Перейти к содержимому

Телесериал.com

Этот безумный, безумный мир 4. Кошки-мышки…

Последние сообщения

Сообщений в теме: 8
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Это в некотором роде продолжение уже написанных «Миров». Жизнь сама подбрасывает сюжеты. К сожалению.
Все знакомые на слух фамилии – совпадение. :)

Часть первая.

Последнее время ей снились чудесные сны. Как один похожие друг на друга, цветные, яркие и исключительно кулинарные, как на подбор. Однажды это был огромный торт со взбитыми сливками, потом мороженое до краев залитое коричневой карамелью, огромная пицца с грибами и сыром… А сегодня главной героиней ее сна стала гигантская запеченная индейка, которой можно было накормить весь Отдел. Вернее, во сне происходил сам процесс - птица запекалась, источая сказочный аромат пряностей, обливаясь шипящим жиром и прозрачным соком. Там в глубине духовки, она медленно вращалась, освещаемая со всех сторон... Еще немного, чуть-чуть и она будет готова. Никита почувствовала, как ее рот наполнился слюной, а желудок свело судорогой голода.
- Ура! – воскликнула она, услышав резкий сигнал, возвестивший об окончании процесса.
Зуммер зазвучал еще раз, потом еще раз, еще, еще… И она проснулась…
Проснулась, почувствовав разочарование и отсутствие какого-нибудь запаха. Впрочем, голодной девушка себя все же ощущала. Не открывая глаз, Никита потянулась и под аккомпанемент переговорного устройства приподнялась, спустив ноги на пол. Вставать совершенно не хотелось.
- Кому я понадобилась? - подумала она раздраженно. – Ведь просила же не будить, просила дать мне выспаться.
Поднявшись, девушка машинально оглядела себя и обнаружила, что несколько часов назад уснула прямо в одежде, не раздеваясь. И ее костюму такое безобразное обращение совершенно не понравилось, всем своим видом он показывал, что ему не хватает ласки и заботы хозяйки.
- Что еще случилось? – проворчала она себе под нос. – И что это мне такое снилось? Индейка к Рождеству… вот умора… К чему бы это? Что означают эти кулинарные сны? Пророчат удачу? Или беду? И Рождество давно прошло, на дворе весна, и готовить я не люблю…
Окончательно проснувшись и, к тому же, выказав полное пренебрежение к костюму, Никита решительно нажала на кнопку интеркома, ответив на вызов:
- Майкл? Ты вызывал меня?
- Да, - донесся его бесстрастный голос, и Никита снова и снова подумала, что не может определить сердится он или делает вид, что сердится, а может быть, просто хочет видеть ее, потому что скучал.
- Что-нибудь случилось?
- Да.
- Я иду…
- Поторопись…
Это уже было чем-то из ряда вон выходящим. Значит, действительно случилось что-то серьезное, и главный стратег Первого Отдела, одернув пиджак, в котором еще недавно видела сладкие сны, направилась в Поднебесье.
Уже прошло почти два года с тех пор, как она передала свои полномочия Майклу и стала его заместителем. Заниматься стратегией, тактикой, огромным отдельским хозяйством было привычно, хотя очень ответственно и хлопотно. Но Никита нисколько не жалела о принятом решении, лучше Майкла с ролью Шефа не справился бы никто. Центру этот расклад даже нравился, внушая доверие и уважение, Совет спустя месяцы начал хвалить Первый за успехи. Одни миссии сменялись другими, в Отделе появлялись новые оперативники, технологии стремились за горизонт. И этот бег походил на бесконечность…
Выйдя из лифта, Никита замедлила шаг, придав ему степенность и аристократическую изящность, она помнила, как должен пересекать главный зал руководитель Отдела, в походке не должно было быть суеты и торопливости, только твердость и спокойствие, только они.
Впрочем, что уж совершенно не претерпело изменений, так это главный зал Первого Отдела. Он остался таким, каким был всегда, металлическим, высокотехнологичным, освещенным белым матовым светом, похожим на внутренность инопланетного объекта.
Из Оружейки выглянул и улыбнулся, как всегда, Вальтер. Отказываясь от помощников, старик по-прежнему всю работу делал сам, успевая не только обслуживать многочисленные группы и миссии, но и изобретать свои маленькие, хитроумные устройства. Для души, так сказать.
Услышав ее шаги, поднял глаза от монитора по-прежнему похожий на студента и талантливый до гениальности Джейсон.
Оглядев с ног до головы главного стратега, лишь уголками губ усмехнулась верная своей независимости и особому мнению Кейт Куинн.
Так же, как много лет назад, занятые текучкой неприметные оперативники бесшумно сновали туда-сюда, склонялись перед мониторами и личными панелями, стараясь не привлекать к себе внимание главного стратега и заместителя Шефа. Впрочем, как и внимание Шефа, расположившегося в Поднебесье. Все было по-прежнему…
- Ты меня звал? – едва переступив порог кабинета, спросила Никита.
Майкл обернулся. Прошло время, но он не изменил своим старым привычкам, работать предпочитал в черном и все так же сильно любил стоящую перед ним женщину.
«Она похожа на невыспавшегося ангела, - вдруг подумалось ему, и Майкл улыбнулся «про себя», в мыслях. - Мятежного ангела, независимого ангела. Она такая же, как прежде, те же волосы, глаза, улыбка. Как тогда, когда я впервые увидел ее на экране тюремного монитора, и тогда, в камере, когда сообщил ей про ее смерть и дальнейшую жизнь. Какой бы она стала, если бы не Первый Отдел? Сумела бы выбраться с улицы, стать личностью, какой стала здесь? Приходится признать, что Отдел отшлифовал этот бриллиант, выточил этот характер, закалил эту натуру. Но, наверное, она стала бы такой везде… Такой же целеустремленной и умной… Такой же красивой… Как же мне оградить ее от нового кошмара?..»
- Майкл, у меня что-то на лице? Или тебе не нравится моя одежда?– недоуменно произнесла девушка, сбитая с толку его молчанием. – Ты сказал, что у нас срочные проблемы…
- Да, у нас проблемы. Ты сумела поспать?
- Немного. Так что случилось?
- Два часа назад в Испании, под Мадридом, произошли три взрыва на железной дороге, через час еще два. По самой скромной оценке, жертвы исчисляются сотнями, а раненые тысячами.
- В Испании? Но, мы же предупреждали местные власти об опасности…
- Видимо, они не приняли наши сообщения всерьез, - Майкл на секунду закрыл глаза, Никита знала, что он не спит уже вторые сутки, а тут снова случилось такое. – Но и это еще не все…
- Кто-нибудь взял на себя ответственность? Кто-то неожиданный? – девушка встала рядом с ним и слегка коснулась его руки. - Что ты имеешь в виду, Майкл?
- Вот это, - Майкл нажал на кнопку миниатюрного пульта, и Поднебесье заполнил голос.
Этот голос Никита узнала бы из тысяч других голосов, даже если бы он замаскировался и начал читать детскую сказку или запел бы рождественский гимн. Голос, когда-то заставивший ее запаниковать. Голос, ставший для нее кошмаром.

«Вы ведь узнали меня, дорогая… Конечно узнали, по-другому быть не может… Я обещал вам, что вернусь. Неужели сомневались? Мне кажется, мое возвращение получилось эффектным. Не правда ли? Небо прекрасной Испании озарено пожарами, земля залита кровью. Ее ближайшая подруга вот-вот падет… Вы справитесь с этой задачей?..»

Складываясь в строки, в памяти моментально завертелись слова, другие слова. Перед глазами промелькнули страшные кадры - обломки самолетов, разбросанные повсюду, обгоревшие детские игрушки, чудом уцелевшая тетрадь в мелкую клеточку - ее по краям обугленные страницы, исписанные нетвердым детским почерком, листал пронзительный ветер…

«… вы отрубили лишь хвост ящерицы. И не забывайте о том, что случается с ней потом.
…У нее вырастает НОВЫЙ ХВОСТ… А значит, мы еще обязательно встретимся… Обязательно…»

Никита судорожно вцепилась ладонями в широкий подоконник, пытаясь унять дрожь в пальцах. Там, внизу продолжали работать оперативники, словно что-то почувствовав, Джейсон поднял глаза вверх на окна Поднебесья, но она никак не могла сфокусироваться на его лице, мешали нахлынувшие слезы.
- Никита, - тихо позвал Майкл, крепко сжав ее плечи, - возьми себя в руки…
- Энсон Уэбб, - выдохнула она в ответ, - это он… Он… Откуда эта запись?
- Да, это он. Джейсон получил письмо по защищенному каналу час назад.
- Час назад? Почему ты разбудил меня только сейчас? - в голосе Никиты явно слышалась истерика.
Вместо ответа Майкл с силой развернул ее и заставил посмотреть себе в глаза. Они стояли друг напротив друга, понимая бесполезность и напрасность любых упреков и смертельно желая прижаться друг к другу, поделиться силой друг с другом. Наконец не выдержав его взгляда, девушка несильно обняла Майкла, закрыв глаза, положила голову ему на плечо. Теперь ее не интересовал окружающий мир, возможные косые взгляды, глухие разговоры за спиной, ведь она заслужила это право, быть с ним.
- Никита, ты сомневаешься в нас? – тихо спросил Майкл, легонько поглаживая ее спину. - Откуда этот страх? Мы справились однажды, победим и сейчас. Какой смысл в том, чтобы ты спала еще меньше? Для борьбы нужны силы.
- Ох, Майкл, - девушка нехотя освободилась из его рук, - сколько еще жизней нужно бросить под ноги этого безумца? Он ведь сумасшедший, это очевидно. Его нужно остановить навсегда…
Кивнув в ответ, Майкл потянулся к интеркому.
- Принесите чай, - сухо приказал он, и через минуту в Поднебесье появились две чашки свежезаваренного чая.
«Он, как всегда, прав, - почти успокоившись, Никита задумчиво вдыхала восхитительный аромат жасмина, поднимающийся из фарфоровой чашки, и пыталась трезво оценить ситуацию, - нужно успокоиться и хорошенько подумать. Слишком много безнаказанности и вседозволенности у этого человека… На этот раз он не уйдет от меня…»
- Знаешь, Майкл, - внутренне собравшись и приняв решение, произнесла девушка, - нужно еще раз прослушать запись. Ее уже начали анализировать?
- Да, я приказал Джейсону отработать возможные помехи и шумы. Он пытается найти место, откуда она была отправлена, хотя…
- Ничего он не найдет. Это письмо отправлял человек, который не собирается нам поддаваться. Майкл, давай подумаем, о чем это он говорил. Что он имел в виду, когда сказал, что «подруга Испании вот-вот падет»?
- Португалия, Италия, Франция. Думаю, он имел в виду какую-то из этих стран.
Никита кивнула, вот так, практически с полуслова, они понимали друг друга. Майкл взял свою чашку и отошел к стене, на которой призывно мигал монитор.
- Это Франция, - выдохнул он, пощелкав клавишами. – Помнишь, несколько недель назад мы расследовали ситуацию с заложенными бомбами и шантажом?
- Конечно, - Никита присела на подоконник, - но ведь там ничего не подтвердилось, верно? Был шантаж, письма, полиция даже вступала в переписку с предполагаемыми террористами. Но бомбы не нашли.
- А, может быть, все ошиблись? – Майкл усмехнулся – Что, если все ошиблись?..
- Ошиблись? Что ты имеешь в виду?
- Нам ведь не позволили довести расследование до конца. Почему Центр приказал нам свернуть свою деятельность во Франции? Ты как раз была занята взрывами в Тель-Авиве, я сам общался с Советом по этому поводу и никаких объяснений не получил.
- Да, - девушка поморщилась, сделав глоток успевшего остыть чая, потом решительно отставила чашку в сторону, - я читала этот циркуляр, совершенно неожиданный и странный приказ прямо во время миссии. Но, учитывая, что в результате проверки бомбы не нашли, он показался мне оправданным. Ты считаешь, мы что-то пропустили?..
Майкл ничего не ответил, только слегка пожал плечами, подтверждая, что такое возможно. Было видно, что он устал, но не показывает вида. Нажав кнопку вызова, он связался с Джейсоном:
- Сэр?.. – немедленно откликнулся юноша.
- Отправь на мой монитор результаты проверки террористической группы «AZF». И материалы расследования во Франции.
- Хорошо, переправляю…
- Есть что-нибудь новое? – Майкл потер глаза и попытался сосредоточиться на бегущих строках досье, которое немедленно появилось у него на экране ближайшего монитора.
- Могу я зайти к вам? - Джейсон явно не хотел, чтобы его слышали другие оперативники.
- Поднимайся. Никита посмотри, здесь есть кое-что интересное. Неизвестная группа, ранее никогда не была замечена в связи с терактами и угрозами, аббревиатура - название взорванного в 2001 году химического завода, состоит из, примерно, тридцати активных членов, не больше. Откуда они взялись? И кто их финансирует?.. Мы не смогли это раскопать, Центр запретил…
Девушка в несколько шагов пересекла кабинет и встала рядом с Майклом. Положив ладонь ему на плечо, она тихо спросила:
- Майкл, может быть, пойдешь отдохнуть?
Вместо ответа тот удивленно посмотрел на нее – в серо-зеленых глазах светились такие искренние забота, печаль и твердый отказ, что Никита вздохнула, смирившись. Майкл легко, почти неосязаемо, коснулся кончиками пальцев ее подбородка.
- Не волнуйся за меня. Ладно?
В ответ она лишь кивнула, не согласившись в душе. Кто же еще, кроме нее, должен в этом мире волноваться за него? Кроме нее и Адама… Центр? Совет? Скорее время повернется вспять…
В эту же секунду у двери раздалось робкое покашливание – на пороге, переступая с ноги на ногу, стоял Джейсон. Несмотря на свою незаменимость и гениальность, поднимаясь в Поднебесье, юноша почти всегда чувствовал смятение и трепет. Особенно с тех пор, когда в нем поселился Майкл, который всегда внушал Джейсону уважение и даже страх, это он решил это для себя сразу с первого взгляда на честного и принципиально надежного оперативника. Если Никита всегда казалась ему своей, их связывали кое-какие общие тайны и поступки, и теперь, несмотря на ее начальственный статус, он иногда позволял себе даже подшучивать над ней, то Шеф, то есть Майкл, был и оставался для него загадкой, которую лучше и не разгадывать. Еще раз кашлянув для порядка и убедившись, что замечен, юноша приблизился к молчащему начальству, протянув Шефу миниатюрный диск.
- Вот это я получил несколько минут назад…
- Новое послание? – Майкл отправил диск в недра считывающего устройства. – Прослушал?
Джейсон молча кивнул.
«Этого нам еще не хватало! - думал он, глядя на Никиту – юноша отлично помнил ситуацию с упавшими самолетами и угрозами человека по имени Энсон Уэбб, тогда им пришлось серьезно потрудиться. - Работали спокойно, так нет, снова объявился!»
Тем временем героиня его мыслей жадно вслушивалась в слова, воспроизводимые беспристрастной техникой.

«Не сомневаюсь, вы уже догадались, что я имел в виду. Майкл, верю в ваш ум и находчивость. Как вам работается на старом месте? Честно говоря, не ожидал от вас такого личного подвига… Добровольно вернуться туда, где нанесены такие обиды и раны, хоть даже и со значительным повышением… Удивлен… Моя дорогая Никита, теперь ваша позиция гораздо сильнее, чем была. Это очевидно. А значит и загадка должна быть посложнее… Но может быть, подарите мне свидание?…»

Усмехнувшись, невидимый собеседник сделал паузу. Майкл и Никита переглянулись -ситуация становилась очень интересной.
- Откуда он столько знает о нас? - тихо спросила девушка, но Майкл сделал знак, призывающий молчать.

«… Признаюсь, мне хочется уничтожить вас обоих, заставить вас просить меня о пощаде, умолять меня. Что уж скрывать, мне известны ваши слабые места, и я знаю куда бить… И если бы я захотел, то ваша смерть наступила бы немедленно. Но, согласитесь, ведь мы в некотором роде уже знакомы друг с другом, мне так неинтересно. Гораздо эффектнее дать вам шанс побороться, самому иметь возможность поиграть с вами, насладиться вашими маневрами, загнать вас в ловушку, как дичь на охоте… Итак, Франция… конечно это она… Как вы думаете, когда я отдам приказ взорвать те самые бомбы?… Или все же свидание?… Почему-то мне кажется, что вы не согласитесь, но предложить стоило…»

Сказав это, Уэбб хрипло засмеялся, и запись оборвалась. В Поднебесье повисла тишина.
- Однако он любит театральность, - нарушил молчание Майкл, поморщившись, - вон, как старается. Безусловно, репетировал эту речь, тщательно выделил все ключевые места, не забыл пару раз задеть твои чувства, и еще он очень хорошо осведомлен. Это странно. Джейсон, по первому письму что-нибудь удалось узнать?
- Почти ничего. Я проследил перемещение до восьмого адреса, дальше следы теряются. Но его пересылали как минимум десять раз, причем задействованы абсолютно нейтральные серверы по всему миру.
- И ничего нельзя узнать? – спросила Никита, чувствуя острое разочарование.
- Я проанализировал шумы. Записи, как та, так и эта, сделаны в комнате с хорошей звукоизоляцией и шумопоглощением…
- В студии? – перебила его девушка.
- Возможно, но, может быть, и просто в специально оборудованной для этого комнате. Голос глухой, вполне возможно, специально искажаемый, но при сравнительном анализе на сто процентов подтверждается идентичность с записью, сделанной около двух лет назад.
- М-да… не много… Жаль, что эта ниточка оборвалась. И теперь нам придется играть в темную, ждать следующего шага.
- Не совсем, - в голосе Джейсона зазвучало торжество. – Это послание… оно отправлено из Центра…
В Поднебесье снова воцарилось молчание, такого оборота не мог предположить никто. Ну как можно было допустить, что в это может быть замешан Центр?.. И изумление Никиты было настолько сильным, что она сделала несколько неуверенных шагов в сторону огромных окон и, опершись ладонями, взглянула вниз, потом глухо, стиснув зубы, будто от внезапной зубной боли, спросила:
- Из Центра?.. Джейсон, ты не ошибаешься? Ты не мог ошибиться?
- Я все проверил несколько раз. Путь довольно запутанный, но я подключил несколько дополнительных программ и отследил исходный адрес…
- Но… как это может быть? Майкл? Как это может быть?
- Я не знаю, - тот покачал головой. – Но мне совершенно ясно, что необходимо остановить этого человека, даже если сейчас, в данный момент, он находится в Центре.
Никита кивнула, соглашаясь. Между ней и Майклом давно существовало особое взаимопонимание, что появляется между людьми, на протяжении долгих лет занимающихся общим делом, успех которого зависит от полной координации действий, мыслей, интуиции, когда все подчинено желанию достичь намеченной цели. Соглашаясь с этим его решением, девушка видела, что ее уставший мужчина в этот самый момент снова вышел на их общую охоту, ради нее, ради них, ради дела.
Сбросив с себя секундное оцепенение, усталость, брезгливость от мысли о вероятном предательстве, Майкл снова стал самим собой, деятельным, резким, уверенным.
- Джейсон, ты наделяешься особыми полномочиями, - решительно приказал он, вынимая мини-диск. - С этой минуты допуск девятого уровня, это позволит тебе зайти в систему Центра. Раздобудь мне списки сотрудников Центра, получивших допуск к архивам в последние два года, и тех, кто переведен в Центр за эти два года?
- Сэр, это будет трудно сделать, скорее всего, материалы зашифрованы.
- Для этого тебе дан девятый уровень, проблем не будет…
- Джейсон, а может быть, это хакерское вторжение или случайность?– воспользовавшись паузой, в разговор вклинилась Никита.
- Ни в коем случае, - энергично запротестовал юноша, - система Центра защищена с особой тщательностью, проникнуть в нее нельзя. Впрочем, такая возможность существует, если хакер находится, например, в Отделе. Но за последние дни незарегистрированных обращений в Центр от нас нет, и все сеансы связи тщательно отслеживаются.
- А если, другие Отделы?..
- Нет, другие Отделы тут не при чем, - отрезал Майкл, - слишком много личных сведений о нас…
- Пожалуй, - согласилась Никита, - Джейсон, ты можешь определить, откуда именно, с чьего компьютера, отправлено послание?
- Ну-у-у, попробовать можно, только… если послание отправлял настоящий мастер, то следов не останется, к тому же, для своих целей он мог воспользоваться чужим компьютером.
- Но, может быть, можно будет определить связи, ограничить круг лиц, которые имеют доступ к компьютеру, ведь в Центре существует довольно строгая иерархия. Уэбб не молод, он не может сам притвориться техником или программистом, значит, ему кто-то помогает. Подними архивы, найди его изображение…
- Никита, уже нашел…
- Систематизируй все, что мы о нем знаем, места, где он засветился, какие-то личные параметры, проверь его финансовое положение через банки – мы тогда вышли на него именно по этим каналам… - от волнения и внезапно нахлынувшего азарта девушка начала ходить по Поднебесью из угла в угол, - если нужно, привлеки дополнительных помощников…
- Никита, - остановил ее Майкл, не без удовольствия отметив, что его заместительница вернула свои легендарные уверенность и хватку, - займись этим сама. Мне нужен полный контроль над всем этим и еще твоя знаменитая интуиция. Джейсон, все материалы по шантажу во Франции передай Куинн, ее статус повышается до пятого. Пусть она все тщательно проверит. Эти шантажисты, они выдвигали новые требования или нет? Найдите, откуда они. Узнайте, имеет ли к ним отношение «Красная Ячейка». И еще, откуда они получают финансирование? Может быть, это Уэбб платит? Кстати, вполне возможно, что он официально поменял имя… Но, капиталы не исчезают бесследно.
- Хорошо, так я пойду?
- Подожди… Что нового по ситуации в Испании? Кто-нибудь взял на себя ответственность?
- Пока нет, сэр. Местные власти подозревают своих карманных баскских сепаратистов, группировку ЭТА, но те, естественно, отрицают свою причастность.
- Они говорят правду? – к расспросам снова подключилась Никита. - Есть ли арабский след?..
- Пока трудно судить, - Джейсон вздохнул, подумав, что ему страшно хочется оказаться подальше от Поднебесья, от Шефа, от главного стратега, которые вцепились в него мертвой хваткой. - Группа, которую мы отправили в Испанию, уже на месте. Через полчаса они должны выйти на связь, - юноша сделал паузу и поправил очки, - но там сейчас такая неразбериха и хаос, что трудно рассчитывать на какие-то немедленные выводы. Хотя, Жасмин опытная оперативница, и группа у нее отличная, думаю, они смогут быстро сориентироваться на месте.
- А наши разработки? На кого вышли мы? – Майкл перевел разговор в несколько иное русло.
- На группировку «Бригады Абу Хафс аль-Масри». Именуют себя подразделением «Аль-Кайеды»…
- Горячий след?
- Да, мы перехватили несколько телефонных разговоров, где обсуждается подготовка неких терактов на железной дороге, и отправили сведения в испанскую спецслужбу, предложив свою помощь. А час назад зафиксированы еще два разговора, в которых обсуждались произошедшие взрывы.
- Значит, ЭТА не при чем?
- Скорее всего. Усама бен Ладен никогда не пойдет на альянс с неисламскими движениями.
- А как насчет «AZT» и Уэбба? – спросила Никита, раздумывая над текстом посланий. – У меня не выходят из головы его намеки. Они могут как-то пересекаться с «Бригадой Абу Хафс аль-Масри»? Мне все же с трудом верится, что взрывы организовал Уэбб. Может быть, он просто использует случай?
В ответ Джейсон только пожал плечами.
- Ты считаешь, наша группа сможет рассчитывать на помощь местных спецслужб?
Юноша секунду подумал и покачал головой:
- Думаю, нет.
- Переведи их на особое положение по коду Альфа, - приказал Майкл и отпустил юношу.
Проводив Джейсона взглядом, Никита задумчиво покачала головой, горько усмехнувшись.
- Теперь мне понятно, почему Центр запретил нам работать по Франции.
- Да, теперь это очевидно, - согласился с ней Майкл.
- Майкл, и что нам делать?
Тот слегка пожал плечами и улыбнулся.
- Работать…
- У тебя есть план?
- Да, у меня есть кое-какие соображения, но чтобы быть до конца уверенными, нужна информация из Центра. Никита, кому мы можем полностью доверять в Совете?
- Пожалуй, только мистеру Смиту. Он был лучшим другом отц… - девушка слегка запнулась и отвела глаза, - мистера Джонса, и он - единственный, кто помог мне, когда я сталась одна.
- Нужно попросить его о встрече, но не раньше, чем получим списки из Центра. Свяжись с ним, хорошо?
- Угу, - согласилась Никита и тут же пообещала твердым тоном, - Майкл, я пойду с тобой.
- Ладно, пойдешь со мной, - усмехнулся тот, - куда ж тебя деть… Если только связать. А интересная мысль, не находишь?
И, оценив ее свирепое лицо, поспешил рассмеяться.
- Шучу, Кита, шучу. Давай работать, сейчас нам нужны списки.
- Я буду у себя… - улыбнулась девушка в ответ.

Спустившись из Поднебесья вниз, Джейсон нарочито медленно вернулся на свое место. Так медленно, что Куинн удивленно подняла брови, будто задавая ему вопрос, мол, что случилось. Но юноша ничего не ответил, только тяжело вздохнул.
- Что случилось, Джейсон? – спросила его помощница шутливым тоном. – Все так запущено? Наша сладкая парочка тебя утомила?..
- Птичка моя, сейчас и тебе будет не до шуток, - парировал тот так же жизнерадостно, - потому что ты назначаешься главной по расследованиям всех взрывов.
- Как это?
- С повышением в звании, дорогая. Поздравляю…
- Джейсон, что за шутки?
- Никаких шуток, пятый уровень с этого момента, - Джейсон похлопал ее по руке. – Принимай дела…
- А ты? – спросила Куинн в недоумении.
- А у меня особое задание. Иду брать Центр…
- Куда идешь? - сзади неожиданно возник Вальтер, из Оружейки он видел, что тот вернулся и даже слышал часть их разговора. - Джейс, дружище, чем тебе помешал Центр?
- Лично мне – ничем… Но, Никита снова в опасности… Только, Вальтер, это секретная информация.
Вальтер от удивления открыл рот.
- Что Центр может иметь против Никиты? Джейсон, расскажи мне.
- Вальтер, не Центр, а Энсон Уэбб. Помнишь такого?
- Мерзавец, приказавший убить кучу детей?..
Юноша кивнул.
- Он снова объявился?! – в сердцах воскликнул оружейник, который очень хорошо помнил Энсона Уэбба, вернее весь, связанный с этим именем кошмар, случившийся в Отделе.
- Тише, Вальтер, тише, - Джейсон оглянулся по сторонам.
- А при чем здесь Центр? – спросила его заинтересованная Куинн.
- К сожалению, в этом замешан и Центр. Короче говоря, давай, займись последними взрывами, забудь про запреты, копай, как можно глубже. Вальтер, как только Жасмин передаст тебе образцы взрывчатки, сравни ее с нашим банком…
- Амиго, - возмутился старик, - когда ты пешком ходил под стол, я уже…
- Знаю, знаю, ты уже бегал под пулями. Вальтер, все очень серьезно, гораздо серьезнее, чем ты думаешь, - юноша поднял глаза на Поднебесье.
Интерком немедленно ожил.
- Джейсон, - послышался голос Никиты, - я тебя жду…
- Иду, - быстро ответил тот, и, давая на ходу инструкции Куинн и Вальтеру, побежал в сторону кабинета главного стратега, - Куинн, скоро сеанс связи с группой. Передай им, чтобы использовали код Альфа. Все результаты сразу отправляй Майклу. Вальтер, присмотри за ней. Ладно?..
- Ладно, ладно, иди, - Вальтер проводил его взглядом, потом похлопал девушку по плечу, - удачи, партнер… будет нужна помощь, ты знаешь, где меня найти…
Куинн рассмеялась, наблюдая, как оружейник двинулся к себе, что-то бормоча себе под нос.
- И тебе удачи, партнер…

Через пять часов Майкл и Никита отправились в Центр, который находился в нескольких часах езды от Первого Отдела, в старинном особняке, окруженном ухоженными елями. Красивое трехэтажное здание с высокими окнами, неприметной черепицей, каменным фасадом всегда производило неизгладимое впечатление на новичков, вряд ли можно было заподозрить что за этими стенами скрывается самый засекреченный центр командования нескольких антитеррористических организаций, одной из которых был Первый Отдел.
Оставив машину у парадного подъезда, они поднялись по лестнице на второй этаж и двинулись по длинному коридору к мистеру Смиту, который уже ждал их приезда в своем кабинете. Их высокие худощавые фигуры, резко выделялись на фоне роскошного интерьера. Длинный черный плащ Никиты, светлые волосы, собранные в высокий пучок, перчатки, очки делали ее строгой и аскетичной. Майкл, одетый в такое же черное пальто и неизменный черный костюм, составлял с девушкой великолепную пару. Молчаливая секретарша немедленно провела их в красивое помещение, напоминающее библиотеку, в которой рядом с книгами и викторианской роскошью соседствовали огромные высокотехнологичные мониторы, постоянно транслирующие текущую информацию.
- Я ждал вас, - голос хозяина прозвучал резко, тот стоял рядом с боковой дверью, ведущей в личные комнаты, - Майкл, Никита, вы просили о встрече. Так с чем приехали?
Предложив им присесть, Смит расположился за огромным столом, нажав на кнопку, заблокировал микрофоны.
- Мистер Смит, - вдохнув побольше воздуха, Никита начала рассказывать о том, что им удалось узнать, - несколько часов назад мы получили два послания от человека по имени Энсон Уэбб. Если вы помните, он был замешан в катастрофе самолетов над Германией.
Смит кивнул, подтверждая, что помнит.
- В своих новых посланиях он берет на себя ответственность за взрывы в Испании и за подготовку терактов в еще нескольких странах.
- И что вы хотите? Разрешение на ликвидацию?
- Все не так просто, мистер Смит, - медленно проговорил Майкл, - мы имеем информацию, что этот человек находится в Центре.
- Что? – Смит был поражен. – Этого не может быть.
- Посмотрите сами, - Никита достала из кармана диск и передала его собеседнику. – Здесь доказательства того, что второе послание отправлено с компьютера, задействованного в системе Центра.
- И что?
- За два года, прошедших с тех событий, в Центре появилось пятьдесят два новых сотрудника, в их числе и несколько новых членов Совета.
- Да-а-а, и до Совета добралась, неугомонная ты моя, - улыбнулся Смит, - Джонс тобой гордился бы. Чем тебе старики не угодили-то?
- Мне не до шуток, мистер Смит. Скажите, вы хорошо знакомы вот с этими членами Совета? – Никита обошла вокруг стола и нажала несколько клавиш на клавиатуре, выведя на монитор три фотографии.
- Да, конечно. Это Герхард Полонски, Ричард Нортон и Константин Панаитикас.
- Грек? – спросила девушка, показывая на черноволосого мужчину, лицо которого украшали величественные брови, сросшиеся на переносице.
- Ага, очень богатый грек, появился сравнительно недавно, рекомендован пятью членами Совета, - Смит устало потер глаза. – Ты имеешь к нему претензии?
Никита поднялась и зашагала по комнате. Майкл напряженно следил за ней, готовый в любой момент перехватить инициативу.
- Да, мистер Смит, можете считать меня сумасшедшей, но я уверена, что этот человек и есть Энсон Уэбб…
- Ты в своем уме?
- Да, так и есть, его глаза мне никогда не забыть.
- Да ты что? Что ты себе позволяешь? Обвинить члена Совета в предательстве! Это немыслимо…
- А что вы о нем знаете? – спросил Майкл. – Откуда он, как попал в Совет?
- Это конфиденциальная информация. У вас нет допуска к ней.
- Но нам нужен этот допуск! - в отчаянии воскликнула Никита. - Это он… я уверена…
Смит покачал головой. Но Майкл не дал ему отмолчаться.
- Совет запретил нам работать по Франции. Почему? Может быть, потому что кто-то был заинтересован? Кто-то запретил испанским спецслужбам сотрудничать с нами. Зачем? Члену Совета это вполне по силам. Еще нужны вопросы? Вы хотите получить на них ответы? Я верю Никите и доверяю ее интуиции. У нас есть соображения, разрешите нам их проверить. Дело в том, что Энсон Уэбб после того, как мы разрушили его планы исчез из поля зрения, как спецслужб, так и Первого Отдела. Он перевел свои капиталы нескольким благотворительным организациям, которые, кроме всего прочего, вкладывают деньги в недвижимость, и пропал примерно на полгода. В свою очередь, Панаитикас появился в Совете примерно год и два месяца назад. Вас это не настораживает? В Совете появился человек, непричастный к Системе, хоть и богатый. Логично было бы предположить, что эти полгода понадобились Уэббу чтобы изменить внешность. Потом он появляется снова, уже как Панаитикас, возвращает себе свои капиталы и, воспользовавшись связями и влиянием, проникает в Совет. К слову сказать, Уэбб и два года назад был прекрасно осведомлен о Первом Отделе, видимо, его связи и тогда простирались весьма далеко. Так есть ли в Совете предатель, мистер Смит?
Последнюю фразу Майкл постарался произнести особенно, риторически, с вызовом, и, выслушав его, Смит задумался, анализируя информацию. Он действительно не мог с уверенностью сказать, откуда и почему в Совете появился Константин Панаитикас, просто появился и все. Но знал, что рекомендация других членов – это довольно надежная гарантия. Однако к подозрениям Майкла тоже нельзя было не прислушаться. Мыслимое ли это дело – заговор в самом сердце организации. И, если сидящие перед ним оперативники правы, Центр дискредитирует себя по полной программе. С другой стороны, они вызываются выполнить грязную работу, собрать доказательства, а с этим можно двигаться вперед.
Никита же, расхаживая по комнате, наоборот никак не могла собраться с мыслями. Они разбегались в разные стороны и не собирались возвращаться. Если их предположения верны, то ничего более оскорбительного, чем предательство среди тех, кто отдает приказы, и придумать нельзя. И Смит, ради восстановления справедливости и безопасности, ради самосохранения, ради памяти ее отца, в конце концов, должен, просто обязан, помочь им.
Майкл, наблюдая за ее нервными шагами, в очередной раз остро ощутил свою ответственность за эту хрупкую женщину, которая волей судьбы была вверена его заботам. И несправедливо, что все это снова обрушилось на ее плечи.
- Никита, - тихо позвал он девушку, - сядь. У меня уже голова кружится от твоих перемещений.
«Как Джонс смог разглядеть в ней такую силу? – Смит, молча, наблюдал за ними. – Вроде и ничего особенного, таких, как они, много, но эта пара, они далеко пойдут вместе… Джонс, без сомнения, был провидцем…»
- У тебя кружится голова? – Никита сразу же послушалась и присела рядом. - Ты шутишь, наверное?..
Стараясь казаться спокойной, она все же сильно нервничала. И расценив молчание их начальственного собеседника, как очевидное колебание, девушка возмутилась. Снова привстав, она подалась вперед и заявила ледяным тоном:
- Сэр, вы давно знаете меня, знали моего отца. Почему вы так со мной поступаете? Я никогда не скрывала своего отношения к Отделу и мечтала всего лишь о маленьком доме с белым забором, о собаке, о тихом семейном счастье с человеком, которым дорожу, о ребенке… Вы лишили меня этого навсегда. Я смирилась… теперь уже смирилась. Но раз уж вы отняли у меня мою мечту, так сделайте мой мир таким, чтобы мне не было за него стыдно… Принимая на себя командование Первым Отделом, я не подозревала, что мои действия будут оценивать люди, которых мне придется подозревать в предательстве…
- Хорошо, я разрешу вам расследование, - с заметным усилием ответил Смит, отчаянная речь Никиты произвела на него впечатление. - Но мне нужны доказательства. Майкл, ты понимаешь это?
- Да, - ответил тот.
- Эти доказательства должны быть неоспоримыми. Только так я смогу оправдать собственную самодеятельность перед Советом. И еще, у вас сорок восемь часов, не больше. Учти это… К сожалению, полный допуск к архивам и досье дать вам я не могу, это будет слишком заметно другим. Но, частично проникнуть в сегмент Панаитикаса вы сможете. Дальше действуйте по своему усмотрению. Но, как только доказательства будут у вас… Никита, я тебя умоляю, не руби с плеча, пожалей старика Смита… привезите их мне, я постараюсь использовать их как можно эффективнее. А сейчас идите, вы и так находитесь здесь уже сорок минут, если ваши подозрения верны, кое-кто может насторожиться…

Роскошный лимузин Отдела постепенно замедлился ход, впереди маячила автомобильная пробка. Мимо, не торопясь, проплывали радостные весенние пейзажи, кое-где ярко зеленела ухоженная травка, деревья оделись в зеленую дымку листвы. Природа, как разморенная кошка, грелась в лучах заходящего солнца, потихоньку оттаивая после холодной зимы, но, не забывая, каково это - дрожать в порывах ледяного северного ветра.
Никита равнодушно смотрела в окно, желая как можно скорее вернуться в Отдел. «На свете нет несчастнее людей, чем руководство Первого Отдела, - думала она, краем глаза косясь на сидящего рядом Майкла, он закрыл глаза, пытаясь хоть немного отдохнуть, - даже кофе не можем выпить в придорожном кафе, остановить машину, выйти и заказать по чашке эспрессо… Охрана потащится следом, начальство будет кричать и топать ногами…»
- Майкл…
- М-м-м? - открыв один глаз, промычал тот.
- Может, остановимся и выпьем кофе?
- Выпьем, вот приедем в Отдел и выпьем… - Майкл догадывался по настроению Никиты, что кофе в вопросе – не главный персонаж. Девушка вздохнула, и он взял ее руку, поднеся к своим губам, - Кита, что с тобой? Устала?
Кивнув, Никита согласилась, да, она устала, от мыслей, от опасений, от напряжения. Ее взгляд моментально наполнился тоской и слезами.
- Ну-ну, ничего, мы справимся, не плачь… Мы же вместе…
- Да, Майкл, - девушка быстро смахнула слезинки, - мы вместе, и только это держит меня на плаву. Если бы не ты, меня давно уже ликвидировали бы.
Майкл обнял ее за плечи.
- Ничего подобного, ты справилась бы лучше, чем я. Ты же - умница. Ну, хочешь, остановимся и выпьем кофе, а? Только охрану придется взять с собой… ничего не поделаешь…
Представив, как они пьют кофе, посадив по периметру кафе охрану, Никита улыбнулась.
- Майкл, что нам теперь делать?
- Ты про кофе?
- Нет…
- Ну вот, только я захотел выпить чашечку ароматного, горячего, дымящегося эспрессо, а она уже на попятную…
- М-а-й-к-л… - шутливо возмутилась девушка.
- Что? Ну, хорошо… Джейсон, благодаря Смиту, раскопает досье Панаитикаса, и не частично, а полностью. Там, наверняка, есть его полные физические параметры. А мы будем искать место, где он мог сделать пластику. И если нам повезет, сможем найти его фото до операции и после. Какие еще нужны доказательства?
- Он мог ее сделать где угодно. Это все равно, что искать иголку в стогу сена.
- Дорогая, ты помнишь, сколько иголок мы уже нашли? Найдем и эту. В сущности, на земле не так уж много мест, где можно сделать хорошую, я подчеркиваю, хорошую операцию по изменению внешности. В первую очередь – это Бразилия, там тысячи пластических хирургов, отсутствие контроля и благодатный климат для реабилитации, Америка – много клиник, правда, очень сильный надзор, Россия – высокий уровень хирургии и возможность остаться незамеченным. Думаю, нужно двигаться в этих направлениях…
- Знаешь, последнее время я часто вспоминаю Медлин, - Никита вдруг резко сменила тему.
Майкл удивленно вскинул брови, он меньше всего мог ожидать от своей заместительницы признаний в симпатиях к Медлин.
- С чего бы это вдруг?
- Теперь мне стали гораздо понятнее многие ее поступки. Помнишь, как упорно она боролась с нами? Как японский самурай, я бы так не смогла. Майкл, иногда мне очень не хватает ее силы. Не хватает ее хладнокровия и выдержки. Видишь, сейчас совсем расквасилась… она ни за что не стала бы оплакивать эту ситуацию, наоборот, нашла бы выгодные стороны для Первого Отдела. Она гораздо больше подходила для Первого Отдела, чем я.
- Ты ошибаешься, - Майкл покачал головой, - Медлин тоже сильно переживала в некоторых ситуациях, только этого никто никогда не видел.
Никита недоверчиво посмотрела на него. Что мог знать Майкл о душевном состоянии Медлин? Раньше он никогда не признавался в подобном, наоборот, тщательно избегал любых разговоров о начальстве и о его прошлом.
- Ты обманываешь меня?
- Нет.
- А какой она была, когда ты впервые ее увидел?
- Она была чуть старше тебя и очень красива.
- Майкл, ты шутишь?
- Нет, не шучу. Она в то время уже была главным стратегом и в нее была влюблена половина молодых стажеров.
- Ты шутишь, точно шутишь.
- Нет.
- И ты? Ты тоже был влюблен в нее?
- Нет, я не был влюблен в Медлин. Что ты еще хочешь узнать?..
Задать новый вопрос Никита не успела - внезапно в тишине салона раздался голос Джейсона:
- Сэр?..
- Да, Джейсон, что случилось?
- Появились новые сведения из Испании… Вернулась группа Жасмин, они привезли образцы взрывчатки, отпечатки пальцев, образцы ДНК троих подозреваемых. Я уже ищу связь с Уэббом.
- Что-то нашел?
- Не много. Группы «AZF» и «Бригада Абу Хафс аль-Масри» никогда не пересекались, у них вообще нет точек соприкосновения. И связи с «Красной Ячейкой» Куинн не выявила. Есть одна зацепка, среди спонсоров и доброжелателей обеих групп обнаружилась некая благотворительная фирма, помогающая выходцам из Африки. Так, ничего особенного, книги, газетенка исламского толка, несколько приютов, пару ночлежек. Но, интересно не это…
Никита моментально забыла о проплывающих пейзажах и кофе.
- Что? Джейсон, не томи…
- Одним из ее учредителей два с половиной года назад была фирма из империи Уэбба. Седьмая вода на киселе, правда… Но, есть за что зацепиться…
- Пожалуй, - Никита многозначительно посмотрела на Майкла. – Что-нибудь еще?..
- Это пока все…
- Хорошо, мы через тридцать минут будем на месте… - сообщила она Джейсону и обратилась к Майклу. – Думаешь, мы напали на след?
Майкл пожал плечами.
- Посмотрим… Сейчас наша информация очень разрознена, мы выхватили отдельные куски общей картины, но мозаика пока не складывается…
- Почему? – не поняла девушка. – Мы нашли уже много косвенных улик.
- Вот именно… Косвенных… Кто-то отправил послание из Центра. Хорошо… Уэбб может быть Панаитикасом. У «AZF» и «Бригада Абу Хафс аль-Масри» в спонсорах обнаружилась фирма Уэбба. Но, как доказать, что он отдал приказ? Наверное, ты догадываешься, что если такой приказ существовал, то он был отдан через посредников. Особенно, если Уэбб – это Панаитикас.
- Ты думаешь, что он пользуется моментом, а на самом деле не имеет никакого отношения к взрывам?
- А тебе от этого легче?
- Нет, но… если он не отдавал приказ…
- Никита, не важно, отдавал приказ Уэбб или нет, причастен он к взрывам в Испании, к шантажу во Франции или нет. Человек, на котором даже лишь тень от подозрения, не должен находиться в Центре. Ты согласна?
Никита кивнула.
- Так вот, необходимо доказать Смиту, что в Совете находится человек, играющий на несколько лагерей, чья репутация запятнана связью с террористами. Для этого нужно найти клинику и хирурга, который делал ему пластику. И тогда его судьба будет решена… Слушай, - Майкл улыбнулся и, обняв ее за плечи, прижал к себе, - я одного не понимаю, чего этот мерзавец к тебе прицепился, милосердная ты моя?..
 

#2
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
...
Часть вторая.

Хмурое московское утро не радовало глаз. Первая капель моментально превращалась в сосульки, сугробы на улицах посерели и просели, потеряв воздушность и красоту, даже весенние ручьи, несущиеся по улицам, не вызывали людского энтузиазма. Ранний март – не зима и не весна.
Просторный кабинет, расположенный на двенадцатом этаже внушительного пятиугольного здания на окраине города, был абсолютно закрытым местом. Местом, которое доводилось посещать лишь избранным, причем чаще всего с докладами и донесениями и гораздо реже по приглашению. Хозяин этого секретного кабинета, высокий, спортивного типа, седой человек, уже несколько лет руководил одной из специальных служб России, отвечающей за особенно сложные операции за рубежом. Его послужной список впечатлял немногих посвященных своей внушительностью и успешностью. Его уважали подчиненные, ненавидели враги. Впрочем, можно было с уверенностью констатировать, генерал Васильев был обласкан и властью, и судьбой, которая предоставила ему возможность стать умным, опытным и выдержанным бойцом. Сейчас он стоял у высокого окна и внимательно наблюдал за хаотичным людским движением внизу, с высоты было хорошо видно, как немногочисленные сотрудники пересекают закрытый от посторонних внутренний двор.
Незаметный адъютант, бесшумно проскользнув в помещение, остановился у дверей.
- Товарищ генерал, звонок по каналу 25, - сообщил он и замер, дожидаясь начальственных распоряжений.
- Что там? – спросил Васильев, прошедшая без сна ночь сделала его раздражительным.
- Запрос по коду «стрела», поступил час назад.
Код «стрела» означал контакт с зарубежной разведкой без предварительной договоренности.
- Откуда?
- Первый Отдел. Они просят секретный канал для связи.
- А почему сразу к нам? Почему не по официальным каналам? Впрочем, официоз требует времени, видно, что-то срочное. Соедини…
Адъютант кивнул и испарился. Через пять секунд на столе зазвенел телефон. Васильев помедлил, раздумывая, но все же подошел и взял трубку.
- Слушаю… соедините по секретному каналу, я разрешаю...
Выслушав распоряжение, невидимый абонент тут же что-то переключил, и в трубке установилась тишина, которую нарушил голос Шефа Первого Отдела:
- Мистер Васильев?..
- Да, господин Саммюэль, приятно слышать вас после стольких месяцев…
- Мне тоже, - отозвался Майкл.
Генерал Васильев не любил долгие расшаркивания и приветственные любезности, потому сразу перешел к делу:
- Вам понадобилась наша помощь?
- Да, помощь. Нам крайне необходимы сведения об одном человеке, который предположительно мог делать у вас пластику лица.
- А почему вы не хотите сделать запрос об этом по официальным каналам? Мы ведь партнеры с некоторого времени. Почему сразу к нам?
- Это очень важно и совершенно конфиденциально. А вам, я знаю, можно доверять…
- Понимаю, - Васильев сделал много значительную паузу, - вы не хотите утечки у себя и поэтому перестраховываетесь. Верно?
- Да.
- Кстати, вы уверены, что ищете там, где нужно?
- Вообще-то, мы ищем в разных странах, одновременно.
- Понятно, - генерал, не прерывая разговора, что-то написал на листке бумаги и нажал на кнопку вызова. Как только на пороге появился адъютант, Васильев, прикрыл рукой микрофон, указал ему на записку и тихо приказал, - позови…
Тот быстро подошел к столу, взял бумагу и так же быстро вышел. А через несколько минут вместо него в кабинет вошла молодая женщина, высокая интересная блондинка - приближенные генерала знали, что ей поручаются особенно сложные и секретные миссии. Она кивнула начальнику и села в кресло, стоящее напротив стола.
- … вы говорите, что ваш террорист причастен к авиакатастрофе с башкирским самолетом? А почему вы не сообщили нам об этом раньше? – в голосе генерала слышалось раздражение. – Неужели вы не понимаете, что это важно для нас? Эти дети были российскими гражданами… Но, нас даже близко не подпустили к расследованию.
- Я отлично вас понимаю, господин Васильев, - Майкл специально акцентировал внимание собеседника на этих словах. - Но и вы поймите, Уэбб сумел скрыться. Поймав его тогда, мы сразу же известили бы ваши службы. Впрочем, сейчас это не важно, мы знаем, где этот человек, но нам необходимы доказательства того, что он изменил внешность.
Немного подумав, Васильев решил ответить согласием, в конце концов, просьба Шефа Первого Отдела не была чем-то из ряда вон выходящим, обычное сотрудничество между спецслужбами…
- Хорошо, я прикажу немедленно заняться этим. Передайте необходимые для поиска сведения. Только, услуга за услугу, господин Саммюэль…
- Ну, разумеется, вы можете рассчитывать на меня.
- Я хочу знать, кто и как организовал авиакатастрофу, все материалы по тому делу.
- Вы их получите, - не раздумывая, пообещал Майкл.
- Сколько у нас времени?
- Не больше суток.
- Да-а-а, не густо… хорошо мы начнем работать немедленно.
- Еще одна просьба, генерал. Если вы что-нибудь найдете - фото, негативы, медицинские записи, анамнез - не отправляйте это к нам даже по секретному каналу. Я прошу вас о встрече в нейтральной стране.
- Значит, все так серьезно? Вы не доверяете руководству? – удивился Васильев, понимая, что может скрываться за подобной просьбой.
- Да, - ответ Майкла был коротким, он инстинктивно чувствовал, что в данном случае необходимо играть в открытую, ибо, собственные поиски в России могли затянуться и вообще оказаться безрезультатными.
- Майкл, давайте договоримся, что вы позвоните мне через десять часов, начиная с этого момента. Вас это устраивает? Думаю, к этому времени я буду располагать информацией, - предложил генерал и, выслушав утвердительный ответ, попрощался, медленно положив трубку.
В кабинете воцарилась тишина. Васильев, прокручивая в голове неожиданный разговор, пребывал в некоторой задумчивости. Слишком странной, но и логичной была просьба, вроде бы никаких подводных камней.
«Черт возьми, - думал он, - вот времена пришли, сразу и не поймешь, где друг, а где враг… Все вокруг стали партнерами, но можем ли мы доверять друг другу? Можем ли доверять?..»
- Ты поняла, с кем я сейчас говорил? – прервав молчание, генерал обратился к блондинке, которая до сих пор не делала попыток спросить начальника о причине вызова и о содержании разговора, случившегося в ее присутствии.
- Да, - она кивнула в ответ, ибо, ей очень хорошо было знакомо имя, прозвучавшее в разговоре. Полтора года назад, человек по имени Майкл Саммюэль приезжал в Россию и даже умудрился спасти ей жизнь.
- Думаю, нужно помочь старым знакомым, как считаешь, Наталья? Кстати, когда ты вернулась?
- Час назад, - ответила девушка. – Я согласна, что нужно помочь, а что требуется от меня?
- Необходимо очень быстро найти клинику, где примерно год и семь месяцев назад иностранцу могла быть сделана пластическая операция. Нужны бумаги и фото пациента до и после операции.
- Вообще-то, сделать это не трудно. Ни одна полная пластика, тем более иностранцу, не проходит мимо нас.
- М-да, слава Богу, есть в этом мире хоть какой-то порядок. Составь список, сопоставь его с данными, которые получишь оттуда, если найдешь, пошли кого-нибудь за бумагами, - Васильев кивнул, отпуская сотрудницу, - и скажи там, чтобы меня не беспокоили пару часов… устал я…

Закрыв глаза, Никита устало откинулась на спинку кресла. День становился бесконечным, перетекая из суток в сутки. Сколько всего уже было сделано и сколько еще необходимо было сделать. Час назад в Первый Отдел поступила информация из ФБР, они отправили запрос сперва туда, надеясь, что Уэбб предпочтет всем другим американские клиники, но эта надежда не оправдалась, ответ был отрицательным. Теперь, Джейсон пытался найти след в Южной Америке, а Майкл позвонил в Москву. И у них снова появилась надежда…
- Думаешь, он поможет? – спросила девушка Майкла, который встал налить себе кофе - в своем кабинете Никита давно уже приказала установить кофеварку, чтобы не отвлекаться самой и не отвлекать от работы помощников.
Тот мягко, почти лениво, пожал плечами и отхлебнул кофе из большой кружки.
- Когда мы встречались, он показался мне человеком слова. Не думаю, что за прошедшее время что-то изменилось.
- В таком случае, я приказываю тебе идти отдыхать, – Никита попыталась придать своему голосу строгость, но не смогла. – Майкл, ну я тебя прошу, иди поспи, все равно ведь сейчас нечего делать… Если Джейсон что-то обнаружит, я тебя разбужу, честное слово. Подумай, через десять часов, если нам повезет, тебе придется лететь за материалами. Ну, сколько можно работать без отдыха?..
Видя, что он колеблется, девушка решила предпринять еще одну попытку. Раз не хочет идти к себе, пусть отдыхает прямо здесь. Представив себе Майкла на небольшом диване, который несколько месяцев назад приказала поставить у себя в кабинете, среди разведенных в изобилии цветов, она улыбнулась и предложила:
- Майкл, ложись прямо здесь… я выключу верхний свет, и ты сможешь поспать, к тому же здесь тебя никто не потревожит…
- Вот этого я и боюсь, - в тон ей ответил Майкл, усаживаясь на диван, - очень хотелось бы, чтобы кое-кто из присутствующих меня все же потревожил…Составишь мне компанию?..

Список иностранцев, делавших в России различные пластические операции примерно два года назад, был внушительным - мужчины, женщины и даже дети – всего двести пятьдесят человек. Медицина в стране была не такой дорогой, как на западе, и условия оставляли желать лучшего, но вот опыт хирургов, их подготовка и умение делать все в любой ситуации вызывали уважение.
- Итак, легким движением руки, - пробормотала себе под нос Наталья Борисова, личная помощница генерала Васильева, отправляя из списка неинтересные для дела кандидатуры, - выбрасываем женщин, увеличивавших грудь, заострявших нос и тому подобное, детей, которым исправляли врожденные и приобретенные дефекты лица, а так же женщин в летах с их омоложением… Что в остатке? Восемьдесят две фамилии. Ничего себе…
Девушка откинулась на спинку кресла и потянулась за чашкой крепкого чая. Наташа любила свою работу, не смотря на неизменную срочность любого дела, бессонные ночи, постоянный форс-мажор с экстренными вылетами на край света. Любила и не променяла бы ее ни на какую другую. Вот и сейчас она пыталась помочь человеку, который вряд ли сразу вспомнит ее, если встретит на улице, столько в его жизни было спасенных людей и смертельных опасностей. А вот ей не забыть высокого, зеленоглазого брюнета и ярко выраженной привычкой добротно делать свою работу и принципиальным нежеланием оставаться в стороне и говорить лишние, ненужные слова.

«…Сегодня случилось то, что случилось. И не нужно копаться в себе. И вы, и я, и остальные, мы сделали все, что смогли. Ведь семь сотен людей живы. А остальные? Видимо, они не захотели проснуться, не захотели вернуться в этот мир…
…Знаете, Наташа, вы мне сильно напоминаете одного человека, очень хорошего человека. Постарайтесь не меняться, сумейте остаться живой на этой чертовой работе. Обещаете? Обязательно оставайтесь такой…
…Прощайте, отважная девушка…»

Тогда, провожая улетающий самолет, Наташа торжественно пообещала себе остаться живой, хоть и не совсем поняла, что именно он тогда имел в виду, какие тайные мысли озвучивал. Впрочем, она просто стремилась достойно делать свою работу, так, чтобы не было стыдно и больно за собственные ошибки, так, чтобы ее отец мог гордиться ею, а мать, видя спокойствие в глазах дочери, всегда улыбалась при редких и недолгих встречах. И вот теперь перед ней светилась задача в виде списка из восьмидесяти двух фамилий, и эту задачу необходимо было срочно решить…
- Идем дальше, - сказала себе девушка, и длинные пальчики легко заскользили по клавишам компьютера, - уберем тех, кому меньше сорока, и тех, кто делал лишь подтяжку. Остается тридцать семь мужиков, чей возраст попадает в нужный промежуток. Теперь выделим десять наиболее подходящих кандидатур… Десять мужчин, в основном жертвы пожаров, которым была полностью пересажена кожа… Десять человек, которых придется проверить в первую очередь. Ничего не поделаешь…

Еще через пять часов она получила нужные бумаги, с которыми можно было идти к начальству. Клиника была небольшой и частной, врачи приветливыми и предупредительными, особенно с ней. Еще бы… Пять фотографий до операции, пять – после, три ракурса, подробное описание операции, послеоперационное ведение больного, отпечатки пальцев, радужка глаза, образцы ДНК, полнее быть не может.
- Таков порядок, - пожал плечами пожилой врач, провожая ее в архив, - мы же понимаем, безопасность государства… больные не догадываются о том, что мы тайно собираем на них досье.
Наталья улыбнулась. Он слишком спешил, настаивал на немедленной операции, был абсолютно равнодушен к своей новой внешности, врачам едва удалось убедить неуступчивого пациента проделать весь курс необходимых процедур, ведь пересадка кожи – нешуточное дело. И очень поспешно покинул страну, а должен был поинтересоваться, проверить, не оставил ли следов.
- Его операция прошла успешно, - вспомнила старшая сестра, - как по заказу, кожа, ткани, все отлично прижилось, никакого отторжения. Как, простите, на собаке…
«Ты не далека от истины, - мысленно усмехнулась девушка, - вряд ли он заслуживает право называться человеком…»
- Через три месяца он выглядел, как настоящий грек, - сдержанно разоткровенничалась немолодая сиделка, - броская внешность, черные брови, сросшиеся на переносице, нос такой большой с горбинкой, высокие скулы. Наши врачи – волшебники… волшебники…

Отложив в сторону черную пластиковую папку, Васильев быстро просмотрел тоненькое досье. Снимки, бумаги, несколько негативов, здесь было все, что необходимо.
- Молодец, - сдержанно похвалил он помощницу, сидевшую напротив, - сама ездила?..
- Ага, - та кивнула в ответ, - клиника в часе езды от Москвы, они не сильно возражали против изъятия, особенно, когда узнали, кто я. Сделали себе копии, а это передали мне.
- Он изменился до неузнаваемости… - генерал положил перед собой две фотографии, до и после операции. - Ничего общего, совершенно другой тип лица. Поедешь сама?.. Или пошлешь кого?..
Вопрос застал Наташу врасплох.
- Куда? – непонимающе просила она.
- В нейтральную страну, - в тон ей ответил начальник. – Давай, давай, езжай, передай, что нужно передать, забери, что необходимо забрать… Только не забудь сделать перевод этих врачебных каракулей. А то, боюсь, им придется криптографов и шифровальщиков привлекать…

Все последние сутки Отдел даже бывалых своих обитателей поражал своей мрачной молчаливостью, казалось, что все в нем, даже техника, притихло, затаилось. Внизу утомленная Куинн что-то тихо, но очень настойчиво втолковывала помощнику, тот не понимал, переспрашивал, и она повторяла, жестикулируя и раздражалась. Из дальнего коридора, ведущего к главному лифту, показалась Жасмин, стрельнула глазами вверх, туда, где начальство, и быстро свернула в Оружейку, к Вальтеру, там было безопаснее и спокойнее.
- Майкл, у нас совсем не осталось времени, - Никита нервно, не жалея ног, расхаживала по Поднебесью.
Уже два часа они вдвоем просматривали сводки оперативных миссий, отдавали приказы, подписывали отчеты, сверяли хронометраж, а до этого Никита провела подряд два инструктажа уезжающих на задание групп. Но напряжение с каждой минутой нарастало, и она начинала терять терпение. Полчаса назад отчитался Джейсон - поиск в Южной Америке ничего не дал, никаких следов. Ну, просто напасть какая-то! Вальтер же, наоборот, нашел… Общие составляющие в привезенной из Испании взрывчатке и образцах из их арсенала. Это было очень неприятной новостью. Все сходилось на версии причастности к взрывам, хоть и косвенно, Центра.
- Нужно звонить, Майкл, - девушка огляделась в поиске своей чашки, та примостилась у одного из мониторов, - позвони… Осталось всего полчаса.
- Никита, перестань нервничать, - Майкл напротив выглядел спокойным, - не нужно форсировать события. Я позвоню… через полчаса.
- А где Джейсон?
- Ты отпустила его отдыхать… после отчета.
- Майкл…
- Никита, сядь и успокойся. Мы все правильно рассчитали, все получится, я уверен…
- Ты понимаешь, что нас ждет, если Совету не будут представлены доказательства? Нам этого не простят… Майкл, я не могу потерять тебя… ты это понимаешь? - по ее щекам ручьем покатились слезы, сказывалось напряжение последних дней и часов.
Никита опустилась на корточки и закрыла лицо руками.
- Доказательства будут, перестань плакать, - мягко попросил ее Майкл, - Кита, ну возьми себя в руки, иначе я буду вынужден вызвать врачей и отправить тебя в медлаб. И ты точно не услышишь мой разговор с Васильевым.
- Только попробуй… - она упрямо подняла подбородок и убрала за уши выбившиеся пряди светлых волос.
- Вот, так уже лучше, выше нос, любимая, - мужчина затемнил окна и присел рядом, потом включил внешний микрофон и коротко приказал, - Куинн, соедини меня с Москвой, там должны ждать звонка.
Ровно через минуту в Поднебесье зазвучал голос генерала Васильева.
- Господин Саммюэль?..
- Генерал?.. У вас есть, что сообщить мне? – спросил Майкл и замер в ожидании, потому что для них наступил момент истины.
- Да, - спокойно ответил его собеседник, догадываясь, насколько важно то, что он сообщит.
Никиту охватило радостное возбуждение, внимательно вслушиваясь в знакомые слова - она знала русский - девушка затаила дыхание.
- Мы нашли вашего грека, - медленно произнес Васильев. – Он сделал операцию в частной клинике под Москвой. Три месяца проходил реабилитацию, потом покинул страну… Все легально, документы в порядке, виза, разрешение министерства здравоохранения, оплачено более, чем щедро.
- Есть ли какие-то подтверждающие бумаги? Фотографии, негативы?
- Конечно, есть и фотографии, и негативы, и даже радужка глаза с образцом ДНК.
- Неужели? Это просто здорово, генерал. И вы передадите досье нам?
- В обмен на другое досье…
- Разумеется. Где и когда? – быстро спросил Майкл.
- Через три часа, в Берлине, в кафе на Унтерденлинденштрассе, 25.
- Как я узнаю вашего представителя?
- Вы его узнаете, - усмехнулся генерал, - не сомневайтесь. И не слишком светите моего представителя… Я надеюсь на полную конфиденциальность.
- Господин Васильев, но как же получается, что ваши врачи помогают террористам? – не подумав, невпопад поинтересовался Майкл и тут же пожалел об этом, сразу почувствовав отчуждение собеседника.
- Господин Саммюэль, а разве вы рассылали через Интерпол ориентировку на этого человека? – слова прозвучали слишком резко, отвечая, генерал не смог скрыть своего раздражения. – Или, может быть, вы делились с нами документами из его досье? Давайте-ка покопаемся в собственной памяти. Или, может, ваши врачи советуются с вами при выборе своих пациентов? Майкл, вы обратились к нам с просьбой, мы нашли возможность вам помочь, причем настолько быстро, насколько смогли. Но, разве за добро платят высокомерными нотациями?
- Простите, господин генерал… - Майкл поспешил извиниться. - Я благодарен вам за помощь.
- Я понимаю, - бесстрастно заключил Васильев, - трудно сразу в своих недавних врагах увидеть друзей, раньше все было понятнее… Не забывайте о нашей договоренности, одно досье в обмен на другое, только так. Через три часа в Берлине.
- Я там буду.
- Ну что ж, удачи. Надеюсь, вам поможет наша находка.
- Спасибо, генерал.
Связь прервалась, в наступившей тишине Никита стремительно поднялась и обняла Майкла. Удача снова была на их стороне, теперь есть с чем идти к Смиту…
- Майкл, я…
- Ты не поедешь со мной, - безапелляционно перебил ее Майкл, - Кита, слышишь? Ты останешься здесь.
- Но, почему? – возмутилась девушка. – Там ведь может быть опасно.
- Именно поэтому ты никуда не поедешь. Я не могу рисковать тобой.
- Но, Майкл…
- Все! – отрезал Майкл. – Я принял решение. Ты останешься в Отделе и будешь подстраховывать меня отсюда.
Никита обижено покачала головой, не соглашаясь.
- Я тоже не могу рисковать тобой. Может быть, пошлем Ричардсона или Лейна? Они отличные командиры и все сделают так, как нужно.
- Нет, посланник Васильева знает в лицо именно меня, это совершенно ясно. И материалы он передаст только мне, с другими передача не состоится.
- Скорее всего, это так. И ты тоже его узнаешь… Правильно? Это кто-то с кем ты встречался в Москве?
- Вероятно, - Майкл улыбнулся и пожал плечами, - Никита, не волнуйся, все пройдет нормально. У меня еще час времени. Ты подготовь прикрытие, а я хочу до отъезда повидать Адама…
- Конечно, - Никита обняла его, в глубине души ощущая смутную тревогу, - обещай мне, что с тобой ничего не случится…
- Я обещаю, Кита. Со мной ничего не случится…

Двери лифта медленно и бесшумно соединились, скрыв от нее уезжающего Майкла. На прощание он улыбнулся, только уголками губ, мимолетно, но сердце Никиты сжалось от тревоги и предчувствий. Вернувшись к себе, она минут двадцать пыталась сосредоточиться на работе, но в голову лезли и лезли глупые мысли, страхи, смутные опасения. Промучившись над отчетом, девушка решительно отложила в сторону панель и покинула кабинет.
«Ну почему мне нельзя быть рядом?.. – задавала она себе вопрос, направляясь в главный зал. – А теперь вот волнуйся тут…»
Дойдя до середины зала, она остановилась и, провожаемая пристальным взглядом Куинн, круто свернула в Оружейку. Вальтер сидел за столом, склонившись с лупой над странным механизмом, напоминающим старомодный локатор.
- Сладкая моя, - не оборачиваясь, поприветствовал он Никиту, - уехал Майкл? Ты в порядке?..
Печально вздохнув, девушка, присела на высокий стул рядом с ним.
- Ну почему он такой?
- Какой? – удивился Вальтер.
- Жестокий и бездушный.
- Почему? – спросил старик, улыбнувшись. – Потому что не взял тебя с собой?
Никита кивнула.
- Но кто-то ведь должен подстраховать его здесь, он же Шеф. Золотко, кто, если не ты?
- Нет, Вальтер, ты не понимаешь. Отдел стоял пятьдесят лет и еще столько же простоит. Ну, что здесь может случиться? А, вот там… Просто он оберегает меня от опасностей, прячет за спину, как стеклянную вазу. Понимаешь?
- Правильно делает, - Вальтер изобразил на лице согласие и обожание. – Я на его месте делал бы тоже самое…
- Вальтер! – в голосе Никиты слышался протест.
- Что, сладенькая?
- Неужели ты считаешь меня хрустальной безделушкой, неспособной ни на что?
- Ну что ты, я считаю тебя самой отважной женщиной в мире, – оружейник хитро улыбнулся, - но поддерживаю Майкла.
- Вот, а еще другом называешься, - в тон ему проворчала Никита, собираясь сменить тему расспросить Вальтера о загадочном устройстве, лежащем перед ней.
Но в это самое мгновение в Оружейке раздался голос Куинн.
- Никита, звонит мистер Смит из Центра. Он срочно требует тебя. Очень срочно…
- Переведи звонок сюда, - приказала девушка под удивленный взгляд оружейника. – Мистер Смит? Вы хотели поговорить со мной?..
- Да, - раздался взволнованный голос Смита, - и с тобой, и с Майклом…
- Майкл уехал…
- Черт! Этого я и боялся! Давно?
- Минут сорок назад…
- Никита, его срочно нужно вернуть.
- Что случилось? - спросила Никита, чувствуя подступившую к горлу дурноту.
- Из моего кабинета похищены материалы, которые вы мне передали. Проникновение обнаружилось только час назад. Боюсь, что Майкл в серьезной опасности…
- Но как это могло случиться?
- Я был в отъезде, вернулся, а тут такое. Началось серьезное расследование, но если ваши предположения верны, известное нам лицо постарается не допустить появления каких бы то ни было доказательств на его счет. Ты понимаешь меня?
- Да… - ответила девушка и, резко встав, покачнулась. Вальтер бросился к ней, чтобы помочь удержать равновесие…
- Никита, верни Майкла. Слышишь меня?
- Я слышу, мистер Смит. Постарайтесь разобраться в ситуации у себя, а попробую связаться с Майклом.
Отключив микрофон, она в бессилии ударила кулаком по столу. Вальтер сильно сжал ее плечи.
- Сладкая, все будет хорошо. Не волнуйся.
Никита не обратила внимания на его утешения - девушка прикидывала, что лучше предпринять. Приняв решение, она приказала:
- Куинн, свяжи меня с самолетом Майкла. Немедленно…
- Никита, его самолет вошел в зону посадки. Связаться с ним сейчас невозможно… - ответила Куинн, - можно попытаться это сделать через полчаса, не раньше…
- Срочно готовь самолет и группу Ричардсона… Я лечу в Берлин.
- Никита, послушай, - заикнулся было Вальтер, тут же замолчал под ее взглядом.
- Вальтер, я еду… и ты меня не остановишь, - уже на ходу бросила она, - приготовь мне мою беретту, запасной боекомплект. Я сейчас переоденусь и через десять минут буду готова.
И твердым шагом девушка отправилась в свой кабинет.
- Никита, - старик крикнул ей вслед, - надень бронежилет…

Вечерний Берлин поражал воображение. Расцвеченный огнями витрин, переливающийся неоном реклам, мягким светом замысловатых фонарей город оглушал и ослеплял одновременно. Он бурлил, шумел, опоясываясь стройными вереницами машин, дышал свежестью и теплом, и, казалось, весь люд, опьяненный весной, высыпал в это прохладное вечернее тепло. Не торопясь, прогуливались обнявшиеся парочки, куда-то спешили одинокие прохожие, поздние покупатели неохотно покидали шумные супермаркеты. Им не было никакого дела до темного, неприметного фургона, который целенаправленно и упрямо мчался прямо к центру города.
«Красивый город, - думал Майкл, глядя в окно, - еще немного и мы будем на месте… Только бы все получилось…»
Кафе на Унтерденлинденштрассе 25 - конечная цель его поспешного путешествия - было просторным и светлым, оно занимало первый этаж отдельностоящего двухэтажного особняка и небольшую площадку со столиками прямо на улице. Красивые фонари освещали периметр площадки и, не смотря на поздний час, почти все столики были заняты, люди, привлеченные хорошей погодой, стремились на воздух. За одним из них, в дальнем углу, скрытом от взглядов случайных прохожих, закинув ногу на ногу, сидела женщина в длинном черном пальто. Ее светлые волосы, убранные со лба, рассыпались по плечам, яркие губы резко выделялись на бледном лице, живые серые глаза выдавали тайное беспокойство. Особенно внимательным могло показаться, что интересная блондинка кого-то ждет, впрочем, так и было. Она задумчиво помешала маленькой ложечкой содержимое кофейной чашки, не обращая внимания на взгляды окружающих, потом, посмотрев на часы, вытащила из пачки, лежащей на столе рядом с ключами и перчатками, тонкую сигарету. Намереваясь прикурить, женщина откинулась на спинку стула, и внезапно рядом с ее лицом вспыхнуло пламя миниатюрной зажигалки. Вдохнув сигаретный дым, блондинка подняла глаза.
- Вы всегда подходите так… по-кошачьи, господин Саммюэль? – спокойно спросила она мужчину в черном.
Майкл невозмутимо присел на соседний стул.
- У вас великолепные нервы, Наташа. Врасплох вас не застанешь… Вы отлично выглядите, и я рад вас видеть.
- Спасибо, вы тоже совершенно не изменились, все так же неотразимы…
- И все-таки наши пути пересеклись. Не так ли?
- Да, - Наталья кивнула, - пересеклись. Судьба, знаете ли, бывает игривой… Может быть кофе?..
- Нет, у меня нет времени на кофе. И более того, находясь рядом со мной, вы подвергаете свою жизнь опасности. Мне не хотелось бы, чтобы с вами из-за меня что-нибудь случилось…
- Не волнуйтесь, я могу постоять за себя… Вы привезли обещанное досье?
- Вот оно, - мужчина положил перед ней папку, - здесь все, что хотел видеть господин Васильев.
- Отлично, - улыбнулась Наталья, - я посмотрю?
- Конечно.
- Как живете, Майкл? – просматривая досье, спросила она Майкла, осматривающегося вокруг. – Чем дышите?
Тот пожал плечами.
- По-разному… А как вы, отважная девушка?
- Стараюсь быть живой.
- И это, судя по вашим глазам, у вас получается… - констатировал Майкл и слегка пожал ее ладонь.
- Ваши бы слова, да Богу в уши… - согласившись, кивнула Наташа и печально улыбнулась, - это такая русская поговорка.
- Я понял.
- Пойдемте со мной, я отдам вам ваши бумаги.
Прихватив сигареты, ключи, перчатки и папку, она встала и направилась к темной вольво, припаркованной чуть поодаль. Майкл медленно пошел за ней, ему определенно нравилась эта задумчивая и печальная девушка, и несколько лукавый поступок генерала Васильева, приславшего сюда именно ее, он оценил сполна. Открыв переднюю дверь с пассажирской стороны, Наталья достала небольшой кейс. Он был не толще папки, но при этом надежно упакован.
- Здесь все, что мне удалось разыскать, - улыбнулась Наташа, протягивая его Майклу, - подождите, сейчас отдам вам ключ…

Пролетая в автомобиле по пригороду Берлина, потом по его улицам, Никита испытывала смешанное чувство поглощающей тревоги, страстное желание и сократить, и растянуть время, быстрее добраться до места и оттянуть неизбежный момент возможного несчастья. Приземлившись полчаса назад, она первым делом попыталась связаться с Майклом, но тот не ответил на вызов. Спутники Отдела странным образом сбоили.
«Вернусь, нужно будет разобраться, - думала девушка, сосредоточившись на дороге, - связь ни к черту!.. Тогда, когда она нужнее всего на свете!..»
Правда, она уже знала, что Куинн все же удалось предупредить группу прикрытия об опасности. И Никита надеялась, что Майкл сумеет защитить себя… Но… разве можно такое знать наверняка? Нужное кафе девушка нашла без труда. Вокруг было много людей, и за столиками, и на тротуаре, они стояли, сидели, перемещались, и каждый из праздно гуляющих мужчин и женщин, мог оказаться убийцей, буквально каждый.
Припарковав машину, она медленно вышла, одернув кожаный плащ, спрятала в карман берету и, не торопясь, двинулась к ярко освещенной площадке.
«Где группа прикрытия?! – мелькнула запоздалая догадка. – Где они застряли? Неужели они тоже замешаны в это? Нет, нет, этого не может быть…»
Но, присмотревшись, девушка заметила несколько знакомых лиц на другой стороне улицы и немного успокоилась.
«Все в порядке, - говорила она себе, оглядываясь вокруг, - все будет в порядке…»
Их, Майкла и высокую блондинку, Никита увидела сразу. Она видела, как они встали, и девушка, оглянувшись на спутника, подошла к темной вольво, открыла дверь и вытащила кейс…

Внезапно на другой стороне улицы резко затормозил автомобиль, окно плавно поползло вниз, открывая обзор с заднего сиденья…Убийца, темноволосый мужчина в куртке и перчатках, тщательно прицелился и выстрелил…

Никита сжала рукоятку пистолета и бросилась к Майклу…
- Майкл! – ее крик разорвал внезапно навалившуюся тишину, - справа!.. Он справа!..
На бегу, девушка, как в замедленной съемке, видела лишь веером разметавшиеся от резкого движения светлые волосы – блондинка, заметив вспышку, с силой оттолкнула Майкла в сторону и, вскрикнув от боли, схватилась за плечо, потом выронила кейс и медленно опустилась на асфальт, окрасившийся красным. Два выстрела раздались одновременно, у убийцы не было шансов, дернувшись, он опрокинулся на заднее сидение. Машина, взвизгнув тормозами, резко сорвалась с места, и умчалась за поворот. Так же внезапно тишина закончилась. Будто опомнившись, завизжали женщины, забегали мужчины, опрокидывая стулья и переворачивая столы, звонко разбивая посуду. Как из-под земли, рядом вырос знакомый фургон, и Майкл, не долго раздумывая, подхватил на руки свою бесчувственную спасительницу и быстро перенес ее в машину Отдела.
- Майкл, ты не ранен? – спросила Никита, подбирая драгоценный кейс.
- Возьми из машины бумаги, - не обращая внимания на ее вопрос, сухо попросил тот, потом, видя ее смятение, смягчился, и мимолетно обнял девушку. – Со мной все в порядке…
Никита облегченно вздохнула. Оглядев суматоху вокруг, Майкл достал телефон и, нажав на клавишу, приказал:
- Группа прикрытия, нужна зачистка. Все убрать…
- Майкл, можно ехать, - девушка потянула его в фургон. – Здесь все сделают…
- Да, поехали…

В круглом белом помещении пахло стерильностью и лекарствами. Пожилой врач, упакованный в белоснежную униформу, не торопясь, сверил показатели на огромном мониторе, посмотрел, надежно ли закреплена капельница и, повернувшись к Майклу, тихо сказал:
- Она будет жить.
- Что с ней?
- Задето легкое, большая кровопотеря из-за внутреннего кровоизлияния. Пуля, которую мы извлекли, со смещенным центром, это вызвало дополнительные внутренние повреждения. Но организм здоровый…
- Как быстро она сможет прийти в себя?
Немногословный эскулап пожал плечами.
- Это зависит от ее стремления жить, ну и от ухода, конечно… Прикажете привести ее в чувство?
- Нет, вы свободны…
Доктор еще раз проверил капельницу, переключил несколько клавиш на большом аппарате, постоянно измеряющим давление и быстро вышел.
Стоя у стены, Никита внимательно наблюдала за всеми его манипуляциями, и, когда врач ушел, спросила Майкла:
- Майкл, зачем мы привезли ее в Отдел?
- А что, надо было оставить ее там?
- Нет, но можно было просто отвезти ее в больницу… - девушка подошла к кровати и встала рядом с ним.
- Без документов? Без прикрытия? Ты помнишь, Васильев просил не светить его представителя? Разве нам нужен скандал с Москвой?
- Конечно, нет, - согласилась Никита, - но как теперь быть?
- Ты имеешь в виду безопасность Отдела?
Девушка кивнула.
- Если в Центре узнают, что мы привезли в Отдел и потом отпустили агента вражеской спецслужбы…
- Вражеской? Никита, что с тобой? Она спасла мне жизнь… и не только мне, ведь это она нашла нужные нам бумаги…
Никита обняла его за плечи, стараясь поддержать, показать, как она его любит.
- Прости, Майкл, я сама не понимаю, что говорю… Прости…
- Как только Наташу можно будет перевозить, мы отправим ее в Москву. Не думаю, что с этим будут проблемы.
- Конечно…
- Смит получил свои доказательства, и теперь Центру не до нас… Там все очень заняты…
Внезапно ожили мониторы, тоненько запищали приборы, окружившие раненую со всех сторон, и с подушки послышался сдавленный хрип. Наталья пришла в себя и, открыв глаза, пыталась привлечь внимание стоящей рядом с кроватью пары.
Никита заботливо склонилась к ее губам.
- Я хочу пить, - прошептала пациентка. – Где я?
- Не волнуйтесь, вы у нас. И теперь все будет хорошо… Сейчас вам принесут воды.
- Мне больно дышать…
- Это нормально, - успокаивающе улыбнулся Майкл, - дышать вам помогает аппарат. Но вы поправитесь, Наташа.
- Майкл, вы живы, - в серых глазах светилась радость и успокоение.
- Да, благодаря вам.
- Я не могла поступить иначе… А это, наверное, Никита?
- Да, это я, – подтвердила Никита, посмотрев на Майкла. – Постарайтесь поменьше говорить, вам пока это вредно…
- Майкл рассказывал о вас… чуть-чуть… Он… - натужный шепот перешел в хрип, девушка закашляла, - он очень любит вас… Черт, как больно…
- Молчите, вам нужно отдохнуть, - Никита легонько сжала ее бледную с синевой руку, - поспите, теперь все будет хорошо…

Эпилог.

Прошло две недели. Отдел со скрипом, но переварил кардинальные перестановки в руководстве. В результате основательной чистки Центр значительно поредел, и был занят своим пополнением. Мистер Смит, сыгравший одну из главных ролей в раскрытии предательства Панаитикаса, встал во главе Совета. Он тут же предложил Майклу место в Центре. Но тот категорически отказался, выбрав должность Шефа в Первом Отделе, чему Никита была несказанно рада.
Спустя пять дней после появления в Отделе сопровождаемая почтительной и молчаливой охраной улетела в Москву немного оправившаяся от ранения Наташа Борисова. Она увозила с собой досье, обещанное генералу Васильеву, который после долгой и не во всем приятной беседы с Майклом, остался доволен сложившимся статус-кво.
Вальтер доделал свой суперприбор, похожий на старомодный локатор.
Джейсон и Куинн, равноправные участники свершившихся перемен, вполне удовлетворились повышением и грядущими отпусками в жаркие страны.
Первый Отдел значительно расширил свои полномочия и возможности.
Занятые навалившейся со всех сторон работой, Шеф Первого Отдела и его главный стратег снова начали мечтать о минутной передышке и возможности хоть немного побыть вдвоем.

Предварительно затемнив окна Поднебесья и отключив любую связь с внешним миром, Майкл повернулся к Никите, обхватил ладонями ее порозовевшее лицо и прижался к нему губами.
- Вы довольны, мэм? – прошептал, продолжая целовать ее губы, щеки, глаза.
- А вы, сэр? – вопросом на вопрос ответила ему девушка. – Вы довольны?
- Я счастлив… Не думал, что когда-нибудь буду счастлив здесь…
- Я тоже…
- Сейчас мы можем чувствовать себя уверенно, но это не значит, что так будет всегда…
- О чем ты? – удивилась Никита.
- Не думаю, что Центр оставит попытки усилить свой контроль над нами. Все равно нужно постоянно быть на чеку…
- И что нам теперь делать?.. – спросила девушка.
- Жить, работать, любить, - Майкл внимательно посмотрел на нее. – А ты сомневалась?..
 

#3
И.Ч.
И.Ч.
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2003, 06:27
  • Сообщений: 1615
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: ...
Спасибо, ЛенНик! Фанфик очень "живой", ЛФН-оский
Жизнь, действительно, присылает новые сюжеты для Первого Отдела.
Будем надеятся, реальные "отделы" уже выполняют свою работу по этому поводу.
:look:
 

#4
Sweety
Sweety
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 27 Июл 2003, 14:45
  • Сообщений: 1220
  • Пол:
Re: ...
Да, фанф интересный. :) Я вообще люблю тему 6 сезона. :) Только по-моему за весь сериал Никита не рыдала столько сколько в фанфике ;)
 

#5
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: ...
Возраст, знаете ли, ответственность, нервишки сдают. :) Вот и плачет. :) А чего ж не поплакать, коли плечо есть. :)
Спасибо, Люда. :)
Ир, спасибо. :)
 

#6
veda
veda
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 28 Апр 2003, 23:17
  • Сообщений: 714
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: ...
Да, Лен, как всегда-отлично! Пиши побольше! :)
 

#7
Delf
Delf
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2003, 18:28
  • Сообщений: 3402
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Re: ...
Лен, что значит возраст???!!! :surprised:
 

#8
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: ...
А то и значит. :) Если посчитать, то Никите примерно тридцать, потом она уже старослужащая и может себе позволить эмоции. Начальник ведь.
 

#9
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
Какие же они тут живые, эмоциональные! Здорово!
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей