Перейти к содержимому

Телесериал.com

Монологи о себе.

Последние сообщения

В теме одно сообщение
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22543
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Монологи о себе.

Этот фанфик родился на основе моего восприятия первых четырех серий четвертого сезона. Это монологи, в основном мысленные, героев, пропущенные через призму ситуации, связанной с Никитой, ее состоянием.
Как они оценивали происходящее? В чем были солидарны? В чем занимали противоположные позиции?
Ну и, наконец, Никита тоже имела свой взгляд на происходящее. Пожалуй, самый неоднозначный и кардинально изменяющийся.

Часть 1. Майкл.

«Я БОЛЬШЕ ТЕБЯ НЕ ЛЮБЛЮ...»
«Я НЕ ПОЗВОЛЮ ИМ СДЕЛАТЬ ЭТО...»

...Вам когда-нибудь было больно? Так больно, что хочется беззвучно кричать от сыплющихся из глаз яростных искр, от бессилия и невыразимого отчаяния, от тупого непонимания… Ни-ки-та… Никита…
Я не видел ее больше двух месяцев, тщательно скрывая от всех беспокойство и даже отчаяние. Никита появилась в коридоре Отдела неожиданно. Даже для меня. Черное платье чертовски ладно облегало точеную фигуру. Светлые волосы стали немного короче, а загорелая кожа казалась матовой. Я, стоя в сумраке коридора, напрасно ловил ее взгляд, надеясь прочесть в нем ответ на мучающий вопрос. Никита медленно прошла мимо, даже не посмотрев в мою сторону.
И теперь я вижу перед собой чужого человека. Совершенно чужого. Голубые глаза, такие родные, такие любимые, смотрят безразлично и отчужденно. Где она была все это время? Что с ней сделали за эти два месяца? Что?…
Я узнаю это... даже если мне придется нарушить все мыслимые протоколы Отдела. Я докопаюсь до истины...
Из головы не идут слова Биркоффа. Сканирование мозга, методика Гельмана. Ну, почему все это происходит с ней? Почему меня не было рядом?
Никиту нельзя оставлять одну, даже дома. Вот, наконец, ее дверь…
...Мик, черт возьми, что ты здесь делаешь?...

...Вас когда-нибудь предавали друзья? Конечно, Шеф и Медлин никогда не были мне друзьями, но я столько сделал для них, что мог рассчитывать на пулю в лицо, а не на удар в спину… МОГ РАССЧИТЫВАТЬ НА ЧЕСТНОЕ ОТНОШЕНИЕ КО МНЕ. Но я не удивлен, к чему лукавить, это ведь Первый Отдел. Если они хотят войны, они ее получат. Войну по всем правилам, мне они известны даже лучше, чем им.

...Вас когда-нибудь предавали любимые женщины? В этом черно-белом интерьере, на фоне зеркал в замкнутом пространстве примерочной, ее глаза пристально заглядывают в мои, губы касаются моих губ, ее кожа светится, обволакивающие объятия лишают воли... Но, рука лихорадочно шарит в сумке за моей спиной, а голос дрожит. Впрочем, незнакомка, которая хочет меня убить, - не Никита. Это ее оболочка, наполненная другим сознанием. Никита никогда так не поступила бы.
...Никита, зачем ты хочешь меня убить?...

...Вы когда-нибудь нуждались в помощи, зная, что в одиночку не справитесь? Я всегда стремился к некой автономности и независимости, всегда старался справляться со всем самостоятельно, не рассчитывая на дружеское плечо, надеясь лишь на себя. Так легче, так не бывает разочарований. Сейчас не та ситуация. Сейчас мне нужна помощь. Но, кому я могу довериться теперь? Ради Никиты я готов на любые невероятные союзы, даже с Джоржем. Ведь Шеф не шутит, да я и тоже. Кто способен на чистой воды безумие? Пойти на нарушение приказа и помогать отступнику. Кто рискнет своей жизнью ради меня и Никиты?
Наверное, только Вальтер и Биркофф... Только им не безразлична наша судьба. Ну, и Мик, конечно, поможет. Никогда не скажешь, что именно на уме у этого верткого прохвоста. Так ли он прост, как кажется. Или Мик специально хочет казаться именно таким?...
Впрочем, это не важно. Сейчас самое главное - Эдриан...

...Вам когда-нибудь, в безумных снах и мыслях, приходилось убивать любимых?... Теперь я знаю, что это такое. Пусть это были лишь маски. С каждой новой маской, одновременно умирал и я, потому что на моих глазах от моей руки умирала женщина, которую я люблю. Но это был единственный способ заслужить право на вмешательство в собственную судьбу. Мысленно я умолял лишь о том, чтобы Никита оказалась достойным противником, какой я ее учил быть.
Но, дело сделано, теперь все в руках Эдриан... Она поможет, она все вспомнит, она сильнее, чем многие. Невозможно не испытывать уважение к ее силе воли и стремлению жить.

...Вам известно как выглядит ужас в глазах друзей? Вам знакомо злорадство в глазах врагов, уверенных в победе? В ваших ушах звучала тишина, наполненная напряжением и страхом?
Главный зал Отдела звенел от страха и напряжения, когда я появился там с умирающей Никитой на руках. Сотня глаз с разной степенью эмоций следила за нами. Шеф, натянутый, как струна, молчал напротив. Кто мешал ему отдать приказ ликвидировать меня прямо в главном зале, в назидание другим? Я знаю кто... Эдриан...
Значит, злорадство у него не такое уж уверенное, а превосходство пытается скрыть бессилие. Наверное, неприятно осознавать, что уязвимость заставляет идти на компромиссы.
Ничего, переживет...

...Вам приходилось видеть человека, у которого есть цель, затмившая все? Если да, то, наверное, вы знаете, что нельзя вставать у него на пути, потому что нет силы, которая его остановит. И Медлин с Шефом знают, но у них такая работа. Вставать на пути, изменять любые траектории. Мне безразлично их мнение, я устал от честолюбия и стремления наверх. К черту порядки и протоколы. Я УСТАЛ ОТ ПЕРВОГО ОТДЕЛА.
«Шеф снова подумывает ликвидировать тебя, Майкл». Мне безразличны угрозы, Медлин. Неужели ты этого не понимаешь? Ты же умница. Ты должна читать это по моим губам, видеть в моих глазах. Я уже давно не боюсь ликвидации, ведь вы научили меня этому...
И я не сдамся...

...Вы когда-нибудь заглядывали в глаза, полные слез от счастья? В глаза, светящиеся любовью и пониманием?... Я отдал бы все на свете, чтобы вернуть ее доверчивый взгляд, ее улыбку, ее капризы, ее отчаянное непонимание, смешно закусанную губу, взлохмаченные локоны, измазанный в краске кончик упрямо вздернутого носа, ее безотчетную преданность, ее редкие слезы. Я сделаю все, чтобы вернуть мою Никиту.
«Когда организм очистится...»
Лечение проходит так трудно, что, видя ее мучения, я страдаю вместе с ней. И из меня, так же, как из ее вены, по капле вытекает красная, как непрозрачный рубин, кровь. Голова раскалывается, ломит суставы, озноб пробирает до самых костей. Но если это ей поможет, я готов терпеть и не такие мучения.
«... начинай модификацию ее памяти. Нужно воссоздать забытые образы, человеческие чувства, стимулировать подавляемые эмоции. Сочувствие, страх, любовь…»
За окном стоит настоящая золотая осень. Никита, смотри как красиво вокруг...
Никита, ты справишься, и боль уйдет... Только отпусти ее…
Никита, я не могу без тебя жить...

Часть 2. Шеф.

ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ...

... Однажды я брошу все к черту!... Все эти миссии, отчеты и совещания... Иногда мне кажется, что эта бесконечная круговерть будет длиться вечно. Я засиделся в Первом Отделе, я хочу в Центр. И если бы не куратор, я смог бы доказать мистеру Джонсу свою ценность. Он бы понял, что мое место в Центре.
В одиннадцать прибыла группа из Триполи. Там снова провал. И теперь мне придется объясняться с Джоржем... Как мне это надоело, вечно объясняться с Джоржем... Этот кофе... Совсем горький... «Шарлин, принесите мне нормальный кофе, вы меня поняли?..»
Только Медлин понимает меня. Только ей я могу довериться даже в самом сокровенном. Мы вместе приняли решение, касающееся Эдриан, вместе решили судьбу Никиты... Мы вместе идем по этой жизни… и это правильно.
Никита... что в ней такого, чего нет в других оперативницах? Не так уж красива, характер вздорный. Своевольна, капризна, сентиментальна не в меру, правда, работает хорошо, всякий раз удивляя находчивостью и виртуозностью, вечно выходит сухой из воды. Но это скорее заслуга Майкла... Он ее всему научил, забыв про безжалостность.
Может все оставить, как есть? Их отношения, конечно, влияют на показатели, но незначительно. Может работать в других условиях она не способна? Медлин уверяет, что у них все зашло слишком далеко... Я склонен согласиться с ней. И устал ждать того момента, когда смогу сказать: «Я управляю ею, Никита мне беспрекословно подчиняется», когда? За столько лет я так и не смог до конца подчинить Никиту себе, даже не себе, а общей системе. Майкл смог завладеть ее душой, а я, вернее мы с Медлин, - нет. Ему она безгранично доверяет, а он ей, и только ей. Она как строптивая овца, которая портит все стадо... Вернее, портила… Методика безоперационного воздействия на нужные участки мозга поможет ей стать послушнее. Теперь, утверждает мой проницательный заместитель, все ее недостатки в прошлом... Посмотрим... «Да, Джорж... я все понимаю, у нас были трудности... все уже исправлено... мы ... хорошо...»

…Она совсем не изменилась... может, обработка не подействовала? Когда они с Майклом в паре, кажется, что все по-старому... Спарринг между ними интересен по-своему. Майкл старается сохранить зыбкую грань между соперничеством и любовью, Никита поджердивает его в этом. Ее движения и сейчас такие же, как обычно бессознательно осторожные, бьет, будто ласкает, будто боится ударить слишком сильно. Только вот взгляд сейчас стал немного жестче...
Медлин недавно обратила мое внимание на взгляд Никиты. Верно, теперь я все вижу. Когда она сидит напротив, слушая оперативную информацию, то совершенно спокойна, пожалуй, даже слишком. А Майкл нервничает. Наконец-то получилось...
И все же, кажется мне, Медлин слишком оптимистична. Правда, она еще работает, и мы движемся в потемках - методики Гельмана больше не существует, мы прекратили ее разработку, побочные исследования неглубоки и бесперспективны. На мой взгляд, все это рискованно, еще неизвестно, что мы получим в конце. Но, я склонен согласиться с Медлин, пусть продолжает эксперимент.

Наконец-то!... Все получилось... Теперь у нее нет никаких привязанностей... А Майкл? Он ей безразличен... Абсолютно.

Прекрасно. Я доволен. Пора испытать Никиту в деле... Как кстати этот выпад националистов, Керенская будет молчать, но повод отличный. Только, что скажет Джорж по поводу посольства? Ерунда, когда все будет сделано, он будет вынужден согласиться с таким решением...
Теперь все ясно. Она беспрекословно подчинилась приказу. Запись это показала. Она без единого звука пожертвовала всеми этими людьми, не послушав Майкла. Все получилось... «Биркофф, я жду отчет...»

...С самого начала было ясно, что Майкл будет драться. Он не захочет смириться с состоянием Никиты. Это некстати, и тебе придется смириться, Майкл... иначе ликвидация.

...Она великолепна, послушна, она, как бездушная машина. Движения четкие и быстрые. Приятно смотреть. До сих пор не верю, что все получилось.

…Снова Майкл... Майкл… он как заноза в пальце… Майкл встречался с Гельманом. И как нашел его, ведь мы бьемся над поисками уже несколько месяцев... Он выходит за рамки. ОН ВЫХОДИТ ЗА РАМКИ. Нужно принимать решение. Что посоветуешь, Медлин? Странно, что приходится делать выбор. Майкл или Никита. Я бы предпочел, чтобы остался Майкл. Но он сам виноват, придется его ликвидировать. Жаль…
«Да, Девенпорт, убейте его...»

«Никита, ты сможешь это сделать?... У тебя какие-то трудности? Нет?» Теперь я вижу, она может контролировать ситуацию, и совершенно послушна. «Возьми пистолет, Никита... И убей Майкла».
Убей его... Убей... Но может быть стоит попробовать захватить его живым? Сильнее его не было оперативника. Может попробовать?... Нет, он сам решил свою судьбу, объявив нам войну... И куратор в курсе… Но, очень трудно воевать с собой. Ведь Майкл - это я. Его уровень настолько высок, что это почти невозможно. Он предугадывает все наши ходы и слишком хорошо нас знает, рискует наверняка и бьет по слабым местам.... Он слишком хороший соперник... «Биркофф, что 17 отсек? Сканируй быстрее... Что?... Повтори... Боже, подопытная исчезла... Если об этом узнает Джорж…»

...Господи, с кем мне приходится работать. И это наши лучшие люди… Глаза не глядят…
«Как вы такое допустили?... У вас самое лучшее в мире оборудование. Позор. Одного оперативника не могли отследить».
Если бы здесь был Майкл... Черт, при чем здесь Майкл... Он бы такого не допустил. Майкл, Майкл, Майкл... На него я мог положиться. Итак, мы проиграли... Теперь он обязательно постарается связаться с Джоржем... Медлин, этого нельзя допустить...

Сбываются мои самые мрачные предположения. Майкл, миндальничать не будет, Эдриан у него, она в сознании, она может многое сказать. Он уже один раз пытался показать ее Джоржу. Если тот узнает... я не берусь предсказать нашу судьбу. А теперь еще и Никита, которая в его руках, но здесь он не многого добьется... Ее состояние зависит от лекарств... Медлин настаивает на этом.

Но нам необходимо немедленно действовать! Да, дорогая моя, не спорь, именно действовать.
«Пол, нет ничего опаснее на земле, чем убийство Джоржа».
Ты ошибаешься, Медлин. Сейчас для нас нет ничего опаснее, чем оставить его в живых. Он должен умереть, и это единственное средство.
«Ты все сделала как нужно?...»
Сомнения, сомнения, они как змеи заползают в сознание. Есть ли другой выход?... Может отменить?... Нет, все идет по плану - Джорж уже вылетел. «Да, я слушаю... вы уверены?...» Ну вот и все, ему конец, нужно принести шампанское... Пожалуй, впервые за последние дни я могу вздохнуть спокойно. «Шарлин, бутылку шампанского… Медлин поднимись ко мне…»

Наконец-то появилась Медлин... и кажется у нее плохие новости. Черт, неужели все напрасно? Эх, как бы я без него развернулся. Хорошо хоть концы надежно спрятаны... Ну что ж, не будем отчаиваться, начнем все сначала...

«…Вы уверены?... Медлин, Майкл в Отделе...» Итак, ты вернулся, Майкл...
Так-то лучше... Ты хочешь вернуться в Отдел? Ладно.
Пятый уровень? Ладно.
Ты хочешь, чтобы Никита жила? Ладно. Но ты зашел слишком далеко.
С одной стороны – это хорошо. Работы в Отделе очень много. Но вот, что меня тревожит, я уже видел однажды такой же застывший взгляд. По окончании истории с Еленой и Адамом. Неужели с ним будут сложности?…
Еще и Эдриан... эту ситуацию нужно хорошо обдумать... Зато Никита осталась под нашим контролем, и, кажется, все идет к концу. Еще только пять дней, и изменения станут необратимыми. «Знаешь, Майкл, операция Тирагамо слишком важна для нас...»

«Сэр, вас просит Никита...»
«Никита, где ты?…»

«Отследили звонок?.. Нет...» Неужели они вместе? Медлин, как ты думаешь, что произошло? Она была на нелегальном положении. А может все подстроено? Это нелегальное положение придумано, чтобы быть подальше от нас… Как на зло я слишком сейчас занят, чтобы вникать... Вернусь из Центра и займусь этим. Сейчас главное - Джорж...

...Никита в нашей команде... Неужели я дожил до этого дня?…

И все же странно... странно спокоен Майкл. Он кажется смирившимся, но это не в его стиле. Его спокойствие похоже на уверенность победителя...
Неужели они снова нас обвели вокруг пальца?...

Часть 3. Биркофф

ГЕНИЙ И ЗЛОДЕЙСТВО... ДВЕ ВЕЩИ НЕСОВМЕСТНЫЕ...

«Немедленно включи защиту на блоке 15. Немедленно. Сканирование производится слишком медленно. Группа вы слышите меня?... Группа Альфа ответьте... ВЫ СЛЫШИТЕ МЕНЯ?... Девенпорт, доложи обстановку... А потери?... Выход 12 градусов левее, у вас 15 секунд... Вперед...»

Фууу, получилось... Они смогли выйти. Вот так каждый день. Биркофф, Биркофф, Биркофф. Иногда мне кажется что у меня десять рук, а уж пальцев на каждой по двадцать. Везде нужно успеть, все нужно зафиксировать. Может успею выпить глоток чая до того, как меня вызовет Шеф с готовым отчетом. Кстати, нужно запустить обработку данных - группа из Триполи уже на подходе. Так, а что это? Потеря связи на 15 секунд. Странно... я ничего не заметил, так вот почему молчал Девенпорт... Да, неприятный сюрприз. Теперь придется объясняться с Шефом...
Последнее время отдел просто сошел с ума. Куратор звонит без передышки, забрасывая нас директивами, Шеф постоянно бросается на всех, Медлин вообще не выходит из своего кабинета, если только в Поднебесье. Никиту куда-то услали. Интересно где она?... Медлин последние недели проявляет к ней повышенный интерес, я вижу это по движению на ее компьютере. Это странно... Майкл как в воду опущенный... нервничает и тревожится. Неужели они с Никитой снова влипли в какую-то историю?... Нет, только не это... Нужно сказать Вальтеру...
А вот и Шеф. «Да сэр, отчет готов... иду сэр...»

Сегодня в Отделе снова появилась Никита... Появилась неожиданно для всех, и я вдруг почувствовал, что сильно скучал по ней. Но, с ней что-то не так, она еще более странная, чем последнее время все мы. Я, было, хотел поздороваться, но Никита просто не заметила меня. Вообще не заметила, будто меня и не было. Прошла мимо и все. Не знаю, что и думать... «Нет, нет, не эти диски... вот эти... их ни в коем случае нельзя перепутать... вас учили чему-нибудь?...»

«Все готово, сэр… Взрывное устройство приведено в действие…»
Ничего себе был взрыв. Посольства как будто и не было, камня на камне не осталось. Вот это да... А Шеф доволен, забрал все записи слежения и отсматривает их на пару с Медлин. Интересно, чему это он радуется?... Куратор его в порошок сотрет. А Никита... Там же были дети... Пару минут назад она вернулась из Таджикистана, прошла прямо к Шефу, не посмотрев в мою сторону, даже к Вальтеру не заглянула. Майкл удалился к себе в кабинет чернее тучи, видно дело серьезное. Есть у меня подозрения, что не просто так Медлин покидала Отдел во время операции «Дженефекс». Ведь та лаборатория давно была под нашим колпаком. Неужели с Никитой что-то сделали?... Неужели из-за меня?... Неужели из-за того моего доклада?... Я до сих пор не могу отделаться от чувства вины, они ведь мои друзья, Никита столько раз помогала мне, Майкл, поверив, вытащил меня из секты «Солдаты свободы», а ведь мог убить, как было приказано. Они ни слова не сказали тогда, но сам я понимаю, что был не прав. Как это противно... следи за друзьями, докладывай, помни о долге, Отдел превыше всего... И я испугался, очень сильно испугался... Того, что меня ликвидируют, того, что могут снова послать на задание вне Отдела, а я не полевой оперативник. От Шефа всего можно ожидать...
Господи, если с Никитой что-то серьезное, я себе этого не прощу...

«В чем дело, Майкл, мы обкатываем систему, меня в любой момент могут хватиться...»
Это касается Никиты... конечно, я помогу. Диск защищен от записи, но Майкл прав, система не может раздвоиться...
О, Господи, нет... ее зрачки, они изменились, здесь явные признаки сканирования мозга. Так вот зачем Медлин покидала Отдел. Это была миссия «Дженефекс»... Теперь понятно, зачем она приказала послать Никиту наверх... Все это связано с разработками Гельмана. Неужели они решили испытать их на Никите?!!!...
«...Майкл то, что происходит с ней, эта штука опасна. Никиту нельзя оставлять одну, даже дома...»

«Вальтер, ты это видел?!!!... Что происходит? Они хотят убить Майкла?!!!...»
О, нет... Шеф сошел с ума. Этого нельзя допустить, но что я могу сделать. Я могу только стоять и бессильно смотреть, как Девенпорт, похожий на танк, направляется к двери кабинета Майкла, открывает дверь, стреляет, и ... Фу, я недооценил Майкла...

«Биркофф, это Дори... Она будет работать твоей ассистенткой...»
«Привет...»
Ну вот, еще одна бунтарка. Дори, Медлин говорила с тобой? Отсюда не сбежишь, тебе лучше сразу похоронить надежду... Что ты хочешь увидеть, чтобы поверить мне? Белую комнату, познакомиться с близнецами или почувствовать дуло пистолета у своего виска? Советую тебе смириться...
«Давай посмотрим, что ты умеешь...»

Давно я не видел Шефа таким... Мечется, как тигр в клетке. А Медлин внешне спокойна, но это видимость, одна только видимость. Она ведь не может не понимать, что Майкл слишком сильный соперник, чтобы его можно было игнорировать. Конечно, победить его можно, но очень трудно. Он всегда что-то придумает, всегда выйдет сухим их воды. Я даже не удивлюсь, если сейчас он уже в здании... «Вальтер, какие-то странные сигналы из бункера. Я пойду, посмотрю... Господи, Майкл ты в гроб меня вгонишь!!! Что ты здесь делаешь? Тебя все ищут...»

«Биркофф, мне нужна твоя помощь...» Майкл прав, они всех нас такими сделают. Такими, как сейчас Никита. Нет, «наша» Никита исчезла, передо мной просто робот, послушный и смертоносный. Она глазом не моргнула, когда ей приказали убить Майкла. На сей раз я не подведу, я должен ему помочь. Но если я попадусь...

Быстрее, Майкл, быстрее, у тебя совсем не осталось времени... Быстрее.
«Сэр, я запустил сканирование, сейчас появятся данные. Все чисто...» Скорее, Майкл...
«Сэр, подопытная исчезла...» Ну, все, спасайся, кто может...

«Эй, Дори, где ты была?»
Она вернулась откуда-то такая странная, исчез вызывающий тон, села покорно рядом и уставилась в одну точку. «Дори, где ты была? Только не говори, что это был двадцатый уровень!… Ты ведь не сделала такой глупости?...»
Господи, н-е-т... Мне знаком этот взгляд. Он такой же, как у Никиты!... Майкл прав, они всех нас такими сделают... Всех...

«От чьей руки ты предпочел бы погибнуть, Шефа или Майкла?» Что за шутки, Вальтер? Неужели Майкл выходил на связь? Господи, снова он... Я обязательно попадусь, иначе быть не может. Но без нашей помощи Майклу не справиться. Что же делать?... Директива 8 и прямой канал - это не шутка. Если куратор увидит Эдриан, он все здесь сметет с лица земли, и первые его жертвы - Шеф и Медлин.
«Вальтер, смотри, это Эдриан и не в записи...» Только бы получилось...

... Майкл, зачем ты вернулся?... Это же безумие. Майкл, они тебя убьют...
Неужели ты готов умереть ради Никиты?... Да, похоже, это так. ЭТО ИМЕННО ТАК. Это Майкл, которого мы все знаем. Он не предает друзей, и готов отдать за них жизнь. И Никита была такой же. Может ее можно вернуть... «Майкл, у меня для тебя послание, открывается по генокоду. Если честно, читать такие письма у меня нет желания...» Совершенно никакого…

Похоже, Майкл совсем рехнулся. Мне... МНЕ, идти на операцию вместо него. Конечно, мне лестно, Майкл, что тебе больше некому довериться. Но я ведь все завалю. Как мне поступить?... Господи, как я боюсь... «Спасибо за доверие, Вальтер...» Я и так боюсь до ужаса, а тут еще ты... Но я смогу, я смогу, у меня нет выбора. Я не подведу друзей, которые ждут от меня помощи...
Ну, вперед, Шеф уехал в Центр, Тирагамо я отследил. Теперь нужно действовать. Хорошо, что Вальтер решил мне помочь, с ним мне как-то спокойнее...
«Так мы будем дело делать?... СR-14 при попадании на кожу - мгновенная смерть... Ой, извините, похоже, немного пролил по дороге...»
Как удачно все вышло!!!...
Теперь дело за тобой, Майкл!
Привет, Никита... Все нормально?... ОНА… УЛЫБАЕТСЯ...

Часть 4. Вальтер

ПРИДЕТ ВРЕМЯ, И У НАС ВЫРАСТУТ КРЫЛЬЯ...

... Что есть жизнь?... Наверное, странно думать об этом, день за днем выдавая бесконечную череду полных боекомплектов идущим на задание оперативникам. Группы уходят, группы приходят, и так беспрерывно, неделя за неделей. Вот и сейчас они, такие молодые, такие многообещающие, берут свое оружие, свои панели и уходят, кто серьезный, кто несобранный...
"Да, Джейми, это твой комплект... подожди, я дам тебе запасной передатчик..."
Кто-то из них вернется, скорее всего, серьезные... Кого-то я больше не увижу, скорее всего несобранных... А может и наоборот, а может и тех, и других... Жаль, я всякий раз надеюсь, что никто не погибнет, но так не бывает...
"Подожди, Майкл, это твоя панель... я настроил ее... обрати внимание на новую инфракрасную настройку и смести под себя угол прицела, когда будешь стрелять, сейчас он универсален, но ты любишь индивидуальные настройки..."
Ушел... молча, как всегда... просто кивнул и ушел... Последнее время он неестественно собранный, очень нервный и молчаливый. Причина понятна, чего ж тут не понять. Я тоже скучаю по моей девочке - ее куда-то отправили. Уже несколько месяцев Никита не появляется в нашем сумасшедшем доме... А может она в отпуске? Хотя, тогда Майкл знал бы...

"Эй, привет, моя сладкая... Никита, ты не зайдешь ко мне? Где ты была?..."
Странно... прошла, будто мы не знакомы вовсе... Может быть, торопится к Шефу? Может, ее срочно вызвали? Она такая, всю душу отдает делу... не может по-другому...
Еще увидимся...

... Что есть жизнь в Отделе?... А может мы все инопланетяне? Что за мысли?... Иногда мне кажется, что наше подземелье совершенно параллельно человеческой жизни. Похоже, но далеко. Кажется, что здесь все, как в обычном мире, только сильно выпячено и уродливо, как в кривом зеркале. Но жизнь в Отделе невероятно сложна, не многие ее выдерживают, но те, кому это удается, становятся ассами и не только. Мало быть супероперативником, как Майкл или Никита, суперпрограммистом, как Биркофф, или супераналитиком, как наша Медлин. Здесь все зависит от тысячи случайностей, от интриг, от сложного переплетения амбиций, симпатий, антипатий, мнений, настроений, общих веяний, протоколов, разнарядок, директив и прочей зыбкой чепухи. Но, так не должно быть, так - неправильно. Всем нам позарез нужна душа, давно похороненная где-то совсем глубоко, в этих стенах должно поселиться добро... Но что это я расфилософствовался...
"... да, Медлин... к тебе в кабинет?... Сейчас иду..." Эх, Медлин, какой красавицей ты была, когда я тебя увидел первый раз...

".. что ты имеешь в виду, Майкл? Что я должен заметить? Никита не любит расшаркиваться..."
Вот всегда он так... Сказал, как отрезал. Сказал и пошел... Ну почему нельзя поговорить по-человечески... Просто посмотреть за Никитой? Что я должен заметить? Ну, хоть намекни...
Вроде все как обычно, но ты просто так не говоришь, Майкл… Значит, у тебя есть какие-то подозрения...
Почему бы тебе просто не поделиться ими...

"... привет, сладкая, как жизнь?..."
Кажется все нормально, та же Никита, приветливая, улыбчивая... Расспрашивает, шутит... И не знаю, что сказать. В чем дело, Майкл? Ты ведь что-то знаешь... Тревожно мне как-то...

... Что есть смерть?... Это единственная и неотвратимая реальность, перед которой все мельчает, словно глядишь через перевернутый бинокль. Перед ней все равны - и добрые, и злые, и сильные, и слабые. Вот они, ее юные подопечные, снова уходят на очередное задание, не сложнее других. Ничего, они привыкли. Удачи... Удачи вам... "Майкл, вот твоя панель... Удачи, сладкая..."
Еще смерть внезапна и милостлива, она приходит в виде пули или в виде больничной простыни. Или долгая и страшная, как близнецы и Белая комната...

"Вальтер, смотри... Они идут за Майклом..."
Господи, они идут за Майклом... Это черт знает, что такое... Что вообще происходит? Что они сделали с Никитой? А теперь еще и Майкл... Похоже, за них взялись всерьез...
Что же вы за люди такие... Шеф, Медлин. Зачем вы делаете это?... Вам нужен тотальный контроль над всеми и, особенно над теми, кто сопротивляется. Ваши души окружены колючей проволокой, к ним не пробиться. Да, да!... Вместо доброты - кровавая борьба за высокие идеалы, жертвование сотнями ради блага тысяч. Все - ложь.
Вместо сострадания - банальный расчет. Вместо жизни - сложное, каждодневное действо, массовое, с грохотом, ревом, мельканием мониторов, шипением наушников, с кровью, потом, безысходностью, героизмом и трусость. И это - ложь.
Остановитесь!... Мы давно играем по вашим правилам, Медлин. Мы давно смирились с реальностью. Но нет... Оказывается, этого мало. Вы не хотите верить на слово, регулярно подвергая нас проверке. Контролируются наши счета, наши дома, вам очень нравится, если кто-то живет прямо здесь, проверять можно, не затрачивая усилий. Фиксируются наши траты, вдруг появились лишние доходы, личная жизнь в подробностях и картинках. Медосмотры сканируют нас сверху донизу, а идиотские тестирования, от которых зависит дальнейшее существование, выворачивают наизнанку. Разве так можно жить?...
Но и это не все... Доноси или умрешь, следи и докладывай, или донесут на тебя. Разве можно так быть в ладу со своей совестью?... Зачем! Совесть - непозволительная роскошь в этом храме героизма и самопожертвования.
Вам удобно в вашем Поднебесье? Не дует?... КЕМ ВЫ СЕБЯ ВОЗОМНИЛИ?...
И вот нашлись два человека, которые хотели просто быть счастливыми. Просто держаться друг друга, потому что так легче выжить. Просто закрывать друг другу спины, не требуя от вас особых условий и поблажек. Ну, почему не оставить их в покое? Нет, вы не можете допустить это... Вы должны непременно заставить их расстаться или уничтожить отступников... Вы злитесь, потому что в свое время сами расстались, не выдержав давления... Вы завидуете их чувству, их силе, их желанию умереть друг за друга... Будьте вы прокляты...

"Вальтер, Майкл вернулся!!!... "
Эх, амиго, амиго, не волнуйся, Майкла так просто не взять. Если он вернулся, значит, знает, что делает. Он справится, у него есть козыри. А вот Никита... Сладкая моя, тебе совсем плохо... Что же они с тобой сделали, бедная моя девочка?... Держись, Никита...

Ты наверняка уже все решил, все предусмотрел. Ты любишь и страдаешь, уязвлен и разозлен. Все правильно, так и должно быть. Я готов помогать тебе во всем, Майкл... Ведь что такое смерть?... И что такое жизнь в Отделе?... Это одно и тоже... Прожить эту жизнь можно ярко, как сама смерть. Ведь тогда можно гордиться собой и дружить со своей совестью, не чувствуя ее болезненных уколов. А можно закрыть на все глаза и, не замечая очевидного, делать вид, что ничего не произошло, что все нормально. Это не для меня, я слишком стар, чтобы юлить перед собой. Слишком мало людей держат теперь меня на этом свете. И Никита - одна из них.
Я готов помогать тебе во всем... Только верни ее и вернись сам...
"Майкл, что будем делать с нашей девочкой?... Карантинный бокс, церебральные ингибиторы, ультразвук с сенсорным каналом... Вряд ли ей это придется по вкусу. Да-а-а, тебе понадобится аркан..."
Удачи тебе...

Сладкая моя... Ты вернулась!...
Своей легкой походкой ты плывешь по этому мрачному коридору, неповторимой улыбкой освещая мою израненную душу...
Я старый, сентиментальный романтик!...
Что бы я делал здесь без тебя?...

Часть 5. Медлин

«..Я САМА УСТРОИЛА СЕБЕ СВОЙ АД...»

«Значит, ты обманула его, Никита?... Майкл успокоился на твой счет?...»
«... я сделала это ради Отдела, а не ради вас...»

«Я уверена, что это необходимо, Пол, поверь мне... Только так мы всегда сможем контролировать ситуацию...» Эти мои слова до сих пор звучат в памяти. Тогда я настояла на крайне рискованном эксперименте. Именно, настояла... понимая призрачность ожиданий, их непредсказуемость, но необходимость. Наша игра стоила свеч, в тот момент стоила. Мы должны были попробовать разрубить этот узел, эту связь. Майкл, Никита... они совершенны, но могут помешать сами себе. Слишком много поставлено на карту, слишком много вложено в них. Нельзя было позволить им почувствовать себя победителями, ради их же блага. Всему должен быть свой черед...
И что мы имеем теперь...
Только что из моего кабинета вышла Никита. Как это она сказала? «Я сделала это ради Отдела, а не ради вас...» Какой сарказм, какое превосходство звучали в ее голосе... Она даже не потрудилась скрыть их, сыграть безразличие. Это промах, дорогая... Вернее, ты сыграла безразличие, только направлено оно на нас с Полом, а не на все остальное, как должно было быть. Глаза горели иронией, а в твоем случае, ирония к кому бы то ни было - непозволительная роскошь. Я имею в виду получеловека-полуробота, которым ты уже почти была и через пару дней должна была стать окончательно. Жаль, что этого не случилось. Ты стала бы идеальным солдатом, послушным и неуязвимым. Тебя бы не волновали бы чувства, воспоминания... Не отвлекали бы желания. Ты была бы уникальной... все получилось бы, если бы не Майкл...
Майкл смог выяснить причину, молодец... Смог найти выход, смог вылечить тебя и при этом уцелеть, выжить в одиночку. Он слишком умен и умел. Хотя, чего удивляться, это было понятно с самого начала, как только этот новобранец появился здесь. Спокойный и сильный, талантливый, он как губка впитывал в себя умения, навыки, языки, все что угодно. Сейчас к его необычайным способностям добавилось чудовищное упорство и бескомпромиссность в достижении поставленной цели. С тех пор как мы, пожалуй, немного перегнули с Адамом и Еленой... Да, Майкл не простил нам небрежного отношения с его сыном, хотя это обычная практика в подобных случаях. Этого следовало ожидать, но уже ничего не изменить. Реальность состоит в том, что он один может заменить всех нас, не боится смерти, не стремится к власти, правда, Пол со мной не согласен... Ну, по крайней мере, к большей власти, чем у него есть уже. Это меня тревожит, такое состояние неестественно, и сейчас я бессильна что-либо сделать. А теперь еще и Никита... Да, учитывая все, их сложно заставить отказаться друг от друга, мы уже видели на какие жертвы и подвиги способен Майкл...
Итак, наши усилия провалились... Наверное, не стоит сразу огорчать Пола, он так верит в нашу удачу и радуется результату. Но, где же я допустила ошибку?... В какой момент потеряна бдительность?... ведь я почти не сводила с нее глаз, контролируя состояние...
Следует признать, эксперимент начинался исключительно удачно, параллельно с миссией Дженефекс. Одним ударом убить пару зайчиков, как это оригинально. Мы быстро завершили сканирование мозга, остаточная реакция постоянно гасилась необходимыми лекарствами. Изоляция и неусыпная визуальная обработка немедленно сделали свое дело, Никита вернулась почти обновленной. Держать ее вдалеке не было смысла, да и Майкл проявлял излишнюю нервозность, не хватало еще ему начать проваливать свои задания. Первые испытания в Таджикистане показали, что результаты превосходят самые завышенные чаяния. Захват Керенской был очень кстати, Никита послушно выполнила приказ, казахское посольство, скрывающее пленницу, было взорвано. Кстати, там были дети, и еще полгода назад она сама бросилась бы выводить их из здания.
Это был явный успех, даже Майкл, чье слово для Никиты всегда было решающим, не смог ее остановить. Именно тогда он забеспокоился всерьез, смутные подозрения обрели форму. Конечно, здесь не обошлось без Биркоффа... Нужно бы вызвать его, но сейчас это нежелательно. Биркофф... кто еще мог рассказать про секретные разработки Гельмана. Накануне тот сбежал, не выдержав двоякости своего положения. Конечно, оно было неприятным, узнай о его работе Джордж. Гельман думал, что мы его не найдем... Жаль... мы так плодотворно работали над мозгом Эдриан...
Эдриан... зачем мы оставили ее в живых?... Теперь она на свободе, благодаря Майклу, который спрятал ее неизвестно где. Первый опыт, все спорно, не изучено. Но она в сознании, я сразу это поняла, только не подала вида. Она на свободе, это плохо. Все же надеюсь, что воздействие не прошло бесследно. Все подопытные животные умирали, едва прекращался эксперимент. И Никита чуть не умерла без лекарств, когда оказалась у Майкла, правда, направление в методике было немного скорректировано. Надеюсь, что мозг Эдриан основательно подпорчен, но я не смогу быть спокойной пока не буду уверена в ее смерти, Джордж приучил нас всегда быть начеку...
Эта борьба с ним... она так изматывает... А я иногда так хочу отдохнуть, расслабиться, не ожидая удара в спину. Вздохнуть полной грудью, не опасаясь отравленного воздуха. Нельзя...
Господи, как я хочу проснуться ранним утром и не чувствовать на своих плечах эту чудовищную ответственность за судьбу целого мира...
Как я хочу быть просто женщиной, обычной женщиной, которая нравится мужчинам. Которая может говорить глупости, не опасаясь косых, полных изумления и недоумения взглядов, которая может быть счастливой от букета цветов или нового платья. Я смогла бы ею быть... эта роль не сложнее других, но нет, это невозможно... эмоции мешают работе...
Но, тогда зачем я нацепила то дурацкое кольцо с бриллиантами, похожими на булыжники?... Думала, что ему будет приятно видеть свой подарок, но Пол его даже не заметил, он был слишком занят ситуацией с Майклом и Эдриан... Я его понимаю, очень многое было поставлено на карту... Зато кольцо увидел Вальтер, и конечно все понял, он многое знает обо мне. Что-то такое было в глубине его глаз, то ли жалость, то ли смущение, смешанное с печалью и ностальгией. Глупо получилось... Я, прежде всего, руководитель секретной организации, а потом женщина, вернее женщина в последнюю очередь. Сначала я психолог, аналитик, стратег, тактик, советчик, завсегдатай Белой комнаты и комнаты для тестов, задушевный собеседник террористов и Джорджа. То, что остается и есть женщина... Ничего я привыкла...
Итак, Никита здорова, Майкл смог обмануть нас. Хотя операция Тирагамо прошла безукоризненно, он не имел к ней никакого отношения, кроме отданного приказания. Ему снова помогли, не составит труда выяснить кто... А может оставить эту парочку в покое?... Пусть сами разрушат свое блестящее будущее. Ведь, как это говорится: «благими намерениями устлана дорога в ад». Хотят попасть к начальству в немилость? Пусть, это очень просто... Хотят постоянно нарушать протоколы, чтобы увидеть друг друга? Хотят рисковать своими жизнями ради нескольких минут? Хорошо... это меня задевает?... Пожалуй, нет... Это меня бесит... Но все рано или поздно закончится ликвидацией. Скорее, рано...
Господи, что я говорю... На них слишком много поставлено, Майкл и Никита должны оправдать наши надежды, ведь они очень далеко оторвались от всех остальных. Преемственность и все такое... Трудно работать в таких условиях, в их случае приходится со многим, что, как правило, не прощается, мириться.
Сейчас эта парочка считает, что они перехитрили нас. Ну что ж, пусть так... Главное не показать вида. Пол, конечно, все скоро узнает и будет разочарован, но это уже не важно - что сделано, то сделано. Глупо бороться с вероятностями, принимать во внимание нужно только свершившиеся факты. Этим и займусь...
Вся наша жизнь - борьба. И борьба с сильным соперником интересна вдвойне.
Я еще найду трещину в их уверенности, разрушив их единство, подчинив их желания общей цели...
Я найду правильное решение, я сделаю это...
ЭТО МОЯ РАБОТА.
ЭТО МОЯ ЦЕЛЬ...

Часть 6. Никита.


«…Я - ЧЕЛОВЕК…
МЕНЯ НЕВОЗМОЖНО СТЕРЕТЬ, КАК КОМПЬЮТЕРНУЮ ПРОГРАММУ…
…Я - ЧЕЛОВЕК…»

… Что же все таки тогда произошло?… Ничего не помню, только какие-то обрывочные картинки и фразы. Белые стены лаборатории, какой-то аппарат, белые халаты… И еще это чувство… Такое противное, будто вместо белья попала в работающую стиральную машину. «Мы подлечим тебя, Никита…» Медлин улыбалась, когда говорила это. «Мы подлечим, тебя. Ты навсегда станешь отличной оперативницей, неподверженной эмоциям, которые в прошлом препятствовали твоей эффективности. Мы подлечим тебя».
И дальше лишь белая вспышка… Что они сделали со мной?… Почему мои руки, мои губы, мои глаза не слушаются моего сердца?… Я перестала чувствовать, ощущать… Даже боль теперь не такая яркая, как раньше. Она тупая и бесцветная, будто все вокруг лишилось красок и оттенков… И с каждым днем эти оттенки все больше тускнеют…
Кое-что я вспоминаю... Иногда...
«Поразительно твое стремление жить полной жизнью. Иногда я даже завидую тебе…»
Почему?… Не понимаю…
«Ты уже встретилась с Майклом или еще только идешь на встречу?…»
Майкл… Я знаю, что должна реагировать на это имя, но ничего не ощущаю, слыша его. Совершенно... Нас когда-то что-то связывало, какое-то чувство, какие-то страдания, любовь... Я любила Майкла, и он кажется тоже любил меня... В первое мгновение, когда я только его увидела, сердце, будто остановилось, но потом пошло себе дальше. И больше ничего… Он - друг, я это вижу, это где-то глубоко во мне, но ничего не могу с собой сделать. Я вижу, как Майкл постоянно бросает в мою сторону напряженные взгляды, долго смотрит вслед, вполоборота следит за мной на оперативках, задает вопросы во время тренировок. Кажется, он его что-то беспокоит... И других тоже… Биркофф все время удивляется, провожая меня взглядом, Вальтер, приветливо улыбаясь, зовет к себе… Он славный... Я с ними дружила, очевидно... Все чего-то от меня ждут, каких-то эмоций, какой-то определенной реакции, но мне это не нужно и совершенно меня не трогает… Я просто делаю свою работу… К тому же, вижу, что за мной следят, оценивают постоянно, понимаю, что все эти эмоции окружающих нежелательны, начальство их не приветствует и даже больше, они лишние… Я должна улыбаться им?…
«Как тебе на старом месте, Никита?»
«Нормально…»

…Итак, мы должны спасти Керенскую…За работу...
Э-э-э, да тут пуленепробиваемое стекло, допрос на расстоянии. Мы ее не вытащим…
Оставлять нельзя, значит, стопроцентная гарантия - только взрыв…
…Прости, подруга… тридцать секунд…
…Дети?… Ну и что, Майкл, сделай так, чтобы они вышли… двадцать пять секунд…
…Погибнут люди?… Двадцать секунд…
…Мы выполним задание. Это главное… Десять секунд…

…Майкл, ты хотел меня видеть?… Зачем?...
Что ты хочешь узнать?... Чего ты ждешь от меня?… Какие тебе нужны ответы?...
«Майкл, они пытались перепрограммировать меня… Лишить меня моих чувств... Пойми, я должна заставить их поверить, что им это удалось…Ничего не изменилось, я люблю тебя... Все произошло во время операции «Дженефекс», Биркофф приказал идти наверх, сказал, Медлин ждет... больше я ничего не помню...»
…нет, я прекрасно помню, как Медлин цинично улыбалась, рассказывая о моем будущем...
«Мы подлечим тебя...»
... потом укол и все… полный провал… Только странное ощущение, что меня разобрали на кусочки, потом собрали, изъяв ненужные, лишние, оставив в памяти лишь отрывочные данные, чтобы я казалась прежней. Но, теперь я другая…
«Мы подлечим тебя, Никита...»
…Два месяца они меня держали в каком-то бункере с молчаливым персоналом, пичкали лекарствами, заставляли просматривать разные диски, круглосуточно сидя перед монитором… Я вернулась, и я другая…
«…Никаких чувств, никаких привязанностей, никаких...»
…Мне нужно безукоризненно выполнять приказы и все. Лишь это от меня требуется. Просто верь мне и не мешай, Майкл… Я ничего не чувствую к тебе… Мне безразличны твои поцелуи…но, если это тебя успокоит, я отвечу на них...
«Поверь мне, поверь, Майкл…»

«А твои сослуживцы?…»
«Они будто чего-то ждут от меня, каких-то эмоций, каких-то проявлений чувств…»
«Да, Никита, им нужны эмоции… Нам нет…. А они без них не могут…Начни с Вальтера…»

«…Вальтер, я зашла поздороваться…»
Нужно улыбнуться ему… Вальтер умен и слишком хорошо меня знает, он почувствует игру, хотя может это преувеличение…
«...Ты ведь знаешь, меня давно не посылали на задания…»
Странно он смотрит…недоверчиво, обижено. Как с ним сложно... Нужно попытаться найти верный тон...
«…Да, все эти люди погибли…»
Теперь немного слез… Все оказалось просто, он растаял, увидев слезы…
«…Спасибо, Вальтер. У тебя все в порядке?…»
Какая мне разница, все ли у него в порядке?… И как это должно быть?…
«…Да, я тебя знаю…»
…Неужели мне придется делать это каждый день???…

Какая неприятная случилась история. Майкл сбежал. Неужели он это сделал из-за меня? Странно... Нет, конечно не из-за меня, из-за ликвидации. Я ведь рассказала начальству, что он нарушил протокол на задании, без необходимости покинув группу на час. Я обязана была доложить об этом. Кажется, теперь Шеф проявляет много ненужных эмоций…
«…Три дня назад Майкл, узнав о нашем решении отсеять его, сбежал из Отдела. Мы имеем дело с Майклом, поэтому вряд ли скоро его обнаружим…»
Они хотят чтобы я сообщила о его появлении. Ведь он наверняка придет ко мне… Он считает, что я его женщина, что я больна… что мне промыли мозги… Ну и что? Мне все равно…
«…Вы хотите, чтобы я убила Майкла?…»
Он или другой… Мне безразлично… Проблема?… Никакой…
Боюсь ли я? Ни капельки…
Убью ли я Майкла?… Да…

Что интересного женщины находят в покупке и примерке одежды? Не понимаю... Этот пиджак будто бы подходит, сшит неплохо, но вот размер... Нужно попросить принести такой же, но на размер меньше...
«…Майкл?…Майкл!...»
Одни ноль в его пользу, двигается бесшумно… Смог застать врасплох…Нужно поработать над этим...
«…они ищут тебя…уверены, что ты придешь ко мне...»
Уже нашли… Я нашла... И пистолет в сумке…Я выполню задание...
«…и хотят чтобы я доложила об этом…»
Естественно, доложу о выполнении приказа…
«…Они хотят убить тебя…»
Это я должна тебя убить… Нужно суметь дотянуться до сумки. Примерочная такая неудобная, к тому же нельзя шуметь, нас услышат… Майкл странно спокоен, он верит мне… но не смотрит в глаза, значит сомневается. Может поцелуй его успокоит?…
…Ну, поверь же, я люблю тебя. Поверь, поверь…
…Мне нужно дотянуться до сумки…непременно нужно дотянуться...
…я выполню этот приказ…это ведь обычный приказ, как другие...
…куда ты, Майкл, подожди…

С помощью плана захвата, который я оставила в условленном месте, Биркофф отследил Майкла. Все на места, готовность номер один. Если все получится, это будет большая удача. Обычно операция на улицах города не сложней других. Цель - тот черный «мерседес». Он никуда не денется, у Майкла тепловой определитель… Мы его найдем… «Слышу тебя, Биркофф, приказ поняла…»
…Я не промахнусь, Майкл… Я хорошо стреляю, да ты сам все знаешь… Я не промахнусь…
Черт, это же просто уловка!... Автопилот… Снова неудача...
«Машиной управляли дистанционно, какой будет приказ?…»
Ничего не получилось…Но я все сделала правильно...

Теперь Отдел - мой дом, мне хорошо здесь…После сеансов перед монитором я чувствую себя отлично, легко, независимо. Они, эти сеансы, делают меня уверенной, сильной, очень сильной… Меня не волнуют чувства других, не трогают страдания других. Зачем мне знать о них? Я не чувствую своей боли… Мне безразлична чужая боль…
«Никиту, срочно просят зайти в Систему…»
С какой стати?… Сейчас?…Иду...
Черт возьми, кто это?… Майкл?… Здесь?… В Отделе?... Этого не может быть, нужно сообщить Медлин… сообщить…
«..Привет. Ты испугал меня…»
…сообщить Медлин…
«…Ты защищаешь меня, чтобы меня не обвинили….»
…сообщить Медлин…
«…Кто я? Я - это я… И я люблю тебя, Майкл….»
…сообщить Медлин…
«… Майкл!…»
Конечно, ты разрядил пистолет… как же сообщить Медлин? как отвлечь его?…
«…Тебе здесь больше не место, Майкл!…»
… я позабочусь об этом… Тебе нужен мой код допуска?…
«…Нет, не отдам…»
«…Срочно сообщите Медлин, Майкл в здании…»

Странно… Почему они так рассержены?
Я же сразу доложила, сразу как смогла...
После этого Шеф сердится, а Медлин недовольна. Но что я могла сделать, он применил электрошок...
Зачем столько эмоций? Не понимаю… Я все сделала как нужно… Чем они недовольны?… Не понимаю… Я поступила неправильно?…
«…Как ты считаешь, Майкл прав?… Тебе промыли мозги, Никита?»
«…Для меня это не имеет значения…»
Мне это совершенно не важно…
Неужели я сделала что-то не так?… Почему они меня ругают?…

Впереди новое задание, моя группа сейчас едет в Саратов... Там, согласно расчетов, может появиться Майкл... Он моя цель... Я должна его убить… Это что-то значит для меня? Нет, ничего не значит…
Может ли Майкл повлиять на мое сознание? Уже нет…
Если мне прикажут, я смогу убить даже стоящих передо мной Шефа с Медлин… Никаких проблем...
Значит, я смогу убить Майкла… Он моя цель…
Это будет сложно, но Медлин придумала хитрость, мы запутаем его масками. Моими масками...
Он не станет стрелять, если увидит перед собой Никиту, он не сможет убить меня, потому что слабый…Я его слабость…

Медлин оказалась права, он здесь, группа вперед...

Майкл, отпусти меня… мне больно… воздух…воздух…Где я?…
Где, я?... Сколько прошло времени?... Что ты задумал?… Эта женщина… Кажется, ее зовут Эдриан…Да, именно так... Я была знакома с ней... давно... это было давно...
Чего вы пытаетесь от меня добиться? Мне нужно вернуться в Отдел...
«Они изменили тебя, Никита…»
«В лучшую сторону, Майкл…»
«Ты не помнишь, кем была…»
«Предпочитаю настоящее состояние. Ни потребностей, ни страхов, ни страстей. Раньше я думала, что ты такой. Но ты не такой, верно? Ты слабый. Ты должен позволить им сделать тебя сильнее…»
Кажется, мои слова ему не нравятся… Ничего, переживет…
Когда-то мы любили друг друга, это верно. Но теперь все прошло… И если Майкл не смирится, для него все будет кончено…

Сегодня Медлин взяла меня с собой в Белую комнату. Она проводит допрос, я ей помогаю... Голова сидящего мужчины мотается из стороны в сторону, как тряпичная. Он весь похож на сломанную куклу...
А я сильная, сильная, чужая боль меня не трогает… Расскажи все, что знаешь, и тебя избавят от боли.. Нам позарез нужна эта информация...
Человечек в железном кресле слабый, он кричит, ему больно…он скоро сломается, выложит все, что требуется… Это нам и нужно... Я не такая… я сильная…
Интересно, сколько он еще продержится?… Минут десять? Пять?.. Сколько? Он маленький винтик, ненужный никому… А сколько времени понадобилось бы мне, чтобы он заговорил?…

Моя группа отработала последнюю миссию. Результат есть... Впереди операция в Либерии, мне нужна последняя ориентировка… Пойду готовиться... Майкл смотрит вслед, пусть смотрит...
Нужно доложить Шефу, что он мешает мне… впрочем, какая разница...
«Биркофф, мне нужна сводка по Либерии…»
Когда я сплю?… А зачем мне спать?…

…Ты мне безразличен, Майкл!!!.. Безразличен…Безразличен…
Они убьют тебя, когда узнают, что ты снова нарушил протокол… Ты выкрал меня, ты нарушил инструкцию…Ты был у меня дома, ты пытался меня убить... Ты - мертвец...
«…Я хочу вернуть тебя, Никита…»
Вернуть? Зачем?… Я не понимаю, куда вернуть? Лучше верни меня в Отдел… Там мне хорошо, там мой дом… Я такая, какая есть, это раньше я была слабой, бегала за тобой, как ручная собачка… а ты отталкивал меня... Теперь я свободна… свободна от тебя, от всех, от жалости, от слабости...
«Никита… Это не свобода… Это наркотики… Ты скоро все вспомнишь…»
Нет... я не хочу...

Господи, как мне больно!!!… Майкл, за что?!!!… что ты со мной делаешь?... Больно…мне больно… мои глаза ничего не видят, в них только вспышки света… мои руки… они как раскаленные провода… мое тело скручивают судороги... голова разлетается на мелкие частички от любого прикосновения… Мне больно… Свет, свет слепит… больно…За что?... Пусть это закончится...
Что это за соленая вода стекает с моих щек?… Это же слезы… Я плачу…
Майкл, мне больно, отпусти меня… Майкл! Пожалуйста... Мне страшно…
Мне страшно…мне холодно...
Мне страшно…
Господи, что они сделали со мной!!!…

Где это я? Какой-то странный цилиндр… Ах, да это же аппарат для реабилитации... Боль отступила, стала ноющей, но терпимой... Мне немного легче… мне нужны лекарства... и все это прекратится... Я должна вернуться в Отдел, там мне помогут… и все это прекратится... Я должна вернуться в Отдел… Майкл, где ты? Майкл?... он наверху...я должна вернуться в Отдел... и все это прекратится...
«…Надевай наручники! Надевай наручники! Надевай наручники!…»
«…Никита, ты уже прошла почти весь ад… Осталось совсем немного, ты выдержишь… ты сможешь…»
О чем он говорит? Мне нужны лекарства, мне нужна поддержка! Неужели ты не понимаешь?… я умру без лекарств... Господи, как мне больно… Теперь, когда ты прикован к креслу и безоружен, я должна убить тебя, Майкл, убить…Жми, жми на курок, Никита, жми... Стреляй же…
Нет, не могу… Я люблю тебя, Майкл, я не могу тебя убить… Нет… Нет… я не могу, я люблю его… Что мне делать?…
«Прости, Майкл…прости...»
Что же они со мной сделали?!!!…

«…Боль не проходит…»
Что они со мной сделали?… Я ненавижу их... Помоги мне, Майкл! Помоги… это невозможно терпеть, обними меня, обними… Боль не уходит… Мне очень больно…
«…Майкл я тебя люблю…»

…Майкл, я тебя люблю, я не смогла бы жить без тебя…
Сейчас ты спишь у меня на плече, и я счастлива…
Как я могла забыть это непередаваемое чувство полета, как я могла причинять тебе боль?… Ведь я люблю тебя больше всего на свете. Я ни за что не вернусь в Отдел… Лучше умереть...
Нам нельзя возвращаться, ведь они не остановятся…
Как только все выяснится, они снова примутся за нас…Они ликвидируют тебя...
«Никита, вместе мы сильнее их… Ты нужна мне… Я не могу жить без тебя…»
Хорошо, Майкл, ты прав... Я сделаю, как ты хочешь, мы вернемся и будем бороться... Ведь мы вместе, теперь я с тобой, и ты сильный, ты меня защитишь, я тоже сильная, потому что люблю тебя…
Мы вернемся... Я тебя люблю...

Как я ненавижу этот кабинет, его хозяйку, эти бонсаи... Ради Майкла, ради нас, я готова обманывать Медлин целую вечность, и она не догадывается, пока, не догадывается...
...мне жаль, Медлин, но ты проиграла… Жаль? Нет, ведь теперь я снова люблю, снова верю… я могу чувствовать. Ты наверняка будешь расстроена, рано или поздно узнав правду, но это уже неважно. Ты ничего не сможешь сделать… Теперь я снова стала человеком… Я - не компьютерная программа, не экспериментальный образец… Я - ЧЕЛОВЕК…
Ты ничего не сможешь с этим сделать… Сколько бы не старалась…
«…Я солгала ради Отдела, а не ради вас…»
Я слишком люблю жизнь, слишком люблю Майкла, слишком люблю солнце, желтую листву, улыбки, счастье…
ТЕБЕ НЕ ОТНЯТЬ ВСЕ ЭТО У МЕНЯ…
ТЕБЕ НЕ ОТНЯТЬ ВСЕ ЭТО У НАС...

Заключение.

Отдел, как живой организм, продолжал напряженно работать, жизнь и смерть были ему безразличны...
Невозмутимая Медлин, молча, не обращая внимания на стоящего рядом Шефа, наблюдала за происходящим внизу.
«Как же нам справиться с этой парочкой?…- думала она, разглядывая появившуюся Никиту, - нужно попробовать применить к ним совсем другой подход… Я этим займусь...»

Решительно пересекая главный зал Отдела, Никита увидела Майкла, остановившегося у своего кабинета. Он смотрел на приближающуюся девушку, забыв о контроле, о косых взглядах, о близком Поднебесье, о начальстве, пристально наблюдающем сверху... Ему было безразлично все это, впервые за последние дни Майкл чувствовал себя спокойно, потому что знал, что победил, и теперь был готов к любым испытаниям…

«Как же я его люблю», - вздохнула Никита, не опасаясь, что эти переполняющие ее чувства можно будет легко прочесть в ее глазах, - «что я без него бы делала, кем бы я стала…страшно представить…»
Шаг за шагом сокращая отделяющее их расстояние, Никита улыбалась…

лето-осень 2002 г.
 

#2
светлана
светлана
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Июл 2005, 11:48
  • Сообщений: 1774
  • Откуда: Молдова
  • Пол:
*прочла*
Len, у меня нет слов.
Сколько людей - столько взглядов.
А ты все их озвучила.
Так похоже, так сильно и страстно. Это именно Майкл, именно Мэдлен, именно Биркофф.....
*улыбается*
Даже не знаю, как выразить своё уважение к умению рисовать словами....просто - прими
:rose:
:hat:
:heart: :heart: :heart:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей