Перейти к содержимому

Телесериал.com

Внедряясь в дебри в Первого Отдела…

Последние сообщения

Сообщений в теме: 6
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Это коллективное творение родилось на сайте НТВ, в рамках форума «Ее звали Никита» компании за возвращение ЛФН на экраны страны.

Авторы – И.Ч., яРОЙславна (она же в какой-то момент Котята), Web Cat, MariaPurt и LenNik


Приближения весны Никита не ощущала.
Хотя солнце настырно пробивалось в окна ее квартиры на последнем этаже неприметного дома, в воздухе все больше пахло цветами и пончиками.
Равнодушная к окружающему миру, она лежала на кровати, иногда тупо изучая потолок, иногда закрывая глаза, редко приподнимаясь, чтобы увидеть в домофоне стучащего в дверь Мика, и ждала звонка. А телефон все не звонил и не звонил...
Между тем по весне в Отделе тоже все немножко оживало. Вот уже который день Медлин ловила себя на мысли, что ей ужасно хочется приготовить пирожные. И непременно в белом передничке.
Отгоняя от себя эту крамолу, она быстрым шагом шла в белую комнату, чтобы поработать сверхурочно и получить к пятнице дополнительную зарплату.
Шеф неожиданно для себя приказал заменить разноцветными унылые клавиши своего компьютера, и теперь старался запомнить личный код в радужной палитре...
Бирки энергично изучал меню небольших ресторанчиков, наводнивших округу, собираясь внести несанкционированные изменения в список блюд отдельского пищеблока, а Вальтер широко улыбался всем оперативникам, и тем паче оперативницам, проходящим мимо его Оружейки...
- Где же этот чертов Майкл?!! – подумала раздраженная Никита, и, уловив краем глаза судорожное движение за окном, оказавшееся, впрочем, пролетевшей мимо птицей, метнулась к пистолету под подушкой, но тут же потеряв интерес к несчастному пернатому, устроилась на подушке и вздохнула. - Нервы совсем никакие, а все из-за него…
Ах! Если бы эти слова смог услышать Майкл! Но он был далеко.
Да, кстати в Майкле Ник тоже уловила нечто новое. Может быть, это ее и раздражало. Он изменил своему классическому одеколону... в честь чего такой нехарактерный для консервативного Майкла поступок Никита выяснить пока не смогла.
Отвлекшись от горьких, вызывающих ярость и недоумение мыслей об одеколоне, Никита посмотрела на дверь - стук показался ей очень знакомым…
Но ноги почему-то отказались послушно подойти к дверному проему, а сердце заколотилось так, как будто его хозяйке предстоял сеанс в Белой комнате.
Знакомый стук повторился, приобретя немного нервную окраску и звучание.
Но, увы, как сложно было сделать шаг... Пересилить неведомое внутри... Почему...?
...Но, пожалуй, не время было медлить... Поворот ключа....
Секунда... и дверь медленно приоткрылась. На пороге стоял... Майкл, все так же неотразимый и совершенно невозмутимый.
Нисколько не удивившись его появлению, Никита, не торопясь, встала с кровати, спустилась вниз и, молча приблизившись к воплощению своих недавних мыслей, втянула ноздрями воздух, наполненный прежним, знакомым, классическим ароматом.
- Маскируется… - сделала девушка мрачный вывод.
- Странный взгляд… - подумалось вдруг Майклу.
И на всякий случай он сделал шаг назад.
- Что-нибудь случилось? - стараясь выглядеть безмятежным, произнес лучший в мире оперативник, вопросительно приподняв бровь.
- Угу... - Никита сделала многозначительную паузу, растягивая ее подольше и имея удовольствие наблюдать в реакции Майкла тонкие нюансы, касающиеся тревоги за ее целые ручки, ножки и голову. После чего самым трагическим тоном завершила, - весна.
К полному кайфу Никиты Майкл чуть слышно облегченно вздохнул.
После пятидесяти двух вздохов он все же остановился и оглядел комнату: цепкий взгляд оперативника отметил все, что изменилось за последнюю неделю.
Засохшие цветы пугали кладбищенским оцепенением, фантики от конфет, шкурки от бананов, апельсиновая кожура, разорванные в клочья листы бумаги, сломанные карандаши, все это почти скрыло пол вокруг кровати.
- Ты писала стихи? – осторожно спросил он и открыл двери в небольшой садик, впустив комнату свежий сквозняк.
Никита своим фирменным взглядом исподлобья следила за его действиями.
Вопрос был настолько серьезным, что Никита не выдержала и рассмеялась. После чего Майкл полностью успокоился и перевел тему в обычное русло, но совершенно бархатным тоном, который отличался от его обычной сухой манеры бесед о работе:
- Через 2 часа инструктаж.
Никита смотрела на него, как на 8 чудо света.
- Где ты был? Я почти сломала телефон, набирая твой номер? – девушка решила не обращать внимания на обольщающие флюиды, распространившиеся вокруг нее, и как можно суровее повторила вопрос. – Где ты был? Никто, даже Медлин не знал, где ты.
Накануне она выяснила это обстоятельство у Бирки, правда, для этого пришлось наглядно убедить его в преимуществе полевых оперативников над компьютерными сидельцами.
Медленно перемещаясь по квартире, Майкл поднялся наверх и, присев на кровать, поднял большой обрывок бумаги, исписанный какими-то словами.
- Ну, понимаешь, дорогая. Я был… занят…
- Что, еще одна семья? – Никита театрально округлила от ужаса глаза, правда, в душе в тоже мгновение появился неприятный холодок.
- Вот что я в тебе люблю, Никита, - оперативник сделал многозначительную паузу, оглядев с ног до головы стоящую перед ним девушку, - так это незамутненное чувство юмора… Может быть, начнешь, наконец, одеваться? Или предпочитаешь предстать перед Шефом в таком виде?…
- А ты не ответил на мой вопрос... опять, - процедила Никита, у которой настроение улетучилось в мгновенье ока. Разумеется, от вида Майкла непринужденно устроившегося на ее кровати. Майкл загадочно промолчал, кажется не уразумев всей серьезности ситуации. Никита надулась и молча протопала к своему шкафу с одеждой, выбрала самый мрачный костюм и громко хлопнула дверью ванной, дабы облачится подальше от его глаз.

45-й монитор слежения в отделе показывал все, что происходило в ванной комнате Никиты, однако привыкшая за годы слежки к этому глазу, она быстро и незаметно сделала ТО, что, конечно, захотела бы увидеть Мэдлин.
…Если бы не была ужасно занята на малюсенькой, уютненькой кухоньке в личных апартаментах, расположенных на самом нижнем ярусе Первого Отдела. Инстинкт все же сильная штука, особенно весной… И первая партия аккуратненьких пирожных уже красовалась на столе, радуя глаз и распространяя необыкновенный аромат. Работа была ею забыта…
Шефу аналогично стало не до дел. Его весьма обеспокоил таинственный вид Мэдлин, пытающейся незаметно улизнуть на нижние уровни. То, чем она там занималась, повергло его в недоумение. Да еще... очень захотелось сладкого. Долго выносить такие муки Шеф не смог.
И не теряя времени, провожаемый удивленным, с искрами радости в глубине взглядом Биркоффа, он двинулся к лифтам...
- Может быть стоит напомнить ему про инструктаж? - спросил себя мозговой компьютерный центр Первого Отдела и, поправив очки, решил промолчать...
Как хорошо, что Вальтер не потерял самообладания и пользуясь случаем всеобщего весеннего помешательства просто делал бомбы. Он был рад, что никто к нему не приставал по поводу прикрытия влюбленных, не приходил похлопать по плечу, не вручал голограмм с бывшими возлюбленными и не плакал на плече из-за недостатка детских воспоминаний. Он просто лепил супер-бомбу.
Парочка прибыла на инструктаж вовремя. Биркофф бросил быстрый взгляд на Никиту и, с еще большей прытью, перевел его на экран. В таком настроении Ник бывала неуправляема, крайне раздражительна и опасна для окружающих. За ее плечом Майкл являл собой образец невозмутимости и вежливости.
В это время умопомрачительный запах свежих пирожных достиг носа Ники, стремительно поменяв ход ее мыслей на припоминание ближайшего кафе. Но странно... это же в Отделе?!
- Что это такое, Майкл? Ты чувствуешь? - она удивленно принюхалась, оглянувшись на остановившегося рядом Майкла, потом быстро направилась к Бирки. - Эй, Биркофф, это новые разработки в области химического вооружения? Или в пищеблоке сломался кондиционер?
Задумавшись, она снова втянула воздух, к загадочному аромату которого постепенно примешивались всё новые, нарастающие волны...Кто, чёрт возьми, решил пошутить??? Ситуация вызывала сомнения.
Майклу было проще. Логика мужчины уже подсказывала:
ваниль + весна + пустое поднебесье + реакция Бирки = Мэдлин делает пирожные, а Пол ошивается где-то рядом. Но вот что делать с Никитой? Позволить ей самой найти ответ на вопрос или подсказать? Или вовсе попытаться использовать ситуацию неопределенности в свою пользу?
Майкл молча предложил ей кресло. Постепенно все оперативники собрались, а Шефа все не было. Биркофф знал, где застрял мистер Вульф, но беспокоить его не решался. Наконец вмешался Майкл, и Шефа призвали на инструктаж.
Когда последний появился перед напряженно ожидавшей задание группой, главный оперативник всех времен и народов пожалел о своей настойчивости. Летящая походка и улыбка во весь рот, украсившие Шефа Первого Отдела, поставили под сомнение способность руководителя к трезвой оценке действительности.
Источая удушающий аромат ванили и корицы, Пол поморщил лоб, подумал пару минут и спросил, сидящего перед ним Биркоффа:
- Мистер Биркофф, а что у нас на сегодня? Неужели в такой хороший день кому-то охота делать гадости?
Потом обвел группу тоскливым взглядом и представил себя снова входящим в лифт. И тут Майкл решил, что пора брать действительность в свои руки, в смысле спасать репутацию начальства...
- Есть подозрение, - сказал он, - что в отдел проник вирус. Изменения в поведении сотрудников отмечают все мониторы слежения. Ситуация сложная и требует немедленного реагирования.
Шеф прищурился и обвел взглядом всех присутствующих.
- Да? И в чем это выражается? Какие симптомы? Биотехники уже начали работать? Почему меня не поставили в известность?!!…
Никита закатила глаза и стала читать про себя дурацкий стишок, вдруг всплывший в памяти. Вальтер широко улыбнулся и откинулся на спинку кресла.
Биркофф переглянулся с Майклом и, получив его молчаливое согласие, нажал на кнопку миниатюрного устройства, которое прятал в кармане. В установившейся тишине немедленно раздался резкий звуковой сигнал, и металлический голос устало произнес:
- Сэр, вас просят пройти на двадцатый уровень. Джордж уже на пути в Отдел.
- Джордж? Странно, что ему нужно? - Шеф стал серьезным. – Майкл, замени меня. И пришлите Медлин…
Лишь в глубине коридора стихли шаги начальства, Майкл повернулся к сидящему рядом Биркоффу.
- Ты что с ума сошел? Представляешь, что будет, когда он во всем разберется?
- Майкл, у меня было слишком мало времени. Другой текст я не успел скомпилировать, - поправив очки, залепетал тот в свое оправдание. – Может, направим на двадцатый и Медлин?
- Да, да, направь, - послышался язвительный голос Никиты, - Шефу будет не так обидно…
Она хотела еще кое-что сказать, но была остановлена выражением глаз Майкла, который немедленно обернулся на звук.
- А что я?… Я ничего… Просто предложила… - Никита сделала невинное лицо, но в глубине глаз плескалось веселье. Девушка посмотрела на сидящих рядом оперативников и спросила, – чем займемся?…
- Я полагаю, тем ради чего нас сюда вызвали, - Майкл был неумолим.
Последовало 30 минут зануднейшего инструктажа по предстоящей операции. Настолько же повседневной, насколько скучной. Майкл рассказал всю доступную информацию, но утверждать что-либо без присутствия Шефа было нецелесообразно.
- Майкл, пошли выпьем кофе, - жалобным шепотом предложила Никита, - с пирожными.
Майкл сделал вид, что не услышал.
- Биркофф, где Шеф? Он уже давно должен был вернуться. Неужели он до сих пор ждет Джорджа на двадцатом? – слегка раздраженно спросил он Биркоффа, который явно чувствовал себя не в своей тарелке.
Ощутив холодок, пробежавший по спине, тот вскочил и бросился к своему рабочему месту. Щелканье клавиш прервалось паническим восклицанием:
- Господи! Где он?!!…
Майкл, не спеша, приблизился к испуганному юноше, который растерянно вытер вспотевший лоб, за его спиной столпились все остальные оперативники. На экране монитора последовательно возникали картинки отдельских помещений: конференц-зала на двадцатом уровне, того места, куда отправился Шеф, апартаментов и кабинета Медлин, затемненных комнат Башни… Вообще-то, Башню показывать было категорически запрещено, но ситуация не дала времени на размышление.
Биркофф снова пощелкал клавишами и потрясенно откинулся на спинку кресла.
- Майкл, их нигде нет… Ни Шефа, ни Медлин… их маркировки не просматриваются… Что вообще здесь происходит?
Мысленно выругавшись, Майкл отодвинул его в сторону вместе с креслом и тоже пощелкал клавишами главного компьютера. Оперативники затаив дыхание следили за его действиями.
- Да, все верно… - констатировал он, - либо их похитили, либо они мертвы, либо…
- Либо они сбежали, - перебила его Никита, немедленно обратив на себя всеобщее внимание. – А почему нет?…
- Всем оставаться в полной готовности, - приказал Майкл и распустил группу бродить по Отделу. А сам направился к себе в офис.
- Накрылись мои пирожные... медным тазиком, - подумала Никита и пошла прямо к Вальтеру, узнать последние новости.
Оружейка сияла чистотой и дружелюбностью, явно перешедшей от ее хозяина. Вальтер, как и все присутствовавший на злополучном инструктаже, пытался сделать вид, что занят срочной работой, которой у него не было. Некоторая нервозность в его движениях была вызвана скорее невозможностью уединиться со своим детищем, которое покоилось в потайной комнате, чем сложившейся ситуацией. Хотя, конечно, ему не была безразлична судьба начальства. Старик широко улыбнулся подошедшей Никите и шепотом спросил:
- Эй, детка, ты что-нибудь понимаешь?
- Нет, Вальтер, я как раз к тебе пришла за ответами, - Никита быстро посмотрела по сторонам и сказала, - что за чертовщина творится в Отделе? Вальтер, они сбежали?
- Если бы я знал… - оружейник закатил глаза. – Сладкая моя, если бы я сам не проектировал большинство защитных устройств, и не знал, как охраняется наша обитель, поставил бы сотню баксов на похищение…
Громкая связь разорвала тишину главного зала, и в его прохладном пространстве послышался голос Майкла.
- Биркофф, ты проверил внешнюю оболочку Отдела?
- Да, Майкл, есть разрыв внешней мембраны на двадцать пятом уровне… - ответ Бирки звучал не так внушительно.
- А биосканирование двадцатого отсека проведено?
- Да, Майкл… Оно показало наличие чужих, сейчас мы пытаемся опознать их по ДНК… Я лично проверяю все уровни, пока аномалий нет.
- Как только что-то станет известно, сразу ко мне… А поиск по маркировкам что-нибудь дал?
- Нет, никакого следа, будто бы они защищены от считывания или…
- Или выключены? – перебил его Майкл.
Никита уже не скрывала своего интереса к этой беседе. Она подошла прямо к Биркоффу, который, не обращая на нее никакого внимания, просматривал содержимое экрана.
- Нет, выключить маркировки Шефа и Медлин невозможно. Если только из Центра, хотя я в этом сомневаюсь.
- Значит, они уже могут быть мертвы? – Ник бесцеремонно влезла в разговор.
Биркофф, пожал плечами и не ответил. Круто развернувшись на высоченных каблуках, девушка решительно направилась к Майклу.

А в это самое время…

…Шеф Первого Отдела с трудом открыл глаза. Вокруг была такая темнота, что ему стало не по себе, ибо, как он сюда попал, Пол не помнил. Пошевелив руками и ногами, Шеф с удивлением отметил, что они не связаны, и более того, он может двигаться в пространстве. Чувствуя себя ослепшим и оглохшим, Пол осторожно пошарил вокруг себя, встал на четвереньки и сделал несколько неуверенных шагов вправо, стараясь ощупать окружающее пространство. Вдруг его руки наткнулись на что-то мягкое и теплое. Предмет явно напоминал человеческое тело. От неожиданности Пол отпрянул назад, а из темноты послышался тихий стон.
- Кто здесь? – осторожно спросил Шеф в темноту.
- Пол, это я… - слабый голос не оставлял никаких сомнений. – Где мы и что происходит?
- Медлин, с тобой все в порядке? Ты можешь двигаться? – Пол почему-то совершенно не удивился, а даже обрадовался, поняв, кто перед ним.
- Кажется, да. Что, черт возьми, происходит?
Пол медленно двинулся на голос и, нащупав скрюченную женскую фигурку, прижал ее к себе.
- Я не знаю, Медлин. Может быть, это происки Джорджа? В любом случае, скоро мы узнаем. Думаю, если бы нас хотели убить, нас бы уже убили бы…
Поверхностный осмотр (точнее ощупывание) показал, что собственную одежду с них сняли, а то, что было надето напоминало балахон с широкими рукавами и без карманов.
Вместо обуви - простые тапочки. И волосы у Медлин - распущены. Их явно лишили всех технических средств, не говоря уж об оружии.
По прошествии еще нескольких секунд/минут (в темноте едва ли можно было не потеряться во времени) зародились первые подозрения... И они не обнадеживали...
- Интересно, кому нужно вывести нас из игры? - в голосе Медлин слышалась задумчивость. - Как ты думаешь, почему нас до сих пор не отследили по нашим маркировкам? Впрочем, если это Джордж, маркировки заблокированы...
Шеф на четвереньках пытался определить размеры помещения, что само по себе было далеко не безопасным.
- Может это Майкл? - спросил он. - Хотя нет, он на это не пойдет.
- Ты в нем так уверен? - даже в темноте можно было определить, что Медлин улыбается.
- Медлин, ты же знаешь, в этом мире я уверен только в двух людях на сто процентов. И эти люди здесь. Слушай, с этой стороны совсем глухая стена.
- Тогда у нас почти не остается надежды.
- Нет, в Отделе обязательно разберутся. Майкл обязательно все поймет, ты ведь знаешь... Они с Никитой - хорошая команда... Черт, нужно найти хоть какой-нибудь источник света..
- Если только эта тьма не действие какого-то наркотика...- прошептала женщина.
- Тогда, пожалуй, проблема еще серьезнее, - услышала она голос Шефа.
- Но только для тех, у кого они есть, - прозвучал мужской голос из резко появившегося светового пятна на стене.
В следующий момент на фоне открывшейся двери появился мужской силуэт, сопровождаемый двумя такими же - по всей видимости, охранниками.
Из-за яркого света глаза больно резануло, и узники на мгновение ослепли. Вошедшие фигуры нырнули во тьму, и голос произнес:
- Не пытайтесь меня узнать, не пытайтесь освободиться. Это бесполезно. Вы останетесь здесь столько, сколько понадобится. В Отделе вас искать не будут, по крайней мере постараются сделать все, чтобы не делать это особенно резво. Кажется у вас не найдется друзей, способных рискнуть ради вас жизнью?
Шеф представил себе, как тот ухмыляется. Верно, в Отделе никто не будет рваться их спасать. А может все же это не так?...
- По крайней мере, не наркотики, - чуть слышно прошептал Пол.
- Как будто от этого легче...- так же прокомментировала Медлин.

А в это время в Первом Отделе...

... Никита восседала напротив Майкла в его кабинете. Ей очень хотелось задать ему массу вопросов, которые так и вертелись у нее на языке.
- Майкл, ты когда-нибудь сталкивался с такой ситуацией? Что нам делать, - медленно произнесла она.
Ответом было молчание.
- Майкл, твое таинственное исчезновение как-то связано с этим, э-э-э, происшествием?
Реакция собеседника была такой же, с той лишь разницей, что Майкл поднял на нее глаза.
- Майкл, что нам делать? - Никита начала терять терпение.
- Искать Шефа и Медлин, по возможности не привлекая внимания Центра и куратора. Они могут быть замешаны в этом происшествии. Если это так, то сейчас к нам будет повышенное внимание...
- Майкл, - послышался голос Биркоффа, - я кое-что нашел...
Никита резко выпрямилась, а Майкл приготовился выслушать все, что хотел сказать Биркофф.
Тот неуверенно переступил с ноги на ногу и продолжил свой путь к Майклу.
- Смотри, - протянул он панель, - Видишь?
В ответ Майкл внимательно посмотрел на экран:
- Откуда пришли эти данные?
- Информатор из Европы. Польша.
- Насколько этому можно верить? - поинтересовалась Никита.
- С вероятностью 87%. Не больше, - оповестил Биркофф.
- Этого достаточно? - повернулась Никита к Майклу.
- Выбора у нас нет, - по привычному спокойно ответил Майкл.
Работа в отделе всегда была четко организована, да и не впервые Майкл оставался за Шефа, поэтому удивляться быстроте и отлаженности действий Команды не приходилось. Инструктаж был назначен через 50 минут, но основные участники собрались за столом совещаний раньше.
Вальтер даже успел спросить Никиту - "А тебе на самом деле хочется их вызволять?"
Майкл появился внезапно.
- Совещание откладывается, всем быть в Отделе, - коротко сказал он и, кивнув Биркоффу, направился к себе в кабинет.
Юноша поспешил за ним, а Никита поднялась в системный, где ее ждала информация которую раскопал Бирки. Панель содержала архивные данные, которые нужно было проанализировать.
- Странный вопрос, - думала девушка, наблюдая за процессом на мониторе, вопрос заданный Вальтером не выходил у нее из головы. - Меньше всего я готова была услышать его от Вальтера. Нет такой причины, ради которой нужно жертвовать своими. Тем более, Медлин или Шефом. Конечно, они постоянно третируют нас с Майклом, и может быть, не стали бы в такой ситуации искать меня. Но я же не Медлин и тем более не Шеф… Я не могу бросить в беде своих…
Ворох разномастных мыслей совершенно не мешал рукам выполнять привычную работу. Внезапно на экране ее огромного, прозрачного монитора высветились несколько точек в разных частях Европы. Применив усиленное расщепление сигнала, Никита получила несколько пересечений, которые немедленно выделила и отправила Майклу.
- Майкл, ты видишь эти точки? – она дождалась утвердительного ответа и продолжила. – Биркофф раскопал в архиве частоту передатчика Шефа, который ему вшили много лет назад. После выполнения задания устройство оставили, причем Шеф узнал об этом много позже. Оно дает сигнал, но очень маломощный. Я отсканировала территорию и выявила несколько мест, где в последние несколько часов такие волны зафиксированы. Они перед тобой…
- Никита, зайди ко мне, - голос Майкла был бесстрастным.
Девушка попыталась возразить, ведь анализ, которым она занималась, был еще не закончен.
- Запусти процесс в автомате и немедленно спустись ко мне в кабинет, - фраза прозвучавшая, как приказ, пресекла дальнейшие рассуждения, и Никита послушно направилась к знакомой двери.
В кабинете помимо Майкла находился Биркофф, который колдовал над непонятным устройством, состоящим из микросхем и проводов. Они обернулись на звук открывшейся двери и, увидев вошедшую Никиту, снова уткнулись в экран монитора.
- Ты уверен, что это сработает? – спросил Майкл сидящего рядом «гения».
- Должно, - коротко ответил Биркофф.
- Вызывал? – вклинилась в их диалог немного раздосадованная Никита, потом обошла стол и устроилась позади Майкла. – Что это такое?
- Это генераторный усилитель, хакер-невидимка, который поможет нам вклиниться в главный компьютер офиса Куратора, а потом и Центра, но так, чтобы не оставить следов, - не оборачиваясь ответил юноша.
- Не отвлекайся, - коротко приказал Майкл и повернулся к Никите. – Мы выяснили, что маркировки Шефа и Медлин могли быть выключены только из Центра или от Куратора…
- А может быть, они находятся в свинцовом помещении или защищены свинцовыми, а может, еще какими-нибудь пластинами? – перебила его Никита.
- Нет, маркировки руководства невозможно заглушить, это совершенно особое химическое соединение. Оно всегда отслеживается нашими спутниками. Значит, можно сделать два логичных вывода. Либо маркировки отключены, либо Шеф с Медлин мертвы… Будем исходить из первого. У нас сведения польского информатора о внезапном изменении в расписании Куратора, твои находки с частотой и возможность покопаться в системе Центра. Надеюсь, что что-то прояснится…
- Получилось, я вошел… - возглас, похожий на вздох облегчения, заставил Майкла замолчать и приковал их взгляды к монитору…

Темнота, сгустившая вокруг, постепенно сделалась тяжелой и навязчивой, в какой-то момент стало казаться, будто стены и потолок придвинулись настолько близко, что окружили со всех сторон. Две фигуры, мужская и женская, прижавшись друг к другу в не очень тесном объятии, по-прежнему сидели посреди промозглого подвала.
- Пол, - Медлин попыталась придать своему голосу бодрость и оптимизм, - давай немного порассуждаем прежде чем делать какие-то выводы. Кому было выгодно убрать нас из игры? Сделать так, чтобы мы исчезли на некоторое время?
- Майклу, - почти не задумываясь, ответил Шеф. – Но у него для этого нет достаточных ресурсов, да и, если честно, особой необходимости.
- Верно, Майкл приобретает лидерство, но и головную боль, - женщина откинула голову назад, будто бы пытаясь разглядеть потолок, - ему комфортнее на его месте.
- А может это его месть за наши действия по отношению к Никите?
- Возможно, сейчас я ничего не могу исключить. Но, зная Майкла, можно с уверенностью констатировать, что он не станет мстить за собственные обиды. Он удовлетворен ситуацией, неким равновесием. Если только его не используют другие…
- Джордж? – Шеф внимательно посмотрел на нее. - Ты думаешь, что Майкла использует Джордж?
- Это слишком рискованно, - Медлин покачала головой, - Майкл – очень неудобный союзник, он задает вопросы и не любит исполнять задание в темную. Ему нужна цель, ради которой можно пожертвовать нами, только в этом случае он будет сотрудничать.
- Ты права… А может быть это Джонс?
- Пол, как ты думаешь, зачем Куратору наше отсутствие? Или зачем Джонсу наше отсутствие?
- Чтобы уничтожить Первый Отдел… Нет руководства - нет Отдела. Даже если мы сможем освободиться и вернемся, наше отсутствие – повод для ликвидации…
- Да, другой причины просто нет, - улыбнулась Медлин, - ради этого можно пойти на сотрудничество даже с «Красной Ячейкой».
- Но почему бы не ликвидировать нас без похищения?
- Мы будем сопротивляться, в Отделе мы сильны. К тому же, у инициаторов этого могут быть противники, А сейчас есть повод… Кстати, ты хорошо помнишь момент похищения? Меня вызвал на двадцатый уровень Биркофф… или его голос…
- А меня - Джинкс, по громкой связи…
Медлин вздохнула.
- Сегодняшний день был таким радостным. Я чувствовала себя такой счастливой, будто попала в сказочное детство, которого у меня не было. Такое необъяснимое чувство легкости, спокойствия, это запах ванили, вкус крема…
- Я тоже, - голос Шефа дрогнул, - все время думал о тебе… Медлин, мы выберемся, я клянусь тебе, мы найдем выход, я не позволю им причинить тебе боль…
- Пол, для этого нужно, чтобы Майкл и другие оказались не замешанными в этом, и более того, чтобы они сделали вид, будто мы на месте. А сами в это время попытались бы найти нас… Ты уверен, что так будет?
- Я клянусь, что никогда больше не повышу голос на Никиту, если мы выберемся из этой передряги, - улыбнулся он в ответ. – И даже, закрою глаза на их отношения с Майклом…
Потирая затекшие ноги, Медлин осторожно переменила позу, повернувшись к Полу лицом.
- Давай не будет забегать так далеко, - произнесла она, усмехнувшись, - сначала нужно выбраться отсюда…

Тем временем в офисе Куратора.

Джордж с самого утра не находил себе места, меряя огромный кабинет неторопливыми шагами. Сегодняшний день, вернее затеянная им акция, должна была поставить точку в его отношениях с Первым Отделом. Он ждал этого несколько лет.
- Наконец-то я их уничтожу, - думал Куратор, то ли подразумевая Первый Отдел, то ли его руководство. – Я отомщу за тебя, дорогая…
Идея была проста до гениальности. Несколько манипуляций с маркировками, ничем не отягощающая договоренность с небольшой террористической группировкой, боевики которой проникли в Отдел под прикрытием службы надзора Центра… Потеря или дискредитация руководства прямиком приведет к уничтожению Отдела, всех до единого оперативника.
- Жизнь Эдриан стоила жизни ее детища. Они ее убили, пусть теперь платят за это, - до сих пор этот злопамятный и коварный человек не мог простить Полу и Медлин то, как они поступили с Эдриан, женщиной которую он когда-то любил.
За себя Куратор не опасался, ибо вряд ли кто-то сможет проникнуть в строго засекреченные каналы его офиса, слишком сильна защита. А если все же рискнет это сделать, то подлежит немедленной ликвидации. Как и его случайные помощники, которые перестанут существовать сразу, как выполнят свою часть плана. К тому же они не и знают, кто нанял их. Все было предусмотрено, оставалось лишь дождаться нужного момента. И он наступил…
Джордж посмотрел на часы, которые показывали четверть пятого, и набрал знакомый номер.
- Пора атаковать, - подумал он и, дождавшись ответа, глухо приказал, - соедините с Первым…
- Здесь Майкл, - раздалось в трубке.
- Майкл? - голос Джорджа, казалось, выразил удивление - где шеф? Он мне нужен.
Майкл не долго выбирал ответ, паузы в разговоре не повисло.
- Он на секретном задании, подробности мне неизвестны.
- А Мэдлин? - вот здесь чуткое ухо оперативника пятого уровня уловило некоторую фальшь.
- Они вместе - не солгав, продолжил Майкл.
Джордж помолчал и спросил снова:
- А как дела с Сирией? Они не там?
- Насколько мне известно, нет, - бесстрастно отчитывался Майкл перед куратором, - Сирия под контролем, хотя дела там горячие.
- Еще проблемы в Чили... - технические подробности плавно перевели разговор в деловое русло.
Джордж понимал, действовать нужно было осторожно, с этим честолюбивым оперативником нельзя перегибать палку. Не смотря на кажущуюся неуязвимость, к нему, неприкасаемому Куратору, подобраться было можно, хотя и очень трудно, но все же задача являлась выполнимой. Причем, Первый Отдел обладал ресурсами и оперативниками, способными разгадать его гениальный план. И теперь Майкл явно пытался сделать вид, что все в полном порядке. С одной стороны это нормально, так он и должен был себя вести, но вдруг это не слепое следование протоколам, а какой-то контрплан. Он недрогнувшим голосом рассказывал об отсутствии руководства, как о согласованной и даже запланированной акции.
- Майкл, - Джордж внезапно сменил тему, снова переведя разговор на ситуацию в Отделе, - почему вы не поставили в известность кураторское отделение об особой миссии Пола, да еще и вместе с Медлин?
Майкл не дал себя поймать на внезапности.
- Обстоятельства и параметры миссии обсуждались Шефом лично с мистером Джонсом, - оперативник явно блефовал, понимая, что если Куратор замешан в похищении, он не будет лишний светиться перед Центром, - я не уполномочен их разглашать.
- Майкл, - голос Куратора стал похожим на пение Сирен, таким же сладким и коварным, - а кто сейчас руководит Первым Отделом?
- Я взял на себя временное руководство. Полномочий у меня для этого достаточно.
- Конечно… - Джордж, помолчав секунду, продолжил говорить, - нам нужно встретиться и обсудить сложившееся положение. Ты ведь понимаешь, что теперь нам нужно работать в более тесном контакте.
Понимая, что начальник выманивает его из Отдела, и, что на его поле игра немедленно изменится, Майкл сделал ответный ход.
- Извините, Джордж. Первый Отдел временно переходит на автономное существование. Я уже отправил мистеру Джонсу в Центр подробный отчет и обоснование.
- В связи с чем? – Джоржд почувствовал, что постепенно теряет самообладание.
- В Отделе выявлен случай заболевания брюшным тифом. В группе, вернувшейся из Марокко. Опасности нет, но на всякий случай объявлен карантин.
В ответ слышалось лишь тяжелое дыхание собеседника.
- Разумеется, все сотрудники тщательно проверяются, и миссии отменены не будут. Но рисковать жизнью оперативников кураторского отделения мы не можем.
- Держите меня в курсе, - только и смог сказать на это Джордж
Отключив телефон, он долго молчал, ставившись в одну точку, его не покидало ощущение, что первую партию в этой игре он проиграл.
Закончив говорить, Майкл повернулся к Биркоффу, сидящему рядом.
- Немедленно закрой Отдел на карантин и отправь сообщение в Центр, - приказал он. Никита облегченно перевела дух, во время разговора с Куратором она ощущала себя застигнутой врасплох воришкой. Ведь на экране стоящего перед ними монитора мелькало содержимое главного компьютера кураторского отделения.
- Майкл, у нас нет больных брюшным тифом, - Биркофф растерянно покачал головой.
- Если понадобится, они у нас появятся, - пресек любые возражения Майкл. – Иди, а мы продолжим поиски.

Пробегая мимо Вальтера, Никита споткнулась об его невидящий взгляд. Он ее не заметил, не назвал "сладкой", и даже не помахал рукой, что делал всегда.
Ей пришлось притормозить, чтобы окликнуть старого оружейника: - "Хей, Вальтер, ты не заснул?".
Он встрепенулся и, улыбнувшись рассеянной улыбкой, произнес: "Ты знаешь, у меня такое ощущение, что все это уже было. Я вот только никак не могу вспомнить, когда и в связи с чем."
Ник похлопала его по плечу сказала несколько ободряющих слов и побежала дальше.
И напрасно. Потом она пожалеет, что вовремя не прислушалась к этим тревожным словам Вальтера.
Но сейчас девушка была слишком занята мыслями о фактах, которые они вместе с Майклом добыли в компьютере Джорджа, пока Биркофф занимался организацией мнимой эпидемии. К тому же, ей очень срочно нужно было попасть в системный, где давно был закончен анализ радиочастот, оставленный по приказу Майкла.
Итак, Джордж причастен к похищению Шефа и Медлин, сомнений не было. В его компьютере сохранились копии шифрованных писем, адресованных террористической группе «Слезы Аллаха», базирующейся в южной части Турции. Их содержание удалось даже скопировать и прочитать.
- Останутся как доказательство… Надеюсь, что мы не оставили следов, которые выведут на Отдел, - в голове мелькнула паническая мыслишка, - иначе Джордж сотрет нас в порошок… Правда, если успеет.
Теперь следовало как можно быстрее объединить данные по «Слезам Аллаха» с анализом частоты передатчика Шефа, чтобы определить место, где держат пленников.
- Надеюсь, что они живы, - Никита вздохнула и погрузилась в мелькающие сводки.
- Анализ закончен? – Никита вздрогнула от неожиданности – за спиной как из-под земли бесшумно возник Майкл. Опершись о спинку ее стула, он склонился прямо над ухом и прошептал, - Биркофф уложил в медблок пять человек, им подробно разъяснена ситуация. Отдел закрыт на карантин, и теперь цепляться к нам не будут. Основные миссии Центр взял на себя. Знаешь, странное согласие проявляет Центр, они как будто не удивились нашему докладу…
- Майкл, ты не мог бы перестать шептать мне на ухо, - девушка подняла глаза, - когда ты так делаешь, я не могу сосредоточиться на твоих словах…
Майкл улыбнулся уголками губ, где-то в самой глубине его глаз притаилась нежность.
- Переведи поток данных в Поднебесье, мы сможем следить за анализом оттуда, - тихо сказал он, глядя на экран, - судя по результатам, скоро, через пару часов, мы будем знать точное место, где находится наше начальство…

Начальство в это время, забыв на время про все беды, жевало не очень-то мягкую лепешку, запивая ее водой.
"Библейская еда, ты не находишь?", - сказал Шеф, саркастически улыбнувшись.
Улыбка Мэдлин была мягче - "Значит мы - в начале всех времен, как первые люди."
Было заметно, что эта фраза пробудила у него какую-то мысль, но он до времени спрятал ее и снова вернулся к насущному хлебу - "еще бы козьего сыру".
Мэдлин поняла его с полуслова, ведь годы совместно проведенные в первом отделе, не шутка.
" Да, или рыбки", - продолжала она гастрономическую тему, пододвигаясь поближе к Полу.
В голове пробегали мысли "У него появился план", "надо следить за выражением лица и руками, вслух он ничего не скажет", "разговор о еде - для чужих ушей".

- Через пару часов... - Никита посмотрела на него с немым вопросом.
- Мы не должны расслабляться.
Никита отвернулась от Майкла и рассеянно полезла в какой-то отчет. Его отаз был вполне правомерным, но хотя бы 5 минут из этой бесконечности он мог бы ей уделить лично - не захотел... сосредоточенность и собранность были намного важнее для него сейчас, как обычно...
Они молча поднялись в Поднебесье, вотчину Шефа. Все здесь было таким, будто тот вышел буквально на пару минут - компьютер все так же работал, на столике одиноко замерла остывшая чашка чая. Переведя поток данных на монитор, расположенный на стене Майкл затемнил окна.
- Никита, - сказал он, обняв стоящую рядом с ним девушку.
Никита попыталась высвободиться.
- Никита, сейчас не время, ты ведь понимаешь сама, - терпеливо повторил Майкл, - сейчас нужно сосредоточиться на работе. Мы можем запросто погибнуть.
- Майкл, ты думаешь, мы не сможем найти выход? - Никита повернула к нему лицо, на котором не осталось досады.
- Мы должны...
- Но если ничего не получится?
- Получится... И тогда, сдав Отдел Шефу, мы уедем на несколько дней туда, где нас не достанут даже телефонные звонки. Я тебе обещаю... А сейчас нужно заняться делом...
- Вот почему я всегда верю тебе? - Никита вопросительно приподняла бровь и улыбнулась.
- Потому что я всегда говорю правду, - парировал Майкл.
В эту секунду звуковой сигнал привлек их внимание. На экране, на карте Европы, пульсировала яркая точка.
- Так, вот и место, - Майкл стал похож на гончую перед охотой, - Биркофф поднимись в Поднебесье, и вызови группу на оперативное совещание...

С едой было покончено, и Пол осторожно поднявшись, переместился к тому месту, где по его внутреннему компасу была дверь.
- Хорошо, что они дали нам эти чашки, - удар и в его руке оказался довольно острый осколок. - Но плохо, что не дали огня. Встань, рядом со мной...
Медлин, стараясь не шуметь, двинулась на его голос.
- Ты уверен, что поступаешь правильно? Может быть, стоит подождать спасения? - в ее словах слышалась тревога.
- Глупо сидеть и ждать своей участи, - в словах Пола слышалось раздражение, - а если Джордж, или того хуже Джонс, уже в Отделе? Нужно попытаться... Сейчас я постучу в дверь, а ты постарайся отвлечь охранника. Ладно? Просто сделай так, чтобы он не увидел меня...
Его стук прозвучал, как гром среди ясного неба. Звуки помноженные эхо, рожденным пустым помещением, унеслись вверх.
- Это похоже на колодец...- прошептала женщина и зажмурилась, потому что в это мгновение дверь распахнулась, обозначив на пороге немолодого мужчину в камуфляже.
Он сделал шаг внутрь комнаты, и Медлин, улыбнувшись, протянула ему руку.
Не дожидаясь ни секунды, Шеф бросился на террориста и воткнул осколок ему в горло. Вокруг по-прежнему стояла тишина, никто из них не произнес ни звука. Медлин встретилась взглядом с Полом, и, заглушая предсмертные хрипы, пленники перетащили охранника вглубь комнаты. Осторожно выглянув наружу, они обнаружили просторное помещение, похожее на зал средневековой крепости. Стены, пол, потолок были сложены из камней, окна напоминали амбразуры.
- Где мы? - прошептала Медлин, в своей темнице она уже привыкла к холоду, поэтому босые ноги не ощущали ледяного сквозняка.
- Не знаю, сейчас главное никого не встретить, - ответил Пол, сжимая в руке нож, взятый у мертвого террориста. - У меня такое ощущение, что мы здесь одни...
Взяв Медлин за руку, он потянул ее к ближайшей винтовой лестнице. Спустившись вниз, они увидели такой же зал, вдалеке мигал монитор включенного компьютера, лежало какое-то оружие, одежда. Но вокруг снова стояла тишина - судьба явно благоволила бывшим пленникам.
- Черт, нужно выбираться отсюда, - от непривычности ситуации Пол чувствовал себя неуютно, - странное место, странные похитители... Нужно найти какую-нибудь обувь...
Поискав взглядом, Медлин выбрала наиболее подходящие ботинки. А Пол пощелкал клавиатурой.
- Кажется, мы в Турции, на юге. Пойдем, попробуем выйти на улицу. Там станет яснее, как действовать дальше...
Мэдлин присела, стараясь потуже зашнуровать ботинок, размерчик которого скромностью не отличался. В базе данных компьютера были какие-то счета, бездна зашифрованных посланий. Без оборудования с этим не разберешься… он оглянулся в поисках диска или чего-нибудь такого, что позволило бы прихватить хотя бы часть информации с собой, но ничего не обнаружил.
- Пол, нам нужно уходить, - Мэдлин засунула в карманы куртки 4 обоймы.
- В таком виде мы будем привлекать к себе лишнее внимание,- Шеф раздраженно потеребил свой балахон. Одежда охранника насквозь пропиталась кровью, а все остальное оказалось непригодным.
- Не важно, - Мэдлин осторожно распахнула ближайшую дверь и, пропустив вперед Шефа, тихо вышла вслед за ним.
Солнечный свет ослепил даже привыкшие к свету глаза, а в лица ударил горячий воздух. На улице стояла страшная жара. Преодолев несколько каменистых холмов, бывшие пленники увидели небольшое селение.
- Возможно, там мы найдем телефон, - с сомнением произнес Пол.
- Да? - Медлин скептически осмотрела панораму - обшарпанные каменные строения, несколько серых запыленных ослов, привязанных к сломанному частоколу. - Еще скажи, мобильный телефон...
- Пойдем, - Шеф потянул ее к домам, - по крайней мере, мы найдем там воду.
Однако, как это ни странно, телефон нашелся, у одного крестьянина, который не понимал ни одного языка, кроме родного. Объяснив жестами, что ему нужно позвонить, Пол расплатился за это украденным в крепости пистолетом, потом набрал двадцатизначный номер. На другом конце ответили немедленно.
- Забери нас, квадрат пятнадцать-восемьдесят шесть, пятьдесят три-шестьдесят шесть... - отключившись, он обернулся к Медлин, которая, оторвав от балахона кусок ткани, пыталась привести себя в порядок. - Скоро мы будем в безопасности.
- Как ты намерен поступить? - спросила она.
- Посмотрим на все со стороны. Пару дней. Нужно разобраться в диспозиции... Кто друг, а кто враг...
- Мы прав, - Медлин кивнула. - Пусть поищут нас, понервничают и проявят свои истинные намерения...

Первый Отдел.

Оперативка прошла очень быстро. Уже в фургоне, который выехал из запасного входа, Майкл сказал сидевшим оперативникам:
- Я надеюсь, вы понимаете важность этой миссии? Состав группы особый, всем вам доверены сведения повышенной важности. Мы можем не вернуться, потому что возвращаться будет некуда. Но если все пройдет удачно, у Отдела будет очень сильный аргумент в споре с Куратором.
- Майкл, а если Шеф и Медлин уже мертвы? - Никита поправила прикрепленную к плечу камеру. - Что нам делать тогда?
- На месте разберемся...
Еще через пятнадцать минут в небо взмыл самолет, направившийся на юг Турции.
Через пару часов миссия была закончена. Похожая на старинную, но вполне обжитая крепость была очищена от боевиков, которые явно не ждали нападения. Такое ощущение, что они были чем-то возбуждены и почти не сопротивлялись. Майкл медленно обходил комнату за комнатой, осматривая каждое помещение, но никаких следов пленников не было.
- Соберите все, что можно просмотреть в Отделе, - в его приказах слышалась лишь деловитость, - все диски, все, что попадется. Вооружение - уничтожить.
- Майкл... - послышался голос Никиты, - посмотри...
Темное помещение, без окон, похожее на колодец поразило сыростью и холодом. И это на юге Турции... В углу, прислонившись к стене, сидел мертвый боевик.
- Они кого-то здесь держали, - Майкл осмотрел стены.
Еще через некоторое время в свертке грязного тряпья обнаружились одежда и обувь.
- Это одежда Медлин и Шефа, - сомнений и быть не могло, в его голосе звучала уверенность, - либо их перевезли, либо они смогли сбежать... Посмотрим в округе...
Спустя некоторое время турецкий крестьянин из недалекой деревни охотно рассказал вооруженным людям в черном, что немолодого мужчину и рыжеволосую женщину забрал небольшой самолет...

- Теперь они в безопасности, сказала Никита. – Но почему они не вернутся в Отдел?
- Это проверка… они знают, что кто-то в Отделе причастен к похищению.
- Джордж не отцепится так просто, когда узнает, что Шеф и Мэдлин не вернулись в Отдел…
- Наша задача скрывать это, как можно дольше, - Майкл немного сжал ее руку и Никите стало спокойнее.
- В этом тоже есть свои плюсы, - улыбнулась она. – Нам не помешает от них отдохнуть.
Самолет возвращался в Отдел. Закатная панорама облачного неба провожала серебристую точку домой.
- Мы можем узнать, кто устроил нам этот незабываемый уик-энд? – Мэдлин, одетая совершенно по домашнему, с чашкой чая в руке, сидела на диване одной из засекреченных квартир.
- Надо отследить, что обнаружил Майкл, - Шеф немного повозился с настройкой. –
Наверняка он уже нашел хоть одну ниточку…

На душе у Джорджа было скверно. «Слезы Аллаха» не выходили на связь не по прямому, ни по запасному каналу, Майкла не было в отделе, а Биркофф явно врал об адресе и целях очередной миссии. Сведения из биолаборатории о карантине в Первом по поводу брюшного тифа были более, чем сомнительными.
Ситуация явно выходила из-под контроля и требовала незамедлительных действий. Только вот каких? Ошибка могла стать роковой.
Если Майкл водит его за нос, а его миссия – освободить Пола и Мэдлин – надо переводить их из Турции, или даже просто ликвидировать, хотя первое, конечно более перспективно.
Если же в Первом свои проблемы, а вновь приобретенные союзники затеяли собственную игру и в ближайшем будущем пойдут на шантаж – надо высылать оперативников для ликвидации штаба «Слез Аллаха», попытавшись все же переместить таких ценных пленников куда-нибудь в другое место.
В любом случае уничтожать турецкую «точку» без разведки нельзя – слишком много ценной информации пропадет безвозвратно.
Однако, через некоторое время Джордж пожалел, что не поспешил с группой, что не послал оперативников в Турцию на полдня раньше. От поступивших новостей Куратор был вне себя от эмоций. Он, пытаясь справиться с гневом, клокотавшим внутри, никак не мог заставить себя снова просмотреть отчет группы, вернувшейся из Турции. Стерильная атмосфера кабинета, полумрак, тишина, нарушаемая лишь мерцанием мониторов, все это сейчас раздражало его. Как можно было так опростоволоситься? Неужели никому нельзя доверить важное задание? Что теперь делать? Все эти вопросы беспрестанно крутились в его голове, но вопросы никак не обнаруживались.
- Хилинджер, зайди ко мне, - прорычал Куратор в микрофон, очнувшись от раздумий, - немедленно.
- Да, сэр, - ответ последовал немедленно.
Причем, практически следом за ответом появился и Хилинджер, который нутром чувствовал надвигающуюся катастрофу. Почтительно замерев, он ждал, когда Джордж, погруженный в тяжкие думы, заметит его появление.
- Ты читал отчет? – вопрос прозвучал внезапно.
- Да, сэр, - тут же Грег, - читал… Группа не обнаружила ничего, вернее никого.
- Они опоздали… - Куратор говорил медленно, продолжая обдумывать ситуацию. – Хотел бы я знать, кто нас опередил и где сейчас Пол с Медлин. Их обязательно нужно найти. Уничтожь все, что может скомпрометировать нас, немедленно.
- Есть, сэр. – Хилинджер судорожно сглотнул
- И включи их маркировки. Так мы сможем обнаружить пропажу…
- Но сэр, так пропажу обнаружим не только мы…
- Ну, так опереди всех желающих, - в голосе Джорджа слышалось раздражение. – Найди Пола… раньше всех.
Тишина, повисшая в офисе, казалась зловещей. Грег почтительно кашлянул.
- Что еще? – Куратор открыл глаза.
- Сэр, - юноша мялся, не зная как начать, - я проверил нашу систему…
- И что?…
- Я обнаружил следы взлома.
- Что?!!!
- В системе кто-то был и даже смог скопировать несколько файлов, - теперь Грег мечтал оказаться на другом конце света. – А вот отследить взломщика не удалось… Но я уверен, что это Биркофф, это он…
- Молись, чтобы это было не так, - глухо произнес Джордж, - иначе твоя голова полетит первой… Иди и найди Пола, уничтожь все, что нужно уничтожить и узнай, кто взломал систему…
- Да, сэр, - ответил Хилинджер и испарился.
Впрочем, Куратор этого даже не заметил. Он сидел и смотрел в одну точку, обдумывая положение. Кажется, Судьба продолжала смеяться над ним.

Биркофф не вбежал, а ворвался в офис Майкла с панелью в руке.
- Я, кажется, нашел! - с гордостью объявил он. На панели сверкали две яркие точки "родной" маркировки руководства. Точнее точка была одна, но двойная, как бывает двойной звезда.
Однако Майкл не обрадовался в ответ, а, казалось даже стал еще пасмурнее.
- Хорошо, иди, - кивнул он Сеймуру. Но не вскочил, не принялся собирать команду - просто остался сидеть в кресле.
Бирки, недоумевая, поплелся к себе в системный, мучимый сразу несколькими темными подозрениями.
- Эй, - голос Никиты заставил его обернуться, - Биркофф, ты похож на ослика Иа. Что случилось?
- Ничего, - ответил юноша, но разговаривать с ней ему не хотелось, Никита умела вытянуть все, что ее интересовало, - я спешу...
Ускорив шаг, он добрался до своего места и сел, спрятав панель.
- Б-и-р-к-о-ф-ф, - тихий шепот прозвучал прямо над ухом, - в чем дело? Я же вижу...
Никита стояла рядом и, похоже, не собиралась двигаться с места, пока не услышит ответ. Биркофф обречено вздохнул:
- Никита, я нашел Шефа и Медлин...
- Серьезно? - шепот перешел в возглас. - Это ведь здорово. Где они? Ты был у Майкла?
- Тише, - юноша поморщился, - я у него был. Но, знаешь, Никита, он просто отослал меня.
- Как?
- Так. Сказал "хорошо, иди". Никита, мне кажется, что Майкл решил не спасать Шефа. Это сделает Шефом его самого.
- Этого не может быть! Майкл так никогда не поступит! - Никита задохнулась от возмущения. - Наверняка он имеет какой-то план.
- Ну, мне он ничего не сказал, - ответил Биркофф и отвернулся к монитору.
- Я пойду к нему. Где координаты? - девушка протянула руку.
Биркофф пощелкал клавишами и тихонько присвистнул.
- Их снова нет... Маркировки снова пропали с карты... Правда, я сохранил данные... - виновато произнес он и достал злополучную панель.
- Давай, - Никита взяла ее и направилась к Поднебесью, потом вернулась и сказала, - запусти снова анализ, который делала я, и найди Шефа.
На ходу увидев, что Поднебесье пустое, девушка круто изменила маршрут, справедливо расценив, что если Майкла там нет, то, видимо, он у себя в кабинете. Провожаемая удивлением Вальтера, она двинулась в противоположную сторону и скрылась в коридоре. Биркофф вздохнул и занялся анализом.
Толкнул дверь, Никита замерла на пороге. Майкл поднял голову и молча пригласил ее войти.
- Майкл? – вопросительно произнесла она.
Майкл приложил палец к губам и пощелкал пультом секретности.
- Что? – наконец спросил он.
- Майкл, Биркофф рассказал мне, что нашел Шефа Медлин.
- И что? – бесстрастностью Майкл мог посоперничать с компьютером.
- Ты не собираешься возвращать их в Отдел? – Никита начинала раздражаться. – Я не понимаю, Майкл. Что ты задумал?
- А что думает Биркофф?
- Он считает, что ты хочешь на место Шефа.
- А ты? – голос Майкла стал совсем тихим, он медленно подошел к Никите и, встав рядом, заглянул в ее глаза. – Что думаешь ты?
- Майкл, сейчас не время для игр, - девушка заметалась между сомнениями и верой в этого человека. – Мне нужен ответ.
Майкл улыбнулся и сел за стол.
- Как ты думаешь, почему Биркофф увидел эти маркировки? – спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил тихо говорить. – Потому что нам дали их увидеть. Это означает, что Джордж знает об исчезновении пленников и ищет их. Он ждет, что и мы, увидев маркировки, бросимся их забирать. И когда наша группа обнаружит Шефа и Медлин, нагрянут оперативники кураторского отделения, которые выяснят, что руководство Первого Отдела не только было захвачено, но и скрылось в итоге. А что еще нужно Джорджу?
- Но ведь они же спасались от похитителей, - возразила Никита, - за что их наказывать?
- А почему сразу не вернулись в Отдел, спросит Джордж. Их накажут за все, и за то, что были похищены, и за то, что не вернулись в Отдел сразу. Нет, действовать нужно иначе. Нужно связаться с ними и предупредить об опасности. К тому же, я знаю, где они…
- Знаешь? – Никита удивленно посмотрела на него.
- Да. Просматривая архивы, я наткнулся на один адрес…
Дверь распахнулась, и в кабинет вошел Биркофф. Посмотрев на Никиту, он положил перед Майклом панель.
- Сядь, Биркофф, - Майкл спокойно просмотрел содержимое, - вот что ты должен сделать… Мне нужен секретный канал повышенной защищенности для передачи данных в этот квадрат.
Он показал на панель. Биркофф удивленно посмотрел на него.
- Шеф должен получить сведения как можно скорее. Но… ты слышишь меня? Он не должен догадаться, что это мы послали сведения. Шеф должен быть уверен, что сам получил их. Ты понял меня?…
- Почему, Майкл? – спросила Никита.
- Получив сведения от нас, Шеф может заподозрить Отдел в игре против них. Он может не проверить…
- Ты прав, Майкл, - Биркофф встал и направился к двери, - я займусь этим немедленно. Подготовь информацию, которую нужно передать…
Проводив его взглядом, Никита посмотрела на Майкла. Как она могла хоть секунду сомневаться в нем?


Исправлено автором 30 Июн 2003, 14:11
 

#2
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:

Какие точки времени наиболее судьбоносны? Кто и в какие моменты решает судьбы людей? Знать это не дано смертным, но как иногда хочется!
У Грега Хиленджера было много целей в жизни.
Но главную он осознал, только попав в отдел - надо выжить!
Выжить любыми средствами, и несмотря ни на что.
В отдельные моменты это было трудно. Вот сейчас, например. Надо было определиться.
Джордж явно не в духе, поэтому плохие вести могут принести с собой дыхание могилы, его, Грега могилы. Скрывать плохую информацию - тоже нельзя, это выплывет рано или поздно, причем скорее рано. Свалить все на Первый отдел - тоже мало хорошего, шеф уже предупредил, что компьютерный взлом - его головная боль.
Решение было в духе его сегодняшней работы:
Надо выполнить все указания шефа и как можно быстрее, но надо и подстраховаться, устроив утечку информации вовне - в Центр. А сделать это безопасно, не оставляя следов, достаточно просто для него - компьютерного гения.
Разбираясь с руководством, шеф оставит в покое Хилинджера - не та это цель, чтобы палить по ней из всех орудий. «Так и сделаем, - выработав тактику поведения, думал Грег. - Это позволит не попасть в мясорубку, и может быть, стимулирует смену начальства, что тоже неплохо».

Шеф получил необходимую информацию.
- Джордж, - он тихо рассмеялся, - Я так и думал.

Вынужденное бездействие не прошло даром – Шефу Первого отдела Полу Вульфу хотелось сразу всего – взять каждую невидимую нить интриги в свои руки, наказать виновных, показать свою компетентность всем – и руководству и подчиненным…. И еще почему-то хотелось закончить прерванное - все-таки съесть пирожные, испеченные руками Мэдлин.
Наверное, именно поэтому он был собран как никогда и как всегда бывало в дни особенной удачи – игрив. Все просто шло в руки: компьютер показывал, что из отдела связывались с группой куратора по несанкционированному каналу. Что группа Майкла выезжала в Турцию, и что официальные рапорты Первого были сухи и официальны, как и подобает рабочим материалам.
Активность Джорджа, наоборот, подтверждала наихудшие опасения – он не мог быть не замешан в похищении.
«Значит, первоначальные подозрения подтверждаются и можно немного побаловать себя,» - сказал мысленно Шеф. – Мэдлин, а чего тебе сейчас хотелось бы больше всего на свете?».
Можно было не опасаться, что она в ответ вообразит что-нибудь невозможное. Фантазии Мэдлин всегда были выполнимы, она не могла не сопоставить прихоть с вероятностью ее выполнения.
- Что ж, - потянулась она в кресле, - раз счет в нашу пользу, давай съездим в Диснейуорд, сходим в комнату ужасов.
Сначала Пол подумал, что она его разыгрывает. Но глядя на ее беззаботное выражение лица, он понял – игра в детские игры – это та разгрузка, которой им действительно не хватает.
- Мы будем есть сахарную вату и кататься на каруселях? - мягко улыбнулся он.
«Ага!» - прозвучало в ответ. И это простецкое словечко заставило его поверить окончательно в то, что она не шутила, что они избежали смертельной опасности, и что вместе они сделают все – даже то, что кажется невыполнимым в принципе.
………………………..
Думать надо было быстро. Варианты ситуации разворачивались в голове Майкла с той же скоростью, с какой проигрываются шахматные партии в хорошем компьютере.

Жизнь отдела не предполагала пауз. Группы уходили на задания, приходили с заданий. Компьютерщики постоянно возились со своим железом, аналитики – выискивали логические связи там, где их заподозрить было вовсе невозможно. В учебке шли тренировки новичков, а в медблоке залечивали раны тем, кому в этот раз повезло. Это было похоже на муравейник или улей с пчелами – тот же гул, суета, перемещения и тот же строгий смысл, та же нацеленность на общий результат.
Место оружейки – на перекрестке многих маршрутов отдела, может, поэтому здесь трудно сосредоточится. Все проходит перед глазами, все как на подмостках сцены, только успевай присматриваться и прислушиваться. Слово, брошенное одним из оперативников, задело чуткое ухо Вальтера: «Что-что он сказал?».
А разговор был обычным, ничуть не выбивающимся из текущих надобностей: «Эх, хорошо было бы подольше позаниматься на тренажере. Там, на задании, как всегда окажется, что данные разведки были неточны»
- Да ладно, справимся, не кисни…
Дальше Вальтер уже не слушал – «Вот оно!». Он думал, что все попытки подстегнуть память, тщетны, что мысль, всплывшая на секунду, уже не вынырнет из-под толщи воды.
Но слово было сказано, и он, бросив все дела, побежал разыскивать Никиту.
- Где ты носишься, егоза?, - запыхавшись спросил он, наконец обнаружив ее на 4-м уровне, в отделе наблюдения, – Пойдем отсюда, мне есть, что рассказать тебе.
Им пришлось еще несколько минуть поискать укромное место, где не было камер наблюдения, и где шум вентилятора не позволял осуществлять аудиоконтроль.
- Я вспомнил. Знаешь, что это все мне напомнило? - он был возбужден, как бывает возбужден мальчишка, узнавший страшную тайну, ну, например, что соседский Джон целуется в углу гаража с красоткой Сьюзен. – Давно, когда у нас не было таких тренажеров как сегодня, я помогал Эдриан и Джорджу делать компьютерную симуляцию для выработки тактических навыков сотрудников и параллельно для их проверки на лояльность. Преамбула программы состояла в том, что руководство отдела было похищено террористами. От того, как будут действовать оставшиеся оперативники, зависела их будущая судьба. И тогда лучше всех была пара Пол и Мэдлин. Они не только вызволили виртуальных руководителей, но и умудрились ничем не выдать проблемы отдела Центру. Это тебе ничего не напоминает?
Он немного помолчал, улыбнувшись воспоминаниям.
- Кстати, именно после этого карьера Пола пошла в гору.

- Пол, ты уверен, что нам можно здесь оставаться? Ведь по нашим маркировкам нас уже обнаружили не только наши, но и Джордж, - в ее голосе чувствовалась тревога. - Тебе не кажется, что нужно...
- Кажется, - перекрестимся, - послышался со стороны дверей голос Джорджа.
- Милости прошу, - отрекошетил Шеф.
В этот момент за силуэтом Джорджа возникли агенты Центра - это была плохая новость. Хороших новостей, как ни странно, не было.
- У меня есть основания полагать, что вы вступили в сговор с врагом, - продолжил Куратор.
- А почему ты не полагаешь этого о себе? - все так же спокойно парировал Шеф.
- Вы были похищены. Затем освобождены. Без повреждений. А у террористов каким-то образом появилась информация об Отделе. Как бы ты это объяснил, Пол?
- Объяснение на моем мониторе. Может, посмотришь? - он ехидно улыбнулся.
- На этом? - переспросил Джордж, указывая на стоящий на столе ноутбук. - Боюсь, он ничего не покажет!
С этими словами он выстрелил в портативный компьютер несколько раз.
Тот разлетелся вдребезги.
- Ты зря так спокоен, Пол. Отдел направлен по ложному вашему следу.
- Ты в этом уверен? - с улыбкой поинтересовалась Медлин.
- Абсолютно, - так же ответил ей Куратор.
- Заберите их, - обратился он к своей группе, затем добавил в адрес Шефа. - Ты зря так спокоен. Я ликвидирую добрую половину Отдела за пособничество вашему побегу! Увести!
Один из агентов быстро приблизился к Шефу, стоящему несколько поодаль от Медлин, и хотел надеть на него наручники, но Пол резко вывернулся - и оперативник оказался в лежачем положении.
- И чего ты этим добился? - поинтересовался Джордж, направляя свой пистолет на Шефа. - Я почему-то всегда думал, что ты намного умнее...
Послышался выстрел...
Стон...
Пол Вулф тихо соскользнул на пол. Медлин осталась стоять на прежнем месте.
- Ты с ним не попрощаешься? - ухмыльнулся Куратор.
- От выстрела в ногу еще никто не умирал, - продинамила женщина.
- Рад, что ты такая наблюдательная... А теперь, увести их!!!
Двое оперативников подняли Шефа и потащили к машине.
- Ты пойдешь сама? Или мне и тебе помочь? - засмеялся Джордж в адрес Медлин.
Та ответила самой холодной улыбкой, какая только нашлась у нее в арсенале и двинулась в сторону выхода. Джордж отступил в сторону, позволяя ей пройти. Затем последовал за ней. Последними вышли двое агентов, до того момента стоявшие на одной линии с женщиной.
На пороге здания стоял черный лимузин. Её посадили на заднее сиденье. Затем там же устроился Джордж. Двое агентов расположились впереди, еще двое - рядом с Куратором - пистолеты на готове защищать его.
- Едва ли в этом будет необходимость, - остановил он одного из агентов, собирающегося надеть на Медлин наручники.
- Но протокол...
- К черту протокол, - все так же невозмутимо и спокойно продолжил Джордж. - Сейчас она не представляет опасности.
- Где Пол? - прервала их женщина таким же спокойным голосом.
- В менее комфортабельном месте.
- Где?
- В багажнике, милая, - Джордж провел рукой по ее волосам и убрал локон с лица. - Боюсь, вы уже не увидитесь. Его ликвидируют по прибытии.
"Как будто раньше я этого не слышала", - печально подумала про себя Медлин...
-Отдел выяснит, что это твоих рук дело, - прошептала женщина.
- И что? Отдел скоро будет уничтожен. Мистер Джонс сам разрешит мне включить механизм саморазрушения, когда узнает, что Отдел сотрудничал с врагом.
- Тебе понадобится нечто большее, чем просто разрешение... Код, например.
- Ты не такая умная, Медлин, какой кажешься. Я ведь сказал, что по прибытии будет ликвидирован Пол...
- Я слышала. И я знаю, что ты имеешь в виду. Но что бы ты со мной ни сделал, я не скажу тебе комбинацию.
- Посмотрим.
Через неопределимое количество времени машина приблизилась к ...Центру?
Пожалуй, это можно было назвать Центром...
Джордж быстро вышел из машины и агенты последовали за ним, забирая из машины Медлин...
Через пять минут она оказалась в подобии Белой комнаты а-ля Центр. Пола здесь не было. Как не было и времени подумать о нем, потому что в помещение вошел мужчина в белом халате...

А в это время в Отделе...

Майкл, надев наушник, медленно кружил вокруг сидящего в центре главного зала Биркоффа. Несколько часов назад группа во главе с Никитой отправилась в то место, которое, судя по координатам, было убежищем Шефа и Медлин. Проводя инструктаж, Майкл особенно отмечал, что это нестандартная операция, на которую нужно отправить самых опытных игроков. Шеф умен, он не встретит их с распростертыми объятиями, если это будет угрожать безопасности Отдела. Все нужно было сделать так, чтобы «комар носа не подточил».
Накануне, перед самой оперативкой Никита устроила ему настоящий допрос с пристрастием. Она, разузнав про давнишнее тестирование персонала Отдела и выдвижение после него Шефа, бывшего тогда лучшим оперативником, вообразила, будто это тоже проверка. Интересно, кто посвятил ее в сведения пятого уровня? Майкл машинально обернулся в сторону Оружейки. Пришлось категорически заверить ее, что никто не собирается ликвидировать начальство руками Джорджа, что это очень плохая идея, и что, наоборот, в их интересах вернуть Шефа и Медлин, как можно скорее…
- Они на месте, - Биркофф повернулся к Майклу.
- Никита, - проговорил тот, - ты слышишь меня? Как обстановка? Докладывай…
- Майкл, мы на месте, - радиосвязь слегка искажала голос Никиты, - группы рассредоточились на подступах к дому. Сейчас выясняем обстановку…
- И что? – Майкл сложил руки на груди, потом посмотрела на Биркоффа, - проверь термостат…
Юноша пощелкал клавишами.
- Никита, кажется, там слишком людно. Ты что-нибудь видишь? У меня на мониторе целая толпа людей…
- Нет, все вокруг спокойно, - удивилась девушка, - странно… О, черт! Что там происходит?… Майкл, в доме началось движение, я слышала выстрел…
- Докладывай, - Майкл не выдавал своего волнения.
- Какие-то люди вынесли раненого человека. Ой, это Шеф!!! – быстро проговорила Никита. – А теперь ведут Медлин, она в наручниках. Рядом с ней… О-о-о, сам Куратор пожаловал… Ее посадили в лимузин, а Шефа засунули в багажник. Какой ужас!!! Их увозят, Майкл. Что нам делать?
Майкл на секунду задумался.
- Никита, нужно пометить машину, и проследить маршрут. И уходите оттуда, в доме уже нечего делать…
Он снял наушник и провожаемый взглядом Биркоффа медленно пошел в Поднебесье.
Никита достала пистолет и, зарядив в него капсулу с маячком, старательно прицелилась.
- Не задеть бы Шефа, - пробормотала она и выстрелила, - надеюсь, отъезжающий автомобиль чуть скомпенсирует скорость заряда.
Миниатюрное устройство беззвучно шмякнулось в районе багажника и приклеилось намертво.
- Включай его, Биркофф, маяк доставлен, - доложила девушка, - проверь…
Биркофф проследил за мерцающей точкой, которая медленно двинулась с места и ответил:
- Заработало! Они у меня на мониторе. Возвращайтесь…

Медлин внимательно посмотрела на вошедшего мужчину. Он неторопливо расставил рядом небольшие столики, разложил на них какие-то приспособления. Впрочем, какие было очевидно.
- Я умею терпеть боль, - улыбнулась женщина.
Незнакомец молча скользнул по ней взглядом и отвел глаза.
- Скажите, где Пол? Что с ним?
В ответ не раздалось ни звука.
- Он жив? Неужели мистер Джонс так быстро отдал приказ уничтожить нас? Мы ведь в Центре, - не сдавалась Медлин. – Почему бы вам не поговорить со мной?
Мужчина внимательно посмотрел ей в глаза, в глубине которых светился интерес.
- Послушайте, я не боюсь вас и ваших игрушек, вы ничего не добьетесь от меня. Но я хочу знать, что с Полом… - снова обратилась она к палачу.
Основательно укрепив ее запястья, он почти нежно дотронулся кончиками пальцев до ее подбородка и чуть приподнял ее лицо. На несколько секунд их взгляды пересеклись. Потом незнакомец слегка качнул головой в сторону камеры, расположенной под потолком, и, повернувшись к ней спиной, так чтобы наблюдатели ничего не заметили, произнес одними губами:
- Медлин, вы должны мне помочь.
Убедившись, что она внимательно следит за его мимикой, он продолжил говорить.
- Вы должны сделать вид, что вам очень больно.
- Что с Полом? – одними губами спросила она.
- Ничему не удивляйтесь, делайте вид, что сильно мучаетесь, а когда придет время, по моему сигналу вы скажете мне код.
- Что с Полом?
- Медлин вы поняли меня?
- Что с Полом?
- Ну, хорошо, - незнакомец немного переместился и занялся инструментами, один взгляд на которые леденил кровь. – С ним все нормально, рану перебинтовали, помощь оказали.
- Где он? – не сдавалась Медлин.
- Он рядом, в соседней камере. Вы меня поняли? Здесь ведется тонкая игра, не мешайте мистеру Джонсу.
- Да, я все поняла. Его тоже будут пытать? – в самой глубине ее глаз появился неведомый доселе страх.
Мужчина улыбнулся, впервые и одними лишь уголками губ.
- Нет, – ответил он и едва заметно подмигнул ей.
Внезапно свет в Белой комнате стал еще ярче, и откуда-то из под потолка раздался металлический голос:
- Начинайте…
Палач кивнул в камеру и, взяв скальпель, изящно провел им по щеке Медлин. На ее шею и блузку мгновенно закапала кровь, выдавленная им из кусочка губки, сжимаемого в руке. Со стороны это должно было выглядеть впечатляюще. Медлин, помня его наставления, старательно застонала…

Биркофф устало потер глаза, хотя ему было не привыкать не спать сутками. Впрочем, как и остальным. Временное затишье с миссиями позволило Вальтеру отвлечься от бесконечной выдачи боеприпасов и спокойно расположиться радом с другом.
- Д-а-а, ну и дела… - констатировал он, пододвигая к юноше чашку с кофе. – Пей, амиго, иначе заснешь… На моей памяти нечто такое уже было… Помнится тогда Шеф… правда он тогда вовсе не был Шефом…
- Вальтер, это сведения пятого уровня, - машинально поправил его Бирки, не отрывая глаз от монитора, на котором двигалась светящаяся точка.
Вообще-то, он все последнее время делал машинально. Машинально брал чашку с кофе, машинально пил, машинально ставил обратно, машинально откатывался назад, чтобы взять синхронизатор данных, машинально говорил… Все это он делал не отрываясь от экрана.
- Биркофф, ты слышишь меня? – снова позвал его Вальтер.
- Слышу, - ответил юноша и мельком взглянул на друга, снова переведя взгляд на экран, - я тебя слышу, Вальтер…
- Интересно, чем все это закончится?
- Что?
- Ну, этот побег-похищение… Что если нас ликвидируют? - Вальтер сам не знал, зачем он это говорит. – Не думал, что Шеф и Медлин могут быть такими безрассудными…
Внезапно, на одном из мониторов картинка резко изменилась, и интерфейс Отдела сменился карикатурой, изображением Биркоффа, улетающего от чьего-то пинка. Компьютер пропищал «хи-хи» и голосом Грега Хиллинджера произнес:
- Привет, Сеймур… Готовься катапультироваться…
- Хиллинджер, немедленно освободи канал, - задохнулся от возмущения Биркофф, - ты мешаешь мне работать.
- Ладно-ладно, ковбой, я ухожу, - голос, льющийся из динамиков, был уже скорее примирительным, - это была шутка, но ты ведь знаешь, что в каждой шутке есть доля правды…
Выплюнув последние слова, компьютер щелкнул и замолчал, карикатура исчезла.
- Вот мерзавец, - констатировал Вальтер, - как шакал, появляется там, где пахнет жареным. Не расстраивайся, амиго…
Биркофф вздохнул.
- Я в порядке, только боюсь, он прав… Мы одной ногой в могиле…
- Ну что ты? – стал горячо убеждать его оружейник, - выше голову, мы справимся. Ты же знаешь, нас не так просто взять…
В ту же секунду мерцающая точка на экране остановилась. Биркофф определил координаты и вызвал Майкла.
- Майкл, слышишь меня?
- Да.
- Они в Центре… Только что прибыли туда. Что делать теперь?
После этого на несколько секунд воцарилось молчание, Майкл обдумывал их положение и дальнейшие действия.
- Биркофф, а где Никита? – неожиданно спросил он.
Юноша, покосившись на сидящего рядом Вальтера, заглянул в компьютер и ответил:
- Она спит в комнате отдыха.
- Хорошо. Подготовь часть шифрованных документов, которые мы нашли в компьютере Куратора, к отправке в Центр, снабди их пояснениями и поднимись ко мне…
- Ясно, сейчас сделаю. Никиты разбудить?
- Я сам…
- Майкл, ты считаешь, мы поступаем правильно? – осторожно переспросил Биркофф, - с Центром…
- У нас нет выбора. Раз Куратор в Центре, нужно его опередить. Если мы опоздаем, то проиграем…

Небольшая комната в сердце Центра очень напоминала сейф. Каждый звук глох в ней, утопая в звуконепроницаемых стенах, пол был устлан мягким ковром, рассеянный свет делал все предметы сумрачными и странными. Куратор вместе с человеком, которого очень немногие знали, как мистера Джонса, сидели в мягких креслах и смотрели на огромный экран, расположенный у стены.
- А она хорошо держится, - безликим голосом произнес Джонс, - этот добрый ангел Первого Отдела, если так конечно можно выразиться по отношению к главному стратегу военной организации.
Куратор не отрывал взгляда от происходящего в Белой комнате. После очередной манипуляции палача, Медлин уронила голову на грудь, не издав ни звука. Все вокруг напоминало бойню, кровь на одежде жертвы, кровь на перчатках палача, окровавленные хирургические инструменты… Джордж содрогнулся от мысли, что сам бы он не выдержал и четверти страданий, причиненных этой мужественной женщине.
- Сэр, - повернувши к камере бесстрастное лицо, палач обратился к Джонсу, - она потеряла сознание. Прикажете привести ее в чувство и продолжать?
Джонс внимательно посмотрел на Джорджа и ответил:
- Просто приведите в чувство.
Потом медленно спросил у Куратора:
- Джордж, что вы имеете против Первого? Какова ваша конечная цель? И советую хорошо подумать, прежде чем вы ответите, ибо мне известно очень многое. От вашего ответа, от степени его правдивости, зависит ваше будущее. И даже жизнь.
Ворох мыслей пронесся в кураторской голове. Что ему известно? Может меня предали? Хиллинджер? Или Майкл успел передать свои аргументы?
В это время Медлин медленно подняла голову и ее глаза, направленные на камеру, засветились, как показалось Джорджу, яростью и презрением. Или не показалось?

Убрав ее влажный локон со лба, палач наклонился к женщине и тихо прошептал:
- Отлично, Медлин. Немного побольше изможденности на лице, вас ведь пытают, не сверлите камеру взглядом. Люди, находящиеся в том состоянии, в каком вы сейчас должны бы находиться, не смотрят с такой яростью, им не хватает для этого сил. Впрочем, вы сами это знаете. Ну, давайте же, побольше жалости, можно немного слез по щекам…
И отойдя на шаг назад, он оценил результат, слегка улыбнувшись и подмигнув ей.
- Еще совсем немного, - мужчина снова наклонился и сделал вид, что поправляет крепления на запястьях, - скоро все закончится. Кстати, у меня почти не осталось краски, чтобы поливать вас. И еще, меня зовут Энтони…
Уловив момент, когда он закрыл ее от камеры, Медлин улыбнулась.
- Надеюсь, вам не придется воспользоваться моей кровью… Вообще-то, мне уже даже интересно, чем все это закончится…
- Не сомневайтесь, вы будете сильно удивлены, - ответил он и повернулся к черному глазку на стене. – Сэр, мне продолжать?…

- Итак, Джордж, - Джонс повернулся к собеседнику лицом, - что вы имеете против Первого Отдела? Я хотел бы это знать… Не вижу необходимости продолжать экзекуцию, но если вы мне поясните ваши требования, то может быть я прикажу продолжать…
Вдохнув полной грудью свежий, хорошо кондиционированный воздух Куратор приготовился ответино, но голова закружилась от нахлынувших чувств и сомнений. Казалось бы, вот он - звездный час! Еще немного и ненавистный враг будет повержен… Но, с Джонсом никогда не было все так просто, а значит, следовало еще раз отмерить, прежде, чем рубить.
Внимательно посмотрев на человека в окровавленном халате, бесстрастно застывшего в ожидании команды и на Медлин, которая устало закрыла глаза и откинула назад голову в ожидании приговора, Джордж еще раз прокрутил в памяти приготовленные обвинения.
- Они за последние несколько суток нарушили четыре протокола, положенные к неукоснительному исполнению. Первый Отдел подлежит безусловной ликвидации на основании утраты руководства, измены и рассекречивания. Пол, вместе со своим заместителем покинули боевой пост, тем самым, поставив под угрозу безопасность всей Организации. В Отделе у них наверняка найдутся защитники, способные сильно осложнить его дальнейшее существование, а значит, все оперативники старше первого уровня должны быть уничтожены, остальные переведены в другие подразделения в соответствии с «черной директивой», утвержденной вами, мистер Джонс.
- Я это знаю… - на секунду задумался тот. – Вы уверены, куратор, что необходимы настолько крутые меры? Восстановить практически уничтоженный Отдел быстро не получится…
Джордж слегка поежился, будто его со всех сторон окружил ледяной сквозняк, начальник был слишком спокоен для такой нестандартной ситуации. Что-то было не так. Или ему просто так показалось?
- Вы сами утвердили инструкции на подобный случай, - возразил он.
- Пожалуй… - Джонс повернулся к экрану, - жаль, она была отличным стратегом… Мне будет не хватать ее принципиальности…
Услышав последние слова, Куратор мысленно возликовал. Наконец-то он победил! Наконец-то его усилия увенчаются успехом.
- Джордж, - Джонс внезапно изменил тон, резко обернувшись и, конечно, успев заметить на лице собеседника явные признаки ликования, - что вы лично имеете против Первого Отдела? Лично… Есть такая причина, из-за которой вы хотели бы смерти Пола и Медлин?
- Конечно, нет, мистер Джонс, - Куратора было уже не остановить. – Сведение счетов? Нет, ничего личного…
- Ну, хорошо… - Джонс замолчал, что-то обдумывая, потом повернулся к экрану и приказал. – Продолжайте… Она должна сказать код. Будет упорствовать - примените крайние меры.
Медлин хорошо слышала приказ, прозвучавший над ее головой. И совсем не удивилась ему. Она уже почти понимала, что происходит, уловив смысл игры, затеянной Джонсом. Улыбнувшись, женщина с вызовом посмотрела в камеру и демонстративно отвернулась, успев заметить усмешку на лице ее странного друга-палача. Он подмигнул ей и, приблизившись чтобы произвести над несчастной очередные манипуляции, шепнул:
- Через пару минут приведут Пола, крайние меры – это он. Сделайте вид, что сильно испугались, и скажите мне код. Верьте, все будет не так, как кажется…
Медлин, старательно демонстрируя страдания, через силу кивнула.

Такой злобы от бессилия и унижения Полу Вульфу – шефу Первого Отдела, не приходилось испытывать давно – еще со времен вьетнамского плена. Боль, терзающая простреленную ногу, была пустяком по сравнению с черным туманом, заволакивающим душу. Скрюченный на дне багажника автомобиля он судорожно пытался осознать, где был допущен прокол, как он мог не доглядеть что-то важное. Он мог бы сейчас разнести в клочья целую бригаду террористов, но скованные руки и начинающая неметь нога давали понять, что это только выброшенный в кровь адреналин. Мало того, мысль, что его благодушество и самоуспокоенность поставили под угрозу жизнь Мэдлин, заставляла еще больше сжимать зубы и думать, думать, думать…..
«Что такое?» - багажник явно вздрогнул в диссонанс мягкому движению автомобиля, и до слуха шефа донеслось: - «Шлеп!» Этот звук не был похоже ни на что другое, …….кроме …… кроме маячка слежения.
Слабый отголосок, символизирующий поддержку и обещание помощи – вот что услышал Пол в мягко-резиновом шлепке. Мысли его тут же настроились на деловой лад: «Кто, кроме Майкла посмеет следить за всесильным куратором? Значит, он держит ситуацию под контролем. Первый отдел будет в курсе наших перемещений. Джордж не выиграет этой партии, скорее свернет шею.»
Можно было выстроить еще несколько вариантов поведения, там, в том месте, куда их привезут, но теперь для него это стало неважным. Он решил сэкономить силы и даже немного задремал в такт ходу автомобиля.
Сон был не настоящим: коротким, прозрачным, ни на минуту не дающим повода усомниться, в том, что он – всего лишь сон. Ему приснилось, что на заднем дворе его несуществующего дома играют два мальчика – два его сына – Стивен и Майкл. А он – Пол Вульф, обычный человек и гражданин, занятый обычной, немного скучной работой просто стоит, замерев в дверном проеме, и смотрит на эту незатейливую детскую возню.
Пробуждение не было приятным. Едва заметный толчок, резкий свет открытого багажника и руки, которые вытащили его из тесного пространства. Вернувшись в действительность, Пол вдруг испытал странное опустошение, сон выглядел совсем, как жизнь. А тут еще снова заныла рана, успокоившаяся было без движения, однако, от неделикатного обращения тут же напомнившая о себе. И Медлин нигде не было видно. Где она?...
Оглядевшись вокруг, Шеф понял, что находится в Центре и, оценив это обстоятельство, немного пал духом.
Как ни крути, приходилось признать, что счет был не в их пользу. Раз Джордж решился привезти пленников к Джонсу, значит он предусмотрел для себя нужное прикрытие. Похоже, Куратор опередил Майкла в борьбе за внимание начальства. И тот уже ничего не сможет сделать. Ну, не нападать же на главную опору человечества, чтобы освободить собственное руководство...
Все эти мысли волчком крутились в голове, пока не очень бережные руки вели Шефа в камеру, очень, кстати, похожую на камеры Отдела.
- Д-а-а, отличная веха в карьере, - подумалось вдруг ему, когда Пола оставили одного. - Где Медлин? Что с ней? Неужели они больше не увидятся?...
Но никто не сказал ему, что женщина, за которую он так беспокоится, на встречу с которой так надеется, находится очень-очень близко от него...

А в это время в Отделе…

- Майкл? - послышался тихий голос Никиты после того, как тот провел рукой по ее волосам.
- Я не собиралась спать... Просто... - она зевнула. - Просто отключилась в тот же момент, когда дотронулась головой до подушки…
- Ты ничего важного не пропустила, - спокойно изрек Майкл.
- Мы что-то нашли?
- Да, - кивнул Майкл. - Их координаты. По маячку, который ты установила...
- И где они?
- Там, куда всегда хотели попасть. Только не в такой ситуации...
- Майкл, они в Центре? Джордж отвез их туда? Значит...
- Значит, он, действительно, уверен в своих силах.
- А мы?
- Мы тоже уверены. В своих. Биркоф уже подготовил к отправке часть документов. Джордж их не откроет - необходим генокод Джонса.
- Нам остается... - девушка снова зевнула. - Отослать их.
- Майкл, - послышался голос Биркофа через интерком. - Теперь я точно ничего не понимаю!
- Маяк. Его, очевидно, нашли!
- Почему...
- Его сигнал пропал!
- Отсылай данные, - вмешался Майкл. - У нас мало времени.
- Отослал минуту назад.
- Отлично, - Майкл направился к выходу из комнаты отдыха. - Никита, ты идешь?
Та резко подхватилась и поторопилась его догнать:
- Что теперь?
- Группа сейчас рядом. Но нужно подождать - мы ведь не можем напасть на Центр...
- Интересно, как они...- пространно произнесла Никита.

Все, что увидел Шеф, когда его завели в соседствующую с его камерой - это кровь. На полу. На некогда белом халате высокого мужчины, стоящего в стороне... И на ней...
Все, что сейчас чувствовал Пол, было страхом. За нее...
Чувство боли уже не волновало, равно как и камера под потолком, благодаря которой за клеткой следили пристальные глаза Куратора и Джонса...
Он рванулся к ней... Излишне говорить, что никто не дал ему этого сделать - сильный удар в живот заставил того согнуться чуть ли не пополам. Затем еще один удар - по спине. И еще один. И еще. И голос стоящего в стороне мужчины, но обращенный не к Полу Вулфу, а к сидящей в кресле Медлин:
- Код!!!
Она подняла глаза и пристально посмотрела на извивающегося на полу мужчину, Затем ее взгляд, полный ненависти, устремился на камеру. Потом - в потолок.
- Код! - так же настойчиво, но спокойно повторил Энтони.
Женщина молчала.
- Убейте его, - бросил он в сторону агентов, стоящих возле Шефа.
Один из них быстро достал пистолет и навел прицел.
- Не надо, - тихо прошептала Медлин, изображая усилия при каждом звуке. - Я скажу.
Она понимала, что, может быть, тот час подписала себе смертный приговор, что, возможно, все происходящее - обман, что Джонс может играть как в одну, так и в другую сторону. Но ничего не смогла с собой поделать. Медлин в какой-то миг страшно испугалась того, что может произойти, не ответь она согласием. Перед глазами промелькнули картинки, совсем, как в замедленной съемке: выстрел, из дула вырывается яркое пламя, белая ткань рубашки, местами порванная, грязная окрашивается красным, Пол рывком приподнимается и, замерев на мгновение, падает на грязный пол камеры. И ничего уже нельзя возвратить, нельзя повернуть время вспять, нельзя сделать иной ход, сыграть по-другому. Уже настоящее страдание исказило ее лицо, непритворные судороги свели скованные руки, а из глаз покатились совсем не комедиантские слезы, и, не отрывая взгляда от лежащего Пола, она громко, так чтобы услышали все, кто сейчас следил за ней, произнесла, медленно проговаривая слова:
- Сигма, пятнадцать, двадцать пять, тильда, шестьдесят шесть,…
- Медлин, не надо, не говори им… - Шеф с усилием приподнялся и почти прокричал, прерывая ее. – Не надо, они убьют тебя…
Безжалостная рука охранника немедленно прервала его возглас.
- … двенадцать, сигма, тысяча пятьдесят семь, бета, омега, двести пятьдесят шесть, двенадцать, зет, тильда, тысяча тридцать пять… Почтальон приходит в полночь… - выдохнула Медлин, потом поморщилась и добавила. – Код подразумевает полное уничтожение Первого Отдела, включая базы и подстанции, с последующей кремацией объектов.
Произнеся все это, она еще раз взглянула в камеру и медленно опустила голову. В белой комнате наступила тишина, казалось, что никто не может, или не хочет, даже сдвинуться с места, потрясенные произошедшим. Жалобно звякнули затворы, удерживающие ее запястья, но Медлин продолжала сидеть, закрыв глаза, потом металлически скрипнула дверь, охранники и палач вышли, оставив пленников вдвоем…

Джонс взял из большой коробки марочную гаванскую сигару и, отрезав кончик, с наслаждением раскурил ее.
- Ну, Джордж, - с живейшим интересом произнес он, - что теперь? Вы добились желаемого, что дальше?
- Мистер Джонс, - Куратор был явно обескуражен, не зная радоваться случившемуся или огорчаться. Он инстинктивно чувствовал, что начальник симпатизирует Медлин. – Я действовал в соответствии с протоколами. И теперь намерен, разумеется, с вашей санкции, ликвидировать этот очаг неповиновения.
- Неповиновения? – мгновенно, как опытный спортсмен, перехватил мяч Джонс. – Разве речь шла про неповиновение? Первый Отдел отказывается подчиняться?
- Руководство Первого… - не дрогнул Куратор. – Посмотрите, даже сейчас они ведут себя, как «сиамские близнецы», только вместе, только вдвоем, один без другой никуда… Да они ради друг друга пойдут на все…
Большой плоский кран старательно транслировал, как Медлин, с усилием поднявшись из металлического кресла, приблизилась к лежащему Полу, опустилась перед ним на колени. Бережно приподняв его, она попыталась, не причиняя ему боль, обнять, прижать его к себе. Так они и сидели, вместе, обнявшись, чуть раскачиваясь по сторонам, что-то шепча друг другу. Казалось, что им наплевать на все, что происходило вокруг.
- М-да, - Джонс покачал головой, - пожалуй, здесь есть, о чем задуматься. Хорошо, я дам санкцию на ликвидацию Первого. Но проведете ее вы лично, Джордж. Это понятно? Скажем, через двенадцать часов…
Куратор снова почувствовал холодок нехорошего предчувствия, пробежавший по спине. Сладкий дым начальственной сигары показался ему тошнотворным и приторным.
- Но, я могу провести ее немедленно, - попытался он возразить.
- Джордж, я хочу, чтобы вы это сделали через двенадцать часов, - начальник был неумолим, его лицо приобрело жесткость.
- А они? – спросил Джордж, кивнув на экран.
- С ними разберутся, - Джонс отвернулся, показывая, что аудиенция закончена, - идите, Джордж.
Как только за Куратором закрылась дверь, интерком ожил и, приятный женский голос произнес:
- Сэр, полчаса назад поступило донесение из Первого, зашифровано генокодом.
- Расшифровала?
- Да.
- Выведи на мой монитор… - Джонс потушил сигару и внимательно просмотрел содержимое всех писем, украденных из компьютера Джорджа. – Отличная работа, я именно так и предполагал, после первого послания. Мишель, распорядись перевести из камеры Медлин и Пола, пусть их приведут в порядок и хорошо накормят, скоро они мне понадобятся. Через час я хочу с ними поговорить…

В это же самое время…

Первый Отдел не был похож на самого себя. Такой тишины и покоя не помнили даже старожилы. Майкл, Никита, Биркофф, Вальтер сидели прямо в главном зале, удобно расположившись у компьютеров. Из пищеблока им доставили горячий кофе, сдобу, на мониторах мелькала вся информация, доступная в этот час, остальная группа была отпущена отдыхать. Может, на других уровнях и была какая-то активность, но здесь, в главном зале, стояли тишина и спокойствие, нарушаемые лишь редкими фразами друзей по несчастью.
- Майкл, - спросила Никита и, покрутив в руках свежую булочку, откусила, запив теплым кофе, - ты когда-нибудь был в Центре?
- Да, - ответил ей Майкл, занятый прокручиванием последних операций.
- Когда? – она чуть придвинулась к нему и заглянула в экран. – Где он находится? Как выглядит?
- Никита, - отвлекся Майкл, чуть улыбнувшись, - во-первых, ты задаешь слишком много вопросов, во-вторых, это информация пятого уровня. Тебе знать не положено…
- Вот так всегда, - обиделась девушка, оттолкнув свое кресло в сторону, - как отдел спасать, так достаточно полномочий, а как утолить мое любопытство, так не доросла еще…
Но далеко переместиться ей не удалось. Майкл ловким движением дотянулся до спинки ее транспортного средства и уверенно притянул его назад и, преодолев сопротивление, заставил девушку остаться рядом.
- Ну, ладно, ладно, большая уже, - миролюбиво улыбнулся он, - посмотри лучше, как интересно…
- Что? – Никита помимо своего желания, чувствовала себя рядом с Майклом замечательно.
- Да, вот этот перевод из кураторского отделения. Смотри, прямо в Центр. Биркофф, сможешь расшифровать?
Биркофф повернулся и внимательно просмотрел информацию.
- Да. Проще простого. Майкл, ты снова подключился к кураторскому компьютеру? Тебя засекут.
- Ну и что? Пусть… - Майкл медленно потянул затекшие мышцы. – Нам теперь все равно терять нечего. Пусть понервничают…
- Майкл, - подал голос Вальтер, - ты думаешь, нам поверят? Кстати, что нам делать, если нам не поверят?
Никита внимательно посмотрела на удрученного оружейника и ободрительно похлопала его по плечу.
- Да, сладкая моя. Я волнуюсь… Я прожил долгую жизнь, меня не очень волнует ликвидация. Но ты… ты не должна умирать, ты молода, красива… - он повернулся и взял девушку за руку. – Ты должна жить…
- Спасибо, Вальтер, - Никита почувствовала, как глаза наполняются слезами, - но я не согласна насчет тебя… Никто из нас не заслуживает ликвидации.
И в зале снова повисло удрученное молчание, прерываемое лишь стрекотанием компьютеров, да шорохом кондиционера.
- Майкл, смотри, похоже, у нас проблема, - нарушил молчание Биркофф
- Что случилось? – спросил Майкл, не отрываясь от содержимого компьютера Куратора.
- У нас есть заражение брюшным тифом, - констатировал юноша.
- Ты шутишь?
- Нет, эти кретины из биологического сектора, услышав про карантин, ввели нашим мнимым больным сыворотку, - в голосе Бирки чувствовалась истерика, - и теперь вирус выявлен у всех пятерых. Я заблокировал карантинный отсек вместе с персоналом и авторами этой идеи, пусть теперь ликвидируют инфекцию сами…
- Правильно, - казалось, что Майкла совсем не заинтересовало это происшествие. – смотрите, кто-то раньше нас отправил в Центр сообщение о художествах Куратора…
Удивленные Вальтер, Никита, Биркофф, бросив свои клавиатуры, сгрудились вокруг него.
- Что это значит? Кто это мог сделать? Чем это нам грозит? – вопросы посыпались одновременно.
- Если бы я мог знать… - разом ответил всем Майкл…
И оглядев сразу приунывших друзей, продолжил:
- Это может быть как хорошим, так и плохим знаком. К сожалению, мы уже никак не можем повлиять на происходящее. Нужно только ждать.
- Майкл! – в сердцах воскликнула Никита. – Как ты можешь быть таким спокойным! Нужно что-то делать! Обязательно нужно что-то придумать. В конце концов, связаться с мистером Джонсом напрямую…
- Мы упустили время, когда можно было влиять на ситуацию. Я недооценил расторопность Центра и не допустил возможности гораздо более серьезной игры, чем все представлялось сначала. Они могут проверять Джорджа, проверять Шефа с Медлин, проверять Отдел, наконец. И теперь, пожалуй, мы - разменная монета между Джонсом и Куратором. Причем, как поступит Джонс, известно лишь ему одному. Единственное, что, безусловно, говорит в нашу пользу, это то, что для Организации невозможно безболезненно ликвидировать целый Отдел. Это сильно снизит показатели, а остальные Отделы захлебнутся в операциях. К тому же, чтобы запустить процедуру ликвидации Отдела, нужно знать суперсекретный ликвидационный код.
- Ты его знаешь? – Никита задумчиво вертела в руках пустую чашку из-под кофе.
- Нет, – ответил Майкл, - этой информацией обладают только Шеф и Медлин.
- А Куратор или мистер Джонс?
- Только Шеф Отдела и его заместитель, больше никто, - продолжил за Майкла Биркофф, обратив на себя всеобщее внимание. - Наверное, это сделано специально, чтобы Отделы получили некую самостоятельность в решениях, гарантию безопасности, если так можно выразиться. Впрочем, мне почти ничего об этом неизвестно.
- Значит, теперь все зависит от Шефа и Медлин? – настаивала девушка. – Если они скажут Джорджу код, он сможет ликвидировать Отдел? Интересно, что с ними? Я видела, что Шеф ранен… а Медлин вели в наручниках… Майкл, нужно что-то делать, нельзя бросать их…
Майкл, скрывая улыбку, внимательно посмотрел на нее. Даже в такой ситуации Никита оставалась верна себе. Спасать Шефа и Медлин! Если бы еще знать, как…
- Ты права, Никита, что-то делать нужно, - он постучал по клавишам. – Биркофф, отошли это группам в Либерию. Передай Девенпорту, что, им скоро понадобится эта информация, и пусть остаются под прикрытием до особого распоряжения. Разошли по оперативным базам красный код, пусть оперативники срочно покинут свои основные базы… Короче говоря, пусть срочно уходят из своих квартир в специально подготовленные укрытия. Большинству это спасет жизнь, по крайней мере, на какое-то время… А дальше, когда ситуация станет более ясной, мы сможет вернуть их назад…
- А что будет с нами? – спросила Никита, стараясь не смотреть на друзей.
- Ты хочешь услышать правду?
- Да.
- Нас не пощадят, - Майкл сделал паузу, добиваясь полного внимания. – Поэтому я хочу, чтобы вы меня выслушали спокойно. Я хочу, чтобы вы сейчас покинули Отдел. Не перебивай, Никита… Вернитесь на свои резервные базы и ждите моего звонка. Если все пойдет по наихудшему сценарию, я отменю ваши маркировки. И вас не найдут…
Он замолчал, и в зале на несколько секунд наступила тишина.
- А ты? - решилась прервать тягучую паузу Никита.
- А я останусь… Пойми, Никита, это единственная возможность. Маркировки можно отменить лишь отсюда, иначе вас найдут…
- Нет, я останусь…
- Никита…
- Я останусь, - девушка резко поднялась и нервно зашагала по небольшому пятачку компьютерного центра. - Господи, Майкл, неужели тебе нужно снова и снова объяснять… Я не уйду без тебя, мне нечего делать на свободе без тебя…
- Никита… не спорь…
- Нет… я остаюсь…
- Да, Майкл, - решился вставить слово Вальтер, - ты сделал странное предложение. Может быть, некоторое время назад я бы и согласился. Но теперь… я тоже остаюсь… Биркофф, а ты что думаешь?
- Без меня вы не сможете заблокировать систему, снять маркировки, и вообще, не люблю бросать друзей в беде… - порывисто проговорил юноша и отвернулся к своему монитору
Признавая поражение, Майкл только покачал головой.
- Ну, раз вы так решили, то давайте работать… Биркофф, проверь оболочку Отдела, потом проанализируй эти данные из компьютера Куратора… Вальтер, возьми на себя группы… Никита, проследи, чтобы все были предупреждены о красном коде и помогай Вальтеру…
- А ты? – Никита подошла к сидящему Майкла сзади и, погладив плечи, обняла его за шею.
- Я пойду в Поднебесье и попробую связаться с мистером Джонсом… Надеюсь, что это даст какие-то результаты…

 

#3
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: …
Мистер Джонс, руководитель всей секретной организации, немалой частью которой был Первый Отдел, обладал удивительным свойством находиться в нескольких местах одновременно. Когда большинство допущенных к его персоне сотрудников полагало, что он у себя в кабинете, это могло быть совсем не так. Никто из них, этих проверенных посвященных в святая святых мировой безопасности, не мог дать гарантию, что в данный момент не находится под пристальным его наблюдением. В Центре даже ходили слухи, что Джонс обладает сверхъестественными способностями и может быть одновременно везде. Конечно, это были лишь слухи, тщательно скрываемые и осторожные. Но факт оставался фактом, Джонс действительно мог быть одновременно в нескольких местах.
Вот и сейчас, занимая кресло в своем кабинете, он присутствовал, хоть и незримо, в помещении, куда около часа назад поместили Пола и Медлин.
- Мишель, - негромко позвал мистер Джонс, нажав небольшую клавишу на поверхности стола.
- Сэр? – немедленно послышался ответ.
- Джордж покинул Центр?
- Да, сорок минут назад. Его самолет взял курс на Париж.
Джонс машинально покрутил в руках небольшой пульт, потом изменил ракурс голографического изображения, немного приблизив лицо Медлин, усталое и бледное, с темными синяками под глазами.
- Она очень мужественная девочка, - пробормотал он себе под нос, - все правильно поняла, сыграла так, как нужно. Как же с ними поступить?… В этом мире так мало честных и преданных подчиненных…
- Сэр, что-то еще? – в тишине голос Мишель прозвучал резко.
- Доложи мне, когда Куратор отправится в Первый. Я хочу это знать сразу…
- Хорошо... Мистер Джонс, пару минут назад, минуя протоколы, с Центром соединился Первый Отдел… Я приказала заблокировать сигнал…
Джонс задумался. Кажется, затеянная им игра начинала выходить из-под контроля, начинала существовать самостоятельно, жить своей жизнью. Сотрудники Отделов принимали на себя руководство, руководители игнорировали протоколы безопасности. Вот и теперь, Первый Отдел явно игнорировал все ранее установленные директивы, ведь напрямую связываться с Центром было категорически запрещено всем без исключения. Зато, как интересно в этой игре проявлялись личные качества участников. Теперь сразу стало ясно, кто умеет бороться по-настоящему, а кто сразу теряет силу духа…
- Нет, соедини меня с Первым, - внезапно он принял решение.
- Но сэр, это запрещено инструкциями.
- Соедини… По двадцатому протоколом …
- Слушаюсь, сэр… - ответила Мишель и мгновенно отсоединилась.
Через несколько секунд связь возобновилась.
- Сэр? – в тишине раздался голос Майкла.
- Господин Саммюэль, вы понимаете, что своими действиями ставите под удар не только собственную жизнь? – довольно язвительно спросил Джонс. - Вы понимаете, с кем вы сейчас говорите?
- Естественно, сэр.
- И что вы от меня хотите? К чему эта авантюра с нарушениями протоколов?
- Сэр, мы выяснили наверняка, что Куратором спланирована и почти осуществлена ликвидация Первого Отдела. Для этого он воспользовался связями с врагом. Наше руководство захвачено им насильно и увезено в неизвестном направлении… - Майкл намерено не стал упоминать, что знает, где находятся Пол и Медлин.
- А вы в курсе, куда увезено ваше начальство? – Джонс мысленно представил себе, каково сейчас Майклу, и усмехнулся.
- Да, сэр…
- Тогда вы должны отдавать себе отчет, что очень сильно рискуете…
- Да, сэр… Я отдаю себе в этом отчет. Но, у меня нет другого средства повлиять на ситуацию…
- А вы хотите повлиять на нее? Вы хотите сохранить жизнь себе и свои друзьям? Или стимулировать свою карьеру? Вы хотите стать спасителем Первого Отдела?
Майкл помолчал, обдумывая свой ответ.
- Сэр, я хочу добиться справедливости… - медленно, уже не надеясь на успех своей миссии, произнес он.
- Сильно сказано, - парировал Джонс, - и в чем же она заключается?
- В том, что Первый Отдел не заслужил ликвидации. Это личная прихоть Куратора, который не остановился даже перед предательством. Ни Шеф, ни Медлин не виноваты в сложившемся положении, как не виноваты и сотрудники Первого. Мы сделали все, чтобы обеспечить высококачественную работу организации, и будем продолжать работать с теми же показателями…
- А если вы ошибаетесь? Насчет Куратора…
- Нет, я не ошибаюсь.
- Это уже не важно, господин Саммюэль. Хотя, ваш порыв, в какой-то мере, похвален, - Джонс стал вдруг серьезен, - но, поддавшись ему, вы поставили себя в сложное положение…
- Сэр… - попытался возразить Майкл.
- Решение по Первому Отделу уже принято, - отрезал его начальственный собеседник. – Впрочем, мне не хотелось бы разочароваться в вас, Майкл Саммюэль…
И нажав на невидимую клавишу, Джонс прервал связь… Эти молодые оперативники поразительно предприимчивы, подумалось ему. Впрочем, пора было заняться Полом и Медлин. Разговор с ними мог многое разъяснить…

Небольшая комната, куда сразу после распоряжения перевели пленников, была довольно светлой и уютной. Огромные, во всю стену, окна расширяли пространство, простая мебель позволяла, при желании, и сидеть, и лежать. Медсестра, появившаяся совершенно бесшумно, сделала необходимые процедуры и перевязки, а такой же неразговорчивый охранник принес чистую одежду, причем ее размер был именно тем, какой нужен, что совершенно не удивило Медлин. Приведя себя в порядок, она переоделась и помогла сделать то же самое Полу, который со своей раненой ногой чувствовал себя довольно беспомощно.
Через некоторое время еще две незаметные тени мягко скользнули мимо них, и на низком столике появились еда, минеральная вода и горячий кофейник.
- Ты уверена, что это можно есть? – Пол вполне оправился от неприятных впечатлений, но на пищу смотрел с явным сомнением. – Все же ситуация очень странная.
- Я сама не совсем понимаю все происходящее, - Медлин покачала головой, - но факты – вещь упрямая. Я притворялась и палач тоже. Причем, он сам просил меня это делать, ссылаясь на самого Джонса.
- Медлин, а что ты знаешь про Джонса? - Шеф все же решился выпить воды и взял со стола небольшую булочку. – Тебе что-нибудь налить?
Женщина кивнула.
- Немного кофе… Знаешь, я все таки склоняюсь верить своей интуиции. Зачем было затевать этот спектакль с мнимыми пытками, чтобы потом просто нас ликвидировать? Нет, тут что-то другое… какая-то игра, в которой мы стали рядовыми пешками…
Тяжелая металлическая дверь медленно распахнулась, пропустив в комнату довольно пожилого человека, которого посвященные знали, как мистера Джонса. Он медленно вошел и, не спеша, сел в одно из кресел.
- Филипп? – удивленный Пол попытался приподняться, но был остановлен Джонсом.
- Сиди, Пол, сиди… - начальник смотрел на этих двоих с явным интересом. – Медлин, ты хорошо выглядишь.
Медлин молча кивнула.
- Ты находишься очень близко к истине, дорогая… - произнес Джонс, понимая, что должен хоть как-то объяснить произошедшее. – Последние полгода, при довольно сносной работе отделов, в организации накопилась усталость, если так можно выразиться. Как у металла. Причем, она гораздо более серьезна у руководящих кадров, чем у рядовых. Очень многие события последних дней спровоцированы по моему приказу, хотя что-то оказалось мне не подконтрольно. Тебе не трудно налить мне кофе, Медлин?…
Подождав пока она нальет все еще горячий напиток в миниатюрную чашечку, Филипп огляделся по сторонам.
- Да, здесь уютно… - констатировал он. – Так о чем я? Слишком большое количество власти развращает, неуязвимость заставляет потерять чувство реальности. Мне, в конце концов, становится известно все, даже ваши мысли, а не только поступки. Хочу чтобы вы это хорошо запомнили…
- Мистер Джонс, Куратор решил уничтожить Первый Отдел, - Пол попытался перевести разговор в конкретное русло, - он похитил нас… И теперь он знает ликвидационный код…
- Да, все верно, - Джонс улыбнулся, - я позволил ему это. Впрочем, это вовсе не означает, что он добьется своего. Вы перешли грань дозволенного в ситуации с Эдриан и должны были быть наказаны за это. Верно, Пол?
Шеф медленно наклонил голову, признавая вину.
- Кстати, ваши подчиненные проделали очень неплохую работу, пытаясь спасти вас. Даже большую, чем это позволено. Недавно со мной, игнорируя протоколы, связался мистер Саммюэль и просил защитить Первый Отдел и освободить вас.
Услышав это Пол был изумлен. Он переглянулся с Медлин, которая до сих пор не принимала участия в разговоре, пытаясь разгадать ее мысли.
- Вы удивлены? – казалось, начальник забавляется их реакцией. – Конечно, удивлены. Неверное, вы не ожидали, что ваши подчиненные будут бороться за вас… Впрочем, мы их еще увидим в действии, когда будем наблюдать за ликвидацией Первого…
И с усилием поднявшись, он направился к двери. Уже выходя, Джонс обернулся и сказал:
- Отдохните… примерно через четыре часа мы отправимся досматривать последний акт этой игры…
Медлин, которая за всю беседу так и не произнесла ни слова, сделала последний глоток, внимательно посмотрела на задумчивого Пола и осторожно поставила пустую чашку на стол.

Примерно через десять часов Куратор, в сопровождении большой команды ликвидаторов вступил в Первый Отдел. Спустившись на лифте, он решительно направился к командному центру, рассредоточив оперативников по коридорам. Однако, сопротивления нигде не было, помещения пустовали, по крайней мере на первый взгляд. Главный зал Отдела встретил Джорджа молчанием и прохладой.
А в середине, на пятачке, где было сосредоточено главное системное управление, стояли Майкл, Никита, Биркофф и Вальтер, четыре застывшие фигуры, ожидающие своей участи, две чуть впереди, две немного позади. Сделав еще несколько шагов в их сторону, Куратор остановился, сзади остановились и ликвидаторы.
- Конечно, вы знаете, зачем я здесь? – его равнодушный, тусклый взгляд скользнул по лицу Никиты. – Первый Отдел будет ликвидирован, вы арестованы и уничтожены.
- У вас тоже осталось немного времени, Джордж, - медленно и бесцветно ответил Майкл, - мы предупредили мистера Джонса об измене в кураторском отделении,
- У меня есть его личная санкция… Кстати, а где остальные? Впрочем, это неважно, их достанут везде…
Произнеся эти слова, Джордж внимательно посмотрел на стоящих перед ним фактически приговоренных к смерти оперативников. Но не заметил в них страха, лица были спокойными и суровыми. И Куратор снова, уже в который раз, почувствовал тревожный сигнал. И когда в звенящем напряжении Никита сделала шаг вперед, приблизившись к Майклу, его, умудренного и опытного волка, захлестнули непрошеные и ненужные эмоции.
Джордж отступил на полшага. А все они стояли напротив, такие красивые, такие высокие, такие молодые. В их глазах светилась ясность и уверенность в правоте, не отравленная подлостью, интригами, завистью. Он смотрел на них и с каждой секундой испытывал все возрастающее чувство ярости, смешанной с жалостью к себе. Он почти ненавидел их за свою ушедшую молодость, за свои потери и ошибки, за невозможность смотреть так же ясно и уверенно...
- Арестуйте их, - глухо произнес Куратор и отвернулся.
Ликвидаторы медленно двинулись выполнять приказ.
- Ну, и что нам теперь делать? - тихо произнесла Никита, коснувшись подбородком плеча Майкла. - Кажется, наш будущий отпуск накрылся...
- Никита, я уже говорил тебе, что всегда любил в тебе твое чувство юмора, - не отрывая взгляда от приближающихся оперативников, ответил Майкл.
- Только чувство юмора? - решилась еще на один вопрос девушка, медленно сняв пистолет с предохранителя.
- Не только, - в тон ответил ей Майкл, не сводя глаз с черных фигур.
- Ребята, - справа послышался голос Вальтера, - может все же сначала решим эту проблему? А уж потом вы разберетесь, кто что в друг друге любит?
Биркофф лишь вздохнул и медленно вытер потный лоб, он чувствовал, что его колени слегка дрожат, и что ему очень хочется пить.

- Отставить, - раздавшийся в наступившей тишине голос был подобен грому с ясного неба...
И стало тихо, как после пушечного выстрела. Каждый застыл на своем месте, не смея сделать ни единого движения, будто опасаясь, что вот-вот сломается грань тишины и хаоса… В гулкой тишине Отдела отчетливо слышалось биение сердца. И каждый слышал - свое. Как будто в последний раз. Или в первый, когда еще не знаешь, почему оно бьется.
Так бывает после удара молнии. Вот она ударила совсем рядом, а теперь ты стоишь и боишься ступить шаг, полный предчувствия, что она ударит еще раз...
Каждый застыл: лицо, тело, МЫСЛИ. Словно НЕЧТО остановило ход времени...
Все это произошло в считанные мгновения, а затем...
...Затем зал поглотил шум...
Он накрыл ЦУ подобно волне во время сильного шторма. Волне, которой боялись, но не ждали так скоро... Послышался выстрел.
В несколько последующих секунд все происходило будто в замедленной съемке: тело медленно поползло по направлению к полу... Послышался крик - и все вдруг ожило, зашевелилось...
- Майкл! – закричала Никита, своим криком перекрывая все другие звуки и суету.
Она изо всех сил обхватила его дернувшееся от сильного толчка в плечо тело, вместе с ним осела на пол и, не обращая внимания на суету вокруг, попыталась повернуть Майкла к себе, увидеть рану, почему-то девушка была уверена, что она ужасна, своими глазами. В памяти сохранилось судорожное движение, которое он сделал за долю секунды до выстрела: Майкл вместо того, чтобы вскинуть пистолет и выстрелить в Джорджа, потратил это время на то, чтобы спрятать Никиту за свою спину.
Рядом на пол опустился Вальтер, не выдержавший сильного напряжения последних минут. Он сидел на коленях и не знал, чем можно помочь ей помочь. Биркофф судорожно вызывал медиков, но все каналы были заблокированы.
- Майкл, Майкл! – твердила Никита, прижимая к себе ни на что не реагирующего Майкла. – Ну, помогите же! Помогите ему!
Не обращая внимания на эту суету, мистер Джонс медленно подошел к пораженному Куратору, который неподвижно стоял на том же месте, где его застал неожиданный приказ. За ним, словно тени, приблизились слегка хромающий Шеф и бледная Медлин. Несколько ликвидаторов опустили оружие, почтительно замерев перед руководителем Центра.
- Джордж, вы не слышали мой голос? – голос начальника был лишен эмоций. – Зачем вы стреляли?
- Я выполнял ваш приказ, мистер Джонс. – нашелся Куратор, неприятно пораженный присутствием целых и невредимых Пола и Медлин, причем, их приход вместе с Джонсом означал его поражение.
Внезапно наступила пауза, когда никто не решался продолжить говорить, впрочем, это не касалось Джонса, который просто осматривался по сторонам. Медлин сделала несколько шагов в сторону своих подчиненных. Пол внимательно изучал лицо Куратора. Тишину нарушали лишь судорожные рыдания Никиты, которая, не скрывая слез, плакала над неподвижным Майклом.
- Никита, - вдруг произнес он, устало открыв глаза, - ты утопишь меня… У меня болит плечо, я ранен, но жив, честное слово…
И чтобы подтвердить это, он поднял другую руку и вытер слезы с ее щеки. Впрочем, услышав его голос, Никита снова заплакала, теперь от радости и пережитого испуга.
Медлин едва заметно улыбнулась и снова вернулась к Полу, который, не скрывая своего торжества, обнял ее за плечи.
Медленно обходя по кругу главный зал, Джонс, казалось, с интересом осматривался, как, наверное, это сделал бы каждый, кто попал туда, где не бывал раньше. Но одновременно, он внимательно следил за участниками развернувшегося в Отделе фарса. Кажется, ничто не ускользнуло от его пытливого взгляда: и бледное, осунувшееся лицо Джорджа, и равнодушная бесстрастность черных фигур ликвидаторов, тут же сдавшихся на милость победителя, и жесткий, мстительный блеск в глазах Пола, уже начавшего подсчитывать дивиденды, и усталая печаль Медлин, которая с грустью наблюдала за самим Джонсом. Нервная суета вокруг Майкла, который, не издав ни стона, позволил усадить себя на стул, снять простреленный рукав и перебинтовать раненое плечо, счастливая улыбка Никиты, будто бы забывшей, где она сейчас находится и, главное, в какой тревожный момент. Все это, все эти мозаичные кусочки, складывались в общую, цельную картину, которую предстояло немедленно оценить и принять решение.
- Джордж, вы помните, о чем я спрашивал вас перед тем, как отдать приказ о ликвидации Первого Отдела? – наконец задал вопрос Джонс, вдруг остановившись напротив Куратора, молча кивнувшего в ответ.
- Я тогда дал вам возможность честно признаться в том, что все это имеет для вас двойной смысл, что вы лично, я подчеркиваю, лично заинтересованы в ликвидации даже Отдела, а конкретных людей. Верно? Вы ведь не думали, что все это останется вашей тайной? Правда?
Джордж снова лишь кивнул, соглашаясь. Он не пытался возражать, понимая, что начальнику известно гораздо больше, чем хотелось бы.
- Вы признаете… естественно… - Джонс покачал головой. – Господа, наша организация создавалась для борьбы со злом в остальном мире, а не для усиления собственных возможностей в сведении счетов или устранении конкурентов. Мы должны заниматься безопасностью, а не собственной карьерой, не брезгуя для этого ни чем. Пол, не собственной карьерой… Джордж, не устранением конкурентов… Почему я должен вам об этом напоминать?…
- Мистер Джонс… - начал было оправдываться Шеф. – Мы приняли решение в отношении Эдриан под тяжестью обстоятельств, при которых она была арестовала…
- Пол, не перебивайте меня, - холодно оборвал его Джонс, - у вас еще будет возможность изложить свою позицию письменно… Никто здесь не должен забывать, что абсолютной власти не бывает, по крайней мере, так считаю я… Все вы мои подчиненные, не нужно об этом забывать даже на мгновение. Вам понятно, моя дорогая Медлин, что среди вас нет неприкасаемых?…
В зале наступила ответная тишина. Медлин лишь улыбнулась, ничем не выдав своего недовольства или раздражения. А Пол еще крепче притянул ее к себе, словно защищая от обвинительных слов и угроз.
Но, обострившаяся было до критического уровня атмосфера неожиданно разрядилась. Среди всеобщего напряжения вдруг совершенно невпопад раздался шепот Никиты:
- Майкл, как ты думаешь, если мы сейчас встанем и уйдем с этого мероприятия, на котором нас и быть-то не должно, нам дадут съездить в отпуск? Или ликвидируют без учета заслуг? Знаешь, мне почему-то очень захотелось к морю…
Услыхав ее слова, Джонс, мгновенно сделал шаг в сторону собравшихся вместе оперативников Первого и с любопытством уставился на смутившуюся от внимания девушку.
- Никита, - тихо ответил ей Майкл, с вызовом посмотрев на приблизившегося Джонса, - кажется, тебе нужно было немного помолчать… для того, чтобы потом очутиться у моря… Хотя, уже поздно, сейчас достанется и нам…
- Мистер Саммюэль, в сложившейся ситуации вы вели себя очень достойно, и, наверное, эта рана – все же слишком большое наказание для вас. Но, все же стоило ли нарушать столько инструкций? Вы ведь оперативник пятого уровня, а иногда считаете, что можете занять мое место. Хотя, мне нравится ваш стиль руководства, но я предпочитаю придерживаться традиций. Вы меня поняли?…
Ответный взгляд Майкла красноречиво показал присутствующим, что он, действительно, при необходимости мог бы заменить кого угодно, но, к счастью, вслух это произнесено не было. Снова задержавшись взглядом на Никите, которую ничуть не огорчил полученный выговор, Джонс неожиданно смягчился. Его лицо осветила добрая, почти отеческая улыбка, он хотел было что-то ей сказать, но, покачав головой, передумал.
- Вы все настойчиво боролись с обстоятельствами, господа, учитывая положение, в которое вас поставил Джордж. Мне это нравится… Но, я не потерплю самодеятельности в Первом Отделе, запомните это, Майкл Саммюэль… Мистер Биркофф, разве можно без разрешения копаться в компьютере Куратора? Вы провели блистательную хакерскую операцию, но глупо думать, что остались при этом незамеченным… Вас вычислил Грег Хиллинджер…
Юноша грустно кивнул, соглашаясь, дав себе при этом очередное обещание не заниматься хакерством в компьютерах начальства…
- Пол, ваши подчиненные настойчиво старались спасти вашу жизнь. Помните об этом… - повернувшись к Шефу, продолжил говорить Джонс. – Я уже принял решение, господа… Надеюсь, что все случившееся останется в вашей памяти и послужит уроком… Джордж, вам придется оставить пост Куратора и принять на себя руководство недавно возрожденного восьмого Отдела. Аппарат кураторского отделения будет расформирован, впрочем, вы можете претендовать на некоторых своих сотрудников… Пол, не радуйтесь, вам придется остаться в Первом Отделе, советую серьезно заняться дисциплиной и показателями. А пост Куратора я предлагаю вам, Медлин… Вы готовы принять его?…
Произнеся эту речь, Джонс стал похож на фокусника, вытащившего из шляпы одного за другим всех своих кроликов и ожидающего аплодисментов. Пол с Джорджем замерли, пораженные услышанным, ни тот, ни другой такого расклада не ожидали. Даже Никита от неожиданности перестала что-то шептать Майклу. Не удивленной выглядела лишь Медлин. Усмехнувшись, она покачала головой:
- Нет. Я останусь в Отделе…
- Вы отказываетесь от этого назначения? – нисколько не сомневаясь в ее ответе, спросил начальник.
- Для должности Куратора у меня нет нужной квалификации… К тому же, на своем месте я принесу больше пользы общему делу…
- Ну что ж, признаюсь я ждал от вас именно этот честный ответ, Медлин… Думаю, что перейти ко мне в Центр вы тоже не согласитесь… Не буду настаивать… Пол, вы остаетесь на своем месте, как и вы, Медлин. Но знайте, впредь я буду уделять повышенное внимание вашим персонам, - с интересом глядя на эту пару, улыбнулся Джонс, потом повернувшись, он обратился к Джорджу, - вы, Джордж, в течение недели передадите свои полномочия в Центр и займетесь возрождением Восьмого Отдела.
Тот, молча, согласился.
Внезапно тишину главного зала разорвал резкий сигнал, и откуда-то из-под потолка раздался искаженный помехами голос Девенпорта:
- Биркофф, черт возьми, где ты? Что происходит? Где связь? Нам нужны данные по группировке Третиньяна, мы тут завязли по самые уши… Биркофф, немедленно отвечай!…
Биркофф тот час бросился к своему компьютеру, пытаясь наладить прием сообщений, прерванный ликвидаторами несколько часов назад.
- А действительно… почему, черт возьми, вы бездействуете?… - спокойно огляделся вокруг Джонс, - вы получили мои распоряжения, так приступайте к их выполнению, господа… Все свободны, и за работу…
Постояв еще пару минут, Джонс убедился, что кое-кем его распоряжение было оценено, повернулся и, сопровождаемый личной охраной, не торопясь, направился к коридору, ведущему к главному лифту. Уже через несколько часов небольшой самолет доставит его в Центр. Но у самого выхода он вдруг остановился, обернулся и, окинув всех долгим и многозначительным взглядом, произнес:
- Надеюсь, вы все понимаете, что живы только потому, что я так хочу… Не забывайте об этом…
Сказал и покинул Первый Отдел…
А ответом ему было гробовое молчание всех фигурантов, впрочем, нарушаемое волновыми помехами, с которым пытался бороться Биркофф, и звуковыми сигналами, которые возвещали о его неудачных попытках. Первым полное оцепенение, охватившее всех, нарушил Джордж. Он медленно подошел к Полу и Медлин, открыл рот, собираясь что-то сказать, но, поразмыслив, передумал, только кивнул каким-то своим мыслям и двинулся к выходу. Горе-ликвидаторы потянулись за ним. Постепенно главный зал Первого Отдела практически опустел, в его прохладном пространстве остались лишь Шеф, обнимающий за плечи Медлин, Никита, придерживающая раненого Майкла, Вальтер, который нашел у себя в Оружейке аптечку и разрезав рукава черного пиджака и водолазки, перевязывал тому руку, да Биркофф, терзающий системные коды.
- Биркофф, нужно отменить красный код… Ты помнишь? – немного невпопад произнесла Никита, придерживая руку Майкла. – Нет, Вальтер, не сюда… бинт должен плотно прилегать к ране…
- Как будто я не умею делать стягивающую повязку… - немного раздраженно отозвался Вальтер, он тяжело переживал последние минуты, проведенные в Отделе, - не учи старика, сладкая…
- Так ведь неправильно делаешь… Нужно вот сюда… - Никита упрямо гнула свое.
- Никита… - голос Оружейника не предвещал ничего хорошего.
- Да перестаньте вы, - перебил их Майкл, просто завяжите, - позже я спущусь в медблок… Биркофф, соединись с моим компьютером и возьми нужные коды…
- Ты прав… Без них я не смогу работать, практически вся система заблокирована…
- Бирки, красный код… - напомнила Никита, старательно завязывая узел на повязке.
- Вы разослали красный код? – спросила молчавшая до этого Медлин. - Зачем?
- Мы не были уверены, дойдет ли наше послание до Джонса, - ответил ей Майкл, - красный код сохранил бы ресурсы Отдела, даже если бы нас ликвидировали.
Медлин сделала несколько шагов в его направлении, а Шеф наоборот отошел подальше. Разговор и тем, и другим участникам давался очень нелегко, чувствовалась напряженность, в воздухе витало недоверие. Казалось, отношения этих людей перешли на иной уровень. В главном зале Отдела разговаривали не начальники и подчиненные, а спасенные и спасавшие… И никто из них не знал хорошо это или плохо…
- А почему вы просто не покинули Отдел? – кажется, вопрос Шефа застал всех врасплох. Он некоторое время изучал всеобщее недоумение, а потом продолжил. – Ведь как все просто, отключили маркировки и растворились в толпе. А-а-а, Майкл?
- Я предлагал это остальным, - с вызовом ответил тот, - но они не согласились…
- Не согласились? - настаивал Пол. - Почему, Никита? Ведь это твоя мечта…
-Все очень просто, сэр, - Никита наклонила голову, - кто-то должен был остаться, чтобы отключить маркировки. Меня такой расклад не устраивал…
- Подозреваю, что кто-то – это Майкл, - с улыбкой констатировала Медлин, - только в этом случае ты не воспользовалась бы удачей…
Никита улыбнулась в ответ…
- Вообще-то я никогда не бросаю в беде своих, уж вам это хорошо известно…
Девушка возмущенно фыркнула и отвернулась.
- Все это демагогия, дорогая, и только… Твой психологический портрет ясно показывает, что ты воспользуешься любой возможностью, чтобы сбежать, - Медлин скептически оглядела ее, соглашаясь с какими-то своими мыслями.
- Значит, он неверен, - парировала Никита, демонстративно занявшись рукавом Майкла. – Вы ошибаетесь в отношении меня…
Вальтер с расширившимися глазами смотрел за разгорающейся стычкой. «Черт возьми!» - думал он, – «они совсем сошли с ума, зачем нужно сейчас об этом говорить… Пойду-ка я к себе. Раз, сегодня никого не ликвидируют, то у меня куча работы в оружейке…» Майкл же, наоборот, следил за всем с возрастающим интересом, разворачивающаяся в главном зале картина давала кучу поводов для размышления. Ведь, провинившиеся, как ни крути, - Шеф и Медлин… причем экзекуция прошла публично, а значит, они вынуждены защищаться, чтобы снова занять лидирующие позиции, и лучшая защита при этом – нападение… Интересно, как далеко они зайдут в своих нелепых обвинениях. Один только Биркофф не мог принять участия в шоу, нужно было срочно наладить управление Отделом. Но обрывки фраз долетали и до его ушей…
- А может вы остались намерено? – вступил в разговор Шеф, вытащив из кармана портсигар. – Например, для того, чтобы захватить Отдел. Предположим, что вы думали, будто мы уже мертвы, и уже никто не помешает Майклу стать Шефом. А может быть, вы работаете на Центр? И поэтому Джонс так спешил помешать Джорджу и оставить вас в живых?
Высказавшись, он улыбнулся какой-то безумной улыбкой и, постучав тонкой, коричневой сигаретой по крышке портсигара, щелкнул зажигалкой, выуженной из того же кармана. Прикурив, Пол затянулся так, будто не курил целую вечность, и Никите внезапно стало его жаль. Она уже хотела, было, раскричаться, обвинить Шефа в пристрастии и придирках, когда они рисковали жизнями, но передумала и лишь сказала:
- Я, вернее, мы не знаем, что произошло в Центре и через что вам пришлось пройти. Но не заставляйте нас думать, что это повлияло на вашу способность размышлять трезво…
Медлин внимательно посмотрела на Майкла, который уже не скрывал своей улыбки. Конечно же, подозревать друг друга в измене не имело смысла, что-то друг другу доказывать.
Внезапно откуда-то сверху раздался раздраженный голос биохимика.
- Биркофф, где ты? Почему нет связи? Долго ты намерен нас держать взаперти?
Начальство удивленно переглянулось.
- Джанклов, я заблокировал вас в медблоке из-за того, что вы, не разобравшись в ситуации, заразили здоровых людей брюшным тифом, - спокойно ответил юноша, - что тебя удивляет? И до тех пор, пока вы не вылечите их, отсек никто не покинет… Правда, скажу тебе, что эта ваша бестолковость спасла вам жизнь, утешьтесь этим и работайте…
Отключив громкую связь с медблоком, Бирки занялся текучкой. Его уже давно тревожили сводки из Лимы и Перу. Да и Девенпорт снова пропал из эфира…
- Биркофф, в чем дело, - поинтересовалась Медлин, - откуда в Отделе брюшной тиф?
- Мы закрыли отдел на карантин, - объяснил за юношу Майкл, - чтобы никто не цеплялся к нам с текущими миссиями, пока мы искали вас. В Центр было послано сообщение о случае заражения, пятерых оперативников уложили в медблок. А биотехники с испугу ввели им сыворотку…
- Понятно… - подкатив кресло, женщина села напротив Майкла, - значит, вы искали нас? Как далеко вы продвинулись в поисках?
- Мы шли попятам, были в Турции, до Центра вас сопровождал наш маячок, который прикрепила Никита… К сожалению, тут мы не могли вмешаться…
- Итак, я был прав… - задумчиво проговорил Шеф. – Это был маячок…
- Да, вы должны были слышать шлепок по капоту, - равнодушно согласилась Никита.
- Значит, ты видела, как меня запихнули в багажник? - чувствовалось, что сей факт Полу очень не нравился.
- Да… - коротко ответила девушка, с вызовом посмотрев на него.
В зале в очередной раз наступила тишина. Никто не решался прервать тяжелое шефское раздумье.
- Биркофф, - вдруг раздался громкий голос Девенпорта, - что происходит? Почему у меня нет доступа к спутнику?
- Ну наконец-то, - обрадовался Биркофф, - сейчас доступ будет… У нас тут были проблемы… На какой вы стадии?
- Мы вляпались дальше некуда. Дай мне немедленно Шефа, я больше не хочу слышать, что его нет…
Шеф неторопливо взял наушник.
- Девенпорт, в чем дело?
- Сэр, - командир группы тоже обрадовался, наконец, услышав голос долгожданного начальства, - нам нужны ваши особые распоряжения. Планом был предусмотрен захват Третиньяна, но мы упустили время из-за потери связи. Теперь, противник предупрежден, вероятность успеха 15 процентов. Местные власти доставляют нам лишние хлопоты. Нам продолжать миссию?
Немного подумав, Шеф повернулся к Биркоффу:
- Они смогут захватить Третиньяна?
- Нет, - юноша для убедительности покачал головой.
- Майкл, твое мнение, - не сдавался Шеф.
- Отзывайте их, мы только потеряем группу… - сразу ответил Майкл.
Еще раз оценив статистику, Пол коротко приказал:
- Девенпорт, возвращайтесь…

После этих слов прошла еще однадве секунды, после чего в Отделе послышались выстрелы, беготня и крики...
- Что это? Черт подери! - зарычал Шеф.
- Овсянка, с-э-р,- голосом Берримора произнес Биркоф, но увидев, что шутка неуместна, быстро поправился.- В смысле, Красная Ячейка. Они только что миновали главный вход и теперь, кажется, двигаются сюда.
- А ты их раньше не видел???- просто кричал от ярости Шеф.
- Нет. Только сейчас.

 

#4
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: …
Несколько агентов Ячейки вбежали в ЦУ. Остальные по-видимому, рассредоточились в Отделе.
- Биркофф!!! Дай я только выберусь из этой глубокой!!! Я тебя ликвидирую!!! Незамедлительно!!! Щенок!!!- снова закричал Пол, но уже никто не обратил внимания на его беснования, потому что в этот момент заговорил Главный напавших:
- Первый Отдел захвачен. Думаю, вы в этом не сомневаетесь,- с этими словами он оглушил Шефа прикладом автомата. - Мы долго ждали, пока вы расслабитесь! Рим был бессмертен, пока не начал умирать изнутри... Вы тоже умрете. Все, - затем он обратился к своим только что подошедшим подчиненным. - Мы знаем план их здания. С ним все ознакомились?
Все закивали в знак согласия.
-Тогда отведите тех, кто находится здесь в Белые комнаты. Каждого в отдельную. Потому что здесь вся верхушка. Остальных расстреляете... Вперед, обормоты!!!!!!!!!!!

- Все хотят власти, а править не кому, не так ли, Медлин?- поинтересовался все тот же Главный у проводимой мимо женщины.
Она ничего не ответила. Просто отвернулась.
- Кажется, я выиграл. Ты уже не можешь сдержать свой гнев. Ха! Веди ее в Белую комнату, идиот! Чего стал, как вкопанный?!
- Очкарика оставьте!- прикрикнул Главный на подчиненных, вытаскивающих Биркоффа из-за компьютера.- Он мне сейчас пригодится,- с этими словами тот приблизился к парню и похлопал его по плечу.
- Как вы проинкли в наше пмешение незамеченными до последнего?- поинтересовался Бирк.
- Ваши красные метки.
- Что?
- Мы проследили их частоту и исчезли с ваших радаров. Ха. Ты допустил ошибку, что не закодировал одно из исходящих посланий. Спасибо тебе большое за это. Прав был тот, кто сказал, что иногда мы не знаем друзей по именам. Честно говоря, если бы не твоя оплошность, проникнуть к вам было бы гораздо труднее...
- Мне приз дадут? За помощь,- съязвил парень, сам от себя того не ожидая.
- Тебя не убьют. Пока... и не будут пытать, как всех остальных, хотя не сомневаюсь, что ты сломался бы первым. Ха!
- Какая честь...- подумал про себя Биркофф, мысленно мечтая о том, чтобы Шеф, лучше, никогда не освободился. Или, если освободился, то у него бы вдруг развилась амнезия. Или... Ну, в общем ЧТО УГОДНО, лишь бы он не вспомнил, что Биркофф так оплашал...
В это время ЦУ заметно опустело, в нем остались только террористы, их Главный и Биркофф...
«Ну почему каждый раз, когда я собираюсь уже пойти в кафе и съесть, наконец, вожделенные пирожные, что-нибудь происходит?!» - мысленно вопрошала Никита, идя в Белую комнату.
«А вот если бы она помолчала, мы бы уже были дома», - думал Майкл, сидя в «подопытном» кресле.
«Выключила ли я духовку перед тем, как нас похитили? Так ведь и пожар может случиться...» - мелькнуло в голове у Медлин, будто она хотела отвлечься от пыток.
«Что за вонь???!!!» - подумал Шеф, сидя на полу Белой комнаты и чувствуя запах ГОРЕЛЫХ пирожных.
Медлин тоже почувствовала запах гари: «Видимо, все-таки не выключила...»
Хотя вполне возможно, что это был запах лекарств или спичек или еще чего-то... Нет, это был запах... Террористы добрались до ее апартаментов... И до ее кухни! «Я их убью! Не дай Бог, они мне испортят мою новую плиту!!! Ай, больно же! Это не туда колется! Ты, что новенький? Сразу видно, что дилетант...»
«Интересно, а Биркофф сам не додумается выпустить зараженных из медблока?..» - подумала Никита, сидя на белом полу и нервно переминая пальцы.

Но, кажется, у Биркоффа были другие соображения... Он все еще сидел у монитора и его, как ни странно, особо никто не караулил - из Отдела не сбежишь...
Парень огляделся по сторонам и принялся с умопомрачительной скоростью щелкать по клавиатуре: «Ну почему терики всегда считают себя самыми умными...» - подумал он.
Неожиданно в тех немногих местах Отдела, где было тихо, послышался шорох... Шелест...
Там же, где плясал говор, никто ничего не услышал... и только когда компьютрная система безопасности показала проникновение инородного газа во все отсеки, люди засуетились... Но не слишком ли поздно?..
В критической ситуации Биркофф как всегда оказался на высоте. Хоть и идея усыпить всех в Отделе возникла внезапно. Нужно было ему как-то реабилитироваться за недавний недогляд. Он надеялся, что через несколько минут все отсеки наполнятся эфирным снотворным, к которому никто не будет готов. Газ проникнет и в белые комнаты, и в главный зал, и в Поднебесье, уснут невольные узники медблока, оставшиеся оперативники, но главное, уснут и террористы, явно неготовые к такому повороту.
- Главное, чтобы не подвел Вальтер, - оглядываясь по сторонам, юноша лихорадочно щелкал клавишами, - главное – не показать вида и успеть передать ему сигнал опасности.
По странному стечению обстоятельств захватчики не удосужились заглянуть в Оружейку, куда за несколько минут до их вторжения удалился обиженный Вальтер. Вернее, они в нее заглянули, но опьяненные легким результатом, не стали проверять герметичный склад оружия. А значит, Вальтер успеет надеть противогаз, если только сообщить ему…
- Нужно послать Вальтеру предупреждение, - подумал Биркофф и отправил в оружейку сигнал газовой и бактериологической опасности, надеясь, что Вальтер все поймет правильно. – Давай, Вальтер, надевай противогаз!!! Ты - наша единственная надежда!!!
Через плечо покосившись на Главного, юноша заметил, что тот как-то странно принюхивается, поднимая глаза к потолку, хотя газ был почти без запаха, уловить его все же было можно, особенно, если знаешь.
- Эй, что это за запах!!! – смутно догадываясь о чем-то, террорист поднялся и, подскочив к Бирки, сильно встряхнул его, размахивая пистолетом прямо перед носом. – Что ты включил!!! Что!!!
Биркофф молчал, мысленно надеясь, что все не напрасно. Разъяренный Главный оттолкнул его от себя, и юноша, потеряв равновесие растянулся на полу.
- Ах, так!!!! Ну, все!!! Готовься к смерти!!! – воскликнул захватчик и выстрелил в беззащитную жертву.
Биркофф коротко вскрикнул, хватаясь за плечо. Кровь горячим потоком хлынула сквозь пальцы, но он даже не пытался ее остановить, равнодушно поглядывая на рану.
«Видимо начал действовать газ, - думал он, глядя, как Главный с удивлением посмотрел на пистолет, из которого он только что не попал в почти неподвижную мишень, медленно опустился на колени и упал лицом вниз. - Наверное , на него газ подействовал быстрее, он ведь стоял… Как хорошо, что мы отослали основной состав из Отдела, и они еще не успели вернуться… Приедут, а здесь вся «Красная Ячейка» в полном составе… спит… и мы… спим… спим… сп…»
Тем временем Вальтер, оценив, наконец, опасность, о которой настоятельно твердил посланный Биркоффом сигнал, поднялся и достал противогаз, досадуя о том, что его отвлекают.
- Ну что там у них еще случилось! – пробормотал он себе под нос и включил монитор.
Не смотря на обстоятельства, камеры слежения работали отменно, и монитор прилежно отразил хаос царящий в прилегающих помещениях.
- Боже мой! Что происходит! – Вальтер схватился за голову, почувствовал под пальцами плотную резину. – Биркофф, где ты? Эй, амиго, что случилось!!!
Ответом ему была тишина, и Оружейник, настроив свою панель, медленно, ужасаясь каждому следующему кадру, просмотрел картинки с видеокамер из разных отсеков. Повсюду вповалку лежали незнакомые люди в чужом камуфляже, белые комнаты были наполнены спящим начальством, причем по щеке Медлин текла кровь, Никита лежала у стены комнаты, свернувшись калачиком, Майкл, тщательно привязанный к креслу, свесил голову на грудь, Шеф тоже не подавал признаков жизни, и главное, на полу радом в компьютерным центром, в главном зале лежал Биркофф и, рядом с ним расплывалось красное пятно.
- Господи! – прошептал оружейник, впрочем, не услышав себя. – Неужели они мертвы!!!
Мысленно выругавшись, старик бросился к металлической двери. Торопясь, он несколько раз набирал код, пока она, наконец, открылась, выпустив Вальтера в главный зал, заполненный сизым туманом.
- Биркофф! – крикнул он, забыв, что снаружи его все равно не слышно, подбежал к юноше и опустился рядом на колени. - Биркофф, ты слышишь меня?!!!
Приложив трясущиеся пальцы к артерии на шее, Вальтер с облегчением понял, что Бирки жив и крепко спит, но его рана по-прежнему кровоточит. Поднявшись с колен, он схватил медицинский пакет, оставленный Никитой, и принялся перевязывать раненое плечо. Потом, внимательно осмотрев второго мужчину, лежащего в отдалении, Вальтер оттащил бесчувственное тело подальше к входу и надел на руки пластиковые наручники, которые в избытке хранились у него в Оружейке.
«Итак, кажется, я знаю, что произошло, - думал он, оглядываясь вокруг, - к нам проникли враги, и их тут – море… Биркофф сделал так, что отдел наполнился снотворным, убив двух зайцев сразу. Молодец!… Нужно повернуть лопасти кондиционеров в другую сторону и связать всех чужих…»
Пощелкав клавишами компьютера, оружейник убедился, что кондиционеры настроились на правильную работу и, захватив с собой связку наручников, медленно двинулся по коридору, периодически останавливаясь у очередного бесчувственного тела.

Через несколько часов Первый Отдел пришел в более или менее нормальное состояние, атмосфера снова была почти чистой, включилась автоматика дверей, поднялись защитные щиты в некоторых помещениях, заработали лифты, заблокированные было сигналом о бактериологической опасности.
Вальтер, окончательно утомившись, сидел на месте Биркоффа и пытался наладить связь со спутником, когда в одном из коридоров раздался женский, металлический голос:
- Одиннадцать, двадцать пять. Вход разрешен.
Тяжелая дверь медленно открылась, и в Отдел вошел усталый Девенпорт в сопровождении такой же усталой команды. Удивленно оглядевшись, он остановился и поднял руку, приказав всем последовать его примеру.
- Здесь какой-то странный запах, - констатировал оперативник, оглянувшись назад, - и нет никого. Странно…
Его подчиненные как-то равнодушно пожали плечами, задание в … так сильно их утомило, что всем хотелось поскорее снять с себя оборудование и отправиться отдыхать. Подумав еще несколько секунд, Девенпорт принял решение и быстро направился в главный зал.
- Эй, Девенпорт, вы вернулись? – поприветствовал его одинокий голос оружейника, восседавшего на месте Бирки. – Это замечательно, есть работа…
- Вальтер? – еще больше удивился Девенпорт. – А где все? Что вообще происходит? Где Шеф? Где Медлин?
- Да ничего особенного, - Вальтер небрежным жестом отбросил противогаз и встал навстречу вернувшейся группе, - теперь уже все нормально. Где Шеф? Он… э-э-э… он проводит совещание…
- А Медлин?
- Она тоже там… И Майкл… с Никитой…
- А … ?
- И Биркофф… - своим ответом Вальтер опередил вопрос, проследив направление взгляда Девенпорта. – Да, они все на совещании… Н-а с-о-в-е-щ-а-н-и-и…
Впервые столкнувшись с подобной, странной обстановкой в Отделе, тот предпочел помолчать и огляделся.
- А это кто? – спросил Девенпорт, указывая на тело, лежавшее в отдалении.
- Это?… Это, знаешь ли, Девенпорт… - оружейник поманил его к себе и понизив голос сказал, - это террорист, который вместе с другими захватил Отдел…
Не веря своим ушам, Девенпорт открыл было рот, но ничего не сказал, зато посмотрел на Вальтера, как на сошедшего с ума.
- Да-да, и мне нужна твоя помощь, - тихо продолжил его собеседник. – Там по коридорам лежат такие же тела. Их нужно срочно переместить в изолятор. Вообще-то я их связал, но, думаю, нечего им тут лежать, нервировать всех… Отправь своих людей, пусть сносят их на третий уровень, и побыстрее… А сам пойдешь со мной…
Оперативник видел, что Вальтер чего-то не договаривает, поэтому, кивнув своим людям, коротко, не вдаваясь в подробности, отдал приказ. Проводив их взглядом, он повернулся к оружейнику и выжидающе замер.
- Ну? Что теперь?
- Пойдем, - поманил его Вальтер.
Преодолев несколько этажей, они спустились в бункер, где подряд располагались несколько белых комнат. Войдя в первую же из них, Девенпорт все понял.
- Они все здесь? – только и спросил он.
Вальтер кивнул.
- Их нужно перенести в медблок, - сказал он, - в тот, что на двадцатом уровне… И ты конечно же понимаешь, что не стоит об этом распространяться…

Через двадцать минут бесчувственные тела начальства переместились на двадцатый уровень.
- Так… - Вальтер вытер потный лоб, - мальчики по этой стене, девочки по этой… Или нет… Давай Никиту сюда, к Майклу, а Медлин туда… Биркоффа можно положить отдельно, тем более, что ему нужна капельница.
Девенпорт старательно, почти бережно, уложил Медлин на кровать, стоящую радом с кроватью Шефа, и накрыл ее легким покрывалом. Потом он вытер кровавый след с ее щеки влажным тампоном, и, обернувшись, спросил:
- Когда они проснутся?
- Ну, судя по концентрации газа… еще через часа три, может через четыре… - ответил Вальтер, поправляя капельницу рядом с Биркоффом.
- Значит, и те мечтатели тоже проспят столько же…
- Совершенно верно…
- Я пойду все проверю, - оперативник нерешительно остановился посреди комнаты, здесь его миссия была выполнена.
- Да, - кивнул Вальтер, - посмотри, чтобы их хорошо заперли, и проконтролируй возвращение оперативников в Отдел, Биркофф несколько часов назад отменил красный код, разумеется, они ничего не должны знать…
- Вы рассылали красный код? Да что здесь случилось-то…
- Ты, правда, хочешь узнать?
Девенпорт секунду подумал.
- Нет, избавь меня, я еще хочу жить…
- Тогда зачем спросил?
- Извини, вырвалось…
- Ну, ладно… Иди и проверь там все… прости, Девенпорт, ты ведь с миссии, но сам понимаешь, других, кому можно все это доверить, нет…
- Ладно, Вальтер, я все понимаю… - сказал Девенпорт и, обернувшись на пороге, добавил. – Но, с тебя новый боекомплект для моих людей… И не забудь…
- Ладно, ладно… - пробурчал Вальтер, махнув ему рукой, потом сел на край кровати, где лежала неподвижная Никита, и нежно поправив непокорный локон, прошептал, - ничего, милая… теперь все будет хорошо…
Ее ресницы чуть затрепетали в ответ, казалось, что девушка услышала его слова. Но секунду спустя она снова задышала ритмично и спокойно.

С трудом разлепив глаза, Шеф сконцентрировал расплывающееся внимание и становил взгляд на сером полотке. Сознание отказывалось сообщить место нахождения, а руки заодно с ногами не желали двигаться. Несколько раз шумно вздохнув, он прислушался к какому-то движению справа, продолжая разглядывать пространство над собой, потом усилием воли заставил себя приподняться и, опершись на практический чужой локоть, огляделся. Рядом, на соседней кровати, лежала неподвижная Медлин, ее лицо было мертвенно-бледным. Кровать Биркоффа стояла далеко в углу, и к его руке тянулась капельница. Бледный, утомленный Майкл сидел на краю кровати, где спала Никита. Девушка выглядела, как спящая красавица, в лице, будто выточенном из молочного фарфора, ни кровинки. У небольшого столика суетился выглядевший гораздо лучше всех остальных Вальтер. Он наполнил кофейники кипятком, в атмосфере поплыл аромат свежемолотого кофе, потом привычным движением проверил капельницу, смочил тампоны прозрачной жидкостью и молча вручил их Майклу, который бережно потер ими виски Никиты. То же самое оружейник проделал с Медлин.
- Они должны уже просыпаться, - будто извиняясь, объяснил он, проследив напряженный взгляд Шефа.
- Почему? – с трудом выговаривая, спросил тот.
- Вы не помните? – Вальтер выглядел удрученным, он оглянулся, посмотрев на Майкла, который по-прежнему занимался Никитой. – Как вы себя чувствуете?
- Помню, но не все, - Пол зажмурился, в памяти стремительно промелькнули Турция, Центр, Джонс, камера пыток, заныла нога, но вот почему он здесь, Шеф не понимал.
- После вашего эффектного возвращения в компании мистера Джонса и определения всеобщей судьбы, в Первый Отдел проникла «Красная ячейка»…
- Что?!!! Черт! Точно, так и было… Я еще пообещал немедленно ликвидировать Биркоффа за небрежность, нас повели в Белые комнаты, усадили в кресла…
- Забудьте про ликвидацию, - Вальтер перебил начальника, вручив ему большую чашку с кофе, и показал на неподвижного юношу, - именно он спас всех нас, проведя газовую атаку. И в результате вы все здесь, а террористы там, в изоляторе… Ими Девенпорт занимается…
- А ты? – Шеф задумчиво следил, как оружейник наливает кофе для Майкла.
- А я после всех разборок ушел из главного зала и заперся на складе, туда газ не попал по причине герметичности помещения. Услышав сигнал, я вышел, в противогазе, конечно, связал всех и переключил кондиционеры на выдувание, через некоторое время вернулся Девенпорт с группой, он и помог мне с террористами.
- А Медлин?
- Наверное, они с Никитой получили большую дозу снотворного. Но это ничего, с ними все будет нормально…
- Что ты сказал Девенпорту?
- Правду, - Вальтер не отвел прямого взгляда, - но только про то, что он видел.
- Хорошо, - Шеф явно испытал облегчение, было видно, что его угнетает собственная беспомощность. – Вальтер, помоги мне подняться, я хочу подойти к Медлин.
И тяжело поднявшись, он добрался до соседней кровати, опираясь на плечо оружейника. Присев на край, Пол взял прохладную руку Медлин и, не обращая внимания на удивленные взгляды Вальтера и Майкла, поднес ее к губам.

Спустя несколько дней…

Утопая в тишине и задумчивости своего огромного кабинета, Джонс, не торопясь, просматривал сводки и отчеты предоставленные Первым Отделом. Напротив него, в удобном кресле с покатой спинкой восседал его ближайший помощник.
- М-да, им поразительно везет, - прокомментировал Джонс отчет о взятии руководства «Красной ячейки» вместе в сотней ее лучших оперативников, - первая же миссия после… ну это не важно… и такая удача… Там все надежно? Вы проверили?
- Да, - ответил молчаливый помощник, - придраться не к чему… С одной стороны все очень гладко, но с другой результат говорит сам за себя. Мне распорядиться, чтобы руководство «Красной ячейки» было отправлено в Центр?
- Пока не нужно, пусть с ними поработают в Первом… - Джонс отвернулся от собеседника и задержался взглядом на огромном окне, за которым простиралось безоблачное небо. – Хочется посмотреть, что у них получится…
Отпущенный легким кивком помощник тут же покинул кабинет, а Джонс поднялся и, следуя за собственным взглядом, подошел к залитому солнечным светом окну, за которым было тепло и спокойно. Улыбнувшись, он вгляделся в окрестности. На душе было легко и ясно. Джонс любил, когда у него все получалось…


Отдельский лазарет сверкал чистотой и порядком. Биркофф, закутанный в одеяло по самый подбородок, следил, как поодаль неутомимый Вальтер колдовал над странной штуковиной, которую только что приволок из оружейки.
- А она не взорвется? – в голосе юноши слышалось опасение.
- Ну что ты, о чем ты говоришь? Она же не заряжена… - оружейник с гордостью поднес к его кровати устройство, мимолетно напоминающее раздувшийся от гордости мобильный телефон. – Амиго, смотри, как все просто, нажимаешь сюда и получаешь анализ всех ультразвуковых частот в радиусе целой тысячи километров… А если сюда, то появляется высокоточная настройка на заранее выделенные частоты, а эта кнопка превращает устройства в бомбу замедленного действия…
- А зачем это мне?
- Ну… не знаю… я еще не придумал… - Вальтер был озадачен. – Ты ведь скоро вернешься на рабочее место, вот панелей тебе кучу уже притащили… Верно?
Биркофф как-то неуверенно пожал плечами.
- Это Никита была недавно.. Вместе с Майклом… Зашли попрощаться перед отпуском… Она сказала, что Шеф доволен моей работой, и после лечения я смогу отдохнуть. Это правда?
- Что? – старик прищурился.
- Ну… что Шеф доволен моей работой…
- Правда… Он еще зайдет к тебе, не сомневайся…
На лице юноши отразилась смешанная паника.
- Зайдет? Он?
- Да не трусь ты, - на этот раз Вальтер не стал скрывать улыбки. – Ты ведь, в некотором роде, наш спаситель. Ощущаешь? Да, кстати, ты знаешь, что тебе повысили уровень? Нет? Биркофф, да ты спал все время, что ли?… Теперь все будет хорошо…

Как только ледяные капли достигли разгоряченной спины, Никита подпрыгнула от неожиданности и, обернувшись, увидела улыбающегося Майкла, и вспыхнувшее было желание применить один из смертоносных ударов, мгновенно улеглось.
- Эй, соня, пойдем в воду, она уже совсем теплая, - сказал он, помогая ей подняться на ноги. - Или ты любишь купаться в кипятке?
- Майкл… - как можно спокойнее спросила она. – Это обязательно, так меня пугать?
- Да ты что? Это же ритуал обязательный для всех, кто загорает…
- Для всех? – девушка мстительно прикрыла глаза. - Ну ладно…
- Так ты идешь? – Майкл настойчиво потянул ее к воде.
- Конечно, куда ж я от тебя…
Впереди у них были еще две недели моря, солнца, песка, дней, ночей. Целая вечность…

Ничто в Поднебесье не напоминало событий, произошедших несколько дней назад. Казалось, что Первый Отдел встал, стряхнул с себя прошлое и бодрой походкой двинулся дальше. Шеф, совсем уже оправившийся от раны и прошедших событий, привычно беседовал с Медлин, которая выглядела похудевшей, но не менее прекрасной, чем раньше.
- Итак, все позади, и наши потери гораздо меньше, чем приобретения.
- Да, пожалуй, - Медлин внимательно наблюдала, как он передвигается по Поднебесью с помощью красивой трости. – Знаешь, ты похож на мистера Джонса…
Пол удивленно посмотрел на нее.
- Тростью… - пояснила она, сразу переключившись на другое. – Отдел работает нормально, мы смогли быстро взять инициативу в свои руки, руководство «Красной ячейки» было просто подарком. Знаешь, я и не думала, что все получится так хорошо.
Шеф кивнул, остановившись рядом.
- Джордж в ссылке, Джонс, кажется, вполне лоялен, Майкл и Никита теперь почувствовали себя участниками команды, теперь они постоянно будут ощущать ответственность за происходящее и им, как выяснилось, можно доверять все самое сложное… Пол, ты бы зашел к Биркоффу…
- Да, я погорячился насчет его… Но, надеюсь, что отпуск и повышение все ему компенсируют. Я загляну к нему… попозже…
Медлин кивнула.
- Медлин, а кто такой Энтони? Я просматривал звонки в Центр, ну и заметил это имя… Ты звонила ему в Центр… - голос Шефа стал бесстрастным.
- Пол, с каких это пор тебя интересуют мои звонки? – в том ему спросила она.
- С очень давних, Медлин.
- Тогда ты должен знать, что я не люблю, когда меня контролируют.
- Я это знаю… - примирительно улыбнулся Шеф. – Так кто он?
- Он просто хороший человек…
- Медлин, в Центре не может быть просто хороших людей… - начал было Пол, но был остановлен ее взглядом, - ну ладно, хороший, значит хороший…
Медлин внимательно посмотрела ему в глаза и мягко произнесла:
- Пол, мне нужно отлучиться…
- В Центр? – отшутился Шеф.
- Нет, - улыбнулась женщина, - на двадцатый уровень… Минут через сорок спускайся и ты…

КОНЕЦ.


 

#5
И.Ч.
И.Ч.
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2003, 06:27
  • Сообщений: 1615
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: …
Я бы поправила:
авторы- LenNic, MariaPurt, Web Cat, И.Ч., Котята (яРОЙславна).
Это и по алфавиту и более соответствует..... :)
 

#6
MariaPurt
MariaPurt
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Мар 2003, 11:11
  • Сообщений: 1668
  • Откуда: Крым
  • Пол:
Re: …
Лен, там маленький ляп получился. Когда Медлин посадили в машину, произшло вот что: один из агентов хотел надеть на Медлин наручники, но Джордж не дал.
А потом, когда Никита рассказывает Майклу об обстановке, она говорит, что Медлин уже вывели в наручниках.

Исправлено автором 06 Июл 2003, 21:09
 

#7
Стейси
Стейси
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 28 Фев 2011, 22:26
  • Сообщений: 76
  • Откуда: Украина, Киев
  • Пол:
ДеУшки, мне очень понравился фанфик! Такие они у вас все добрые и милые получились, любо-дорого читать! :cool:

Так что в вашем случае пословица "Одна голова - хорошо, а несколько голов - мутант" не оправдалась :D :D :D
Коллективное творчество удалось! :good:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей