Перейти к содержимому

Телесериал.com

Люси.

Последние сообщения

В теме одно сообщение
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22576
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Люси.

Автор – ЛенНик.

Эта история - продолжение другой, написанной мною. Действие происходит спустя три года с момента событий, описанных в «Если соединил Господь…»

I часть. Отдел.

Суперсекретная организация, включающая в себя наряду с другими Первый Отдел, продолжала свое существование и успешно функционировала. Она несла людям радость и горе, давая свободу и жизнь одним и отнимая у других. Попадая в нее, человек навсегда прощался с обычной жизнью с ее радостями и горестями, праздниками и буднями.

Никита возвращалась с задания. Чуть похудевшая и осунувшаяся, она была по-прежнему неотразимо хороша собой. Синий деловой костюм юриста, роль которого ей пришлось играть на задании, подчеркивал цвет глаз и оттенял светлые волосы, собранные в аккуратную прическу. Кожаный портфель был набит секретной документацией из сейфа губернатора Кагосимы, японского города на острове Кюсю, и она была важнее «Ицукусимы» или «Моста Сэто-Охаси», национальных памятников Японии. В городе находилась засекреченная подземная лаборатория, ученые которой вели опыты по воздействию на людей звуков разной частоты, вплоть до полного подчинения и порабощения личности.
Скоростной лифт нес ее вниз, его движение убаюкивало и вызывало в памяти чувство полета в самолете, который совершенно вымотал Никиту. Женщина закрыла глаза и задумалась: «В Японии все сложилось удачно. Информации об их секретных разработках по этим высокочастотным модификаторам хватит шифровальщикам на неделю работы. Не думала, что все будет сравнительно легко. Все-таки мужчины, видя перед собой высокую блондинку, совершенно теряют голову. А я устала, смертельно устала».
Мысли переключились на другое: «Майкл ждет меня в Поднебесье, нужно зайти к нему. Или сначала в комнату отдыха?»
Остановив выбор на комнате отдыха, Никита медленно и устало легла на диван и закрыла глаза. Пусть весь мир подождет.
Те три года, которые они провели вместе, были и трудными и счастливыми одновременно. Майкл и Никита не расставались ни на минуту. Дни и ночи, дома или в Отделе, работая или отдыхая, они были вместе. Как будто боясь расстаться, отдалиться, потерять друг друга из виду. Их тандем, как в былые времена, был настолько удачен, что успешность работы Отдела повысилась многократно. Годы, проведенные в Отделе, сделали Майкла самым лучшим оперативником Агентства, специалистом экстракласса, Никита же была его достойной ученицей и ничем не уступала ему в профессионализме. Интуиция и опыт, расчет и упорство никогда их не подводили.
Майкл стоял в Поднебесье и смотрел вниз. Уже три года он держал в своих твердых руках огромную империю – Первый отдел и, что радовало его больше, женщину, которую любил. Когда Никита уезжала на очередную миссию, он нервничал, ему не хватало ее рядом, он боялся потерять ее. На земле было два человека, ради которых Майкл был готов на все. Сегодня одна из них возвращалась из Японии, живая и невредимая, а второй, Адам, заканчивал учебу в Америке.
Джейсон, единственный заместитель Шефа с внешностью студента, и Куинн, эффектная брюнетка с гениальной головой, работали на главном терминале. Несколько групп продолжали выполнять поставленные задачи в Египте и Бразилии.
«Джейсон, где Никита? Мне показалось, что она вошла в Отдел? Я ее жду с документами. Где она застряла?» – голос Майкла был тревожен. Джейсон откинулся на спинку кресла и подмигнул Куинн. Последнее время они очень сблизились и понимали друг друга без слов: «Как же, документы он ждет. Ждет, не дождется, чтобы увидеть свою ненаглядную». Куинн улыбнулась и пощелкала клавишами компьютера, на экране высветился ответ на вопрос Майкла.
«Майкл, она в комнате отдыха», - Джейсон тревожно переглянулся с подругой, - «Никита спит».
«Спит?» - мысленно Майкл был уже в комнате отдыха, - «Джейсон, замени меня у монитора по четвертой группе. Куинн тебе поможет».
«Хорошо», – неслось ему вслед, но Майкл уже покинул Поднебесье.
Никита спала, свернувшись клубочком. Ей снилось море, море цвета морской волны, как глаза Майкла. Он обнимал ее, гладил руками растрепавшиеся волосы. «Прекрасный сон», - думала женщина, - «недостижимая мечта». Открыв глаза, она увидела Майкла рядом с собой. Он держал ее руку в своей, согревая дыханием холодные пальцы.
«Ты снился мне, Майкл, и вокруг было море», - Никита мечтательно потянулась и тихо прошептала, - «я устала, Майкл, ничего не чувствую, только пустоту, работаю как автомат, голова чугунная».
«Милая, ты переутомилась. Ничего удивительного, ты работаешь без сна и отдыха. Никита, бывают минуты, когда я ревную тебя к Отделу, Мистеру Д., Джейсону и даже к Куинн. Тебе нужен отпуск, хотя бы несколько недель моря и солнца», - Майкл решительно обнял Никиту.
«Отпуск? Море? Солнце? Что я буду делать одна?» - Никита возмущенно передернула плечами. Они никогда не отдыхали вместе, к сожалению, работа в Отделе не предполагала совместных отпусков. Майкл же два месяца в году проводил с Адамом.
«Поедешь куда-нибудь на курорт. Представляешь: желтый песчаный пляж, загорелые тела, теплое море, солнце ласкает кожу», - Майкл мечтательно закатил глаза, успев, тем не менее, отклониться с траектории летящего кулака. Никита целилась в плечо, шутя конечно.
«Ага, и ты рядом, мы загораем, плаваем, вокруг пустынные дюны», - передразнила его женщина, - «пошли работать, мечтатель».
«Вот уж нет, дорогая, домой и только домой», - Майкл решительно поставил Никиту на ноги, - «Сдашь Джейсону портфель, Вальтеру оружие и немедленно домой отдыхать. Считай это приказом».
Когда все формальности с документами были улажены, Майкл и Никита стояли в Оружейке у Вальтера. Бессменный оружейник бережно укладывал сданную аппаратуру и лукаво посматривал на начальство.
«Никита, тебе надо отдохнуть», - Вальтер подмигнул Майклу, - «Ты выглядишь усталой, но, я думаю, постельный режим на ближайшие десять часов воскресит тебя».
«Про свою усталость я слышала уже много раз. От Майкла, Джейсона, Жасмин, Куинн, теперь ты. Наверное, вы все сговорились», - в голосе Никиты чувствовалось раздражение.
«Что ты, котенок, просто мы беспокоимся за тебя», - Вальтер обнял ее за плечи.
«Спасибо, Вальтер, прости, я не хотела тебя обидеть», - Никита доверчиво положила голову ему на плечо.
«Джейсон, остаешься за старшего. Никите необходимо хорошенько отдохнуть и я отвезу ее домой. Завтра в восемь - разбор полетов по последней миссии в Банкоке. Проанализируй отчеты. И главное, завтра ежегодный отчет перед Советом, мы с Никитой едем в Центр, материалы должны быть готовы. Ты знаешь, как меня найти, если возникнут трудности», - Майкл решительно отдавал приказания.
«Да, Майкл, я все понял, не волнуйся. Все будет готово», - Джейсон переключился на управление сервером.
Через двадцать минут, решив несколько неотложных вопросов, отдав срочные указания, они покинули Отдел.
Дом Майкла и Никиты находился в двух кварталах от места, где располагался Отдел, представляя собой две соседние квартиры на седьмом этаже, соединенные в одну. Огромный зал-холл с камином, кухня, две спальни, одна их которых, впрочем, всегда пустовала, светлая мебель а-ля металл и пластик, пушистый ковер под ногами, большие окна, море света, живые цветы в напольных глиняных горшках. Все очень просто, совсем без роскоши, но они любили свое жилище, стараясь почаще бывать здесь вместе.
Едва переступив порог квартиры после прогулки пешком, Никита сбросила туфли и убежала в душ, а Майкл принялся колдовать на кухне над ужином.
«Я люблю смотреть, как ты готовишь», - прошептала она, появившись как тень, завернутая в полотенце, с длинными мокрыми волосами.
«Ты очень красивая, Никита, и, если ты немедленно не сядешь там, у камина, произойдут две беды», - Майкл решительно направил Никиту в глубину зала.
«Какие беды могут случиться с нами, дорогой?» - Никита, невинно приподняв бровь, села на пол у огня.
«Во-первых, ты простудишься», - Майкл ловко переворачивал лопаткой что-то аппетитное, с улыбкой посматривая на нее, - «во-вторых, ужин будет испорчен».
«Хорошо, я пока полью свою любимую манстеру», - Никита отправилась за лейкой.
Позже, когда они сидели на полу перед камином и смотрели на огонь, Майкл снова заговорил об отдыхе.
«Раз нельзя ехать вместе, я никуда не поеду», - Никита возражала яростно, - «Когда я не вижу тебя перед глазами, начинаю нервничать, милый».
«Очень сильный аргумент», - Майкл хитро посмотрел на нее, - «У меня есть еще одно средство».

II часть. Совет.

Наступил день отчета перед Советом.
Бросив взгляд на пару, вошедшую в его Оружейку, Вальтер восхищенно присвистнул. Майкл в безупречном смокинге и бабочке вел под руку ослепительную красавицу. Светлые волосы женщины были собраны в высокую прическу, несколько прядей, игриво выпущенных на свободу, подчеркивали овал лица, в ушах сверкали бриллиантовые капельки. Черное обтягивающее платье с низко открытой спиной и длинными рукавами делало Никиту похожей на голливудскую звезду, идущую на вручение «Оскара».
«Ребята, похоже вы идете на концерт Большого русского балета или на прием к английской королеве. Ты прекрасна, сладкая», - восторженно произнес оружейник, - «Надеюсь это вечеринка, а не задание?»
«Вальтер, ты прекрасно знаешь, что мы идем отчитываться перед Советом. Просто Мистер Д. большой оригинал, и все будет напоминать светский прием. Обеспечь нас, пожалуйста, средствами связи», - Майкл очень серьезно смотрел на оружейника, - «Джейсон отправил наш отчет Мистеру Д. сегодня утром, и, думаю, наша судьба уже в основном решена».
«Ваша судьба? Да, никто все это время не трудился здесь больше вас», - удивился Вальтер, - «я даже не сомневаюсь, что вам дадут медали».
«Ты настоящий друг, что бы я делала без тебя», - Никита шутливо прижалась к плечу Вальтера.
«Детка, перестань, ты вгоняешь меня в краску. Как меняется все в мире, ничего подобного с прежним руководством я не помню. Ребята, надеюсь, у вас будет время и настроение вкусно покушать и потанцевать. Не упускайте момент. Джейсон – умница, он справится без вас. А завтра бал закончится, и снова где-нибудь случится кризис, переворот или еще какая-нибудь рутина», - ответил Вальтер в тон ей, - «Поверьте мне, старику, и радуйтесь жизни». С этими словами он положил перед ними миниатюрные устройства связи и откровенно любовался Никитой, широко улыбаясь.
«Вальтер, ты неисправимый романтик», - пытаясь уместить передающее устройство в малюсенькой сумочке, расшитой стеклярусом, Никита засмеялась, - «Я обещаю тебе, что мы будем танцевать весь вечер».
Через час они прибыли в Зал Совета, своим убранством напоминающий банкетный зал шикарного ресторана. Круглый стол был празднично украшен букетами цветов и драпировками разного цвета. Безликие и бесшумные официанты разносили шампанское в высоких бокалах. В красивых парах, медленно кружащихся под музыку, с трудом узнавались суровые и серьезные руководители Отделов, Высшее руководство Агентства. Майкл обнял Никиту, и под красивую, печальную мелодию они заскользили в танце.
Ровно в восемь часов вечера появился Мистер Д., довольно крупный седой мужчина лет шестидесяти пяти с совершенно не запоминающейся внешностью. Он театрально поклонился и поприветствовал собравшихся:
«Друзья, я рад вас всех видеть на этом ежегодном мероприятии. Сегодня здесь представлены все подразделения Агентства. Прошу за стол. Мы выслушаем все отчеты, и Совет вынесет решение по каждому Отделу. Начнем с Первого. Майкл, Никита, прошу».
К одиннадцати официальная часть закончилась. Выступили представители всех Отделов. Решение Совета огласил Председатель:
«Господа, с удовлетворением я хочу отметить усиление позиций Агентства в этом году. Мы довольны нынешним положением вещей. Показатели близки к 100 %. Особенно хочется отметить отличную работу Первого и Восьмого Отделов, а также лабораторий в Турине. Совет рекомендует кадровые перестановки в Шестом и Седьмом Отделах. Замечания и выводы вы получите завтра на ваши рабочие места. Это все».
После небольшого банкета начались танцы. Майкл и Никита кружились в томном танго, стараясь не замечать ничего вокруг. Однако Мистер Д. вывел их из приятного забытья. Поцеловав руку даме, он высказал несколько комплиментов внешности Никиты и качеству их совместной работы.
«Майкл, Никита, уже три года я слежу за вашей работой, и хочу сказать, что не ошибся в отношении вас. Признаюсь, если бы я не знал причину этой отличной работы, помимо ваших личных качеств, велико было бы искушение разделить вас по отстающим Отделам. Но боюсь, ваш секрет в единении, а жаль», - грусть сквозила в его словах.
«Я рада, что Вы нами довольны, Мистер Д.», - Никита взяла сумочку и поспешно ретировалась в дамскую комнату.
«Девочка выглядит уставшей», - Мистер Д. тихо произнес ей вслед и пригласил Майкла в уединенный кабинет.
«Майкл, я рад тому, что мне не пришлось пожалеть о решении, которое Совет принял три года назад», - Мистер Д. пожал ему руку, - «тебе я доверяю и хочу поговорить о Никите».
«О Никите?» - Майкл не отвел глаза, он надеялся, что его собеседник поможет убедить Никиту отдохнуть.
«Я хочу сказать тебе, что меня тревожит Никита. Вчера я получил доклад медиков, и они единодушны в своих выводах, ее душевное и физическое состояние в критической точке, это может привести к ошибке. Я люблю ее как дочь и считаю, что ей нужен отдых».
«Я знаю, Мистер Д.», - голос Майкла был бесстрастным.
«Дэвид, называй меня просто Дэвид. Отвези ее куда-нибудь недели на три», - Мистер Д. плеснул коньяк в выпуклый бокал. Майкл удивленно посмотрел на собеседника.
«Вы разрешаете мне ехать с ней? А Отдел, кто останется вместо нас?»
«Джейсон и Куинн, у меня на их счет большие планы. Разумеется, я сам пристально буду следить за ситуацией», - Мистер Д. широко улыбнулся, - «только не говори, что сильно удивлен».
«Надеюсь, Вы не хотите передать им Первый, Дэвид? Мы с Никитой еще молоды для пенсии, хотя тогда мы могли бы завести детей», - засмеялся Майкл.
«И не надейтесь. Только отпуск», - Мистер Д. тоже улыбнулся, - «Никита, ты чудесно выглядишь. Я говорил тебе это сегодня?» - Никита подошла к ним и слегка склонила голову в ответ на комплимент, - «Итак, решено, вы едете в отпуск, детали обговорим завтра».
Зазвучал вальс. И Майкл увлек ошеломленную Никиту танцевать.
«Они красивая пара, и при этом они крайне дерзки и вызывающе удачливы», - думал Мистер Д. наблюдая, за вальсирующими темноволосым мужчиной и блондинкой в черном вечернем платье.

III часть. Отпуск.

Самолет монотонно гудел. Никита спала, положив голову на плечо Майкла.
За прошедшую неделю они переделали кучу дел в Отделе. Вальтер был в восторге от новостей. Руководство было передано Джейсону и Куинн, удивленным внезапной ответственностью. Однажды вечером, когда они остались одни, Майкл вытащил стопку рекламных туристических проспектов и разложил их перед Никитой. «Выбирай!» - он устроился рядом, - «Это самые пустынные пляжи, самое теплое море, самый желтый песок на Земле». Никита закрыла глаза и наугад выбрала толстый проспект с название «Греция. Остров Пеплос. Лучший в мире отдых».
«Ну, Пеплос, так Пеплос. Купальники, крем для загара и очки – это все, что нам нужно. По крайней мере, мне. Разумеется, кроме тебя», - улыбаясь, Никита прижала ладонь Майкла к своей щеке.
«А мне нужна только ты», - довольный Майкл прижал ее к себе. Он победил.
И вот они были в воздухе. Самолет уносил их в Грецию. Майкл читал путеводитель, он много знал о Греции, но впервые оценивал ее параметры как турист. «Греция, республика, территория -–132 тысячи километров, население – 10 миллионов человек, столица – Афины, денежная единица – драхмы, основные памятники связаны с древнегреческой культурой. Но мы едем на пустынный островок в Эгейском море, маленький домик на двоих, приходящая прислуга, фрукты, соки, море, солнце и еще три недели совместного одиночества».
Сентябрьские Афины встретили их зноем. Оставив вещи в номере отеля, они решили несколько дней погулять по городу. Зелень, яркие цветы, улыбки прелестных гречанок, древние памятники, магазины, спектакль в театре под открытым небом. Жизнь казалась сумашедше прекрасной. Через два дня трофеи туристов были многочисленны: несколько шелковых сарафанов для Никиты, светлые шорты и футболки для Майкла, масса сувениров. Для Вальтера Никита выбрала древнюю статуэтку богини любви Афродиты, Куинн должна была понравиться красивая ваза с древнегреческими красно-черными изображениями амазонок, для Биркоффа, поклонника чайных церемоний, они выбрали глиняный чайный сервиз в китайском стиле.
До острова Майкл и Никита добирались на маленьком судне под парусом. Никите вспомнился их безумный побег, время безрассудства и страсти на гране дозволенного. Ее немного печальный взгляд привлек внимание капитана. Он долго на ломанном английском и на родном греческом рассказывал о своей прекрасной стране, о том, как красива леди и о том, что Греция – это страна любви. «Леди, вы и ваш муж будете счастливы у нас, это будет вашим вторым медовым месяцем», - говорил скороговоркой он. «Второй медовый месяц», - Никита улыбнулась, - «Да – это будет мой медовый месяц».
Их поселили в самой пустынной части острова. Деревянный одноэтажный домик напоминал хижину в джунглях, утопая в зелени лиан. Из окон были видны песчаная коса пляжа и море пока хватало взгляда. Пара комнат, крепкая деревянная кровать, покрытая прелестным лоскутным покрывалом, стол с деревянными скамейками, кресло-качалка перед камином, глиняная посуда, свечи. Это был уютный рай. Так думала Никита, открыв глаза на следующее утро. «Все-таки я счастливая женщина, мне трудно было в это поверить, но это случилось», - она потянулась и снова свернулась калачиком, - «сейчас войдет Майкл с завтраком, и мы пойдем купаться, а вечером мы будем жечь костер, пить вино и любить друг друга».

Тем временем в Отделе…

Джейсон метался по Поднебесью. «Куинн, надо связаться с ними. Я перепробовал все средства по операции в Бразилии. Две группы застряли в Алжире. Спутниковая связь дает сбои. Сканирование выявило ошибки в файловой системе архива. Как Никита справлялась со всем сразу? У меня уже голова идет кругом», - он был крайне возбужден.
«Джейсон, перестань, мы справимся. Сейчас все наладим», - голос Куинн был спокоен, - «Я возьму на себя сканирование архива и связь, а ты веди группы. Вызови Жасмин, она тебе поможет с тактикой. Не беспокой Никиту. Мы справимся».

Снова остров Пеплос …

Майкл и Никита были счастливы полным одиночеством. Приходящая экономка, пожилая гречанка, изредка делала уборку, доставляла свежие продукты, соки, свечи. Настроение их было таким безоблачным, что ни Майкл, ни Никита не заметили одной странности: они спали с каждой ночью все больше и больше.
Разменяв третью неделю отпуска, Никиту охватило беспокойство.
«Сегодня среда, скоро нам возвращаться, Майкл», - сказала она как можно более безмятежным тоном.
«Тебя что-то тревожит, Никита?» - Майкл обнял ее, - «Пусть закончится отпуск, но мне хорошо с тобой везде».
Ночью они крепко спали и не услышали тихо подплывшего катера, не почувствовали крепких рук, спеленавших их. И не могли почувствовать, потому что их сок был приправлен сильным снотворным.

«В голове жужжат тысячи пчел», - думала Никита, судорожно хватая воздух ртом, - «они не только жужжат, но и кусают». Открыв глаза, она очутилась в тесной комнатке, лежа на жестком топчане. В панике, осмотревшись, женщина увидела Майкла, сидящего напротив. Они были полностью одеты, но их руки и ноги были связаны.
«Майкл, где мы?» - Никита не выдавала эмоции.
«Думаю, скоро узнаем. Ты в порядке?» - голос Майкла был тревожен.
«Я то в порядке, а мой профессионализм посыпает голову пеплом», - Никита пробовала шутить. Ответить Майкл не успел. Дверь заскрипела и открылась.
Вошедший высокий и темноволосый человек был одет в мусульманскую одежду. Пронзительные карие глаза внимательно смотрели на пленников. Если бы не изуродованная нижняя часть лица, его можно было бы назвать красивым.
Присев перед Никитой, он тронул рукой ее светлые волосы и сказал на чистейшем английском: «Ты красивая, женщина. Жаль, что ты не мусульманка».
«Что вы от нас хотите?» - спокойно спросил Майкл. Безразличие на его лице привлекло внимание незнакомца.
«Называй меня Джафар», - повернувшись к нему, сказал их гость, - «Слезы Аллаха» - так называется наша группа мщения. Мы боремся с империализмом во всем мире. Ты хочешь знать, что будет с вами? Мы поступим с вами, как обычно поступаем с заложниками. Потребуем за вас выкуп, а если не получим его, публично казним перед телекамерами. Весь мир должен узнать, что бывает с теми, кто оскверняет нашу землю и не выполняет наши требования». Его глаза лихорадочно блестели.
«Джафар, Греция – ваша земля, а мирные туристы средство борьбы за мировое господство?», - Майкл был ироничен и не выглядел испуганным.
«Да, наша борьба священна», - Джафар казался разозленным, - «назовите адреса своих родственников, мы свяжемся с ними. Вечером принесут телекамеру, и пленку передадут на телевидение. Весь мир увидит нашу силу».
Пленники молчали. Их лица ничего не выражали. К крайнему раздражению бандита, страха на них он не увидел.
«Молчите? Думаете, ваше правительство вас защитит? Хорошо, о родственниках мы узнаем сами. Это не трудно. С наступлением темноты вас покормят», - с этими словами Джафар вышел.
«Смешно, правда?» - Никита слегка улыбнулась, - «Эти безумцы не знают, во что ввязались».
Никита вспомнила, что пару лет назад организация с романтичным названием «Слезы Аллаха» мелькала в отчете Биркоффа. Опасность была оценена как минимальная: 50 человек, агентурная сеть отсутствовала, компьютерная база слаба. Так, мелкий промысел, заключающийся в добывании выкупов за похищенных людей. Задачка для Интерпола вместе с местной полицией. «Ирония судьбы», - подумала она.
«Они приняли нас за обычных туристов, это хорошо», - Майкл откинулся назад и философски прикрыл глаза, - «Плохо то, что, увидев нас на экране телевизора, очень многие люди на Земле начнут рыть землю копытом, стараясь добраться до нас первыми. Эти наши клиенты будут посерьезнее, чем горе-похитители, которым тогда не поздоровится».
«Представляю, что будет с Мистером Д., если он узнает обо всем. Этот отпуск станет для нас первым и последним», - Никита поддержала его тон, - «У тебя есть план? Не думаю, что надо связываться с Отделом. Не стоит их нервировать».
«Ну, нам ведь развяжут руки, когда будут кормить. Как ты думаешь?» - Майкл иронично приподнял бровь.
«Я думаю, что ты самый умный мужчина на свете и самый красивый при этом», - Никита засмеялась и постаралась поудобнее устроиться на топчане.
Спустя некоторое время принесли обед. Охранник, мужчина лет тридцати, внимательно осмотрел помещение и поставил поднос перед Никитой.
«Ты, первая», - сказал ей мужчина и развязал руки. Голубоглазая блондинка, мгновенно и профессионально ударившая его кулаком в висок, была последним, что он увидел в своей жизни. Мешком он опустился на пол и затих.
Никита развязала себе ноги и оттащила террориста в угол, освободила Майкла, потом выглянула за дверь. Там было тихо и пусто. Разоружив охранника, они двинулись в темноту коридора.
«Надо выбираться отсюда и заодно ликвидировать этот очажок начинающего терроризма», - в Никите заговорил профессионал, - «наверно, эти бандиты набедокурили в округе. А турфирма тоже хороша – направлять туристов прямо в лапы вымогателей. Жаль, нельзя подать на них в суд».
В одной из комнат слышались голоса. Не раздумывая, они зашли в нее и увидели троих мужчин, сразу метнувшихся к оружию. Майкл был молниеносен. Двое упали сраженными пулями, а третий испуганно выронил пистолет.
«Где Джафар? Говори», - Майкл безжалостно сдавил его шею.
«Он наверху, отдыхает», - прохрипел охранник.
Обнаружив в одной из комнат взрывчатку, Никита принялась минировать нижний этаж, а Майкл поднялся наверх. Через пару минут оттуда послышались выстрелы. Женщина наскоро обходила комнаты, осматривая их. Вокруг было пусто и тихо. Вдруг послышался шорох. Быстро обернувшись, она увидела маленькую белокурую девочку, сидящую на полу за коробкой и боеприпасами. Когда бесшумно появился Майкл, перед ним открылась умилительная картина. Никита сидела на коленях перед маленьким ребенком.
«Малышка, как тебя зовут», - ласково спрашивала она.
«Люси», - девочка беспокойными зелеными глазами смотрела на красивую тетю, - «Мне пять лет. Я англичанка, а дядя Джафар плохой, он убил моих маму и папу, он сказал, что сделает меня своей дочкой».
Не раздумывая, схватив обеих в охапку, Майкл потащил свою ношу к выходу. Выбежав на улицу, они спрятались в какой-то яме. Через несколько секунд прозвучал взрыв.

Добравшись до Пеплоса на катере, найденном у воды, они быстро собрали вещи и переночевали в построенном на скорую руку среди деревьев шалаше. На утро все трое, соблюдая правила конспирации, отправились в Афины. Уже в гостинице, куда добрались без приключений, от услужливого персонала и из новостей по каналу греческого телевидения они услышали, что группа мусульманских террористов, за которой тщетно охотилась местная полиция, на совести которой были десятки жизней туристов и местных жителей, сотни похищений, в том числе детей, внезапно перестала существовать. Представители властей, прибывшие на место, сообщили прессе, что, вероятно, сдетонировали запасы взрывчатки, хранимые прямо в доме, где была база бандитов. Главарь и его ближайшее окружение погибли.
«Внезапно? Как же! Надо прислать правительству Греции счет за оказанные услуги», - Никита откинулась на подушки, одновременно прислушиваясь к шуму воды из ванной комнаты. Потом она приблизилась к двери в ванную и тихонько позвала: «Майкл, можно к тебе? Люси так утомилась, что спит без задних ног». Дверь приоткрылась, и высунувшаяся рука втянула ее к себе в душ.
Проснувшись рано утром, Никита задала сначала себе, потом Майклу мучивший ее вопрос: «Что будем делать с девочкой? Для всех она мертва уже год». Накануне вечером она выяснила этот печальный факт с помощью компьютерной базы Интерпола.
«Никита, я знаю, что ты хочешь сделать, и заранее предостерегаю тебя. Нам не позволят оставить ее у себя, придется отдать ее в приют», - Майкл внимательно посмотрел на ее реакцию.
«Ты считаешь, ей будет лучше в приюте? Лучше, чем в Отделе? Ее жизнь началась трагически. Она особый ребенок», - Никита горячилась, шепотом отстаивая свою правоту.
«Послушай, ты хочешь привести этого ребенка в Агентство? Вспомни себя, сколько проклятий ты послала судьбе, попав в Отдел», - Майкл обнял ее за плечи и прижал к себе.
«Ты прав, конечно, но когда я появилась в Отделе, мое пребывание в нем скрасил ты. С ней рядом мы будем, это другое, Майкл. Посмотри на Люси, у нее светлые волосы и зеленые глаза. Такой могла быть наша дочь. У нас есть свободная спальня», - умоляющим голосом прошептала Никита, - «и, к тому же, вчера она спросила меня, можно ли называть тебя папой».
Казалось, последний аргумент сломил сопротивление Майкла.
«Хорошо, я никогда не мог долго сопротивляться, если ты чего-то просила, и всегда поддерживал тебя», - сказал он, засмеявшись, - «но, ты ведь понимаешь, решать будем не мы, последнее слово за Советом».
Облегченно вздохнув, Никита прижалась к нему, и спустя несколько минут заснула сном праведника.

IV часть. Снова Отдел.

Вальтер, Джейсон и Куинн, немного нервничая, готовились к встрече с начальством: накануне Майкл связался с Джейсоном и предупредил его об их приезде. Эти три недели Отдел работал не во всем удачно, но в целом удовлетворительно. И, тем не менее, Джейсон, как старший руководитель, побаивался этой встречи. Он никогда раньше не выполнял обязанности Шефа так долго, к тому же Мистер Д. категорически запретил беспокоить Никиту и Майкла. «Встреча у лифта – это то, что надо», - Джейсон улыбнулся Куинн и потер усталые глаза.
И вот этот миг настал. Когда двери лифта бесстрастно распахнулись, они увидели картину, повергшую встречающую троицу в шок. Улыбающийся Майкл нес на руках маленькую светловолосую девочку на вид лет пяти, которая вовсе не испуганно вертела головой по сторонам. Ее зеленые глазки блестели от удивления и восторга. Позади торжественно улыбаясь, шла загорелая и отдохнувшая Никита, неся сумки с купленными накануне детскими вещами и игрушками.
Первым нарушил тишину Вальтер: «Ну, вы даете! Отсутствовали всего три недели. А вернулись с ребенком. Как вам это удалось? Вы знаете, как обойти законы природы? О, да у нее зеленые глаза! Как тебя зовут, крошка?»
«Люси, детка, познакомься с самим добрым дедушкой на свете. Его зовут Вальтер», - Никита улыбнулась Люси и подмигнула Вальтеру, - «Сейчас ты побудешь с ним, пока мама и папа немного поработают».
Бережно взяв ребенка, Вальтер медленно двинулся в сторону Оружейки, бормоча себе под нос: «Мама и папа! Ничего себе! Люси, какое у тебя красивое имя. Знаешь, маленькая, у тебя лучшие мама и папа в мире, а я всегда мечтал о внучке. Пойдем, я покажу тебе одну вещичку, она тебе понравится».
Люси, ничуть не смущаясь, подергала Вальтера за косичку и сказала: «Пойдем».
Никита проводила их взглядом и повернулась к Джейсону и Куинн: «Ну, как вы тут без нас?»
«Никита хотела сказать, что соскучилась. Куинн, ты прекрасно выглядишь, Джейсон, рад тебя видеть. Не сомневаюсь, что мы потрясли вас своим отдохнувшим видом», - Майкла забавляло изумление коллег, - «Мы замечательно отдохнули и готовы выслушать отчет. Идемте работать».
Проходя мимо Оружейки, они услышали смех девочки. Она возила по полу, какое-то устройство, похожее на машину и издававшее странные звуки. Майкл и Никита понимающе переглянулись, ребенок совершенно не боялся непривычной обстановки.
Выслушав отчет Джейсона, Никита откинулась на спинку кресла: «Я хочу похвалить вас обоих. Вы показали себя с наилучшей стороны. Мы с Майклом очень довольны. Мистер Д. получит наши самые благоприятные отзывы. А теперь марш отдыхать. Кстати, мы вам кое-что привезли». И она потянулась к сумкам.
Куинн улыбнулась, довольная похвалой, а Джейсон радостно сказал: «Только, пожалуйста, не рекомендуй ему переводить нас в другие Отделы. Нам хорошо здесь. И, потом, вам будет без нас одиноко».

Утро очередного дня началось тревожно. Две группы под командованием Жасмин и Филиппа выехали на миссию в Бельгию и выполняли важное задание. Передав Люси в руки медиков, Никита уехала в Центр. В паузе между сеансами связи Майкл стоял в Поднебесье и просматривал результаты сенсорного сканирования. Случайно бросив взгляд вниз, на главный зал Отдела, он увидел картину, которая очень позабавила его. Люси стояла рядом с Куинн и зачарованно следила за женщиной. Заметив ее интерес, Куинн придвинула свободное кресло, подсадила девочку, поставила перед ней свободную клавиатуру, склонилась, показывая как нажимать на клавиши. Экран компьютера ожил и замигал разными цветами. Люси восхищенно захлопала в ладоши.
«Молодец Куинн», - Майкл улыбнулся про себя, - «надеюсь, что Никита сможет уговорить Мистера Д. оставить Люси в Отделе».
«Майкл», - послышался голос Джейсона, - «связь с первой группой восстановлена, можно работать». С сожалением Майклу пришлось оторваться от наблюдения за Люси и Куинн.

Тем временем в кабинете у Мистера Д.…

Кабинет Мистера Д. был наполнен солнечным светом.
«Никита, ты сошла с ума, и не пытайся меня разжалобить рассказом о страданиях этой девочки», - Мистер Д. был сильно раздражен.
Они разговаривали наедине. Мистер Д. сидел за столом, а Никита мерила пространство большими шагами: «Почему Вы не хотите попробовать, ведь такие эксперименты раньше велись. Агентство всегда хотело иметь идеального оперативника, который работает не по принуждению, не под гнетом вины, не из-за страха перед смертью или тюрьмой. Сейчас у нас есть шанс получить положительный результат. Девочку осмотрели врачи, она совершенно здорова. Уровень ее умственного развития, учитывая годичное пребывание в плену, крайне высок для пятилетнего ребенка. Она просто подарок для Отдела».
«У тебя есть план? В архиве Отдела остались подробные разработки по p-эксперименту?» - Мистер Д. казался заинтересованным.
Слегка вдохновленная удачей Никита продолжала: «Куинн уже готовит сводный отчет о проводимых пятнадцать лет назад экспериментах. Сейчас мы работаем над систематизацией параметров и подготовкой новой программы с учетом индивидуальных данных девочки».
«Надеюсь, это не мешает основной работе Отдела, или вы все превратились в нянек?», - в голосе Мистера Д. слышался сарказм, - «Никита, я против появления в твоей жизни сильного отвлекающего фактора, каким является эта девочка. Ты подрываешь главный принцип Агентства: у хорошего оперативника не должно быть родных, друзей или привязанностей, ради которых он цеплялся бы за жизнь. В ТВОЕМ СЛУЧАЕ ОДИН РАЗ Я УЖЕ СДЕЛАЛ ИСКЛЮЧЕНИЕ».
«И вы заметили, что я стала хуже работать? Директива типа 1 – это ошибка, сломавшая многие жизни. Оперативник, у которого нет корней, нет чувств, нет, как Вы говорите, привязанностей, становится неконтролируемой машиной для убийства», - Никита почти кричала.
Мистер Д. встал и подошел к ней: «Никита, я знаю, как много ты сделала для Первого Отдела и Агентства, но я не позволю тебе сделать то, о чем ты меня просишь. Ну, пойми меня правильно, девочка, я не против этого эксперимента, не против девочки. Я решительно против того, что ты пытаешься удочерить ее».
«Мой отец всегда знал, что я его дочь и это не влияло на его отношение к делу. Он верил в то, что Майкл и я, в конце концов, возглавим Агентство. После его смерти я читала дневник, который он писал десять лет. Я знаю, что вы тоже разделяете его веру в нас. Если я не подчинюсь, что вы сделаете? Вы прикажете уничтожить меня? Прикажете уничтожить Майкла?» - Никита смотрела на него, не отрывая глаз.
«Сядь, пожалуйста. Никита, я никогда не предполагал, что наши отношения омрачаться банальным шантажом», - усадив ее в кресло, Мистер Д. усмехнулся, налил бокал воды и вложил его в ее руки.
«Шантажом?» - Никита взяла воду, но не сделала ни глотка, – «В Отделе меня научили таким вещам, среди которых шантаж – детская игра! Вовсе я не шантажирую и не ставлю Вам непосильных условий. Просто я хочу показать, что не отступлю». Она поставила бокал и замерла в кресле.
«Думаю, мнение Майкла на этот счет спрашивать бессмысленно, так? Он поддержит тебя?» - Мистер Д. снова вручил ей воду.
Никита молча кивнула.
«Хорошо. Считай, что ты разыграла самую главную карту в жизни. Завтра Совет примет Майкла с подробным планом эксперимента по обучению девочки. Я поддержу его исключительно из-за тебя самой», - он прошел на свое место, - «И еще, я хочу увидеть этого ребенка, привези ее ко мне».
«Спасибо, я знала, что Вы мой друг», - Никита поднялась, поцеловала Мистера Д. в щеку и гордо удалилась.
«Эх, эти женщины», - думал он, глядя ей в след, - «они совершенно одинаковы во всем мире, когда речь идет о детях. Материнский инстинкт так силен, что все до одной теряют из-за него голову, даже супероперативницы Первого Отдела».
Он откинулся на спинку кресла и задумался, перебирая в памяти детали разговора.

Снова Отдел…

Несколько часов назад Майкл был вызван в Центр на совещание.
Никита сидела в Поднебесье и ждала решения Совета. Сегодня работа просто валилась у нее из рук. Если бы ей задали вопрос, почему она так цепляется за этого ребенка, она не смогла бы четко на него ответить. Девочка всколыхнула в ней воспоминания о трудном детстве, скитаниях по улицам, одиночестве. «Мы с Майклом никому не позволим причинить ей боль и сделать ее несчастной», - торжественно обещала она себе.
Сигнал зуммера вывел ее из задумчивости.
«Никита, первая группа готова, ждет начала брифинга по Анкаре», - голос Джейсона отрезвил Никиту.
«Надо работать», - решительным шагом она направилась в зал для брифингов.
Еще через пару часов бросив взгляд из Поднебесья вниз, она заметила Майкла, входящего в главный зал и побежала ему навстречу. «Только бы ему все удалось», - Никита твердила про себя одну фразу.
Заметив стремительно приближающуюся Никиту, Майкл становился и жестом подозвал к себе всех присутствующих. «Да!» - сказал он лишь слово. Все радостно зашумели, пожимая ему руки и поздравляя Никиту.
Через несколько минут эта новость облетела весь Отдел. Программа p-эксперимента Советом была утверждена практически единогласно.

Вечером Вальтер и Куинн отдыхали в кабинете у Джейсона. Хозяин заварил свой любимый чай и, осторожно разливая его по чашкам друзей, бормотал себе под нос: «Я всегда знал, что Никита может творить чудеса. Но, черт возьми, как ей удалось уломать Мистера Д. разрешить эту авантюру. Люси – прелестный ребенок, но делать из Отдела детский сад – это недопустимо».
Вальтер, осторожно помешивая ложечкой ароматный напиток, возмущенно посмотрел на друга. «Во-первых, это не авантюра, а строго научный эксперимент. Ты ведь знаешь, раньше подобные разработки велись, но проект был закрыт из-за неудач. Во-вторых, Мистер Д. по-хорошему неравнодушен к Никите. И вообще-то», - он наклонил голову и ласково посмотрел на Куинн, - «прости меня, дорогая, мы все всегда были немного неравнодушны к ней».
Куинн взглядом ответила: «Ничего, Вальтер, все нормально».
А Вальтер продолжил: «Не тебе, Джес, объяснять, что Никита уникальна в своем роде. Увидев ее впервые, я понял, что она рождена для того, чтобы стать счастливой. Тринадцать лет назад при очень печальных обстоятельствах в ее руки, руки совсем еще юной девчонки, свалилась огромная головная боль в виде разваливающегося на части после смерти Мэдлин и Пола Отдела. Она выбрала жизнь здесь, выполнив волю отца, добровольно отказалась от свободы, семьи, Майкла, возможных детей. Ни у кого я не видел такой жажды жизни. Ну, что я рассказываю тебе. Вспомни, сколько суток подряд провела она здесь, не выходя на свежий воздух. То, чего она достигла сегодня, вознаграждение ей за твердость духа и упорство».
«Ладно, Вальтер, не горячись. Меня немного занесло. Я рад за Майкла и Никиту, рад, что нам повезло с начальством, и наша жизнь здесь весьма сносна», - Джейсон миролюбиво похлопал Вальтера по плечу, - «давайте пить чай».
И они надолго замолчали, думая каждый о своем.


V часть. Люси.

Поднебесье Шефа ярко освещено. Сквозь стекло можно разглядеть красивую стройную блондинку лет тридцати пяти и высокого темноволосого мужчину в черном костюме. Ее светлые волосы гладко зачесаны и собраны в аккуратный пучок сзади, а губы слегка тронуты помадой. Его лицо освещено улыбкой. Они стоят очень близко друг к другу. В руках у них бокалы с шампанским.
Они празднуют свою маленькую победу над смертью: дома или в классной комнате в Отделе их ждет светловолосое чудо, маленькая копия Никиты с зелеными как у Майкла глазами. Их надежда и гордость.
И еще, у них вся жизнь впереди.

Конец.

весна, 2000 г.
 

#2
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22576
  • Откуда: Москва
  • Пол:
С героями этого фанфика можно встретиться в фанфе "Этот безумный мир 1".
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей