Перейти к содержимому

Телесериал.com

Не слишком ли высока цена?!

Последние сообщения

В теме одно сообщение
#1
Delf
Delf
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2003, 18:28
  • Сообщений: 3402
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Это мой первый опыт литературного перевода, так что будьте милосердны! :)

Не слишком ли высока цена?!

Уставшая Никита шла в Башню. Позади был еще одни длинный и изматывающий день планирования операций и анализа информации. Приняв душ, она прошла к экрану, установленному в ее апартаментах, и работал он круглосуточно. На экране Ник увидела уже спящего Майкла. Он всегда спал на «своей» стороне кровати, и это не переставало удивлять ее. Никита поставила стул напротив «телевизор» и села смотреть. Это был ее ночной ритуал. Знание того, что Майкл в безопасности помогало ей, и заставляло помнить, почему она продолжает бороться. С тех пор как она «взошла на престол» и получила титул «Шеф» три месяца назад, Первый Отдел стал потихоньку меняться. Все уважали ее позицию. Оперативники получили больше «свободы», но «машина» пока осталась прежней, и если оперативники не подчинялись - их ликвидировали.

Никита не осознавала, что живет мечтой, и каждый день ждет, что позвонить Майкл, и она услышит его голос. На экране Никита видела мечущегося по кровати Майкла, его губы шептали: «Кита» - снова и снова. В такие моменты она была рада, что в его доме установлены камеры. Она могла разделить его боль. Внезапно Майкл проснулся и стал оглядывать комнату. Его глаза поднимались вверх до тех пор, пока он не посмотрел прямо в камеру. От неожиданности Никита отступила назад. А Майкл прошептал: «Я в порядке» - прежде чем лечь обратно. Никита села обратно на стул. Она думала, что эти слова больше помогли ей, чем ему. «Когда он нашел камеры?»

Этой ночью Никита провалилась в беспокойный сон. И это не было для нее чем-то необычным в последние три месяца, это было нормой.
Проснувшись, Никита лежала и думала о Майкле. Так она делала каждое утро, с тех пор как он уехал. Заставив себя встать с кровати, Никита почувствовала головокружение и легкий дискомфорт в желудке. Она подняла глаза и сосредоточилась на экране. Она смотрела на Майкла: он делал завтрак для Адама, перед тем как он уйдет в школу. Так прошло несколько минут. Но вторая волна тошноты накатила на Никиту, и она кинулась в ванную. Ее желудок решил избавиться от содержимого. Через некоторое время уставшая и мокрая Никита опустилась на ванну. Посидев немного, она встала и прошла к раковине: вычистила зубы и умылась холодной водой. Третья волна тошноты заставила Никиту вернуться в прежнее положение (к унитазу).
- Шеф? – раздался голос у нее над головой.
- Да? – отозвалась измученная Никита.
- У Вас брифинг через 10 минут.
- Спасибо.
Никита вышла из ванной и прошла к гардеробу. Она надела брюки и попыталась их застегнуть. Но, к сожалению, они были малы. Никита вспомнила, что большинство ее одежды стало неудобной в течение последних трех недель или около того. «Что происходит?». Мысленно Никиты перебрала все возможные причины и отбросила их одну за другой, осталась только одна. Слезы стали наворачиваться ей на глаза, и Никита опустилась на кровать и обернулась к экрану.

Брифинг, на который Никита опоздала на пять минут, прошел гладко. Жасмин, ставшая главным стратегом, заметила рассеянность своего босса, но ничего не сказала
Квин предположила, что Фредерик Майснер переместил свой штаб из подземелья Гамбурга в Прагу. Успех миссии составлял 85%. «Если Майснер будет взят, террористическая группировка, известная как «Режим», лишиться финансовой поддержки».
После брифинга Никита медленно прошла в оружейку. Вальтер был занят изучением деталей операции.
- Эй, Сладкая!
- Привет, Вальтер.
- Ну, как дела?
- У Майкла ночные кошмары. Я чувствую себя хуже, чем больная собака, и Майкл нашел камеры.
- Конечно, нашел, Сладкая! Ты что не осознавала, что, возможно, он нашел их, как только вошел в дом?!
- Я полагала…Я действительно никогда не думала об этом – ответила Никита.
- Он же лучший оперативник, который когда-либо был в Отделе! Кроме того, я думаю, он рад, что ты можешь его видеть, а он – нет. – Вальтер подмигнул ей.
Никита тихонько засмеялась.
- Ну, он оставил довольно милое…напоминание.
- Что все так плохо?
Никита опустила голову. Слезы опять стали наворачиваться на глаза. Снова посмотрев на Вальтера, она увидела вопрос в его глазах.
- Моя одежда мне больше не подходит.
Вальтер усмехнулся.
- Пусть так, но это не причина для слез.
- Она слишком мала – вздохнула разочарованная Никита.
- Сладкая, ты всегда выглядишь отлично. – Вальтер не понимал, что она имеет в виду.
Никита решила ,что так он точно ничего не поймет, и поэтому спросила:
- Сколько прошло времени с тех пор, как Майкл покинул Отдел, Вальтер?
- Я не знаю…может месяца три.
Никита наклонилась к нему и прошептала:
- Вот именно. Если моя одежда не подходит мне после трех месяцев, представь, на что буде похож мой гардероб в последующие шесть!
От догадки глаза Вальтера сделались круглыми. Никита кивнула, подтверждая правильность его выводов.
- И что ты собираешься делать?
- Думаешь, если бы я знала, я бы говорила с тобой? – засмеялась Никита.
- Ты должна сказать ИМ.
- И Майклу, – добавила Никита.
- Я бы сначала поговорил с НИМИ и посмотрел, что ОНИ скажут.
Никита кивнула.
- Спасибо за разговор, Вальтер. Не знаю, что бы я без тебя делала!
***********
Никита поднялась на Чердак и затемнила стекла. Убедившись, что линия не прослушивается, она набрала Центр.
- О, да это Шеф собственной персоной, – сказал представительный пожилой джентльмен.
- Здравствуйте, мистер Джон.
- Чему обязан такой радости?
- Возникла проблема, - Никита старалась выглядеть как можно спокойнее и невозмутимее.
- Только одна?
Никита сделала глубокий вдох и сказала:
- Я полагаю, что я беременна.
Мистер Джон пристально посмотрел на нее.
- Понятно. Итак, существуют определенные протоколы.
Никита моргнула.
- Что Вы имеете в виду – прорычала она.
Мистер Джон вздохнул.
- Твой отец предвидел, что когда-нибудь у тебя появятся дети. Это одна из причин, почему он настоял, чтобы Первым руководила ты. Он надеялся, что ты как его приемник продолжишь его дело и передашь своим детям. Это семейная традиция, ты же знаешь.
Никита промолчала.
- Почему еще ты думаешь Майклу и Адаму дали так легко уйти, а шеф? Твой отец был доволен твоим выбором (примеч. Это о Майкле).
Никита была ошарашена. Воспоминания нахлынули не ее, и неожиданно все встало на свои места.
Мистер Джон тем временем продолжил:
- Конечно, мы не ожидали, что его «предвидение» сбудется так скоро. Тем не менее, теперь мы ничего не можем с этим поделать. Ты все еще наблюдаешь за Майклом?
- О…, - Никита откашлялась, - да, мы все еще следим за ним.
- Отлично. Какой у тебя срок?
- Я полагаю около трех месяцев.
- Хорошо. Рано, но не слишком, чтобы начать подготовку.
- Что должно произойти?
- Не волнуйся ты так, Шеф. Это счастливый случай! И не надо быть такой хмурой. Я свяжусь с тобой с дальнейшими инструкциями. А сейчас советую связаться с Майклом, и спустись в медблок, пусть проведут полное обследование. Посмотрим, готов ли он вернуться в Отдел, с Адамом, конечно. Хотя я знаю его ответ, тогда и поболтаем снова.

Экран погас. Это было как раз в тот момент, когда желудок решил вернуть Никиту в ванную. Она побежала в ванную, находившуюся с другой стороны ее «офиса». После этого Никита спустилась в медблок. Обследование показало, что у нее прекрасное здоровье и она примерно на 12-ой неделе. У Никиты не было времени решать, как и когда она скажет Майклу. Миссия «Майснер» вернулась раньше. Задание было выполнено. «Центр будет доволен». Никита отправилась на чердак, чтобы посвятить остаток дня разработке миссий и анализу. К счастью, Майснер не оказал достойного сопротивления. Он раскололся менее, чем через час. Дальнейший план действий был разработан, и группа отбыла незамедлительно. Первый Отдел стал еще более эффективным под руководством Никиты, но при этом не было постоянной угрозы ликвидации, висевшей ранее над всеми оперативниками.

Никита вернулась в Башню под утро. Конечно, она знала, что это вредно для ребенка, но это все, что она могла сделать. «Больше никакой ночной работы для меня». Никита подошла к экрану: Майкл лежал лицом к «ее стороне» кровати. Его глаза были открыты, он смотрел на соседнюю подушку своим фирменным «пустым взглядом». Майкл медленно закрыл глаза, с тем чтобы резко открыть их. Как будто он верил, что когда он их откроет, Никита, волшебным образом, окажется рядом. Никита встала и подошла к телефону. Ее глаза по-прежнему были прикованы к экрану. Проверив линию на безопасность, она набрала номер. Пульс участился. Она видела закрытые глаза Майкла, а затем его шок, когда зазвонил телефон. Майкл сел и дотянулся до телефона.
- Qui?
- Jacques?
Майкл открыл глаза. Когда он открыл их, Никита увидела в них непролитые слезы.
- Qui?
- Ним нужно безопасное место, чтобы встретиться.
- Почему не здесь? – спросил Майкл с мягким акцентом.
- Два часа.
Щелчок. Майкл удерживал трубку мгновением дольше, затем положил ее обратно на рычаг.
Никита немедленно отдала распоряжения. После быстрого душа, результатом которого стал еще один «поход в ванную», она была готова.
Время для визита было идеальным. Она знала, что Адам ночует у друга, который живет по соседству.
Ее сопровождала небольшая группа охраны. Уже в воздухе Никита получила возможность немного отдохнуть. Ее сны были наполнены Майклом, Адамом и их ребенком.

Part II

Пока Никита была в пути, Майкл попытался уснуть, но у него ничего не вышло. В конце концов, он оставил эти попытки и встал. Когда он услышал голос Никиты по телефону, то решил, что все еще спит и видит прекрасный сон, и только потом он понял, что это не сон, это реальность. В самом деле, его «Кита» едет к нему. Но, почему? Что-то случилось в Отделе? Он и Адам в опасности? Что происходит, в конце концов!?

Никита проснулась, как только самолет приземлился. Посадка была мягкой. Через несколько минут ее машина и машина охран были готовы. К счастью, ее желудок решил дать ей передышку, за что она была ему крайне признательна. Никите не хотелось объяснять своей лучшей команде охраны, почему они должны постоянно останавливаться. Конечно, она понимала, что рано или поздно все узнают, но уж определенно лучше поздно. По мере того как они приближались к коттеджу Майкла(примеч.это тот, что в Бельгии), Никита все больше и больше нервничала: что она ему скажет?!
«Возможно, мне следовало подумать об этом, до того как ему позвонить. Но…,уже слишком поздно поворачивать обратно». Пока они ехали, Никита разглядывала сельскую местность Бельгии, но она могла видеть не так уж и много, только то, что освещала луна. Тем не менее, потихоньку, сквозь тьму, Никита начала различать дома: здесь и там. Они уже были очень близко. Когда машина свернула на дорогу, ведущую к коттеджу, тошнота вернулась. Сделав глубокий вдох, Никита заставила себя успокоиться. Последнее на свете, что она хотела – наконец-то иметь возможность увидеть Майкла не по «телевизору» и пронестись мимо него в ванную, стараясь успеть вовремя. В дальнейшем это бы только все усложнило. Никита не видел света в домах. Конечно, было около четырех утра, так почему в домах должен гореть свет? Машина остановилась, и оперативники сидящие спереди, вышли и открыли пассажирскую дверь со стороны Никиты. Коротко вздохнув, она выбралась из машины.
- Ждите здесь, пока я не выйду. Не подпускайте никого, не позволяйте никому входить в дом. Обходите периметр каждые 6 минут. Если вы мне понадобитесь, я дам вам знать. Это понятно, Райанс? – сказала авторитетно Никита.
- Да, Шеф.
- Хорошо. Это может быть не скоро.
Развернувшись на каблуках, Никита отправилась к двери. Но прежде, чем она успела постучать, Майкл открыл. Некоторое время они пристально смотрели друг на друга, слова были не нужны – говорили глаза: все чувства, которые они были вынуждены скрывать и подавлять последние 3 месяца были понятны им и без слов. Майкл наклонил голову, приглашая Никиту войти внутрь. Никита вошла в дом и тут же перенеслась во времени назад. Воспоминания нахлынули на нее. Ничего не изменилось. В комнате было темно, горел только камин, согревая маленький дом. Майкл прошел и сел на диван и терпеливо ждал. Он пристально наблюдал за Никитой, в то время как она осматривала комнату. Жестом он пригласил Никиту сесть. Инстинкты взяли верх, и она подчинилась, не задавая вопросов. Ее удивило, что Майкл все еще обладает над ней прежней властью. Некоторые вещи никогда не изменяться.
Никита взглянула прямо в зеленые глаза Майкла.
- Майкл – сказала она.
- Шеф, - ответил Майкл невозмутимо. «Он пытается не дать мне расслабиться, пытается напомнить кто я»
- Что-то произошло в Отделе, о чем мне следует знать? Адам и я в безопасности здесь? – спросил Майкл.
Никита не знала с чего начать, поэтому решила принять предложенную тему.
- Все в порядке. В действительности успешность наших операций возросла с тех, пор как ты был в Отделе. Я кое-что изменила, и, кажется, это положительно сказывается на работе оперативников. Но я с тобой не по этому хотела увидеться. Я понимаю, что, находясь здесь, подвергаю опасности нас обоих, но я не хочу, что бы ты волновался. Ты и Адам в безопасности. Я уверена, что ты знаешь, что я наблюдала за тобой, - она сделала паузу и быстро добавила, - в целях безопасности в течение последних трех месяцев.
- Да, - ответил Майкл.
- Вчера я выяснила кое-что новое…и это связано с тобой. Я уже обсудила это с мистером Джоном, и он предложил мне поговорить с тобой и посмотреть, что ты скажешь.
Никита не могла понять, что происходит в голове у Майкла. Он ничего не ответил. Как будто когда она говорила, его не было в комнате. «Полагаю, этому его научили в Отделе, и это у них вышло лучше всего».
- Когда я поговорю с тобой, мистер Джон хочет, чтобы мы немедленно связались с ним. У него есть информация, которой он хочет «поделиться».
- Хорошо, - отозвался невыразительно Майкл.
«Прекрасно! Это не то на что я надеялась. Но, отступать уже поздно.
- Я себя плохо чувствую последнюю пару недель, - глаза Майкла слегка мигнули, но выражение осталось неизменным, - я плохо сплю, и еда не задерживается в моем желудке надолго.
- Кита, с тобой все в порядке? – спросил Майкл прежде, чем успел себя остановить.
- После глубоких раздумий я поняла в чем дело. Медицинское обследование пришло к такому же выводу. Я на 12 неделе беременности, - проговорила Никита, и на газах ее опять появились слезы.
Майкл коротко вдохнул от удивления. Мысленно он вычислил, что был в Отделе чуть меньше трех месяцев назад. Это было в последний раз, когда они видели друг друга. У них будет ребенок. Это была неожиданная новость.
- Что сказал мистер Джон?
Никита смотрела в пол, пытаясь подавить рыдания.
Решив не откладывать, она посмотрела Майклу в глаза.
- Он сказал, что мой отец предвидел такую ситуацию и оставил специальные распоряжения. Он знал, что некоторые вещи я буду делать иначе, чем мой предшественник. Он полагал, что рано или поздно ты или я найдем способ обойти систему. Он думал, что 12 лет довольно долгий срок, и либо мы забудем друг друга либо, и это он считал более вероятным, произведем наследника для «семейного бизнеса». Конечно, он не думал, что это случится так скоро. Тем не менее, Центр всем очень доволен.
- Что это все означает Ни-ки-та?
- Мистер Джон хочет, чтобы ты согласился вернуться в Отдел, вместе с Адамом.
Майкл встал и начал бесшумно расхаживать по комнате.
- Прости, Майкл. Я не хотела, чтобы все произошло именно так! – выкрикнула Никита.
Майкл резко остановился и подошел к Никите. Нежно и осторожно он взял ее руки в свои.
- Кита, самым невыносимым было думать, что я никогда тебя больше не увижу. И я никогда, слышишь, никогда не оставлю тебя!
Никита подняла на него глаза полные слез:
- Я не хочу, чтобы ты жертвовал свободой, своей и Адами, из-за меня!
- Тебе уже давно следовало бы знать, что без тебя это не свобода!

Part III

Никита и Майкл сидели на диване и смотрели на огонь, точно такой же какой сжигал из нутрии их обоих. Они не произнесли ни слова. Да, слова были и не нужны. Майкл ласкал ее и нежно целовал ее губы. Постепенно они оба погрузились в «забытье», отдавшись рукам друг друга… (примеч. Это не я садистка ,это у автора стоит многоточие).
Солнце в конце концов взошло, и начался новый день. Майкл встал первым. Он наблюдал, как люди Отдела обходят периметр, охраняя своего лидера. Он был рад узнать, что Никиту хорошо охраняют.

Никита почувствовала, что Майкл встал, но продолжала лежать с закрытыми глазами. Если это был сон, она не хотела посыпаться, тем не менее, она знала, что они должны принять какое-нибудь решение. Поэтому Никита осторожно села, но не достаточно медленно для ее желудка. Немедленно они спрыгнула с кровати и побежала в ванную, закрыв за собой дверь.

Майкл повернулся, чтобы наблюдать выход Никиты из ванной. Она выглядела измотанной.
- Чая?1
- Спасибо, было бы здорово.
Пока Майк наливал чай, Никита спросила:
- Ты принял решение?
- Да.
- Ты уверен, что это то, чего ты действительно хочешь?
Майкл сделал паузу, а затем сказал:
- Да, уверен.
- Тогда я уведомлю мистера Джона.
Никита открыла дверь и жестом пригласила Райанса войти.
- Мне нужна безопасная линия.
- Сейчас Шеф.
Майкл смотрел на Никиту, как будто видел впервые. Перемена, произошедшая с ней во время разговора с Райансом была поразительна. Он хорошо ее тренировал, она была хороша. Действительно хороша.
- Спасибо, - сказала Никита и взяла лаптоп у оперативника, - подготовьте самолет к отлету, через два часа.
- Слушаюсь, Шеф.
Никита закрыла дверь
В то время как Никита связывалась с мистером Джоном, Майкл принес две чашки чая и поставил их на стол.
- Ты уверен, что хочешь сделать это? – спросила Никита.
- Да.
- Хорошо.
Линия соединилась, и мистер Джон поприветствовал их.
- Здравствуйте, Шеф, Майкл, - сказал он, кивнув обоим оперативникам, - Могу я предположить, что вы приняли решение и согласны на мои условия?
- Да, - ответили вместе Майкл и Никита.
- Тогда позвольте мне первым поздравить счастливых родителей. Я знаю, как это должно быть трудно для тебя, Майкл. Ты создал довольно спокойную жизнь для себя и сына. Я уверен, ты не намеривался возвращаться в отдел, особенно вместе с Адамом.
Майкл не ответил и продолжил слушать.
- Мы создадим новый прецедент в Отделе. В настоящее время, как вы оба хорошо знаете, беременности, свадьбы и семьи…запрещены. Никита, - мистер Джон перевел взгляд на нее, - ты имеешь возможность изменить все это. Ты хотела получить контроль и сейчас ты его получишь.
Майкл спросил:
- Что произойдет?
Мистер Джон вернул внимание к Майклу. Он ждал. Чтобы увидеть спросят ли они какие условия.
- Никита сохранит свое нынешнее положение. По мере развития беременности она будет ограничена в своих возможностях, и Жасмин придется выполнять дополнительные обязанности. Red Cell потеряли свои позиции в мире терроризма, и это создало для нас некоторые проблемы. Активность террористов сейчас минимальна, время благоприятно для осуществления кое-каких преобразований: некоторые отделы нуждаются в объединении. Вот поэтому ты здесь, Майкл. Конечно, было бы глупо предполагать, что ты вернешься в Отдел полевым оперативником. Так же невозможно, чтобы ты стал заместителем Никиты: ты был ее наставником и тренировал ее, и тренировал действительно хорошо. Майкл, отделы с третьего по седьмой будут объединены в одну организацию. Второй – останется независимым. Ты будешь наблюдать за управлением, в качестве шефа. Ты будешь управлять миссиями, планировать операции и тому подобное вместе с Никитой и Первым Отделом.
Мистер Джон продолжил:
- В основном, Майкл, ты начнешь со сбора информации. Ты можешь сделать отдел таким, каким захочешь. Мы полагаем, что ты и Никита захотите пожениться. Место расположения нового отдела будет достаточно близко, чтобы твоя резиденция могла находиться в Башне Первого.
- Что произойдет с Адамом? – спросила Никита.
- Это полностью зависит от того, что скажет Майкл, – ответил мистер Джон.
- Какие варианты?
- Первое, Адам может немедленно начать тренировку по одному из направлений в Отделе. Второе, он может ходить в школу во «внешнем» мире, пока ему не исполниться 18. И последнее, Адам может быть ликвидирован. Какой вариант ты выбираешь?
- Я так понимаю, что это те же возможности, что ждут и нашего ребенка, - прорычала Никита.
- Никита, тебе стоит быть более корректной!
Майкл посмотрел на Никиту. В газах у нее блестели слезы. Он понимал, что она винит себя в том, что происходит, но Майкл так не считал. Он знал, что сделал правильный выбор. Останься он вне ее жизни… Ему даже тяжело было представить, что могло случиться. Могли ожить его ночные кошмары, в большинстве из которых Никита умирала, и он ничего не мог с этим поделать. Это разрывало его на части. К тому же Адам начал спрашивать о людях с оружием и о красивой блондинке. Адам был под защитой Никиты, а следовательно, и Отдела, и Майкл знал это.
- Майкл, у тебя есть ответ?
- Адам будет ходить в обычную школу, но жить в Отделе. По достижении 18 лет, он станет оперативником.
- Отлично, Майкл. А ты, Никита? Ты приняла решение?
- То же самое.
- Хорошо, так и предполагалось. Дайте мне знать, когда прибудете в Отдел. Тогда и начнем все приготовления.
Экран погас.
Никита, наконец, смогла вздохнуть. Инстинктивно она прижалась к Майклу в поисках поддержки. Их мир стоял на гране перемен. Им только что подарили новую свободу. Но какой ценой?

Part IV

Несколько мгновений Майкл и Никита продолжали смотреть на экран.
В конце концов, Майкл решил, что стоит начать собирать вещи, которые он и Адам возьмут с собой в Отдел. Обратно в Отдел.
Майкл «остановился», закрыл глаза и вздохнул. Он возвращался к Никите. Его разум еще не привык к этой мысли. Так же пред Майклом стояла задача, которую он должен был решить: объединить пять отделов в один. А возможно ли это?
Никита вышла из оцепенения и прилегла на диван. Слишком много всего произошло за последние 48 часов, усталость брала свое: все вокруг было похоже на одно большое пятно. Майкл посмотрел на Никиту, которая, наконец-то, имела возможность отдохнуть. Скоро должен был прибыть Адам, но Майкл не мог заставить себя разбудить ее, только не сейчас. Майкл знал, что она должна отдохнуть, столько, сколько будет возможно. Три месяца, которые они провели врознь, показались ему вечностью. Майкл мог только представить, как Никита могла пережить все это, да еще и поддерживать эффективность Отдела на должном уровне. Потом Никита выяснила, что беременна, что само по себе является чудом. И ее беременность фактически одобрена! Шеф и Медлин должно быть в гробу перевернулись.
Но сколько может вынести человек в одиночку? Майкл напомнил самому себе, что теперь Никита не одна. Они получили «благословение» Центра на создание семьи. Хотя это было не совсем то, что Майкл хотел для них. Воспоминания об их последнем обеде нахлынули на Майкла. Он пытался убедить Никиту уйти вместе с ним, но она вынуждена была отказаться, подчиняясь последней воле отца. Сейчас, по иронии судьбы, она все еще следовала по пути, который она ненавидела с самого начала, но который выбрал для нее ее отец.
Опять Майкл поймал себя на том, что его взгляд прикован к Никите. Она всегда была светом в его подземелье. Тут глаза Никиты внезапно распахнулись, и это тотчас вывело Майкла из задумчивости. Ее пистолет был уже у нее в руках, и она закричала: «Майкл, ложись!» В следующую секунду на дом обрушился шквал пуль. Никита бросила Майклу второй пистолет.
- Райанс! – крикнула Никита, - что происходит?
- Мы не уверены. Мы даже не можем сказать, откуда ведется огонь.
- Так выясните это. Где Адам?
- По пути в аэропорт. Я отправил машину туда, когда узнал, что Рассел не доложил обстановку.
- Хорошо. Статус?
- Сильный огонь. Один убит.
- Тогда давайте выбираться отсюда! Сейчас же!
Никита посмотрела на Майкла. Он кивнул в сторону двери, ведущей в подвал. Выстрелы все еще слышались, но не так часто. Майкл двигался к цели вдоль стен. Большинство выстрелов было с юго-западного угла дома. Если они смогут добраться до северо-восточной двери, они смогут покинуть дом. Никита последовала за Майклом в подвал.
- Райанс, мы выходим с северо-восточной стороны дома.
- Хорошо, мы встретим вас там, Шеф.
На верху все еще слышались выстрелы. Противник не должен был понять, что наверху никого нет.
- Я выхожу, Никита.
- Майкл…, - она спорила бы и дальше, но взгляд, «подаренный» ей, заставил ее передумать.
Майкл посмотрел через приоткрытую дверь. Все было чисто. Жестом он приказал Никите следовать за ним. Фургон Отдела выехала из-за угла в тот же момент. Дверь была открыта, и оперативники прикрывали Майкла и Никиту.
Майкл запрыгнул в машину и немедленно развернулся, протягивая руку Никите. Никита присела и медленно скользнула вверх по дверному проему. Тогда она смогла схватить протянутую ей руку. Майкл втащил Никиту в машину, но ее успели ранить. Никита упала на Майкла. Оперативники немедленно закрыли дверь. И фургон уехали прочь.
- Ох…, - застонала Никита. Ее веки сделались тяжелыми и глаза стали закрываться.
- Никита? Ты меня слышишь? – Майкл начал осматривать ее, ища рану и пытаясь не дать ей потерять сознание.
- По-моему. Меня ранили в правое плече – сказала Никита.
Майкл попытался найти пулю
- Пуля прошла на вылет. Есть аптечка?
Ближайший к Майклу оперативник передал ему аптечку. Майкл зажал рану, чтобы остановить кровотечение. К тому времени как он смог остановить кровотечение и перевязать рану, они прибыли в аэропорт. Никита потеряла сознание несколькими минутами раньше. Майкл дождался пока машина подъедет достаточно близко к самолету, чтобы их позиция стала безопасной. Крепко держа Никиту на руках, он поднялся на борт.

Очень аккуратно он положил Никиту на единственную кушетку, которая была в самолете. Самолет уже почти взлетел, и только тогда Майкл заметил, что Адама нигде не видно.
- Райанс.
- Да, сэр?
- Где Адам?
- Его местоположение неизвестно. Мы потеряли связь с его машиной прежде, чем прибыли в аэропорт.
Майкл одарил его «пустым взглядом» и приказал:
- Свяжись с Жасмин.
- Да, сэр.
Майкл посмотрел на Никиту. Ее дыхание стало ровным, и рана перестала кровоточить. На секунду он закрыл глаза. Адам был потерян, Никита была ранена. Майкл вздохнул. Они могли потерять ребенка, и это не преставало терзать его.
- Сэр, я связался с Жасмин.
Майкл кивнул.
- Здравствуй, Майкл. Рада тебя видеть.
После приветствия Майкл сказал:
- У нас возникли некоторые трудности. Мы прибудем в Отдел менее чем через час. Пусть нас встретит бригада врачей. Никита было ранена и сейчас без сознания.
- Хорошо. Но я…
Майкл прервал ее.
- Так же я хочу, чтобы Квин выяснила, что случилось с машиной Адама.
- Я сделаю все возможное, но… Майкл, что происходит? Почему ты возвращаешься в Отдел?
- Нет времени объяснять. Никита упоминала о двух группа, посланных на sub-missions. Они уже вернулись?
Умение Майкла подавлять действовало на всех по-прежнему, и Жасмин ответила на все его вопросы, хотя она и была «вторая в команде».
- Они пропали два часа назад.
- Где были расположены подстанции?
- Одна приблизительно в 25 километрах от Брюсселя. Вторая в Гамбурге.
Майкл продолжал смотреть «пустым взглядом».
- Квин следует начать с Брюсселя. С машиной Адама пропала связь в часе езды от Брюсселя.
Жасмин кивнула.
- Это все, что мне следует знать?
- Да.
- Но…? – Жасмин попыталась вытянуть информацию из Майкла.
- Нет времени. Сообщи мне, если Квин получит новые данные.
- Будет сделано.
Никита слышала разговор, хотя продолжала лежать с закрытыми глазами. Она была рада, что Жасмин не поддалась тактике запугивания, которую так «любил» Майкл. Против Майкла было трудно выстоять и в обычных условиях, когда же он пытался держать эмоции под контролем, фактор запугивания удваивался.
- Майкл?
Немедленно зеленый взгляд Майкла обратился к Никите.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил он с мягким акцентом.
Никита улыбнулась и ответила:
- Бывало и хуже.
Майкл нежно ласкал ее бровь кончиками пальцев.
- Прости за Адама, Майкл. Я не знаю, кто это был, никто кроме моей охраны не знал, где я буду. Как они узнали?
- Это не твоя вина. Я знал о риске, когда решил взять с собой Адама, также как и о риске встречи с тобой.
Майкл подтянул Никиту к себе.
- Прости, - бормотала Никита снова и снова, уткнувшись в его грудь.
Майкл оставался молчаливой статуей. Он нежно целовал ее в лоб. Они сидели так несколько минут, пока Райанс не покашлял, привлекая к себе внимание.
- Шеф?
- Да?
- Мы нашли Адама, – облегчение одновременно отразилось на лицах Майкла и Никиты.
- Докладывай.
Райанс кивнул.
- Адам следуют за нами. Водитель выбрал иной маршрут.
- С Адамом все в порядке?
- Мы не уверены.
- Что значит ваше «мы не уверены»?
- Когда команда прибыла, чтобы забрать Адама, его нигде не было. После обыска, Адам был обнаружен без сознания наверху в спальне. Его дыхание было ровным и постоянным.
- Где он сейчас?
- Когда они прибыли в аэропорт и увидели, что самолет уже улетел, они нашли другой. Они приблизительно в трех часах за нами. Адам все еще без сознания.
- Спасибо.

Райанс резко развернулся и вышел в кабину, смежную с той, где находилась Никита.
Майкл сел обратно на кушетку, и Никита снова прижалась к нему. «Это не должно было быть так». Ее глаза постепенно стали закрываться. Никита не могла больше думать о том, что должно или не должно было случиться. Важно было только настоящее. Майкл был здесь. Адам был в безопасности. Их ребенок был в порядке. Но как они узнали? Неужели она подвергла Майкла и Адама опасности? И был ли другой выход?

Майкл расслабился и закрыл глаза. Он позволил чувству близости Никиты разлиться по нему. Это был слишком долгий день. Он принял решение. Он был там, где хотел быть – рядом с Никитой. Но, так или иначе, он чувствовал вину за то, что случилось. Адам был в безопасности, так же как и их ребенок…сейчас. В Отделе Майкл усвоил урок: что-то всегда поджидает за углом. Неужели он подверг Никиту опасности? И был ли другой выход?

:) :) :)
 

#2
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
Осталось чувство незавершенности. А оригинальный фанф дописан или оборван на этом же месте?
Перевод - выше всех похвал. Всё ритмично, органично и в духе сериала, с его недосказанностью и загадками... Спасибо!
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей