Перейти к содержимому

Телесериал.com

3 января, пятница. Отдел, Белая комната 6:40 – 10:50

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 44
#1
olga_n_k
olga_n_k
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 4 Сен 2002, 15:27
  • Сообщений: 5036
  • Откуда: Владимир
  • Пол:
ВИ: сварганено с Леной... ;)
_________________________________

В Скотланд-Ярд Леона так и не довезли. Где-то на пустынной дороге его быстро пересадили в фургон с тонированными стёклами, надев на глаза повязку. В таком виде его и доставили в Отдел, без предварительного заключения, прямиком в Белую Комнату.
Металлические пластины крепко сомкнулись на запястьях, после чего сняли повязку. Яркий свет лезвием полоснул по привыкшим за несколько часов к темноте глазам, причиняя страшную боль.
По мере привыкания Леон начал различать объекты, впрочем, различать было нечего кроме круглых гладких стен и кресла, на котором он сидел.
Медленно открылась дверь и на пороге появилась она - повелительница Белой комнаты.
-- Медлин, – губы стратега КЯ непроизвольно прошептали её имя.
Леон часто представлял себе их первую встречу, но только рассчитывал, что она произойдёт по другую сторону Отдела.
В строгом чёрном костюме женщина выглядела безупречно, впрочем, другого стратег КЯ от неё и не ожидал. Она неспешно начала нарезать круги вокруг пленного, точно акула возле потерпевшего крушение. Медлин был спокойна как никогда, ещё и от того, что в данный момент Шеф был слишком занят, чтоб наблюдать за её работой. А это предоставляло ей полную свободу действий.
-- Полагаю, всякие предисловия излишни? – глубокий, уверенный, но очень мелодичный голос заставил Леона собраться, Медлин остановилась где-то за спиной, а ему хотелось внимательно ее разглядеть. – Не так ли, Леон?
-- О чем вы? – мужчина слегка повернул голову, показывая, что готов к общению.
Он знал, что она улыбается, он чувствовал это поверхностью своей кожи, стучащими висками, похолодевшими от неудобного положения пальцами. И это непривычно бодрило его, даже злило немного, Леон не любил оков, он любил быть хозяином положения или хотя бы равноправным его участником.
-- О том, что вы знаете, где находитесь.
-- Вы улыбаетесь, Медлин? – внезапно спросил он. – Ведь, правда?
Тихие шаги сказали ему, что женщина решила изменить свою позицию. Она медленно переместилась и встала напротив, сложив руки на груди. Темные волосы, умные глаза, стройные ноги, высокие каблуки. О, да!.. Она была красива… и опасна!
-- Вы не представляете насколько я рад этой встрече, – Леон улыбнулся, кожа вокруг глаз подёрнулась весёлыми морщинками.
Медлин в ответ усмехнулась, и эта усмешка стала жёсткой.
-- Можно сказать, и я этой встрече рада. Мы очень давно о ней мечтали…
-- Мы?.. Мы с вами или Отдел? – с иронией поспешил уточнить стратег КЯ.
Губы женщины тронула снисходительная улыбка.
-- Вам не интересно, как вы попали сюда?
-- Я знаю.
Леон чёртыхнулся про себя, вспоминая Уилла. Разумеется, Скотланд-Ярд не мог не предупредить Интерпол о появлении в Англии Этьена Шетардьё. А по Этьену Отдел без труда вычислил и самого Леона.
"Не даром мне всю прошлую ночь снилось, как убивают орла, – думал про себя стратег КЯ. – Вот и не верь после этого в сны!.."
-- Тем лучше, – заметила Медлин. – Не будем тратить время понапрасну… Нам нужны расположения подстанций "Красной ячейки" и местонахождение Ральфа Харингтона.
-- Дайте-ка подумать, – Леон устремил глаза в потолок. – Я вам всё рассказываю, и вы меня отпускаете, да ещё и подарков с собой даёте, да?.. Медди-Медди, я думал, вы меня лучше знаете.
-- Тогда начнём с вопросов полегче, – не обращая внимания на насмешки, констатировала женщина. – Может, расскажете нам о кипрской конференции?
-- Признаться, я всю ночь не спал, и мне бы не помешала чашечка кофе, – нагло заявил стратег КЯ. – А то, боюсь, я усну на вашем допросе…
-- Кроме кофе есть много способов взбодриться, – Медлин не любила наглости, тем более в Белой комнате, но ничем не выдала это, ее голос был ровен и философски спокоен. – Леон, мы с вами отлично знаем правила. Не так ли? Любое поощрение нужно отработать.
Лицо мужчины на секунду затуманилось, Медлин сумела уколоть его своими словами. Отработать за поощрение! Он должен отработать поощрение, как тигр в цирке. Однако Леон быстро справился с собой.
-- Да, это верно, но чашечка крепкого кофе, маленькая чашечка, малюсенькая такая, совершенно не помешает нашей беседе. И ещё вот это, – он приподнял ладони, показывая, что ему хотелось бы освободить руки.
Женщина слегка повела бровью и искренне засмеялась. Ее глубокий, мелодичный смех наполнил Белую комнату искрами.
-- Ну, так начните рассказывать о конференции, – произнесла она, чуть покачнувшись на своих каблуках, потом сделала несколько шагов назад и прислонилась к стене.
-- Ваш смех похож на черный жемчуг, который ювелиры рассматривают при ярком свете лампы, он такой же матовый, глубокий, искрящийся изнутри, – Леон улыбнулся как можно искреннее. – Вам кто-нибудь говорил об этом?
-- В этой комнате - нет, – не без намёка заметила Медлин.
-- Мне кажется, что говорить даме комплименты можно и должно в любой обстановке. В жизни работа - не главное. Вы, прежде всего, женщина… замечу, красивая женщина. Вряд ли мужчины обделяют вас вниманием. Но, быть может, ваша холодность пугает их?.. А это лишает вас возможности понять, что личные отношение стоят выше любой работы.
-- Вернёмся к конференции…
-- Вот видите?.. Вы не позволяете себе даже думать о чём-то кроме работы… Это печально. Неужели, вам никогда не хотелось послать всё к чёрту и… в омут с головой?
-- Быть может… – фраза прозвучала загадочно. – Но в данный момент мне хотелось бы услышать о конференции, которая прошла на Кипре, о ее участниках, о ее целях. Вы ведь понимаете, что у меня есть средства, которые помогут вам всё рассказать. Но это грубо, я уважаю достойного соперника, мне приятен спор интеллектов. К сожалению, всё в жизни заканчивается. И молчание не оставляет мне выбора…
Казалось, женщина выглядела огорченной. Что было игрой, а что правдой - понять было сложно. Она, не отрывая взгляда от пленника, подошла к интеркому, нажала пару клавиш и бесстрастно произнесла:
-- Принесите нам кофе, некрепкий и без сахара… Всё верно?..
Последние слова были обращены к Леону. Тот утвердительно кивнул.
-- Вы изучали меня…
-- Естественно. Наверное, нет на земле еще одного человека (кроме вас), который так хорошо бы вас знал.
На губах мужчины появилась одобрительная улыбка:
-- Понимаю. И преклоняюсь перед вашим упорством и трудолюбием. Меня всегда восхищали в вас эти качества.
Через пару минут в Белой комнате появился кофейный столик с парой чашек. Медлин взяла свою и отошла к стене, облокотившись на неё и смакую кофе.
Леон демонстративно пошевелил затёкшими пальцами.
-- Хотите ко мне присоединиться? – с иронией поинтересовалась Медди.
-- Ну, хорошо, – улыбнулся стратег КЯ, – я был на Кипре вчера, не один. Нас было много, и мы обсуждали преимущества совместных усилий.
В тёмных (почти чёрных) глазах женщины промелькнул довольный огонёк. Она не спеша приблизилась к металлическому креслу и сняла пластины, сковывающие руки Леона.
-- О!.. Благодарю, – растирая запястья и забирая со столика свою чашку, кивнул мужчина. – Ннн… неплохой… но уверен, вы бы сварили лучше. А вы любите готовить?..
-- А разве вы этого не знаете?
Мужчина притворно-шутливо поднял глаза к потолку, дав понять, что оценил ее вопрос.
-- Но мне хотелось бы знать правду, а не сухой текст параграфов досье.
-- Леон, – чуть слышно Медлин поставила свою чашку на столик и положила ладони на подлокотники кресла, наклонилась к лицу сидящего перед ней пленника, – в этой комнате есть правила, которые нарушать нельзя. Здесь вопросы задаю я. А если отвечаю на что-то, то только в обмен на правдивые ваши ответы. Вы не согласны? Разве у вас всё происходит не так? Я уверена, что очутись я в подобном кресле, вы, Леон, вели бы себя так же. Не скрою, мне интересно узнать о вас больше, выйти за, как вы говорите, сухие параграфы досье. Но в первую очередь передо мной стоит другая задача. Хоть вы и не обычный пленник, но мои методы будут самыми тривиальными. Увы…
Она секунду, а может две, помолчала, будто обдумывая сказанное.
"А действительно, интересно, как бы я себя вёл, будь она на моём месте? – спрашивал себя Леон. – Похоже, я этого уже никогда не узнаю… Впрочем, она не отрицает, что готова выйти за рамки правил… Это твой шанс, Ледяной ветер!.. Не упусти!"
-- Может быть, при других обстоятельствах я поступила бы иначе, но сейчас, – Медлин кончиками пальцев дотронулась до подбородка мужчины, – сейчас мне это неинтересно. Расскажите мне о том, кто присутствовал на конференции…
Она выпрямилась и отошла к стене, сцепив руки сзади.
Леон обречёно вздохнул, причём настолько искренно, что не знай Медди его так хорошо, решила бы, что он и правда сожалеет о «других обстоятельствах».
-- Я понимаю, весьма вероятно, что это последний день в моей жизни… – словно размышляя вслух, начал стратег КЯ, – рано или поздно вы сломаете меня, иначе я в вас просто разочаруюсь, Медлин… Но, неужели, перед смертью вы не исполните моё желание?..
-- О вашей смерти речь пока не идёт, – покачала головой женщина.
-- Бросьте, Медди… – горькая усмешка едва коснулась губ Леона, чтоб тут же превратиться в беспечную ухмылку. – Держу пари, вам уже дан приказ о моей ликвидации, как только вы вытянете из меня все полезные сведения… Давайте играть в открытую?.. Чем больше я тяну время, тем дольше буду жить. Впрочем, такая жизнь бессмысленна, если только…
Медлин с ироничным выражением на лице вопросительно смотрела на мужчину, ожидая продолжения.
-- …если только я ни получу взамен некоторые мирские радости, – многозначительно закончил фразу стратег КЯ.
Женщина с трудом сдерживала смех: наглость Леона доходила просто до абсурда.
-- И что же это за радости? – поинтересовалась она.
-- О!.. Сущие пустяки… – мужчина отставил чашку с кофе и принялся загибать пальцы, – последний обед (только, чур, готовить буду я); последняя бутылочка красного (и, пожалуйста, путь это будет французское вино); последний танец с самой очаровательной женщиной (я имею в виду вас); последняя ночь… впрочем, об этом мы поговорим после танца…
-- Расскажите мне об участниках конференции, – сделав вид, что всё произнесенное её не касается, прервала его Медлин, – ну давайте же, Леон.
-- Вы сами спросили, – в тон ей ответил Леон, сделав вид, что не заметил её вопроса. – Танец должен быть медленным, что-нибудь романтичное… не мешало бы вам переодеться в соответствующий наряд…
-- Да? Может быть, вы и меню составите? И фасон платья мне выберете? – казалось, что женщина включилась в эту игру.
-- О! Разумеется, – охотно кивнул стратег КЯ. – Какую кухню вы предпочитаете?.. Постойте, я угадаю… Любо испанскую, либо ирландскую…
-- Может быть, может быть, – неопределённо качнула головой Медлин.
-- Договорились, я приготовлю вам настоящую и всегда новую паэлью с курицей и мидиями или тортилью, а из ирландской… возьмём колканнон или чамп, а к чаю брам брак. Договорились?..
Женщина ничего не отвечала, прикидывая в уме саму возможность такого шага. Ведь Пол ясно дал ей понять, что это только её дело, как она развяжет язык стратегу КЯ.
-- Что касается наряда, – продолжил мужчина, – то я предпочитаю классику: длинные платья чёрно-белых тонов, но только обязательная деталь - открытая спина. Впрочем, зачем я всё это рассказываю?.. Разве вы этого не знаете? – вернул Медлин её же фразу Леон.
-- Знаю… – она ответила, не задумываясь. – Только почему вы вдруг считаете, что я разрешу вам готовить паэлью? Зачем мне это? Ведь сейчас достаточно пригласить близнецов, и вы заговорите. Обязательно заговорите, это лишь вопрос времени, а я никуда не тороплюсь. Грубо? Верно, зато честно. Зачем мне делать вид, что я польщена вашим вниманием и готова играть в вашу игру? Вы, может быть, скажете, что из любви к искусству или из профессиональной этики и уважения к достойному и талантливому врагу. Но, всё это лишь высокопарные слова. Да, вы достойный противник, это верно, но, Леон, вы не рыцарь в белых перчатках с изящными манерами и обольстительной речью, не обманывайтесь. Вы такой же палач, как и я…
Леон поморщился, он явно не ожидал такого поворота их беседы. Но самое интересное было в том, что даже такая жесткая, нападающая Медлин ему нравилась.
-- Не перебивайте меня… Вы человек, который ради цели пойдёт по залитой кровью дороге, впрочем, как и я, только цели у нас часто разные. А вся эта словесная мишура - это лишь красивый самообман, Леон. Кстати, я отмечала в вашем досье слабость к внешней красоте и изысканности, на ней можно сыграть, но я играть не хочу.
Женщина приблизилась к сидящему пленнику, и своим карим взглядом поймала его взгляд. Леон внезапно почувствовал себя так, будто его загипнотизировали и невозможно пошевелиться.
-- Так зачем мне это, Леон?
-- Потому что вы сами этого хотите, – бархатным голосом заявил мужчина, медленно поднимаясь с кресла, при этом не отрывая взгляда от тёмных волнующих глаз Медлин.
Женщина была вынуждена отступить на шаг, впрочем, прекрасно сознавая, что со стороны Леона ей ничто не грозит, просто стратегу КЯ надоело смотреть на неё снизу вверх.
-- Вы так уверены в себе? – с тенью усмешки на лице, спросила Медди.
-- Нет, я уверен в вас.
Самый кончик брови Медлин вызывающе приподнялся:
-- То есть?
-- Ну, неужели, вам не хочется хоть какого-то разнообразия? – обходя женщину кругом (как совсем недавно проделывала это она сама), удручённо обронил Леон. – Посмотрите на эти голые стены… – он провёл ладонью по одной из них, – уверен, они осточертели вам до ужаса… Эта белая тюрьма уже снится вам по ночам. И вы с горькой усмешкой в сердце понимаете, что это не пленные заключены здесь. Это вы!.. Вы навсегда приговорены к этой камере пыток! Здесь проверяется предел ваших нервов! – голос стратега КЯ становился всё твёрже и громогласнее. – Здесь ломают вашу душу! Здесь мучают вас!..
Бросив быстрый взгляд на задумавшуюся Медлин, Леон поспешно продолжил:
-- Свобода ходить кругами возле этого кресла, это не та свобода, о которой мечтаете вы по ночам в холодной постели… Вам хочется заниматься любимым делом! Хочется, чтобы вам никто не мешал!.. Но ведь и чёрную работу должен кто-то делать! Вопрос в том, почему вы?!.. Ваш ум, интеллект, аналитические способности - всё противится этому!.. Вы - игрок в шахматы, а вас заставляют заниматься борьбой!.. Не спорю, Медди, у вас это прекрасно получается, но это оскорбляет ваши эстетические чувства! Тонкому уму нужна тонкая работа!.. И после всего этого вы спрашиваете, зачем вам нужно получить от меня сведения вне этой камеры??? Да потому что вы её НЕНАВИДИТЕ!!!
Стратег КЯ вдруг резко остановился перед самым носом Медлин, пронзив женщину хищным взглядом.
-- Очень впечатляет, – спокойно отозвалась она, – только я вряд ли поверю, что вы, так хорошо зная меня, искренне заботитесь о моих чувствах и душевном спокойствии. Вы отличный стратег и, безусловно, умелый оратор, вас учили убеждать оппонента, если нет другого выбора. Но сейчас это ошибочный ход, потому что, изучив меня, вы должны знать, что я не люблю, когда мне рассказывают, какой должна быть моя жизнь.
Леон, извиняясь, развёл руками:
-- Простите, Медлин, вы правы, я увлёкся…
-- А впрочем, – Медди прищурилась, оценивая ситуацию: со стороны могло показаться, что она внезапно переменила решение, но это была лишь смена тактики - стремление заманить жертву подальше, расслабиться, заставить ее поверить, что победа близка, и побудить к уступкам (раз уж победа близка), – впрочем, я позволю вам проявить свои кулинарные способности. Взамен на подробный рассказ об интересующей меня конференции. Правда, переместимся мы совсем недалеко, всего на несколько этажей вниз, и набор продуктов будет довольно скудным, но тем интереснее вам будет проявить себя. Верно?
Медлин безмятежно улыбнулась.
-- И вот ещё что. Вы наденете это… – она опустила руку в карман и достала небольшой браслет с миниатюрной коробочкой.
-- Это страховка? – с иронией спросил Леон, наблюдая, как женщина укрепила устройство на его запястье.
-- Да. Это сильный электрошокер. Я должна быть уверена, что вы не используете свои замечательные способности в ином направлении, нежели кулинария. Ведь, было бы наивно полагать, что вы смирились с поражением.
-- Очень хочется с удивлением спросить: "Вы мне не доверяете?", – поправляя браслет, улыбнулся мужчина, – но полагаю, этот вопрос не вызовет у вас ничего кроме смеха…
-- Вы правильно полагаете, – снисходительно заметила Медлин, взглядом указывая на дверь.
-- А у вас точно не будет неприятностей из-за моей прихоти?
-- Хотите остаться здесь?..
-- Нет-нет!.. – театрально возразил стратег КЯ. – Я только поинтересовался… из любопытства.

 

#2
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22473
  • Откуда: Москва
  • Пол:
3 января, пятница. Отдел, комнаты Медлин, 8:20
ВИ: написано с Олей.

Спустя минут пять-десять они оказались в небольшом обособленном помещении, похожем на обычную квартирку в обычном многоквартирном доме, который мог находиться в любом жилом районе любого города. Пара комнат с мебелью, аккуратная кровать, книжные полки с книгами, небольшая кухня - тёмного дуба: полки в баварском стиле; немного фарфоровых тарелочек; темная столешница; кофеварка, микроволновая печь; высокие (похожие на барные) стулья; рассеянный свет светильников, расположенных по углам. Леон внимательно осмотрелся, удивление исходило от каждого его жеста.
-- М-да, странно все это видеть здесь…
-- Почему? – Медлин расположилась на одном из стульев, внимательно наблюдая за ним.
-- За дверью металл и пластик, а здесь уютно. Может и вы такая же? Внешне холодная и строгая, а если разобраться…
-- Достаточно, – остановила его Медди. – Вы собирались готовить, так не теряйте время, у нас его не так уж и много. Кстати, не забывайте про конференцию на Кипре.
-- Что?.. Так боитесь впустить кого-то в свой мир? – бросил мужчина, впрочем, не рассчитывая на ответ.
Леон прошёлся по полкам кухонных шкафов и холодильнику.
-- Да… кто-то явно не любит запасаться продуктами впрок, – весело заключил стратег КЯ, выкладывая на стол практически всё, что было в наличии.
Повертев в руках кусок замороженного мяса и решив, что на размораживание времени у него нет, Леон сунул его обратно в морозилку.
-- Как вы относитесь к жареным морепродуктам?.. Впрочем, особого выбора у вас нет, – сразу же предупредил стратег КЯ, выливая на сковороду масло и закладывая туда мидии, креветочное и крабовое мясо.
Медлин сидела на высоком стуле, чуть склонив голову на бок, и внимательно наблюдала за мужчиной, который всё время двигался, не присев ни на минуту.
-- У вас унылый вид, – с сочувствием заметил Леон, на секунду обернувшись к женщине.
-- Зато вы слишком веселы для человека, который утверждает, что знает о том, что не доживёт до рассвета следующего дня, – скептически обронила Медди.
-- Хм… вы умеете поднять настроение, – по голосу мужчины было понятно, что он улыбается. – Впрочем, я лишь хотел подчеркнуть, что вам идёт налёт этой усталой обречённости. В этом есть что-то от святых мучеников…
Попутно с рассуждениями стратег КЯ промыл под водой листья шпината и положил их на резательную доску. Взяв кухонный нож, Леон медленно повернул голову в сторону женщины. Медлин не смогла сдержать насмешливой улыбки, демонстративно поигрывая крохотной панелькой.
-- Разряд будет сильным, – спокойно констатировала она, когда Леон, всё так же поглядывая на неё, принялся нарезать листья для блюда, которое намеревался готовить, – вы уже никогда не сможете действовать так ловко. Так с кем вы обсуждали идею объединения, Леон? Кстати, зачем вам это нужно? Захотелось править миром?
-- Хотите кофе? – мужчина с интересом осмотрел дорогой агрегат. – У вас есть зерна? Медлин, кофе нужно молоть только вручную…
-- Я могу предположить состав участников. Думаю, в списке почти все наши старые знакомые…
-- А предложить ручную кофемолку вы бы ни могли?
-- Леон, мы, кажется, договорились: услуга за услугу, – напомнила Медди.
-- Понимаю, простой кофемолки у вас нет… – улыбнулся чему-то Леон. – Ну, а хоть белое вино найдётся для шпината в сырном соусе?
-- В боковом шкафчике.
-- О!.. Это уже что-то, – разглядывая бутылку, с удовлетворением кивнул стратег КЯ. – Медлин, которая любит красное вино, держит для гостей и белое… Признайтесь, кто из ваших знакомых любит белое вино?
Женщина, ничего не отвечая, внимательно следила за Леоном. Его внешняя беспечность настораживала её.
-- Впрочем, можете не говорить, я и так знаю… Кстати, а вы в курсе, что шпинат на протяжении тысячелетий выращивали в Персии, а в Европу он попал благодаря маврам и арабам Ближнего Востока. Первые завезли его в Испанию, вторые - в Грецию.
-- А когда он попал на Кипр? – не без намёка поинтересовалась Медлин.
-- Думаю, в один из периодов завоевания его греками.
-- Да, настроение на Кипре располагает к завоеваниям…
Стратег КЯ бросил лукавый взгляд на женщину, не переставая при этом измельчать лук, кидая его в растопленное масло с чесноком. Подняв крышку кастрюли, где тушился шпинат, мужчина удовлетворённо кивнул:
-- Ещё немного… Вообще-то, обычно листья шпината не режут для этого блюда, но так они лучше увариваются и получаются более сочными.
-- Вы всё делаете на свой вкус, не считаясь с традициями? – иронично поинтересовалась Медлин.
Добавив вино и сливки в кастрюлю с луком, Леон мелко нарезал сыр, растапливая его в приготовленной смеси.
-- Я просто знаю как лучше, – улыбнулся в ответ мужчина, взбивая желтки.
-- Не боитесь, что ваша самоуверенность вас и погубит?
Стратег КЯ безразлично пожал плечами, сервируя стол.
-- Боюсь, что меня погубите вы, – наконец, отозвался он, жестом приглашая Медлин к столу. – Вуаля!..
-- Это очень ёмкое предположение, – парировала она, – я хотела бы знать, что именно вы имеете в виду.
Медлин поднялась медленно, будто решая, следует ли ей принимать это приглашение или нет. С одной стороны завтрак, обед или ужин с пленником Отдела, хоть и выдающимся экземпляром, и интересным со всех точек зрения человеком, был явлением чрезвычайным, но с другой - разве ей кто-то запрещал поступать в данном случае так, как она считала необходимым. Главное, цель, это всегда было главным принципом Отдела. Однако, информации, которую Медди уже получила от Леона, было мало, хотя несколько моментов сильно заинтересовали ее. Он сильно реагировал на внешние раздражители, на её внешний вид, на её улыбку, на её раздражение. Женщина постепенно испробовала почти все свои излюбленные приёмчики от грубой провокации до внешней покорности и поняла, что Леон поддавался на них. Это обнадеживало, это можно было отметить в его досье, тем более что все показатели тщательно записывались.
Но время шло, а они были все на том же месте. Медлин попыталась представить, что сейчас делает Пол, ведь он наверняка должен был слушать их. "Странно, что он никак не реагирует на всё происходящее", – подумалось вдруг ей.
Леон внимательно наблюдал за её внезапно застывшим лицом. Со стороны было видно, она колеблется или размышляет о чём-то.
-- Так вы будете завтракать? – осторожно спросил он.
-- Я всё ещё жду ответа? – постукивая каблуком, вернулась к реальности Медлин.
-- Что, жмут? – улыбнулся стратег КЯ, указывая взглядом на туфли. – Разве вам не хочется надеть мягкие тапочки?.. Не стесняйтесь, Медди, я подожду…
Леон, не обращая внимания на возмущенный взгляд женщины, направился к шкафчику, откуда совсем недавно брал белое вино и, достав бутылку красного и два бокала, вернулся к столу.
-- Вы ещё здесь? – наигранно удивился стратег КЯ. – И всё ещё в туфлях?.. Кстати, я не буду возражать, если к тапочкам вы наденете обещанное платье…
-- Обещанное? – Медлин покачала головой, усаживаясь напротив него. – Разве я вам что-нибудь обещала? Вы ведёте нечестную игру, Леон…
-- Немного вина? – ничуть не смущаясь, Леон приподнял бутылку, – попробуйте соус, он сегодня мне особенно удался. Видимо, возможная невозвратимость момента сказывается…
-- Вы ведете нечестную игру, Леон, – терпеливо повторила Медди, при этом давая понять, что её бестактно перебили. – Конечно, странно было бы ожидать от вас другого. Но, в конце концов, это лишь некоторая потеря времени, не более. И когда вы допьете своё вино и доедите свой завтрак, мне придется вернуть вас в камеру. Жаль портить такое одухотворённое лицо надрезами. Но ничего не поделаешь… А пока наслаждайтесь вкусом…
Она отставила тарелку и, поставив локти на стол, подперла подбородок ладонями. И в этой позе, в её изящной, аристократической красоте, печальных глазах, длинных пальцах, тонких запястьях было что-то трагически усталое, обреченное, будто Медлин заранее знала, что будет впереди, знала и смирилась с этим.
-- Не хотите завтракать? – чуть обижено спросил Леон. – Могли бы предупредить заранее, я бы не стал так стараться…
Женщина, игнорируя замечание, молча смотрела на стратега КЯ.
-- Впрочем, я лгу, – безмятежно улыбнулся мужчина. – Всё равно стал бы. Если что-то делаешь, то делай это хорошо!
Медлин продолжала внимательно следить за Леоном, ничего не отвечая.
-- Ну, а чего собственно вы ожидали, Медди? – вдруг спросил стратег КЯ, так и не притронувшись к еде. – Что я брошусь вам всё рассказывать?.. Вы теперь отнекиваетесь, что обещали мне платье, танец и ночь… а я должен исповедоваться перед вами? Вы ведёте не более честную игру, чем я!
-- Нет, танец и платье вы сами придумали, – она вдруг решила продолжить словесную дуэль, – а ночь… вполне возможно, что до ближайшей вы всё-таки доживете. Знаете, Леон, нам с вами без предисловий понятно, что сейчас происходит. Вы отличный профессионал и знаете, как добывать информацию. Всё это, – она обвела глазами кухню, – один из способов её получения. Мне доставило бы удовольствие переиграть вас на этом поле, но если это не удастся, такое обстоятельство будет ударом лишь по моему самолюбию. Но я переживу, вы наверняка знаете. А это означает, что сюда придут люди, которые переместят вас в камеру, будут долго и методично причинять вам боль. Да, вы готовы её терпеть, а как же иначе, свои убеждения нужно уметь отстаивать. Но долгая и сильная боль ломает и не таких убежденных борцов за собственные идеалы. За собственные, ведь верно, Леон?… У вас есть собственные идеалы, а КЯ лишь средство. Если ваши интересы и интересы этой организации перестанут совпадать, вы непременно покинете ее и начнете новый путь…
Женщина на секунду закрыла ладонями глаза и слегка потерла их. Потом поудобнее устроилась на стуле, слегка изменив позу, и потянулась за бокалом с водой.
-- Сколько вы не спали? – совершенно будничным тоном спросил Леон, подливая в её бокал минералку.
-- Разве это имеет значение?
-- Разумеется, в нашей жизни любые мелочи имеют значение. Собственно из этих мелочей и складывается наша жизнь. Вот я ещё вчера вечером беспечно планировал утром увлекательную поездку… а вместо этого угодил в Отдел. Не то, чтоб я сожалел о нашей встрече с вами, но ведь мы могли бы назначить свидание и на нейтральной территории?.. Что скажете?..
-- После этого вы заявите, что я обещала вам и прогулку по Парижу? – скептически поинтересовалась Медлин.
Леон довольно рассмеялся, а потом вдруг спросил:
-- А вы уверены, что хотите переиграть меня здесь? – стратег КЯ демонстративно обвёл взглядом кухню, как делала это совсем недавно сама Медди. – По-моему, такая обстановка располагает к романтике, а не выпытыванию чужих тайн…
-- Тайны можно выпытывать в любой обстановке. Если вас смущает интерьер, мы можем переместиться в Белую комнату, там от романтики не останется и следа. Я, как вы уже заметили, хочу получить ответы на свои вопросы, по возможности, без лишних усилий, хотя если честно, ваши страдания меня не сильно тронут. Вы ведь наверняка знаете, как меня называют здесь за глаза…
-- Конечно… Железной леди.
-- Вот видите. Я хочу получить ответы, убедив вас дать их мне, не прибегая к насилию. Называйте это шахматной партией, столкновением интеллектов или ещё как-то. А чего хотите вы, Леон? Кроме сохранения жизни или возможности повернуть время вспять, естественно. Какова ваша цена? Только не рассказывайте мне про романтику, у меня от неё сводит скулы…
-- Я полагаю, что если я начну вам рассказывать об идеологии нашей организации и убеждать перейти на нашу сторону, у вас будет сводить скулы не меньше, – расплылся в улыбке мужчина.
-- Разумеется, – усмехнувшись, подтвердила Медди. – Я знаю, что вы не верите в идеалы "Красной ячейки". И ваша речь будет сплошным лицемерием.
-- С чего вы взяли, что я не верю?..
-- Бросьте, – снисходительно покачала головой женщина. – У вас вообще нет идеалов. Вы занимаетесь своей работой только потому, что у вас больше ничего нет. Вы считаете себя механизмом, приводящим КЯ в движение, но если вас изолировать, организация всё равно будет жить, ибо она живёт не благодаря людям, а благодаря идеям. Поэтому и только поэтому вы проповедуете взгляды "Красной ячейки", но сами не разделяете их.
-- Вы рассказываете мне о себе, Медлин? – сухо поинтересовался Леон.
Смерив его проницательным взглядом, Медлин откинулась на спинку стула.
-- Вот видите, как быстро с вас слетела ваша светская галантность. Неужели я попала в точку? Вы достигли определенных успехов, стали распорядителем определенных ресурсов, позволили себе решать, кому жить, а кому умирать. К сожалению, всего этого вы добились по ту сторону баррикад. Мое сожаление оттого, что ваши способности велики, правда и амбиции тоже. Их можно было употребить в другом направлении. Получив свой кусок власти, вы уже не можете повернуть назад, уже не в состоянии выпасть из обоймы и стать просто французским художником или нищим аристократом. И в этом ваша беда. Власть - это наркотик, и теперь вы должны всё больше и больше питать её, доказывать своё превосходство другим, господствовать, распоряжаться. Вы уже сконцентрировали в своих руках всю власть в «Красной ячейке». Кстати, это вы устранили Гарольда Спринга? Дальше вы организуете конференцию и встречаетесь с лидерами других организаций, которые могут образовать союз с «Красной Ячейкой», объединившись, вы постараетесь избавиться от них. И так до полного единовластия, но это не имеет никакого отношения к идеологии. Леон вам не бывает скучно от банальности цели?..
Леон расплылся в своей излюбленной дежурной улыбке и размеренно зааплодировал:
-- Браво! Какая речь… Сдаюсь, ты победила…
Медлин нахмурилась, явно не одобряя такого фривольного перехода на «ты», однако сказать ничего не успела, стратег КЯ перехватил инициативу.
-- Ладно, Медди, я не думаю, что у тебя здесь кругом камеры натыканы или жучки, иначе Пол бы уже давно был здесь, – мужчина весело подмигнул. – Я столько времени не видел тебя, я соскучился, а ты заставляешь меня ломать эту комедию… Да ещё и в Белую комнату зачем-то затащила. Я уж подумал, что ты и, правда, начнёшь меня пытать!.. Я знаю, ты сердишься, что я не приехал на Рождество или хотя бы на Новый Год, но я был занят… И, между прочим, я писал тебе, что переделал дом специально для тебя и просил приехать! Если ты так хотела меня видеть, могла бы сама заглянуть ко мне в гости, чем подобным образом затаскивать в Отдел!.. Я только очень надеюсь, что ты заранее придумала, как меня отсюда вытащить?..
Медлин слушала Леона и каменела, понимая, что всё это сейчас записывают и снимают десятки камер. Тут же припомнилось генокодированное послание от 1-го января: "Посылаю новогодний подарок на твой личный адрес, так как предполагается, что отдельский адрес я не знаю. Кстати, я перестроил свой дом по твоему совету. Жду в гости как обычно. «Ледяной ветер»".
Стратег КЯ поднялся из-за своего места и, пользуясь сиюминутным замешательством, приблизился к женщине, присев перед ней на корточки. Его руки нежно обхватили колени Медлин, а выражение глаз стало таким преданным, что сторонний наблюдатель мог подумать только одно: мужчина чем-то провинился перед женщиной и просит прощение.
-- Надеюсь, моя чёрная орхидея хоть немного искупила моё отсутствие в новогоднюю ночь?..
Мысленно выругавшись, Медди глубоко вздохнула и сняла его руки со своих колен:
-- Отличный ход, Леон. Интересно, чего вы решили добиться таким образом? Кстати, с чего это вы решили, что здесь нет камер? Мы ведь с Полом могли договориться заранее. И весь этот спектакль мог быть затеян ради единственного - расколоть вас. Может быть, даже у меня есть гораздо большее поле для маневра, то есть, я могла бы зайти гораздо дальше, чем сейчас. Но этот ваш, – она подчеркнуто выделила, – ваш, ход делает наше дальнейшее общение здесь невозможным.
Она встала и подошла к устройству рядом с дверью. Леон сосредоточено наблюдал за ней.
-- Пришлите охрану для пленного, – спокойно произнесла женщина, нажав на клавишу.
-- Медди-Медди, за что же ты на меня так сердишься? – понимая, что отступать некуда, стратег КЯ решил играть выбранную роль до конца. – Если это всё из-за того случая, то я уже говорил, что искренне раскаиваюсь…
Мужчина в мгновение ока оказался возле Медлин, ухватив её за плечи, однако ощутимый разряд, исходящий от браслета на руке, сбил его с ног.
-- Не советую вам подниматься, – угрожающе заметила женщина, сжимая в кулаке панельку. – Это был пока лёгкий разряд.
-- И ты ещё смела говорить, что я тебе не безразличен?.. – с горькой усмешкой выдавил Леон.
Медлин вновь нажала на кнопку панельки. Лицо мужчины исказилось от боли, удар током был весьма болезненным.
-- Ну, что же вы, Леон?.. За любовь ведь и пострадать можно. Верно? Раз уж мы так близко знакомы, как вы рассказываете, то вы должны знать, что я не люблю и не терплю резких движений рядом с собой, – присев рядом с ним, почти ласково произнесла она. – С чего это вы решили, что безразличны мне. Вовсе нет… Я люблю сильных противников, особенно, таких, как вы. Мне хочется испытать вас на прочность, понять, тот ли передо мной человек, который проглядывался за строками досье. Наверное, наша встреча была предопределена судьбой. Только вот больше повезло мне. Когда я пугала вас Близнецами, я лукавила, вернее, проверяла вашу реакцию. Ведь боли вы не боитесь. Так?
Леон лишь улыбнулся в ответ, он понимал, что свой ход на данный момент уже сделал.
-- Я так и думала. Поэтому для вас у меня есть нечто особенное. Новейшая наша разработка - прибор, который может сканировать мозг и записывать мыслеобразы. Вам даже не придётся говорить, мы всё запишем на обычный диск без вашего участия и позже проанализируем. Правда, сможете ли вы проснуться после подобной процедуры неизвестно, опыты давали разные результаты, но придётся пойти на этот риск. Хотя, я несколько раз предлагала вам начать сотрудничать.
-- Ты не боишься саму себя, Медлин, – медленно проговорил главный стратег КЯ, глядя ей прямо в глаза, – долгими одинокими вечерами?
-- А вы Леон? Вы живёте в согласии с собой? И разве у нас с вами есть такая роскошь?
-- Всё в наших руках, – философски заметил Леон.
Мужчина попытался приподняться, но, заметив открывающуюся дверь, расслабленно откинулся на спину, мягко улыбаясь и подмигивая Медди.
В дверях стоял Пол собственной персоной, засунув руки в карманы брюк, и с усталой насмешкой наблюдал за Медлин и Леоном.
-- Увести, – тихо приказал он, кивнув на стратега КЯ.
Два оперативника мгновенно вынырнули из-за его спины, поднимая Леона с пола и выводя из комнаты.
Медлин выпрямилась с внешним спокойствием следя на Шефом.
-- Отлично, – холодно процедил тот. – Замечательная работа… А я уже было решил, что вы собрались переготовить кулинарные блюда всех народов мира…
-- А я решила, что ты уже вряд ли появишься.
-- Я был занят, пока ты тут потчевала гостя.
-- Разумеется, – тихо отозвалась Медлин.
-- Леон в Отделе уже четвёртый час, но я не вижу результатов! Что с тобой?!
-- Я работаю…
-- Да, я видел записи: кофе, завтрак, общие воспоминания… Что, тебе и, правда, не понравилось, как он переделал свой дом?
-- Пол, мы ведь, кажется, уже договорились о том, что у меня с главным стратегом Красной Ячейки нет, и не может быть общих воспоминаний. Ты забыл? Или ты не веришь мне?
-- А должен верить? Леон был убедителен.
Медди сделала вид, что не заметила обидной колкости Шефа.
-- Естественно, Леон ведь почти уже первое лицо во всем террористическом мире. Разве он достиг бы всего, если бы не был дьявольски умен и изобретателен. Вот и сейчас он действовал весьма умело, в его положении, когда можно надеяться только на чудо, это самая верная тактика. Когда враг ссорится и выясняет отношения, есть надежда, что о нём забудут…
-- О нём не забудут… А зачем ты притащила его сюда? – спросил Пол, медленно прохаживаясь по кухне.
-- Для анализа мыслеобразов мне нужны его реакции на самые разные раздражители, – сухо ответила Медлин.
-- И ты их получила? – скептически поинтересовался Вульф.
-- Конечно. А ты сомневаешься? – в голосе женщины послышалась усмешка. – Кстати, а чем это так долго был занят ты?..
Шеф вдруг резко остановился и обернулся, его взгляд стал пугающе стальным.
-- Медлин, зачем задавать вопросы, на которые давно знаешь ответы?.. Камеры в твоём кабинете пока ещё никто не отменял…
Медди не надо было объяснять, что Пол намекает на её вчерашний допрос, устроенный Вальтеру, но ни один мускул не дрогнул на безмятежно-застывшей маске лица. Спокойный взгляд тёмных глаз, как всегда, вводил в заблуждение даже самого проницательного собеседника, а чуть вздёрнутый подбородок придавал женщине снисходительное даже слегка надменное выражение.
Вульфу всегда нравилась эта её манера смотреть на собеседника с высока, давая понять, что он всего лишь земляной червь пред ней. Однако ему нравилось наблюдать это со стороны, а не применительно к себе!
-- Впрочем, как и камеры здесь! – заметил Шеф, резко меняя тему, дабы выйти из положения допрашиваемого. – Инфракрасные датчики с твоими показателями светились как рождественская ёлка, когда Леон начал свой рассказ, я уже не говорю о том, когда он к тебе прикасался!.. Слишком уж много эмоций для Железной леди…
-- Почему бы и нет… – всё так же свысока произнесла Медди. – А ты как будто ревнуешь? Или только изображаешь ревность? Впрочем, будь любезен, освободи меня от подобных сцен. И не перекладывай, пожалуйста, проблему с больной головы на здоровую. Я буду в Белой комнате, результаты процедуры ты получишь на свою панель…
Женщина решительно направилась к двери.
-- И прихвати с собой пистолет, – холодно бросил вдогонку Вульф.
-- Прости?.. – Медлин остановилась и медленно повернулась к Полу, вопросительно изогнув бровь.
-- Я хочу, чтоб по окончании процедуры, ты ликвидировала Леона.
-- Но…
-- Я слышать не желаю, что он может быть для нас ценен или полезен! – грозно оборвал Шеф. – Ликвидировать!
-- Я и не собиралась оставлять его в живых…
-- Вот и прекрасно! Сделаешь этолично!
-- Ты хочешь проверить меня, Пол? – в её голосе послышались ледяные нотки. – Ты настаиваешь, чтобы я всё сделала сама?
-- Именно!
-- Тогда я предпочла бы использовать Леона для проверки нового нейрохирургического препарата, разработанного биохимиками, – бесстрастно произнесла Медди, сделав вид, что её совершенно не интересует происходящее между ними.
Она видела, что атмосфера в небольшой кухоньке внезапно стала настолько взрывоопасной, что казалось, достаточно лишнего слова для того, чтобы всё вышло из-под контроля. Пол, намерено или подчиняясь импульсу, переходил все границы в их отношениях, и её это не могло не настораживать или даже пугать.
-- Пожалуй, это разумно, – внезапно согласился Вульф, – мне имеет смысл присутствовать?
-- Едва ли, – равнодушно откликнулась Медлин, – впрочем, если ты хочешь…
-- Да, позови меня, когда всё будет готово…

 

#3
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22473
  • Откуда: Москва
  • Пол:
3 января, пятница. Отдел, Белая комната, 11:00
Зацикливаться на допущенных ошибках Леон никогда себе не позволял, а потому не думал, правильно ли он себя вёл или надо было действовать по-другому. "Дело сделано. И тебе придётся работать с материалом, который у тебя есть в данный момент, – спокойно рассуждал стратег КЯ. – У тебя нет слабостей, от которых ты не мог бы отказаться… следовательно шантажировать она тебя не будет… Боль?.. Может для проформы и помучает, но знает, что проку будет мало… Значит, сканирования не избежать… Это плохо!.. Впрочем, главное ты уже сделал… время выиграно, Этьен должен был успеть передислоцировать подстанции и сменить все коды доступов… Люди? Вот здесь действительно - плохо!.. Из твоих образов можно составлять картотеку! Но… может всё к лучшему?.."
При последней мысли Леон даже улыбнулся.
Дверь в камеру медленно распахнулась, и на пороге показался безликий техник, который толкал перед собой странный прибор, похожий на игровой шлем, скрещенный с компьютером и капельницей. Установив его позади кресла, он ловкими движениями поместил датчики на лоб, виски, плечи и грудь пленника, закрепил шлем над головой, проверил раствор в капельнице. Леон равнодушно следил за всеми манипуляциями, но когда на пороге комнаты бесшумно возникла Медлин, не смог скрыть волнения.
-- Так это и есть твоя чудо-машина? – как можно беспечнее спросил он. – Не боишься, что мои мыслеобразы будут заполнены тобой?
-- Не боюсь, – улыбнулась в ответ Медлин.
-- Да… ты ничего не боишься…
Губы Леона тронула слабая улыбка. Он закрыл глаза и откинулся на спинку кресла.
-- Что вызывает у вас столь неуместное веселье? – удивлённо изогнув бровь, поинтересовалась женщина.
-- Сочетание красоты и холодности твоих глаз… – не поднимая век, глухо отозвался стратег КЯ.
-- Не такое уж редкое сочетание, – почти сразу последовал ответ, – вы не согласны Леон? Думаю, вы в своей интересной жизни видели много таких же холодных глаз…
-- Интересной? Такие, как я, не попадают в хроники о замечательных людях.
-- Только не для меня, – Медлин тщательно, чуть касаясь его кончиками пальцев, проверила установленные датчики. – Вам удобно? Думайте о прекрасном…
-- В твоём присутствие это не сложно, – улыбнулся мужчина, стараясь сосредоточится только на глазах Медлин, прекрасно понимая, что первые скан-образы запечатляют последнее, о чём думает человек.
Женщина нажала кнопку на приборе, и картинки прошлой жизни Леона понеслись у него перед глазами с дикой скоростью.
Больно не было, но возникало странное ощущение нарастающей пустоты и падения в тёмною бездну. Стратег КЯ не сопротивлялся, он и раньше слышал о таких приборах и знал, что сосуды головного мозга иногда лопаются, не выдерживая напряжения.

Внезапно ощущение полета исчезло, и бездна отступила. Неимоверным усилием Леон попытался открыть глаза, но веки ему не подчинились, зато в глубине сознания зародилась пронизывающая боль. Пытаясь отвлечься от нее, он сконцентрировался на внутренних ощущениях, но ни руки, ни ноги не пожелали откликнуться, своего тела главный стратег КЯ не ощущал.
"М-да, может быть, я уже умер? – мелькнула еле уловимая мыслишка, но Леон постарался уцепиться за неё всем своим сознанием. – Если я могу мыслить, то значит, не всё так плохо…"
И, расслабившись в ожидании новой мыслительной активности, он заставил себя превратиться в охотника с азартом поджидающего добычу. Внезапно боль прекратилась, и из глубин подсознания вынырнул и зазвучал в его голове голос. Несмотря на то, что он был глухим и искаженным, будто обернутым слоем ваты, Леон его сразу узнал.
-- …достаточно, закончим на этом, – слова вибрировали приближаясь, Леону стало вдруг тепло, закололо там, где по его прикидкам должны были быть его ладони.
Сделав паузу, Медлин вытащила иглу капельницы.
-- Каково его состояние? – спросила она своего ассистента.
-- Жизненные показатели присутствуют, но пульс слабый.
-- Значит он жив?
-- Можно сказать и так, – кивнул ассистент, – Сейчас он в состоянии близком к коматозному.
-- Как далеко мы смогли проникнуть в его подсознание?
-- Практически до дна… Подождите-ка…
-- В чём дело? – Медлин перевела внимательный взгляд с помощника на Леона и обратно.
-- Да! Так и есть… отмечена работа головного мозга, идёт восстановление функций.
Медди, сама не знала, почему почувствовала некоторое облегчение.
Стратег КЯ медленно открыл глаза, невидящим взглядом пронзая Белую комнату.
-- Как самочувствие? – поинтересовалась женщина, но осталась без ответа.
Леон смотрел сквозь неё и, казалось, был совершенно отрешён от реальности.
-- Что с ним? – строго спросила Медлин ассистента.
Тот растерянно пожал плечами, быстро просматривая показатели приборов и меняя какие-то параметры и настройки.
-- Не понимаю… большинство показателей в норме… хотя, конечно, странно, что он так быстро пришёл в сознание… может отсюда неадекватные рефлексы… не знаю…
Дверь Белой комнаты отворилась, и на пороге показался Пол.
-- Он симулирует, – заявил Вульф, мрачно глянув на своего главного стратега.
-- Думаешь? – вздёрнув подбородок, спросила Медди.
Она медленно подошла к Леону и отстегнула пластину с левого запястье. Затем приподняла его руку вверх и разжала пальцы. Рука мужчины безвольно ударилась о подлокотник и соскочила с него. Взгляд по-прежнему остался отрешённым.
-- Симулирует, – настойчиво повторил Шеф, взглядом приказывая ассистенту Медлин удалиться.
-- Он не может симулировать, – спокойно возразила Медди, когда тот вышел, – для этого у него нет, и не может быть, сил. Даже если мозговая активность присутствует, это совершенно не означает, что он чувствует своё тело.
-- Мне кажется или ты защищаешь его?!
-- Пол, я не знаю, что тебе рисует твоё воображение, но ты явно необъективен.
-- Где тот препарат, который ты обещала оставить напоследок? – холодно спросил Шеф.
-- В нейро-лаборатории…
-- Ну, так прикажи доставить его сюда! Немедленно!
Агрессия Вульфа слегка пугала и настораживала Медлин, а в таких ситуациях она знала, что лучше не спорить. Женщина быстро связалась с лабораторией и через пять минут в Белой комнате появился металлический саквояжик с ампулами и шприцом-пистолетом.
Шеф и Медлин вновь остались одни.
Пол лично зарядил шприц и протянул Медди.
-- Коли, – приказал он.
-- В таком состоянии это бессмысленно, – неодобрительно покачала головой женщина, забирая «пистолет».
Тем не менее Медлин приблизилась к Леону и ввела ему инъекцию в сонную артерию.
Стратег КЯ практически физически ощутил, как лекарство побежало по кровеносным сосудам, тысячами игл впиваясь в головной мозг. С губ Леона сорвался непроизвольный стон и он, крепко сцепив зубы, закрыл глаза.
-- А, по-моему, рефлексы как раз адекватны, – натянуто улыбнулся Вульф, протягивая Медлин ещё одну ампулу. – Сейчас он безо всякого сканирования расскажет нам всё, что нужно… Коли…
-- Это убьет его, – женщина покачала головой, – действие препарата не исследовано до конца.
-- Тебя это сильно занимает?
-- Ну, ты же хочешь допросить его? Или нет? Если я введу ему вторую ампулу, он уже никогда не заговорит… А может ты просто хочешь побыстрее ликвидировать, раздражающий тебя объект?
-- Я думаю, пара ампул сделает его посговорчивее, а если убьёт, то так тому и быть, – расплылся в жёсткой улыбке Пол, забирая у Медди шприц и заряжая его. – Во всяком случае, мы проведём испытания препарата…
Не дожидаясь Медлин, Вульф сам ввёл новую инъекцию.
Свободной рукой Леон схватился за шею, корчась и задыхаясь от боли, судорожно глотая воздух. Ему казалось, что мозг разрывается на тысячу частей.
-- Итак, сначала о Кипре, – улыбнулся Шеф, склоняясь к стратегу КЯ. – Какие организации там присутствовали?.. Учти, за каждый неправильный ответ ты будешь получать дозу лекарства… Медлин, заряди шприц… "Чёрный марш" был?..
Леон измученно кивнул.
-- Отличное начало, – Пол похлопал пленника по плечу. –"Пламенный закат", "Пятый порядок"?..
-- Д-да… – с трудом выдавил стратег КЯ пересохшими губами.
-- "Разорванный круг", "Чистое небо", "Мировой протест"?
Леон издал странный хриплый звук, качая головой:
-- "Мирового протеста"… не было…
-- Как это?.. Пьяц никого не прислал?.. Не верю… Медлин, инъекцию!
-- Хватит! – протестующее воскликнула Медлин. – Так ты ничего не добьешься. Пол, если после каждого вопроса колоть ему лекарство, ты не успеешь задать и четверти возможных вопросов. Остановись, дай препарату подействовать, как следует, тогда он заговорит сам. И держи себя в руках, пожалуйста…
-- Тебе его жаль? – раздражённо скрипнул зубами Вульф. – Ты хочешь прекратить его страдания?
-- Пол, зачем изводить на пленника опытную вакцину, если ты просто хочешь доставить ему больше боли? – совершенно бесстрастно ответила Медди, её задели слова Пола. – Позови Близнецов и получишь то, что хочешь.
"Пол ведёт себя совершенно неадекватно последние дни, – подумала женщина, глядя, как тот мечется по камере, – он подозревает меня во всём, в чём только можно подозревать".
Глаза Шефа сузились, он быстро подошёл к стене и вызвал по интеркому Близнецов.
В проёме двери появились мужчина и женщина с металлическими чемоданчиками в руках и застывшими на лицах масками равнодушия.
Медлин с интересом отметила, что на губах Леона почему-то появилась улыбка.
Расположив инструменты на столе, Близнецы вопросительно посмотрели на Пола. Тот вновь приблизился к стратегу КЯ и тихо спросил:
-- Гарольд Спринг - твоих рук дело?
-- А… ты… как… думаешь?.. – отрывисто прошептал Леон, тяжело дыша.
-- Вопросы здесь задаю я! – резко заявил Шеф. – Ты приказал убрать?!
Голос Вульфа пронзительным эхом отозвался в голове пленного, малейшие звуки стали оглушительно болезненны.
-- Я…
-- Почему же тогда место руководителя занял не ты, а Харингтон?!
-- Я проиграл ему в кости… – рассмеялся было Леон, но жуткая боль к каждой мышце, в каждом суставе превратила смех в нечленораздельные стоны.
Пол повернулся к Близнецам, кивнув в сторону пленника, и перевёл пристальный взгляд на Медлин. Она стояла, прислонившись к стене Белой комнаты, и со стороны могло показаться, что Медди внимательно наблюдает за происходящим. Но на самом деле это было не так. Не то чтобы её не интересовал допрос, но Медлин столько лет была здесь главным действующим лицом, что ни один мускул на её лице не выдавал её действительных мыслей. "Интересно, зачем это Полу? – ничто не мешало Медди размышлять о ситуации, благо, что от неё ничего не требовалось, она вообще могла бы уйти к себе, если б это не вызвало бы гораздо большие вопросы. – Зачем ему эта демонстрация? Напугать меня? Заставить быть покладистой? Понятно, что Леон не рядовой пленник, но разве таким должен быть допрос незаурядного противника?"
Странный прибор, с виду напоминающий пистолет с крутящимся диском на конце, медленно приближался к скуле Леона. Узкая металлическая полоска коснулась кожи, оставляя тонкий надрез. Однако действие этого «орудия развязывания языков» было не так болезненно, как зудящий звук, он просто сводил стратега КЯ с ума, словно с силой тысячи атмосфер давя на его мозг.
"Господи, дай мне умереть", – лишь об одном молил Леон, его голова просто раскалывалась, а предметы и люди в Белой комнате слились воедино.
Зрительные образы куда-то пропали, уступив место звукам. К счастью для себя, пленник практически сразу потерял сознание.
-- Приведите его в чувство, – почти прорычал Пол, когда стало ясно, что Леон не в состоянии говорить, и Палачи бросились к своим чемоданам, достали какие-то ампулы, стали лихорадочно наполнять шприц, – я ведь приказал заставить его говорить, а не доводить до потери сознания… Ты этого хотела?…
Последняя фраза была обращена к Медлин, которая, услышав её, слегка усмехнулась. Вот что происходит, когда кто-то берётся не за своё дело. Видя, как Близнецы безуспешно пытаются привести пленника в чувство, она ответила, подавив улыбку:
-- Пол, оставь его в покое, хоть на некоторое время и прикажи перевести в лазарет. Бесполезно накачивать его лекарствами, особенно после сканирования и дальнейших биохимических испытаний. Он вообще не очнётся, если не дать ему времени на некоторую реабилитацию. Ну, разумеется, если тебе нужны его показания, если же нет, то продолжайте, а я с твоего позволения пойду к себе, мы записали достаточное количество информации из его памяти.
Не дожидаясь разрешения Шефа, Медлин вышла из Белой комнаты.

 

#4
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22473
  • Откуда: Москва
  • Пол:
3 января, пятница. Отдел, кабинет Медлин, 14:40
Декодировщики уже вовсю трудились над обработкой данных, полученных с помощью сканирования мозга Леона. Медди с нетерпеньем и какой-то тайной тревогой ожидала первой порции информации.
Не утерпев она, наконец, нажала кнопку общего обзора Отдела и выбрала объект «Белая комната», желая узнать там ли ещё Пол. На дисплее появилось изображение пустого круглого помещения.
Дверь кабинета внезапно отъехала и внутрь вошёл Шеф.
Медлин быстро, но без резких движений закрыла окно обзора помещений.
-- Есть новости? – без всякого вступления спросил Вульф, внимательно оглядев небольшое пространство комнаты.
Наткнувшись взглядом на чёрную орхидею, он на секунду остановился, помрачнел и резко отвернулся. Медди с интересом наблюдала за Шефом, её даже веселила эта странная ревность.
-- А у тебя? – в тон ему ответила она вопросом на вопрос.
-- Он в медблоке, состояние стабильное, если ты это хотела знать…
-- Вообще-то я хотела знать, заговорил ли он.
-- Пока нет… – произнеся это, Пол почувствовал почти неприязнь к улыбающейся женщине. – А твой анализ? Есть какие-то данные?
-- Мы работаем…
-- Это не ответ, – повёл бровью Вульф. – Результаты… Где результаты?
Медлин откинулась на спинку кресла, скрестив руки на груди:
-- Для этого нужно время.
-- У твоих людей было уже предостаточно времени! Если они до сих пор не справились, значит они некомпетентны… А может это ты умышленно затягиваешь расследование?!
-- Интересно, и для чего же это? – с вызовом спросила Медди, явно обиженная подобным отношением.
Пол медленно приблизился к её столу и, оперевшись на него обеими руками, наклонился вперёд:
-- А вот это уже тебя надо спросить!..
-- Пол, ты меня подозреваешь в измене? – в ее взгляде не было страха, только спокойствие. – Зачем ходить вокруг да около? Скажи прямо…
Вульф, проигнорировав её вопросы, нервно засунул руки в карманы брюк и начал мерить шагами кабинет.
-- Мозг - сложнейший человеческий орган, – видя, что Шеф не собирается отвечать, продолжила Медлин, – мыслеобразы не запустишь, как фильм или программу, чтобы всё сразу было понятно. Многое вытянуто из подсознания, не исключено, что это будущие планы «Красной ячейки». Но компьютеры не могут работать быстрее, чем они работают, а уж люди тем более. Дай нам ещё немного времени, ведь методики и алгоритмы пока в стадии разработки, результаты анализа могут быть самыми неожиданными.
-- Что значит «самыми неожиданными»? – нахмурился Вульф. – Это что, ты меня заранее готовишь к тому, что результатов может вообще не быть?!..
Такое заявление просто переполнило чашу терпения Медлин:
-- Не цепляйся к словам… Если у тебя проблемы с твоей журналисткой, то не надо срывать зло на мне!..
Шеф резко остановился, повернувшись к Медди. На его лице отразилась смесь изумления, тревоги и негодования.
-- Что всё это значит?! – потребовал объяснений мужчина.
-- Это значит, что твои мысли постоянно заняты посторонними вещами, – не отстала от него Медлин, – ты забросил контроль над миссиями, система тестировалась без твоего участия, ты скрываешь от меня свои личные контакты вне Отдела, а это вопрос безопасности и не только твоей. Кстати, с каких это пор ты скрываешь от меня свои личные контакты? Ты втягиваешь в свои личные дела сотрудников Отдела, а это тоже чревато проблемами, ты постоянно следишь за мной, критикуя любое моё действие. Ты прервал допрос Леона, полностью отстранив меня от него. Мы перестали понимать друг друга, Пол.
Шеф шумно выдохнул, уткнувшись глазами куда-то в бок.
-- Может быть, идея Джорджа не так и плоха… – холодно заметила Медлин.
Вульф поднял на неё вопросительный взгляд, ожидая разъяснений.
-- Нам становится тяжело друг с другом… – взяв карандаш и покручивая его в руках, тихо произнесла женщина, не поднимая глаз на Пола, – это мешает работе…
-- Ты не перейдёшь в другой Отдел, – сурово заявил Шеф, – даже если тебе этого очень хочется!
-- Пол, ты ведь знаешь, что мне этого не хочется, – Медди укоризненно покачала головой, – но в данный момент страдает дело. Наше с тобой общее дело, а мы не можем этого допустить. Я могу понять и даже оправдать такое положение вещей усталостью или занятостью, но не ты ли сделал чуть ли ни главным законом Первого Отдела недопустимость того, чтобы личное мешало работе?
-- Да, я сделал это законом. И почему бы тебе самой не вспомнить этот закон на досуге?
-- Пол, иногда мне кажется, что ты меня ревнуешь, но разве для нас это не в прошлом? Мы ведь договорились…
"Мы ведь договорились…" – снова и снова оглушительным грохотом отдавалось в голове Вульфа.
-- Я не ревную, – холодно отозвался он. – Но я не могу понять твоё поведение!..
-- Оно такое, как и всегда.
Шеф задумался и вновь принялся мерить шагами комнату. Медлин внимательно наблюдала за ним, абсолютно не понимая, чего он от неё хочет.
Пол внезапно остановился и устремил пронзительный взгляд на женщину:
-- Скажи, ты когда-нибудь жалела о том, что работаешь в Отделе?.. То есть, если б у тебя тогда был выбор идти в Отдел или нет, какое бы ты приняла решение?..
-- Что ты хочешь знать, Пол? Повернулась ли бы я и ушла, если б мне дали выбирать? Тогда - да, я была молодой и глупой, мне хотелось свободы, я не желала идти в тюрьму, сейчас - нет. Очевидно, что Отдел убил часть моей души, но без него я не стала бы той, кем, в конце концов, стала. Разве мы добились бы всего этого в одиночку, Пол?.. Вместе мы были сильными… А теперь…
Она горько усмехнулась своим мыслям.
Вульф задумчиво качал головой.
-- А если бы тебя в Отдел привёл я? – тихо спросил он.
-- То есть?..
-- Ну, допустим, – тщательно подбирая слова, начал Шеф, – я бы знал о твоём преступлении и дабы уберечь от тюрьмы, привёл сюда… Как бы ты относилась ко мне после такого?.. Простила бы когда-нибудь?
-- Пол, что с тобой?..
-- Медлин, я задал вопрос…
-- Ну, меня ведь привёл не ты… Конечно, простила б, а разве ты сомневаешься?.. Потому что, простить можно всё, если только хотеть этого. Так же как и ненавидеть можно за самый невинный поступок, всё зависит от желания. Кстати, у тебя перед глазами есть ещё одно подтверждение, Майкл и Никита. При всей её ненависти к Отделу, она не считает Майкла виновником своего положения… Пол, да что с тобой? Зачем эти расспросы?..
-- Так… любопытства ради… – делая беспечное выражение на лице, отозвался мужчина.
-- Любопытства?.. – скептически переспросила Медди. – Пол, я знаю тебя 14 лет… я вижу, когда ты мне лжёшь…
"Да уж… – пробормотал про себя Шеф. – Она точно видит… надо быть осторожней… Всё-таки первая директива придумана не зря!.."
-- Как там дела с декодированием? – резко перевёл разговор в другое русло Вульф.
-- Оно проходит успешно, первые результаты сразу же будут у тебя, – ответила Медлин.
"Он явно что-то скрывает, – подумала она, глядя на его задумчивое лицо, Пол будто бы отсутствовал, постоянно отвлекался на какие-то мысли, делал паузы, хотя тщательно маскировал своё беспокойство, – что-то, чего нельзя сказать мне. Неужели он так сильно привязан к той журналистке?"
-- Поторопи их! – нахмурился Шеф. – «Красная ячейка» наверняка уже в курсе поимки Леона, они начнут заметать следы и мы опять опоздаем! И проследи, чтоб красные группы были готовы к немедленной отправки на миссии.
-- Кто будет возглавлять группу Майкла? – с нотками вызова в голосе поинтересовалась Медлин.
-- Акерман.
-- Амбициозный оперативник…
-- Тем лучше.
-- Лучше - было бы внедрять его, а не Майкла.
Вульф слегка нахмурился, понимая, что с его стороны было нехорошо отправлять Майкла без ведома Медлин, оправдание было только одно - Пол хотел дать Медди хоть немного поспать.
-- Ты будешь обсуждать моё решение?
-- Нет, но именно я отвечаю за психологическую совместимость оперативников и их оптимальное распределение на выполняемых миссиях.
-- Ты думаешь, что Майкл не справится с порученной миссией?
-- Я этого не говорила… – Медлин упрямо вздёрнула подбородок. – Майкл справится, но вот его группа, возглавляемая Акерманом может начать допускать ошибки. Что в результате нам важнее? Чтобы Майкл отлично выполнил одиночную часть миссии, с которой, кстати, справился бы и Акерман или Девенпорт? Или чтобы группа в итоге сработала на отличный результат?
-- Нам важно всё, Медлин. В Отделе не бывает второстепенной работы.
-- Тем не менее, ты мог бы посоветоваться со мной, – с укоризненными нотками в голосе заметила женщина. – Мы ведь планировали использовать Майкла для работы с Моник…
-- Ничего, найдёшь другое решение. А так - без Майкла - Юргену будет проще сработаться с Никитой…
"Только ли ради этого ты отослал Майкла?" – с сомнением размышляла Медди.
-- Пол, я найду другое решение, но Юргену будет тяжело сработаться с Никитой в любом случае, ему будет мешать их прошлое. Хотя в чем-то ты прав, присутствие Майкла обостряло эту комбинацию, против которой я была против, если ты помнишь.

 

#5
olga_n_k
olga_n_k
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 4 Сен 2002, 15:27
  • Сообщений: 5036
  • Откуда: Владимир
  • Пол:
Re: 3 января, пятница. Отдел, кабинет Медлин, 15:20
-- Прошлое… прошлое… – задумчиво пробормотал Вульф. – Сколько сюрпризов в нём таиться?.. Хм…
-- Прости? – с лёгким недоумением переспросила Медлин.
-- Так… мысли вслух… – устало провёл рукой по лицу мужчина. – Что там с Фризом?
-- Ты имеешь в виду отчёт для Джорджа?
-- И отчёт тоже… Но прежде чем за Фридмана возьмётся Центр, я бы хотел с ним поговорить… кх… по душам!..

 

#6
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22473
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 3 января, пятница. Отдел, кабинет Медлин, 15:20
-- Я уже начала составлять отчет для Центра, думаю, Джонс тоже наверняка захочет знать его содержание, тут нужно быть осторожными... - кивнула Медди. - Ты пойдешь к себе?...
-- Да, я буду у себя, прежде чем отправлять в Центр, пришли мне готовый вариант отчета...
-- Хорошо, - женщина внимательно следила за Полом, он очень беспокоил ее своей необычной задумчивостью. - Что-нибудь еще?.. Пол?
 

#7
olga_n_k
olga_n_k
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 4 Сен 2002, 15:27
  • Сообщений: 5036
  • Откуда: Владимир
  • Пол:
Re: 3 января, пятница. Отдел, кабинет Медлин, 15:25
-- Нет, - сухо отозвался Вульф направляясь к выходу, но перед самой дверью он вдруг остановился и чуть обернувшись сказал: - Наверное, последние дни я кажусь тебе странным… Ты только не делай поспешных выводов… всё может оказаться не так, как представляется на первый взгляд…
 

#8
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22473
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 3 января, пятница. Отдел, кабинет Медлин, 15:30
-- Пол, я всегда делаю какие-то выводы, - Медлин улыбнулась, - ты ведь знаешь, это моя работа. Только почему тебя они так беспокоят? Разве я когда-нибудь давала тебе повод сомневаться в себе и в своих выводах?
Пол ничего не ответил, и женщина решила сменить тему.
-- Ты собираешься лично допрашивать Леона, когда это будет возможно? Мне проследить за его состоянием?...

 

#9
olga_n_k
olga_n_k
  • Автор темы
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 4 Сен 2002, 15:27
  • Сообщений: 5036
  • Откуда: Владимир
  • Пол:
Re: 3 января, пятница. Отдел, кабинет Медлин, 15:30
-- Я… – Вульф на секунду замялся, – мне, наверное, придётся на время покинуть Отдел… Сама проследи тут за всем, хорошо?
 

#10
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22473
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 3 января, пятница. Отдел, кабинет Медлин, 15:30
-- Ты собираешься покидать Отдел? В такой момент, и я об этом узнаю случайно? - в ее голосе звучало такое удивление, что Пол почувствовал себя виноватым.
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей