатель он вовсе, а просто двойной агент, это так называется. Героический разведчик в стане врага. И заметьте, все это ради Никиты.
Вообще, все серии пятого сезона будто проникнуты незримым присутствием Майкла, кажется, что совсем близко, в соседнем кафе он сидит и пьет горький кофе, размышляя от жизни, или медленно бредет среди оживленной и озабоченной толпы в час пик огромного города. И в мыслях героев, и в словах все вертится вокруг бывшего оперативника. Это и мучает, и радует одновременно.

«ЗЛО, СОВЕРШАЕМОЕ ЛЮДЬМИ»

Очень люблю эту динамичную серию. Получив возможность побыть режиссером, Рой Дюпуи воспользовался ею на все сто процентов, заставит всех, абсолютно всех побегать. Никита скачет по этажам и крышам, спасаясь от засады, Шеф катапультируется из падающего самолета, носится по лесу, рукав разорван, взгляд безумный. Кстати, это чуть ли не единственный раз, когда мы видим Пола в настоящем бою. Причем, их совместные с Никитой действия доказывают, что оба они профессионалы, очень синхронны и слажены. Кажется, что если бы Медди и Биркофф были живы, бегали бы по лесу или Отделу и они.
Кстати, после окончательного разоблачения Куинн (жаль Шефа), работающей на Центр (наверное, это заразно), Майкла начинают подозревать все, Ник раскалывается Джонсу, что тот жив, Коллектив понимает, что его дурачат и дурачат, дразня сведениями, но, не давая насладиться победой. Короче, ему, Майклу, срочно нужно возвращаться.
Очень впечатлила сцена суда над Шефом.
Пустой главный зал, усмешка обреченного. «Не потянет она…»
Отчаяние Никиты «Не хочу я этого…» Кстати, она выступает в своем репертуаре, когда любой гонимый, даже если он был ее заклятым врагом, автоматически попадает по ее защиту.
Поцелуй Джонса, который сильно напоминает поцелуй Майкла из второго сезона.
И вообще, есть ощущение, что вот-вот что-то произойдет, что недосказанность и недопоказанность вот-вот прекратится и наступит полная ясность. И если чуть раньше подобную неоконченность и неуловимость можно было терпеть, то во время этой серии она становится нестерпимой.

«ЧЕЛОВЕК ДА НЕ РАЗДЕЛИТ»
«ВРЕМЯ ДЛЯ КАЖДОЙ ЦЕЛИ»

Почему мне захотелось объединить две эти серии? Кажется, ответ ясен. Не смотря на то, что все серии пятого сезона связаны между собой одной сюжетной линией, две последние совершенно особенные. Во-первых, в них окончательно и бесповоротно появился Майкл. Во-вторых, Отдел хоть и на время снова становится самим собой. Именно в этих сериях все становится на свои места, и каждый получает по заслугам. Один – героическую смерть, другой – возрождается из пепла в глазах сына, третья – теряет старую жизнь, но и находит новую. Кстати, такая мысль возникает и крепнет, когда идут финальные титры. Майкл получил свободу, потому что кому-то или чему-то заплатил сполна. Шеф тоже умер, а смерть это ведь тоже освобождение. А вот Никита еще не поняла главного, не заслужила право встать и уйти, она еще не вынесла всего, что ей назначено, так оставшись в заточении, пусть и в роли Шефа, но в заточении. Видимо перед девушкой еще не встал главный выбор ее жизни, такой как перед Майклом - собственный сын или отец женщины, которую любишь больше всего на свете. Или такой как перед Шефом - собственная жизнь или жизнь невинного ребенка. Видимо, этот выбор еще впереди и от сознания этого хочется плакать.
Хочется выделить две роскошные и одновременно душераздирающие сцены. Смерть Шефа и обмен на мосту. Первая была для меня откровением по имени Пол, вторая показалась безумно красивой и безумно трагичной, проще говоря, просто жуткой. Первая – этюд в серых тонах, вторая – черно-белый эпилог. Именно эпилог, ибо она все решила, эта короткая и величественная сцена. Террористы с одной стороны, Никита с другой, Майкл с Адамом посередине. Не буду говорить о Джонсе, он слишком противоречив и непонятен, таким и остался. Не буду говорить о других.
Только о наших героях. Вы заметили, что с появлением Майкла власть в Отделе от Никиты сразу же перешла к нему. Автоматически, без всякого напряга. На миссии в Югославии, Майкл руководит всеми действиями, хотя формально командир группы Никита. Но нет, она сразу же уступила свое первенство, понимая, что до Майкла ей далеко. Или сотрудники Отдела, например, Джейсон, беспрекословно выполняют приказания Майкла, будто и не было никакой разлуки. И тем трагичнее и бессмысленнее выглядит его уход. Хотя… куда он денется от Отдела… Не на Марс же… а на земле нет такого места, где можно укрыться от Первого Отдела.
А значит, он всегда будет где-то рядом…
И Никита уже никогда не будет одинокой в своем ПУСТОМ, БЕЗЛИКОМ, ЖЕСТОКОМ, СПРАВЕДЛИВОМ, УМНОМ, ПРЕКРАСНОМ, СТРОГОМ, ХАОТИЧНОМ, НЕУМОЛИМОМ, СТРАШНОМ, КАЛЕЧАЩЕМ, СПАСАЮЩЕМ, УНИЧТОЖАЮЩЕМ, ЛОГИЧНОМ И ТАКОМ НЕОБХОДИМОМ Первом Отделе…

ЭПИЛОГ

Все когда-нибудь заканчивается. Увы, увы, увы…
Закончился и наш любимый сериал.
В нем было все. И слезы, и ярость, и счастье, и горе. Моменты, захватывающие дух.
Сцены, заставляющие зажмуриться, чтобы не видеть, мгновения, когда сердце бьется очень быстро.
Серии, которые можно смотреть много-много раз и те, которые пересматривать не хочется.
Вот только почему, досмотрев (в первый, пятый, десятый раз) до конца последнюю серию, начинаешь скучать по любимым героям снова и снова?..
Может быть, потому что «Ее звали Никита» - это навсегда?..



2001-2003 г.г.

Сообщение отредактировал LenNik: Среда, 13 июля 2005, 10:52:15

 

#6
olechka1
olechka1
  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2008, 00:24
  • Сообщений: 7
  • Пол:
ЛенНик, ты чудо! :good: :good: :good:
 

#7
Polia
Polia
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 2 Фев 2008, 23:19
  • Сообщений: 156
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
Здорово, LenNik!!! Спасибо, будто заново сериал посмотрела :rose:
 

#8
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22490
  • Откуда: Москва
  • Пол:
:) Спасибо.
Вы выкапываете такие древности. :)
 

#9
Asya-Stasya
Asya-Stasya
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Июл 2008, 01:29
  • Сообщений: 51
  • Откуда: Минск
  • Пол:
ЛенНик, это просто, просто... Нет слов!!!!!!!!!! :lol: :lol:
Сама порываюсь что-нибудь о своих ощущениях от ЛФН написать.
:talk:
 

#10
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22490
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Пиши. Обязательно пиши.
Это было бы очень интересно для всех. :)
Правда-правда. :)
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей