Перейти к содержимому

Телесериал.com

Этот безумный, безумный мир...

Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Этот безумный, безумный мир...

Автор – ЛенНик.


Моя огромная благодарность Gulya за идею и добрые слова в мой адрес. А также Лютику за постоянную поддержку.


Будем считать, что это продолжение «Люси». Не думала, что еще раз вернусь к тем рассказам. Я, конечно, понимаю, что математика – наука точная, и в данном случае многое не совпадает, если сосчитать все прошедшее время. Но, давайте закроем на это глаза, потому что нельзя оставаться равнодушными к тому, что случилось в нашем общем мире. Именно, в целом мире, потому что произошедшее - это наша общая боль.
Сразу оговорюсь, что мне ненавистны политики всех мастей, использующие случившуюся трагедию и людское горе для проведения в жизнь своих безумных идей…



Прошел еще один год с тех пор как в жизни Майкла и Никиты, удачливых и компетентных руководителей секретной организации под названием Первый Отдел, появилась маленькая Люси. Но, мир и не думал меняться - человеческие чувства вообще редко изменяют вектор движения. Работы у них по-прежнему было предостаточно…

Первый Отдел.

Все, абсолютно все, в это утро было странным… Затишье в Отделе – не такая уж редкость. Но сегодня все было иначе. И, если учитывать все обстоятельства, это бездействие было зловещим…
Никита в одиночестве стояла в Поднебесье. Очаровательная женщина, на вид лет тридцати пяти, - Шеф Первого Отдела. Вернее, одна из его руководителей. Серьезные глаза строго следили за происходящим внизу. Серьезные голубые глаза, которые умели быть ледяными. Огромные окна открывали перед ней до боли знакомый вид. Внизу, по-прежнему, располагался суперсовременный компьютерный центр, в котором, перемещаясь от компьютера к компьютеру, чудом не сталкиваясь друг с другом, скользили Джейсон и Куинн. Эта неразлучная пара вместе с несколькими помощниками занималась привычной рутинной работой. Никита невольно залюбовалась видом: действия оперативников были такими слаженными, что создавалось впечатление, будто они танцуют странный в своей необычности танец. Танец, который называется отличной работой. Правда, в этом не было ничего удивительного: Джейсон уже давно был незаменимым заместителем Шефа, а Куинн, гениальная Куинн, славясь жестким нравом и острым языком, крепко держала в своих на вид хрупких руках огромный штат программистов, отвечая за тактическое ведение практически всех операций, проводимых Первым Отделом.
Но, сегодня казалось, что Отдел затаился и занят лишь ожиданием. Редкие оперативники, появляясь в главном зале, исчезали так же стремительно. Никто не улыбался.
Убаюкиваемая обманчивой утренней тишиной, Никита ждала новостей. Боялась услышать эти новости. Надеялась их не дождаться. Но, если все же их нельзя было избежать, она хотела встретить их стоя, лицом к лицу…
Подняв глаза на замелькавший разными цветами монитор, Куинн заметила, что Никита внимательно следит за их работой. И еще, что она очень встревожена.
«Никита, все тихо. Это хороший знак», - зная причину этой тревоги, Куинн решила поддержать начальницу, и ее голос не выдавал волнения.
«Я знаю, Куинн, знаю…», - сразу откликнулась Никита, и печально сказала про себя, - «Правильно говорят, что нет ничего тяжелее ожидания. Ожидания беды…».
Сильное предчувствие неотвратимости катастрофы не оставляло ее. События, произошедшие накануне, заставили Никиту снова вспомнить недавний разговор с Мистером Д., их бессменным руководителем уже много лет…

Накануне произошло вот что …

Приехав поздним вечером в Центр, Майкл и Никита сразу прошли к Мистеру Д., который, ожидая их, нервно расхаживал вдоль стола и огромного экрана, то и дело оживающего прямо на глазах. Проводившая их темнокожая красавица-секретарь тут же бесшумно удалилась. Такой срочный вызов не был неожиданным, но все же беспокойство, подогреваемое неизвестностью и нервным напряжением, полностью захватило все пространство кабинета. Никита зябко куталась в длинный черный плащ, пряча покрасневшие от усталости и недосыпания глаза за темными очками. Майкл, тоже в черном, и тоже уставший, слегка придерживал ее локоть, стараясь не отпускать от себя ни на сантиметр. Они остановились посреди кабинета, ожидая, когда его хозяин, просматривающий очередную информационную сводку, обратит на них внимание.
«Хорошо, что вы, наконец, приехали. Смотрите…», - повернулся к ним Мистер Д. и сразу оживил экран, на котором быстро сменяли друг друга картины разрушений в городских кварталах, потом вдруг, будто вспомнив что-то, подошел к Никите и быстро произнес, показывая на кресла, - «О, прости, моя дорогая. Майкл, все нормально?… Присаживайтесь. Вы должны простить мне мое невнимание. Боюсь, ситуация складывается чрезвычайная…»
«Вы имеете в виду Ближний Восток?» - удобно устроившись в кресле, Никита попыталась было перехватить инициативу в разговоре.
Накануне несколько оперативников Первого не смогли предотвратить серию взрывов на улицах Иерусалима. Эти теракты до предела накалили и без того взрывоопасную обстановку в регионе, но ей было, что сказать начальству по этому поводу.
«Мы предприняли все необходимые меры, чтобы взять под контроль ситуацию, Мистер Д.», - голос Майкла прозвучал негромко, поражая бесцветностью.
«Да, я знаю. Однако, речь пойдет не о Ближнем Востоке. Вернее, не только о нем. Хотя ваш отчет меня заинтересовал некоторыми интересными подробностями. Но, это потом…», - Мистер Д. встал перед ними и серьезно произнес, - «…сейчас я хочу рассказать вам о некоторых неожиданных обстоятельствах в связи с этим…»
Он снова оживил экран, на котором появились роскошные апартаменты и группа, человек двенадцать, довольно пожилых мужчин, преимущественно в сером, занятых обсуждением каких-то вопросов. Видимо, очень важных вопросов.
«Вы знаете многих из них в лицо», - Мистер Д. показал на экран, - «это так? Конечно, знаете».
Он многозначительно замолчал и внимательно посмотрел на Никиту, стараясь увидеть на ее лице ответ на свой вопрос. Но, она была непроницаемо спокойна.
«Это Совет. Вам известно, что эти люди решают, быть нам или нет, вмешиваться Агентству в конфликт или нет…» - Никита с некоторым интересом пригляделась к лицам важных персон, слушая речь начальника, - «…вот уже несколько недель в Совет поступает информация от спецслужб разных стран о готовящихся террористических актах по всей территории США. Самые крупные города Америки могут быть подвержены массированной атаке с воздуха. И, не только они, есть угрозы другим государствам».
«Да, мы тоже ставили Вас в известность, Мистер Д.», - чуть нервно ответила Никита и устало потерла виски.
«Болит голова, дорогая?» - голос Мистера Д. приобрел легкий оттенок сарказма, - «Как только ты узнаешь все новости, она у тебя будет болеть еще больше».
Майкл слегка поморщился, выслушав эту пикировку, хотя давно привык к такой своеобразной манере ведения беседы их начальником.
«Перейдем к делу», - тихо, почти безразлично, сказал он, - «Вы ведь нас вызвали так срочно для важного разговора. Не так ли?»
«Верно, Майкл», - Мистер Д. остановился на мгновение, будто подбирая слова, - «итак, мнения Совета по реагированию на эту угрозу разделились. Этот человек, не буду называть его имени…», - он выделил на экране мужчину с безликой серой, как его костюм внешностью, - «…обладая огромным авторитетом среди коллег и финансовым могуществом, сумел повлиять на большинство членов Совета и убедить их в своей правоте. Я не исключаю серьезные предварительные консультации. В результате, Советом принято крайне неожиданное, лично для меня, если вспомнить о наших задачах, решение – невмешательство».
«Как?!!» - Никита была настолько потрясена услышанным, что вскочила на ноги, - «Ведь погибнут невинные люди, тысячи ни в чем неповинных людей, не готовых принять эту опасность. Мы не можем этого допустить».
«У вас нет выбора», - голос Мистера Д. был совершенно бесстрастным, - «вы должны подчиниться. Первый Отдел будет выполнять решение Совета. Сомневающиеся, а также несогласные, будут уничтожены».
«Но, как же вы можете оставаться таким спокойным», - продолжая возмущаться, Никита принялась расхаживать по кабинету. Полы ее плаща разлетались в разные стороны, подчиняясь стремительным движениям. Несколько прядей выбились из высокой прически. Румянец негодования окрасил ее щеки.
«Своим пылом она напоминает воинственную валькирию или даже богиню войны», - неожиданная мысль пришла в голову Майклу, который следил за ее хаотичными передвижениями.
«Думаешь, я в восторге от всего этого?» - Мистер Д. остановился напротив Никиты и сказал, глядя ей в глаза, - «Никита, советую вам подчиниться. Ты ведь знаешь, что я не даю негодных советов».
«Мы не можем так поступить. Это преступление. Это предательство всех наших идеалов», - женщина продолжала негодовать, - «Совет допустил страшную ошибку, у нас достаточно сил, чтобы вмешаться и предотвратить возможные теракты».
В ответ Мистер Д. покачал головой: «Вы не будете вмешиваться. Ты ведь понимаешь, что это приказ. Повторяю, приказ».
«Какие города под угрозой?» - неожиданно раздался голос еще одного участника беседы. Майкл, которому надоело это бесполезное пререкание, подошел к карте и увеличил изображение.
«Предположительно, Вашингтон, Сан-Франциско, Нью-Йорк… Все крупные города и не только в Америке. Майкл, я вызвал вас, чтобы сообщить решение Совета лично. Понимаю, что это недобрая весть, что мы обязаны в первую очередь защищать невинных людей, но таково решение Совета…» - Мистер Д. снова оживил экран, - «…мы будем только отслеживать события. Роль Первого заключается в защите главных лиц государств, подвергшихся террору. Только это. Основной личный состав перевести на военное положение. Сформировать мобильные группы в Европе, Америке, Канаде, Японии. Будьте постоянно на связи со мной. Это все».
На этом аудиенция у начальства была закончена…

Первый Отдел. Некоторое время спустя…

Вернувшись в Отдел, они сразу поднялись в Поднебесье, провожаемые удивленными взглядами Джейсона и Куинн. Хмурые лица, глаза, спрятанные за темными очками, и траурное молчание начальства могло означать лишь одно…
«Как ты думаешь, Джейсон, нас сразу ликвидируют?» - попыталась пошутить Куинн, - «Или захотят что-нибудь услышать в нашем исполнении?»
«Очень смешно», - возмущенно ответил Джейсон, состроив смешную гримасу, - «нас ликвидируют сразу, ты же знаешь. Что с нас взять? О, смотри, то ли тревожный сигнал, то ли, наоборот, еще поживем».
Огромные окна Поднебесья медленно и плавно потемнели.
Никита печально смотрела вниз на суетящийся, несмотря на глубокую ночь, Отдел. Майкл подошел сзади и обнял ее, ища силы в этом некрепком, скорее дружеском объятии. С тех пор как покинули центр, они обсуждали лишь участь Отдела и возможных жертв. Но Никита думала и еще кое о чем…
«Что же делать? Как поступить?», - думала она и, вдруг резко обернувшись, посмотрела в лицо стоящему рядом мужчине, - «Майкл, с Адамом все будет в порядке. Давай срочно вызовем его сюда… Ты позвонишь и под каким-нибудь предлогом пригласишь его к нам».
Видя его сомнение, она, быстро освободившись из окруживших ее рук, достала телефон: «Звони».
Немного поколебавшись, Майкл привычным движением набрал знакомый номер, подумав, что за столько лет они научились читать мысли друг друга. Тревога за сына не давала ему покоя.
«Абонент недоступен… Абонент недоступен… Абонент недоступен…» - набившая оскомину фраза внесла в его душу лишь смятение и тревогу.
«Наверно, он выключил свой мобильник», - Никита с тревогой наблюдала за бесполезными попытками Майкла связаться с Адамом, - «ничего, чуть позже попробуешь еще раз».
Отложив бесполезный телефон, Майкл включил внешнюю связь: «Джейсон, зайди к нам».
«Иду, сэр», - послышался голос Джейсона.
Переглянувшись с Куинн, он переключил управление на ее терминал и отправился в Поднебесье.
«Необходимо поставить его в известность, Майкл. Думаю, еще Куинн и оперативников шестого и пятого уровней, они будут руководить группами на местах», - Никита почувствовала себя уже гораздо увереннее и, увидев входящего Джейсона, сразу начала вводить его в курс дела, - «У нас плохие новости, Джейсон…»
И она рассказала ему о неожиданном решении Совета…

Прошло два часа…

Майкл, Никита, Куинн и Джейсон расположились в Поднебесье, которое постепенно стало напоминать штаб командования во время войны. Вокруг непрерывно работали мониторы, то и дело включалась спутниковая связь, вбрасывая мегабайты новой информации, оперативники докладывали обстановку на местах. Уже были полностью готовы несколько сценариев развития ситуации при самых неблагоприятных обстоятельствах. Разрабатывали их, естественно, с учетом решения Совета. Джейсон связывался с дружественными разведками, а так же через вспомогательные каналы с русскими ФСБ и ГРУ, обговаривая совместные мероприятия на случай чрезвычайных обстоятельств. Куинн формировала группы, которым предстояло работать в Европе и Японии, Никита занималась оперативными данными по террористическим организациям, отслеживая их денежные потоки. Майкл анализировал текущую информацию, получаемую непрерывно, иногда отрываясь на телефонные звонки Адаму. Но, он не отвечал.
Пару раз в Поднебесье заглядывал Вальтер, который занимался снаряжением групп, попутно давая консультации по составу взрывчатки и характеру повреждений от взрывов. Молчаливая оперативница, красивая мулатка по имени Джейни, периодически меняла чашки с кофе.
И, вновь мониторы вбрасывали новую информацию…
«А, знаешь что, Майкл», - вдруг заговорила Никита, отвлекаясь от экрана на своей панели, - «думаю, тебе нужно лететь в Нью-Йорк. Да, да, нужно лететь. На месте разберешься со всем. А, я останусь здесь. Джейсон и Куинн мне помогут».
Она видела, что беспокойство за сына мешает Майклу сосредоточиться.
«Я, вместе с Куинн, займусь окончательным формированием всех групп, планированием операций, текущими заданиями», - согласился с ней Джейсон, - «а, ты, Никита…»
«Я поработаю с оперативным материалом, результатами допросов, попытаюсь отследить возможные источники опасности», - негромко доказывая свою правоту, она задумчиво наблюдала за собеседниками, - «разумеется, бросать на это большие силы нельзя. Слишком заметно, Мистер Д. сразу определит источник. Но, я попытаюсь действовать, не привлекая внимания Совета. Надеюсь, нам удастся устранить угрозу взрывов».
«Это опасно, Никита», - возразил Майкл, - «я понимаю тебя, но Совет нельзя игнорировать, ты ведь знаешь, чем это грозит».
«Я знаю», - Никита посмотрела ему прямо в глаза, - «но, мы должны попытаться. Я не могу согласиться с этим его решением, даже если это грозит мне ликвидацией».
Потом, поднявшись на ноги, она подошла к Майклу, обняла его и тихо прошептала ему в самое ухо: «Скорее привези Адама сюда, и вместе мы сможем все, дорогой. Я тебя люблю и буду с тобой. Только постарайся, как можно меньше использовать ресурсы Отдела, это привлечет к тебе ненужное внимание».
Понимая, что она права, Майкл согласно кивнул и, крепко обняв женщину, которую любил и которой верил как себе, стремительно отправился собираться.
Куинн и Джейсон, не привыкшие к подобному зрелищу проявления начальственных эмоций, переглянулись и сделали вид, что для них нет ничего важнее, чем содержимое их панелей.
Спустя час, в пять утра по европейскому времени, самолет, в котором летел Майкл, поднялся в воздух и взял курс на Нью-Йорк.

Еще через несколько часов…

Никита пыталась немного отдохнуть. Прямо в Поднебесье, проигнорировав предложение Куинн спуститься в комнату отдыха.
«Здесь мне спокойнее», - решительно заявила она, - «я буду наблюдать за поступающей информацией. И все».
Внезапный звонок отвлек их от предмета спора. Джейсон переключился на канал 5.
«Никита, Мистер Д. на связи», - протягивая Никите наушник, он сочувственно покачал головой, потом, собрав необходимые для работы диски и бумаги, оставил ее наедине с начальством.
«Ничего, все в порядке. Бывало и хуже», - проводив его взглядом, Никита подключилась к секретной линии, - «Мистер Д., я слушаю вас. Есть новости?»
«Никита, доложи обстановку», - Мистер Д. проигнорировал ее вопрос, - «какие у нас позиции в Европе?»
«Вся оперативная информация передана вам двадцать минут назад», - в ее голосе чувствовалось раздражение, - «и уже должна быть на экране вашего компьютера».
«Хорошо, я проанализирую ее», - в голосе Мистера Д. послышались заботливые нотки, - «тебе нужно отдохнуть. Впереди еще много работы. Кстати, где Майкл?»
«Он отдыхает», - голос Никиты не дрогнул.
«Это правильно», - начальник примирительно помолчал и вдруг спросил, - «ты ничего не хочешь мне сказать?»
«Еще она порция информации только что отправлена в Центр», - Никита перевела разговор в другое русло.
«Хорошо, докладывай мне каждый час», - приказал Мистер Д. и отключился.
Немного переведя дух, Никита снова углубилась в поступающие отчеты. Поток информации нисколько не уменьшался. И, хотя Джейсон взял на себя большую часть работы, ее все равно было много. Закрыв на пару секунд усталые глаза, она попыталась сосредоточиться на стенограмме допроса пленного, арестованного накануне. Внезапно женщина услышала тихое покашливание и, оглянувшись, увидела на пороге Поднебесья Вальтера. Но, не только его. Из-за его спины выглядывала умилительная, зеленоглазая мордашка.
«Привет, сладкая», - Вальтер неуверенно переминался с ноги на ногу, - «тут тебя кое-кто хочет видеть. Ты сильно занята?»
«Люси, девочка моя», - в такой сложный момент Никита была рада видеть дочь. Бросив все дела, она обняла девочку, которая доверчиво прижалась к матери.
«Как тебе спалось?» - Никита ласково погладила ее по голове, - «Я тебя люблю, моя хорошая».
«Ты работаешь, мама?», - спросила Люси, с обожанием глядя на нее, - «Я тоже сейчас занималась. Нам рассказывали про динозавров. Знаешь, они были такие огромные. А, еще они кушали травку, представляешь?»
Рассказывая, она медленно, заложив ручки за спину, расхаживала по кабинету, напоминая маленькую учительницу. Услышав о динозаврах, Никита улыбнулась, так это было далеко от сегодняшних мировых трудностей.
Потом поправив ее синий форменный комбинезон и слегка выбившиеся белокурые прядки, она попыталась как можно радостнее сказать: «Это очень интересно, дорогая. Неужели они были такими большими, как ты рассказываешь?»
«Да, вот и Вальтер так говорит», - Люси горячо доказывала свою правоту.
«Ну, конечно так и было», - охотно согласилась Никита, с сожалением услышав сигнал, призывающий ее к работе, - «какое у тебя следующее занятие?»
«Математика», - ответила девочка, с интересом оглядывая все эти мелькающие экраны.
Вальтер взял ее за руку и потянул к выходу: «Пойдем, Люси, ты уже опаздываешь на урок».
Люси с явным сожалением пошла за ним: здесь, в Поднебесье было столько всего интересного.
Никита проводила их взглядом и сказала им вслед: «Иди, моя хорошая. Будь внимательной и послушной. Встретимся вечером».
Потом она снова принялась за работу…

Нью-Йорк, раннее утро…

Будильник звонил уже целую вечность, не собираясь сдаваться.
«Нужно вставать, сегодня у меня много работы», - сквозь пелену сна напомнил себе Адам, - «…ну до чего противный звонок у этого будильника. Вставать…Вот балда, я забыл вчера зарядить мобильник, значит сегодня я без связи».
Позже, позавтракав и выпив утреннюю чашку кофе, он, студент юридического колледжа, бежал к метро, чтобы успеть к началу рабочего дня. Часы показывали четверть девятого. Адаму очень повезло с работой, вернее с практикой. Одна юридическая фирма согласилась принять его в качестве младшего помощника юриста, и сегодня, ему предстояла первая поездка в Верховный суд. Но, вначале ему нужно было захватить пакет документов, которые приготовила накануне красавица Рейчел… Адам мечтательно закрыл глаза, даже переполненный вагон и шум поезда не могли отвлечь его от воспоминаний. Она была прекрасна: высокая, рыжеволосая, с насмешливыми, зеленоватыми глазами, ярко-красными губами. Все сходили от нее с ума. От мысли, что сейчас он увидит девушку своей мечты, сердце Адама забилось чаще…
Вбежав по ступенькам, ведущим к главному входу во Всемирный Торговый Центр, он решительно направился к лифту, который быстро поднялся на двадцатый этаж. Сотрудников еще почти не было. Только Рейчел, одетая в строгий деловой костюм, подчеркивающий ее эффектную фигуру.
«Адам, ты сегодня рановато», - улыбаясь, она готовила себе утренний кофе, который тут же предложила ему, - «тебе налить?»
«Было бы замечательно», - раскрыв портфель, Адам достал маленькую шоколадку, - «это тебе».
«Спасибо, ты такой милый», - она поставила перед юношей маленькую кофейную чашечку, - «ты сегодня в суд? Можно сказать, боевое крещение… Поздравляю».
Потом девушка слегка похлопала его по плечу, и достала из ящика свежую почту.
«Да, мне нужны документы», - вспомнив про дела, Адам быстро допил кофе, собрал бумаги и засобирался в суд, - «думаю, все пройдет быстро. Дело-то пустячное».
«Удачи тебе», - провожая взглядом, Рейчел посмотрела ему вслед и потом подумала, - «Он милый».
Как он и предполагал, дело действительно оказалось пустячным, минут на тридцать. Ужасные новости застали Адама в метро, когда он возвращался на работу. Издали, подбегая к Торговому Центру, он увидел своими глазами страшные разрушения на верхних этажах небоскребов. Не зная, что предпринять, юноша заметался на тротуаре: «Что делать? Там все! Там же Рейчел!…»
Он бросился к главному входу, пытаясь увидеть знакомые лица, но сразу был остановлен полицейскими. Эвакуация служащих велась очень быстрыми темпами, но в этот самый момент одна из башен обрушилась. Последним, что услышал и увидел Адам, перед тем как потерять сознание, был страшный гул и большой кусок арматуры, который упал с большой высоты прямо на него…
Его мобильный телефон разбился вдребезги…

Первый Отдел…

В этот солнечный осенний день небо осталось глухим к людским молитвам…
«О, Боже праведный, Никита, ты видишь это?» - голос Джейсона дрожал от волнения, - «А, мы бездействуем».
Никита молчала. Она, не отрываясь, смотрела на экран, который без перерыва повторял страшные кадры с разрушенными нью-йоркскими небоскребами. «Майкл и Адам сейчас там. Что с ними?» - эта мысль все чаще и чаще мелькала в ее сознании.
«Джейсон, свяжи меня с Майклом», - Никита постаралась произнести это так, чтобы ее голос не дрожал.
«Он не отвечает», - спустя мгновение ответил Джейсон, - «возможно, его сотовый не ответит, так как там сейчас проблемы со связью. Попробую навести на него спутник и связаться через резервный канал. Я делаю все возможное».
«Я жду», - услышал он в ответ безжизненный голос Никиты и принялся за работу.
Отключившись, Никита снова посмотрела на экран, который продолжал кричать:
«…Террористы угнали во вторник в США пассажирские авиалайнеры и совершили с их помощью атаку на башни Центра международной торговли в Нью-Йорке и здание Пентагона.
…Совершенные террористические акты стали крупнейшими за всю историю США. Число их жертв достигло, по оценкам CNN, 25 тысяч человек.
…Еще один самолет с 300 пассажирами на борту упал неподалеку от Питтсбурга. Другой лайнер, который пытался атаковать Пентагон, был принужден совершить посадку неподалеку от Кемп-Дэвида.
…Власти США закрыли все аэропорты, сообщает Bloomberg, перекрыты мосты и туннели, ведущие из Нью-Йорка. Комиссия по ценным бумагам и биржам США прекратила операции на финансовом рынке США. Торги на крупнейшей в мире Нью-йоркской фондовой бирже, здание которой находится совсем недалеко от упавших небоскребов, возможно, во вторник так и не начнутся…»

***
Аэропорт Нью-Йорка, куда час назад приземлился самолет, в котором летел Майкл, кипел от ужаса, негодования и паники. Служба безопасности в растерянности пыталась взять под контроль эмоции и навести относительный порядок в здании. Пассажиры, молоденькие стюардессы, персонал аэропорта в шоковом состоянии приникли к экранам телевизоров и следили за происходящим в городе. Майкл, недавно прошедший таможенный контроль, тоже, не отрываясь, смотрел на огромный монитор, и лишь одна мысль билась в его сознании: «Опоздал! Опоздал! Опоздал!»
«…Взрывы в Нью-Йорке прогремели около 9 часов утра. Затем в 10 часов в результате пожара и других разрушений рухнула первая башня, в 10 часов 28 минут - вторая.
В здании центра находилась штаб-квартира Morgan Stanley Dean Witter, Credit Suisse First Boston, Bank of America, Deutsche Bank, которые являются ведущими финансовыми институтами мира, а также конторы и офисы тысяч и тысяч компаний из 60 стран мира.
Все полеты авиакомпаний после трагических событий в Нью-Йорке были прекращены …»

***
Чуть позже проезжая по покрытым белой цементной пылью, будто заснеженным, улицам Нью-Йорка, Майкл не узнавал такой знакомый ему город. Он, этот красивый город, в котором он столько раз бывал вместе с Адамом, столько раз любовался его прекрасными видами, казался чужим и надломленным, будто внезапно остановившиеся часы. Вокруг только страх, странная заторможенность и паника одновременно. Отчаяние и решимость. Ощущение случившейся катастрофы и безысходности.
«В городе всего стало меньше. Меньше движения, меньше шума, меньше людей, меньше деятельности, меньше уверенности, меньше радости», - думал он, глядя по сторонам, - «в Нью-Йорке стало тихо».
Только зловеще завывали сирены машин скорой помощи, да еще полицейских и пожарных машин, пролетающих мимо. Пролетающих туда, к месту, где случилась беда. Небо над головой было серого цвета. Вернее, неба вообще не было. Клубы цементной пыли полностью закрыли его осеннюю синеву от людей.
Остановив машину у пустого тротуара, Майкл снова набрал номер Адама. Нет, ответа не было. «Ну, где же он?» - предполагая самое страшное, Майкл направился в сторону Манхэттена.

***
Ужас и паника охватили весь Манхэттен. Везде бегали обезумевшие от страха люди, кричали женщины, прижимая к себе детей. Их глаза были устремлены вверх… То ли в молитве, то ли в проклятии…
К счастью для Адама, совсем рядом с ним находились пожарные, которые срочно прибыли на место трагедии и не попали под летящие обломки. Быстро освободив из под обломков полуживого юношу, они передали его в руки медиков…

***
Подъехав, как можно ближе к пострадавшему району, вид которого был непривычно гол без башен Торгового Центра, Майкл оставил свою машину и дальше двинулся пешком, вскоре оказавшись в самой гуще событий. Огромные завалы из бетонных плит, стекла и металла лежали на том самом месте, где еще пару часов назад высились красавцы-небоскребы, похоронив под собой все окружающее пространство. Покореженные автомобили, покрытые слоем пыли, перегораживали проезд. Пожарные без передышки тушили то там, то тут очаги огня, вокруг суетились тысячи спасателей и полицейских, которые пытались разбирать руины. Ведь под ними были люди, живые люди. По крайней мере, могли быть. Все надеялись, что такое возможно, молясь про себя за это.
Хотя, было очень трудно дышать, Майкл, не раздумывая, бросился им на помощь.

Снова Первый Отдел…

Постепенно первое оцепенение прошло, и Никита четко осознала, что ей нужно делать.
«Джейсон, немедленно соедини меня с Мистером Д.», - послышался ее голос в наушнике удивленного ее тоном Джейсона, - «немедленно!»
«Хорошо», - ответил он и наладил связь с Центром, - «Никита, он на линии 5».
Надев наушник, Никита услышала спокойный голос Мистера Д.
«Никита, я слушаю тебя. Ты хочешь что-то сказать?» - строго спросил он, - «У меня мало времени. Я занимаюсь анализом ситуации».
«Ну, и как она вам, Мистер Д.? Вы довольны?» - Никита старалась не сорваться на крик, хотя гнев, накопившийся за несколько последних часов, готов был вот-вот вылиться наружу, - «вот к чему привело решение Совета. Вы видите? Не мне вам напоминать, зачем мы существуем! Этого ужаса можно было избежать! Мы предали всех этих людей! Вы слышите меня?»
«Во-первых, успокойся, Никита. Во-вторых, вы будете выполнять решение Совета», - не обращая внимания на ее гневный тон, спокойно ответил Мистер Д., - «я не позволю тебе сделать глупость, которая будет стоить жизни, не только тебе, но и Первому Отделу. Ты поняла меня? Надеюсь, что все это останется между нами».
Но Мистер Д. ошибался. Ни он, ни Никита не знали, что в их эмоциональном разговоре принимает участие еще один слушатель. Серый Человек, тот самый, могущественный и влиятельный, находясь далеко, внимательно следил за каждым их словом.
«Да, еще одно. Почему ты скрыла от меня отъезд Майкл в Нью-Йорк?» - вопрос прозвучал так обыденно и неожиданно, что Никита не сразу нашлась с ответом.
«Вы ведь знаете почему», - тихо произнесла она, тщательно подбирая слова, - «он не мог не быть там».
«Это возмутительно. Ты понимаешь, чем это ему грозит?» - теперь Мистер Д. принялся отчитывать свою собеседницу, - «Ты понимаешь?… Где он? Когда выходил на связь?»
Не обращая внимания на заданный ей вопрос, Никита спокойно поставила начальника в известность: «Мистер Д., я вылетаю в Канаду, в Торонто, а потом в Нью-Йорк. Старшим в Отделе останется Джейсон».
«Так… Все ясно… С ним нет связи… Вы потеряли его…» - Мистер Д. даже не удивился, - «Полагаю, тебе не нужно объяснять причины, по которым ты не можешь никуда лететь?»
«Я вылетаю через час», - спокойно возразила ему Никита.
«Никита, ты никуда не полетишь!» - в голосе Мистера Д. слышалась угроза, - «я категорически против!»
«Я вылетаю в Канаду через час. Руководство передаю Джейсону», - Никита производила впечатление человека, который принял окончательное решение, - «Он будет докладывать вам каждые три часа. Это все».
Произнеся все это, Никита прервала сеанс связи. Почему-то она была уверена, что Мистер Д. даст ей возможность поступить, так как она задумала.
«Черт возьми, Никита, вздорная девчонка, как только ты вернешься, ты узнаешь, каким может быть гнев начальства», - Мистер Д. в сердцах бросил телефон перед собой на стол.
«Надо же, я ни на минуту не усомнился, что она вернется. И ведь, действительно,
вернется», - подумалось вдруг ему.

***
Но, кое-кто думал иначе. Серый Человек, внимательно выслушав всю беседу, отбросил в сторону маленький наушник: «Как кстати, как это кстати».
Потом он достал телефон и легким нажатием кнопки набрал автоматический номер. Абонент тут же ответил.
«Вариант 4», - сухо произнес Серый Человек в трубку, - «выполняй».
В глубине Отдела его внимательно выслушал неприметный оперативник, сотрудник зоны планирования. Сразу после этого, проверив, что никто не смотрит в его сторону, он нажал несколько клавиш на своем компьютере и, удовлетворенно улыбаясь, вернулся к своей работе.

***
Отдав последние распоряжения Джейсону, Никита вместе с ним спустилась в Оружейку. Вальтер, потрясенный последними событиями, продолжал работать без перерыва.
«Детка», - он стремительно подошел к Никите, обняв ее, - «я не знаю, что сказать. На это просто нельзя смотреть. Я не понимаю, в наше время этого бы не случилось».
«Вальтер, мир изменился, мы остались прежними. А, он изменился», - с горечью в голосе сказала она, глядя в глаза другу, - «Мне нужны пара пистолетов, запасные обоймы, средства связи».
«Куда ты?» - спросил было Вальтер, но не дожидаясь ответа стал собирать оборудование в сумку, - «Ты не изменилась, моя сладкая. Удачи тебе!»
«Вальтер, я хочу тебя кое о чем попросить», - Никита медлила с уходом.
«Я весь твой, красавица», - пытался шутить оружейник.
«Люси», - она внимательно смотрела на него, - «позаботься о ней, прошу тебя. Если я не вернусь, она останется одна. Позаботься о ней. Обещаешь?»
«Конечно, дорогая», - серьезно ответил Вальтер, - «только, почему это ты не вернешься? Ты должна вернуться!»
Никита улыбнулась и, сопровождаемая Джейсоном, пошла к выходу. А, Вальтер смотрел ей в след и думал: «Удачи тебе, моя сладкая! Ты вернешься».

Прошло еще несколько часов…

Джейсон, не отрываясь, просматривал текущие сводки, непрерывным потоком поступающие со всех частей света. Уже двенадцать часов нескончаемой информации.
«Так, восемь групп в Европе задействованы для охраны руководителей европейских государств. От них постоянно поступает информация. Ближний Восток – пять групп. Япония – две группы. Вот еще сообщения от «Моссад». Вовремя. Русские прикрывают Восточную Европу. Ладно, надеюсь, они не подведут», - бормотал он себе под нос, - «Куинн, не хочешь выпить кофе? Мне черный, без сахара и покрепче, пожалуйста».
«Сейчас принесут», - Куинн, не отрываясь, смотрела в свой монитор, - «хочу тебе напомнить, что это четвертая чашка за последние два часа».
Поморщившись, Джейсон отмахнулся, мол, что делать.
«Проверьте это немедленно», - соединившись с группой анализа, Куинн отдала очередной приказ, и устало откинулась назад, на спинку кресла, - «…ничего подобного уже давно не было».
«Черт возьми, что это такое?» - Джейсон вдруг возмущенно откатился от своего компьютера и потер покрасневшие глаза, - «Куинн, посмотри, видишь это сообщение? Оно отправлено из Отдела, из зоны планирования, с терминала Кунца, семь часов назад. Тебе не кажется странным его вид?»
Куинн, давно привыкшая к внезапным всплескам гениальности своего партнера, подошла и оперлась о спинку его кресла.
«Ну, и что тебе не нравится в этом сообщении?» - ее голос был немного скептическим.
«Ты, видно, устала, Куинн. Смотри…», - Джейсон показывал ей на монитор, - «все было бы как обычно. Обычное сообщение, отправленное из зоны планирования. Но, если бы это было так, мы могли бы просмотреть текст полностью. Видишь этот сегмент? В теле сообщения зашифрованный сегмент! Сообщение - просто прикрытие! В нем содержится зашифрованный двойным кодом текст. Видишь? Так не должно быть, поняла?»
«Ничего себе! Учитывая сегодняшнее количество информации, это сообщение могло остаться незамеченным. Ты расшифруешь его?» - Куинн подкатила кресло и присела рядом с ним, - «Давай, я помогу».
«Нет проблем», - Джейсон уже щелкал пальцами по клавиатуре, - «смотри, сейчас появится расшифрованный текст… О Боже… Нет…»
Потрясенные, они смотрели на экран, на котором появлялись короткие фразы:
«…Женщина, блондинка, рост 5 футов, 11 дюймов.
Имя – Никита. Статус – 9. Вооружена, опасна.
Следует по направлению к Нью-Йорку из Канады.
Захват желателен, но необязателен.
Действуйте… Действуйте… Действуйте…»
Переглянувшись с Куинн, Джейсон мгновенно принял необходимое решение и связался с группой захвата.
«Немедленно, арестовать Кунца. Выполнять», - отдал он четкий приказ, - «Куинн, нужно срочно связаться с Никитой. Займись этим. А, я снова попробую найти Майкла…»
«Никита, Никита… Ты слышишь меня? Ответь…», - Куинн застучала по клавишам компьютера, - «нет. Видимо она не в зоне… Никита…»
«Попробуй скорректировать на нее спутник…» - посоветовал ей Джейсон, продолжая терзать сотовый, - «Майкл, почему ты не отвечаешь…ответь, черт возьми, ответь…»

Манхэттен, поздно вечером…

Уже больше семи часов Майкл работал, не останавливаясь, без перерывов. Справа и слева в свете сильных прожекторов высились руины, уходящие глубоко вниз. Чуть раньше ему удалось достать из под огромной плиты совсем юную девушку, покалеченную, но все же живую. Она была в глубоком шоке, а ее руки были сломаны в нескольких местах. Но она была жива, и радости спасателей не было предела. Только, были и мертвые тела. Много мертвых людей…
«Господи, неужели Адам погиб, неужели все эти развалины похоронили моего мальчика», - Майкл был почти на гране безумия. И, все же с отчаянным мужеством он помогал многочисленным спасателям разгребать огромные завалы, образовавшиеся на месте, где недавно высились великолепные здания, гордость нью-йоркской архитектуры. Все вокруг было покрыто едкой цементной пылью. Она по-прежнему клубилась в воздухе, забивая легкие выбивающихся из сил людей.
Резко рванув на себя огромную панель, Майкл едва не упал вниз с возвышения, на которое постепенно поднялся.
«Эй, сэр, полегче, полегче. Так вы можете покалечиться, а у медиков итак много работы. К тому же нам нужны сильные руки», - огромный полицейский, похожий на белого медведя из-за осевшей пыли, помог ему удержаться на ногах, - «спускайтесь вниз, там метрах в пятидесяти наша машина. Вы сможете выпить кофе и перекусить. Идите, идите вы уже много часов работаете без перерыва».
«Я не могу. Здесь, под этими самыми развалинами, может быть мой сын, вы понимаете?» - Майкл неохотно остановился и в отчаянии огляделся вокруг, - «я должен его спасти, должен… Понимаете?…»
«Я понимаю вас…» - полицейский сочувственно оглядел стоящего перед ним сильного, но, казалось, сломленного горем, мужчину, - «Я понимаю. Но, если вы немного отдохнете, то сможете продолжить с новыми силами. Вы слышите меня?»
«Хорошо… Вы правы», - медленно произнес Майкл и стал спускаться вниз.
«Чертовы террористы», - смотрел ему вслед полицейский, - «чертовы, сукины дети».
Место спускающегося Майкла тут же занял новый спасатель, и работа закипела с прежним усердием.

***
Сидя в небольшом автомобиле спасателей, Майкл медленно и безучастно пил кофе из пластикового стаканчика. Казалось, он не чувствует вкуса напитка. Впрочем, так оно и было. Его волосы были запорошены пылью, и со стороны казалось, что он стал совсем седым. Внезапно зазвонивший телефон заставил его вздрогнуть. Мгновенно схватив трубку, Майкл ощутил прилив безудержной надежды, но, услышав голос абонента, застонал от разочарования.
«Майкл…» - голос Джейсона прорывался сквозь километры и часовые пояса.
«Слушаю», - услышал Джейсон хриплый голос Майкла, - «слушаю…»
Трубка хрипела помехами. Голос Майкла то и дело пропадал.
«Майкл, нам нужна твоя помощь. Очень срочно…» - Джейсон спешил сообщить всю информацию, - «Никите грозит опасность. Мы перехватили приказ, посланный террористам из «Red Cell». Ты слышишь меня? Она в Канаде, а может уже едет из Торонто по направлению к Нью-Йорку. Ее самолет приземлился. Это точно. Мы не можем с ней связаться, чтобы предупредить. Я выслал ей вслед группу, но они могут не успеть. Ее будут ждать на границе…»
«Она одна?…» - только успел спросить Майкл. И связь прервалась…
Словно проснувшись, он быстро выбрался из машины и осмотрелся, пытаясь определить место, где оставил свою машину. Нужно было спешить, Джейсон явно не шутил. А, если так, то Никита попала в серьезную передрягу…
«Ну, зачем она прилетела сюда?» - думал он, - «Только бы успеть…»
Его недавний собеседник, тот самый полицейский, стоял совсем недалеко. Увидев Майкла, он тут же подошел и, видя в его руке телефон, спросил: «Откликнулся сын?»
«…Да, сын», - немного помедлив, ответил Майкл.
«Рад за тебя, дружище», - искренне обрадовался полицейский и похлопал его по плечу, - «он в госпитале? Поедешь? Давай я тебя подброшу».
«Спасибо, тут недалеко моя машина…» - начал было отказываться Майкл.
«Какие вопросы», - отмахнулся страж порядка, потом крикнул стоящему неподалеку напарнику, - «Фредди, я сейчас. Только подброшу парня к его машине. Он нашел сына».
И показал Майклу жестом: «Садись. Мы быстро домчимся».
Как много все же в этом жестоком мире хороших людей…

Уже под утро…

Быстрый автомобиль, полный бак бензина и скоростное шоссе… Что еще нужно спешащему вперед человеку… Только лишь удача.
«А, она у меня есть», - думала Никита, проносясь мимо частых указателей по ночной автостраде на пути к Нью-Йорку, - «Есть».
Примерно час назад, не испытывая никаких затруднений, не тратя ни одной лишней минуты на полупустом пограничном пункте, она пересекла канадско-американскую границу. А, чуть раньше самолет Отдела без приключений приземлился на маленьком секретном аэродроме под Торонто. Оттуда Никита сообщила Джейсону о своем прилете и много раз пробовала связаться с Майклом, но не смогла.
И вот, она неслась, не останавливаясь, вперед, совершенно не представляя, что делать дальше, где искать Майкла и Адама. «На месте разберусь», - решительно пресекла она душевные сомнения. В предутреннем сумраке красноватые огни придорожных фонарей мелькали, сливаясь в бесконечный светящийся поток. Движение по автостраде было слабым, а встречных машин не было вовсе.
Никто не мешал Никите мчаться на встречу судьбе… И она не заставила себя ждать…
«Ну вот, кончился бензин», - досадуя, Никита смотрела на мигающую лампочку, которая изо всех сил предупреждала ее о скорой остановке, - «не хватало еще застрять где-нибудь в чистом поле».
Внимательно посматривая по сторонам, чтобы не пропустить заправку, она автоматически отметила, что автомобиль, следовавший неподалеку, тоже затормозил, но потом с шумом обогнал ее «БМВ». Тревожный звоночек отозвался в голове…
«Странно…», - заговорил в ней оперативник Первого Отдела.
Но, тут на горизонте появилась долгожданная заправка. Подъехав, Никита осмотрелась: вокруг было совсем тихо и пусто. Выйдя из автомобиля, она зашла в единственное освещенное помещение, маленький круглосуточный магазинчик для проезжающих мимо водителей. Невысокие прилавки были заставлены разнообразным товаром: от автомобильного масла до чипсов и сока. Тихо фырчала кофеварка, пахло тостами. Под потолком без звука работал телевизор.
«Привет», - только успела сказать Никита парню за стойкой, - «мне нужен бензин».
Тихий шорох за спиной, заставил ее резко обернуться. Уже в падении Никита заметила четверых вооруженных людей, которые появились из-за заграждения. Их намерения были предельно ясны…
На следующие пять минут несчастный магазин превратился в настоящее поле битвы. Со всеми вытекающими из этого последствиями: стеклянные брызги, разлетающиеся в разные стороны, падающие бутылки, разливающиеся упаковки с соком, запах пороха, шум. Никита не часто, но метко отстреливалась, мысленно благодаря Вальтера за достаточное количество боеприпасов. Отвечающих ей выстрелами убийц становилось все меньше, и вдруг все стихло. Осторожно выглянув из своего укрытия, она увидела направленный на нее пистолет и спокойную усмешку стоящего в двух шагах мужчины, медлящего с продолжением.
«Вот и все», - молнией мелькнула в ее голове отчаянная мысль, перед глазами появились улыбающаяся мама, невинные синие глаза юной Никиты, полный страсти взгляд Майкла…
Грохот выстрела заставил Никиту очнуться от странного оцепенения, вздохнуть глоток воздуха, хотя у нее намертво перехватило дыхание. Убийца медленно осел на пол, и смерть ретировалась.
«Майкл», - только и сумела произнести она охрипшим голосом, глядя во все глаза на Майкла, который стоял в дверях разгромленного магазина.
«Никита, когда-нибудь я убью тебя сам, клянусь тебе», - сердито проговорил он, - «террористам не нужно будет даже утруждать себя».
Упав на колени, потому что ноги, ставшие внезапно ватными, ее не держали, Никита почти с благоговением смотрела на человека, который в очередной раз появился вовремя, который в тысячный раз спас ей жизнь точным выстрелом из пистолета.
Уже потом, спустя минуты, она, оглядывая тесный зал магазинчика, где все было как на ладони, недоумевая, спросила: «Интересно, почему они так медлили, почему сразу не убили меня, ведь просто невозможно было не попасть».
«Сами виноваты», - ответил Майкл, - «видно очень им хотелось заполучить тебя живой и немедленно».
Никита провела рукой по его волосам и тихо спросила: «Майкл, что случилось с твоими волосами? Они совсем белые…»
Майкл молчал, не отвечая ей. Заглянув в его глаза, она снова спросила: «Что случилось? Майкл, ответь мне…»
Он крепко обнял ее, потом отстранился и произнес каким-то странным, чужим голосом: «Я мог потерять и тебя…»
«Что значит: и меня?», - с тревогой в голосе произнесла Никита, - «Что случилось?»
Майкл снова медлил с ответом. Рассказать о страшной потере ему было слишком больно, слова застревали в горле, которое саднило от едкой нью-йоркской пыли.
«Адам…» - только и смог произнести он, но Никита уже все поняла, - «Он погиб…»
«Этого не может быть… Нет…» - она была потрясена, - «…не может быть…Господи…»
«На месте Торгового Центра развалины. Его нигде нет. Скорее всего, Адам был там, ведь он был хорошим работником. Эта практика много значила для него…» - Майкл изо всех сил старался контролировать эмоции, - «…я ничего не смог сделать. Ничего…»
Никита обняла его, не находя слов утешения. Внезапно ее внимание привлек один из немногих, чудом уцелевших во всем магазинчике, предмет. Небольшой телевизор, укрепленный высоко под потолком, продолжая беззвучно работать, показывал бесконечные новости: на этот раз усталая корреспондентка вела свой репортаж из известного нью-йоркского госпиталя, переполненного ранеными пациентами. Камера медленно перемещалась с одного лица на другое, и вдруг Никита замерла от неожиданности: на них смотрел Адам.
«Смотри», - только и смогла произнести она, показывая на экран, - «смотри, Майкл… Он жив…»

***
Они вместе вышли на улицу и увидели, что уже встало солнце, вечное, ласковое, теплое…
Значит, начинался новый день, полный надежды…
Значит, жизнь продолжалась…


сентябрь, 2001 г.
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей