Перейти к содержимому

Телесериал.com

Мой подарок Delf

Последние сообщения

Сообщений в теме: 107
#1
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Это мой подарок для Дельфинюшки! Правда, пока только его первая часть, вторую не успела дописать, поэтому вывешу в понедельник.
А сейчас ОНО!
Год 1916.
В доме Бенето царила праздничная суматоха. Сегодня устраивался большой праздник в честь младшей дочери Франсиско Бенето, Марии. Ей исполнилось шестнадцать, и это был её первый выход в свет. Столы уже ломились от яств, а музыканты были готовы играть всю ночь напролет. Наконец, ближе к вечеру, к дому начали стекались гости, и слуги едва успевали их размещать. Огромный особняк наполнился смехом юных девушек, их матерей и бабушек. Они напоминали рой прекрасных экзотических бабочек, в своих лиловых, красных, синих, зеленых, серых, розовых, черных платьях, из шелка, бархата, органди, муслина, тафты, расшитых золотом и серебром, украшенных драгоценными и полудрагоценными камнями. От всего этого рябило в глазах, и кружилась голова. В противоположность дамам, сопровождающие их мужчины были одеты в строгие костюмы, преимущественно черных и серых цветов. Гости были разными по возрасту и характеру, но они все принадлежали к сливкам итальянского общества. Интеллигенция, духовенство, фабриканты и прожигатели жизни, все они собрались сегодня здесь, чтобы обсудить военные действия и поздравить младшую дочь одного из самых влиятельных людей южной Италии.
Сама же виновница торжества сидела рядом со своей матерью, скромно опустив глаза под многочисленными взглядами присутствующих. Впрочем, она была столь привлекательна, что не смотреть на неё было не возможно. Восхитительное темно зеленое платье с глубоким декольте, расшитое золотыми нитями подчеркивало стройность девушки. Сафьяновые туфельки как влитые сидели на маленькой ножке. Светлые волосы были высоко подняты, при помощи золотых гребней, украшенных изумрудами. Лишь несколько прядей, словно случайно выбившихся, падали на обнаженные плечи. Изящные пальцы рук нервно теребили оборку на платье, за что мать уже неоднократно делала ей замечания. Девушка казалась была воплощением очарования и кротости, но своевольные искорки, время от времени вспыхивающие в голубых глазах, выдавали упрямую натуру и острый ум.
Можно было без преувеличения сказать, что Мария Карано была одной из самых прекрасных девушек в Италии. А в сочетании с богатством её семьи, она становилась желанной невестой для любого мужчины.
Праздник начался. Среди молоденьких девушек царило нервное веселье, еще бы ведь каждая из них боялась просидеть весь вечер и ни разу не станцевать. К тому же каждая из них в тайне надеялась встретить на этом вечере своего суженного. «Суженные» же не торопились с выбором, заставляя девушек волноваться ещё больше.
Дамы постарше неторопливо обсуждали последние модные веянья и сплетни, при этом они внимательно следили что бы их дочери не наделали глупостей. Их мужья, снисходительно поглядывающие на жен и дочерей, куда более внимательно смотрели за молодыми людьми, опасаясь, что те, могут чрезмерно вскружить голову их малышкам.
Когда Франсиско Бенето встал, все разговоры мгновенно стихли. Он сделал знак музыкантам и, подойдя к дочери, пригласил девушку на её самый первый вальс. Так под чарующие звуки вальса, Мария простилась с детством.
Когда музыка закончилась, и отец проводил её на место, то девушка мгновенно оказалась в плотном кольце поклонников, жаждущих пригласить её на танец. Еще бы, ведь раскрасневшиеся от волнения щечки, огромные голубые глаза, в обрамлении длинных темных ресниц, и ямочки на щечках, появляющиеся каждый раз, когда она улыбалась, заставляли мужские сердца биться сильней.
Музыканты без устали играли вальсы, мазурку, кадриль, и Мария не успевала даже присесть, как очередной кавалер уводил её на середину зала. Наконец, под благовидным предлогом её удалось выскользнуть из зала. Мария быстро направилась в комнату Лючии, своей няни. Вбежав в комнату, Мария потребовала:
- Нянюшка, подтяни шнуровку сзади, а то она вот-вот развяжется!
- Мария! Разве можно так бегать! Ни одна воспитанная девушка так себя не ведет!
- Ну, няня! Не сердись! Я боялась, что платье с меня свалится, вот и торопилась.
- Все равно, нельзя носится по дому полному гостей как угорелая! – ворчала Лючия, поправляя шнуровку.
- Все? – нетерпеливо спросила Мария.
Получив утвердительный ответ, девушка поцеловала няню в щеку и, шурша юбками, выпорхнула из комнаты. Торопясь вернуться к танцующим, Мария почти бежала по коридору, когда внезапно на неё кто-то налетел. Взвизгнув от неожиданности, девушка пошатнулась и, не удержавшись, села на пол. Возмущенно посмотрев вверх, Мария увидела перед собой молодого мужчину лет 25, внешность которого была образцом итальянского мужчины.
- Простите, - виновато произнес он, протягивая Марии руку. – Вы не ушиблись?
- Простите?! – возмутилась Мария, в миг позабыв обо всех нянюшкиных уроках вежливости. – Вы что с ума сошли?! Носитесь как угорелый!
Мужчина изумленно посмотрел на сидящую на полу девушку. Он впервые слышал, что бы девушки разговаривали подобным тоном. Он еще раз посмотрел на неё, пытаясь понять, кто она такая. Для служанки на ней было слишком дорогие платье и драгоценности, на гостью она тоже была мало похожа, поскольку сегодня были приглашены только итальянцы, а в девушке было мало похожего на итальянку. Где это видано, чтобы у итальянки были волосы, похожие на расплавленное золото, и глаза, цвета чистого неба?!
Между тем девушка, решительно отвергнув его помощь, поднялась с пола, и внимательно оглядела свое платье. Расправив чуть примявшиеся оборки, она сердито посмотрела на незнакомца.
- Не медленно извинитесь за свое поведение! – потребовала она.
- Простите, но я уже извинился.
- Что?! – возмутилась Мария. – По вашему, одного «простите» достаточно, чтобы забыть о том, что вы сделали?!
- Не только я был виноват в случившимся.
От возмущения Мария даже дар речи потеряла. Высоко подняв голову, она обошла стоявшего мужчину, и удалилась в сторону зала.
«Невоспитанный дурак!» - сердито подумала она.
Вскоре танцы и поклонники вновь вернули ей прекрасное расположение духа. Она как раз заканчивала танцевать кадриль с сыном друга её отца Джавани, когда почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Слегка обернувшись, она, к своему великому возмущению, увидела того самого «невоспитанного дурака», который на летел на неё. Сдерживая гнев, она спросила у Джавани:
- Кто тот незнакомец у меня за спиной?
- Который? – не понял Джавани.
- Ну, тот, в темно-синем костюме, стоящий рядом с сеньорой Карано, - нетерпеливо объяснила Мария.
- А, этот! Так это её племянник, Антонио! Надо же я и не знал, что он вернулся!
- Вернулся?
- Ну да, ведь он один из первых ушел на фронт добровольцем. Наверное, его возвращение связанно с болезнью его отца. А почему он тебя так заинтересовал? – вдруг ревниво спросил Джавани.
- Он меня совсем не интересует! Наоборот, он мне совершенно не интересен! Более того, он мне не нравится! – решительно заявила Мария, к великой радости Джавани.

Год 1922.
Мария Карано нервно вышагивала по кабинету мужа. Её очень беспокоила его отсутствие. Ситуация в стране была столь напряженной, а непримиримость её Тони с новым режимом была столь сильна, что беспокойство Марии с каждой секундой перерастало в панику.
Когда она уже была готова отправиться на поиски мужа лично, дверь кабинета распахнулась, и на пороге показался Антонио Карано.
- Святая Магдалена! Тони, где ты был столько времени?! Я места себе не нахожу! Ты, что не мог послать домой Марко?!
Вместо ответа, Антонио подошел к ней и крепко обнял её. Мария обняла его в ответ, чувствуя с одной стороны облегчение, что видит его живым и здоровым, с другой стороны, она чувствовала страх, понимая, что он вряд ли принес с собой хорошие новости.
- Что ты узнал? – прошептала она.
- Нам нужно уезжать.
- Уезжать? – отстраняясь, спросила Мария. – Но куда? За чем?
- Так надо.
- Тони! Что значит «так надо»?! Ты понимаешь, что ты говоришь?
- Мария, у нас нет другого выбора! Если мы останемся в Салерно, то погибнем при первой же чистке.
- Но, Антонио, это не возможно!
- Помнишь, Бруно?
- Сына Малены?
- Да. Сейчас, он один из тех немногих, кого допускает к себе Муссолини. Его семья как-то просила у нас помощи, в разрешении одного конфликта. Я им тогда помог, теперь Бруно вернул мне долг. Он тайно предупредил меня, что мы стоим вторыми в списке тех, кто может быть опасен фашистскому режиму, в связи, с чем подлежит уничтожению. У нас есть всего два дня, что бы покинуть Салерно, а лучше саму Италию.
- Пресвятая Мадонна!
- Мария, прекрати причитать и начни собираться!
- Не кричи на меня! Как ты себе это представляешь? Я что должна немедленно сложить пару платьев в узелок? А как на счет остального?! Что прикажешь сделать с остальными вещами?! Сжечь?! Оставить этим животным?! А слуги?! Что будет с ними, если мы оставим их здесь?! А мои конюшни?! Тоже бросить?!
- Нет, ну что ты! Мы все возьмем с собой! Ты что совсем спятила?! Нашла время думать о глупостях! У тебя в конюшнях около сотни лошадей! Я что весь этот табун должен с собой взять?! Интересные у тебя представления о незаметном отъезде! Оставим их здесь!
- И ты мне говоришь, что я спятила! Оставить здесь моих красавцев! Что бы эти негодяи съели моих чемпионов! Да не за что! Я ни куда не поеду!
- Не говори ерунды! Если о себе не думаешь, подумай о детях!
- Вот именно! Мне рожать через три месяца! Предлагаешь сделать это в чистом поле?!
- Ты права! В могиле тебе будет намного удобней!
Мария беспомощно посмотрела на мужа. Внезапно она резко опустилась в большое кожаное кресло и разрыдалась. Антонио испуганно посмотрел на неё.
- Ну, милая, перестань, - он попытался успокоить её, опускаясь рядом с ней на колени. – Я вовсе не хотел тебя напугать, и кричать я на тебя тоже не хотел. Ну же, не плачь! Все будет хорошо, я тебе обещаю! Ну, сама подумай, ведь не может подобное безобразие долго продлиться! Через какое-то время Муссолини свергнут, и мы вновь вернемся домой. А пока мы должны уехать, ради нашей безопасности. Мария, ну прошу тебя, перестань плакать! Когда ты плачешь, я места себе не нахожу!
- Легко тебе говорить перестань! – Мария сердито посмотрела на мужа. – Вот скажи мне, за что нашей маленькой Италии столько горя?! Сначала революция с этим Мадзини!
- Ты ещё скажи, что революция была не нужна! Между прочим, моя бабушка тоже принимала в ней участие! И дедушка тоже!
- Твоя бабушка умная женщина, в отличие от своего внука! Я разве хоть слово сказала о том, что революция была глупостью?! К тому же моя бабушка лично знала Гарибальди и крайне лестно о нем отзывалась.
- Ты никогда не говорила о том, что твоя бабушка знала Гарибальди!
- Оставь в покое Гарибальди! Я пытаюсь сказать тебе о том, что ведь в 1848 году итальянцы боролись против Австрийской империи! И пусть мы потерпели поражение в 1849, но мы боролись за свою свободу! За свою независимость! И мы победили, Италия стала свободной! Но чего нам это стоило? Тысячи невинных погибли тогда. И ведь казалось, получили свободу, живите себе спокойно! Так нет! Нашему правительству нужно было в вязаться в войну! И ведь самое смешное, кого они поддержали, с кем заключили союз?! С Австро-Венгрией!
- Ну, милая, - Антонио попытался унять разбушевавшуюся супругу, - мы же в скоре вышли из него.
- Правильно, что бы вступить в Антанту! Теперь уже на стороне Франции, которая в годы революции столько раз нас предавала! И что мы получили в результате? Ничего! Мало того, что в 1917 Италию от полной оккупации спасло чудо, так на этой Парижской конференции нас просто задвинули в угол, при этом еще и унизив! Но, хорошо, пусть так, но война закончилась! Так, нет вместо нормальной, мирной жизни, мы получаем этого Муссолини! Моя мама, знала его семью и всегда говорила, что из этого Бенито ничего хорошего не выйдет! Он еще в детстве был дрянным мальчишкой, а с возрастом стал еще хуже! И этот его «Fasco di Combatimento»! Тоже мне «Боевой Союз», обыкновенные бандиты!
- Мария! Тише! Если кто-то услышит твои слова и передаст их куда надо! Мария, боюсь, тогда у нас и пары часов не будет!
С этими словами, Антонио встал. Мария внимательно посмотрела на него.
- Куда мы поедем?
- В Аосту.
- Где это?!
- В Италии.
- Но тогда… ты же говорил, что лучше будет, если мы вообще покинем Италию?!
- Это не я говорил, а Бруно! Поживем пока в Аосте, там есть дом, принадлежащий нашей семье. Правда он уже более пятидесяти лет пустует, но это и к лучшему, значит, о его существовании уже успели забыть. К тому же, Аоста расположена не далеко от Франции, в случае опасности уедим туда. И не надо фыркать! Речь идет о безопасности нас и наших детей, так что забудь о своей не любви к Франции!
Мария встала, расправила складки на платье, и, повернувшись к мужу, сказала:
- Я пошлю кого-нибудь к моим и твоим родителям, нужно предупредить их об опасности.
- Я уже отправил туда несколько надежных людей.
- Я надеюсь, ты знаешь что делаешь.
С этими словами Мария вышла из кабинета, оставив мужа в глубокой задумчивости.

Через час весь дом стоял «на ушах». Слуги носились по дому, не успевая выполнять распоряжения хозяйки. Мария сказала им, что решила сделать капитальный ремонт, но они не понимали, к чему такая спешка. Лишь несколько самых близких и надежных слуг знало, что происходит на самом деле. Лючия, спешно укладывала вещи сына Марии и Антонио, и все, что может понадобиться их, еще не родившемуся, малышу.
Мария носилась по дому, не зная, что взять с собой.
- Возьми только самое необходимое, - старался помочь ей Антонио.
- А что делать с остальным?!
- Оставь все здесь, все равно скоро вернемся сюда.
- А если за это время в дом заберутся воры, мародеры, Муссолини?! Позволить им получить то, что мои и твои предки собирали годами?! Серебряные подсвечники ручной работы, изготовленные в прошлом веке, китайские вазы, приобретенные твоим прадедом за немыслимые деньги, средневековые книги, старинные картины, одну из которых, портрет прабабки моей бабушки, написал, знаешь кто? Вижу, что знаешь! А знаешь, сколько она сейчас стоит?!
- Но не можем же мы все забрать с собой!
Отмахнувшись от мужа, Анна бросилась вниз и приказала запрячь прогулочную коляску.
- Что собралась делать?! – пытался добиться ответа Антонио.
- Я тебе потом объясню, - набрасывая на плечи шаль, сказала Мария, - когда вернусь.
Не слушая уговоры мужа, она отказалась от услуг возничего, решительно заявив, что будет править сама. Не успел Антонио опомниться, как она уже скрылась из виду. Тяжело вдохнув, он вернулся в дом. Иногда ему казалось, что он женат на куртизанке. Капризной, избалованной, способной бросить его в любую минуту. Конечно, ничего такого Мария не делала, наоборот, она была прекрасной хозяйкой, родила ему замечательного сына и сейчас носила их следующего ребенка…. Но иногда её поведение сводило его с ума! Особенно его пугали её самостоятельность и упрямство. Мириться с этими чертами её не самого простого характера ему помогала невероятная красота Марии и его безмерная любовь к ней.

Мария вернулась, когда уже началось смеркаться. Войдя в дом, она сразу же прошла в их спальню, сославшись на усталость. Возмущенный Антонио бросился за ней следом.
- Мария! Ты, что не собираешься объяснить мне, где ты пропадала столько времени?!
- Если ты будешь орать на весь дом, то нет! – прошипела Мария. – Закрой дверь плотней и подойди ближе.
Удивленный тоном жены, Антонио подчинился. Когда он приблизился к Марии, то она резко притянула его ближе и зашептала ему на ухо.
- Что если режим Муссолини продлиться не один год? Да не перебивай ты меня! Дослушай! Так вот, что если мы не скоро вернемся сюда, или же вообще не вернемся?
- Мария!
- Тихо ты! Чего орешь как на базаре! Ты сам сказал, что мы в списках на уничтожение. Я не хочу, что бы мои дети росли в нищете!
- Что ты предлагаешь? – шепотом спросил Тони.
- Я ездила к Джузеппе, помнишь его деда еще Пий IX, лишил сана священника, поэтому он и пошел работать сторожем на кладбище. Так, вот Джузеппе, как и дед, тоже работает на кладбище. Человек он надежный, еще моя мама его хвалила и использовала для деликатных поручений…
- К чему ты мне все это рассказываешь?!
- Ты прекратишь орать, словно труба иерихонская?! Я тебе пытаюсь все объяснить, а ты желаешь, что бы об этом весь дом знал! Завтра, мы отправим тех слуг, что не берем с собой, в Лечче, словно на время ремонта мы решили перебраться туда, а их посылаем подготовить все к нашему приезду. Ночью же мы тайно вывезем из дома все самое ценное и спрячем у Джузеппе.
- Не говори ерунды! Зачем лишние хлопоты, оставим все здесь, до нашего возвращения за всем присмотрят те, кого мы оставим здесь.
- Святая Магдалена, дай мне терпения, чтоб этого олуха вынести! Послушай, Тони, я ведь жду твоего ребенка, так?
- Так.
- Мне нельзя волноваться, так?
- Так.
- Ну, так давай сделаем, так как я говорю, и я не буду волноваться! Уж лучше лишней раз соломки подстелить, чем потом спать на камнях!
- Хорошо. Предположим, я соглашусь, но тебе не кажется, что у слуг могут возникнуть подозрения? Что это за ремонт, когда все ценности ты оставляешь здесь?
- А мы отправим вместе с ними несколько ящиков, в которых, как они будут думать, лежат фамильные ценности, а на самом деле разная ерунда.
- А если у них возникнут вопросы, почему часть слуг остается с нами? Или к чему такая спешка?
- Слушай, ты в доме хозяин или нет?! Велел ехать в поместье в Лечче, вот пусть молча и едут!
- Мария, прекрати! Ну, что это такое! Ты что кладбищенскому сторожу доверяешь больше чем собственным слугам?!
- Да.
- И за чем я спрашивал! И ведь предупреждала меня мама, что ты со странностями, так нет, не послушался я её, женился! Теперь вот мучаюсь!
- Вот что, мученик! Вместо того чтобы тут руки к небу воздевать, лучше расскажи о моем плане Марко, нам понадобиться его помощь.
Ворча себе под нос, Антонио подчинился, поскольку, не смотря на свое сопротивление, понимал, что жена вполне может оказаться права.
Мария же направилась в детскую. Войдя в комнату, она увидела, что Лючия уже укладывает мальчика спать.
- Мама! – сел в кровати трехлетний сорванец.
- Джузеппе! – Мария обняла своего сына. – Я надеюсь, ты сегодня вел себя лучше, чем обычно?
- Нее….
- Нее? – нежно спросила Мария, ласково перебирая темные волосики, больше похожие на пух.
- Нее.
- И что же ты сегодня натворил?
- Да все как всегда, - ответила за него няня. – Немного покапризничал за обедом, пытался засунуть кошку в банку с молоком…
- Она хотела молока, но не могла достать!
- … чуть не утопив её при этом, измазался в глине, покатался на поросенке, потерял штаны…
- И вовсе я их не потерял! Я их около конюшни оставил! По-моему….
- … отказался есть рыбу, сбил с ног садовника и немного перекопал цветник, вырвав при этом все лилии. А так, он вел себя очень хорошо.
Мария улыбнулась, но ничего не сказала. Старая нянька вновь попыталась уложить сорванца, но он, пользуясь присутствием матери, всячески сопротивлялся этому.
- Нянюшка, давай я сама его уложу, - предложила Мария, - а ты пока приготовишь нам с тобой чай.
Когда Лючия вышла, Мария укрыла сына одеялом и тихонько запела:
- Спи младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.
Тихо смотрит месяц ясный
В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
Баюшки-баю….

На следующий день все прошло согласно плану Марии. Рано утром большая часть прислуги была извещена о том, что они должны срочно выехать в Лечче, вместе с фамильными ценностями, которые на время ремонта было решено вывезти из дома. Посуду, картины, книги, подсвечники, одежду упаковывали в ящики и уносили к повозкам, на которые их должны были погрузить. Там их незаметно подменял Марко на ящики, наполненные предметами необходимыми, но не столь ценными.
Наконец, последние повозки выехали за ворота и Антонио, наконец, смог вздохнуть спокойно.
- Знаешь, Мария, если окажется, что мы этот спектакль разыграли напрасно, я тебе этого ни когда не прощу!
- Я очень надеюсь, что наш спектакль окажется напрасным, - спокойно ответила Мария и вернулась в дом.
Когда стемнело, Антонио, Марко, Анжело и Пабло, погрузили спрятанные ящики на телегу и по заброшенной дороге отправились к кладбищу.
Когда они уже практически подъезжали к погосту, из зарослей, росших вдоль дороги, показалась темная фигура. Мужчины схватились за ружья.
- Сеньор Антонио, это я Джузеппе, - прошептал появившийся.
- Пресвятая Мадонна! Ты что творишь?! Я чуть не умер от испуга! А если бы я выстрелил?! – возмущенно прошептал Пабло.
- Простите, что напугал вас, но я должен был перехватить вас до того, как вы подъедите к кладбищу.
- Что-то случилось? – встревожился Антонио.
- Не желательно вам там показываться, вдруг, кто заметит, да что заподозрит? Вокруг погоста много темных личностей крутится.
Марко и Пабло помогли старику взобраться на телегу.
- Нет, мы к кладбищу не поедим, мы сразу на место отправимся, и пусть эти псы потом попробуют хоть что-то найти! – с мстительной радостью прошептал Джузеппе. – Давай сынок, поезжай прямо, я скажу тебе, когда свернуть надо будет.
Телега медленно ползла по заброшенной дороге, вокруг не было ни души, лишь время от времени из зарослей слышались какие-то странные шорохи. Луна то исчезала за тучами, то вновь появлялась, освещая путь. Когда луна в очередной раз вынырнула из облаков, Джузеппе велел Анжело поворачивать на право. Анжело изумленно посмотрел на старика, а за тем перевел взгляд на заросли, росшие сплошной стеной.
- Но, сеньор Джузеппе, здесь нет дороги! Мы не можем свернуть в никуда!
- Поворачивай! Есть там дорога, уж я то знаю!
- Но….
- Поворачивай, - приказал Антонио, - там посмотрим.
К большому удивлению Анжело и остальных, лошади легко прошли сквозь заросли, и оказались на неизвестной дороге.
- Езжай прямо по ней, никуда не сворачивая.
- Куда ведет эта дорога? – спросил Анжело.
- Дорога ведет к полю.
- К полю?! – недоуменно переспросил Антонио, но старик ничего не ответил.
Вскоре они действительно выехали к заросшему полю. Анжело остановил лошадей и обернувшись посмотрел на старика.
- Что дальше, сеньор Джузеппе?
Джузеппе слез с телеги и, взяв поводья, медленно повел лошадей за собой. Через некоторое время впереди показалось какая-то постройка. Подъехав ближе, Антонио с удивлением распознал в постройке полуразрушенную церковь. Джузеппе остановился.
- Приехали.
- Что это за церковь?
- Когда-то давно, эта церквушка была убежищем для тех, за кем охотилась инквизиция. В числе тех, кто от неё скрывался, был и мой прадед. Теперь об этой церкви все забыли.
Джузеппе жестом призвал остальных следовать за ним. Они вошли в храм. Его внутреннее убранство поражало своим великолепием и запущенностью. Стены покрывали изумительные фрески, потемневшие и потрескавшиеся от времени, пол был усыпан пожухлой листвой, в воздухе серебрились в лунном свете огромные паутины, а стены были покрыты мхом.
Джузеппе подошел к алтарю и нажал на что-то. Послышался скрежет, и часть стены отъехала в сторону. Пабло с изумлением уставился на открывшийся проход.
- Что смотришь? – усмехнулся Джузеппе. – Давайте-ка спускаться вниз.
Мужчины цепочкой спустились по лестнице, в конце которой они обнаружили дверь. Открыв её, Джузеппе вошел в небольшое помещение без окон, с дощатым полом.
- Помоги-ка мне, - велел он Пабло.
Общими усилиями они сдвинули часть досок, под которыми оказался люк. Когда Пабло открыл его, при свете факела, который принес с собой Джузеппе, все увидели, простую деревянную лестницу ведущую вниз. Спустившись по ней, мужчины оказались в странном помещении. Если везде царило запустение, то здесь не было даже его следов. Помещение было оббито досками, но они не только не были повреждены гнилью, но даже не покрылись плесенью.
- Что за чертовщина! – воскликнул Анжело.
Джузеппе возмущенно посмотрел на него.
- Простите, - смутился парень, вспомнив, где они находятся. – Просто это же не возможно, что бы за столько времени дерево не сгнило!
- Все возможно! Те, кто построил эту церковь, знали что делают. Все здесь пропитано веществом, благодаря которому это дерево и через триста лет даже не почернеет. Впрочем, хватит разговоров. У нас мало времени, нужно перенести сюда ящики.
Когда все ящики лежали внизу, Джузеппе закрыл люк досками.
- Ни кто не найдет, - уверенно сказал он, направляясь наверх.
Поднявшись, он велел Анжело, Пабло и Марко выйти из церкви и подождать их у телеги. Когда они с Антонио остались одни, старик подвел его к алтарю.
- Слушайте меня внимательно сеньор Антонио. Я буду присматривать за всем, пока вы не вернетесь, но я уже не молод. Может случиться так, что когда вы вернетесь, мои кости будут покоиться в земле. Поэтому я хочу, чтобы вы знали, как самостоятельно открыть тайный ход. Видите, этот узор? Достаточно нажать вот сюда и ход откроется, нажмете сюда – закроется. Попробуйте.
Когда старик убедился, что Антонио все запомнил, они вышли из церкви.
Толи потому, что дорога была знакомая, толи потому что луна больше не скрывалась за облаками, но обратная дорога показалась Антонио намного короче. Высадив старика и расплатившись с ним, Антонио велел ехать домой.
Не успели они въехать во двор, как им на встречу вышла Мария.
- Ну, что вы так долго! Я тут чуть с ума не сошла, ожидая вас!
Изрядно уставший Антонио, молча взял её за руку и решительно направился в дом.
- Да расскажешь ты мне, как все прошло или нет? Антонио! – требовала Мария, увлекаемая мужем в спальню.
Войдя в спальню, Антонио запер дверь, наскоро умылся и лег в постель, предварительно уложив туда упирающуюся Марию.
- Тони! Я хочу знать! В конце концов, это я предложила! – шипела Мария.
Антонио притянул её поближе, и крепко обняв её, прошептал ей на ухо.
- Все прошло нормально.
Мария хотела потребовать более подробного отчета, но её муж уже крепко спал.
Рано утром, Мария, Антонио, их сын и несколько слуг покинули поместье «Золотая роща». Их надежды на скорое возвращение не оправдались.

Год 1947.
Створки ворот медленно раскрылись перед Марией Карано.
«Я все-таки вернулась», - устало подумала она.
Мария медленно пошла по заросшей аллеи к дому. Поднявшись по ступенькам на веранду, она опустилась на пыльный стул и осмотрелась. Годы войны пощадили поместье, в отличие от многих других оно не было сожжено или разрушено, конечно, все вокруг было запущенно и требовало ремонта, но все же….
«Я справлюсь, я верну «Золотой роще» былое величие. Я все потеряла: мужа, дочь, старшего сына, война отняла у меня всю мою семью, но никто и не что не отнимет у меня этого поместья!».
Мария решительно встала со стула и, достав ключ, отперла дверь.

Через два месяца поместье было практически восстановлено. По дому вновь сновали слуги, выполняя поручения Марии. Все стремились быстрей выполнить её приказы, боясь гнева своей странной госпожи. Мария дотошно проверяла качество работы строителей, лично контролировала все, что происходило в доме, вникала в каждую деталь жизни поместья. Все уже привыкли к тому, как она внезапно появляется в любой части поместья, словно зная, что она нужна именно там. Её упорство, её трудолюбие делали невозможное, поместье процветало, несмотря на тяжелые послевоенные годы. Многих удивляло, откуда у сеньоры Карано взялись деньги для восстановления поместья, но на этот вопрос так никто и не получил ответа….
За последующие три десятка лет многое менялось в жизни Италии, одно правительство сменяло другое, на смену ему приходило новое, люди рождались и умирали, менялись нравы, но одно оставалось неизменным. Поместье «Золотая роща» и его хозяйка. Мария по-прежнему железной рукой вела домашнее хозяйство. Она по-прежнему носила траур по погибшим детям и мужу, и никогда не выезжала за пределы поместья. Лишь однажды она, в 1976 году, съездила к своему младшему сыну Джани Карано, когда его дочь, её внучка, родила девочку. Девочку, со светлыми как у прабабушки волосами и голубыми глазами. Девочку, которую, по настоянию матери назвали Никитой….
В 1995 году Мария Карано умерла.


 

#2
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Продолжение ОНО.
Год 1999.
«Администрация автостоянки не несет ответственности за упавшие на машину самолеты».
- Клево! – рассмеялась Никита, ставя машину на сигнализацию.
Выйдя со стоянки, она направилась в здание аэропорта. Войдя внутрь, она огляделась в поисках табло, на котором высвечивается информация о рейсах. Её отец попросил встретить его партнера, прилетающего сегодня из Парижа, поскольку сам должен был присутствовать на очередном заседании совета директоров.
Внимательно изучив табло, Никита выяснила, что рейс Париж – Рим задерживается на двадцать минут. «Вот черт! – подумала девушка, садясь в одно из кресел стоявших в зале ожидания. – Почему, я должна терять здесь свое время? Что неужели нельзя было отправить встречать французов Грея? Можно подумать отец не знает, что я терпеть не могу лягушатников!».
- Такая красивая и одна, - раздался рядом голос.
Слегка обернувшись, девушка окинула высокомерным взглядом подсевшего придурка.
- Меня зовут Марио, крошка. Почему бы нам не подняться в бар и не выпить чего-нибудь?
«Очередной лох пытается меня закадрить», - мрачно подумала Никита.
- Вот что, милый, я занята – это раз. И найди себе кого-нибудь своего уровня – это два, - с этими словами она отвернулась от него.
Однако её речь не произвела на мужчину никакого впечатления и последующие 15 минут, она провела в попытках отшить навязчивого незнакомца. Наконец, объявили о том, что рейс Париж-Рим приземлился в аэропорту «Леонардо да Винчи». Страшно раздраженная, Никита достала заранее приготовленную табличку. «Мсье Самюэль» гласила надпись на ней. «Мало мне приставания всяких психов, так еще и вынуждена стоять здесь как дура с дурацкой табличкой в руках!».
Минут через 10 из помещения для тех, кто проходит процедуру упрощенного досмотра, вышло трое мужчин. Заметив табличку в руках девушки, они решительным шагом направились к ней.
«Таааак! Их еще и трое! И как, скажите на милость, я их должна в своем Проше рассадить?! Отец, что не мог предупредить, что французиков будет трое? Я бы хоть другую машину взяла! Интересно кто из них этот самый Самюэль?».
- Добрый день, - произнес высокий шатен, подойдя к ней. – Меня зовут Майкл Самюэль.
«Вот черт! Мало того, что говорит с акцентом, так еще и еле шепчет!».
- Добрый день, мсье Самюэль. Меня зовут Никита Джонс. К сожалению, мой отец не смог лично встретить Вас из-за срочного совещания, поэтому он попросил меня встретить Вас.
Мужчина вежливо кивнул и, слегка повернувшись представил своих спутников.
- Разрешите представить Вам моего юриста Пола Вульфа….
Седовласый мужчина слегка поклонился.
- … и моего шофера Вальтера….
- Можно без фамилий, - прервал его пожилой мужчина в наряде байкера. - Просто Вальтер.
«В его-то возрасте заигрывать с девушками!»
- Приятно познакомиться, - вежливо произнесла Никита. – Думаю, Вы утомлены перелетом, поэтому не будем здесь задерживаться. Как только Вы получите свой багаж, я отвезу Вас в Ваш отель, и Вы сможете отдохнуть.
«Да я прирожденный дипломат! Будем надеяться вещей у них немного. Ох, скорей бы от них отделаться!».
Через пятнадцать минут, трое мужчин стояли рядом с Проше – Карерро и недоуменно смотрели на девушку.
- Меня не предупредили, что Вас будет трое, - немного смущенно произнесла она.
- Мы все здесь не поместимся. Может, стоит заказать такси? – предложил Майкл.
Никита скрепя сердце хотела было согласиться, но в этот момент поймала взгляд Пола Вульфа, в котором она ясно прочитала все что он думает по поводу её умственных способностей. Это её окончательно вывело из себя. Изобразив на лице максимально приветливую улыбку, она прощебетала:
- Ну, что Вы! В это время найти такси здесь практически не возможно. Но Вы не волнуйтесь, я уверена, что мы прекрасно разместимся в моей машине!
«Кого бы посадить на место для сумок? Ну адвокатишку мы точно туда запихнем, а вот кто составит ему компанию?», - девушка задумчиво посмотрела на мужчин. – «Посажу туда этого энергичного старичка, а то судя по масляному блеску в его глазах он будет приставать ко мне всю дорогу».
Не успели Пол и Вальтер опомниться, как она практически затолкала их на заднее сидение.
Майкл с трудом сохранял невозмутимое выражение на лице. С одной стороны его раздражала не подготовленность принимающей стороны, с другой стороны его очень веселил вид Пола и Вальтера, сидящих на маленьком, узком месте с коленками, прижатыми к ушам. В этот момент девушка сделала странный жест рукой, который по видимому должен был означать приглашение сесть на переднее сидение.
«Ну до чего эти французы медлительные! Ну чего он стоит словно столб! Сколько мне из-за них торчать на этой стоянке? Вечность?»,- ворчала про себя девушка. – «Ну давай, садись уже».
Наконец, Никита рассадила всех своих пассажиров и смогла сесть за руль. Проверив все ли пристегнулись, девушка завела двигатель….
Через 30 минут, Никита притормозила перед роскошным отелем Ambasciatori Palace. Ну, вот мы и приехали! – радостно произнесла она, обращаясь к своим пассажирам.
«Господи! Спасибо! Я думал мы живыми не доедем! Где её учили водить? В школе для террористов-смертников?!», - радовался Вальтер, пытаясь унять дрожь в коленках.
«Я жив! Чудо! Нет, а это дура еще и улыбается! Чуть не угробила всех нас и счастлива! Ей права что купили?! И что в этой стране дорожная полиция не существует?! Она же ехала со скоростью не менее 180 километров в час! Да еще постоянно всех обгоняла и подрезала! При этом она крыла других водителей таким матом, какого я не слышал даже от прорабов на стройках! А я ведь главный юрист в строительной компании!», - пытался успокоиться Пол.
«Никогда в жизни не сяду с ней в одну машину! Она же водит как ненормальная! Мало того, что она слишком громко и быстро говорит, в результате чего я половину вообще не понимаю, мало того, что она чрезмерно энергична, она еще и является одной из тех ненормальных водителей! Надеюсь, мне больше не придется общаться с ней лично!».
Довольная тем, что её крайне не приятная миссия подходит к концу, Никита проявила невиданное гостеприимство – она проводила их до их номеров, после чего, крайне довольная собой, покинула отель.

Бросив машину перед огромным зданием, построенным из стекла и бетона, девушка практически вбежала в просторный холл. Внутренний вид здания отличался от внешнего только тем, что вместо бетона дизайнер использовал металл. Поднявшись на последний этаж, Никита отдышалась, после чего спокойно поднялась по лестнице на крышу, в небольшой ресторан. Несмотря на обеденный час, ресторан был практически пуст, не считая пожилого представительного мужчины, сидящего за накрытым столом, и пары внушительного вида мужчин, стоящих за ним. «Папочка в своем репертуаре», - ухмыльнулась про себя девушка.
- Ты как всегда опаздываешь, - услышала она вместо приветствия.
- Здравствуй, папа, я тоже рада тебя видеть, - сказала Никита, садясь напротив отца. – А опоздала я не по своей вине. Рейс твоих французиков задержали на двадцать минут, потом еще в аэропорту из-за них торчать пришлось. Кстати, ты мог бы и предупредить меня о том, что их будет трое.
- С ним прилетел кто-то еще?
- А ты не знал! – фыркнула Никита. – И вообще, может я сначала сделаю заказ, а потом доложу тебе, как прошла встреча?
Изучив меню, девушка подозвала официанта. Как только она сделала заказ, пожилой мужчина нетерпеливо потребовал:
- Рассказывай, как все прошло. Кто прилетел с ним?
- Ты что и правда не знал, что он прилетит не один? – недоверчиво поинтересовалась Никита. – Обычно ты всегда все знаешь о своих партнерах.
- Он не совсем мой партнер.
- То есть? – не поняла девушка.
- Я задал тебе вопрос, будь добра, ответь на него. Все свои вопросы задашь потом.
Никита вздохнула.
- Ну, хорошо. С ним прилетел его юрист, Пол Фу… Ву….
- Пол Вульф?!
- Точно! А говоришь, что не знал, кто с ним прилетел! – возмутилась Никита.
Мрачный взгляд отца, заставил её вернуться к теме.
- Еще с ним прилетел какой-то старикашка, которого он представил как своего шофера. Кажется, этого зовут Вальтер. Все, больше никого не было.
- Ты все сделала как надо?
- О Боже! – закатила глаза Никита. – Да, я все сделала. Я встретила их, отвезла в отель, проверила, что бы они не заблудились по дороге в свои номера. Теперь, когда ты все знаешь, может объяснишь, что означает твое заявление, что этот тип «не совсем твой партнер»?
Мужчина напротив ничего не ответил, он о чем-то сосредоточенно думал, смотря сквозь девушку.
- Папа! Я ответила на твой вопрос, теперь я хочу получить ответ на свой! Что происходит?
- Видишь ли, девочка…. Майкл Самюэль… он и, правда, не совсем мой партнер…. Точней даже наоборот….
- Святая Магдалена, дай мне терпения!!! Я ничего не поняла! Если он не партнер тогда кто он? Твой конкурент?!
- Не совсем….
- Если я услышу ещё одно «не совсем» меня удар хватит! Перестань тянуть кота за хвост! Говори, в чем дело!
- Ты знаешь, чем он занимается?
- Откуда?!
- Ему принадлежит крупнейшая в Европе строительная фирма….
- А ты здесь при чем?! Ты же никогда не занимался ни чем подобным.
- Может, перестанешь перебивать меня? Что за дурные манеры? Ты же англичанка.
- На половину, если ты забыл, а на половину итальянка.
- Не самая удачная половина для ведения дел. Ты слишком импульсивна, как и все итальянцы.
- Может, оставим в покое мою родословную и вернемся к интересующему меня вопросу?
- Хорошо, - вздохнул Уильям. – Видишь ли, Майкл Самюэль решил расширить круг своей деятельности. Он хочет построить здесь в Италии, что-то вроде элитного санатория для очень обеспеченных людей.
- Он хочет, что бы ты позаботился о том, что бы у него не возникло ни каких проблем? Тогда почему он обратился к тебе, а не к дедушке? Ведь ты не можешь принимать подобных решений.
Её отец помрачнел: Никита задела его самое больное место.
- Потому что это касается лично нашей семьи. Для его заведения ему необходимо много земли.
- Это не проблема, если у него есть деньги, а они у него, как я понимаю, есть, он может купить любой свободный участок. Поэтому я не понимаю, какое отношения ко всему этому имеем мы?
- Его не интересует «любой свободный участок», его интересует совершенно конкретная земля…. Он хочет приобрести… «Золотую рощу»….
Никита на мгновение потеряла дар речи. Когда он к ней вновь вернулся, она прошипела:
- Пусть даже и не мечтает об этом!!! Можешь ему передать, что он зря приехал! Пусть убирается в свое болото!!!
- Никита, успокойся.
- Совсем оборзели лягушатники! И какого черта, он обратился с подобной чушью к тебе?! «Золотая роща» принадлежит мне! Именно мне завещала её прабабушка, значит, только я могу решать, продавать её или нет! Только я и никто другой!
- Никита, выслушай меня…
- Ничего не желаю слушать! Поместье не продается!
- …все не так просто.
- Что это значит?! По-моему все проще некуда!
- Да помолчи ты хоть пять минут! – не выдержал Уильям. – Все действительно не так просто. Дело в том, что несколько лет назад мы с твоим дядей….
- С Марком?
- Да, с Марком, мы с ним, в тайне от твоего деда, провернули кое-какое дельце…. Прибыльное, но не совсем законное…. Правда прибыльное, только для нас….
Он немного помолчал, словно собираясь с духом. Внимательно посмотрев на насторожившуюся девушку, он продолжил.
- В результате наших действий небольшой заводик по производству лакокрасочной продукции понес большие финансовые потери. К тому же репутация его владельца была испорчена, поскольку они не смогли вовремя выполнить свои заказы. В общем, от удара они так и не оправились и через некоторое время были вынуждены объявить себя банкротами.
- Как связан этот разорившийся заводик с моим поместьем?
- Он принадлежал Саве Вачеку. Майкл Самюэль женат на его дочери Елене Вачек….
Никита помолчала, пытаясь справиться с гневом, а потом ангельским голосом уточнила:
- То есть ты хочешь сказать, что ты и мой дядюшка заработали денег, разорив попутно маленький заводик, а теперь француз, женатый на дочери владельца этого заводика, собирается отомстить вам, купив мое поместье «Золотая роща»? Я права?
- Да.
В следующую минуту, телохранителям её отца пришлось приложить массу усилий, что бы сохранить жизнь своему подопечному. Наконец, им удалось усадить Никиту на её место. Отдышавшись, девушка сказала:
- Вот, что папочка. Твои проблемы, это твои проблемы. Меня они не касаются, точно так же, как они не касаются моего поместья. Решай их сам и, не втягивая меня в это.
- Мне жаль, но ты уже «втянута» в это. Судя по тому, что он привез с собой своего юриста, он настроен очень серьезно. Я знаю нескольких людей, которые имели дело с фирмой Самюэля, по их словам этот парень никогда не сдается. Он никогда не проигрывает, в мире бизнеса у него репутация хладнокровной акулы. Его юрист тоже не подарок. Обычно говоря о нем, употребляют словосочетание «ушлый тип». В своей работе он придерживается правила «на войне все средства хороши». Если ты хочешь спасти свое поместье, то тебе придется с ними общаться, хочешь ты того или нет.
- Замечательно! Ты заработал денег, а я должна за это расплачиваться! Это не честно!
- Знаешь, ты конечно права, ты здесь совершенно не при чем, но хочу заметить, что если ты можешь потерять поместье, в котором ты была последний раз года четыре назад, то я могу сесть в тюрьму.
- Дедушка этого не допустит.
- Ты в этом уверена? Я нет. Более того, я думаю, что он воспользуется моментом, что бы разрушить наш с твоей мамой брак. Он всегда был против него.
- Ха! «Наш брак»! Не смеши меня, было бы что разрушать! И кстати, вряд ли можно обвинить дедушку в предвзятости. Ты постоянно изменял моей матери.
- Знаешь, в молодости мы часто совершаем то, о чем потом жалеем. Ты прекрасно знаешь, что я уже несколько лет даже не смотрю в сторону других женщин.
- Папа, ну кому ты рассказываешь сказки! Ты матери изменять перестал по тому, что дедушка пообещал тебе, если ты не угомонишься, лично позаботиться о том, что бы ты заговорил фальцетом.
Не известно как бы отреагировал отец на её слова, если бы в этот момент не зазвонил телефон.
- Алло… да, я Вас слушаю…. Хорошо… да, конечно. Завтра в 11 я жду Вас в своем офисе….
Закончив разговор, он повернулся к дочери.
- Звонил Самюэль. Завтра в 11 часов утра я встречаюсь с ним у себя в офисе. Похоже, что речь пойдет о «Золотой роще», поэтому ты тоже должна присутствовать.
С этими словами он встал и направился к выходу.
- Он знает, что поместье принадлежит мне? – не оборачиваясь, спросила Никита.
- Нет.

После ухода отца, Никита какое-то время сидела молча, пытаясь переварить информацию. Ей хотелось думать, что все обойдется, что завтра она объяснит этому чертову французу, что она здесь ни при чем. Что поместье принадлежит ей, и он может пойти и утопиться в океане, но оно ему не достанется. Что это её отец наделал глупостей, вот пусть он с ним и разбирается. Но в глубине души она знала, что, вряд ли все решиться так быстро.
Никита решительно выпрямила спину – она не будет ждать до завтра, она прямо сейчас поговорит с Майклом Самюэлем.

Майкл стоял под холодным душем, планируя завтрашний день. Он хотел побыстрей закончить то, ради чего он прилетел, и вернуться в Марсель, к Адаму. Он не любил оставлять его надолго одного.
Выйдя из душа, Майкл вытерся полотенцем, надел халат и, подойдя к зеркалу, начал укладывать свои волосы. Он уже почти закончил, когда в дверь настойчиво постучали.
«Возможно Пол решил ещё раз обсудить завтрашнюю встречу», - решил он подходя к двери. Однако когда он её открыл, то к его большому удивлению вместо Пола за дверью стояла крайне мрачная девушка…. Та самая, что встречала их сегодня в аэропорту.
- Вы что-то забыли? – высказал предположение Майкл.
Вместо ответа, девушка вошла в номер.
«Её что вообще никаким манерам не обучали? Заходит в мой номер как к себе домой! А если бы я был не один?».
- Мне нужно поговорить с вами.
«Этого ещё не хватало! О чем?».
- А этот разговор не может подождать до завтра? – с надеждой спросил Майкл.
- Нет, - убила надежду Никита.
«Черт! Я ведь не помню, как её зовут, к тому же стою тут в халате…».
- Но хотя бы пару часов вы можете подождать? Поймите меня правильно, я вовсе не хочу отделаться от вас…
«Хочу! Очень хочу!»
- …просто сейчас не самый подходящий момент для разговора.
«Ты что не видишь, что я в халате?! У меня под ним даже трусов нет! Правда, ты этого не видишь и, слава Богу!».
- Это не займет много времени.
«Это самая упрямая и самая невоспитанная особа, которую я только встречал!»
- Вы бы не могли подождать, пока я надену, что-то… более приемлемое? – вздохнув, спросил Майкл.
Впервые с того момента как она вошла в номер, Никита посмотрела прямо на него. Затем, медленно осмотрев его снизу вверх, она невинно улыбнулась:
- Если вы смущаетесь, то конечно.
- Мне казалось, это вас смущает мой вид. Вы с таким интересом изучали мой номер, избегая смотреть на меня, - холодно произнес Майкл.
- Вам показалось. Просто мне было интересно, где прячется ваш адвокат.
- Вы хотите поговорить и с ним тоже?
- А вы не хотите разговаривать со мной без своего адвоката?
- А вы не хотите сказать, о чем вы хотели поговорить?
Девушка моментально перестала улыбаться.
- Вы правы, не будем терять времени. Я знаю, зачем вы приехали в Рим.
Майкл внимательно посмотрел на неё.
- Я знаю, что вы хотите приобрести поместье «Золотая роща», и знаю, почему вы хотите приобрести именно его.
- Вы пришли, что бы отговорить меня? Если вы все знаете, то, надеюсь, вы понимаете, что это бессмысленно?
- Я действительно знаю если не все, то многое, а вот вы кое-чего не знаете! Отец не является владельцем этого поместья.
- Оно принадлежит вашей семье.
- Оно принадлежит мне, и я не собираюсь продавать его! Ни вам, ни кому бы то ни было ещё!
«Час от часу не легче! Эта ненормальная, невоспитанная девица – хозяйка «Золотой рощи»?!».
- Мне очень жаль, но вам придется смириться с тем, что его владельцем стану я, - спокойно произнес Майкл.
- Это вам придется смириться с тем, что вы зря приехали, - прошипела Никита.
- Если вы пришли только за тем, чтобы сказать мне это, то разговор окончен. Я не изменю своего решения.
- Вам придется это сделать!!!
- Послушайте, я не люблю в пустую тратить свое время.
Его слова вызвали у Никиты дикое желание придушить его на месте.
Майкл насторожился, заметив в глазах у девушки опасные искорки. «То, что она сумасшедшая понятно сразу, но, я надеюсь, она хотя бы не буйная?!».
- Ооо!!! Вам придется уделить мне немного вашего драгоценного времени!!! Я не имею ни малейшего отношения к махинациям отца! Мое поместье тоже не имеет к ним никакого отношения! Мне его завещала моя прабабушка, и она тоже не имеет ни какого отношения к делам моего отца! Поэтому разбирайтесь с моим отцом лично, а меня, моих родственников и «Золотую рощу» в это не втягивайте! У папочки есть отличный загородный дом, вот его и покупайте!
- Меня интересует только «Золотая роща».
- Придется заинтересоваться чем-то другим!!! Я вам свое поместье не отдам!
- Вы кажется в курсе, что в результате действий вашего отца и дяди, была разрушена репутация отца моей жены?
- Да, и мне очень жаль, но я еще раз повторяю, что я к этому отношения не имею!
- Моя жена тоже, но в результате она тоже пострадала.
Майкл прошелся по комнате.
- Я приехал сюда, чтобы приобрести поместье «Золотая роща», и я уеду отсюда став его владельцем. В противном случае, я уничтожу не только репутацию вашего отца…
- Мне наплевать на его репутацию! Поместье не продается!
- … но и всей вашей семьи.
Никита изумленно посмотрела на него.
- Вы ненормальный?!
- Разговор окончен. Прошу вас покинуть мой номер, - холодно произнес Майкл.
Никита одарила его убийственным взглядом.
- Я хочу поговорить с вашей женой, как я могу с ней связаться?
- Никак.
- Я настаиваю! Я хочу поговорить с ней!
- Послушайте, я тоже хотел бы с ней поговорить, но это не возможно, потому что…
- Меня не интересуют ваши семейный проблемы! Просто дайте мне номер телефона, по которому я могу с ней связаться!
- … она умерла, - закончил Майкл.
Никита ошарашено на него посмотрела.
- Что?!
- Она умерла, - терпеливо повторил Майкл.
«Она что и правда этого не знает?».
Никита чувствовала себя отвратительно. Не смотря на весь гнев, который она испытывала, ей было неловко.
- Простите, я не знала, - смущенно произнесла она. – Мне очень жаль.
Майкл вежливо кивнул.
- Мне тоже.
- О Боже! – простонала Никита. – Как все запуталось и усложнилось! Послушайте, у вас в номере нет бара?
- Есть.
- А там нет, например, мартини?
- Есть, но… вам исполнилось 21?
- Конечно, - возмутилась Никита, которую страшно раздражало то, что её постоянно принимали за несовершеннолетнюю.
Майкл недоверчиво посмотрел на неё.
- Вам, что паспорт показать?!
- Если вас не затруднит.
Никита аж взвизгнула от возмущения. Чувствуя, что еще немного, и она просто убьет его, девушка пулей вылетела из номера.
Майкл недоуменно посмотрел ей в след. «Что такого я сказал?!».
- А ты, однако, быстрый парень, Майкл, - услышал он голос Вальтера.
Майкл повернулся и увидел Вальтера, который, по-видимому, только что откуда то вернулся.
- Что ты имеешь ввиду?
- Ну, как что? Только мы прилетели, как ты уже нашел себе подружку. Да еще какую! Дочку Джонса! Кстати, чем ты её напугал, что она так вылетела из твоего номера? Неужели халат снял, а ей не понравилось?!
- Ты не поверишь, но это была владелица поместья, которое я собираюсь приобрести.
- Ты посмотри, как все хорошо складывается! В придачу к поместью получишь еще и его хозяйку! Вот ведь везунчик!
- Ты спятил?! Она же ненормальная! К тому же она заявила, что не собирается продавать мне поместье!
- Зная тебя, думаю, тебе удастся изменить её решение, - улыбаясь, сказал Вальтер и зашел в свой номер.
Майкл последовал его примеру.

- Кретин, урод! Куда прешь?! Ты что ослеп?! Я для кого поворотник включила?!
- Дура! До поворота еще метров тридцать! Ты бы еще его за километр включила!
Показав водителю средний палец, Никита свернула на Вио Венето. Подъехав к небольшому цветочному магазинчику, она припарковалась. Войдя в магазин, она поднялась наверх, по знакомой резной лестнице. Приоткрыв дверь, она просунула в образовавшуюся щель голову и спросила:
- Ты не занята?
- Для тебя я всегда свободна, - улыбнулась Медлин.
Никита вошла в просторный кабинет, декорированный в стиле 18 века, и села в огромное кресло.
- Хочешь чего-нибудь?
- Ага, водки и мышьяку.
- Для начала обойдемся чаем и пирожными, - улыбнулась Медлин.
Пока Медлин заваривала чай, Никита недовольно рассматривала свое отражение в зеркале на стене.
- Медлин, ты можешь объяснить мне, почему мои волосы всегда выглядят, словно стог сена? Почему они все время торчат в разные стороны?
- Сложно сказать, - улыбнулась Медлин. – Возможно, твоя прическа является отражением твоих чувств?
- Тогда у меня самые сложные и запутанные чувства на свете! – мрачно произнесла Никита, беря чашку чая, которую поставила перед ней Медлин.
- Что случилось?
- Ты в курсе, что из-за проделок моего отца, я могу потерять прабабушкино поместье? – помолчав, спросила Никита.
- Да.
- Я что одна ничего не знала?!
- Роберта заезжала посоветоваться. Все знают, что это поместье для тебя очень много значит, поэтому было понятно как именно ты воспримешь сообщение о том, что у тебя его могут отобрать. Вот все и опасались тебе сказать.
- И давно ты знаешь?
- Примерно месяц.
- Отлично, просто замечательно!
- Уильям долго не решался тебе сказать правду.
- Я из-за его нерешительности себя с утра полной дурой чувствую! Сначала, я еду встречать его партнеров, потом оказывается, что это не партнеры, а французские мстители, а теперь оказывается, что я единственная кто об этом не знает! Чудесно!
Никита мрачно посмотрела на Медлин.
- Знаешь, я после разговора с отцом, решила не откладывать дело в долгий ящик и сразу поговорить с этим Самюэлем.
- Ты, что поехала к нему? – изумленно спросила Медлин.
- Угу.
- И что?
- Что, что…. Он уперся рогами! Он хочет только мое поместье!
- Надеюсь, ты не сделала… глупость? Он остался жив?
- За кого ты меня принимаешь? – возмутилась Никита.
- Ну, когда ты злишься, то очень плохо контролируешь свои действия, - осторожно произнесла Медлин, но, поймав негодующий взгляд Никиты, поспешила продолжить, - Ты ему объяснила, что ты ничего не знала о делах своего отца?
- Конечно! Только ему все равно! Упрямый осел!
- Ну, ну, успокойся.
- Тебе легко говорить успокойся! Я себя такой идиоткой чувствовала! Ты представляешь, я у него требую сказать телефон его жены, а он мне говорит, что она умерла!
- А ты не знала? – удивилась Медлин.
- Нет! Папочка не счел нужным меня просветить! А ты, как я понимаю, и об этом знала?
- Честно говоря, я удивлена, что ты не знаешь. Об этом столько писали, думаю твой отец думал, что ты в курсе.
- Ты о чем? – не поняла Никита.
- О смерти жены Майкла Самюэля. Она погибла полтора года назад вместе с его родителями.
- О Господи, – прошептала Никита.
- Практически все СМИ сообщали об этом. Они возвращались вечером из загородного дома, на въезде в город в них врезался грузовик, за рулем которого сидел пьяный водитель. Его жена и мать погибли сразу, отец умер по дороге в больницу….
- А я ему заявила, что меня не волнуют его семейные проблемы, а у него и семьи-то не осталось, - чуть не плача пожаловалась девушка.
- У него остался маленький ребенок, мальчик. Он остался в тот вечер дома. Еще у него есть сестра.
- Мне от этого не легче.
- Я понимаю.
- Медлин, я опять вела себя как… не знаю кто! Я на него так разозлилась! Он меня так своим спокойствием раздражал! Я ему пытаюсь все объяснить, а он в ответ все время спокойно так мне говорит: «мне все равно»! У него даже волосы спокойные! Он только что из душа, а они даже не лезут в разные стороны, как у меня!
Услышав последнюю фразу, Медлин подавилась пирожным.
- Милая, прости, пожалуйста, ты сказала «только что из душа»?!
- Ну да!
- Никита, он хоть одет был, когда ты ворвалась?!
- Я не врывалась! Он мне сам дверь открыл! И голым он не был! На нем был халат!
- Это меняет дело! Ты что так и разговаривала с ним?!
- Да что не так-то?!
- Ты ещё спрашиваешь?! Ты разговаривала с мужчиной, на котором был только один халат!
- С чего ты взяла, что кроме халата на нем ничего не было? – удивилась Никита. – Лично я не проверяла, а он халат не снимал.
- И слава Богу! Ты что не могла попросить его одеться?!
- Ой, да ладно тебе! Что я мужчин в халате не видела? Вон Грей по дому вечно в халате ходит!
- Знаешь, разница между твоим братом и незнакомым мужчиной очень большая! Что бы ты делала, если бы он начал к тебе приставать?!
- Медлин! Не смеши меня! За чем он мне?! Во-первых, он француз, а я с лягушками не встречаюсь.
- Я тоже француженка, - обиделась Медлин.
- Ты другое дело. Во-вторых, он покушается на мое поместье, а в-третьих, он мне не нравится как мужчина. Мне нравятся, мужчины вроде… ну не знаю… вроде мачо, только с мозгами. Мужчина должен быть страстным, а не на глыбу льда похожим.
- Знаешь, тебе он может, и не понравился, а вот ты девочка очень красивая… - Медлин многозначительно посмотрела на Никиту.
- Медлин! – закатила глазки Никита. – Мое детство прошло в компании мальчишек, неужели ты думаешь, что я в случае чего не смогу за себя постоять? Удар по яйцам, если ты не знаешь, все ещё крайне эффективное средство от сексуальных маньяков.
В этот момент дверь в кабинет Медлин распахнулась и на пороге появилась взволнованная девушка.
- Мадам Десара, там… там….
- Что там? – поторопила её Медлин.
- Там господин из налоговой полиции, - голосом полным ужаса прошептала девушка.
- Вот только его мне и не хватало! – в сердцах воскликнула Медлин. – Ну чего ты стоишь? Иди в зал, я займусь «нечаянной радостью»!
Она повернулась к Никите.
- Прости, милая, но мне придется оставить тебя.
- Да ладно тебе! – улыбнулась девушка. – Я все равно собиралась уже уходить.
- Ох, совсем забыла! Когда ты снова встречаешься с Самюэлем?
- Завтра, у отца в офисе.
- Милая постарайся сдерживать свои эмоции.
- Я постараюсь, - пообещала Никита.
- Тогда желаю тебе удачи.
С этими словами, Медлин поспешила на встречу уже поднимавшемуся по лестнице инспектору.

Никита поставила машину в гараж и медленно побрела в сторону дома. Настроение было отвратительным, поэтому она решила заглянуть в свою часть сада. Этот кусочек земли выделила ей мать еще в раннем детстве, когда у трехлетней Никиты возникло желание посадить апельсиновую косточку. С тех пор прошло уже двадцать лет, из апельсиновой косточки выросло громадное дерево, на одной из веток которого висели качели.
Никита села на качели и оттолкнулась от земли. Думать ни о чем не хотелось: день был пересыщен сильными эмоциями, и теперь девушка пребывала в странном апатичном состоянии.
Минут через пятнадцать к ней подошел Грей.
- Ну и долго ты собираешься сидеть на качелях с видом умирающего лебедя?
- Ммм… - невразумительно промычала что-то Никита.
- Кончай страдать, пошли в дом, мама уже волноваться начала.
- Не хочу я никуда идти…. Я здесь посижу, покачаюсь….
- Да ладно тебе! Пошли! Мама сегодня перестаралась и приготовила паэльи на роту солдат! Какой смысл сидеть здесь на улице, если можно точно так же сидеть в доме на кухне. А если тебе так уж хочется покачаться, так и быть уступлю тебе кресло-качалку.
Никита вяло улыбнулась.
- Ооо, да ты как я погляжу в полном ауте…. Неужели все настолько плохо?
- Хуже не бывает….
Грей помолчал, потом подошел ближе.
- Подвинься, - потребовал он, садясь рядом.
Некоторое время они сидели молча, затем Никита спросила:
- Послушай…, для тебя имеет значение твоя репутация?
- Странный вопрос. Конечно имеет.
- Почему?
- А ты бы согласилась, чтобы тебе спроектировал дом тот архитектор, у которого предыдущий дом по окончанию строительства развалился?
- Нет.
- Вот ты сама и ответила на свой вопрос.
- Этот придурок, ну, Самюэль… - помолчав, Никита продолжила. – Он сказал, что если я не уступлю ему поместье, то он разрушит репутацию всей нашей семье….
- Веселенькая перспектива! А он может?
- А я знаю?
С этими словами она спрыгнула с качелей.
- И правда, пошли в дом, а то становится прохладно.
Когда они уже практически подошли к дому, Грей спросил:
- Что ты собираешься делать?
- Не знаю…. Но так просто сдаваться я не собираюсь!

Никита хмуро изучала свой утренний кофе.
- Ты в порядке? – мягко спросила Роберта.
- Нет. Разве можно быть в порядке в девять утра? Терпеть не могу такое состояние: в голове так много мыслей и хоть бы одна была умная!
- Налить тебе ещё кофе?
- А смысл?
- Не которым это помогает проснуться.
- Да, но я терпеть не могу кофе! Мама, я спать хочу! У меня наверху осталась любимая пижамка! Почему я должна вставать в такую рань и куда-то ехать, вместо того, что бы спать в своей кровати?!
- Мне казалось, ты собиралась спасать свое поместье.
- Да? Ты бы не могла рассказать мне об этом более подробно? Может меня это взбодрит….
- Ладно. Майкл Самюэль жаждет заполучить «Золотую рощу». Твою любимую «Золотую рощу». Ты собираешься объяснить ему, что это очень плохая идея. Та собираешься….
- Достаточно, - остановила её Никита. – Теперь мне хочется поехать к нему в отель, убить этого лягушатника и вернуться в свою постель.
- Это не слишком хорошая идея.
- Да уж.
Тяжело вздохнув, Никита залпом выпила остатки кофе.
- Ну и гадость!
С этими словами, она направилась одеваться. Через несколько минут Никита издала наполненный страданием вопль:
- МАМА!!!!!!
- Что случилось? – спросила Роберта, входя в спальню дочери.
- Мне нечего надеть! – мрачно раздалось из недр шкафа.
- Всю одежду сожрала моль?
- Не смешно! – проворчала Никита, выходя из шкафа. – Мам, я не знаю, что мне надеть!
- Милая, но у тебя столько одежды!
- Вот именно! У меня море шмоток и ни одной подходящей! Я не знаю, что мне делать!
Роберта подошла к шкафу.
- Почему бы тебе ни надеть вот этот миленький костюмчик? - спросила она, доставая из шкафа синий брючный костюм.
- Мама! Он вышел из моды ещё сезон назад! К тому же в нем жарко!
- Ну, хорошо. А этот?
- Мама! К нему подходят только те серые сапожки. Тебе не кажется, что июль в Италии не самое подходящее время для осенних сапог?
- Тогда одень вот этот сарафан, посмотри он легкий, но в тоже время не легкомысленный. К тому же он длинный, по-моему, идеальный вариант.
- Ну, вообще-то, мама, это моя ночная рубашка, на случай приезда тетушки Сильвии.
- Ну, я прямо не знаю! Все-то тебя не устраивает!
- Ооо! – схватилась за голову Никита. Внезапно её осенило. – Сколько времени?
- Пол десятого, - посмотрела на часы Роберта.
Никита быстро принялась раскапывать белье, кучей лежавшее на кровати. Наконец, ей удалось извлечь из-под неё сотовый телефон. Набрав номер, она молитвенно посмотрела вверх.
- Только бы он был в городе!
В этот момент столь желанный для неё человек снял трубку.
- Мик!!! Золотце мое, ты дома?! – не дожидаясь ответа, она продолжила. – Я сейчас к тебе приеду! Мне нужно что-то для деловой встречи! Я буду у тебя минут через десять. Солнышко, у нас очень мало времени! Ну, все до встречи!

Когда через пятнадцать минут она ворвалась в дом своего старого друга, Мик Штопель встретил её гневной речью.
- Совсем совесть потеряла! Звонишь в такую рань! Подумаешь, костюм тебе нужен! Сходи в магазин!
- Мик, милый! Ну не сердись! Просто эта встреча для меня очень важна! Очень!
- Неужели ты встретила мужчину своей мечты?!
- Встреча деловая.
- Ну, знаешь, это не проблема….
- Мик, он француз!
- О, он житель Франции! Страны любви и круасан!
- Мик!!! Нам нужно спешить!
- Подумаешь, немного опоздаешь! Пф, это же Италия, здесь даже президент на работу вовремя не приходит.
- Если я опоздаю, то я могу потерять свое поместье!
- Ты шутишь!
- Кто-то смеется?!
- Тогда нам и правда нужно спешить. Во сколько у тебя встреча?
- В одиннадцать.
- Ты сошла сума?! Уже десять!
- Вот и поторопись!
Через мгновение, Мик уже демонстрировал Никите модель из своей последней коллекции. Когда Никита, наконец, определилась, и надела выбранный костюм, Мик критически осмотрел её.
- Чего-то не хватает….
- У нас нет времени на детали!
- На детали есть время всегда, - спокойно сказал Мик, и, повернувшись в сторону спальни, позвал – Жозе!
Из спальни показался странного вида мужчина, с ярко красными волосами и длинной серьгой в ухе.
- Что случилось? – сонно спросил он. Заметив Никиту, он поздоровался. – Привет, Никита.
- Привет.
- Вот посмотри на неё. Что не так в её внешнем виде?
Жозе окинул её профессиональным взглядом.
- Нужно по-другому уложить волосы, это раз. И нужно сделать нормальный макияж, а то у неё на лице непонятно что.
- Вы оба спятили! Я же вам человеческим языком объясняю, что у меня нет на это времени! – сопротивлялась Никита, пока Мик и Жозе усаживали её перед зеркалом.

Вальтер спокойно подъезжал к зданию, в котором располагался офис Уильяма Джонса, когда его подрезала знакомая машина. Чертыхнувшись, Вальтер еда успел затормозить. В этот момент, из машины выскочила не менее знакомая ему девушка, и что-то быстро произнесла на итальянском. При этом она, воздевала глаза к небу и размахивала руками. Затем, она захлопнула дверцу своей машины, пикнула сигнализацией и быстрым шагом направилась к ступеням, ведущим в здание. Через мгновение она исчезла внутри.
Все это время в салоне автомобиля стояла тишина, которая была нарушена слабым голосом Пола.
- Что это было?
Вальтер усмехнулся.
- Это была хозяйка поместья «Золотая роща».
- Майкл, ну зачем тебе это поместье? Давай вернемся во Францию и займемся нормальной работой. Эта девица ненормальная! А сделки с сумасшедшими любой суд признает не действительными!
- Мне нужно именно это поместье, - отрезал Майкл таким тоном, что ни у кого не возникло желания с ним спорить.
Вальтер, осторожно отъехал назад, чтобы иметь возможность объехать машину, которую девушка «припарковала» чуть ли не по середине дороги. Наконец он въехал на стоянку возле здания и остановился. Майкл и Пол вышли из машины и направились к зданию, а Вальтер, выйдя из машины, направился в сторону ближайшего кафе.

Никита внимательно осмотрела себя в зеркало.
«Ну, ладно. Макияж вроде в порядке, волосы тоже ведут себя прилично, что конечно удивительно. И костюм я нигде не извозюкала! Значит все не так уж плохо! День начался очень неплохо, если бы не тот кретин на Мерседесе перед зданием…. Придурок! Ездить не умеет, а все равно за руль садиться! Еще и стекла затонировал! И так слепой как крот! Ну да ладно! Не нужно о нем думать, нужно успокоиться!».
Никита сделала глубокий вдох.
«Интересно они уже здесь? Нужно пойти в офис отца, а то они придут, а я тут в туалете стою перед зеркалом».
Никита торопливо вышла, и быстрым шагом направилась в сторону лифта.
- Они уже ждут Вас, - сказала секретарь отца, открывая перед ней дверь.
«Вот черт! Теперь все будет выглядеть так, словно я опоздала!».
- Доброе утро, - изобразила она приветливую улыбку.
Мужчины вежливо кивнули.
«Как же, доброе оно! Вот пока ты нас в очередной раз чуть не угробила, оно было добрым!», - подумал Пол.
- Не будем устраивать спектакль, господа, - раздался голос Джонса. – Мы все знаем, за чем мы здесь, поэтому приступим к делу.
- Хорошо, - согласился Майкл. – Я предлагаю вам за особняк и прилегающую к нему землю, со всеми постройками, сто миллионов евро.
- Меня не интересуют деньги, - сказала Никита, - я не собираюсь продавать поместье. И я не собираюсь менять свое решение.
- Вам придется его изменить.
- Да неужели? – с сарказмом поинтересовалась Никита.
- Да.
- Послушайте, - вмешался Джонс, жестом прося дочь помолчать. - За чем вам нужно именно это поместье? Я могу предложить вам на выбор любое другое.
- Меня интересует только это.
- Но почему?! Он расположено далеко от центра Италии, и даже не расположено рядом с океаном! Я могу предложить вам прекрасный особняк с огромным ухоженным садом и собственным куском пляжа! Все в прекрасном состоянии, не требует ремонта, внутри дома есть все последние достижения цивилизации! Прекрасный вариант.
- Меня он не интересует, - спокойно ответил Майкл.
- Тогда я ни чем не могу Вам помочь. Особняк не продается.
Никита пыталась заставить себя успокоиться. Её раздражал Майкл Самюэль так, что она опасалась, что не справиться с эмоциями и наброситься на него с кулаками. Она попыталась сосредоточиться на картине Пабло Пикассо «Менинах», копия которой висела на противоположной стене. Попытка разгадать сюжет позволяла ей не думать об этом мерзком типе, который пытается отнять у неё то, что было ей очень дорого.
Майкл посмотрел на своего юриста и слегка кивнул. Пол достал из своего портфеля небольшую папку и, подойдя к столу, положил её перед Джонсом.
- Что это? – Джонс вопросительно посмотрел на Майкла.
- Подробное описание вашей с господином О’Браяном деятельности. С фактами, доказывающими незаконность ваших действий. Я думаю, Вы прекрасно понимаете, что если они будут обнародованы, вы окажетесь за решеткой.
- Я вижу, вы неплохо подготовились, господин Самюэль. Вынужден Вас разочаровать, у Вас ничего не выйдет. Можете напечатать эти сведенья на первых полосах всех газет мира, меня это не волнует.
Никита оторвалась от изучения картины и удивленно посмотрела на своего отца: он был готов пожертвовать своей свободой ради неё! Она перевела взгляд на Майкла. Если тот и был удивлен, он этого ни как не показал.
- Что ж, похвальное поведение. Однако хочу Вас предупредить, что если я не получу поместье «Золотая роща», пострадает не только ваша репутация, если она есть. Я лично позабочусь о том, что бы все члены вашей семьи оказались персонами нон грата в каждом доме.
Мистер Джонс резко встал.
- Моя семья здесь не при чем.
- Семья господина Вачека тоже была не причем.
- Поместье принадлежит моей дочери, оно досталось ей в наследство.
- Завод Савы Вачек должен был перейти по наследству моему сыну. Из-за ваших действий он остался без наследства.
- Значит, забирая у меня поместье, вы хотите таким образом восстановить справедливость? – мрачно спросила Никита.
- Да.
- Знаете, мне очень жаль что семья вашей жены пострадала из-за действий моего отца, и мне жаль, что ваш сын не получил положенное ему наследство, но нам придется найти другой способ исправить это. Мое поместье вы не получите.
- Я вас не понимаю, - Майкл посмотрел на девушку и её отца. – Я могу посадить Вас в тюрьму, но вместо этого я предлагаю купить у вас поместье, причем за приличные деньги. И все – я возвращаюсь во Францию, а вы спокойно продолжаете жить дальше. Так в чем дело?
- В том, что это поместье не продается, - Никита с трудом сдерживала гнев.
- Все в этом Мире продается и покупается. Вопрос в цене. Сколько вы хотите за поместье?
Никита не выдержала.
- Хладнокровный ублюдок!!! Иди к дьяволу вместе со своими деньгами!!! – Выкрикнула она, хватая стоящую рядом вазу с цветами.
Майкл чудом успел уклониться от летящей в него вазы, однако часть воды из неё на него все-таки попала. Полу повезло меньше – ваза разлетелась на куски в нескольких сантиметрах от его головы, и помимо воды на нем оказались еще и цветы.
- Сумасшедшая!!! – крикнул он вслед выбегающей девушке. – У меня аллергия на пыльцу!
В подтверждение своих слов Пол начал чихать. Из его глаз ручьем текли слезы, а сам он практически на глазах начал распухать.
Изумленно осмотрев последствия не сдержанности своей дочери, Джонс вызвал секретаря.
- Скажите Карле, пусть приберется здесь, и вызовете врача для господина Вульфа.
Он повернулся к Майклу и Полу.
- Полагаю, что на сегодня мы с вами закончили. Я прошу прощения за импульсивность моей дочери, и я готов вновь встретиться с вами в любое удобное для вас время.
Уильям Джонс взял свою трость и неторопливо вышел вон, оставляя в своем офисе возмущенного Майкла и чихающего Пола.

Вальтер сидел в уютном кафе расположенном прямо перед зданием. В Италии он был не в первый раз, но все равно каждый раз заново удивляясь качеству кухни и красоте девушек. Как раз сейчас он пытался сделать выбор между Софией и Антонией. Внезапно его внимание привлекло движение у входа в здание. Приглядевшись, он узнал в сбегавшей по лестнице фурии дочку мистера Джонса. Вальтер изумленно наблюдал за тем, как она, подлетев к машине, вытащила из сумочки ключи, отключила сигнализацию, и, сев в машину, умчалась прочь на немыслимой скорости, без соблюдения каких-либо правил.

Мик и Жозе спокойно завтракали, обсуждая попутно вчерашний показ Sonia Rykiel, когда услышали, как перед их домом резко затормозила машина. Через мгновение раздался стук в дверь. Мик удивленно посмотрел на Жозе, затем встал и открыл дверь. На пороге стояла заплаканная, но при этом жутко злая Никита.
- Ненавижу Францию, французов и Майкла Самюэля!!! – мрачно заявила она.


 

#3
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Еще одно продолжение ОНО.
Прошла неделя. Обе стороны по-прежнему не могли договориться: каждый упорно настаивал на своем. К делу подключились остальные члены семьи Никиты. Майклу делали заманчивые предложения, угрожали, но вскоре стало ясно, что все это бесполезно.
Никита не желала даже слышать имя Майкла, она даже лично отвезла ему корзину с грязью, снабдив её запиской, в которой было написано все, что она думает о нем и о его желании заполучить любой ценой её поместье. Майкл корзинку вернул, написав в ответной записке, что предпочитает лечебную грязь с курорта «Геллер», а не грязь с заднего двора. Никита наняла группу людей, которые устроили небольшой митинг возле Ambasciatori Palace. В руках они держали плакаты, лично написанные Никитой, со следующим содержанием: «Мерзкие жабы – убирайтесь в свое болото!», «Паршивый французишка – не трожь земли Итальянской!!!», «Самюэль – мердяй!» и т.д.. Майкл на это даже не отреагировал, зато администрация отеля, к великой радости Никиты попросила его, Пола и Вальтера покинуть отель, дабы не беспокоить остальных жильцов. Правда, в результате семья Никиты была вынуждена снять для Майкла дом, что несколько омрачило праздник Никиты. Чтобы поднять себе настроение, она дала объявление в нескольких популярных газетах. В объявлении говорилось: «На постоянную работу на должности садовника и мажордома, требуется гомосексуальная пара», а в качестве контактного адреса был указан адрес Майкла. К дому потянулась вереница желающих, и Майкл не выдержал.

Никита нежилась в ванне, когда Грей, из-за двери попросил её спуститься вниз и помочь ему. Зная, что в доме кроме них никого нет, Никита с тяжелым вздохом была вынуждена вылезти из воды. Кое-как обтеревшись и завернувшись в полотенце, девушка спустилась вниз.
- Ну, чего тебе? Давай быстрей, я хочу еще полежать в ванне.
- Ты бы хоть халат надела! Хотя ладно, это не займет много времени. Помоги мне, - указал он на небольшой диванчик.
- Что ты собираешься с ним делать?!
- Как что? Ты чем вчера слушала? Мы же за ужином только и говорили о том, что завтра привезут новый диван, а этот мы увезем к нам в загородный дом.
- Зачем нам в доме еще и этот диван?! Там и так мебели полно!
- Вот глупая! Да не в сам дом! В летнюю кухню!
- Ааа…
- Вот тебе и «ааа»! Ну, что так и будешь стоять или все-таки поможешь мне?!
Совместными усилиями им удалось вытащить диванчик на крыльцо. Затем Грей подъехал на маленьком грузовике вплотную к крыльцу, и они погрузили в кузов диван, После чего Грей уехал, а Никита решила вернуться в ванну. Но сделать это оказалось совсем не просто. Подойдя к двери, Никита обнаружила, что она заперта, а ключей у неё естественно нет.
- Вот черт!!!
Никита мрачно пнула дверь, тут же сморщившись от боли.
- Черт, черт, черт!!!
Вздохнув девушка попыталась придумать как ей попасть в дом. Она попробовала подергать окно, в надежде, что оно откроется, но её надежды не оправдались.
- Да что это такое! Как не надо так в этом доме все распахнуто! А как надо, так нет! Все герметично позакрывали!
Она решила обойти дом, надеясь обнаружить хоть одно открытое окно. Радуясь, что дом с улицы не видно, Никита придерживая сползающее полотенце, направилась вокруг дома. Мокрые волосы, активно лезущие ей в глаза и рот, страшно её раздражали, но закрепить их было не чем. К тому же она была босиком, а на земле было много мелких камушков, наступать на которые было очень больно. Обойдя дом вокруг, Никита обнаружила, что единственное открытое окно расположено на втором этаже. Прикинув сколько времени осталось до приезда родителей, Никита, тяжело вздохнув, отправилась на поиски лестницы. Найдя приставную лестницу, Никита приволокла её к дому. Отдышавшись, она попыталась приставить её к стене. В этот момент позади неё раздался голос:
- И часто вы так проводите время?
Голос был знакомым…. Не веря своим ушам, она повернулась: перед ней стоял Майкл Самюэль и с любопытством разглядывал её. В этот момент Никита почувствовала, что полотенце начало сползать и вот-вот упадет. Отпустив лестницу, она попыталась остановить сползающие полотенце. В этот момент лестница, предоставленная самой себе, упала на землю, ударив при этом Никиту.
«Отлично! Только этого мне и не хватало!», - только и успела подумать Никита, прежде чем провалилась в пустоту….

«Отлично! Только этого мне и не хватало!», - мрачно подумал Майкл. – «Для полного счастья мне сейчас ещё не хватает пары репортеров. Просто вижу заголовки утренних газет: «Майкл Самюэль убил хозяйку поместья «Золотая роща»!» Надеюсь, она все же жива?».
Он подошел к лежавшей без движения девушке, и осторожно попытался нащупать пульс. К счастью девушка была жива.
«Ну и что мне с ней делать? Может просто уйти? Наверняка её скоро найдут. А если не скоро? Вдруг у неё сотрясение? Может вызвать «скорую» и уйти? Ну да, уйду я, а потом она вспомнит, что я здесь был и попытается превратить мой уход в ещё один повод не продавать мне поместье!».
Майкл тяжело вздохнул.
«Какого черта она вообще тут делает?! Это что какой-то новый способ похудеть?! Забег после ванны, в одном полотенце и с лестницей в руках?! Она что совсем спятила? С другой стороны, если она сошла с ума, то почему её оставили без присмотра? Не знают?! Может все же в доме кто-то есть?».
Он направился к парадному входу и, подойдя, настойчиво постучал. За дверью царила гробовая тишина. Он постучал вновь. Результат остался прежний.
Майкл вернулся к девушке. Та по-прежнему была без сознания.
«И что дальше?».
Он осмотрелся. Заметив на втором этаже чуть приоткрытое окно, Майкл усмехнулся.
«Похоже, это ненормальная, принимала ванну, потом за чем-то вышла на улицу, а дверь захлопнулась, вот она и решила забраться по лестнице на второй этаж и через окно проникнуть в дом. Вообще, логика в её действиях есть, по крайне мере в некоторых».
Еще раз посмотрев на девушку, Майкл обречено вздохнул.
«Придется лезть в окно!».
Стараясь не наступить на лежавшую девушку, Майкл приставил лестницу к стене и быстро вскарабкался наверх. Толкнув створку окна, он перелез через подоконник и оказался в просторной комнате, пол которой скрылся под слоем воды. Тяжело вздохнув, Майкл встал на пол, мгновенно ощутив как ботинки наполняются водой. Оглядевшись, он увидел открытую дверь, которая, как он предположил, вела в ванную комнату. Подойдя к двери и убедившись, что это действительно ванная, он прошел внутрь и закрыл кран. Затем он вышел из спальни и, спустившись по лестнице, остановился перед входной дверью.
«Будет смешно, если замок окажется с кодировкой или ещё каким-нибудь секретом», - подумал он, изучая дверь.
К счастью, несмотря на то, что из трех замков сложными были два, захлопнулся тот, что был попроще. Открыв дверь, Майкл, предварительно проследив за тем, что бы она вновь не захлопнулась, вернулся к девушке.
Никита по-прежнему была без сознания, но, к большому облегчению Майкла, уже была не столь бледной как несколько минут назад.
«Нет, ну надо же было так влипнуть!», - мрачно думал Майкл, беря девушку на руки. – «Она мне всячески пытается жизнь отравить, а я еще её и на руках ношу! А весит она немало! К тому же это чертово полотенце с неё постоянно норовит упасть!».
Войдя в дом, он положил Никиту на диван. Обернувшись, он заметил стул, на который, придвинув его поближе к дивану, он и сел. Стараясь действовать осторожней, он осмотрел голову Никиты, и, не обнаружив серьезных повреждений, решительно похлопал её по щекам.
- Эй вы, спящая красавица! Просыпаемся!
Реакции не последовало.
«По крайне мере она не в коме», - попытался приободрить себя Майкл. – «И ведь говорила мне мама: учись, сынок, на врача, так нет!».
Майкл вновь похлопал девушку по щекам. На этот раз, девушка, поморщившись, открыла глаза.
Увидев перед собой, того самого лягушатника, Никита резко села. В тот же момент, ей показалось, что от боли её голова просто взорвется. Комната плыла перед глазами, тошнота была не выносимой, поэтому Никита, полностью проигнорировала то, что когда она села, полотенце практически полностью съехало. Зато это не мог проигнорировать Майкл, который молниеносным движением вернул его на место.
- Ложитесь, - хмуро велел он, слегка надавив на плечи Никиты, вынуждая её вновь опустить голову на диванную подушку. – Похоже, легкое сотрясение вы все же получили, по этому не стоит делать резких движений. И будьте так любезны, придерживайте ваше полотенце!
Стараясь справиться с тошнотой, Никита сердито сверкнула глазами, не в силах прореагировать должным образом, и Майкл вновь испытал сильное желание оказаться от неё, как можно дальше. Ему не нравилась эта девушка, ему не нравились её глаза. Они его пугали: было в них что-то дикое, опасное. Нормальных девушек, с нормальными глазами и ведущих себя так, как подобает добропорядочным представительницам слабого пола, он понимал и умел с ними обращаться, а с этой…. Эту ненормальную, с глазами, каких он никогда не видел, он не понимал и горячо желал никогда её не увидеть. Если бы не чувство вины перед Еленой, из-за одних только этих глаз он бы оставил всякие попытки заполучит поместье и вернулся во Францию, мечтая никогда больше не видеть Никиту Джонс.
- У вас есть… семейный врач?
Никита попыталась сосредоточить разбегающиеся мысли.
- Там… - с трудом произнесла она, - там, рядом с телефоном… в записной книжке есть его номер….
Майкл подошел к телефону и взял толстую книгу в кожаной обложке.
- Надеюсь вы помните, как его зовут, иначе я буду искать его номер до скончания веков, - сказал Майкл, перелистывая густо исписанные странички.
- Джампаоло Монти, - произнесла Никита, вновь пытаясь сесть.
- Лежите спокойно, - потребовал Майкл. – По крайне мере до тех пор, пока вас не осмотрит врач! Мне только претензий ваших родственников не хватает!
- Сами виноваты, - хмуро заявила Никита, подчинившись скрепя сердце, - не надо было подкрадываться!
- Не надо было быть дурой! – обиделся Майкл, набирая номер.
У Никиты даже в глазах потемнело, на этот раз от возмущения.
- Ну, знаете! Вы… вы….
- Между прочим, я мог повернуться и уйти, а я остался, о чем теперь начинаю жалеть!
В этот момент на другом конце телефона подняли трубку и приятный женский голос произнес:
- Buongiorno.
Майкл посмотрел на девушку.
- Она говорит по-итальянски! – возмутился он.
- А вы что хотели? – ехидно поинтересовалась Никита. – Чтобы она говорила по-китайски? Вы, между прочим в Италии, здесь все говорят по-итальянски. Дайте мне трубку!
Взяв трубку, Никита морщась от боли начала что-то быстро говорить по-итальянски. Не понимая ни слова, Майкл был вынужден догадываться о содержании разговора по выражению лица Никиты. А мимика у девушки была богатой!
- No! (Нет!)
Майкл вздрогнул от неожиданности.
- No! No! No! (Нет! Нет! Нет!)
«Что ещё случилось? Не ужели проблемы не кончились?!»
- No!… Non mi piace! (Нет!… Мне не нравится!)
«Не ужели мне придется везти её в больницу?!»
- Si…. Va bene…. Arrivederci…. (Да…. Хорошо…. До свиданья….)
Никита положила трубку и мрачно посмотрела на Майкла.
- Что?
- Вам придется побыть здесь до приезда доктора Монти, - прошипела Никита.
- Что?!
- Он сказал, что я не должна оставаться одна, поэтому он велел мне передать вам, что он настаивает на том, чтобы вы дождались его приезда.
- Что?!
- Прекратите чтокать! Мне самой хочется, чтобы вы убрались куда подальше!
- Позвоните своим родственникам! Пусть они приедут!
- Они все равно не смогут приехать раньше чем через час! Врач приедет быстрей!
Никита устало откинулась на подушку, наблюдая, как Майкл нервно ходит по гостиной.
- Перестаньте носиться туда-сюда! У меня и так голова кружиться! – потребовала она через некоторое время.
Чтобы немного успокоиться, Майкл решил заняться изучением интерьера. Оглядевшись, он отметил хороший вкус хозяйки дома или декоратора. Его внимание привлекли фотографии на каминной полке. Он подошел ближе, чтобы рассмотреть их.
- Это всё ваши родственники? – поинтересовался он, спустя немного времени.
Никита повернула голову, чтобы понять, о чем он.
- Да, - мрачно ответила она. – Только не трогайте там ничего, мама терпеть не может, когда что-то стоит не так, как она поставила.
Майкл ничего не ответил, продолжая изучать снимки. Его внимание привлекла одна фотография. На ней маленькая светловолосая девочка, в которой он с большим трудом узнал Никиту, сидела на коленях у очень пожилой женщины.
«Наверное, это и есть та самая прабабушка, завещавшая ей поместье», подумал он, но спросить не решился.
Ему на глаза попалась, стоящая здесь же папка. Он взял её и, открыв, обнаружил, что в ней храниться множество журнальных вырезок.
- Что это? – поинтересовался он, подходя к Никите.
- Я же велела вам ничего не трогать! – возмутилась Никита. – Не у себя дома, между прочим!
- Так все же, что это?
- А вы что совсем ослепли?! Не видите, что это вырезки из газет и журналов?!
- За чем они вам?
- Лично мне они не к чему, но моя мама собирает все статьи, в которых упоминаемся мы с братом.
Майкл с интересом принялся изучать содержимое папки.
- Ваш брат архитектор?
- Вы на редкость догадливы, - ядовито заметила Никита. – Надо же, держа в руках статью с заголовком «Самые модные архитекторы Рима», вы поняли, что мой брат архитектор! Просто чудеса прозорливости!
Внезапно, Майкл изумленно посмотрел на неё.
- Что на этот раз? Вы узнали, что он ещё и дизайнер?
- Вы… модель?!
- А что так этого не заметно?
- Нет.
Никита фыркнула.
- Я же говорю, что вы слепой!
- Знаете, у меня просто несколько иные представления о фотомоделях.
- Да неужели?
- Я встречался с несколькими…
- Я прекрасно обойдусь и без подробностей вашей личной жизни! Меня и так тошнит!
- … и вы совсем не похожи на модель.
- Да? И почему же?
- Вы несколько… ммм…
- Ну! – поторопила его заинтересованная Никита.
- … полноваты….
Забыв на минуту о своем самочувствии, Никита схватила одну из подушек и попыталась ударить ею Майкла. Тот увернулся. Тогда она швырнула подушкой в него. Промахнувшись, она поискала глазами более тяжелый предмет. Взгляд упал на бронзовую напольную вазу. Хищно посмотрев на Майкла, она прикинула: хватит ли у неё сил поднять её и бросить.
- Давайте не будем делать глупостей! – поспешил сказать Майкл, перехватив её взгляд. – Я вовсе не хотел вас обидеть! Просто я знаком с моделями несколько другого телосложения….
- Вы уверены, что это были модели, а не девочки по вызову? С вашим-то лошадиным личиком, сложно рассчитывать на внимание порядочной девушки! Да ни одна модель к вам и на милю не подойдет! Хотя, нет, конечно, если вы пачкой банкнот потолще помашете, тогда может быть желающие найдутся! Хотя, это ж, какие деньги нужны?!
- Не знаю, какие деньги нужны, чтобы встречаться со мной, поскольку до сих пор мне никому платить не приходилось, но вот глядя на вас, я боюсь даже предположить сколько вашему папочке пришлось разорить компаний, чтобы купить вам место в модельном бизнесе!
Никита в ярости вскочила с дивана. Схватившись за вазу, она попыталась оторвать её от пола, но в этот момент, остатки сил покинули её, и она почувствовала, как вслед за полотенцем сползает на пол.
Чертыхнувшись, Майкл подхватил её на руки и попытался вновь уложить её на диван.
- Говорил же: лежите спокойно! Не хватало ещё, чтобы вам хуже стало! И прекратите вы, наконец, дергаться! Мне и так тяжело держать вас, и при этом натягивать на вас полотенце! Хотя оно с вас сегодня уже столько раз спадало, что можно смело отказаться от него! Я уже все видел! Да прекратите вы! Я не собираюсь вас насиловать! Меня сумасшедшие совершено не привлекают!
Наконец, ему удалось справиться с девушкой и уложить её на диван. В этот момент в дверь постучали.
- Слава Богу! – вырвалось у Майкла.
Открыв дверь, он впустил в дом мужчину, который к его огромной радости и оказался доктором Монти.
Элегантный седовласый мужчина с любопытством окинул взглядом внушительную фигуру Майкла.
- Buongiorno! – поприветствовал он его.
- Buongiorno, - ответил Майкл.
«Надеюсь, он не собирается расспрашивать меня, о чем либо, я же кроме элементарных «здравствуйте/до свиданья» ничего не знаю!».
Возможно, доктор и спросил бы Майкла о чем-либо, но в этот момент он заметил лежащую на диване Никиту. Оттолкнув Майкла, он быстрым шагом направился к ней. Осматривая её, он о чем-то её расспрашивал, а она ему что-то отвечала, и все это на итальянском!
«Они что издеваются?! Что вышел закон, делающий знание итальянского языка обязательным?! Я же не слова не понимаю! А что если она утверждает, что это я чуть её не убил?! На неё это очень даже похоже! Может Пола вызвать? Так, на всякий случай?».
В этот момент врач повернулся к нему и что-то спросил у него по-итальянски.
Майкл недоуменно посмотрел на него.
- Да он по-итальянски максимум три слова знает! – ехидно произнесла Никита, переходя на английский.
- Как долго синьорина была без сознания? – спросил врач, тоже переходя на английский.
- Минут двадцать.
- Вы уверены?
Майкл лишь молча посмотрел на доктора. Сейчас, когда он был не наедине с этой ненормальной, к нему вернулась его уверенность.
- Её не рвало? Кровь из носа, из ушей не шла?
- Нет.
Врач, вновь повернулся к Никите и еще раз осмотрел её голову.
- Ну, что ж! – сказал он, заканчивая осмотр. – У тебя, девочка моя, легкое сотрясение, но это не страшно. Пару дней полежишь в постели, отдохнешь, и все пройдет. Правда, головные боли какое-то время продлятся, но не думаю, что это надолго. Я тебе здесь выписал пару рецептов, пусть кто-нибудь съездит. Будешь принимать строго по графику, вот видишь, я его здесь написал, в течение четырех дней. А сейчас, в постель и спать! Завтра, часов в семь вечера, я к тебе загляну.
Он встал.
- Ты все поняла?
- Да.
- Ну, вот и прекрасно! Тогда до завтра.
- Как, вы уже уходите? – изумился Майкл.
- В моем присутствии нет необходимости, вы и сами прекрасно справитесь.
- ЧТО?!?! – хором возмутились Майкл и Никита.
- Да вы не волнуйтесь! Ничего страшного не произошло, так небольшая шишка, опасности для жизни никакой. Сейчас, поможете подняться ей наверх, поможете ей переодеться и все. Хотя, ей совсем не помешает чашка крепкого сладкого чая.
- Я в его помощи не нуждаюсь! – завопила Никита.
- Ох, уж мне эти современные девушки! – сказал доктор Монти Майклу, который от мысли, что он вновь должен будет сидеть с Никитой наедине, лишился дара речи. – Девочка моя, иногда даже очень сильным и самостоятельным девушкам нужно сильное мужское плечо. Позволь своему кавалеру поухаживать за тобой.
Майкл, наконец, сообразил, в чем дело и поторопился объяснить доктору:
- Простите, но вы не понимаете. Мы с синьориной Джонс едва знакомы.
Мужчина нахмурился и поинтересовался.
- Тогда потрудитесь объяснить, что вы здесь делаете? И почему тогда Никита завернута в полотенце?
- Да она уже была в нем, когда я пришел!
- Я принимала ванну!
- И ты впустила незнакомого мужчину, будучи в одном полотенце?!
- Я его не впускала!
- Вы ворвались в дом?!
- Никуда я не врывался! Я влез через окно….
- Я немедленно вызываю полицию!
- Да успокойтесь вы! Я её нашел под окнами на улице! Дом был заперт, она была без сознания, вот и пришлось залезть через окно! Теперь думаю, что гораздо проще было её там, на улице и оставить!
- Этот мужчина говорит правду?
Никита хмуро посмотрела на Майкла. У неё на лице было написано желание сказать «нет», но в последний момент она себя пересилила, и к большому облегчению Майкла, сказала:
- Да.
- Что ты делала на улице? – изумленно поинтересовался доктор.
Вздохнув, Никита попыталась объяснить врачу, что она делала на улице. Когда она закончила, сеньор Монти тяжело вздохнул.
- Мне придется остаться здесь, с тобой. Не могу же я тебя оставить наедине с посторонним мужчиной.
- Теперь, когда все выяснилось, я могу уйти? – устало поинтересовался Майкл.
- Можно подумать вас кто-то держит! – хмуро проворчала Никита.
- Я не вижу причин, по которым вы бы могли остаться, - отозвался доктор, неодобрительно глядя на Никиту, на которой полотенце держалось просто чудом.
- Вот и замечательно! – произнес Майкл, направляясь к дверям.
Когда он вышел, доктор Монти повернулся к Никите и потребовал:
- А теперь, девочка моя, потрудитесь еще раз объяснить, почему это мужчина был здесь?

- Да не знаю я, за чем он приходил! – в который раз за вечер повторила Никита.
Все семейство Джонс и часть семейства Карано стояли вокруг её постели.
- Но за чем-то он же пришел!
- Мне он ничего не сказал! Ну, чего вы пристали! Врач велел мне больше отдыхать, не думаю, что подобный допрос с пристрастием можно назвать отдыхом!
- Видишь ли, дорогая, - мягко произнесла Медлин, приехавшая вместе с Робертой, - мы несколько обеспокоены последними событиями. В частности тем, что происходит между тобой и мсье Самюэлем.
- Между нами ничего не происходит!!!
- Медлин хочет сказать, что мы крайне не довольны тем, что ты разгуливаешь перед ним в одном полотенце! – сказала Роберта.
- Я разгуливаю перед ним в одном полотенце?! Во-первых, я вовсе не перед кем не разгуливаю в одном полотенце! Во-вторых, я его не приглашала, он сам пришел! В-третьих, я была без сознания!
- Ты пойми, мы вовсе не пытаемся сказать, что ты это сделала нарочно, просто все это немного странно, - попыталась успокоить её Медлин. – Сначала ты приходишь к нему, когда он в одном халате, теперь он приходит к тебе, а ты в одном полотенце….
- ЧТО?! – возмущенно вскричали родственники. - Ты видела его в одном халате?!
- Да что такого?! Ну, видела я его в одном халате и что с того?! Зрелище прямо скажу не самое впечатляющее….
- Никита!!!!!!
- Дорогая! Твое поведение, меня очень печалит! – расстроено произнесла София. – Ты же Карано! Разве можно так себя вести, ты же приличная девушка!
- Бабушка! Ну, хоть ты не начинай!
- Бабушка права! Ты ведешь себя просто не допустимо! У меня начинает складываться впечатление, что ты решила его соблазнить в надежде, что он перестанет пытаться купить твое поместье! – хмуро произнес Уильям.
- Ну, папа! Я от тебя такого не ожидала! – возмутилась Никита. – Не надо меня судить по себе! И вообще, я не желаю это больше обсуждать!
С этими словами, Никита решительно натянула одеяло на голову, всем своим видом показывая, что разговор закончен.
- Никита, послушай… - начала было Роберта.
- Я сплю! – не пожелала выслушать её Никита.
Родственникам ничего не оставалось сделать, как оставить её. Выйдя из спальни Никиты, они спустились в гостиную, где за чаем, продолжили обсуждение странного поведения Никиты.

Последующие полторы недели прошли боле менее спокойно, благодаря постельному режиму Никиты.
Майкл, поняв, что покупка поместья займет гораздо больше времени, чем он ожидал, занялся исследованием итальянского строительного рынка. Оказалось, что одной из ведущих отраслей в Италии является именно строительная. Так же оказалось, что копанию Майкла здесь знают, и очень многие были готовы предложить ему очень выгодные контракты. Чтобы разобраться во всем многообразии предложений, Майклу пришлось в срочном порядке организовать командировки в Италию нескольким сотрудникам своей компании и арендовать просторное помещение под офис. Правда и это не слишком помогло. К тому же Майклу пришлось столкнуться с двумя особенностями ведения дел в Италии. Во-первых, все встречи в основном происходили в ресторанах, поэтому через несколько дней Пол начал отлынивать от встреч, мотивируя это тем, что он стал быстро набирать вес. А во-вторых, пунктуальность у итальянцев явно была не в почете. Если встреча была назначена на десять утра, то итальянская сторона могла приехать в одиннадцать, что крайне раздражало пунктуального Майкла и делало невозможным хоть как-то распланировать рабочий день. К тому же в Италии с момента их прилета стояла тридцати восьми градусная жара!
- Эта жара меня убивает! – простонал Пол, обмахиваясь газетой. – Как они здесь живут?!
- Ну, во Франции тоже не Арктика, - заметил Вальтер.
- Да, но когда-нибудь во Франции столбик термометра две недели подряд стоял на отметке 38 градусов? Да никогда такого не было! Это же просто кошмар какой-то! Нет, возможно, отдыхать здесь и хорошо, но работать невозможно! У меня мозг плавится!
- Ну, так поговори с Майклом, - сказал Вальтер, - может он отпустит нас на выходные. Здесь говорят, есть несколько прекрасных горнолыжных курортов, можем съездить от жары отдохнуть.
- Можно подумать, ты Майкла не знаешь! Он же помешан на работе! Ему все равно, сколько градусов за окном – работа превыше всего! А, кстати, где он?
- Ооо… - загадочно потянул Вальтер. – Он внизу, в местном ресторане.
- Что он там делает? У него же есть личный повар?
- Он сегодня встречается с дочкой Джонса, как я понял, она куда-то не надолго уезжает, вот он и решил встретиться с ней. А в ресторане он эту встречу назначил в надежде, что в людном месте она свой темперамент постарается сдерживать.
В этот момент дверь приемной распахнулась, и на пороге показался Майкл. Пол и Вальтер изумленно уставились на него, и было от чего придти в изумление! Спереди рубашка Майкла была мокрой, лицо тоже было мокрым, а в волосах застряли кусочки овощей.
- Надежды не оправдались, - вырвалось у Пола.
Одарив его ледяным взглядом, Майкл практически прорычал, обращаясь к Вальтеру.
- Если я немедленно на время не уеду из Рима, я эту психованную собственными руками задушу! Поэтому будь добр, закажи мне билет куда угодно, только как можно дальше от неё! И пусть там будет не так жарко как в Риме!

И вот через 12 часов, Майкл, Вальтер и Пол поселились в уютном домике, расположенном на территории курорта Сестриере.
- Нет, все-таки хорошая идея съездить в горы! – сказал Пол, лучась от счастья – он уже осмотрел свою комнату и остался доволен увиденным. – Здесь просто восхитительно!
- И не говори! – отозвался Вальтер. – Подумать только, всего пять часов пути и одуряющая жара сменилась приятной горной прохладой!
- К тому же, я заметил, что большая часть домиков пустует, значит нам никто не будет надоедать! – радовался Пол.
- Так ведь не сезон, вот туристов и нет! А это значит, что не будет вавилонского столпотворения ни в местных ресторанчиках, ни на подъемнике!
- Точно, точно! Только тишина и спокойствие! Никаких туристов, никакой работы и никакой Никиты Джонс!
- Даже не произноси при мне этого имени! – прошипел Майкл, уходя к себе.
- Я надеюсь он не собирается все выходные пребывать в таком настроении? – обеспокоено спросил Пол у Вальтера.
- Не волнуйся, сейчас он поспит, утром покатается на своих обожаемых лыжах и к вечеру полностью успокоится.
- Надеюсь, что ты прав, - вздохнул Пол, входя в свою комнату.

Утром, позавтракав, они поднялись на подъемнике на вершину спуска.
- Красота! – вздохнув полной грудью, произнес Пол.
Майкл и Вальтер промолчали, но всем своим видом выразили с ним согласие.
Вокруг открывался прекрасный вид. Везде лежал девственно белый снег, на фоне которого особенно сочно смотрелась зелень елей. Вокруг было еще несколько спусков, с которых съезжали немногочисленные лыжники и сноубордисты. Их внимание привлекла одинокая фигура в черной куртке, с ярко оранжевыми полосками. Судя по всему, неизвестный был опытным сноубордистом, поскольку во время скольжения он выполнял разнообразные трюки. Наблюдая за тем, как сноубордист в очередной раз сделал поворот в воздухе, Вальтер восхищенно произнес:
- Здорово!
- Да уж! Ведьма сегодня в ударе! – сказал остановившийся рядом с ними лыжник.
- Ведьма?! – изумился Вальтер.
- Ну да. Здесь у многих есть прозвища, некоторых только по ним и знают. Её зовут Ведьмой, она сюда приезжает чуть ли не каждые выходные, насколько я знаю, у её семьи в долине дом.
- А почему её прозвали Ведьмой?
- Ну, во-первых, стиль катания у неё экстремальный, ей на дороге лучше не попадаться. Впрочем желающих практически и нет. У неё здесь достойных соперников всего ничего. А во-вторых, она на мужчин оказывает действие сродни приворотному зелью. Мимолетный взгляд бросила и все мужчина за ней по пятам ходит.
Понаблюдав ещё немного за Ведьмой, Майкл решил, что пора и самому съехать со склона.

Через четыре часа замерзшие, но очень довольные, они решили перекусить в местном ресторанчике. Они уже подходили к нему, когда Вальтер дернул Пола за рукав.
- Смотри, вон та самая Ведьма, которую мы сегодня видели.
- С чего ты взял? – спросил Пол, вытряхивая из карманов снег.
- У неё куртка заметная, я таких здесь больше не видел.
- Ааа….
В этот момент, девушка, сдвинув капюшон, сняла лыжную маску, закрывавшую нижнюю часть лица и, к великому изумлению мужчин, их взору предстала… Никита Джонс!
- Нас что, прокляли?! Какого дьявола мы все время на вас натыкаемся?! Вы что преследуете нас?! – взвыл Пол.
- ЧТО?! По-моему это вы меня преследуете!
- Да? Тогда что вы здесь делаете? – поинтересовался Майкл.
- Я готовлюсь к соревнованиям, которые будут проходить здесь через два месяца. А вот что вы здесь делаете?!
- Отдыхаем от вас и жары, - улыбнулся Вальтер.
Не оценив юмора, Никита возмущенно подняв голову, прошла мимо них.
- Может, пойдем в другой ресторан? – предложил Пол, наблюдая за закрывшимися за Никитой дверьми.
- Нет, - хмуро сказал Майкл.

Поедая «пенне» с кабачками, Майкл настороженно поглядывал на сидящую в шумной компании Никиту. Однако до сих пор она не сделала ничего такого, что напоминало бы её обычное, в представлении Майкла, поведение. Наоборот, она веселилась в компании своих друзей, не обращая на них никакого внимания.
- Перестань ты на неё коситься, - ухмыляясь, сказал Вальтер. – Парень, сидящий слева от неё, уже похоже собирается набить тебе морду. И вообще, она похоже не собирается нападать на вас. По-моему, спокойная веселая девушка.
- Ну знаешь! Ты просто с ней близко не общался! – возмутился Пол.
В этот момент компания Никиты закончила обедать и они шумной толпой покинули ресторанчик.
- Вот и славно! – обрадовался Пол. – Теперь можно и поесть спокойно, а то пока она рядом мне кусок в горло не лезет.
После обеда, Пол решил немного вздремнуть, Вальтер отправился кататься на снегоходе, а Майкл решил связаться с офисами в Париже и Риме, чтобы узнать как идут дела. Когда ближе к вечеру они вновь собрались вместе, то Вальтер предложил сходить в замеченное им ранее казино. Возражений не последовало.

Не смотря на то, что он знал, что Никита где-то поблизости, Майкл не плохо проводил вечер. Сегодня ему везло за карточным столом. Вот сейчас Майкл проводил взглядом очередного расстроенного игрока.
- А вы хорошо играете, - раздалось у него над головой.
Резко повернувшись он увидел, что у него за спиной стоит Никита.
- Снова вы?! Знаете, я начинаю думать, что вы действительно преследуете нас.
- У вас через мерное самомнение, - фыркнула Никита. – Сейчас не сезон, развлечений крайне мало, это казино ближайшее из тех что работает круглый год. К тому же здесь огромный выбор азартных игр.
- А вы, естественно, их большая поклонница, - с иронией произнес Майкл.
- Вы, как я посмотрю, тоже не крестиком по вечерам вышиваете, - огрызнулась Никита. – И много вы уже успели выиграть?
Девушка посмотрела на несколько столбиков из фишек.
- А вы?
- Вам в детстве не говорили, что отвечать вопросом на вопрос не хорошо? – хмуро поинтересовалась Никита. – Я только что пришла, и ещё не играла.
- Что ж, желаю вам удачи.
Девушка задумчиво посмотрела на него и внезапно улыбнулась.
- А не хотите сыграть со мной? – спросила она у Майкла.
- Нет.
- Боитесь?
Майкл усмехнулся.
- Просто не хочу отбирать у вас деньги.
- Раз так, то почему бы нам не сыграть на желание? – предложила Никита.
Майкл с интересом посмотрел на неё.
- Зря вы так на меня смотрите. И не надейтесь в случае выигрыша получить «Золотую рощу». Желание должно быть связанно лично с нами, а не с собственностью, которой мы владеем.
Майкл жестом пригласил её сесть напротив.
- Давайте так, если проиграете вы…. - она задумчиво посмотрела на Майкла. – Вы умеете кататься на сноуборде?
- Нет.
- В таком случае, в случае проигрыша вы съедите со склона на сноуборде, а если проиграю я… - она вопросительно посмотрела на него.
- Тогда вы съедите блюдо из лягушачьего мяса.
Никиту передернуло от отвращения, но тем не менее она согласилась.
- Хорошо, играем до двух проигрышей.
И вот карты розданы игра началась. Если Никита всем своим видом демонстрировала волнение, то Майкл был воплощением спокойствия. Никита ерзала на стуле, нервно покусывала губы, ни как не могла решить какой картой она бьет, под конец первого кона она даже пыталась строить Майклу глазки, но все это ей не помогло. Первый кон выиграл Майкл. Снисходительно посмотрев на расстроенную девушку, он предложил ей прекратить игру, пообещав не требовать исполнения желания, но Никита отказалась от его предложения. Настроившись на легкий выигрыш, Майкл был удивлен когда второй кон остался за Никитой. «Повезло», - решил он, наблюдая за девушкой, которая радовалась словно дитя малолетние. Глядя на раскрасневшиеся щечки и слушая радостное повизгивание, Майкл решил побыстрей разделаться с третьим коном и посмотреть какое у неё будет выражение лица, когда он поставит перед ней тарелку с лягушачьими лапками. Но через пятнадцать минут Никита вновь оставила его в дураках! Невинно улыбнувшись, она сказала:
- Завтра в 12:00, я жду вас около подъемника. Сноуборд я постараюсь для вас подобрать, только сообщите мне размер вашей обуви.
С этими словами, она мило улыбнулась и встав, направилась в зал с игровыми автоматами.

На следующее утро ровно в 12:00 Майкл подошел к подъемнику. Вместе с ним пришли Пол и Вальтер, оба исполненные самыми дурными предчувствиями. К тому же Пол был крайне обеспокоен тем, что может не успеть на поезд Милан-Рим, и тогда в Риме он окажется только завтра, а документы, которые ему нужно заверить завтра утром уже должны быть у их швейцарских партнеров. Вальтер, конечно, мог бы отвезти его в Милан прямо сейчас, но Майклу тоже было нужно туда, поскольку на его имя пришло заказное письмо, которое без его подписи Вальтеру не отдадут. Вот он и вынужден был ждать, пока Майкл освободиться.
Никита уже была на условленном месте, вместе с компанией своих друзей. Заметив Майкла она широко улыбнулась и направилась к нему.
- Доброе утро! – поприветствовала она его. – Сегодня просто замечательный день! Голубое небо, отсутствие ветра, идеальная погода для сноубордистов.
Майкл одарил её пустым взглядом.
- Я принесла для вас сноуборд! Поскольку мы с вами примерно одного роста, то я принесла свою старую доску, на которой когда-то тренировалась. Единственное, мы крепления подогнали под размер вашей обуви. Поскольку все готово, не будем терять времени, давайте поднимемся на вершину спуска.
Поднимаясь в кабинке подъемника, Вальтер попытался разрядить напряженную атмосферу.
- Отличный подъемник, не то что были в мое время! Я когда на лыжах учился ездить, то всегда ездил тренироваться на гору расположенную не далеко от моего дома. Так там подъемник представлял собой следующее: по рельсу расположенному горизонтально, двигались железные палки с кругом на конце.
- Как тогда на нем поднимались?! – удивленно спросила подруга Никиты.
- Очень просто. Принимаешь следующую позу на специальной площадке.
Вальтер изобразил какую именно позу следовало принять: он широко расставил согнутые немного в коленях ноги и слегка подался торсом вперед.
- Рядом с тобой стоит накаченный парень, который, когда к тебе подъедет железная палка с кругом, пропихивает этот самый круг тебе между ног и ты вцепившись в палку, с криком «МАТЬ МОЯ ЖЕНЩИНА!!!!!!!!» поднимаешься вверх. Правда, поскольку никаких ремней безопасности в этой конструкции предусмотрено не было, то если тряхнуло в дороге, то спускаться вниз ты начнешь раньше, чем доездишь до верха, и часто не на лыжах, а на своих ягодицах.
- А если доехал до верха, то как слезть?! – спросил молодой парень.
- Наверху стоит второй накаченный парень, который, когда ты к нему подъезжаешь, выдергивает палку с зажатым у тебя между ног кругом.
- Отличное должно быть зрелище, - смеясь, сказала Никита.
- И не говорите! – улыбнулся Вальтер.
В этот момент кабинка остановилась, и все высыпали наружу.
- По-моему мы вышли немного раньше, вершина спуска выше, - сказал Майкл, оглядевшись вокруг.
- Не волнуйтесь, до вершины мы ещё доберемся, - улыбнулась Никита. – Для начала, поскольку вы никогда не катались на сноуборде, вы немного потренируетесь. Садитесь.
- Куда? – недоуменно спросил Майкл.
- На снег.
- Зачем?!
- А вы как собираетесь застегивать крепления?
Майкл был вынужден сесть на снег. Никита поставила сноуборд на ребро и показала как правильно закрепить крепления. Когда все было готова, Майкл попытался встать, но это оказалось не так просто, как он ожидал. Встав через некоторое время при помощи Вальтера и Никиты, он раздраженно посмотрел на улыбающуюся девушку. Та, усиленно сдерживая смех, старалась на него не смотреть.
- Для начала покажу вам, как ездить на заднем канте. Для этого вы опираетесь на пятки. Под вашим весом доска начнет движение вниз. Если хотите, можете повернуться спиной и опираясь на носочки съехать на переднем канте.
Никита продемонстрировала оба способа движения.
- В основном, все катаются, располагая сноуборд перпендикулярно подножью горы. Вот так.
Никита продемонстрировала.
- Тогда вам нужно свой вес переместить на ногу стоящую впереди. Той ногой, которая стоит сзади, вы будете управлять движением.
Через час, взмокший Майкл, стоял на вершине спуска. Прокляв тот день, когда он взял в руки карты и когда познакомился с этой сумасшедшей, он начал движение вниз.
«Чем быстрее съеду, тем быстрее все закончиться», - пытался утешить себя Майкл. – «Худшее что может произойти, так это то, что я упаду, но с другой стороны, я сегодня уже столько раз падал, так что какая разница?»
Отвлекшись, на мгновение от трассы, он увидел, что Никита практически рыдает от смеха на плече у одного из своих друзей. Подавив желание задушить её, он вновь сосредоточился на спуске.
«Я еду на заднем канте, я еду на заднем канте, нужно переместить вес на пятки, нужно переместить вес на пятки», - повторял про себя Майкл. – «И кто только придумал подобный вид спорта?! Наверняка было лень из доски лыжи сделать, вот он и решил, что так сойдет!»
В этот момент мимо пронесся лыжник.
«Только его мне и не хватало! Неужели обязательно носиться с такой скоростью? Господи! Да когда же кончиться этот спуск?!»
Когда к великому облегчению Майкла спуск все же закончился, и он оказался внизу, к нему подошли Никита с группой поддержки, Вальтер и Пол.
- Вы довольны? – холодно поинтересовался Майкл у Никиты. – Я спустился вниз на сноуборде.
- О да! – хихикнула Никита. – Мы видим, что вы спустились!
Майкл одарил её непонимающим взглядом, и Никита указала на спуск позади него. Он обернулся. Сверху вниз шла полоса, которую оставил сноуборд Майкла, в результате чего склон выглядел так, как выглядит сильно мятая рубашка, когда по ней первый раз проводят утюгом. Посмотрев на веселившуюся Никиту, Майкл расстегнул крепления и протянул сноуборд девушке со словами:
- На сегодня развлечения закончились.
Затем он повернулся к Полу и сказал:
- Пойдем, я сам отвезу тебя в Милан.

Проводив Пола, Майкл вернулся в Сестриеру. Подходя к домику, он заметил в окнах свет.
«Надеюсь, Вальтер не обзавелся подружкой на ночь».
На всякий случай, стараясь не шуметь, он осторожно вошел в дом, и подошел к дверям, ведущим в небольшую гостиную. Слегка приоткрыв дверь, он заглянул внутрь. Вальтер сидел за кофейным столиком, а напротив сидела… Никита! Его прихода они не заметили, поскольку увлеченно играли в карты. Удивленный присутствием девушки, Майкл уже собирался объявить о своем приходе, когда услышал то, что потрясло его до глубины души.
- Семерка треф.
- Трефы – масть не большая, так что мы вас козырем!
- Фигушки-фиг! Вот вам туз, так что забирайте свое - и в кусты!
- Ой, как мы разошлись-то! – всплеснул руками Вальтер. – Ну, ничего, сейчас я вам покажу, восход над горой Джомолунгма!
- Вы сначала мне даму червей сделайте, а потом восходы демонстрируйте!
- Нате к вашей даме короля!
- Ах, так! Тогда вот вам и вот вам!
- Куда прешь, коровушка? Где ты на столе пики видела?
- Сами вы буйвол! Глаза открой! Это что по-твоему?!
Тяжело вздохнув, Вальтер вновь сгреб себе карты со стола. Никита довольно потирала руки.
- Эх, жаль по мелочи играем, а то я бы уже озолотилась!
- Да уж, с твоим-то талантом! Ты мне скажи: ты, где так карты уводить научилась?
- Дедушка у меня большой любитель в карты играть. А уж шулер – первостатейный!
- Охотно верю! Ты посмотри, из отбитой колоды валета увела, а я и не заметил!
- Да ты тоже хорош! Я эту десятку червей уже три раза отбиваю!
- Послушай, а ты часом, когда с Майклом играла, свои таланты не применяла?
- Вальтер, неужели ты думаешь, что я могла так поступить с твоим боссом?
- Думаю?! Да я почти уверен в этом!
- Знаешь, для француза ты слишком проницателен.
- Так я прав?
- Угу.
- Ай да молодец! Ай да умница!
- А то! Причем это было настолько легко сделать, что даже немного обидно, я люблю сильных противников. Вот с тобой, например, играть одно удовольствие. Я, к примеру, знаю, что ты бубнового туза из колоды увел, а вот момент, когда ты это сделал, упустила.
- Да не было такого! Ты мне вот что лучше скажи, тебе часто удается, используя свои таланты выигрывать?
- Почти всегда. Понимаешь, это ведь очень просто, главное не позволять азарту захватить себя, ну и ловкость рук конечно тоже вещь не обходимая. Плюс небольшой спектакль и все, ты уже не победим.
- Что за спектакль? Кстати, я – пас.
- Я так и подумала. А спектакль.… Ну, вот смотри, специально для твоего босса я разыграла азартную дурочку, поскольку он меня именно такой видит. Я позволила ему первый раз выиграть, чтобы он утвердился в своей оценке, а дальше…. Ты понимаешь.
Вальтер рассмеялся.
- Знаешь, девочка, я очень надеюсь, что о том, что ты профессиональный шулер, Майкл не узнает. Иначе тебе несдобровать, он тебе этого не простит.
- Ой, боюсь, боюсь!
- Зря смеешься, Майкл не любит когда его дураком выставляют. Боюсь, как бы не пришлось тебе лягушачьих лапок отведать.
- Предлагаешь, мне пригласить её в ресторан с французской кухней? – вкрадчиво поинтересовался Майкл, входя в комнату.
Вздрогнув от неожиданности, Никита и Вальтер уставились на Майкла, с одной мыслью на двоих: «Как давно он здесь стоит?!».
- Вам никто не говорил, что подкрадываться не хорошо?
- Да что вы говорите?! – изобразил удивление Майкл. – Мне казалось, что жульничать тоже.
Никита, поняв, что он все слышал, насупилась и хмуро посмотрела на него из-под челки.
- Ты быстро вернулся, - поспешил вмешаться Вальтер. – Я думал, ты раньше двенадцати не появишься.
- Все заняло намного меньше времени, чем я предполагал.
- Все равно, уже поздно, мне пора. Спасибо, Вальтер за игру, - сказала Никита, встревоженная тем, что её поймали с поличным.
- Да ладно тебе, останься! Еще раз сыграем, я давно не получал такого удовольствия от игры в карты.
Никита улыбнулась, и, бросив в сторону Майкла мрачный взгляд, начала натягивать куртку.
- Знаешь что, - решительно сказал Вальтер, - уже поздно, на улице темно, давай-ка я тебя провожу.
- Не стоит, я много раз возвращалась домой одна.
- И все же, - настаивал Вальтер, снимая свою куртку с вешалки.
- Пол просил тебя немедленно связаться с транспортным отделом, чтобы они его встретили на месте, - вмешался Майкл.
- Сейчас я синьорину Джонс провожу, и займусь этим.
- Вальтер, - произнес Майкл таким тоном, что стало ясно, что если Вальтер немедленно не займется эти, то у него будут большие неприятности.
- Спасибо Вальтер, но я не хочу отрывать тебя от работы, - настороженно произнесла Никита. – Не волнуйся, со мной все будет в порядке.
- Если тебя так это беспокоит, я сам её провожу, - предложил Майкл.
- Не надо! – нервно вздрогнула Никита.
Вальтер с сомнением поглядел на Майкла.
- Не думаю, что это хорошая идея.
- Успокойся, я не собираюсь её убивать, - усмехнулся Майкл, застегивая молнию на куртке. – Пойдемте.
Никита хмуро посмотрела на удаляющуюся спину Майкла, затем она оглянулась и вопросительно посмотрела на Вальтера.
- Иди, - шепнул он ей.
Вздохнув, Никита поплелась к выходу.

На улице наступил поздний вечер. С неба крупными хлопьями медленно падал снег, оседая на елях и деревьях. Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь вкусным хрустом снега под ботинками. Обычно Никита не за что бы не оставила без внимания такую красоту, но сейчас рядом с ней шел Майкл Самюэль, который её страшно нервировал. Казалось бы, тот факт, что он не напоминал ей о подслушанном разговоре, должен был её радовать, но почему-то это только усиливало её беспокойство. Размышляя над тем, как он может ей отомстить, Никита не заметила торчавший из-под снега пенек и, споткнувшись, растянулась на снегу рядом с елкой.
Майкл с мстительной радостью наблюдал за отплевывающейся Никитой.
«Так тебе и надо! Я сегодня столько снега по твоей милости съел, что даже подумать страшно. Теперь твоя очередь!»
Никите, наконец, удалось сесть. Она посмотрела на Майкла, лицо которого ничего не выражало, а выражение глаз наоборот говорило о том, что он весьма доволен сучившимся. Вздохнув, Никита попыталась отряхнуться.
- Не сидите на снегу, простудитесь, - внезапно услышала она.
- Можно подумать вас волнует мое здоровье.
- Волнует. Если с вами что-нибудь случиться, то вопрос с вашим наследством может затянуться, а мне бы хотелось, как можно быстрей приобрести ваше поместье.
- Даже и не надейтесь! – фыркнула Никита и попыталась встать.
Майкл подошел к ней и протянул руку. Подумав, Никита решила принять его помощь. Встав на ноги, она продолжила отряхивать снег с одежды.
- Знаете, - вдруг улыбнулся Майкл, - глядя на вас, я понимаю, откуда пошли легенды о снежном человеке.
Никита возмущенно ахнула.
- Я никогда в жизни не встречала столь не воспитанного человека, как вы!
Майкл продолжал улыбаться.
- Нет, вы только посмотрите! Ему еще и смешно! – возмутилась она, и не успел Майкл что-либо предпринять, как в него прилетел снежок.
Майкл с интересом посмотрел на снег, прилипший к его куртке, перевел взгляд на Никиту и медленно подошел к ней. Никита в панике отступила, не понимая, что он задумал. Майкл подошел к ней вплотную и резко дернул за ветвь ели. Никита мгновенно оказалась усыпанной снегом с елки. Задумчиво наклонив голову, она посмотрела на довольного Майкла, а потом отряхнулась, подобно собачке, вернувшейся с прогулки, так что часть снега оказалась на Майкле. Майкл собирался повторить фокус с елкой, но Никита, рассмеявшись, отпрыгнула в сторону и показала ему язык. Вздохнув, Майкл попытался отряхнуться, но едва он приступил, как в него вновь прилетел снежок. Он оглянулся. Крайне довольная Никита, стояла у него за спиной и подбрасывала в воздух очередной снежок, явно прицеливаясь.
- Что-то не так? – невинно поинтересовалась она.
- Сейчас кто-то окажется в сугробе, - пообещал Майкл.
- А зачем вы туда полезете? – сделала круглые глаза Никита, уворачиваясь от летящего в неё снежка. – Да, похоже, снежками вы кидаетесь также здорово, как играете в карты.
Забыв о том, что он Большой Босс, крайне серьезный и невозмутимый человек 35 лет, Майкл решил, что девушку нужно проучить.
Через 40 минут Никита, спрятавшись за елкой, пыталась вытряхнуть снег хотя бы из капюшона. Она была так увлечена этой трудно выполнимой задачей, что не заметила подкравшегося к ней Майкла. В следующую минуту она лежала на снегу, а он старательно закидывал её снегом.
- Признайтесь, что я победил.
- Да ни за что! И прекратите обращаться ко мне на вы! Я вас практически в сугроб запихала и вообще… - Никита сделала неопределенный жест рукой.
- Это ты-то меня практически в сугроб запихала?! А мне почему-то казалось, что это я в данный момент в сугроб превратил.
- Да ты просто воспользовался моментом неожиданности! Тебе повезло!
Она вдруг расхохоталась. Майкл недоуменно посмотрел на неё.
- У меня снег набился везде! – смеясь, объяснила Никита.
Майкл улыбнулся и протянул её руку.
- Вставай, ты и, правда, можешь простудиться.
Никита невинно улыбнулась и резко дернула его за руку так, что он оказался лежащем на снегу рядом с ней.
- Ты что никогда не сдаешься? – поинтересовался Майкл, приподнявшись на локте.
Никита лишь молча улыбнулась.
- Понятно, - сказал Майкл. – Твоя гордость не вынесет горечь поражения.
- Ну, ты тоже наделен гордостью, иначе ты бы не пришел сегодня утром к подъемнику.
- Кстати, о сегодняшнем утре. Тебе не кажется, что ты вела не честную игру?
- Нуууу….
- Что «нуууу»? Признай, что ты жульничала, - потребовал Майкл.
- Чуть-чуть, - призналась Никита.
- Ну, ну, - улыбнулся Майкл. – Но вернемся к главному: я жажду справедливости.
- Есть лягушек я не буду, и не надейся!
- Тогда я хочу осмотреть «Золотую рощу».
- Щассс! Бегу демонстрировать!
- Решай сама или ты проводишь мне экскурсию по поместью, или же ты съедаешь тарелку лягушачьих лапок. Они, кстати, на вкус похожи на куриное мясо. Выбор за тобой.
- Придумай что-нибудь ещё, - потребовала Никита.
- Мне ты, между прочим, вообще выбора не предоставила, я тебе два варианта предлагаю.
- Неслыханная щедрость! Послушай, ну чего ты привязался к моему поместью? Почему тебе нужно именно оно?
- Потому что я так решил.
- И это все объясняет! – Никита встала на ноги, и уже в который раз попыталась отряхнуться. - Ты же его даже не видел!
- Я видел его на фотографиях.
- Тогда зачем тебе нужна эта экскурсия?!
- Одно дело просмотреть фотографии, и совсем другое увидеть все в живую.
Никита фыркнула, но ничего не сказала.
- Что ты решила?
- Черт с вами, Майкл Самюэль, - мрачно посмотрела на него Никита, - устрою я тебе эту экскурсию, но даже не начинай разговоров о покупки поместья! Оно не продается! Я достаточно понятно изъясняюсь?
- Раз ты согласна, то я предлагаю съездить в поместье в следующую субботу. Хорошо?
- Знаешь, твоя привычка игнорировать мои вопросы меня раздражает едва ли не больше чем твое желание купить «Золотую рощу».
- Так как насчет субботы?
- Поедим в пятницу, я заеду за тобой во второй половине дня. Возьми с собой что-нибудь из вещей.
- Зачем?
- А ты что собираешься за один день все осмотреть?! Ты что не в курсе, что поместье огромное?! Хорошо если мы за выходные хоть ¾ успеем осмотреть.
- То есть мы проведем там все выходные?
- А ты что боишься, что я начну к тебе приставать? Даже и не надейся, ты не в моем вкусе.
- Послушай, ты не любишь всех французов или только меня?
- Почему же, я не люблю всех французов, просто тебя я не люблю особенно сильно.
- Позволь узнать, за что ты так не любишь жителей Франции?
- А за что вас любить? Питаетесь лягушками, страшные снобы, к тому же из-за вас наша команда по футболу в прошлом году не попала в финал чемпионата Европы по футболу.
- Ну, во-первых, помимо лягушек мы едим и другие продукты, чтоб ты знала, французская кухня очень разнообразна. Во-вторых, с чего ты взяла, что французы снобы? Поверь мне это не так.
- Угу, глядя на тебя, охотно в это верю, - фыркнула Никита.
- В-третьих, - мрачно посмотрев на Никиту, продолжил Майкл, - если вы не попали в финал, то это говорит только о том, что вы плохо играете или не достаточно тренировались.
- ЧТО?! Да, если бы не этот кривоногий придурок, которого выставил бить пенальти, тот чмошник, который почему-то был нашим тренером, то не видать вам финала как своего затылка!
- Ну, если в вашу команду набрали кривоногих придурков, то нечего обвинять в этом нас.
- Это кто это кривоногие придурки?! Мальдини?! Дель Пьеро?! Если в футболе не разбираешься, то лучше молчи и не позорься!
- Зато как я погляжу просто специалист! И вообще, какого дьявола я здесь с тобой торчу?! Вальтер уже наверняка решил, что я тебя убил и теперь закапываю под елкой, твой хладный труп! Время полпервого, тебя уже наверняка все потеряли!
- Как полпервого?! – изумилась Никита.
- Так! Смотри сама, если не веришь!
- И правда полпервого! – ужаснулась Никита. – Чего ты стоишь?! Пошли скорей!
Они уже почти подошли к дому, когда Майкл придержал Никиту за рукав.
- Что ещё?
- Подожди, нужно тебя отряхнуть, ты же все в снегу.
- Да ладно тебе, скажу, что упала.
- Сколько раз? Судя по твоему виду, ты падала всю дорогу.
- Сам не лучше! Вон весь в снегу, - проворчала Никита, пытаясь стряхнуть снег со спины.
- И за чем я только пошел тебя провожать? – задал Майкл риторический вопрос, решительно убирая её руки и начиная лично счищать с неё снег. – Да не дергайся ты!
- Легко тебе говорить! Ты между прочим имеешь дело с живым человеком, а хлопаешь по мне так, словно ковер выбиваешь! Мне больно!
Кое-как отряхнув Никиту, Майкл подтолкнул её в сторону дома.
- Иди давай, - велел он.
Подождав пока она не исчезнет в доме, Майкл пошел к дому, успокаивать Вальтера.

Следующая рабочая неделя прошла спокойно, обе стороны готовились к пятничной поездке. И вот пятница наступила.
Никита собирала сумку и слушала наставления Роберты и Медлин.
- … не ходи по дому в одном халате, возьми закрытый купальник, - наставляла Роберта.
- … лучше вообще не плавай, пару дней потерпишь, - поддержала её Медлин.
- … прежде чем войти, постучись, вдруг он не одет.
- И вообще, дорогая, ложишься спать, обязательно запирай дверь. И когда принимаешь ванну тоже.
- Знаешь, Медлин, я тебя не понимаю! Ладно мама, её воспитывали в строгости, но ты! Ты же во Франции держала два борделя! Причем они считались лучшими! Ты же и сейчас консультируешь дедушку в вопросах касающихся сферы интимных услуг! Откуда такая целомудренность?
- Мало ли чем я занималась! Я это я, а ты это ты. Ты должна вести себя как подобает порядочной девушке.
- А я вроде так себя и виду. Не понимаю, с чего вы взяли, что я собираюсь соблазнить его?
- Ты может и не собираешься, а вот он… - зловеще произнесла Медлин.
- Конечно, он только об этом и думает! Можно подумать, ему делать нечего! В конце концов, в доме полно слуг, так что нечего нагнетать обстановку!

- Я не понимаю, зачем ты все это затеял! Зачем нужно ехать куда-то с этой ненормальной?! – в который раз спросил Пол.
- Я должен знать, что я собираюсь приобрести. Возможно, там нужно везде ремонт делать. Я должен знать, сколько нужно вложить туда денег.
- Вот купишь и узнаешь! Сейчас нет нужды узнавать это.
- Пол, ну чего ты пристал к нему? Видишь ведь, что он уже все решил, и решения менять не собирается.
- Я считаю, что это не решение, а глупость! Майкл, подумай сам, ты проведешь с ней два, нет три дня! Ты за жизнь свою не опасаешься?
- Не говори ерунды, - спокойно ответил Майкл, выходя из комнаты.
- Вальтер, ну хоть ты ему скажи!
- Отстань ты от него, все равно ничего не изменишь. К тому же, можешь мне поверить, никто не собирается покушаться ни на чью жизнь.

- Ты спятила?! Ты что не видишь, что он собрался в другой ряд перестраиваться?!
- И что? А мне надо было повернуть.
- Ты даже поворотник не включила!
- Подумаешь! – фыркнула Никита.
- Что ты делаешь?! Ты что не в курсе, что по газонам ездить запрещено?!
- Зато к магазину так короче!
- Зачем нам этот магазин?!
- Майкл, мы уже три часа едем, я есть хочу!
- Ты что до поместья потерпеть не можешь?
- До него ехать еще три часа.
- Еще три часа?! В таком случае машину поведу я.
- Ещё чего! Это моя машина и вожу её я!
- Все равно поведу я.
- Послушай, если тебе что-то не нравиться, мы можем вернуться в Рим.
- Единственное что мне не нравиться, так это твоя манера водить машину! Что случилось?!
- В смысле?
- Почему ты остановилась посреди дороги?
- Потому что мне нужно войти в магазин.
- Подожди, ты что припарковалась?!
- Ну да.
- Посреди дороги?!
- Сейчас-то тебе что не нравится? – удивилась Никита, вылезая из машины.
Потрясенный подобным способом парковки, Майкл последовал за ней.
- Ты вообще хоть знаешь куда нам ехать? У тебя есть карта?
- За чем? Я прекрасно знаю дорогу.
- Никита! - настойчиво произнес Майкл.
- Если тебе так нужна карта, то поищи её в багажнике.
- Нормальные люди держат карту в бардачке, - проворчал Майкл, пытаясь найти карту. – И что у тебя здесь за мусор? Что обязательно возить с собой коробки из-под обуви?
- Слушай, я уже тебе говорила – это моя машина! Мой багажник! Что хочу, то в нем и вожу!
Внезапно Майкл резко выпрямился и одарил Никиту странным взглядом.
- Что это? – спросил он.
- Что тебе на этот раз не нравится? – вздохнула Никита, подходя к нему ближе.
- Что это? – спросил Майкл, указывая на пистолет, лежащий между сумками.
- А ты сам не видишь? Это – оружие.
- Зачем оно тебе? – холодно поинтересовался он.
- А я маньяк – убийца, а это мой рабочий инструмент. Ты не знал?
Майкл посмотрел на неё так, что у неё пропало всякое желание продолжать в том же духе.
- Для самозащиты.
- Ты умеешь им пользоваться?
- Нет, знаешь, для красоты вожу! Естественно умею! Правда, до сих пор стрелять в живых людей мне не приходилось, будем надеяться и не придется.
- У тебя есть разрешение?
- Как же ты мне надоел! Чего пристал? Моя машина, мое оружие, что хочу то со всем этим и делаю! И вообще, долго мы здесь торчать будем?! Мы так и до темноты до поместья не доберемся!
- Ключи.
- Что?
- Дай мне ключи. Машину поведу я.
- Я тебе уже сказала: забудь об этом!
- Знаешь, каждый раз когда я с тобой разговариваю у меня в голове крутится одна формула….
- Какая? – заинтересовалась Никита.
- .
- Ну и что это за формула?
- Это формула трех валентного мышьяка.
- Что?!
- Ключи.
- Ой, Майкл, а не пойти бы тебе… далекоо-далекооо!
- Ключи.
- Vatene!
- Что это значит?
- Лучше тебе не знать, - прошипела Никита.
- Никита, я тебя предупреждаю, что мы не двинемся места, пока ты не отдашь мне ключи.
- Да, на! Можешь их себе знаешь куда засунуть?
Оставив без внимания гнев Никиты, Майкл сел за руль. Никита, вспомнив все ругательства, которым научил её брат в детстве, и запас которых она постоянно пополняла, села на пассажирское сидение.
- Пристегнись.
- Отвяжись!
Вздохнув, Майкл лично застегнул на ней ремень безопасности, после чего включил двигатель.
Какое-то время они ехали молча, не считая шипения Никиты вроде: «Чего плетешься как умирающая черепаха!», «Сто раз уже могли его обогнать!», «Ты не мог там срезать?» и «Зачем я только согласилась отвезти тебя в поместье!». Вот и сейчас со стороны пассажирского сидения было слышно громкое сопение, что означало у Никиты крайнюю степень недовольства.
- Чего ты за ним тащишься?! – не выдержала она, указывая на едущий впереди них грузовик. – Ты что обогнать его не можешь?
- А если кто-то в этот момент едет по встречной?
- Уже пятнадцать минут никто не выезжал к нам навстречу!
- Однако не стоит забывать о такой возможности.
Поняв, что спорить бесполезно, Никита попыталась успокоиться. Но в скоре, она не выдержала, опустила стекло, и наполовину высунувшись, завопила:
- Да нет там никого! Можешь смело его обогнать!
Майкл резко втянул её за ремень в салон, и холодно посмотрев на неё, продолжил движение за грузовиком. Никита со стоном схватилась за голову.
- Ну когда кончится это издевательство?! Святая Магдалена, дай мне терпения!

Наконец, к огромному облегчению Никиты и Майкла, которому уже порядком надоело слушать то, что она о нем думает, остановились перед воротами «Золотой рощи». И вот их тяжелые створки раскрылись перед ними, и они въехали на территорию поместья.


 

#4
Natasha
Natasha
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Июн 2005, 01:24
  • Сообщений: 1266
  • Откуда: Бокситогорск
  • Пол:
На этом все заканчивается? Или где есть продолжение?
 

#5
Leryn
Leryn
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Фев 2005, 15:59
  • Сообщений: 1163
  • Откуда: Киев
  • Пол:
так где продолжение?
 

#6
Delf
Delf
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2003, 18:28
  • Сообщений: 3402
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Сама жду!!! :D А продожение есть и лежит оно у Мартиши на почте в которую можно добраться только с модема 8) Я ее пилю-пилю...но допилю! не поверите - сама ее не видела!!!
Но могу точно сказать - хэппи энд! А иначе Мартише туго придется - меня нервироавть нельзя :D

*потирает ручки* передам я этой мадам что не только я уже требую, но и народ!!! -)
 

#7
VIOLA
VIOLA
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 Дек 2004, 20:09
  • Сообщений: 1425
  • Откуда: Москва
  • Пол:

Просмотр сообщения Delf (Понедельник, 20 декабря 2004, 20:07:58) писал:

Сама жду!!! :D А продожение есть и лежит оно у Мартиши на почте в которую можно добраться только с модема 8) Я ее пилю-пилю...но допилю! не поверите - сама ее не видела!!!
Но могу точно сказать - хэппи энд! А иначе Мартише туго придется - меня нервироавть нельзя :D

*потирает ручки* передам я этой мадам что не только я уже требую, но и народ!!! -)
Так продолжение имеется? *вскакивая о радости до пола :girl:
Дельф, какая прелесть! ;) ;)
Сама вся в нетерпении 8)
Что ж*вздыхая* будем ждать. -)
 

#8
KatarinaV
KatarinaV
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 31 мая 2005, 23:00
  • Сообщений: 207
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
народ! это большое свинство публиковать по кускам и к тому же редко! мы же забываем о чем речь шла! нечестно так!!! :cry: а вообще не обижайтесь, я сегодня бузю! :look:
 

#9
Delf
Delf
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2003, 18:28
  • Сообщений: 3402
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Катарина, не бузи *протягивает шоколадку* -) Мартиша по техническим причинам оченьредко бывает в сети... 8) Но я ее начну трясти с усиленно энергией -)
 

#10
Natasha
Natasha
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Июн 2005, 01:24
  • Сообщений: 1266
  • Откуда: Бокситогорск
  • Пол:
Ну зачем же сразу трясти. Мы подождем немного - ждали же раньше.

Кстати я хотела сказать, что от шуточек в исполнении Вальтера я просто балдею. Только стоит вспомнить про подъемник и сразу - :haha: :haha: :haha:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей