Перейти к содержимому

Телесериал.com

ТАЙНА

Перевод от Инны
Последние сообщения

Сообщений в теме: 2
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22472
  • Откуда: Москва
  • Пол:
ТАЙНА

Автор – Lorraine O.

Перевод – Инна ЛМ

– Только ПОСМЕЙ подумать о том, чтобы прикоснуться к нему снова, и я отстрелю твоих будущих внуков! – Стефани посильнее вдавила дуло пистолета в молнию его брюк.
Она быстро перевела взгляд с его лица на нож в его руке, на заложника, привязанного к креслу, и обратно.
– Брось нож! Бросай, ЖИВО!
– Ладно, ладно! – он медленно наклонился, чтобы опустить нож на пол. Стефани ослабила нажим пистолета. Тут-то он и поймал ее врасплох, ударив локтем другой руки под подбородок.
Ее голова отдернулась, и она, пошатнувшись, сделала шаг назад. Они вступили в борьбу за пистолет, и он победил.
Ухмыльнувшись, он сказал ей:
– Ты за это поплатишься. Теперь, сука, ты посмотришь, как умрет твой дружок!
Он направил пистолет в середину лба другого мужчины. Взгляд зеленых глаз пленника не дрогнул; он не выказывал никаких признаков страха. Он только пристально смотрел на них обоих.
Палец головореза напрягся на курке, и Стефани прыгнула.
– НЕТ! – вскрикнула она, бросаясь преградить дорогу пуле. Та ударила ее в правое плечо, и она рухнула на человека в кресле.
– Хорошо, дайте свет! На сегодня тренировка закончена, – сказал командир группы из кресла.
Стефани сползла с Майкла и, тяжело дыша, села на полу. Несмотря на защиту бронежилета, удар резиновой пули был болезненным и, возможно, оставит изрядный синяк.
Майкл посмотрел на нее.
– Не забывай, целью было выбраться живыми. В следующий раз просто застрели его.
– Да, сэр.
Она поднялась на ноги, непрошеные слёзы навернулись ей на глаза. Ее унижение было полным и окончательным.
Оперативник, изображавший убийцу, Джерри, который в это время отвязывал Майкла от кресла, поднял на нее глаза.
– Думаю, будущим поколениям плохих ребят ничего не грозит, пока ты здесь.
Он насмешливо покосился на нее. К веселью присоединились еще несколько оперативников, стоявших вокруг.
Их остановил голос Мэдлин:
– Хватит. Стефани, в мой кабинет, немедленно.

* * *

– Не хочешь ли горячего чая? – спросила Мэдлин с кушетки.
– Да, спасибо, – вообще-то Стефани предпочла бы, чтобы это был не чай, а что-нибудь покрепче. Вроде передозировки снотворного. Это было бы в самый раз, подумала она.
– Объяснись, – начала беседу Мэдлин.
– Наша цель – остаться в живых и завершить миссию. Выживание командира группы делает такой исход более вероятным.
– Но на этот раз сценарий предусматривал, что и заложником, и тем, кто его захватил, можно пожертвовать.
Мэдлин встала и наклонилась над ней.
– Ты повторяла это уже трижды. Принимала на себя пулю, направленную в командира тренировочной группы. – Она сделала паузу. – И все три раза этим командиром был Майкл.
Стефани сидела, опустив глаза и потирая ноющее плечо. Она молчала.
Мэдлин продолжала:
– Я начинаю приходить к мысли, что здесь что-то личное. Мы не можем позволить личным соображениям мешать той работе, которую мы делаем. – Ее голос оставался мягким и сдержанным, но Стефани знала, что Мэдлин начинает сердиться. – Что ты чувствуешь к Майклу? Тебя влечет к нему?
Стефани едва не рассмеялась. К Майклу, с его-то красивыми волнистыми волосами, проницательными глазами, чувственным ртом, мускулистым телом… и этим голосом! Кого бы не влекло?
– Нахожу ли я его привлекательным? – она усмехнулась. – Я ведь живая и дышу, не так ли? – Она с облегчением увидела, что Мэдлин улыбнулась ей в ответ.
– Майкл исключительно привлекательный мужчина, но главным образом я нахожу его в высшей степени… пугающим.
Помолчав, Стефани продолжила:
– Между нами нет ничего личного. – Она просительно взглянула на Мэдлин. – Пожалуйста, не заставляйте Майкла страдать из-за моих недостатков. Мои провалы – они целиком и полностью мои и не имеют к нему никакого отношения.
– Ну вот, ты опять его защищаешь, – несколько долгих секунд Мэдлин внимательно смотрела на нее, затем снова села на кушетку. – Можешь идти.
Исполненная благодарности, Стефани встала, чтобы уйти. Дойдя до лестницы, она столкнулась с Майклом, который как раз спускался в кабинет. Он безусловно слышал всё с перехода наверху.
«Почему они попросту не ликвидируют меня? – подумала Стефани. – Прежде чем я умру от смущения.»
Она кивнула ему и двинулась к лестнице. Майкл остановил ее, положив ладонь на ее руку.
– Зайди в медчасть до того, как отправляться куда-то еще, – сказал он. – Пусть там взглянут на твое плечо.
– Да, сэр, – и она поспешила вон.
Шеф отвлекся от наблюдения за людьми внизу и обратился к Мэдлин:
– Что тут такого необычного? Это постоянно случается с нашими молодыми женщинами-новобранцами. – Он выпустил клуб дыма из своей сигареты и улыбнулся Мэдлин. – А иногда и с молодыми мужчинами.
– Нет, здесь нечто большее, чем типичное увлечение, – ответила Мэдлин. – И я доберусь до сути. Меня это беспокоит.
– Я думаю, ты не права, но если это тебя осчастливит… – проговорил Шеф, усмехнувшись, – займись этим.
Мэдлин улыбнулась в ответ и вышла из кабинета.
Шеф еще раз удовлетворенно пыхнул сигаретой, продолжая улыбаться. Он получал такое удовольствие от сценариев умственных игр, которые разрабатывала Мэдлин. Это будет неплохо.

* * *
– Я люблю тебя, Майкл! – Стефани мечтательно уставилась на него с кровати. Она застонала и повернула голову. – Я люблю тебя!! – повторила она громче.
Ну вот, наконец-то. Теперь мы к чему-то пришли, подумала Мэдлин.
Она приказала врачам в медчасти ввести Стефани сыворотку правды, когда та зайдет к ним в следующий раз. Этот препарат вызывал эффект «счастливого опьянения». Чаще всего от него лепетали без умолку, но не в данном случае. Пока что единственным ответом на вопросы Мэдлин были глупые улыбки и хихиканье.
Стефани закрыла глаза. Всё вокруг чуточку кружилось, но это ничего. Разве мир не прекрасен? Она любила всех и каждого. Она любила Первый Отдел.
– Это правда! Я люблю тебя, – выкрикнула она снова.
Мэдлин наклонилась к ней и взяла ее лицо в ладони.
– Стефани, посмотри на меня.
Стефани открыла глаза и улыбнулась ей.
– Мэдлин! О-ох, ты такая хорошенькая! Я люблю тебя, Мэдлин…
Мэдлин опустила голову девушки назад на подушку.
– Хорошо, достаточно. Завтра мы испробуем альтернативный план.
Она взглянула на Майкла.
– Не опоздай на брифинг.
Двойные двери с шипением раскрылись перед ней.
Майкл посмотрел вниз на спящую Стефани. Он коротко дотронулся до ее руки. Лгунья, подумал он. Ты не любишь нас. Ты ненавидишь Первый Отдел, и ты боишься меня. Он убрал руку. Почему ей есть дело до него? Майкл был так же озадачен, как и другие. Он бросил на нее последний взгляд, а потом повернулся и вслед за Мэдлин вышел из комнаты.

* * *

У нее было та-акое похмелье. А она ведь даже не гуляла ни на какой вечеринке. Стефани охватила голову руками. Она надеялась, что сумеет выдержать брифинг, который должен был вот-вот начаться. Обезболивающие пилюли, которые ей дали, ничуть не помогли – плечо по-прежнему болело как сумасшедшее. Пилюли только отключили ее и заставили ее голову кружиться… И еще они вызвали у нее по-настоящему странные сны.
– Мы уже готовы начать? – проговорил Шеф у нее над ухом.
Она так и подскочила. Единственным человеком, который ужасал ее больше, чем Майкл, был Шеф.
– Да, сэр, – она села прямо и поняла, что вся группа уже в сборе.
– Наша цель – этот человек, – сказал Шеф, активировав голографический экран. – Максимилиан Уолш, крупный торговец оружием. Обычно он развлекается вот в этом танцевальном клубе. – Он посмотрел по очереди на каждого из сидящих вокруг стола и продолжил:
– Все вы отправитесь туда в качестве посетителей или обслуживающего персонала. Мы возьмем его живым. – Он выключил экран. – Свои назначения получите у Беркофа.
Замечательно, подумала Стефани. На моем первом задании я буду судомойкой.
Шеф окликнул ее, прежде чем она успела уйти.
– Стефани, зайди к Мэдлин за платьем. – Он улыбнулся ей. – Сегодня вечером ты будешь танцевать с Майклом.
У нее перехватило горло от шока.
– Да, сэр, – удалось ей выдавить. Она едва не спросила его: «Почему я?» А потом передумала. Просто это не ее неделя.

* * *
– Могу я принести тебе еще выпить, любовь моя? – спросил у нее Майкл через столик.
Как жаль, что это всё не на самом деле, подумала она. Майкл выглядел почти доступным в своих брюках цвета хаки и белой рубашке-поло. Очки в тонкой золотой оправе довершали этот «смягчающий» эффект.
– Нет, спасибо, э-э, дорогой. – Она наклонилась к нему и прошептала:
– У меня была бабушка-баптистка. – Стефани огляделась вокруг, на танцующие пары и людей у барной стойки, курящих и потягивающих всевозможные напитки. – Хорошо, что она никогда не узнает, что я была в таком месте. Она бы хлопнулась в обморок.
Майкл встал и взял ее за руку.
– Давай напугаем ее еще больше. – Он улыбнулся. – Потанцуй со мной.
Она встала и разгладила перед своего короткого безрукавного платья с черным набивным узором. Ее темные волосы были завиты и свободно свисали на спину. Она шагнула в его протянутые к ней руки, положив ладони ему на плечи, и она пошли на танцплощадку. Она собралась с духом. Ей хотелось доказать Майклу, что она не боится его. К тому же Первый Отдел, кажется, счел важным то, что она призналась в любви к Майклу.
Стефани подумала, что возьмется за решение обеих проблем на свой собственный лад. Она потерлась щекой о подбородок Майкла и сказала ему на ухо:
– Ты знаешь, почему баптисты не одобряют секс до свадьбы, а?
Он отодвинулся и посмотрел на нее, позабавленный.
– Нет, почему?
– Потому что это может привести к танцам.
Она улыбнулась ему и опустила руки, чтобы обхватить его талию. Одной руке она позволила пропутешествовать, очень медленно, еще ниже, и погладить бывшие там твердые округлости.
Майкл перехватил ее запястье. Он поднес ее руку к губам и поцеловал.
– Веди себя прилично, дорогая. Попозже у нас будет для этого масса времени.
Стефани вернулась в его объятия, и они снова стали танцевать.
– Столик в том углу. Он в зеленой рубашке, с девушкой на коленях, – сказала она.
– Хорошо. Беркоф, начинай согласование, – приказал Майкл. – Группа Б, выдвигайтесь на позицию и входите.
Пока что у него складывалось благоприятное мнение о Стефани. Из нее выйдет хорошая оперативница. Обычно Мэдлин не ошибается, но на сей раз это могло случиться. Возможно, Стефани просто переусердствовала, изо всех сил стараясь произвести на него впечатление на тренировках, но он не был уверен. В ближайшие несколько минут он сможет выяснить это.

* * *
Когда началась перестрелка между оперативниками и людьми Уолша, у Стефани появился свой план действий. Кто-нибудь другой может захватить Уолша. А она собиралась вытащить отсюда Майкла. К главной двери было невозможно пробиться, но она еще раньше изучила схему здания. Кладовая когда-то была бомбоубежищем; ее стены были толщиной не меньше фута, и там имелась железная дверь. Стефани обратилась к нему из их позиции под столом:
– Сюда, Майкл, – сказала она, указывая на ведущие вниз ступени.
Он кивнул.
– Прикрой меня, – сказал он. Майкл задержался, чтобы достать что-то из кармана и прижать к крышке стола изнутри. После этого они бросились бежать.
Им удалось добраться до лестницы сквозь оглушительную перестрелку.
– Все группы, эвакуируйтесь. Заряд установлен и взорвется через тридцать секунд, – приказал Майкл.
Он быстро спустился по лестнице, Стефани следовала за ним по пятам. Он распахнул дверь кладовой и, пропустив Стефани перед собой, втолкнул ее внутрь. Майкл едва успел закрыть за ними дверь, как раздался взрыв.
Они лежали бок о бок в полной темноте. Теперь было тихо. Стефани перевела дыхание и села.
– Майкл?
Она вытянула руку, ища его. Пальцы наткнулись на рубашку-поло. Она с облегчением почувствовала, как его грудь поднимается и опускается. По крайней мере, он дышал.
– Майкл, с тобой всё в порядке?
– Со мной всё прекрасно, – ответил он и медленно сел. – А как ты?
– Хорошо. Что происходит наверху?
– Беркоф, докладывай. – Никакого ответа. – Они не принимают наш сигнал, – сказал он ей.
– Боже, здесь так темно, – пробормотала Стефани. – Мне кажется, дверь вон там.
Она подпрыгнула, когда Майкл осветил ее маленьким фонариком-вспышкой. Он пошел вслед за ней к двери и попытался повернуть ручку, а потом толкнул дверь. Снова ничего.
– Почему она не открывается? – спросила Стефани. – Ее заклинило? – Она старалась изгнать из голоса панические нотки. Ей совершенно не нравилась мысль быть запертой в ловушке.
Особенно запертой в ловушке наедине с Майклом.
Майкл снова попробовал открыть дверь – с теми же результатами.
– Я думаю, что ее заблокировали обломки от взрыва, – сказал он. – Сейчас выясним. – Вытащив свой пистолет, он велел ей отойти назад. Выстрелив в замок, он снова толкнул дверь. Та не шелохнулась. – Заблокирована, – сказал он.
Они посмотрели друг на друга. Им обоим было известно, что здесь нет окон и никаких других дверей. Выхода отсюда не было.

* * *

– Дай мне твой передатчик, – попросил Майкл.
Стефани послушно протянула ему крошечный металлический кружок, сняв его с задней стороны уха.
После нескольких минут напрасных вызовов Майкл оставил попытки.
– Этот тоже не работает. – Он снял очки, в которые был встроен его собственный, теперь не функционирующий коммуникатор.
– Что теперь? – спросила Стефани.
– Мы будем ждать. – Майкл огляделся, светя фонариком в углы. Здесь не было никакой мебели, только полки с коробками и еще больше коробок на полу. Помещение было не особенно большим. Они находились на единственном свободном участке пола перед дверью.
Стефани проговорила, пытаясь казаться легкомысленной:
– Господи, лучше бы я согласилась на ту вторую рюмку, которую ты мне предлагал. – Ее голос дрожал сильнее, чем ей хотелось.
– Тут есть кое-что, чем мы можем воспользоваться. – Майкл открывал коробку с надписью «Скатерти». Достав оттуда одну, он бросил ее Стефани.
– Попробуй сделать из них для нас что-нибудь вроде постели, – сказал он и бросил ей вторую скатерть.
Стефани поймала ее и пискнула:
– Постели?
Луч фонарика позволил увидеть его легкую улыбку.
– Чтобы поспать. Понадобится какое-то время, чтобы нас откопали; мы можем пока что устроиться поудобнее. Я имею в виду, настолько удобно, насколько это возможно.
Открыв следующую коробку, Майкл издал короткий триумфальный возглас.
– Посмотри, что я нашел! – Он поднял две бутылки вина. В следующей коробке были крекеры.
Стефани расстилала скатерти на полу, укладывая их в несколько слоев, чтобы было не слишком жестко лежать; пару других она сложила в виде подушек. Строчка из песни в стиле кантри явилась, непрошеная, ей в голову: «Ты можешь крекеры жевать в моей постели…» Колени у нее слегка подрагивали. Черт возьми, подумала она. Если бы только они взяли и ликвидировали меня вчера…
Майкл отложил в сторону крекеры и вытянулся на самодельном матрасе.
– Сейчас я собираюсь попытаться поспать. – Он поднял взгляд на Стефани, сидевшую на упаковочном ящике, и немного передвинулся в сторону. – Ты тоже можешь лечь, здесь есть место.
– Разве ты не хочешь, чтобы я покараулила? – спросила она.
– В этом нет необходимости. Еще слишком рано, чтобы они добрались до нас. – Помолчав, он сказал:
– Ложись.
Стефани вздрогнула и плотнее завернулась в скатерть, которую набросила себе на плечи как накидку. Она отодвинулась чуть подальше в угол.
– Н-нет… нет, спасибо. Мне и здесь хорошо. – Она сделала паузу. – Если только это не приказ.
Из-за тусклого света маленького фонарика она не была уверена, но, казалось, взгляд, которым он окинул ее, был сочувственным.
– Нет, это не приказ. – Майкл повернулся и лег на бок, облокотившись на подушку из скатертей и подперев голову рукой. – Знаешь, ты не должна бояться меня. – Майкл начал подозревать, что Мэдлин была на верном пути. Вожделение не было движущим фактором Стефани.
Она едва не рассмеялась.
– Ну конечно. Я не должна тебя бояться, как же. – Она покачала головой. – Ты можешь в любой момент ликвидировать меня; ты контролируешь всё, что я делаю…
– В твоем случае никто не заводил речи о ликвидации, – возразил Майкл. Она удивленно посмотрела на него.
Он продолжал:
– Ты способная; ты быстро учишься. И ты снова и снова доказываешь нам, что у тебя нет недостатка в смелости или готовности приносить жертвы.
Он сел и потер лицо рукой.
– Ты идешь на жертвы СЛИШКОМ охотно, это твоя единственная проблема.
Он повернул голову, чтобы взглянуть на нее.
– Почему ты испытываешь потребность защищать меня? Почему стараешься спасти мне жизнь? Ты же не знаешь меня…
– Нет, знаю, Майкл, – проговорила она, встретившись с ним глазами. – Я действительно тебя знаю.
Пришел черед Майкла удивиться.
– Что? Что ты имеешь в виду?
Стефани приняла решение. Она расскажет ему правду, невозможно было рассказать ему об этом раньше, в Отделе, но здесь она могла. Здесь, где они вдвоем, и больше никого, в этом нежданном уединении, в этом коконе, изолированные и недосягаемые для Первого Отдела.
– Черт, где там это вино? – Стефани присела на устроенную ею постель рядом с Майклом. – Это только между нами, ладно?
– Согласен, – сказал Майкл. – Продолжай.
Она отпила большой глоток вина, закашлялась и поставила бутылку на пол.
– Можно я?.. – она потянулась к фонарику и выключила его. Почему-то в темноте разговаривать было легче.
– Тебе известно, как я попала в Отдел, – начала она. – Я работала менеджером в фотомастерской. В тот день там были только Бетси и я, никого, кроме нас двоих. Она была беременна на седьмом месяце.
Стефани помолчала, пытаясь справиться со слезами.
– Когда вошел тот парень, который хотел нас ограбить, когда он вытащил пистолет, я… – она посмотрела в темноту. – Я никогда не была вспыльчивой или склонной к насилию. Но это было что-то вроде инстинкта. Материнского инстинкта, может быть. Ничто не помешало бы мне защитить ее. НИЧТО.
Она вздохнула и продолжила:
– Я схватила пистолет, который мы держали под прилавком, и разрядила в того типа всю обойму. Я попала в тюрьму, а оттуда – в Первый Отдел, – закончила она.
Майкл понял ее. Это было естественно, как для тигрицы защитить своих детенышей. Образ Никиты явился его мысленному взору. Он вспомнил, как она убила Алека Чэндлера, после того как выяснила, что тот торгует детьми. Он вспомнил ее неистовство, ее ярость и ее горе о детях, которых она даже не знала.
В Стефани была та же самая искра; тот же внутренний огонь, побуждающий ее вставать на защиту невинных.
Майкл настойчиво спросил:
– Откуда ты знаешь меня?
– Я знаю тебя, потому что еще до того, как всё это случилось, я встретила твою жену. Я видела твоего ребенка. Я знала его и Симону…
Майкл схватил ее за плечо в темноте и крепко сжал.
– Как? Где? СКАЖИ МНЕ!
– Ох, потише! – Стефани сняла его руку со своего плеча, которое всё еще болело после вчерашнего. Она взяла его руку в обе свои ладони.
– Однажды Симона пришла в нашу фотомастерскую. Через заднюю дверь. У нее был с собой твой сын. Он был такой славный… – Стефани подавила всхлипывание. – Она была так перепугана, так нервничала. Она попросила сделать фотографии для паспортов и удостоверений. Я подумала, что она нелегалка, понимаешь. Я не знала, что она пыталась вытащить вас, всех троих, из Первого Отдела.
Голос Майкла дрожал, когда он спросил ее:
– Что ты сделала? Ты помогла ей?
– Да. Это был спокойный день; я была одна в мастерской. В любом случае, сфотографировать ее и ребенка не было незаконным, и я это сделала. – Стефани крепче стиснула его руку. – Майкл, она не забыла о тебе. Она не собиралась забрать ребенка и оставить тебя. У Симоны была твоя фотография. Она хотела, чтобы я пересняла ее для удостоверения. – Стефани была близка к слезам. – Изготовление фотографий потребовало времени. Она дала мне подержать малыша, пока мы ждали…
Майкл был готов к чему угодно, только не к этому. Образы его жены и ребенка полностью сокрушили его защиту. Боль от их потери, которую он так долго подавлял, всколыхнулась и одолела его. Он заплакал.
Теперь они оба плакали. Стефани медленно повернулась, чтобы обнять его. Он прильнул к ней, его слёзы смочили ее грудь. Она чувствовала, как трясутся его плечи.
– Майкл, я так сожалею о твоей семье. Мне кажется, что когда я вижу тебя, то вспоминаю Симону и малыша, и ваши фотографии…
Майкл сильнее обнял ее. Стефани прижалась щекой к его волосам и укачивала его.
– Я думаю, что когда кто-то угрожает тебе, я вижу этого ребенка, которого держала на руках – я вижу их обоих, мать и ребенка, которых я должна защитить…
Взрыв у дальней стены заставил их отпрянуть друг от друга. В проломе, из которого внезапно хлынул свет, появились оперативники Отдела.
Стефани и Майкл встали, моргая, ослепленные этим светом.
– Извините, что потревожил вас в вашем любовном гнездышке, ребята. – Это был Джерри, оперативник, который на тренировке изображал террориста. Он ухмыльнулся, разглядев всю сцену: винные бутылки, смятые простыни из скатертей и виноватое выражение лица Стефани. Он с наслаждением выдаст Мэдлин детальный рапорт. Вознагражденная похоть, так сказать. Он самодовольно улыбнулся.
Майкл также мысленно составлял аналогичный рапорт. Да, Мэдлин услышит о том, как они разделили вино и пылкие моменты на полу. Только он и Стефани будут знать, что они разделили нечто гораздо большее.
Майкл обвил рукой ее плечи и, повернув к себе лицом, поцеловал. Мгновение он смотрел на нее многозначительно.
– Спасибо за всё, дорогая. Мне было хорошо.
Она покраснела и по-собственнически провела ладонью вниз по его груди, играя свою роль.
– И мне тоже, – прошептала она.
– Пошли.
Она последовала за ним, назад к свету. Назад в Первый Отдел.

* * *

В застекленном офисе Шефа Майкл заканчивал свой доклад ему и Мэдлин.
– … Стефани закрывала меня от пуль, потому что таким образом получала возможность физического контакта со мной… – он откровенно улыбнулся им обоим. – Я думаю, теперь ее тренировки пойдут более гладко.
Мэдлин не могла припомнить, когда в последний раз видела Майкла таким расслабленным. Очевидно, секс был действительно хорош, подумала она.
Чего она не знала, так это того, что напряжение, от которого он избавился, было эмоциональным, а не сексуальным. Его горе отступило, его боль смягчилась.
– Спасибо, Майкл, – сказал Шеф, улыбаясь. – Можешь идти.
Двое в стеклянном офисе наблюдали сверху за Майклом еще несколько минут, когда он подошел к Стефани в коридоре.
Они улыбнулись друг другу.
– Как всё прошло? – спросила она. – Всё в порядке?
– Они купились на нашу историю. Ты исполнила свою роль очень убедительно.
– Кстати, насчет… э-э… исполнения, Майкл, что ты хочешь, чтобы я рассказала девушкам в раздевалке?
– А что ты собираешься им рассказать? – спросил он, легко проведя ногтями по ее руке от локтя к кисти.
– Ну, – проговорила она, вплетая пальцы ему в волосы, – слово, на котором я остановилась – «впечатляюще». Как тебе это? – она рассмеялась.
Прошедшей ночью ей тоже было хорошо. Эти события пошли на пользу и ей. Теперь она поверила в свою способность выжить в Первом Отделе. Ее сомнения и страхи ослабли, и неловкость, связанная с Майклом, полностью исчезла. Теперь она была уверена, что обрела в нем союзника и друга. И, возможно, скоро он докажет, что это и в самом деле так.
– «Впечатляюще» вполне подойдет, – он улыбнулся ей в ответ. – Если тебе потребуется, ты всегда можешь повысить меня в «потрясающие».
– Считай себя повышенным! – ответила она ему со смехом. – Майкл, а что ты собираешься рассказать ребятам? Что ты скажешь Джерри?
– О, у меня есть планы на Джерри, – проговорил он с проблеском коварства во взгляде. – На сегодняшней тренировке Джерри придется изображать «расходного» заложника… Я хочу, чтобы именно ты пытала и убила его…
«О, здорово!» – подумала Стефани.
Из командной башни Шеф и Мэдлин увидели, как Стефани произнесла: «Я люблю тебя, Майкл» и закинула руки ему на шею.
Шеф с усмешкой повернулся к Мэдлин.
– Признай, моя дорогая, – проговорил он торжествующе. – Ты была не права. – Он оглянулся на молодую пару – те обнимались. – Я же тебе говорил.
– Хм-м-м, – это было всё, что она сказала.
 

#2
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
Хорошая интрига и прекраснаяч концовка, Спасибо!
 

#3
Leryn
Leryn
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Фев 2005, 15:59
  • Сообщений: 1163
  • Откуда: Киев
  • Пол:
В первый раз вижу этот фанфик.
Может у кого-то есть оригинал,а? Хочется его и в оригинале прочитать...
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей