Перейти к содержимому

Телесериал.com

Ghosted

МерМор
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2
#1
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 635
  • Пол:
Часть 1.

Мерлин просыпается, встаёт, чистит зубы и пьёт кофе, решает, какой шейный платок надеть сегодня. Проходит мимо занавешенных зеркал. Всё хорошо. В квартире немного прохладно, но это же не прогреваемый Лондон. Ночные кошмары медленно растворяются, почти исчезают, только липким осадком остаются где-то на закорках подсознания. Это не смертельно, с этим можно жить. Мерлин не завтракает, ничего кроме кофе.
Позавтракать можно и в кафе. Он старается не спешить, что б это не выглядело как бегство, нарочито неторопливо достаёт куртку, выдыхает холодный воздух, специально не обращает внимания как встают на руках волоски от иррационального страха. Он просто медленно, степенно выйдет. И найдёт другую квартиру.
В конце концов, призраки в квартирах – это не редкость, ему как магу известно.
Он просто сменит жильё. И призрак не обязательно должен быть опасен. Он роняет куртку, и чувствует, как с зеркала спадет покрывало, срывается с места и всё-таки позорно сбегает, когда в зеркале появляется силуэт.
Чёрт с ней, с курткой, всё равно ему как всегда не согреться в этом тоскливом городе. Ему бы только дождаться Артура, и он уедут туда, где теплее. Краем глаза он успевает заметить, как кружка в мойке покрывается льдом.

Он даже вещи не забирает. Его мучает чувство вины перед новыми жильцами. Но ничего – сами разберутся. Эта квартира меньше, но уютнее. Усталый он закрывает глаза, липкие пальцы ночных кошмаров ласково дотрагиваются до его щеки, но сил сопротивляться нет.
Это просто сны. Очень старые сны, но он не виноват.
- Я не виноват, - уверенно говорит Мерлин и вонзает заговорённый кинжал в хрупкое женское тело. Кровь стекает по его пальцам, к Моргане приходит осознание, что здесь её неуязвимость не сработает, она мягко соскальзывает на землю. Он продолжает смотреть, как она умирает. Отворачиваться было бы трусостью. Очень хотелось отвернуться. Он помнит. Когда Моргана затихает он сбегает, бежит долго, врывается в замок и останавливается.
- Я не виноват, - снова говорит Мерлин и протягивает ей флягу с водой. Ждёт, когда она начнёт задыхаться понимать, что случилось. Хватает хрупкие запястья и ждёт, пока она перестанет вырываться.
- А кто виноват? - спрашивает Моргана мягко, непривычно, она в сиреневом платье, принимает от него цветы, - кто же виноват? – спрашивает она и неловко улыбается полусгнившим ртом.
По цветам ползут черви, а Моргана тянет к нему свои костлявые пальцы. Ему просто необходимо проснуться.
- Я не виноват, - кричит он, потому, что если поверит ей, то ему уже не проснуться, она затянет его в водоворот вины, а он не виноват. У него не было выбора. Она была опасна для Артура. Для его Артура.
Он заставляет себя проснуться.
В пижаме подбегает к шкафу, хватает куртку и мчится мимо зеркала. В зеркале худая женщина со спутанными чёрными волосами, лица не видно, она поправляет причёску, а Мерлин сбегает.
Ему не нужно видеть её лица. И квартиры менять бесполезно. Это его личный призрак, верно ступающий по пятам. Его единственная ошибка и вечное проклятие. И это «не виноват» - такое жалкое, неуверенное.
У призрака бледное лицо и зелёные глаза. Он знает.

А вот что делать – не знает. Мерлин бредёт по улице, в пижаме и куртке, благо занятые чем-то прохожие совсем его не замечают. Его очень часто не замечают, но он никогда и не желал компании.
Фото/изображение с Телесериал.com

Сообщение отредактировал Шарлотта Холливелл: Пятница, 07 августа 2020, 01:38:13

 

#2
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 635
  • Пол:
Часть 2.

Моргана просыпается. Хочется ещё понежиться, но несмотря на очень тёплую пижаму, она совсем заледенела. Этот дурацкий, вечно холодный Лондон. Она встаёт почти бесшумно, быстро одевается и выбегает на улицу. Тут спокойнее. И почему-то теплее. Она проскальзывает мимо прохожих, совсем ими не замечаемая, её это устраивает. Ей никто не нужен. Когда становится совсем темно, то приходится возвращаться. Она осторожно открывает дверь и проскальзывает в постель. Сны у неё тяжёлые, но ведь и лёгкого в её жизни было маловато. Ей снятся те, кого она убила. С осуждающими взглядами, они преследуют её, но остаются в её снах, когда она открывает глаза. Поэтому Моргана их не боится.
Она, вообще, мало кого боялась, особенно после того, как встала с холодной земли, когда Мерлин подумал, что его дурацкий заговорённый кинжал мог сработать. Конечно, она очень долго боялась Мерлина.
Она встала с земли и бросилась в бега, не оглядываясь, долго бежала. Внутренний голос строго приказал не оборачиваться, и она послушалась.
Побежала быстро, чтобы Мерлин её не догнал. Но так как вскоре она заметила, что её никто не ищет, то стала спокойнее.
Просто стала жить. Тихо и незаметно, чтобы не привлечь внимание Мерлина.

Она забыла плед. И если не встать и не взять его, то этот проклятый Лондон заморозит её насмерть. Она встаёт тихо-тихо, изящно скользит к шкафу, умоляя всех богов, в которых не верит, чтобы пол не скрипел.
Пол не скрипит. Скрипит дверь шкафа.
Моргана застывает. Раздается вздох и сдавленно ругательство. Она его разозлила. Злясь, она закрывает дверь шкафа со всей силы. Всё равно он будет вздыхать и стенать теперь всю ночь. Моргана ложится спать, пытаясь не обращать внимания на его бормотание.
- Я не виноват, - ворчит Моргана, а кто тогда виноват?
<i>Она ничего не забыла. Не забыла, как это – задыхаться.
Не забыла, что ножевое ранение – это очень больно. Не забыла его жесткие руки, такие неожиданно крепкие, из которых не врываться.</i>
Сон забирает её в свои объятия.
У Артура глаза такие безжизненные. Он смотрит на неё, пытаясь спросить, что же между ними такое случилось, что она перестала быть его другом. Она помнит этот вопрос. Помнит, что ответить было слишком сложно. Да и не до речей было.
- Тебя даже не я убила, отвали, - говорит Моргана и решительно удаляется.
Ей достаточно своих мертвецов. Их много. Она проходит спокойно, одаривая презрительным взглядом отца и рыцарей. Некоторые лица она даже не узнаёт. Насколько это делает её монстром. Она не боится. Только один призрак преследует её наяву.
- Я не виноват, - звучит в ушах ненавистный голос, а она сердито отмахивается, ей и наяву его достаточно. Неужели он думает, что сможет её в этом убедить? Он никогда не отличался умом.
Такая холодная была земля, этот холод внутри неё, его не вытравить всеми пледами мира.
Почему бы не оставить её в покое? Столько лет прошло. Она была злой, слабой, мстительной, но это было неизмеримо давно. Она уже никого давно не убивает, живёт себе тихонечко, никого не трогает.
Неужели нельзя было привязаться к кому-нибудь другому?
Она пробовала менять квартиры, но это не помогло.
Нудный, ноющий, вздыхающий, по-прежнему равнодушно-жестокий к её желаниям призрак, верно следует за ней по пятам, не оставляя её в покое. Как будто ей мало своих мертвецов.
Если бы он был так верен ей при жизни, возможно, всё сложилось бы по-другому.

Утром она встаёт, пьёт очень быстро остывающий кофе, бросает недовольный взгляд на покрытую льдом кружку и равнодушно проходит мимо зеркала. Всматриваться в силуэт не обязательно. Её призрака зовут Мерлин.
Фото/изображение с Телесериал.com

Сообщение отредактировал Шарлотта Холливелл: Пятница, 07 августа 2020, 01:40:06

 

#3
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 635
  • Пол:
Часть 3.

Мерлин всерьёз задумывается об экзорцистах. Ему давно не было так страшно. Он может справится с серьёзными магическими врагами и людьми, которые желают ему зла. Он никогда не умел справляться с застывающим глазами одной конкретной ведьмы. Он никогда не умел справляться со своей совестью.

Сегодня утром на улице она видела двух детей – мальчик-блондин, немножко заносчивый, но довольно милый, и очаровательная девчушка в сиреневом платье с чёрными кудрями и зелёными глазами.
Она сбежала от них позорно, чтобы не слышать, как они смеются, чтобы не знать о них ничего.
Это так нелогично и смешно, почти иррационально, но, наверное, если бы этого абсолютно незнакомого мальчишку звали Артур, это бы разбило её древнее, глупое и без того кровоточащее сердце.
Это всё Мерлин, разбередил старые раны, чтоб его.
Она возвращается в квартиру, роняет мебель, хлопает дверьми.
- Я просто боялась, что меня казнят, ублюдок, – кричит Моргана, - а ты со своими виноватыми глазками и понимающей физиономией помогал всем, кроме меня, так что убирайся из моей квартиры, призрачный засранец!
Она слышит его полузадушенный всхлип (ей плевать) и снова это жалкое «я не виноват». Входная дверь хлопает, но она знает, что Мерлин снова вернётся. Как бы далеко она не пыталась от него сбежать.

Сегодня призрак Морганы особенно бунтовал. Она швыряла мебель и кричала. И велела убираться из её (??? а вот это уже наглость) квартиры. Да и куда ему деваться? Если она всё равно последует за ним.

Холодно. И спать хочется. Но там в её снах снова – мертвецы и этот жалкий голос с нелепыми оправданиями. Может, однажды она ему поверит. Проснётся ли она тогда или останется в мире иллюзий? В мире, где Мерлин не виноват? В мире, где она могла бы его простить?

Кофе не помогает. Не бодрит и не согревает.
Он почти ощущает ледяные пальцы на своих запястьях. Как тогда, когда мёртвая, нет, убитая им ведьма с угасающими глазами медленно сползала на землю.
Наверное, он не заслужил тепла. Если он признается, что виноват, проснётся ли он?
Сможет ли Моргана затянуть его в вечный кошмар своей смерти и его ошибок? И хочет ли он просыпаться? Ведь в его снах есть Моргана. Пусть ненавидящая, обвиняющая, мёртвая. Но когда с ней было легко?

Однажды ночью в квартиру врываются грабители, которые очень разочарованы потому что квартира пустует давно, и брать нечего.
Моргана же очень напугана, потому что эти идиоты делают вид, что совсем её не замечают. Это очень странно, но, когда она об этом думает, у неё начинает сильно болеть голова. Всегда, когда она пытается понять, почему её не заметили.
- Вон из моей квартиры, - кричит Моргана, - пока я не вызвала полицию.
- Меня они тоже не замечают, – говорит знакомый голос за её спиной. Оборачиваться нет нужды. Зачем? Чтобы снова увидеть эти виноватые глазки? Но она оборачивается. Мерлин выглядит вполне материально. Как и она.


Ведьма встаёт с холодной земли. Она рада, что выжила. Внутренний голос вопит не оборачиваться. Внутренний голос оберегает неразумную, сломанную, побеждённую девочку. И она слушается, убегает далеко-далеко от безжизненного тела в чёрном платье.

Мерлин всегда боролся со злом. И наивно полагал, что всегда будет побеждать. Зачем оборачиваться и проверять всё ли в порядке? Ведь тогда можно увидеть свой побеждённую тушку.

В это поверить странно. Они оба умерли. И блуждали по пустым квартирам, инстинктивно выбирая одинаковые квартиры вместе и упорно не замечая друг друга. Моргана сбегает. Строго-настрого велит одной призрачной заднице не приближаться к ней больше никогда и сбегает.

Становится холоднее. Хотя сейчас лето, и это закон вселенского свинства, но, наверное, не ей жаловаться. Она хотя бы не в аду. Иногда бы она предпочла ад. По радио передают новости о предотвращённом убийстве и о том, что убийца спятил и клянётся, что ему помешал призрак. Моргане неинтересно. Она знает, как зовут этого призрака и горько усмехается. Она знает, чем заканчиваются такие геройства.

Моргана и Мерлин говорят, что ненавидят свои сны. Искренне говорят, что боятся засыпать.
Но никогда не уточняют, какие сны беспокоят их больше всего. Очень-очень редко, в дни, когда они ненавидят себя чуть меньше, потому что сделали что-то хорошее, им снятся сны особенно пугающие – сны тёплые, светлые, сны, которые никогда не сбудутся.

Сны, в которых их прощают. Вот тогда просыпаться больно. И да – наверное, это всё-таки ад. Мерлин предотвращает убийство, бросает последний гневный взгляд на преступника, неслышно скользит мимо спасённой. Приходит в холодную квартиру теперь уже только с одним призраком и закрывает глаза.
В его снах Моргана в сиреневом платье.
Она принимает цветы. Такая тёплая. Живая, ещё им не преданная. Мерлин принимает чёткое решение больше не просыпаться. В одной из больниц Лондона начинает умирать неопознанный коматозник.
Фото/изображение с Телесериал.com
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей