Перейти к содержимому

Телесериал.com

Возвращение домой автор Leigh/ перевод Чарли Райн

AU (альтернативная вселенная)
Последние сообщения

Сообщений в теме: 23
#1
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Она и забыла, каким жарким здесь может быть солнце. Проведя последние семь лет на восточном побережье, сейчас чувствовала что задыхается от жары Среднего Запада.
Лучи полуденного солнца безжалостно скользили по ней, и маленькие капельки пота лениво стекали по лицу.
Она рассеянно вытерла пот и повернулась, чтобы взглянуть вслед автобусу, который привез ее сюда. Механический скрежет и высокий пронзительный свист переключения передач становились все тише. Автобус уезжал все дальше, а вместе с ним и ее свобода.

Семь лет назад она ушла без намерения когда-либо снова увидеть это место - и теперь, вернулась.
Наклонившись она подняла свой чемодан. Его черное нейлоновое покрытие было немного пыльным от путешествия, но в остальном оставалось в хорошем состоянии как и в тот день, когда она его купила. Подняв чемодан правой рукой, она закинула футляр для гитары на левое плечо и направилась к белому фермерскому дому, стоявшему в конце дороги.

Внимательно осмотревшись вокруг, она поймала себя на мысли, что цвета здесь были намного ярче, чем ей запомнилось. В Нью-Йорке, она существовала в мире стали, бетона и стекла. Естественные цвета, более чем компенсировали неоновые огни и яркий декор.

Теперь, приближаясь к дому бабушки и дедушки, она с удивлением замечала блестящий, поразительный контраст пышной зеленой травы на фоне лазурного голубого неба. На это сказочном фоне выделялся старый Дуб, который стоял в дальнем углу двора, прямо рядом с сараем. Пшеница в поле подчиняясь полуденному ветру качалась равномерно, сначала в одну сторону, затем в другую. Через пару недель урожай будет готов к сбору, а его блестящий оттенок сформировал пышный золотой ковер, окружавший ферму.
Белый деревянный забор окружал всю собственность, образуя границу между имуществом ее бабушки и дедушки и домом Дженсона, который виднелся вдалеке на возвышенности.

Несмотря на спокойствие и умиротворение представшее перед ней, Никита не чувствовала ни уюта, ни тепла.
Ее голубые глаза с тоской осматривали горизонт, когда она поправила на плече футляр для гитары и крепче сжала ручку чемодана.
Кроме большого гаража и сарая рядом с домом, в поле зрения не было никаких других сооружений. Земля была такой же изолированной и одинокой, какой она запомнила.
Теплый ветерок обдувал лицо, и она продолжила свой путь по дороге к дому. Она опустила глаза, чтобы защитить их от пыли, и криво усмехнулась вспомнив, что темно-коричневые кожаные сапоги, выглядывающие из-под выцветших джинсов, были такими же, когда она покидала это место.

Теперь они привели ее домой.

Дом?

Никита вздрогнула.
Она выросла здесь на ферме под присмотром бабушки и дедушки. Мать оставила ее после нежелательной беременности, но она никогда не чувствовала себя здесь как дома.
Быть брошенной матерью и, не зная о своем отце, в самом сердце Америки, месте, где господствовала христианская мораль, было неприлично.
Бабушка Эдриан смотрела на нее ястребом, очевидно ожидая того дня, когда она все испортит, как и ее мама.
Горожане смотрели на нее с подозрением, хотя некоторые жалели ее. К сожалению, добрые намерения часто причиняли больше боли, чем унизительные взгляды.
Женщины комментировали, что она выглядит так же, как ее мама, и как бедной Эдриан тяжело воспитывать такого ребенка.
Мужчины, молчали. Но их глаза выдавали неприличные мысли, когда они тайно поглядывали, на юную стройную красотку, которой становилась Никита.
Адриан нарочно одевала ее в строгие платья и запрещала пользоваться косметикой, но Никите не нужно было никаких искусственных улучшений. У нее была естественная красота, которую не могла скрыть никакая одежда, и когда она улыбалась, как бы редко это ни было, это было равносильно наблюдению за восходом солнца. Дедушка Уолт был единственным настоящим источником любви и тепла, и именно ради него она вернулась.

Никита остановилась возле двухэтажного дома.
Деревянное кресло-качалка дедушки все еще стояло на крыльце в углу. Она вспомнила, как он сидел здесь каждый вечер и смотрел на горизонт. Иногда она присоединялась к нему, и он рассказывал ей истории своей юности.
На краю крыльца висел колокольчик - простая штуковина, состоящая из пяти тонких металлических стержней, каждый разной длины. Она все еще могла слышать звенящий звук, который он издавал всякий раз, когда дул ветерок. Это был один из самых странных щемящих звуков, которые она когда-либо слышала.
Дедушка Уолт любил эту землю. Его отец купил сорок акров и передал ему в наследство. Он надеялся передать ферму ее матери, но она не любила это место так же сильно, как и Никита, по крайней мере, так говорил ей дедушка. Единственная дочь была радостью жизни и его сердце было разбито, когда ее мать ушла и не вернулась. Никита взглянула на фермерский дом, из которого тоже пыталась сбежать, и вздохнула. Она посмотрела в левое угловое окно на втором этаже. Это была спальня ее матери, а затем ее. Часто по ночам, она вылезала и сидела на крыше внутреннего дворика, смотрела на звезды на небе, мечтая о своем будущем. Иногда по ночам она слышала, как бабушка ругает деда за то, что тот излишне балует внучку. Дедушка тихо успокаивал ее.
Никита смахнула пот со лба и поднялась вверх по крыльцу.
Воспоминания о прошлом нахлынули и она почувствовала желание повернуться и убежать. Проглотив свои страхи, она подняла руку и постучала в дверь.

- Привет? - Она осторожно подняла ручку и почувствовала, как она свободно поворачивается в руке. Дверь с тихим скрипом открылась, и Никита заглянула внутрь. Знакомые белые кружевные шторы зашевелились от сквозняка. Никита прикусила нижнюю губу и открыла дверь шире.

Тонкий прозрачный материал был одной из вещей, которые всегда напоминали ей о доме. Бабушка сама сделала эти шторы. В детстве Никита удивлялась, как такая холодная и суровая женщина могла создать что-то тонкое и нежное. Глядя на шторы, она подавила дрожь и вошла внутрь. Девушка положила чемодан и футляр с гитарой на пол и закрыла за собой дверь.


Обстановка дома была до боли знакома. Мебель, немного потускнела, журнальный столик, который она натирала каждую субботу воском, все еще блестел глубоким красным деревом. Тишина, которая пронизывала ее память об этом месте, густо витала в воздухе.

- Привет? - тихие шаги заставили ее вздрогнуть и обернуться. Она удивленно моргнула, увидев стоящего перед ней незнакомца. Он был высокого роста, с темными длинными волосами. Джинсовая рубашка на нем была пыльной, как и его темные хлопковые брюки.

Никита отступила на шаг и обернулась, еще раз взглянув на мебель.

Это был дом в котором она выросла, но кто он такой?

Она оглянулась и увидела, что он пристально смотрит на нее.

- Я… прости, - извинилась она.

- Твоя бабушка наверху, - сказал незнакомец тихим голосом с мягким акцентом, который показал, что он не из этих мест.

Никита посмотрела на лестницу, и сердце стало биться сильнее при упоминании о бабушке. Когда она оглянулась, то увидела, что незнакомец повернулся и пошел на кухню. Было очевидно, что мужчина был знаком с этим местом, и, поскольку она никогда не слышала о каких-либо других родственниках, то предположила, что он был наемным рабочим. Это объясняло, как ее дедушка смог содержать ферму в последние годы.


Несколько минут она стояла на месте пытаясь решить, что ей делать дальше. Она облизнула губы, которые внезапно высохли. Оглянувшись, она снова посмотрела туда, где был незнакомец, обдумывая про себя кто он и что привело его в эти места. Она не могла понять, почему кто-то захотел поселиться в этих одиноких краях, но, очевидно, этот незнакомец так и сделал, что, как ни странно, подействовало на нее успокаивающе. Затем она повернулась и начала подниматься по ступенькам на второй этаж.
************
 

#2
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
************
Пока она поднималась по лестнице, вернулись воспоминания о ее детстве . Они окружали ее, словно призраки пришедшие поприветствовать в родном доме.

Никита глубоко вздохнула и направилась к спальне в конце коридора. Дверь была слегка приоткрыта, и она услышала что внутри кто – то двигается. Сделав паузу, девушка постучала в дверь и медленно открыла ее.

На большой кровати с балдахином у окна лежал ее дедушка, его голова упиралась в толстую белую подушку. Длинные серебристые и седые волосы были аккуратно зачесаны назад, а его глаза были закрыты, и он лежал, сложив руки на груди. На мгновение она испугалась, что опоздала. Он выглядел таким бледным на фоне пухового одеяла.
- Дедушка?
Движение слева привлекло ее внимание. Никита обернулась и увидела бабушку, стоящую у комода, со стопкой сложенных рубашек в руках.
Эдриан пристально уставилась на внучку, тем же пронзительным взглядом, которого та боялась в детстве.

- Здравствуй, бабушка, - прошептала она. Миниатюрная женщина ничего не ответила и снова повернулась к комоду, продолжая раскладывать белье. Никита нервно сглотнула, и сжала кулаки, чтобы руки не дрожали.

«Кажется ее возвращение было ошибкой?» подумала она про себя.

- Никки? - ее взгляд упал на кровать, и она увидела, что дедушка смотрит на нее, прищурив глаза, как будто не был уверен, что она действительно там.

- Дедушка! - Никита быстро скользнула к нему, слезы наполнили ее глаза, когда она увидела, как ожило его морщинистое лицо.

- Никки… ты вернулась, - он улыбнулся ей.

- Конечно, я вернулась, дедушка.

Позади она услышала что-то похожее на жесткий выдох. Никита сфокусировала взгляд на старике, лежащем перед ней на кровати, ее рука потянулась, чтобы провести по его волосам.

- Как ты себя чувствуешь? - спросила она.

- Я в порядке ... хорошо - старческие глаза внимательно разглядывали ее, а слезы катились по его лицу.

- Ты такая взрослая , - прошептал он.

Ее губы дрожали, и она потянулась к его руке, чтобы прижать стариковскую ладонь к губам. Он продолжал смотреть на нее.

- И так похожа на свою мать, - пробормотал он. Позади них, ее бабушка шумно захлопнула ящик. Никита обернулась и увидела, что Эдриан смотрит на нее пустым взглядом.

- Доктор сказал, что ему нельзя долго разговаривать. Это утомляет его, - заявила она. Никита кивнула с пониманием, в ее глазах промелькнуло молчаливое извинение. Когда ее бабушка повернулась и быстро вышла из комнаты, она выдохнула с облегчением и почувствовала, что дедушка слабо сжал ее руку. Никита повернулась, чтобы посмотреть на него.

- Не обращайте на нее внимания, - прошептал он,

- Помнишь, она лает, но не кусается.

Она слегка улыбнулась ему.

- Бабушке не нужно кусаться, - прошептала она в ответ.

- Ее лая достаточно.

Дедушка Уолт рассмеялся Низкий скрипучий звук, который больше походил на приступ астмы, чем на смех.
- Дедушка, ты в порядке? - спросила Никита. Она озабоченно нахмурила брови , а ее глаза изучали его.
Старик продолжал попеременно хрипеть и смеяться, при этом он махал рукой и кивал головой, убеждая ее, что с ним все в порядке.
- Может, мне стоит дать тебе отдохнуть, - сказала она, но он покачал головой.
- Нет пожалуйста. . . - он сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.
- Никки, - проговорил он,
- Мне нужно поговорить с тобой…

Двадцать минут спустя Никита вышла из комнаты бабушки и дедушки и тихо прикрыла за собой дверь.
Она прислонилась к двери и закрыла глаза пытаясь сдержать слезы.

«Что я делаю?» подумала она.
«Почему я вернулась сюда?»

Она открыла глаза и вспомнила свой разговор с дедушкой. Он не хотел, чтобы она уезжала. Дедушка хотел, чтобы она осталась здесь, особенно если с ним что-то случится, он просил ее остаться и позаботиться о бабушке Эдриан.
Никита подошла к противоположной стороне коридора и встала у окна, откуда открывался великолепный вид на пшеничные поля. Ее золотая тюрьма, которая мягко покачивалась на ветру.
Сколько раз она смотрела в это же окно и задавалась вопросом, что находится там за полями.

- Она нуждается в тебе, Никки.
Никита покачала головой выслушивая дедушку, когда он тихо умолял ее.

- У нее больше никого нет.

- Но дедушка, я ничего не знаю о ферме. Я не смогу ... - Он взял ее за руку.

- Я об этом позаботился, - пробормотал он.

- Майкл, ты встретишься с ним, он уже пять лет с нами. Он знает все, что нужно знать о том, как управлять фермой.

Образ незнакомца появился в ее голове, и она покачала головой.
- Я не знаю, дедушка. Кто он?
Он похлопал ее по руке, уверяя, что Майкл хороший человек.

- У него были трудные времена, Никки, - объяснил он.

- Парень потерял жену и маленького сына в автомобильной аварии и приехал сюда на запад, чтобы начать все сначала.

Пока она обдумывала информацию, которую предоставил дедушка о Майкле, старик снова сжал ее руку и умоляюще проговорил.

- Она нуждается в тебе, Никки.

Он увидел сомнение на ее лице.
- Постарайся понять, Сладкая, она была раздавлена, когда твоя мать ушла. Шарон была ее гордостью и радостью. Когда она убежала, это было больше, чем твоя бабушка могла вынести, и после этого она закрыла свое сердце.
Он сжал ее руку.

- Я не собираюсь задерживаться здесь долго, малышка. Если ты тоже уйдешь, она останется совсем одна…

Она хотела убежать, молча проклиная себя за возвращение. Как будто гигантские тиски сомкнулись вокруг нее, решая судьбу.

Но когда ее дедушка попросил пообещать, что она останется и присмотрит за бабушкой, она согласилась.


Молча, Никита повернулась и с тяжелым сердцем спустилась по лестнице.
Она пошла на кухню, где должна находится бабушка. Никита нашла Эдриан у раковины. Девушка подошла и остановилась в нескольких футах от нее.

- Бабушка ?

Эдриан коротко взглянула на нее и вернулась к делам. Никита огляделась, чувствуя себя немного неловко.

- Могу ли я чем-нибудь помочь? - спросила она. Эдриан долго не отвечала, и Никита уже собралась уйти когда старуха ответила тихим голосом.

- В машине куча белья - Она посмотрела на Никиту.

- Ты еще помнишь, как развесить белье, не так ли?

Девушка кивнула.

- Да, мэм. - она повернулась, благодарная за рутинную работу, чтобы занять ее.

Развесив белье она решилась вернуться и снова и зависла на заднем плане, не зная, что ей делать дальше. В конце концов она подошла к раковине и встала рядом с бабушкой, наблюдая, как та ловко лущит горох.

- Морковь нужно почистить - пробормотала Эдриан. Никита взглянула на нее, но заметила, что Эдриан не сводит глаз с ее рук.

- Да, мэм. - сказала она затем пошла к холодильнику, чтобы достать овощи.

Остаток дня прошел точно так же. Она ​​выполнила обязанности по дому, на которые указывала ей бабушка, а затем тихо ждала следующего задания.

В тот вечер, отнеся поднос с едой дедушке, она вернулась на кухню и начала накрывать на стол, но ее прервала бабушка.

- Не нужно этого делать, - заявила она.

- Я буду есть с твоим дедушкой наверху. Ты можешь поесть на кухне, если хочешь - Никита кивнула и начала собирать тарелки обратно.

Она решила пропустить ужин в тот вечер. Хотя она ничего не ела с завтрака, поняла что просто не голодна.

- Как насчет этого человека ... Майкла?- спросила она.

- Я оставила ему ужин, - ответила Эдриан.

- Когда он закончит с делами, он придет и поужинает. Он все здесь знает.

Никита кивнула, провела ладонями по джинсам и извинилась. Медленно она поднялась по лестнице и остановилась наверху. Через минуту девушка повернулась в противоположном направлении и пошла в свою комнату. На улице уже темнело.
Подойдя к комоду, Никита нажала на маленький зонтик – светильник. Все ее вещи, которые она оставила, были убраны из комнаты. Осталась только односпальная кровать, старая деревянная тумбочка и комод в углу. Никита подошла к окну и выглянула наружу. Через мгновение она открыла окно и подняла его. Затем высунула голову и осторожно вылезла наружу. Окно казалось намного меньше, чем в ее воспоминаниях. Кровля, похожая на наждачную бумагу, была еще теплой от солнца, присев она почувствовала жар через ткань своих джинсов.
Никита обняла колени, наблюдая за тем как солнце касается горизонта и наступает вечер.

Когда на небе появилась первая звезда, она закрыла глаза и вспомнила свою единственное мечту, о чем грезила когда была маленькой. Она представляла себе что когда откроет глаза, то окажется за тысячу миль отсюда. Но когда она открыла их, увидела ту же сцену. Вглядываясь в звездное небо Никита закрыла глаза и беззвучно заплакала.
Из-под тени дуба , в дальнем углу двора, незнакомец по имени Майкл прислонившись к стволу, наблюдал за ней.
 

#3
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Через минуту Никита подняла голову и вытерла глаза. Вглядываясь в темнеющее небо, она ругала себя за слабость.

- Я могу сделать это, - прошептала она.

- Я могу…

Вспомнив прошедшие годы, она призналась себе, что, даже находясь за тысячу миль отсюда, она не нашла то, что искала ее душа. Тяжесть сдавила ее сердце.
«Что я пытаюсь найти?» задавалась она вопросом.
На небе появилась первая звезда, и Никита встретила ее с чувством ностальгии.
Будучи ребенком, она часто ждала появления этого первого слабого мерцания света, а затем шептала желание своего сердца в ночной воздух, не веря в это, но тем не менее надеясь, что стишок, который она выучила в детстве, поможет ей:
«Я желаю мира».

Никита коротко рассмеялась, вспомнив свое детское желание. Ей было двадцать пять лет и она все еще не нашла этого покоя и сомневалась, сможет ли когда-нибудь это сделать. Возможно, и не было никакого покоя. Возможно, нужно было просто научиться принимать то, что тебе предлагает жизнь.

Она поднялась на ноги и осмотрелась вокруг.
Дедушка Уолт принял что ему было дано, и, казалось, прожил относительно счастливую жизнь. Она никогда не слышала, чтобы он говорил о сожалениях, о несбывшихся мечтах и ​​желаниях. Для него счастье было здесь прямо под рукой.
«Почему я не могу стать такой?» задумалась Никита .

Теплый вечерний ветерок обдувал ее, приподнимая длинные золотые пряди волос, мягко отбрасывая их назад, открывая лицо. Никита закрыла глаза, подняла лицо к небу и глубоко вздохнула, затем вздрогнула, выдохнув.
«Я могу это сделать», пробормотала она еще раз, затем повернулась и залезла обратно в дом через окно.

Майкл стоял, наблюдая за ней.
Он знал о Никите потому, что Уолтер часто рассказывал о своей внучке. Старик любил говорить о ней, когда они сидели по вечерам на крыльце, после работы, и с тихим удовлетворением смотрели на землю. Свет в его глазах и радость в его голосе, когда он говорил о ней, показали Майклу, как сильно старик любит ее. Уолтер никогда не объяснял, почему она уехала, а Майкл никогда не спрашивал. Однако он заметил, что Эдриан никогда не упоминала Никиту или Ники, как Уолтер любил называть ее. Он также заметил, что старик никогда не говорил о ней, когда рядом была его жена.

Когда Майкл вошел в гостиную в тот день и увидел стоящую молодую женщину с чемоданом и футляром для гитары, он инстинктивно понял, что это она. Никита. Что-то в ней поразило его мгновенно. Она была прекрасна, в этом не было никаких сомнений. Уолтер несколько раз упоминал, что его внучка красавица, но сегодня днем ​​его заинтриговала не физическая красота. Нет. Когда она посмотрела на него широко открытыми голубыми глазами, ему показалось что он на миг заглянул в ее душу, и то, что увидел, было болью и неуверенностью.
Его собственная реакция, удивила мужчину. Наблюдая за тем, как она стоит на пороге дома, как потерянный ребенок, встревожило его. Он с трудом подавил в себе желание протянуть руку и успокоить ее, попытаться убедить что все будет хорошо.

Майкл смотрел, как она сидит на крыше возле ее комнаты, и чувствовал тот же эффект, что и раньше. Помимо небольшого изгиба губ, его лицо оставалось бесстрастным, когда он наблюдал, как она поворачивается и осторожно лезет через окно в свою комнату.
После этого он долго еще долго стоял там, глядя в темноту, погруженный в свои мысли.
************

Никита проснулась на следующее утро очень рано.
Было странно просыпаться в детстве - ностальгически, но тревожно. Она лежала несколько минут, изучая комнату вокруг нее, вспоминая часы, которые она провела здесь в одиночестве тихо играя со своей куклой, мечтая, прячась.
Когда ей исполнилось одиннадцать, дедушка подарил ей гитару и научил ее нескольким простым аккордам. После этого каждую свободную минуту она тратила на то, чтобы научиться играть и петь.
Никита взглянула в угол, где возле стены стоял футляр для гитары. Музыка помогла ей избавиться от боли и растерянности детства и помогла ей выжить в Нью-Йорке. Она мягко улыбнулась, когда встала с кровати и начала готовиться к наступающему дню.

Порывшись в чемодане, она нашла старые джинсы и натянула их вместе с простой белой футболкой. Ранним утром воздух был холодным, но не настолько, чтобы понадобился свитер. Она почистила зубы, собрала волосы в хвост, и спустилась вниз.

В доме было еще темно, только из спальни бабушки и дедушки пробивался косой свет.
Никита пробиралась через дом, стараясь не шуметь.

Позже, когда Эдриан вошла на кухню, она обнаружила, что Никита занята приготовлением кофе.
Девушка подняла глаза на звук открывающейся двери и осторожно улыбнулась бабушке.
- Доброе утро, бабушка.
Эдриан перевела взгляд на Никиту.
- Доброе утро, - пробормотала она.

Как и Никита, она была одета в джинсы, но вместо белой футболки на ней был легкий свитер. Ее короткие рыжеватые светлые волосы были расчесаны на прямой прибор и убраны назад. Несмотря на свою миниатюрность, ее сила характера ярко сияла сквозь карие глаза. Она принялась готовить завтрак не обращая внимания на Никиту.
- Могу я чем-нибудь помочь? - спросила девушка.
- Я делала это последние сорок лет без чьей-либо помощи, - категорически ответила Эдриан.
Ее слова ужалили, заставив Никиту на мгновение замолчать.
- Я не хотела намекнуть, что ты не можешь сделать это самостоятельно ... - тихо заявила она.
- Я знаю, что ты имела в виду. - Эдриан посмотрела на внучку. Она на мгновение остановилась, держа сковороду в руке, выражение ее глаз, казалось, смягчилось на долю секунды, словно сожалея о сказанном, затем она повернулась и продолжила выполнять свою задачу.
По прошествии нескольких минут напряжение на кухне, только усилилось, сопровождаемое шипящим звуком масла на сковороде.
Не в силах больше терпеть тишину, Никита повернулась и тихо пошла к задней двери.
Сетчатая дверь издала длинный усталый писк, когда она толкнула ее и вышла на заднее крыльцо.
Небо только начинало светлеть, полосы розового и золотого от раннего утреннего солнца сливались в нежный синий цвет. Стараясь не хлопать дверью, Никита сделала несколько шагов и огляделась.
Справа, примерно в пятидесяти футах от главного дома, находилась пристройка. Девушка заметила что старое здание было отремонтировано и расширено. Крыша была перекрыта, и на ней был довольно новый слой краски. В окнах висели жалюзи.
В голове появился образ незнакомца, которого Никита видела вчера, , и она догадалась, что именно там он и жил.

Никита повернулась в противоположном направлении и направилась к сараю. Этим утром ей не хотелось встречаться с кем-либо, особенно с незнакомцем, который, казалось, чувствовал себя здесь на ферме, как дома. Она вспомнила, рассказы дедушки, о том что Майкл потерял свою жену и сына в автомобильной аварии и переехал сюда, в деревню из города. Никита предположила что возможно его жена из этих мест. Одно, она могла сказать наверняка, что он был не местным. Его акцент явно иностранный - возможно, французский.

Никита вздохнула, выбрасывая из головы мысли о незнакомце, когда она распахнула дверь сарая и вошла внутрь. Запах сена и лошадей приветствовал ее в сопровождении громкого ржания.
Неприятная встреча с бабушкой была забыта, Никита улыбнулась и подошла к стойлу в дальнем левом углу.

- Сладкая? - позвала она, затем остановилась, увидев незнакомую темную лошадь, в стойле котором обычно находилась лошадь ее дедушки.

Великолепный зверь смотрел на нее большими темными глазами, фыркнул и немного потанцевал, покачивая головой вверх и вниз, затем двинулся вперед и наклонил голову к Никите.

Ее улыбка стала шире.

- Ну, привет, - пробормотала она и осторожно потянулась погладить его.

- Кто ты?

- Его зовут Юлиус, - раздался мягкий ответ.

Никита с удивлением обернулась и увидела, что вчерашний незнакомец появился из-за стойла позади нее.

- Я… извините, - пробормотала она, внезапно почувствовав себя неловко, заметив, что мужчина был одет только в выцветшие черные джинсы и без рубашки. Теплый золотистый загар покрывал мышцы его верхней части тела. Никита снова подняла глаза и встретилась с слегка удивленным зеленым взглядом.

- Я не думала, что кто-нибудь здесь будет, - объяснила она.

Мужчина подошел к Юлиусу и взял джинсовую рубашку, аккуратно сложенную на деревянную перегородку.
- Не нужно извиняться, - тихо заявил он.
Никита отвела глаза, когда он надел рубашку и начал застегивать ее.
- Мне лучше вернуться в дом, - пробормотала она и повернула назад.
- Подожди.
Она оглянулась через плечо и увидела, как он выходит из стойла. Его рубашка была наполовину застегнута и не заправлена.

- Я не думаю, что мы были должным образом представлены - Он протянул ей руку и улыбнулся.

- Меня зовут Майкл.

Никита секунду смотрела на его предложенную руку, затем протянула руку и сунул пальцы в его ладонь, когда она подняла глаза и улыбнулась.
- Приятно познакомиться, Майкл. Я Никита.
************

Майкл повернулся, чтобы посмотреть на лошадь позади него.
- Я вижу, ты познакомилась с Юлиусом.
Никита улыбнулась, шагнув вперед, и снова потянулась к скакуну перед ней.
- На самом деле я искала Сладкую.
Майкл оглянулся на нее с извиняющимся выражением лица и провел рукой по мышцам шеи Юлиуса
- Мы потеряли Сладкую два года назад.
- Ой… - ее рука дрогнула над гривой Юлиуса, когда она растерянно взглянула на Майкла.
- Я не знала - тихо сказала она.
- Думаю, мне нужно многое наверстать.
Майкл улыбнулся и повернулся, исчезая за углом.
- Твой дедушка купил Юлиуса и Бэррона вскоре после этого.
- Бэррона?
Юлиус опустил голову и ткнул носом в карман ее джинсов.
- Эй, прекрати это. - Никита усмехнулась, и погладила его по голове.
- Бэррон на заднем дворе, - ответил Майкл, когда он появился с щеткой в руке и передал ее Никите.
- Я по очереди беру его и Юлиуса, чтобы они могли немного потренироваться.
Никита отошла в сторону и принялась расчесывать блестящую шерсть Юлиуса, который фыркнул и повернул голову, пытаясь следовать за ней
- Юлиус стой на месте, - приказал Майкл.
- Он думает, у тебя есть для него лакомство, - объяснил мужчина, надевая толстые кожаные перчатки он подошел к соседнему стойлу.
Некоторое время Никита молчала, погруженная в свои мысли, продолжая расчесывать Юлиуса.

- Мой дедушка сказал, что ты здесь уже почти пять лет. - девушка подняла глаза и увидела, что ее собеседник вернулся, неся здоровенную порцию свежего сена, которое он разложил вокруг ног Юлиуса.

Он перешел на другую сторону и начал собирать овес в ведро.

Никита перестала расчесывать лошадь и нерешительно взглянула на него.

- Спасибо.
Майкл недоуменно посмотрел на нее.
- За что? - спросил он.
Она подняла взгляд и осмотрела сарай. Как и остальная часть фермы, он был в хорошем состоянии. Ее бабушка и дедушка никогда бы не смогли привести в порядок это место без посторонней помощи. Если бы Майкла не было, возможно им пришлось продать ферму.
Она снова встретилась с ним взглядом:

- За то, что ты здесь, - ответила она, затем повернулась и продолжила расчесывать гриву.

- Думаю, ты должен знать, каким большое разочарованием я стала для моих бабушки и дедушки, - продолжила она тихо.

Майкл поднялся на ноги и стоял, наблюдая за ней.
- Почему ты так думаешь ? - спросил он.
Никита бросила на него взгляд, сопровождаемый кривой улыбкой.
- Это не большая семейная тайна, - сказала она и повернулась к Юлиусу.
Майкл потянулся к полке и достал вторую щетку. Он молча начал расчесывать жеребца с противоположной стороны от Никиты.

- На самом деле, я слышал о тебе только хорошие слова, - заявил он. Его глаза встретились с ней, и он улыбнулся.

- Может быть, ты слишком жестока к себе?

Никита закатила глаза и посмотрела на него
- Да, верно ..., - когда она закончила свою сторону.
- Твои дедушка и бабушка очень тебя любят.
Она остановила руку на полпути, ее глаза снова поднялись, чтобы встретиться с его.
- Что-то не так? - спросил он.
- Н-нет, - протянула она, затем пожала плечами, продолжая выполнять свою задачу.
- В любом случае, это прошлое.
- Ты не веришь, что они любят тебя?
Некоторое время она не отвечала, концентрируясь вместо этого на длинных движениях, которыми касалась Юлиуса.

- Я не сомневаюсь, что мой дедушка, - заявила она.

- Но моя бабушка - это другая история, - прошла минута молчания, и Майкл терпеливо ждал, когда она продолжит.

- Хотя я думаю, что так и есть - размышляла вслух Никита.

- И я люблю ее. Нам просто трудно показать это - Она глубоко вздохнула и улыбнулась Майклу. Это удивило ее, как легко она чувствовала себя общаясь с ним. Никита поняла что уже сказала ему больше, чем хотела.

- Может быть, это будет хорошей возможностью для вас обоих научиться, Ни-ки-та.

Она посмотрела на него, ее рот приоткрылся, как будто бы что-то сказать, затем снова закрылась.
- Что? - спросил он.
Она засмеялась, а затем призналась:
- Просто странно слышать, как ты произносишь мое имя. Я не думаю, что когда-либо слышала, чтобы кто-то произносил это так же, как ты - Майкл молчал, звук их щеток ударяющих о шерсть Юлиуса, наполнил тишину.
- Мне это нравится - пробормотала она.
Майкл поднял бровь и оглянулся на нее.
- Что? - спросил он.
Никита повернулась, подошла к полке и положила щетку, которую использовала.
- То, как ты произносишь мое имя, - ответила она.
- Ааа… - Он улыбнулся. Никита стояла перед ним, положив руки на бедра и оглядываясь вокруг. Девушка была поразительно красива и даже не подозревала об этом.
- Мне лучше вернуться в дом и посмотреть, нужна ли бабушке помощь. Хотя я сомневаюсь, что она захочет от меня помощи. - Никита оглянулась на Майкла и улыбнулась.
- Ты присоединишься к нам на завтрак?
- Я уже позавтракал, - ответил он и заметил проблеск разочарования, в ее глазах. Девушка вероятно, не хотела оставаться наедине со своей бабушкой.
- Если ты хочешь, я присоединюсь к вам на ужин, - предложил он.
Никита оглянулась.

- Не мог бы ты? Пожалуйста? - она немного помедлила, на ее лице появилось хмурое выражение.

- Дедушка болен, осталась только я и бабушка.., - ее голос оборвался, а по лицу пробежала тень. Погруженная в свои мысли, она не услышала его приближения, пока не почувствовала легкое прикосновение к своему плечу, и она повернулась, чтобы увидеть, как он ласково смотрит в ее глаза.

- Я буду там, - успокоил он ее.

Он был вознагражден благодарной улыбкой.
- Спасибо - прошептала она, повернулась и вышла.
 

#4
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Никита сидела на кровати, одетая в шелковую рубашку, с гитарой в руках. Она вспоминала мелодию, которая крутилась в голове весь день, и она пыталась воспроизвести ее сейчас. Напевая себе под нос, девушка перебирала пальцами струны.

« Теплый свет, позволь мне увидеть тебя в темноте. Я чувствую, как твоя любовь сияет сквозь…»

Девушка сделала паузу, в ее глазах появилось разочарование.
Эту песню она слышала много лет назад, когда была ребенком. Она неожиданно всплыла в памяти сегодня, когда она подметала заднее крыльцо. Мелодия оставалась с ней до конца дня и позже, когда она стояла мыла посуду, появилась единственная фраза из песни, которую она запомнила.
Когда Никита подняла глаза и увидела, как Майкл выгружает пачку пиломатериалов из задней части Форда,
«... позволь мне увидеть тебя в лучах света».
Она покачала головой, улыбаясь, возвращая свое внимание к мыльной воде, в которую погрузились ее руки. Однако песня осталась с ней…

Никита закрыла глаза и попыталась вспомнить больше текста, но у нее ничего не вышло. Она даже не была уверена, что слова, которые она вспомнила, были правильными. После нескольких безуспешных попыток напевая и дергая за гитарные струны, она раздраженно вздохнула и отложила инструмент в сторону.
В комнате темнело, пора было спускаться на ужин. Возможно, Майкл узнает эту песню. С другой стороны, она не была уверена, что он вырос в штатах, так что, возможно, и нет.
Подойдя к шкафу, она осмотрела свою одежду, которую там повесила. Никита остановилась на узком голубом хлопковом платье с короткими рукавами.
День был душным, и она была рада, когда наконец появилась возможность принять долгий прохладный душ. Тщательное мытье головы шампунем и обработка кожи скрабом, оживила ее. После этого, завернувшись в белый махровый халат, она растерла лосьон по ногам, животу и рукам, наслаждаясь нежным женским чувством.

На самом деле день прошел намного лучше, чем она ожидала.
Оставив Майкла в сарае тем утром, она вернулась в дом и позавтракала одна. Бабушка решила поесть с дедушкой в его комнате. Её решение не удивило Никиту, но несколько смягчило настроение.
«Возможно, это будет хорошим шансом для тебя и для нее, Никита»
Она подняла бровь и покачала головой, вспомнив слова Майкла.
Никита повернулась перед зеркалом, проверяя свою внешность.
Она сморщила нос в отвращении, затем повернулась и вышла.

Дверь спальни дедушки была открыта. Заглянув внутрь, она увидела, что он лежит с закрытыми глазами.
- Дедушка?
Его глаза открылись, и на губах появилась улыбка, когда он похлопал по кровати рядом с собой.
- Иди сюда, сладкая, - проговорил он.
Беспокойство отразилось в ее глазах, когда она уселась рядом с ним и наклонилась, чтобы поцеловать его в лоб. Длинные гладкие пальцы скользили по уставшему лицу.
- Ты в порядке, дедушка?
Уолтер поднял руку, чтобы поймать ее, и прижал к губам, а потом положил на грудь.
- Я в порядке, Никки. Просто стар, вот и все.
Она улыбнулась и сидела с ним в уютной тишине, ее большой палец терся о его.
- Я люблю тебя. Ты знаешь это, не так ли? - тихо спросила она.
Влага наполнила его глаза, уголки рта сморщились в улыбку, и он кивнул.
- Ты говорила с Майклом? - спросил он .
- Да.
Он выжидательно смотрел на нее.
- Ты сделал хороший выбор - призналась она.
- Он хороший человек. Добрый.
Уолтер вздохнул, довольный тем, что ей понравился молодой человек, которого он считал сыном.
- Мы не смогли бы сделать это без него.
Ее пальцы слегка сжались вокруг его, когда улыбка исчезла с ее лица.
- Мне жаль, что меня здесь не было - прошептала она.
- Тссс ... чепуха! - он пытался отмахнуться от ее извинений, но она не позволила ему.
- Мне нужно сказать это, дедушка. Пожалуйста!
Умоляющий взгляд в ее глазах успокоил его. С неохотой он позволил ей продолжить.
Глядя на их сложенные руки, Никита заговорил.
- Я не должна была отсутствовать так долго - длинные ресницы вспыхнули, и она пристально посмотрела в нежные глаза.
- Вы с бабушкой так много сделали для меня - воспитывая меня с детства, - и все, что я делала, - это мечтала сбежать отсюда.
- Никита ... - Уолтер сжал ее руку.
- Жизнь здесь никогда не была легкой для тебя. Я знаю это.
- Да, в этом-то и вся проблема, - призналась она.
- Я думала только о себе и о том, как тяжело мне было. Я никогда не думала о вещах с твоей точки зрения или с точки зрения бабушки. - она остановилась и уставилась в его глаза.
- Мне не следовало уезжать и оставлять вас. Бабушка была права. В конце концов я оказалась так же плоха, как и моя мама.
- Я никогда этого не говорила…
Никита повернул голову и увидел Эдриан, стоящую у двери с подносом с едой. Она уставилась на свою бабушку, на ее лице отразилось удивление. Когда Эдриан прошла дальше в комнату, Никита встала и подошла к ней, взяв у нее поднос и положив его на стол рядом с кроватью.
- Я не хотела проявить неуважение, - пробормотала Никита, когда она повернулась к своей бабушке.
- Я и этого не говорила, - ответила Эдриан.
Никита решила, что будет лучше, если она просто замолчит.
Ее бабушка медленно скользнула вперед и отошла от нее на шаг. Она смотрела на свою внучку с выражением, лишенным эмоций,
- Извини, если я произвела на тебя такое впечатление, Никита, - медленно произнесла она.
- Но правда в том, что ты совсем не похожа на свою мать.
- Я - я не? Хорошо это или плохо?
Прежде чем Никита успела задать еще какой-либо вопрос, Эдриан обошла ее и занялась подносом с едой.
- Я буду ужинать здесь с твоим дедушкой, - бодро заявила она, фактически закончив предыдущую тему обсуждения.
- Ты можешь поужинать с Майклом внизу.
Никита отошла от кровати на несколько шагов и взглянула на дедушку, который подмигнул ей и слегка кивнул.
- Лает, но не кусает, - прошептал он. Затем он отогнал ее с улыбкой в глазах.
- Приятного ужина и скажи Майклу, что я все еще жду нашей следующей партии в покер.
************
- Я ударил его ножом, сунул в багажник и бросил в реку….
- Ммм ... это мило, - пробормотала она. Ее ресницы взлетели вверх.
- Подожди ... - что ты сказал?"
Майкл засмеялся, его глаза загорелись, когда он уставился на свою собеседницу, которая сидела перед ним, краснея.
- Извини, - Никита смущенно улыбнулась и положила вилку на тарелку.
- Я не очень хорошая компания, не так ли?
Он откинулся на спинку стула, его взгляд смягчался, когда он молча разглядывал ее. В ней было что-то милое. Невинность и бесхитростность, которая ему нравилась.
- Хочешь рассказать мне об этом?
Улыбка заиграла на ее губах,
- Нет.
Подняв вилку, она возобновила свое прежнее действие, методично раскладывала еду по своей тарелке. Она удивленно подняла глаза, когда Майкл наклонился вперед и протянул руку через стол, чтобы остановить ее. Зеленые глаза встретились синими, когда он тихо спросил:
- Ты уверена, что не хочешь рассказать мне об этом?
Ее губы приоткрылись в нерешительности, глаза опустились, чтобы посмотреть на его руку, лежащую на ее руке.
- Ничего особенного, - тихо сказала она. Ощущение его руки было теплым и утешительным. Она посмотрела на него с озадаченным взглядом.
- Я просто хочу ... Нет. Забудь об этом.
- Ни-ки-та - его пальцы крепко держали ее, пока он терпеливо смотрел на нее.
- Рассказывай - тихо приказал он.
Никита улыбнулась и сжала его руку.
- У тебя есть сестры?
- Сестра,- он покачал головой и улыбнулся.
Она убрала свою руку и встала.
- Почему ты спрашиваешь?
- Потому что ты замечательный брат, вот почему, - улыбнулась она.
- Брат? - он встал и помог ей убрать со стола.
- Значит ли это, что ты думаешь обо мне как о брате?
Вдумчивый взгляд остановился на ее лице.
- Да. Я так думаю. Старший брат.
Майкл тихо рассмеялся.
- Брат, - пробормотал он.
- Разве ты никогда не хотел брата или сестру? - Никита встала у мусорной корзины, соскребая еду с тарелок, а Майкл занял позицию у раковины. Мгновение он молчал, обдумывая ее вопрос.
- Я никогда не задумывался об этом.- Он включил воду и начал заполнять одну сторону раковины водой.
- Полагаю, это было бы неплохо, - задумчиво заявил он.
Никита подошла и положила тарелки и посуду в раковину, затем повернулась, чтобы убрать остальную часть стола.
- Я всегда хотела брата или сестру, когда росла, - призналась она.
- Почему?
- Не знаю, - она пожала плечами.
- Это было бы просто замечательно с кем – то поговорить…
Намек на улыбку задрожал на губах Майкла.
- С кем-то вроде меня?
Она улыбнулась, и он почувствовал, как теплое сияние распространилось по нему.
- Да. Кто-то, как ты…
************
- Родной брат облегчил бы тебе жизнь? - он поднял глаза от посуды, чтобы посмотреть, как она покрывает остатки ужина алюминиевой фольгой.
- Ты имеешь ввиду когда я росла здесь на ферме? - спросила она, когда ее глаза встретились с ним. Он кивнул. Никита вздохнула и повернулась, прислонившись спиной к столу, сложила руки на груди.
- Думаю да… - тихо ответила она. Наклонив голову, она уставилась в его глаза.
- Когда я переехала в Нью-Йорк, впервые увидела бездомных. До тех пор я не осознавала, как мне повезло, что у меня есть дом. Некоторые из этих людей были такими молодыми.
Затем она повернулась и взяла полотенце, чтобы высушить посуду.
- Расти здесь было не так плохо. Это было просто ...- она замолчала, ища подходящее слово, чтобы выразить себя.
- Одиноко ? - предложил Майкл. Он выключил воду и повернулся к ней лицом.
Голубые глаза мечтательно улыбнулись ему.
- Да. Я так думаю - призналась Никита.
- Это было одиноко.
- И сейчас?
Она улыбнулась, взяла блюдо со стойки и начала вытирать его.
- Сейчас лучше.
В комнате стало тихо, когда Майкл смотрел, как она сушит посуду и убирает ее. Он был удивлен ее комментарием о том, что он похож на старшего брата, но не недоволен. Он был рад, что она чувствовала себя комфортно рядом с ним, хотя ему самому было трудно думать о ней как о сестре.
- Ты умеешь ездить верхом? - спросил он.
Она посмотрела на него через плечо.
- Конечно - сказала она.
- А что?
Он посмотрел на нее сквозь ресницы.
- Я обычно беру одну из лошадей на прогулку ранним утром. Если хочешь, можешь присоединиться ко мне. Ты можешь поехать на Юлиусе, а я - на Бэрроне.
Несколько секунд она обдумывала его предложение, затем улыбнулась. Прошло много времени с тех пор, как она ездила верхом. Хотя в прошлом она была превосходной всадницей, ей пришлось признать, что мысль о поездке с Майклом казалась веселой и захватывающей.
- Я с удовольствием, - ответила она.
- Отлично. Увидимся утром. Спасибо за ужин. - нежная улыбка, к которой она привыкла, задержалась на его губах, когда он подошел к двери и помахал на прощание.
Никита некоторое время улыбалась про себя после того, как он ушел, затем снова обратила свое внимание на посуду.
Это был действительно неплохой день…
 

#5
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Утренний воздух был освежающе прохладным. Звезды давно растворились в небе, которое было еще не совсем синим, а скорее светло-серым, с рассеянными облаками. Остатки тумана при отсутствии, ветра медленно поднимались с холмов, оставляя влажную росу на листьях деревьев и растений, и слабый щебет птиц дрейфовал в воздухе.

Эта утренняя безмятежность была нарушена грохотом копыт, когда два всадника выскочили на полной скорости из-за безлесного хребта.

Стук копыт потревожил птиц и других маленьких существ, которые встречали новый день.
Несмотря на то, что Никита уже несколько раз спокойно перелетала через забор впереди, Майкл все еще напрягался, видя, как ее гибкая фигура низко пригибается к Юлиусу, а длинные золотые волосы развевались на ветру, когда она уверенно подгоняла жеребца.
Темные глаза Юлиуса сияли предвкушением, а ноздри раздувались, когда он отреагировал на подсказку своего наездника и взлетел над барьером, чтобы грациозно приземлиться на другой стороне.
Никита издала победоносный вопль и повернула голову, чтобы взглянуть, как Майкл на Бэрроне, преодолел деревянное препятствие после нее. Это был первый раз, когда она опередила его, и девушка была в восторге.

Снова повернувшись вперед, она замедлила движения Юлиуса, похлопала его по шее, наклонилась вперед и засмеялась.
- Мой славный мальчик! Мы сделали это!

Скакать верхом, чувствовать как ветер, бьется по ней, треплет волосы, обжигает щеки, было волнующе. Ее сердце все еще бешено колотилось, а дыхание было порывистым и тяжелым. Никита давно не чувствовала себя такой живой.
Майкл оказавшись рядом, взглянул на нее. Никита поймала его серьезный взгляд, и улыбка на ее лице немного поблекла.

- Что – то не так?

- Ничего, - улыбнулся он, заставляя отступить на задний план свои тревожные мысли

- Это была отличная езда, Никита.

Ее улыбка стала шире.
- Я наконец-то победила тебя.
Майкл улыбнулся, на секунду застенчиво опустив глаза, затем снова посмотрел на нее.

- Вам с Юлиусом просто повезло, вот и все.

Она засмеялась и наклонилась, чтобы обнять Юлиуса, а Майкл отвел взгляд, притворяясь, что смотрит на окружающий их пейзаж.


Когда Никита приблизилась к забору, он почувствовал, как у него в груди защемило, что поначалу он объяснял обычным беспокойством. Но когда она повернулась и сверкнула ему своей блестящей улыбкой, в груди защемило и забытое горячее сияние наполнило его.

Он пристально посмотрел на нее, заметив интенсивный оттенок синего, в ярких глазах. Ее хриплый смех обволакивал теплом, пока он не почувствовал себя почти задыхается от необходимости ...
- Что?
Бэррон приземлился с такой силой, что Майкл вздрогнул. Или что-то другое поразило его?
Красивые образы наполнили его разум;
Образ Никиты, когда она появилась в первый день, и он увидел ее потерянную и испуганную;
Другая Никита сидящая на крыше, с тоской глядя на звезды;
Нерешительная улыбка, которую она подарила ему, когда он представился;
Ее образ за ужином;
Сияющий образ во время прогулки верхом;

- Майкл?
Он оглянулся, на мгновение застигнутый врасплох.
- Да?
Когда она улыбнулась ему, Майкл почувствовал изменения произошедшие за это время. Тот затравленный взгляд, который почти всегда скрывался на заднем плане ее глаз в течение последних нескольких дней, исчез. Никита выглядела счастливой.
Удовольствие пронзило его, когда он улыбнулся и осмотрел землю вокруг себя. Несмотря на то, что он прожил здесь более пяти лет, мужчина не мог вспомнить, чтобы окрестности когда-либо выглядела так же красиво, как сегодня.
- Все хорошо? - спросила она.
Майкл снова повернулся к Никите, и выражение его лица смягчилось.

- Да, - пробормотал он, зеленые глаза загорелись.

- Все в порядке…

************

Уолтер поморщился, взяв в руки ложку и уставившись на миску с горячими хлопьями. Используя свою ложку, он разрезал середину густой каши и перемешал ее, выпуская тонкую струйку пара, но, вдохнув, обнаружил, что не было никакого запаха. Он поднял глаза, чтобы посмотреть на Эдриан, которая сидел на стуле рядом с его кроватью. Ее хлопья были темнее , и сладко пахли. Рот Уолтера увлажнился, он сглотнул, затем поднял умоляющие глаза к своей жене.
- А нельзя мне немного сахара? Или мед?
- Уолтер ты знаешь, что сказал доктор. Ты должен сократить потребление сахара. Выпей немного апельсинового сока.
Гримаса Уолтера превратилась в угрюмый вид.
- Что он знает ? - пробормотал он.
- Он твой доктор!
- Да – да - кончик ложки звякнул о дно белой керамической миски.
- Я бы хотел, чтобы он ел несладкие хлопья изо дня в день. С таким же успехом я могу умереть! - воскликнул он, широко раскрыв глаза, глядя на Эдриан.
- Что толку от такой жизни, если я не могу даже наслаждаться обычными вещами?
- Хммм, - фыркнула она.
- Перестань жаловаться и ешь свою еду.
Вздохнув, он сдался и неохотно сунул ложку в рот.
- Тьфу…
Эдриан смотрел на него с удивлением, на губах дрожала улыбка. Иногда он мог быть таким ребенком. Не обращая внимания на кислое выражение лица своего мужа, она принялась есть свою миску подслащенных хлопьев.
- Где Никита? - спросил Уолтер после нескольких минут завтрака в тишине. Может быть, она принесет ему что-нибудь сладкое или даже кислое. Он устал от пресной пищи.
- Она не вернулась с утренней поездки. - ответила Эдриан.
Уолтер посмотрел вверх, и в его глазах появился интерес, когда он положил ложку рядом со своей недоеденной миской с хлопьями.
- Как поживают эти двое?
Эдриан медленно ела кашу, осторожно дуя на каждую ложку, прежде чем аккуратно положить ее в рот. Перед тем как сглотнуть, она смогла насладиться теплым вкусом корицы и меда, а затем посмотрела на Уолтера. Она очень хорошо знала, что тот пытался сделать, и не одобряла, не желая выполнять роль свахи.
- Ты должен прекратить вмешиваться, Уолт, - предупредила она.
- Я? - Уолтер усмехнулся и снова взял свою ложку.
- Все, что я спросил, это как у них дела. Я же не прошу тебя шпионить за ними.
- Хорошо, потому что я не.
Уолтер на мгновение замолчал, наблюдая, как Эдриан ест ее завтрак, а затем издал громкий глоток воздуха.

- Разве ты не хочешь, чтобы она была счастлива? И Майкл тоже? - спросил он.

Она не произнесла ни слова. Эдриан просто продолжала есть хлопья в своей медленной манере.

- Эдриан….

она отказывалась смотреть на него, поэтому Уолтер снова назвал ее по имени.

Ее глаза вспыхнули, чтобы взглянуть на него.

- Это наш дом, - сказал он тихим голосом.

- Я не знаю, как долго я буду рядом, но прежде чем я уйду, хочу убедиться, что обо всех вас заботятся и о земле заботятся.

- Я могу позаботиться о себе, Уолтер, - голос Эдриан стал громче. Она с лязгом бросила ложку на блюдце, взяла салфетку и промокнула рот.

- Я не нуждаюсь и не хочу, чтобы ты пытался… подкупить людей, чтобы они оставались здесь ради меня.

Уолтер покачал головой и снова вздохнул. У них был этот спор уже несколько раз. Она была упрямой женщиной, когда хотела быть такой, что было почти всегда.

- Я никого не подкупаю, - проговорил он. Его вспыльчивость начинала мешать ему дышать.

- Разве ты не хочешь видеть нашу внучку счастливой? - спросил он.

- Конечно, и ты это знаешь, - сухо ответила она.

- Что это за вопрос такой?

- Подумай об этом - спорил он.

- Майкл идеально подходит для нее. Она даже сказала мне, что считает Майкла добрым человеком!

- Доброта и любовь - это две разные вещи, Уолт. - Эдриан отодвинула свой поднос, затем наклонилась, чтобы забрать у мужа.

- То, что Никки считает, что Майкл добр, не значит, что она влюбится в него. И еще есть Майкл. Почему ты думаешь что он хочет с кем то связываться. Ты видел, как он был опустошен, когда приехал сюда. Этот человек был глубоко ранен, когда потерял свою жену и ребенка.

- Именно поэтому ему в жизни нужен кто-то вроде нашей Никиты!

Эдриан снова фыркнула, когда она подняла два подноса и направилась к двери.
- Это не сработает, - пробормотала она.
- Посмотрим, - ответил он, откинувшись на подушки и сложив руки.
- Женщины, - ворчал он.
- Они думают, что знают все.

************
Никита проследила за взглядом Майкла, когда он осматривался вокруг, и легкая дрожь прошла сквозь нее.
- Тебе холодно? - спросил Майкл. На ней была надета хлопковая рубашка с длинным рукавом поверх футболки. На улице было тепло, но после того, как они проскакали по равнинам с огромной скоростью, возможно, девушке стало холодно.
- Нет, - она улыбнулась ему.
- Просто ... воспоминания, вот и все.
Они доехали до небольшого пруда. Никита спешилась и повела Юлиуса попить. Майкл замер, уставившись на нее.
Она стояла на большом слегка округленном валуне, покрытом лишайникам. За ее спиной в стеклянной поверхности пруда отражалась красота неба и деревьев вокруг. Никита присела рядом с Юлием, когда тот пил и Майкл видел, что уголки ее губ слегка изогнулись вверх, когда она что – то шептала темному жеребцу.
Через некоторое время она выпрямилась и оглянулась на него.
- Разве ты не собираешься напоить Бэррона? - спросила она.
- Что? О. Да, конечно, - ответил Майкл, снова застигнутый врасплох. Он спрыгнул с Бэррона и повел его к пруду.
Юлиус напился досыта и повернулся к Никите, в тот момент когда она готовилась спрыгнуть с покрытой лишайником скалы. В следующее мгновение Никита вскрикнула, когда нога неловко выскользнула из-под нее, и она упала в воду.
- МАЙКЛ!
Он мгновенно оказался в пруду и потянулся к ней, когда девушка исчезла под водой. Водоем был не глубокий, и Никита появилась на поверхности как только Майкл добрался до нее. Его руки вцепились в клетчатую ​​рубашку, которую она носила, и он притянул ее к себе.
Никита ахнула, ее голубые глаза в шоке смотрели из-под капающих светлых волос.
- Аааа… - она заплакала и прижалась к нему. Вода была ледяная.

Майкл поднял ее на руки и вытащил из воды, прижимая к себе.
- Я держу тебя Никита, - пробормотал он. Она пыталась откашляться, наглотавшись воды, когда упала. Бэррон и Юлиус отошли в сторону и встали рядом, глядя, как Майкл поставил ее на ноги, но не выпустил из своих рук.
Он поднял одну руку, убирая мокрые волосы назад, чтобы видеть ее лицо. Она сильно дрожала и инстинктивно зарылась в грудь Майкла, обхватив его руками. Майкл крепко обнял девушку, не обращая внимания на холодную воду, которая просачивалась сквозь его одежду. Все, что он осознавал, - это необходимость согреть ее.

- Тсс, Никита. Я держу, тебя… держу … - шептал он.

Его губы прижались к ее виску, и он тихо говорил ей по-французски мягкие фразы, которые она не могла понять. Единственное, что Никита осознавала, было то, что она не хотела расставаться с теплыми объятиями Майкла.


Майкл мягко покачивал ее, а его руки скользили вверх и вниз по спине, в то время как его губы касались ее лба, глаз, а затем спускались ниже.
- Майкл? - Никита смутилась, когда почувствовала, прикосновения Майкла, а затем все было потеряно, когда она подняла лицо, чтобы встретиться с ним взглядом, и ее губы раскрылись под его губами.

************
Майкл опускал голову до тех пор, пока его открытый рот не завис над ее ртом. Его ресницы опустились, но не закрылись, когда он внимательно наблюдал за ней. У него не было сомнений, что он этого хотел. Почти с самого начала он чувствовал привязанность к этой женщине; своего рода предопределенную связь, которая свела их странствующие души, словно говоря: вот ответ, который вы ищете.

Майкл не знал, что искал. Он приехал на ферму, чтобы забыть, потерять себя в благословении физического труда. Он приветствовал одиночество, которое ему предложила жизнь. Вся эта безумная спешка прошлой жизни – его потерянная семьи - медленно уходили на задний план, в то время как он физически выматывал себя.
У него не было никаких долгосрочных планов, кроме как жить изо дня в день.

Поначалу это было его основной задачей - продолжать жить, когда казалось, что нет ничего, ради чего стоило бы существовать.

Он все еще помнил тот день, когда приехал сюда, одетый в свою дизайнерскую брендовую одежду, на Мерседесе. Он вспомнил реакцию Уолтера и Эдриан, когда заявил, что отзывается на их объявление о наемном рабочем для фермы.
Уолтер скрестил руки на пыльном комбинезоне и приподнял удивленную бровь; Эдриан медленно осмотрела его с головы до ног, затем громко пробормотал: «Хммм!» и продолжила свои дела.

Но, волею судеб Уолтер нанял его, и он остался. Модная одежда давно была пожертвована на благотворительность, и его автомобиль обменян на пикап Форд.
Уолтер и Эдриан дали ему место где он смог спрятаться и позаботиться о ранах, которые нанесла ему жизнь.
А когда появилась Никита, он неожиданно понял, что старые раны зажили, и он снова готов выйти на арену жизни.

Майкл посмотрел на Никиту и почувствовал, как сильно бьется его сердце.
Когда она впервые появилась, он увидел в ней то же чувство потерянности, которое пронизывало его жизнь ранее. Его душа чувствовала ее боль.
«Ты бы стал хорошим старшим братом» сказала она ему.
В его чувствах к ней не было ничего братского.

Майкл поднял руку и осторожно погладил ее по щеке. Связь, которую он чувствовал к ней была такой же старой, как сама земля; узы любви между мужчиной и женщиной.

С предельной нежностью Майкл полностью опустил голову и ласкал ее губы своими.
Никита стояла потрясенная, парализованная, но при этом внимательно следя за каждым его движением и дыханием. Его поцелуй был нежным и сладким. Маленькие поцелуи, которые вскоре заставили ее хотеть большего. Холодная вода была забыта, холод ее кожи игнорировался, и каждый нерв настраивался на изумительные ощущения, которые создавали губы Майкла на ее губах.

Это безумие.
Этого не может быть.
Ее мысли коварно повторялись, пока не проникли в сознание, и она отстранилась.

Никита стояла в шаге от Майкла, вода стекала с ее волос и одежды, она тяжело дышала и медленно качала головой.
- Это неправильно, - прошептала она.
Некоторое время он стоял, уставившись на нее, затем осторожно шагнул вперед.
- Почему это не правильно?
Она казалась ошеломленной его вопросом.
- Я… я не знаю.
Майкл сделал еще один шаг и медленно поднял руку, чтобы нежно обнять ее за плечи, глядя в глаза. В них отражался страх. Она боялась влюбиться - быть уязвимой.
Аккуратно он скользнул руками по ее спине и притянул к себе. Так он держал ее в течение минуты, пока не почувствовал, что она слегка расслабилась. Он поцеловал ее волосы и закрыл глаза, подавляя стон, чувствуя ее нерешительное прикосновение.
- Никита, - прошептал он, - я никогда не сделаю тебе больно.
Он немного отстранился, чтобы взглянуть ей в глаза, и сказал:

- Я люблю тебя.


Он видел неуверенность в ее глазах, когда она смотрела на него.
- Я не знаю, что сказать, - прошептала девушка.
- Не говори ничего, - тихо ответил Майкл.
- Просто послушай свое сердце.
Она все еще колебалась, затем осторожно подняла руки, чтобы нежно обнять коснуться его лица, и сама поцеловала его. Она прижалась губами к его губам, когда ее пальцы ласкали его щеку, а затем скользнула вниз, туда, где их губы сомкнулись.
- Майкл, - прошептала она, затем погладила его губы своим языком.
Майкл закрыл глаза и тихо вздохнул,

- Да, Никита, - она обняла его за шею и притянула ближе. Его руки скользнули по ее спине и он улыбнулся, услышав ее вздох, затем сам глубоко вздохнул.

Однако через несколько минут, он почувствовал, что девушка дрожит в его руках, это напомнило о ее состоянии, и Майкл неохотно отстранился.

- Мы должны отвезти тебя домой до того, как ты заболеешь.
Никита улыбнулась ему и кивнула. Несмотря на тепло и удовольствие рук и поцелуев Майкла, она начинала ощущать, как ее тело пробирает озноб.
Она собиралась развернуться и направиться туда, где стояли лошади, но Майкл остановил ее. Никита наблюдал, как он расстегнул свою рубашку с длинными рукавами, снял ее и накинул ей на плечи.
- Спереди мокро, - улыбнулся он, - но это должно немного согреть тебя.
Она протянула руку и коснулась его обнаженной груди, глядя в его глаза.
- Как насчет тебя? - спросила она.
Майкл улыбнулся, когда ответил:
- Думаю, что немного холодного воздуха мне сейчас не повредит.
************

Никита поколебалась, затем предложила:
- Мы могли бы поехать вместе ...
Его молчание заставило ее покраснеть, и она быстро добавила с небольшим смешком:
- Забудь что я это сказала. Пойдем.
- Эй - Майкл протянул руку и схватил ее за руку, повернув к себе спиной.
- Тебе не нужно смущаться, Никита.
Подойдя ближе, он сунул руку под ее подбородок и поднял лицо вверх.
Большие голубые глаза пристально смотрели на него.
- Нет действительно. Это было неуместно с моей стороны. Давай просто забудем, что я сказала.

Майкл упрекнул себя, когда Никита уходила.
Он был в восторге от ее предложения и хотел поехать с ней, но не был уверен, что сможет контролировать свое желание, когда она была так близко. Последнее, что он хотел сделать, это напугать ее. Девушка, однако, неправильно истолковала его задержку с ответом.
Никита взобралась на спину Юлиуса и направила его туда, где все еще стоял Майкл.
Она посмотрела на него, стараясь не разглядывать скульптурные мышцы его груди и предплечий, сняла рубашку с плеч и бросила ему.

- Спасибо. Со мной все будет хорошо. - прежде чем Майкл успел что-то возразить, Никита развернулась и поскакала прочь.


 

#6
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
На обратном пути, Никита вспоминала все то что произошло между ней и Майклом;
Поцелуи…
Прикосновения…
Ее глупое предложение ...

Все шло так хорошо. За прошедшие дни между ними установилась легкая связь, и она стала думать о нем как о хорошем друге. Теперь все это исчезло. Горячие слезы катились по ее щекам, и она вслух обругала себя.

- Черт возьми! Должно быть, я кажусь ему такой жалкой


«Я люблю тебя, Никита».

Никита фыркнула с отвращением.
«Первый парень, который сказал тебе эти слова, и ты рассыпалась, как какая – то дура!»
«Боже, что бы сказала бабушка?»
Никита вздохнула. Она точно знала, что та скажет.
«Ты такая же как твоя мать!»

Никита вытерла лицо и попыталась успокоиться, приближаясь к дому. Лучше всего, если она сделает вид, что ничего не произошло. Ее бабушке не нужно было знать, а что касается Майкла - ее щеки вспыхнули жарким румянцем.
Возможно, через пару дней все это пройдет, и она не будет так смущена, когда встретится с ним лицом к лицу, но… до тех пор она планировала избегать его любой ценой.

- Что с тобой случилось?
Никита стояла прямо за задней дверью кухни, нервничая, под настороженным взглядом бабушки.

- Я упала в пруд.

Она быстро извинилась, сказав, что не хочет портить пол и сбежала наверх.


Закрыв за собой дверь ванной, Никита стащила с себя мокрую одежду и положил ее в раковину. Взглянув вверх, она увидела свое отражение и внутренне сжалась. Она была похожа на утонувшую крысу. Ее волосы свисали мокрыми прядями, глаза нос и щеки были красными.
Никита закрыла глаза и с отвращением отвернулась.
Что заставило ее поверить даже на секунду, что кто-то вроде Майкла может полюбить кого-то вроде нее.

«Да, но он поцеловал тебя. Он сказал, что любит тебя»

Сердито насупившись она вошла в душ и включила горячую воду на полную мощность.
Может быть, он просто пожалел ее ... или реагировал на то, как она набросилась на него.
«О боже, какой же дурой я себя выставила!»
Никита подставила лицо под обжигающие брызги.
Через некоторое время горячая вода смыла большую часть ее гнева и смущения, и она чувствовала себя блаженно онемевшей. Она настроила воду до более приемлемой температуры, затем прислонилась спиной к стене скользнула вниз, присев, позволила воде стекать по ней.

*
- Как дела у Никиты?
Эдриан посмотрела на Майкла, который сидел за обеденным столом.
Прошло два дня с тех пор, как Никита пришла домой мокрая. Два дня с тех пор, как она не выходила из дома и не спускалась вниз.

В первый день у нее была небольшая простуда, и Эдриан предупредила ее, чтобы она оставалась в постели, сказав, что ей не нужно, чтобы она распространяла простуду на дедушку или на нее. Никита кротко подчинилась. Оставалась в своей комнате и спала весь день.
Майкл не упомянул про ее отсутствие на ужине в тот вечер, но был странно замкнут и спокоен. Сегодня вечером он впервые поинтересовался как она себя чувствует.
- Полагаю, с ней все в порядке. Просто немного замерзла вчера, но думаю, что она может спуститься сегодня на ужин.
Глаза Майкла загорелись и встретились с ее взглядом.
- Я не думаю, что она что – то ела со вчерашнего утра. Говорит, что не голодна, - добавила Эдриан. Интонация в ее голосе наводила на мысль что в истории отсутствия Никиты было нечто большее.
Майкл снова посмотрел на тарелку перед ним. У него не были проблемы с аппетитом в последнее время и он хотел узнать больше о детстве Никиты, но каждый раз, когда затрагивал эту тему, Эдриан всегда находила способ уйти от разговора.

Эдриан вытерла руки концом передника, медленно подошла к столу и села напротив Майкла. Положив руки на стол, она подождала, пока тот взглянет на нее.
- Что у тебя на уме, Майкл? - спросила она.
Он пристально посмотрел на нее, задаваясь вопросом, может ли он довериться Эдриан, и если да, то насколько? За те годы, что он жил на ферме, Майкл установил открытые отношения и с Уолтом, и с Эдриан у него не было проблем с общением, но сейчас он беспокоился о том, как сказанное им может отразиться на Никите.
Когда он узнал ее поближе, ему стало ясно, что отношения Никиты с Эдриан были напряженными. Последнее, что он хотел сделать, - это усугубить ситуацию.
Он итак напугал девушку. Если довериться Эдриан и Никита узнает об этом, он может потерять ее навсегда.
Глядя в глаза пожилой женщины, он тихо ответил.
- Нет.
Уголок рта Адриана изогнулся, когда она подняла тонкую бровь вверх.

- В самом деле? - задумчивое выражение наполнило ее глаза, прежде чем она на мгновение опустила их, затем снова подняла.

- Хорошо. Может быть, мне стоит рассказать тебе что то?


Майкл пристально посмотрел на Эдриан.
Ему стало любопытно, что она хочет рассказать ему, особенно если это было как то связано с Никитой.
- Да? - спросил он.
Эдриан молча смотрела на Майкла, неуверенность мелькнула в мутных голубых глазах. Наконец, немного поколебавшись, она спросила:
- Никита когда-нибудь упоминала… Шарон?
Имя не вызвало никакого отклика у Майкла, кроме легкого изгиба его лба.
- Шарон?
- Ее мать, - пояснила Эдриан.
- И моя дочь.
В позе Майкла было небольшое колебание, когда он слегка наклонился вперед. Его интерес сразу вспыхнул.
- Нет, нет, - ответил он.
Эдриан слабо рассмеялась,
- Меня это не удивляет - она запрещала упоминать имя Шарон в своем доме последние двадцать три года, с тех пор как Никите исполнилось два года. Все ее фотографии были сняты и заперты в сундуке на чердаке.
- Никита очень похожа на нее. - Ее взгляд перешел обратно на Майкла.
- Физически … - она помедлила,
- Ее волосы немного светлее, чем у Шарон, но у нее такой же рост, телосложение и глаза ... особенно глаза. Единственное отличие состоит в том, что глаза Шарон всегда были наполнены дикостью, которой никогда не было у Никиты. И она вечно попадала в неприятности.
Эдриан поднял глаза, чтобы встретиться взглядом с Майклом.
- Я была так зла и обижена, когда узнал, что она беременна. Я наговорила много того что не должна была, но понимаешь, я любила свою дочь. Абсолютно обожала ее. У меня были все эти надежды и мечты, и вдруг все это было уничтожено.
Была долгая пауза, когда Эдриан сидела, взгляд ее глаз не был сфокусирован,
- Наши отношения ухудшились после рождения Никиты. Шарон отказалась назвать отца ребенка, и снова принялась за свои дикие выходки. Было много споров, криков и ссор. В конце концов стало так плохо что Шарон ушла.
Эдриан вздохнула.
- Я была опустошена и винила себя. Я запретила Уолтеру упоминать ее имя, закрыла фотографии, а все потому, что не могла думать, что прогнала свою дочь. И, тем не менее, каждый раз, когда я смотрела на Никиту в эти невинные голубые глаза, я видела мою Шарон.
Лицо Эдриан исказилось от боли, и слезы наполнили ее глаза. Майкл протянул ладонь через стол и взял ее за руку, тихо утешая прикосновением. Она, в свою очередь, с благодарностью улыбнулась ему и продолжила.
- Никита совсем не похожа на Шарон. Она всегда была таким тихим ребенком, слишком тихим. Уолтер обожал ее, осыпал вниманием всякий раз, когда был дома, но в Никите всегда чувствовалась печаль. Ей нужна была мать. Шарон бросила ее, и я была настолько погружена в свою собственную вину и горе, что не осознавала это, пока не стало слишком поздно.

- Все эти годы обвиняла себя, думала что я плохая мать, когда правда была в том, что я действительно сделала все, что могла, чтобы воспитать свою дочь правильно. Но Шарон выбрала свой собственный путь в жизни. Жизнь на ферме была слишком тихой для нее и она не была счастлива здесь. Она жаждала приключений и активно искала их. Деревенская жизнь сводила ее с ума.
- А Никита? - мягко спросил Майкл.
- Как ты думаешь, она такая же?
Эдриан издала короткий резкий смешок, наполненный тем, что звучало для Майкла, как сожаление.

- Никита не такая. Она намного более приземлена, чем ее мать. Она ушла, потому что я ее прогнала - и это правда.

Она смотрела в глаза Майклу, желая, чтобы он понял.

- Я любила ее, но моя собственная вина за Шарон помешала мне дать Никите открытую привязанность, в которой она нуждалась. Когда ей исполнилось восемнадцать, она ушла.


Майкл тихо сидел, переваривая все, что Эдриан сказала ему. Его разум создал образ Никиты в детстве, и это причиняло ему боль. Теперь он начинал понимать, почему девушка избегает говорить о детстве и почему она убежала от него.
Она боялась.
Он нежно сжал пальцы Адриана, чтобы смягчить следующий вопрос.

- Почему ты не сказала об этом Никите?

- Никита... - Старуха покачала головой.

- Я хотела, но так много времени прошло и ... я не знаю, с чего начать.

Она посмотрела на Майкла.

- У нас много проблем, когда мы открыто говорим друг с другом.

Выражение лица Майкла смягчилось, и он с нежностью посмотрел на Эдриан.
- Она любит тебя, - тихо заявил он.
- И ты любишь ее, не так ли? - спросила Эдриан с ласковым взглядом. Хотя она и не одобряла вмешательство Уолтера, видела, как развивается влечение между Майклом и Никитой. Она не знала, что произошло между ними за последние несколько дней, но была уверена что они оба были несчастны друг без друга.
Уголки рта Майкла изогнулись в легкой улыбке.
- Да.
Эдриан глубоко вздохнул и похлопала его по руке.

- Хорошо. Я сделала достаточно ошибок в своей жизни, когда дело касалось моей внучки. Господь знает, что мне больше не нужно ничего делать.

Она улыбнулась Майклу.

- Может быть, однажды я смогу поделиться с ней всем, что я тебе сказала, но это время еще не пришло. Сначала нужно исцелить ее сердце, и я знаю только одного человека, который сделает это.

- В самом деле? - Майкл улыбнулся.
- Кто это?
- Конечно ты! - с притворным гневом воскликнула Эдриан.
- Я не просто так рассказала тебе все это, молодой человек.
Улыбка Майкла расширилась, когда он посмотрел на Эдриан.
- И как ты предлагаешь мне начать этот процесс исцеления? Она даже не хочет со мной разговаривать.
Эдриан отодвинула стул и встала.
- Если она не хочет с тобой разговаривать, тогда ты поговори с ней. И можешь начать с того что поднимешься наверх и потребуешь, чтобы она присоединилась к тебе на ужин.
Майкл тихо рассмеялся, встал и обошел стол, чтобы поцеловать Эдриан в обе щеки.

- Спасибо, - тепло сказал он,

- Я посмотрю, что можно сделать.


************
Маленькая лампа-зонтик на комоде освещала комнату приглушенным светом. Никита лежала в постели с закрытыми глазами. Это было время, когда Майкл обычно приходил на ужин. На самом деле, он, наверное, сейчас был на кухне.

Его образ, только что принявшего душ с волосами аккуратно зачёсанными назад, всплыл перед ней.
Иногда она представляла себе, как он выглядит в дорогой городской одежде, так не похожий на грубый, уличный образ, который мужчина изображал здесь, на ферме. Она должна была признать, в любом случае Майкл был потрясающе красив.

До сих пор он делал ее возвращение домой терпимым.
Каким-то образом Майкл знал те правильные слова, которые поддерживали после долгого дня. Часто он развлекал ее маленькими историями о культурном шоке, который пережил, когда впервые приехал на ферму. Эти истории всегда заканчивались ее хихиканьем над вопиющим преувеличением его рассказов. Тем временем он сидел напротив нее, улыбаясь.

Никита перевернулась на бок и безучастно уставилась на пространство перед собой.

Она скучала по нему.

Раздался негромкий стук в дверь, и Никита слегка приподняла голову.
Ее бабушка заходила к ней раньше, и Никита пообещала ей что спуститься к ужину. Вероятно, Эдриан вернулась, чтобы спросить, почему она не спустилась. Никита вздохнула и села, натянув простыню до пояса.
- Войдите, - позвала она.
Была небольшая пауза, а затем ручка медленно повернулась.
Никита нахмурилась,
- Бабушка?
- Не совсем, - раздался мягкий ответ, когда дверь осторожно открылась.
- Никита? - Майкл просунул голову, затем улыбнулся, увидев, что она сидит на кровати.
- Хорошо, ты одета…
- Майкл! - она скромно прижала простыню к груди. Она не знала, почему это сделала, в конце концов на ней была старая потертая майка.
Никита покачала головой, на ее лице было написано недоверие и шок.

- Что ты здесь делаешь? - громко прошептала она. Ее взгляд последовал за ним в комнату, затем метнулся обратно к двери.

- Ты понимаешь, мои бабушка и дедушка прямо по коридору? - спросила она в ужасе.

Улыбка Майкла стала шире, и он продолжал спокойно идти к кровати. Не обращая внимания на потрясенный взгляд, он наклонился и поцеловал ее в лоб.
- Да, - прошептал он и сел рядом с ней на кровать.
Его вес на матрасе заставил Никиту наклониться вперед, и она немедленно подняла руку, чтобы не упасть на него. Ее пальцы коснулись его груди, и девушка сразу же отпрянула, словно обожглась, и попыталась отодвинуться.
Майкл поднял свою руку и накрыл ее пальцы своими, не давая девушке сбежать. Он осторожно опустил ее ладонь, чтобы она лежала прямо под его сердцем.

Смущение затуманило ей глаза и она изучала его с настороженным выражением лица. Майкл поднял ее руку к губам и нежно поцеловал пальцы. Видя, как румянец подкрадывается к девичей шее, он протянул руку и погладил ее по щеке.
- Не отворачивайся, Никита, - тихо попросил он, когда она попыталась отвести взгляд. Облегчение нахлынуло на него, когда девушка позволила ему ласкать себя, но он все еще чувствовал ее настороженность.
Ее глаза снова скользнули по нему, молча разглядывая, как он продолжает гладить ее щеку. Постепенно она начала расслабляться, пока, наконец, слегка наклонила лицо к его руке, и ее ресницы затрепетали.
Майкл задержал дыхание, его сердце было загипнотизировано крошечным признанием привязанности, которую она показывала. Его глаза жадно бродили по ее лицу и запоминали каждую красивую линию. Это был момент, который он всегда хотел сохранить в памяти.
Все закончилось слишком быстро, Никита открыла глаза и отодвинулась от него. На этот раз Майкл позволил ей сбежать. Он знал, что ему придется идти медленно, необходимо было укрепить ее веру в него.
Убрав свои волосы назад, она посмотрела на него сквозь ресницы и спросила:
- Что ты здесь делаешь?
Улыбка танцевала на его губах, когда он положил палец под ее подбородок и поднял лицо, чтобы ясно видеть глаза.
- Мне надоело есть в одиночестве.
- Ты пришел сказать мне об этом ... позвать меня на ужин? - спросила она.
- Да.
- Не стоило беспокоиться, - ответила она.
- Я не голодна.
Он молчал мгновение. Дотянувшись до девичей руки, он взял ее в свою, переплетая пальцы, ожидая реакции. Никита опустила взгляд, чтобы посмотреть, как его рука играет с ее, но не сделал ни малейшего движения чтобы уйти.
- Когда ты в последний раз ела? - спросил он.
Голубые глаза снова устремились вверх.
- Я не знаю, - ответила она, пожав плечами.
- Поужинай со мной.
Девушка промолчала.
- Пожалуйста?
- Майкл, я не пытаюсь быть трудной. Я… я просто не хочу никого видеть прямо сейчас.
- Кого то вроде меня, верно?
- Я этого не говорила.
- Что ты собираешься делать, Никита? Прятаться здесь в своей комнате и надеяться, что я уйду?
Она молча посмотрела на него, затем вздохнула, опустив плечи и наклонила голову.
- Это то, что я делаю? - спросила она тихим голосом.
Его сердце немедленно потянулось к ней.
- Да это так…
С минуту она молчала, затем посмотрела на него. Гнев исчез из ее глаз, сменившись выражением смирения.

- Прости, - пробормотала она и снова пожала плечами.

- Я не знаю, что со мной происходит, Майкл. Я чувствую себя такой дурой, из – за того что сказала тебе вчера.

- Почему? Потому что ты осмелилась показать, что заботишься о ком-то?

Она не ответила, предпочитая смотреть на их сцепленные руки.
- Ты заботишься обо мне, Никита? - тихо спросил Майкл.
Никита подняла глаза, он увидел недоумение.
- Я не знаю. Я ... думаю ...
Медленная улыбка распространилась по рту Майкла.
- Это не звучит слишком убедительно.
Уголок ее губ дернулся, когда она снова встретилась с ним взглядом.

- Не показывай мне свою прекрасную улыбку, - поддразнил он.

- Держи ее подальше и я буду в порядке - он ответил ей ласковой улыбкой.

- Намного лучше, - прошептал он, поглаживая ее волосы.

- Теперь вставай и одевайся – решительно проговорил он и был вознагражден еще одной улыбкой.

- Я хочу отвезти тебя в город.

- Город? Я думала, мы ужинаем здесь?

Майкл встал и покачал головой.
- Да, но потом есть кое-что, что я хочу показать тебе и это в городе.
- Я не знаю, Майкл.
- Никита?
Она подняла голову и увидела, что он строго смотрит на нее.
- Я делаю это снова, не так ли?
Майкл кивнул.
Никита подражала покачиванию его головы и улыбалась.

- Извини. Дайте мне несколько минут?

- Все, что ты хочешь, Никита, - прошептал он.

- В самом деле? - спросила она, озорно подняв бровь..

Он прочел в ее глазах молчаливую просьбу.

- Не совсем, - усмехнулся Майкл, наклонившись он поцеловал ее в макушку.

- Ты больше не будешь прятаться здесь Никита.

- Это не то, что я собиралась спросить, - рассмеялась она.

- Лжешь , - он усмехнулся и пошел обратно к двери.

- Я буду ждать тебя внизу…


************
Легкая улыбка тронула уголок рта Никиты,
- Это то, что ты хотел мне показать?
Майкл выключил двигатель и повернулся на своем месте лицом к ней.
- Я никогда не был ни в одном из них, - объяснил он.
Здание перед ними было выкрашено в ярко-розовый цвет с множеством неоновых огней, окружавших табличку с надписью
«Видео-аркада и игры Шелби».
Никита отвела взгляд от Майкла и оглядела подростков, бегающих вокруг здания.

- Майкл, мы здесь самые старые.

- Ну и что? Не думай об этом так. Думай об том, что мы ... самые опытные из них.

- Самые опытные? - спросила она, хриплый смех вырвался из нее.

- Конечно, но только не в видеоиграх. Ты сказал, что никогда не был ни в одном из этих мест и, честно говоря, я тоже.

- Ты боишься?
- Видеоигр? - Никита подняла брови и улыбнулась.
- Нет. Просто это опять глупо..
- Ни-ки-та ...
- Я знаю, - вздохнула она, подняв руку в ответ на упрек Майкла. Глубоко вздохнув, она улыбнулась с ложной бравадой.
- Пошли.

После первоначального колебания в попытках сыграть в любую из игр, которые, по мнению Никиты, были слишком сложными для нее, чтобы ее можно было освоить, не потратив все деньги Майкла, они остановились на стрельбе. Это казалось достаточно легко. Просто нацеливай пистолет и нажимай на курок.
Как оказалось, игра была намного сложнее. Несколько разных уровней, каждый из которых добавлял изюминку, затрудняя попадание в цель. Никита вылетела через минуту после начала игры.
- Ах! Какой обман! - она уступила место Майклу, который засмеялся и занял позицию. Он прошел до четвертого уровня, где нужно было отличать плохих парней от невинных. Майкл застрелил восемь злодеев и двух невинных.
Слово FAILED вспыхнуло на экране большими красными буквами, сопровождаемыми громким воплем.

- Не удалось? - спросил недоверчиво Майкл.

- Я убиваю только двух невинных и терплю неудачу?

- По крайней мере, я только пропустила цели, - усмехнулась Никита.

- Ты же убил невинных людей.

- Хорошо, Никита, - улыбнулся Майкл.

- Давай увидим, как ты преуспеешь со второй попытки.

Никита заняла позицию, подняла пластиковый пистолет и прищурилась, пытаясь навести его на цели, которые начали появляться на экране.
- Боже мой! У меня не получится Майкл!
Мгновенно он проскользнул за ее спину и обнял , помогая прицелиться.
- Лучше? - прошептал он ей на ухо.
Никита покраснела, когда почувствовала, тепло тела Майкла. Она должна была признать, что это чувство было невероятным. Повернув голову, она слегка потерлась щекой по его щеке.
- Намного, - ответила она, и Майкл тихо рассмеялся.

Когда они впервые вошли в игровой зал, Никита заставила Майкла пообещать, что они останутся только на пятнадцать минут. Они ушли через полтора часа и на тридцать долларов беднее. Для Майкла время, которое они провели вместе этим вечером, было бесценным. Он бы отдал последнюю копейку, чтобы видеть, как Никита наслаждается так же, как и он. Ему нравилось слышать ее смех, и особенно видеть как она медленно, застенчиво открывается ему.

После этого они немного прогулялись, купили рожки с мороженым, которые неторопливо ели, возвращаясь к машине.
Майкл взял ее за руку, и улыбнулся, когда почувствовал, что женские пальцы мягко обвились вокруг его.
- Ты жалеешь что вышла из дома сегодня вечером? - спросил он.
- Нет, - тихо ответила она. Она наклонилась к нему и на секунду положила голову ему на плечо.
- Спасибо, - прошептала она, затем снова выпрямилась.
Майкл остановился и повернулся к ней лицом. Он сделал шаг ближе к ней, пристально вглядываясь в глаза, затем опустил голову, чтобы встретить ее нежным поцелуем.
- Не за что, - выдохнул он ей в губы.
Они ехали домой в тишине. Никита с закрытыми глазами, сидела рядом с Майклом.
Время от времени она бросала на него умиротворенный взгляд. Время от времени он поворачивал голову и прикасался губами к ее лбу. Улыбка расплылась на его красивом лице, когда она тихо выдохнула.
- Майкл?
- Да?
Они приближались к дому, и он чувствовал напряжение в ее голосе. Ее пальцы скользнули по его.
- Как ты думаешь, мои бабушка и дедушка одобрили бы?
Майкл взял ее руку в свою и повернул, чтобы он мог переплести ее пальцы с ней.
- Я думаю, что у них будут некоторые опасения. Как у любых родителей, - сказал он мягко.
Никита глубоко вздохнула и медленно выдохнула. Она отвернулась, чтобы он не увидел беспокойства в ее глазах. Майкл успокаивающе сжал ее пальцы.
- Я думаю, они уже знают, что я чувствую к тебе, Никита. На самом деле, я знаю, что это так. Но они не уверены в том что чувствуешь ты.
Он ждал этого момента, но она ничего не ответила. Подняв руку к губам, он поцеловал ее.
Никита прислонилась головой к его плечу, уставившись на дорогу впереди.

- Мне нравится быть рядом с тобой, - пробормотала она, затем замолчала. В ней было так много эмоций, но девушка не могла найти подходящих слов. Повернув голову, она посмотрела на его профиль в темноте.

- Этого достаточно - для тебя, я имею в виду, пока?

Она была удивлена, когда Майкл направил грузовик на обочину, остановил его, а затем повернулся к ней. Он взял поднял руки и нежно обхватил ее лицо, пытаясь рассмотреть голубые глаза в тусклом свете.
- Да, Никита. Это так.
Он скорее почувствовал, чем услышал вздох облегчения. Майкл нежно притянул ее к себе, повернул голову, чтобы поцеловать в висок.
- Я не буду торопить тебя, любовь моя. Мы будем двигаться так медленно, как ты захочешь. Я никуда не пропаду.
В ответ Никита подняла лицо и коснулся губами его губ.

- Спасибо, Майкл, - прошептала она.

Они поехали остаток пути в уютной тишине.


************

Было почти десять часов, когда Майкл и Никита вернулись домой. Майкл вышел из грузовика и открыл дверь для девушки. Она отошла от него на несколько шагов и посмотрела на наполненную звездами ночь.
- Это красиво, не правда ли? - спросил он, подходя сзади, встав рядом с ней.
Никита задумчиво кивнула. Она не могла вспомнить, чтобы небо выглядело так же красиво, как сегодня вечером. Раньше все, о чем она могла думать, когда смотрела в ночное небо, было то, что те же самые звезды сияли над каким-то далеким шумным городом.
В юности надежда переехать в один из этих городов наполняла ее разум и мечты. Теперь, когда она смотрела на сотни крошечных сверкающих огней на черном небе, она видела только их красоту.

- Да, - прошептала она.

- Очень красиво - Никита повернула голову и наблюдала за ним, когда он смотрел в небо. Выражение ее лица смягчилось, и она почувствовала желание прикоснуться к нему. Девушка помедлила, затем медленно подняла руку и деликатно дотронулась до его лица.

Внимание Майкла немедленно сосредоточилось на ней, его взгляд встретился с ее, но он оставался абсолютно неподвижным. Он хотел, чтобы это был ее момент, чтобы она могла делать то, что хотела, без какого-либо давления с его стороны.
Никита медленно моргнула, словно загипнотизированная ощущением его кожи под пальцами, когда она продолжала прижимать руку к его лицу. Затем, к удовольствию Майкла, она подошла ближе и осторожно прижалась щекой к его плечу, а ее руки скользнули по его талии.
- Ни-ки-та. - Майкл закрыл глаза и обнял ее. Волна любви и благодарности нахлынула на него. Он вдохнул сладкий аромат ее волос, а затем подавил стон желания, который охватил его, когда он почувствовал, как она крепче прижимается к нему.

После несколько волшебных мгновений Никита отстранилась, ее пальцы скользили в поисках его рук.
- Я прекрасно провела время сегодня вечером, Майкл, - она улыбнулась, не сводя с него глаз.
Майкл улыбнулся и тихо прошептал:
- Я тоже.
Затем девушка повернулась и пошла к дому, в последний раз взглянув через плечо на Майкла, пока он ждал, когда она войдет в дом. Она подняла руку и помахала, прежде чем исчезнуть внутри.
- Спокойной ночи, Никита, - прошептал он.

Закрыв за собой дверь, Никита прислонилась к ней спиной и обхватила себя руками. Она глубоко вздохнула, желая чтобы ее нервы успокоились, от хаоса который Майкл зажег в ней. Ее лицо приняло выражение удивления, когда она подумала обо всем, чем они поделились сегодня вечером. Теплое сияние наполнило ее существо, и она почувствовала мгновенное напряжение в груди. Может ли то что она чувствует, быть любовью,?
Никита медленно прошла по темной кухне, через гостиную к лестнице. Она была на полпути наверх, когда ее окликнул голос.
- Никита?
Девушка вздрогнула от неожиданности.
- Бабушка? Что ты здесь делаешь? - спросила она.
Эдриан встала, подошла к ступенькам и посмотрела на Никиту.
- Я ждала тебя. Хотела убедиться, что ты благополучно вернулась домой.
Никита затаила дыхание, и сморгнула подступившие на глаза слезы,
- Ты ... ждала меня? - тихо переспросила она.
- Да, - ответила Эдриан. Она не упустила дрожи в голосе внучки, и ее быстрое вытирающее движение, когда она подняла руку к лицу. Эдриан почувствовала приступ боли в сердце. Боль за все упущенные возможности, которыми они могли бы поделиться в прошлом.
«Неужели Никита не могла поверить что она будет ждать ее
Эдриан сглотнула и сделала попытку начать залечивать трещину между ними.
- Тебе понравилось сегодня вечером? - спросила она.
Никита прикусила нижнюю губу, радуясь, что в комнате темно и что бабушка не может видеть слезы, которые текли по ее щекам.
- Да, - ответила она дрожащим голосом.
После небольшая неловкой паузы Эдриан ответила.
- Хорошо. Я ... я рада, Никита.
Никита постояла еще немного, потом прошептала:
- Спокойной ночи, бабушка, - прежде чем она повернулась и быстро направилась в свою комнату.

Эдриан вернулась в кресло, на котором сидела до того, как вошла Никита.
Им предстоял долгий путь, чтобы наверстать упущенное в прошлом, но, по крайней мере, сегодня вечером они начали…

************
Из окна своей спальни Уолтер наблюдал за Никитой. Она вывешивала белье во дворе, упорядоченно укладывая свежую постиранную одежду.
В последнее время он заметил в ней перемены, которые вселяли в него надежду, что, возможно, его внучка сможет научиться любить это место и найти в своем сердце желание остаться. Он заметил, что в ней была какая-то уверенность, которую она никогда не показывала раньше. Мрачность, в которую она обычно пряталась, казалось, исчезла. Никита была более расслабленной - даже рядом с Эдриан.

Это очень нравилось Уолтеру. Он хотел, чтобы Никита была счастливой.

Уолтер сомневался, что когда-нибудь снова увидит свою дочь Шарон. Прошло больше двадцати трех лет без всяких контактов и он смирился с тем что она была потеряна для него. Он не знал, была ли она еще жива. Первые несколько лет после того, как Шарон ушла, он горевал, но хранил небольшую надежду, что, возможно, однажды дочь вернется домой.
Шли годы, его надежда уменьшалась, а горе росло.
Шарон была его единственным ребенком, и годы отчуждения было труднее принять, чем возможную смерть. По крайней мере, с последним не было никаких вопросов без ответов, бесконечного ожидания телефонного звонка, письма, чего-нибудь, что сообщит ему, что с ней все в порядке.

Уолтер держал свое горе в тайне, никогда не делясь им со с женой, потому что знал, что она тоже, пытается смириться со своей собственной болью.
Сначала они избегали упоминать Шарон как способ справиться с ее отсутствием. Однако со временем стало легче продолжать притворяться, будто все в порядке, и не признавать боль, которую каждый испытывал.

Маленькая Никки - Никита, стала спасательным кругом для Уолтера в те годы. Она дала ему цель продолжать и надеяться. Благодаря ей, особенно благодаря ее сверхъестественному физическому сходству с матерью, Уолтер смог заново пережить детство своей дочери. Он делал для Никиты все, что хотел сделать для Шарон. Осыпал Никиту любовью и привязанностью, обожая ее, как любой любящий отец - за исключением того, что она не была его дочерью.

Со временем Уолтер понял, что делает, и понял, что это неправильно. Шарон ушла, но она оставила прекрасную маленькую девочку, которую нужно было любить по-своему. Он мог любить свою дочь через Никиту, но должен был признать, что Никита не Шарон.
Он подозревал, что Никита каким-то образом почувствовала роль, которую играла, и это повлияло на нее, усилило чувство изоляции.
Когда она пришла к нему и объявила, что уходит, Уолтер понес вторую потерю, которая стала больше первой.
Возможно, он начал относиться к Никите как к дублеру своей собственной потерянной дочери, но в итоге она воплотила эту роль и стала его дочерью, рожденной от сердца.
Когда Никита ушла, он был разбит.
Эдриан справилась с этим так же, как и с отъездом Шарон, закрывшись и скрыв любые эмоции, которые чувствовала внутри.
Уолтер, с другой стороны, медленно впадал в уныние. Ему становилось все труднее просыпаться каждый день и ухаживать за фермой, которую он любил всю свою жизнь. Его тело болело, и он чувствовал, что быстрее стареет. Посещения врачей стали частыми, поскольку его здоровье постепенно ухудшалось. Именно во время одного из этих визитов доктор посоветовал ему, чтобы он успокоился и возможно нанял кого-нибудь, чтобы помочь на ферме.

Затем появился Майкл.

Что-то в этом городе привлекло ухоженного воспитанного красавчика. Уолтеру хотелось рассмеяться, когда Майкл приехал на ферму в ответ на его объявление о наемном рабочем. Но его также заинтриговало то, почему кто-то, кто, если судить по его одежде и машине, был успешным и богатым, хотел стать наемным рабочим.
Майкл был замкнут, и не говорил о своих причинах, сказав лишь, что он быстро учится и готов усердно работать.
У Уолтера все еще были сомнения, пока Майкл не заключил с ним сделку, которая пробудила его интерес.
- Я заплачу вам пять тысяч долларов, - предложил Майкл своим тихим акцентом.
- Ты что? - Уолтер усмехнулся над нелепостью предложения Майкла.
- Ты хочешь мне заплатить чтобы я нанял тебя? - Уолтер покачал головой и коротко рассмеялся.
- Ты хорошо себя чувствуешь сынок?

В конце концов, Майкл убедил Уолтера дать ему испытательный срок.
- Если я не смогу выполнить работу к концу месяца, я заплачу вам, - заключил он. Верный своему слову, Майкл быстро учился и полностью погрузился в свою работу. Уолтер нашел наемного работника.

Когда они работали вместе, Майкл медленно раскрывал причины своего переезда в деревню, и сердце Уолтера потянулось к молодому человеку.
Его карьера и финансовый успех оказались бесполезны, когда речь шла о спасении того, что он любил больше всего в жизни - своей семьи.
Он искал выход из водоворота боли и отчаяния, которые наполнили его жизнь после потери жены и сына, и судьба привела его сюда на ферму.

Уолтер не думал, что Майкл останется надолго - возможно, всего на год или около того. Достаточно времени, чтобы преодолеть свое горе, и тогда он уйдет, вернется к себе домой в город. Но к его удивлению, Майкл врос в землю. Жизнь на ферме устраивала его, давая ему покой, который он искал, и удовлетворение от того, что земля приносит плоды его тяжелого труда.
Прошли годы один за другим, и Майкл остался.

Внимание Уолтера вернулось к настоящему, когда он увидел, что Майкл выходит из сарая, ведя Бэррона и Юлиуса к Никите. Улыбка озарила его морщинистое лицо, когда он смотрел на взаимодействие между парой.
Никита махала рукой, отгоняя его с лошадьми от белья. Майкл послушно отошел в сторону, сказав что-то, от чего Никита рассмеялась.
Закончив вешать одежду, она подошла к Майклу, остановившись очень близко, но не касаясь его. Майкл незаметно наклонился к ней, его глаза уставились на нее, внимательно слушая что-то, что говорила Никита. Затем, очень медленно, он сократил расстояние между ними и нежно поцеловал Никиту в губы.
- Да! Это мой мальчик! - Уолтер вскинул руки вверх в знак победы, широкая улыбка расколола его морщинистое лицо. Он знал, с самого начала, что они идеально подойдут друг другу. Теперь, когда он смотрел на Майкла и Никиту внизу, он знал, что неизбежное уже произошло. Они влюбились.
************

Эдриан подняла глаза на звук открывающейся сетчатой двери и остановилась во время шитья, когда Никита вошла на кухню. Она смотрела вниз и не заметила Эдриан, сидящую за столом.
Никита улыбалась, ее щеки слегка покраснели, а глаза сверкали.

- Тебе следует чаще вывешивать белье, - прокомментировал Эдриан, подавляя улыбку, снова поднимая шитье.

- Это, безусловно, тебе нравится. - ей не нужно было смотреть вверх, чтобы понять, что щеки Никиты приобрели более глубокий розовый оттенок.

Несмотря на свое смущение, Никита не смогла подавить свою расширяющуюся улыбку. Она прикусила нижнюю губу и попыталась подтянуть уголки рта вниз по прямой линии, но они снова свернулись в улыбку. Наконец она просто сдалась, пошла вперед и села на стул рядом с бабушкой.
Эдриан покосилась на Никиту, затем снова остановилась в шитье.
- Что-то подсказывает мне, что это не солнце вызвало свечение на твоих щеках, - сказала она.
Никита потянула к себе корзину с чистой одеждой, которая стояла у ног Эдриан, и начал складывать одежду внутрь.
- Солнце сегодня довольно жаркое, - ответила Никита, стараясь изо всех сил удержаться от улыбки.
- Бьюсь об заклад, не такое жаркое, как губы одного француза, - парировал Эдриан.
- Бабушка! - Никита опустила руки с рубашкой, которую она сложила на коленях, с потрясением глядя на свою бабушку. Через секунду обе женщины рассмеялись.

Прошел почти месяц с той ночи, когда напряженность между ними уменьшилась, и с каждым днем они становились все ближе.
Эдриан смотрела, как Никита смеется, и часть ее чувствовала боль, осознавая, что это был первый раз, когда они делились таким опытом.
Слезы навернулись на глаза, и она быстро вытерла их.

- Бабушка? - смех Никиты утих, но на лице осталась легкая улыбка. Она подняла руку, немного поколебавшись, затем нежно положила ее на ладонь бабушки.

- Ты в порядке?

Эдриан кивнула.

- Не обращай на меня внимания, девочка, - сказала она с дрожащим смехом.

- Все хорошо.

Никита прикусила нижнюю губу и медленно сжала ее пальцы. Она знала о чем думает ее бабушка, потому что думала о том же. Это было чувство что они на самом деле могли сблизиться и это было невероятно, даже чудесно, и так сильно согревало ее сердце.
Эдриан посмотрела на Никиту и увидел, как в ее глазах мерцают слезы, и она сжала руку. Не было слов, чтобы адекватно описать этот момент или эмоции, которые она испытывала.
Она решила вернулась к теме, о которой они могли говорить.
Эдриан похлопала Никиту по руке, прежде чем убрать свою ладонь, чтобы возобновить шитье.
- Где сейчас Майкл? - спросила она.
Никита глубоко вздохнула и медленно выдохнула.
- Он пошел осмотреть забор на западном поле.
- Ты не захотела идти с ним? - спросила Эдриан. Она посмотрела на Никиту поверх очков.
- Я видела, как он вывел Юлиуса вместе с Бэрроном.
- Да. - ответила Никита, затем замолчала.
- Но ... - подсказал Адриан.
Никита пожала плечами, вытащила из корзины еще одну рубашку и начала складывать ее.
- Я сказала ему, что у меня есть обязанности по дому. Кроме того, я увижу его сегодня вечером. Возможно мы поедем в город, чтобы посмотреть фильм.
Эдриан опустила свое шитье, и сфокусировала взгляд на Никите.
- Возможно?
Синие глаза вспыхнули, затем снова опустились.
- Я не знаю, хочу ли я этого.
На этот раз Эдриан не только положил ее шитье, но потянулась и убрала корзину с одеждой от Никиты.

- Никита, посмотри на меня, - приказала она. Когда она была уверена, что ей уделяется все внимание внучки, Эдриан задала вопрос, который беспокоил ее некоторое время.

- Ты боишься Майкла?

Глаза Никиты расширились, и она коротко рассмеялась:
- Конечно, нет, бабушка. Зачем мне бояться Майкла?
- Может быть, я неправильно сформулировала, - заявила Эдриан. Она перефразировала свой вопрос.
- Ты боишься любить Майкла?
Ее вопрос был встречен молчаливой паузой. Никита опустила глаза, внезапно заинтересовавшись рисунком на кружевной скатерти. Когда тишина растянулась, она наконец посмотрела на бабушку и ответила честно.
- Я не знаю.
Взгляд Эдриан смягчился, и она потянулась к руке своей внучки.
- Хочешь поговорить об этом? - спросила она.
Никита поколебалась, затем покачала головой.
- Все в порядке.
- Ты боишься влюбиться, не так ли? - тихо спросила Эдриан.
Голубые глаза смотрели на нее, и в их глубинах Эдриан увидел ответ на свой вопрос.

- Я знаю, что это глупо, - сказала Никита.

- Но я не знаю, что меня удерживает. Он самый добрый человек, которого я знаю. Он заставляет меня чувствовать себя особенной, и мне нравится быть с ним ... - Никита замолчала.

- Майкл рассказал тебе, как он к тебе относится? - спросила Эдриан.

Была небольшая пауза, и Никита посмотрела на бабушку.
- Он говорит, что любит меня.
Еще одна пауза.
- А ты не веришь, что он любит тебя?
Никита отодвинула стул и встала, подошла к раковине и уставилась во двор. Ей было трудно выразить свои страхи словами, особенно ее бабушке. Она крепче скрестила руки на груди и прикусила нижнюю губу. Тем временем Эдриан терпеливо ждала за столом.
- Я хочу верить ему, - коротко ответила она тихо.
Эдриан встала и подошла к ней, встав рядом с ней,
- И что же? - мягко подсказала она.
Никита уставилась на нее мучительным взглядом.
- Бабушка, как такой человек, как Майкл, может любить кого-то вроде меня? - тихо спросила она. Слезы, которые накапливались в глазах, потекли по ее щекам.
- Что я могу предложить ему? У меня ничего нет. У меня нет отца, а моя собственная мать не захотела меня - так почему он должен?

Эдриан помедлила лишь долю секунды, затем шагнула вперед и обняла Никиту. Правда была наконец-то раскрыта. Настоящая причина, по которой Никита боялась позволить себе любить Майкла, была связана с ее детством.
Эдриан обнимала Никиту, успокаивающе потирая ее спину руками. Когда ее слезы утихли, Эдриан потянулась за салфеткой и протянула ей, чтобы высушить лицо.

- Пойдем со мной, Никита, - пригласила она

- Мне есть, что показать тебе. Что-то, что я должна была показать тебе давным-давно.

Никита вытерла лицо.
Эдриан стояла у двери, ведущей в гостиную, и оглядывалась через плечо на Никиту, ожидая, пока та последует за ней.

В гостиной стоял резной деревянный сундук, накрытый одной из кружевных салфеток бабушкиной ручной работы. Сундук раньше был на чердаке, но несколько лет назад ее Эдриан перенесла его в гостиную. Насколько Никита могла помнить, его никогда не открывали в ее присутствии.
Эдриан сделала это сейчас, и содержимое внутри заставило сердце Никиты вздрогнуть.
Один за другим Эдриан вынимала фотографии, одни черно-белые, другие – выцветшие. На всех была изображена молодая женщина, которую, на первый взгляд, можно было легко принять за Никиту.

Губы Никиты задрожали, и новые слезы наполнили ее глаза, а сердце бешено заколотилось.
Она опустилась на колени, медленно потянулась вперед и взяла фотографию. Другой рукой она вытерла слезы с глаз, прояснила зрение и уставилась на картинку. Никита посмотрела на бабушку.
- Это ... это она? - спросила девушка.
- Да, - ответила Адриан, ее собственные глаза наполнились слезами.
- Это твоя мать.
Никита провела следующий час в оцепенении, жадно рассматривая фотографии, пока ее бабушка рассказывала немного о каждой из них. Однако в конце часа она аккуратно сложила фотографии и книги в альбомы и передала их бабушке.
- Спасибо, что показала мне это, - сказала она.
Эдриан смотрел на нее минуту, замечая, что измученный взгляд Никиты все еще скрывается в ее глазах.

- Есть причина, по которой я показал тебе эти фотографии, Никита, - заявила она.

- Особенно фотографии твоей мамы и тебя, когда ты была ребенком.

Никита молчала, а Эдриан продолжала.

- Ты не можешь прожить жизнь, обвиняя себя в том, что не могла контролировать, Никита. Шарон - моя дочь, мой единственный ребенок.

Голос Эдриан сломался, и она вытерла слезы, которые свободно текли из ее усталых глаз.

- Это разбило мне сердце, когда она ушла, - прошептала она.

- Я убедила себя, что виновата в том что она ушла. Из-за этого не позволила себе передать свою любовь кому-то, кто был мне очень дорог и кого я люблю всем своим сердцем. - Эдриан подняла руку и коснулась щеки Никиты.

- Тебе моя дорогая.

Никита подняла руку и прикрыла рот, подавляя в себе крик, который грозился разорвать ее на части от слов бабушки. Как будто внутри прорвалась плотина, и она боролась с потоком эмоций, которые одолевали ее. Интенсивность реакции на то, что бабушка открыто признает, что она любит ее, оказалась подавляющей, Никита сломалась и заплакала.

- Тсс, милая, - утешала Эдриан, обнимая внучку, и ее собственные слезы смешались со слезами Никиты.

- Мне очень жаль. Мне очень жаль, - шептала она ей в волосы.


Со временем их слезы утихли, и Никита отстранилась, чтобы улыбнуться бабушке. Ее веки опухли, а нос покраснел, но она за всю свою жизнь не чувствовала себя лучше. Подняв ближайшую фотографию своей матери, Никита посмотрела на бабушку и поблагодарила ее за подарок.

- У меня всегда было так много вопросов о ней, - сказала она, глядя на фотографию в руке.

- Но сегодня, просматривая их, я поняла нечто очень важное.

Она повернулась, чтобы взять руку бабушки в свою.

- Ты единственная мать, которую я когда-либо знала в своей жизни, и слышать, как ты говоришь, что любишь меня, - самый ценный подарок, который мне когда-либо дарили.

Затем она наклонилась вперед, крепко обняв свою бабушку, произнесла слова, которые скрывала в своем сердце все эти годы.

- Я люблю тебя, бабушка. Я люблю тебя очень, очень сильно.

*

Майкл присел на корточки рядом с белым деревянным забором и провел пальцами по нему, осторожно прощупывая. Затем он выпрямился во весь рост и правой рукой снял шляпу, чтобы вытереть пот со лба.
Древесина гнила по краям и скоро должна была быть заменена. Взглянув вниз, он осмотрел границу фермы на нескольких сотен ярдов вперед.
Сегодня вечером он поговорит с Никитой, чтобы выяснить, достаточно ли свободных средств для замены всего ограждения. Если нет, то они могли бы начать работу в западном секторе, который больше всего нуждался в ремонте. Денег, которые они получат после продажи первого урожая, должно хватить для завершения ремонта.
Майкл надел шляпу и собирался вернуться к Бэррону, который щипал траву под тенью деревьев, когда услышал звуковой сигнал автомобильного гудка.

Оглянувшись через плечо, мимо ограждения на дорогу, он увидел, как его черный пикап движется к нему. На его губах появилась улыбка.
Бэррон на время был забыт, когда Майкл изменил направление и направился к забору. Грузовик остановился на другой стороне и припарковался. Через несколько секунд дверь водителя открылась, и оттуда выскользнула Никита.
Майкл подождал, пока она обойдет грузовик и встанет напротив него, разделенная деревянными досками забора.

- Закончила стирку? - мягко спросил он, затем остановился, его глаза стали серьезными, когда он увидел свидетельство недавних слез в глазах Никиты.

- Что не так? – спросил он.

- Что-то случилось? Уолтер в порядке?

- Все хорошо, - заверила его Никита. Она отступила назад и оценила прочность досок, прежде чем взобраться на нижнюю и обхватить руками шею Майкла. Он немедленно схватил ее за талию перенес через забор, поставив перед собой. Его руки двигались по ее лицу, сглаживая волосы назад, а глаза внимательно смотрели на нее.
Никита посмотрела на него и блестящая улыбка озарила ее лицо.
- Я скучала по тебе, - просто заявила она.
Майклу потребовалось время, чтобы понять, что она сказала, затем он улыбнулся в ответ, и его большой палец коснулся ее губ и провел по щеке.
- Ты плакала, потому что скучала по мне?
Никита засмеялась, и Майкл почувствовал, как расширяется его сердце.

- Не глупи, - сказала она.

- Я пришла, потому что скучала по тебе. Слезы были по совершенно другой причине. - Никита не отводила взгляд с Майкла, замерев на мгновение, чтобы насладиться ощущением его нежной ласки.

- Я объясню позже. А пока, пожалуйста, ты не мог бы просто обнять меня, Майкл. Пожалуйста?

Он был озадачен, но не недоволен этой просьбой. Мужчина нежно притянул ее к себе и обнял. Его губы коснулись ее лба, и он почувствовал, как она дрожит, глубже зарываясь в надежные объятия.
Он не мог найти слов. Никита никогда не была такой демонстративной. Время от времени, с его подсказками, она прикладывала какие-то усилия, чтобы показать свою привязанность, но никогда ничего подобного.
Она активно разыскивала его, за рулем пикапа, от которого он дал ей запасной ключ. Сказала что соскучилась по нему, а затем попросила обнять ее - все самостоятельно - без каких-либо подсказок в этот раз.
В конце концов Никита отступила, посмотрела на него и улыбнулась.
- Спасибо , - сказала она. Девушка повернула голову взглянув на золотые поля перед ними, и в ее глазах появилось выражение, которого Майкл никогда раньше не видел. Она казалась почти очарованной.
С того места, где они стояли, у них открывался панорамный вид на большую часть фермы и соседних земель. Майкл наблюдал, как Никита завороженно смотрела на пейзаж. Легкая улыбка украшала ее губы, а в глазах сияло выражение глубокого счастья.
Заметив что Майкл смотрит на нее, Никита снова повернулась к нему, и ее улыбка стала еще глубже. Она почти могла читать мысли, стоящие за недоверчивым взглядом в его глазах.
- Это красиво, не правда ли? - спросила она, указав головой на землю.
Майкл шагнул к ней ближе и положил руку ей под подбородок. Он вгляделся в широко распахнутые глаза, как будто искал какую-то важную информацию.
- Правда Никита?
Хотя она никогда не говорила об этом, но наблюдая за ее реакцией за все это время, он знал, что Никита не питала особой любви к этому месту. Было слишком много болезненных воспоминаний о детском прошлом, связанных с фермой. Часть Майкла боялась, что она никогда не научится любить это место, как он полюбил его. Он беспокоился, что она не сможет здесь обрести покой, который искала. Но теперь, когда Майкл смотрел в ее глаза, надежда расцвела в его сердце.
Оглянувшись назад, она улыбнулась и потянулась к его руке, обвивая его пальцы своими.
- Да, Майкл, - прошептала она.
Этот ответ поразил ее не меньше, чем его самого.
Никита повернула голову в поисках Майкла, и она обнаружила, что он смотрит на нее, невероятная любовь к ней проявляется прямо в его взгляде. Радость в ее глазах усилилась, и они потемнели до океанской синевы. Девичье сердце подпрыгнуло и забилось в диком неуправляемом танцевальном ритме, когда его глаза скользнули по ее лицу. В мужском взгляде был голод, который разжигал такую ​​же жажду и в ней. Она хотела прикоснуться к нему, провести пальцами по рту, по горлу и по его груди - и она хотела, чтобы он прикоснулся к ней.
- Майкл, - Никита хрипло прошептала его имя.
Он слышал ее, но не двигался.
Она смотрела на него так, что ему захотелось утащить ее на мягкую траву и заняться с ней дикой, страстной любовью, прямо здесь, прямо сейчас. Он сомневался, что она понимает, как он горит для нее, что все его сны и мечты наполнены ее изображениями и то как сильно он ее любит.
Вот почему он отказался идти к ней сейчас.
Он уже признался ей на словах и на деле, что любит ее, но знал, что она никогда не поверит ему по-настоящему, пока сама не захочет полностью опустить свою защиту и позволить себе любить и быть любимой.

Никита продолжала смотреть на Майкла. Стук сердца отдавался в ушах, а горло внезапно пересохло. Она осторожно отодвинулась назад оставаясь в объятиях его рук, затем, подняв пальцы к его лицу, посмотрела ему прямо в глаза и прошептала слова, которые он очень долго ждал.
- Я люблю тебя, Майкл.
Его глаза загорелись, когда он схватил ее и развернул к себе. Смех вырвался из него, когда они упали на землю, все еще крепко обнимая друг друга, и затем он поцеловал ее…

* (Четыре года спустя)

- Мама! Мама!
Никита вовремя подняла глаза и увидела Шантель, ее светлые кудри, собранные в два хвостика, перевязанных розовыми лентами. Маленькая девочка сидела перед отцом наверху Бэррона. Никита поднялась на ноги, улыбаясь и подошла к ним навстречу.
- Привет, моя милая! - она приветствовала свою дочь, поднимая руки, чтобы принять ее от Майкла. Шантель хихикнула и прыгнула на руки мамы, крепко обняв ее.
- Папа разрешил мне самой управлять Бэрроном, - сказала она. Длинные шелковистые ресницы взволнованно моргали, а голубые глаза с восторгом смотрели на нее.
- Я не боялась, мамочка, но я думаю, что папа испугался.
- О, ты так думаешь? - Никита засмеялась и поцеловала ее в щеку, прежде чем Шантель начала извиваться, сползая на землю. Вскоре она побежала к Эдриан, которая махала ей.
- Бабушка! Угадай, что? – окликнула ее Шантель.
Никита смотрела, как бежит ее дочь, и ее сердце переполнялось радостью. Она услышала, как Майкл приближается сзади, и оглянулась через плечо, чтобы увидеть, как он скользит позади, и почувствовала, как его руки обвиваются вокруг нее. Никита глубоко вздохнула и откинулась на него. В его руках она всегда чувствовала себя под защитой и хотела остаться там навсегда.
- Как поживает бабушка? –спросил он.
Никита вздохнула и кивнула. Прошло шесть недель с тех пор, как дедушка умер.
- С ней все будет хорошо, - пробормотала она, наблюдая, как их дочь наклонилась, чтобы помочь Эдриан посадить цветы рядом с его могилой.
- А ты моя любовь? - спросил Майкл.
Никита подняла глаза и посмотрела на землю, которую ее дед любил всю свою жизнь. Она изучала холмы с золотыми полями; безоблачное небо, которое, казалось, простиралось на многие мили; их красивый дом вдалеке.
Это место, которое она ненавидела всю свою жизнь, считала бесплодным и одиноким, теперь оно наполняло ее сладкой ностальгией.
Она увидела счастливые воспоминания, о их жизни за последние несколько лет.
Воспоминания о том, как дедушка плакал, когда Майкл попросил разрешения жениться на ней;
О бесчисленных счастливых часах, проведенных в обществе бабушки;
Выйти замуж за мужчину, которого она обожала больше самой жизни;
И восхитительная радость - рождение их ребенка.
Она взяла Майкла за руку повернулась лицо, чтобы посмотреть на него.

- Я в порядке, Майкл, - прошептала она, ее любовь к нему сияла в ее глазах.

- Просто хорошо.

Так оно и было. Боль и одиночество ее детства были окончательно стерты, а беспокойный дух, преследовавший ее в ранние годы, подавлен. Здесь, на этой земле, от которой она столько лет пыталась сбежать, Никита наконец обрела мир и любовь.
Она была дома!!!

Конец первой части
 

#7
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
2 часть
"Дом там где сердце"

Никита оторвала взгляд от овощей, которые мыла, услышав стук маленьких ножек по деревянному полу. Она мельком увидела белокурые кудри, которые тут же исчезли под кухонным столом. Мгновение спустя послышался кошачий визг, и пятно светлого меха выскочило из-под стола и исчезло за углом.
- Шантель, - брови Никиты изогнулись, когда она окликнула свою дочь.
Из-под стола выглядывали светлые кудри и большие голубые глаза.
- Да, мамочка?
- Ты снова гоняешься за котом?
Улыбка появилась на лице маленькой девочки, и сердце Никиты замерло. Шантель, возможно, унаследовала цвет глаз и кожи, но улыбка была чисто улыбкой Майкла. На ее щеке появилась небольшая ямочка, а голубые глаза сверкнули. Даже спустя четыре года Никита все еще не могла преодолеть невероятную любовь, которую испытывала к этому маленькому чуду, которое благословило ее и жизнь Майкла.
- У меня чаепитие, и я хочу, чтобы Мунбим пришел- объяснила Шантель, выползая из-под стола. Она выпрямилась, поправляя правый ремень комбинезона, упавшего с ее плеча, затем подошла, чтобы обнять Никиту за ногу. Никита улыбнулась, глядя на свою дочь.
- Но что, если Мунбим не хочет приходить на чаепитие? Кошкам не очень нравятся чаепития, особенно если их заставляют наряжаться.
- Но у Эсмерельды сегодня день рождения, - рассуждала Шантель.
- Кто будет петь со мной с днем ​​рождения, если Мунбим не придет?
Никита подавила в себе смех, из-за серьезности тона Шантель.
- Ну как насчет медведя Пуха? - спросила она так спокойно как могла.
- Или Кролик? Я уверена, что они с удовольствием приедут на твое чаепитие. И, наверное, они не против нарядиться.
Шантель покачала головой, когда ее пальцы сжались в джинсовых джинсах Никиты.
- Я хочу Мунбим, - упрямо сказала она. Никита вымыла руки, выключила кран и вытерла руки, прежде чем сесть на корточки рядом с Шантель.
- Вот что я скажу тебе , дорогая. Почему бы тебе не помочь маме закончить готовить ужин.
- Но что с днем рождения Эсмерельды? - спросила Шантель, глядя на Никиту глазами, такими же, как у нее.
- Хм. Ну, а как насчет того, чтобы сделать торт на десерт? Чтобы отпраздновать день рождения Эсмерельды.
Шантель кивнула, ее глаза загорелись.
- С шоколадом? - спросила она, и Никита рассмеялась.
- Да, любовь моя. Шоколадный торт.
- И мы можем нарядиться мамочка?
- Ну, дорогая, я не знаю насчет переодевания.
- Пожалуйста? - Шантель обняла мать за шею.
- Мне нравится, когда ты и папа наряжаетесь. Но ты делаешь это только когда выходишь на улицу. Разве ты не хочешь одеться, чтобы поужинать со мной и Эсмерельдой?
- Думаю, ты слишком много слушаешь своего отца, - ответил Никита.
- Ты все лучше и лучше умеешь убеждать.
Шантель наклонила голову в сторону. На ее лице застыло озадаченное выражение.
- Это хорошо? - В ответ Никита засмеялась, поцеловала кончик носа Шантель и обняла ее.
- Давай, помоги мне, - сказала она. Никита подвинула стул и помогла Шантель взобраться на него, затем показала ей, как мыть помидоры, и Шантель вскоре забыла о Лунном Луче, Эсмерельде или переодевании. Никита улыбнулась, увидев сосредоточенность на лице Шантель. Их дочь росла так быстро. В сентябре она пойдет в детский сад, и дом будет казаться пустым в течение дня без нее.
- У меня получается, мамочка? - Шантель подняла помидор, чтобы на нее взглянула мама.
- Да, дорогая. Это прекрасно. Теперь ты можешь сказать мне, какого это цвета?
Шантель задумалась на мгновение.
- Красный!
- Можете ли ты сказать мне что еще бывает красным?"
Она снова подумала.
- Яблоки?
- Отлично!
Маленькая девочка засияла, обернулась, взяла еще один помидор и начала мыть его. Никита продолжал расспрашивать Шантель о цветах, пока они работали. Ей нравилось проводить эти моменты вместе с Шантель, потому что у нее никогда не было такого с матерью. Она старалась не думать об этом. Но были времена, как сейчас, когда знания о том, что она пропустила в своем собственном детстве, подкралось к ней. Тупая боль слегка отразилась в ее груди, когда Никита слушала, как Шантель поет песню, которую она выучила, смотря по телевизору Улицу Сезам, а затем гордо продемонстрировала свою способность считать до десяти самостоятельно.
После того, как салат был готов, мать и дочь начали готовить шоколадный торт, чтобы отпраздновать день рождения Эсмерельды.

- Эсмерельда - очень счастливая кукла, - прокомментировал Никита с улыбкой.

- Разве у нее не было дня рождения на прошлой неделе?

Шантель хихикнула, взяв пустую коробку и яичные скорлупы, положив их в мусорное ведро.
- Ей нравятся дни рождения. И мне тоже.
- Я так и поняла.
Внезапно Шантель резко вздохнула. Ее внимание сосредоточилось на двери. Через него донесся звук подъезжающей машины.
- Папа дома! - крикнула она и направилась к двери.
- Не хлопай ... - раздался громкий стук, когда сетчатая дверь захлопнулась. Никита вздохнула, на ее лице появилась легкая улыбка смирения, когда она покачала головой.
- Ничего…
Снаружи она слышала, как ноги Шантель мчались по крыльцу, когда она кричала отцу. Никита знала, что Майкл вытянул руки в ожидании, чтобы поймать Шантель, когда она бросилась на него. Она слушала как смеется ее дочь, и ей вторит смех Майкла и это наполнило ее радостью, которой она никогда не могла насытиться. Никита закончила смешивать тесто для пирога, вылила его в сковороду, поставила в духовку и вышла на улицу, чтобы присоединиться к мужу и дочери.
Открыв дверь, она вышла на улицу, чтобы увидеть Майкла, идущего к ней. Шантель сидела на плечах отца, ее пальцы были под его подбородком. Оба улыбались ей. Никита шагнула вперед, наклонилась и быстро поцеловал Майкла.

- Еще раз мамочка, - настояла Шантель.

- Папа говорит, что французы любят целоваться дважды.

- Но я не француженка, - усмехнулась Никита, глядя в глаза мужу, затем перевела взгляд на дочь.
- Но ты замужем за французом, - вмешался Майкл, его глаза были теплыми и полными любви к ней.
- Папа любит, когда его целуют дважды, не так ли, папочка?
- О, да, - согласился Майкл, смех заставил его голос слегка дрожать от проницательности дочери.
- Особенно с моими любимыми девочками.
Никита засмеялась и обняла Майкла за талию.

- Я вижу, что не собираюсь выигрывать этот спор - она откинулась назад и снова поцеловала Майкла. На этот раз немного дольше. Она отстранилась, когда услышала хихиканье Шантель. Посмотрев на нее, спросил Никита.

- Лучше?

Шантель кивнула, в то время как Майкл посмотрел на Никиту с выражением, которое говорило, что он хочет большего. Он опустил голову, но Никита, дразня его глазами, отступила и подняла руки к Шантель.
- Спускайся, милая. Пусть папа помоется.
Внезапно вспомнив, что она празднует день рождения своей куклы, Шантель наклонилась и прошептала что - то на ухо отцу.

- Снова? - спросил Майкл, его глаза прищурились от смеха.

- Сколько дней рождения у куклы?

- Шантель ...

- Пожалуйста, мамочка? Я сама приму ванну и почищу уши. Папа, ты не против одеться, не так ли?

Майкл засмеялся, поднимая Шантель. Он нес ее левой рукой, а другой рукой обнял Никиту за плечо.

- Нет, - ответил он.

- Я совсем не против одеться. И думаю, что это отличная идея. Мы зажжем свечи, а мама может принести бабушкины красивые тарелки ...

- Майкл! - Никита остановилась и повернулась, чтобы взглянуть на него,

- Я не принесу бабушкин фарфор. - Шантель, с другой стороны, вскрикнула от восторга и крепче обняла отца. Никита не смогла устоять перед счастьем своей дочери или радостью Майкла, от того, что он сделал Шантель счастливой. Она вздохнула и наклонилась к нему, положив голову ему на плечо.

- Ты ужасен,- пробормотала она Майклу, когда Шантель хихикнула и провозгласила прямо противоположное. В ответ Майкл просто рассмеялся, крепче прижал к себе Никиту и пошел со своими двумя любимыми девочками в дом.

************

Майкл вошел на кухню, как только Никита закончила мыть посуду. Она надела фартук поверх фиолетового платья, которое носила. Ее туфли лежали рядом с холодильником. Майкл подошел к ней сзади, обнял ее за талию и положил подбородок ей на плечо.
- Она, наконец, легла спать.
- Сколько историй ты прочитал? - спросила Никита с понимающей улыбкой.
- Три истории, четыре песни и поцелуй каждой из ее кукол, - устало ответил Майкл.
- Оу - бедный ребенок. - Никита усмехнулась, вытерла руки и повернулся к нему лицом.
- Вот что ты получаешь за то, что избаловал ее. - она молча стояла, когда Майкл развязал фартук, снял его и бросил на прилавок.
- Ничего не могу с этим поделать. Каждый раз, когда я смотрю в ее глаза, я словно нахожусь под чарами. Я думаю, что она, наполовину ведьма. Слышал ее Мама такая…
- В самом деле? - Никита засмеялась, обняв его за шею.
- Что еще ты слышал об этой женщине?
- То что она очень красивая. - Майкл поцеловал ее в губы, когда его руки скользнули вниз по бедрам Никиты и прижали ее ближе к себе.
- И сексуальная…
- Опасная комбинация, - прошептала Никита. Губы Майкла коснулись пульса на изгибе ее шеи.
Верхние пуговицы его рубашки цвета слоновой кости были расстегнуты, а на правом плече виднелись пятна шоколада в форме руки Шантель. Никита начала расстегивать остальные пуговицы и вытащил низ из пояса брюк.
- Позволь мне смыть это прежде, чем засохнет.
Майкл вздохнул и позволил ей снять рубашку, оставив его в майке без рукавов.

- Спасибо, - сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в щеку. Затем он подошел к морозильной камере.

- У нас осталось мороженое?

- Должно быть Rocky road.
- Ты будешь?
- Конечно, положи мне лишнюю ложку в свою миску - ответила она, отстирывая его рубашку под кухонным краном. После этого Никита отжала мокрый угол рубашки и направилась к двери.

Это была хорошая ночь.
Никита улыбнулась, подойдя к дальней стороне крыльца, где висела небольшая веревка для белья. Она отстегнула две прищепки и приколола рубашку Майкла, чтобы та высохла за ночь.
Теплый ветерок обдувал землю, пролетая сквозь пшеничные поля. Он коснулся ее волос и охладил кожу. Никита услышала, как открылась сетчатая дверь и Майкла, когда он медленно подходил к ней. Никита обернулась, когда он приблизился, и она улыбнулась ему.

- Открой, - сказал он, поднеся к ее рту ложку мороженого. Никита раздвинула губы и почувствовала сливочную прохладу. Она медленно прожевала кусочки миндаля и зефира и проглотила.

- Хорошо?- спросил Майкл, и она шумно вздохнула в ответ.

Майкл положил ложку обратно в миску, затем потянулся к ее руке и потянул ее к выцветшему просторному креслу дедушки Уолтера, которое все еще занимало угол крыльца. Он сел, затем вытянул руки в стороны, когда Никита села ему на колени и откинулась назад на него.
Никита взяла у него миску с десертом, позволив Майклу обнять ее талию правой рукой, в то время как его левая рука лежала на ее бедрах. Никита поочередно кормила мороженым Майкла и ела сама. Между этим они разговаривали о том как прошел их день на ферме.
- Что слышно от бабушки? - спросил Майкл.
- М-м - Никита проглотила мороженое.
- Я забыла сказать. Мы получили от нее сегодня открытку. Она наслаждается, но сказала, что скучает по своим мыльным операм.
Майкл усмехнулся.
- Она не скучает по нам, но ей не хватает ее мыла.
- Я знаю, - засмеялась Никита, накормив Майкла последней ложкой мороженого.
- Отправить ее в этот круиз было прекрасной идеей. Это отвлечет ее от мыслей о дедушке. Она действительно скучает по нему.
- А как Хиллари?
- Бабушка говорит, что Хиллари отлично проводит время. И, конечно, бабушка гордится тем, что у нее есть такой богатый внук, который отправил ее и ее подругу в карибский круиз. Об этом будет говорить вся воскресная школа до конца года.
- Я был рад сделать это, - заявил Майкл.
- Тем более, что у нас появилось больше свободного времени для себя.
- Не говори мне, что тебе не нравится, когда бабушкины друзья по бинго обсуждают как ущипнуть тебя за зад. - Никита засмеялась. Она поставила пустую миску на землю и прижалась к Майклу.
- Единственная, кого я хочу ущипнуть - это ты, - пробормотал Майкл, сунув руку под подол платья Никиты. Девушка тихо застонала и прижалась лицом к его щеке. Ее левая рука обвилась вокруг его шеи. Ее правая рука отыскала его непослушную руку, вытаскивая теплые пальцы из-под платья.
- Позже, - прошептала она ему на ухо, затем сидела, держа его за руку в тихом удовлетворении в течение нескольких минут.

У них стало привычкой проводить вечера на веранде вот так, слушая убаюкивающие звуки ночи, пока их маленькая девочка спала в комнате прямо над ними.
Для Никиты это был их собственный маленький рай на земле.
Никита услышала, как дыхание Майкла стало тихим и ровным. Она улыбнулась. Он заснул.
Наклонившись вперед, она нежно поцеловала его в щеку.

- Майкл - дорогой, проснись. - она нежно потрясла его, и он проснулся, затем зевнул.

- Давай, - сказала Никита, поднимаясь с него, затем поворачиваясь, чтобы помочь ему подняться на ноги. Она наклонилась и взяла миску, затем потянулась к его руке. Майкл обнял ее, шепча на ухо о своей любовь, а Никита смеясь, потянула его к двери.

- Давай любовник, - она усмехнулась.


- Пойдем спать.


 

#8
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
************
Майкл проснулся от мурлыканья в левом ухе. Мгновение спустя он почувствовал, как холодный мокрый нос прижимается к его щеке. Майкл застонал, протягивая руку, поднял кота Шантель и положил его на пол рядом с кроватью.

- Уходи, Мунбим, - прохрипел он.

- Иди..

Вздохнув, Майкл перевернулся, потянул простыню, протягивая руку к Никите. Она прижималась к нему спиной, и он свернулся калачиком рядом с ней, прижавшись своим телом к ​​ней. Майкл собрал ее волосы отодвинув их в сторону, затем уткнулся лицом в ее обнаженное плечо, раздвинул ноги и скользнул бедром между ними. Никита пробормотала что-то неразборчивое, затем успокоилась, и Майкл обнял ее за талию и притянул к себе. Медленно он снова стал погружаться в сон.
Через несколько минут Майкл почувствовал легкий прыжок на кровати позади себя, и вскоре почувствовал, как Мунбим трется о его спину. Белый кот мяукнул, затем быстро подобрался на голове Майкла и грубо наступил ему на щеку.

- Мунбим! - прошипел Майкл, убирая свою руку от Никиты, чтобы дотянуться и оттолкнуть кота.

- Брысь


Мунбим обычно проводил свой день в доме или на крыльце, но по вечерам, особенно когда луна была полной, он исчезал.
- Куда он уходит, папочка? - однажды вечером спросила Шантель, и Майкл начал рассказывать волшебную историю о том, что Мунбим был лунным котом, и по ночам он вместе со всеми другими лунными кошками отправляется на Луну в дикую ночь танцев и вечеринок. Шантель была очарована, а Никита смеялась от души.
- Что? - когда Шантель ушла спать, спросил Майкл.
- Лунный кот? - Никита ухмыльнулась, в ее глазах блестел смех.
Майкл подхватил Никиту на руки и повалил ее на кровать.
- Тебе не понравился мой рассказ? - спросил он тихим, хриплым голосом, с сильным акцентом.
- О, мне очень понравилась твоя история о лунном коте, - хихикнула Никита в перерывах между поцелуями Майкла .
- Я надеюсь, что ты готов рассказывать эту историю каждый вечер.

Никита, конечно, была права. С тех пор Шантель настаивала на том, чтобы история о лунном коте была частью ее ритуала с отцом каждый вечер, перед тем как она ложилась спать, сопровождаемая кучей вопросов, которые его маленькая девочка задавала ему, когда лежала в постели, глядя на него своими большими голубыми глазами с длинными ресницами:

- А как кошки попадают на луну, папочка?

- Могут ли люди пойти с ними?

- Почему луна любит только кошек?

Майкл к своей радости придумывал очень интересные ответы.

- Луна сделана из сыра, - сказал он своей звездной дочери.

- И мыши нашли способ сделать специальную ракету, которая доставляет их на Луну. Оказавшись там, они воруют сыр, из которого состоит Луна.

Рассказывал ей Майкл:

- Кошки - это защитники луны. Когда смотрят вверх и видят, что луна почти исчезла, они знают, что там опять хозяйничают мыши.

- Но если мыши летают на Луну на ракете, как туда попадают кошки?
- Э-э ... с помощью звездной пыли. Вот почему они всегда лижут свою шерсть, - ответил Майкл, его лицо было очень серьезным.
- Поэтому всякий раз, когда ты видишь, как кошка лижет свою шерсть, знай, что она, вероятно, накануне вечером гонялась на Луне за мышами.
- Они едят мышей? - спросила Шантель, ее глаза блестели от любопытства.
- О нет. - Майкл покачал головой и скорчил гримасу
- Ты когда-нибудь пробовала мышей? – спросил он у Шантель.
- У них ужасный вкус! Как резина только хуже. Нет - лунные коты только отбирают у них сыр и возвращают его на луну.

Таким образом, история луны, лунных кошек и мышей стала частью семейного наследия Майкла и Никиты. Единственная проблема заключалась в том, что когда Мунбим возвращался после своих, так называемых визитов, на Луну, дом был обычно заперт, а его владельцы мирно спали в постели. Кот поднимался наверх по стволу дуба, перепрыгивал на крышу веранды, затем искал, какое окно было открыто. В большинстве случаев, как сегодня вечером, это было окно спальни Майкла и Никиты. И, к несчастью Майкла, Мунбим, который привык спать у кровати Шантель , залазил в окно и будил хозяина.
Майкл должен был встать и открыть дверь спальни, чтобы кот мог пробраться в комнату Шантель.
- Нужно было купить ей собаку - пробормотал Майкл, поднимаясь с кровати и накидывая халат. Он услышал тихий смех Никиты.
Как только он открыл дверь, кот выбежал и исчез в коридоре. Майкл медленно последовал за ним, собираясь проверить Шантель. К тому времени, когда он добрался до ее спальни, Мунбим уже был у кровати Шантель, потягиваясь и умываясь, прежде чем лечь спать.
Майкл проверил Шантель. Она свернулась калачиком на боку и крепко спала. Майкл наклонился и убрал кудри с лица, затем нежно поцеловал ее в щеку.
- Я люблю тебя, - прошептал он ей на ухо, затем повернулся и направился к своей кровати и Никите.
************

Майкл работал на северном пастбище, заменяя загнивший деревянный забор. Ему помогали двое ребят Сеймур Биркоф и Грегори Хилинджер. Молодые люди жили на соседних фермах, и Майкл нанял их чтобы управиться быстрее.
Он поднял голову, когда прозвучал гудок, и увидел, как изумрудно-зеленый «Форд – Эксплорер» Никиты подъехал к дороге. Она опустила окно и махнула рукой. Майкл подошел к ней.
- Что привело тебя сюда? - спросил он, наклоняясь для поцелуя.
- Я отправляюсь в город и хотела взять с собой Шантель. Мне нужно купить ей туфли для церкви. Ты знаешь, как она разборчива в том, какие туфли наденет.
Майкл обернулся и посмотрел за забор на рощу деревьев. Шантель, которая сегодня увязалась за ним, расстелила одеяло под дубом и играла со своими куклами. Майкл улыбнулся, снова встретившись взглядом с Никитой.
- Удачи. Я не знаю, захочет ли она уйти.
- Ты мне очень помог… - засмеялась Никита, открывая дверь и вылезая наружу. Вместе с Майклом она прошла к ограде.
- Привет, Сеймур, Грегори.
- Доброе утро, мэм, - ответили молодые люди, и Никита внутренне съежилась.
Независимо от того, что она постоянно просила их называть ее по имени, Биркофф и Хелинджер настаивали на том, чтобы звать ее мэм или миссис Сэмюель. Майкла это забавляло, потому что он знал, что Никиту раздражает, что к ней обращаются таким образом.
- Они просто из уважения , - прошептал он ей на ухо, смеясь, когда Никита нахмурился.
- Я знаю, - проворчала она,
- Но это заставляет меня чувствовать себя такой старой.
Они разговаривали несколько минут. Никита добавила в свой список покупок то, что нужно было Майклу и повернулась, чтобы позвать Шантель.
- Давай, милая. Пойдем.
- Я не хочу ехать в город, - ответила Шантель, и Майкл усмехнулся.
- Нам нужно купить тебе туфли.
- Я не хочу новую обувь.
Никита закатила глаза и направилась туда, где сидела ее дочь. Когда она приблизилась, Никита увидела, что Шантель собрала полевые цветы и сунула их в волосы своей куклы, а также в свои. Она выглядела как маленькая нимфа, когда она посмотрела на свою мать и улыбнулась.
- Я не хочу уходить, мамочка. - повторила Шантель.
- Пойдем, дорогая. Это не займет много времени А потом, если погода не испортиться, я привезу тебя сюда к папе.
- Обещаешь?
Никита улыбнулась.
- Да, дорогая. Я обещаю.
- Хорошо - Шантель встала, отряхнув лепестки цветов со шорт и рубашки. Она взяла Эсмерельду и сунула ладонь в руку матери. Когда они приблизились к Майклу, Шантель подняла лицо к нему, и Майкл наклонился, чтобы поцеловать ее в обе щеки, затем ущипнул ее нос.
- Я вернусь,- смеясь, пообещала она ему, а затем пошла к машине с Никитой.

Население города Дериддер составляло около 2500 человек, и в нем был только один торговый центр. Никита припарковалась перед магазином, затем они с Шантель прошли через две двери в обувной отдел.
Шантель спокойно стояла, пока Джордж, владелец магазина, измерял ее ногу. Он записал размер на листке бумаги, передал Никита, а затем направил в ту часть магазина, где они могла найти обувь такого размера.
Через десять минут Шантель выбрала две пары туфель и сумочку с Винни-Пухом
- Теперь мы можем идти? - спросила она.
- Еще немного малышка. – пообещала Никита
- Нам нужно зайти в хозяйственный магазин, чтобы купить кое-что для папы, проверить почту, и тогда мы поедем.

Все шло хорошо, пока Никита не открыла почтовый ящик и не нашла среди обычного ассортимента счетов и подписок на журналы, толстый конверт бежевого цвета, адресованный Уолтеру и Эдриан.
Никита нахмурилась. Дедушка умер почти год назад. Очевидно, кто бы ни послал это, не знал об этом. Никита взглянула на обратный адрес и побледнела. Ее колени ослабли и она почувствовала, что мир начинает вращаться вокруг нее.
Шантель потянула Никиту за джинсы.
- Ты в порядке, мамочка?
Никита поспешно вытерла лицо и попыталась проглотить подступившие к горлу рыдания.
- Да ... Да, с мамой все в порядке, милая, - сказала она, нагнувшись, она подняла Шантель и крепко прижала ее к себе.
Шантель положила свою куклу в изгиб левой руки, а затем использовала свои маленькие пальцы, чтобы убрать волосы Никиты назад. Она много раз видела, как ее отец делал это. Девочка прижалась головой к голове своей матери.
- Почему ты плачешь? - спросила она взволнованным голосом.
Искренняя забота дочери о ней заставила Никиту немного успокоиться,

- Ничего, милая. Мне просто что – то попало в глаза, но теперь все в порядке. - Она заставила себя улыбнуться и поцеловала Шантель в щеку.

- Пойдем. Пойдем домой к папочке.


Шантель молчала всю дорогу обратно на ферму. Когда машина остановилась на поле, где работал Майкл, она расстегнула ремень безопасности и ждала, когда ее мать подойдет и откроет дверь.
- Ты идешь? - спросила она, когда Никита помогла ей спуститься на землю.
- Нет, - Никита улыбнулась.
- У меня много дел в доме. Скажи папе, что я увижусь с ним дома позже. - Никита снова поцеловал Шантель, затем подождала, пока Шантель побежит по полю туда, где был Майкл.
Она забралась обратно в машину, завела двигатель, а затем поехала обратно в дом.
Припарковав машину в гараже, Никита разгрузила покупки и отнесла все в дом.
Затем она взяла свою сумочку вместе с почтой и пошла наверх в спальню. Именно там Майкл нашел ее пятнадцать минут спустя, сидящей на полу рядом с кроватью и плачущей.

-Никита.
Он быстро прошел к тому месту, где она сидела, и поднял ее с пола. Никита приникла к нему, обвив руками за талию, уткнувшись лицом в его грудь. Она дрожала.
- Что случилось? - спросил он.
Через минуту Никита отстранилась. Она медленно повернулась к кровати, потянулась к разбросанным там конвертам и взяла бежевый. Без слов она передала его Майклу. Майкл изучил конверт, но, кроме того, что письмо была частично адресовано ее дедушке, он не понял, почему оно оказало такое влияние на Никиту. Она подняла к нему голубые глаза и тихо сказала:
- Это от моей матери…
 

#9
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
************

- Твоей матери? - Майкл моргнул. Шок ясно читался в его глазах. Его губы раздвинулись, словно он что-то хотел сказать, затем сомкнулись, не произнеся ни слова. Он протянул руку и прижал Никиту к себе, крепко обняв ее, ничего не сказал.


- Мамочка?
Никита оторвала голову от плеча Майкла и посмотрела на дверь. Шантель стояла на пороге не решаясь войти, в детских глазах читалась явная неуверенность. Никита немного отстранилась от Майкла и протянула ей руку. Шантель сразу же вбежала в комнату и крепко обняла маму за ногу.
- Она беспокоилась о тебе, - прошептал Майкл.
Никита кивнула и глубоко вздохнула.

- Возвращайся на работу, - сказала она ему.

- Мы поговорим сегодня вечером.

- Ты уверена?

- Да. Со мной все будет в порядке. Это было просто… - Никита посмотрела на Шантель, которая смотрела на нее, затем повернулась к Майклу.

- Не бери в голову. Мы поговорим сегодня вечером.

- Хорошо. Я буду дома, как только смогу, - Майкл наклонился и поцеловал ее, затем присел рядом с Шантель.

- Ты останешься с мамочкой? - спросил он, и она кивнула. Майкл улыбнулся и поцеловал ее в макушку, прежде чем выпрямиться, еще раз взглянул на Никиту и ушел.


Никита сделал еще один глубокий, успокаивающий вдох, затем осторожно оторвала Шантель от своей ноги и подняла ее на руки. Шантель обвила ноги вокруг талии Никиты и обхватила руками ее за шею. Она уткнулась лицом в плечо мамы и молчала.

- О, моя девочка, - вздохнула Никита, целуя Шантель в щеку.

- Я так сильно тебя люблю.

- Я тоже тебя люблю, мамочка.

- Ты можешь поцеловать свою маму? - спросила Никита. Шантель немедленно отстранилась, кивнув головой, прежде чем она сморщила губы и поцеловала Никиту.

Мать и дочь улыбнулись, затем засмеялись, а потом вдвоем упали на кровать.

Никита начала щекотать Шантель, и комната наполнилась их пронзительным смехом.

Снаружи Майкл остановился, прежде чем забраться в машину. Он слушал, как Никита и Шантель смеялись, и почувствовал волну благодарности и облегчения. Забравшись на водительское сидение, он завел двигатель и уехал.


Верный своему слову, Майкл пришел домой рано. Было только начало третьего, когда он вернулся.
Никита вышла на крыльцо, вытирая руки полотенцем и ждала его на верхней ступеньке. Майкл подошел к ней, держа в руках одеяло Шантель и кукол, которые она оставила на поле.
Он был рад видеть, как Никита улыбается ему. Остановившись на средней ступени, прямо перед Никитой, он поднял лицо к ней. Никита обняла его за шею, наклонила голову к нему и глубоко поцеловала.

- Мне это было нужно, - прошептала она.

- Где Шантель?

- Спит.

- У нас есть время ?...

Никита кивнула, точно зная, о чем спрашивал Майкл. Он знал ее так хорошо. Знал, что ей нужно почувствовать его любовь к ней.
Молча они вошли в дом, их руки переплелись, задержавшись только для того, чтобы запереть дверь и выключить плиту ... затем направились наверх.
************

Майкл сидел, прислонившись к спинке кровати. Никита сидела рядом с ним, ее тело обвивалось вокруг его, голова покоилась на плече мужа, а руки обвивали его талию. Его пальцы слегка гладили ее обнаженную спину. Она задрожала и пододвинулась ближе, поворачивая голову, чтобы поцеловать мускулистую грудь под ней, один раз, потом второй.
- Спасибо, - прошептала Никита низким и хриплым голосом.
- Никита - его глаза на мгновение закрылись, затем он наклонил голову, чтобы поцеловать ее в лоб.
- Я люблю тебя, - выдохнул он ей в волосы.
- Ты моя жизнь ... мое сердце ... моя душа.
Она глубоко вздохнула. Ее руки сжались вокруг него.
- Как ты думаешь, почему она наконец написала после всех этих лет?
- Я не знаю, - ответил Майкл. Он переместился так, чтобы он мог смотреть ей в глаза.
- Меня больше волнует, что ты думаешь обо всем этом.
Никита непонятливо уставилась на него.

- Я не уверена в своих чувствах, Майкл. Я потеряла надежду много лет назад, что она когда-нибудь вернется. Но глубоко внутри, думаю, что была небольшая часть меня, которая продолжала верить. - Никита отстранился от Майкла и обняла свои колени.

- Это звучит жалко?

- Нет. - голос Майкла был нежным. Его прикосновения мягкими и успокаивающими.

- Это понятно. Она твоя мать.
Никита напряглась, и взглянула на него через плечо.

- Нет! – она поджала губы,

- Возможно, она родила меня, но она никогда не была для меня матерью. Она никогда не думала обо мне так, как я о Шантель.

- Никита, ты этого не знаешь.

- Да! Я знаю, Майкл. - Ее глаза вспыхнули гневом и болью. Девичьи губы дрожали, и она пыталась сдержать поток слез, который грозил пролиться на щеки.

- Когда медсестра в больнице положила Шантель в мои руки, - Никита сделала паузу, и в ее глазах появилась нежность.

- Я была переполнена эмоциями. Она была чудом, и мое сердце, разрывалось от любви к ней, Майкл. Я знала, что сделаю все чтобы защитить своего ребенка и скорее умру, чем позволю кому то забрать ее у меня.

Никита переместилась, пытаясь встать с кровати, но Майкл протянул руку и вернул ее в свои объятия. Никита положила голову ему на плечо Майкл погладил ее по волосам.

- Я ненавижу ее, Майкл.

- Тсс - не говори так, Никита.

- Я ненавижу, что она не заботилась обо мне. Она просто бросила меня. - Никита отстранилась, и посмотрела со слезами на Майкла.

- Что я сделала? Неужели она так меня не любила, что не могла находиться рядом со мной?

- Перестань, Никита. - Майкл схватил ее за плечи и посмотрел ей в глаза.

- Ты не сделала ничего плохого. И ты должна перестать винить себя в том что могла чувствовать твоя мать.

- Перестань называть ее моей матерью.

Майкл молчал минуту. Затем он обхватил ее лицо ладонями и вытер слезы большими пальцами.
- Как ты хочешь, чтобы я ее называл? - мягко спросил он. Никита нахмурилась, затем подняла руку, взяла его за руки и потянула их вниз, обвивая вокруг своей талии.
- Я не знаю, - пробормотала она.
- Просто обними меня.
Майкл вздохнул и прислонился головой к ее. Он хотел, чтобы у него был способ избавить ее от этой боли. Он молча держал Никиту, чувствуя, как ее слезы капают на его грудь.
Тсс ..., - успокоил он ее, целуя в висок.
- Все будет хорошо. Я люблю тебя.
Они держали друг друга еще минуту, затем Никита пошевелилась, неохотно отодвигаясь от него.

- Нам лучше одеться, - сказала она.

- Шантель должна скоро проснуться. - Майкл последовал за ней из постели, и они тихо оделись. Прежде чем они вышли из комнаты, она подошла к нему и обняла его.

- Я люблю тебя, Майкл, - сказала она, подняв на него взгляд, и он улыбнулся.

- Мы пройдем через это.

Никита кивнула, чувствуя себя лучше после разговора.

- Пойди проверь Шантель, а я закончу готовить ужин.


*

- Ты дома? - сонно спросила Шантель. Открыв глаза, она увидела своего отца, сидящего на краю кровати.
- Это верно, соня.
Она зевнула, затем села и огляделась.

- Ты принес мое одеяло?

- Да.

Шантель встала на колени и подползла к отцу чтобы сесть к нему на колени.
- А мои куклы?
Майкл улыбнулся.

- Да. - Затем он добавил:

- Ты становишься настоящей женщиной.

Она подняла любопытные голубые глаза, чтобы встретить его смеющиеся зеленые.
- Что это значит, женщина? - спросила она.
Майкл встал, держа ее на руках.
- Это значит, что ты становишься хорошим боссом.
************

Шантель проснулась ранним субботним утром и потащилась вниз по лестнице в своей пижаме с Винни Пухом, одной рукой таща за собой свое любимое выцветшее розовое детское одеяло, а в другой держа Эсмерельду. Она нашла своих родителей на кухне. Никита сидела за столом, положив локти на стол и сонно наблюдала, как Майкл у плиты готовил завтрак. Шантель подошла и приникла сонным лицом к своей матери.
- Доброе утро, дорогая. - Никита подняла Шантель на колени, обняла ее и поцеловала в макушку. Шантель зевнула и откинулась на Никиту, глядя на еду на тарелке. Решив, что ее там ничего не привлекает, она посмотрела на отца.
- Папа, а можно мне мороженое? - спросила она с надеждой тихим голосом.
- Шантель! - Воскликнула Никита, от удивления ее брови поползли вверх.
- Ты не будешь есть мороженое на завтрак.
- Папа, дай мне.
Никита перевел взгляд на Майкла, у которого было виноватое выражение на лице, когда он переводил взгляд с Шантель на Никиту. Уголок его рта приподнялся с полуулыбкой.
- Ты думаешь что это правильно? - Никита спросила Шантель, но прежде чем ее малышка успел ответить, Майкл повернулся и подошел к столу, держа сковороду в одной руке и лопаточку в другой.
- Смотри, Шантель, - сказал он,
- Я сделал блины. Тебе же нравятся блины, правда, дорогая?
- Мне больше нравится мороженое, - ответила она, затем соскользнула с колен матери, уронив одеяло и Эсмерельду, и побежала за Мунбимом. Шантель схватила кота, затем села на пол и аккуратно держа его на коленях. Она была очень осторожна , как учила ее Никита.
За столом Майкл улыбнулся Никите, перекладывая блины на тарелку.

- Не волнуйся, - прошептал он, имея в виду каприз Шантель о мороженом. Он наклонился и быстро поцеловал Никиту в губы.

- Думай об этом как о замороженном молоке.

- А для Мунбима есть блины? - спросила Шантель, все еще надеясь избежать завтрака, приготовленного отцом.

Никита изогнула бровь, глядя на Майкла с улыбкой на губах.
- Ну, папочка?
- Э-э ... никаких блинов для кота, дорогая - ответил Майкл, пытаясь звучать авторитетно, когда он вернулся к плите и положил сковороду и лопаточку вниз.
- Почему нет? - спросила Шантель, поворачиваясь лицом к отцу, ожидая объяснений. У ее отца всегда были объяснения. В отличие от мамы, которая часто, когда Шантель спрашивала «почему», отвечала просто, «потому что мама так сказала».
- Это сделает его слишком тяжелым, и тогда он не сможет преследовать мышей, - последовал ответ.
- Тогда я тоже не хочу, - провозгласила Шантель, приводя свои аргументы.
- Это сделает меня слишком тяжелой, чтобы преследовать Мунбима.
Майкл, который собиралась нарезать блины на кусочки, стоял с открытым ртом, не зная что ответить. Позади него Никита усмехнулась, поднимаясь на ноги.
- Так держать, папочка, - пробормотала она ему на ухо, проходя мимо, затем игриво ущипнула его за зад.
- Давай, Шантель, - сказала она вслух и подошла к дочери.
- Вставай. Пойдем помоем руки, а потом сядем и съедим блины и выпьем вкусный апельсиновый сок.
- Я должна это сделать?
- Да, моя любовь. Никаких возражений.
- Почему?
- Потому что мама так сказала.
Шантель выпустила кота и поднялась на ноги. Она положила сунула ладонь в руку Никите и пошла с ней к раковине. После того, как Никита вымыла, а затем вытерла руки Шантель, она отвела ее к столу и усадила в кресло.
- Теперь ешь свой завтрак.
- Мама, ты женщина? - решительно сказала Шантель.
Майкл, который сидел и смотрел с удивлением, на то как Никита смогла заставить Шантель подчиняться ей, сглотнул. Теперь он точно попал в беду. Никита перевела взгляд с Шантель на Майкла и обратно.
- Что ты имеешь в виду, дорогая? - спросила она, бросив на Майкла подозрительный взгляд.
Шантель гордо улыбнулась отцу.
- Папа сказал, что женщина означает, что ты босс.
- О, он так сказал?
Майкл невинно пожал плечами.
- А что еще папа сказал тебе? - спросила Никита.
Шантель жевала кусок блинчика.
- Он сказал, что я тоже женщина…
Никита начала смеяться, с любовью глядя на Майкла, который сидел, улыбаясь ей в ответ.
************
 

#10
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
И Майкл, и Никита считали, что важно научить Шантель ценности труда. Они договорились с ней, что, если она будет выполнять всю неделю задания, то после обеда в субботу сможет выбирать, то чем они будут заниматься всей семьей.
После завтрака, Шантель спустилась со стула и подбежала к холодильнику. Никита повесила там список «рутинной» работы для Шантель. Поскольку малышка еще не умела читать, Никита рисовала картинки, чтобы напомнить ей, что это за дела.
Они были очень простыми:
(1) чистить зубы каждое утро и вечер,
(2) перед ужином убирать игрушки,
(3) вытирать пыль с журнального столика в гостиной.

Первые два всегда оставались неизменными, но последний менялся еженедельно. Иногда Шантель просили полить растения, на другой неделе ей нужно было вытаскивать коврики из ванной комнаты и вешать их на перила крыльца, или выполнять другие подобные несложные домашние дела.

Шантель убрала магнит в форме гриба и передала список отцу.
Майкл поднял ее на колени и притворился что что внимательно изучает слегка изогнутые цветные флажки, которыми Шантель отмечала каждое сделанную ей задание. Шантель обняла его за шею и терпеливо ждала, пока он задаст ей вопросы.
- Давай посмотрим, как хорошо ты чистила зубы. Аааа, - сказал он, открывая рот. Шантель послушно подражала его действиям, широко раскрыв рот, когда Майкл положил палец под ее подбородок и притворился, что осматривает ее рот, чтобы найти скрытых микробов.
- Эй, - игриво позвал он,
- Там кто-нибудь есть?
Шантель хихикнула, ее глаза засверкали от смеха

- Хорошо, - объявил Майкл.

- Никаких микробов. Просто целая куча очень хороших, острых зубов.

Он снова посмотрел на список.
- И ты не забывала убирать свои игрушки каждый день?
Шантель кивнула.
- Да.
Эта веселая беседа продолжалось между отцом и дочерью, а Никита сидела и смотрел на них. Ей нравилось наблюдать за их общением с очевидной любовью, которую они испытывали друг к другу. Майкл был таким замечательным отцом. Он боготворил Шантель, осыпая ее любовью и вниманием, и сердце Никиты защемило от непреодолимой любви к нему.
Были моменты, когда она, наблюдая за ними, задавалась вопросом, вспоминает ли он о своем первом ребенке. Думает ли о сыне, которого потерял много лет назад в автомобильной аварии вместе со своей первой женой.
Он никогда не говорил о них, только однажды упомянул что именно по этой причине приехал сюда в деревню. В городе было слишком много болезненных воспоминаний, чтобы он мог их вынести.
Сейчас она смотрела на Майкла, а его глаза горели любовью к Шантель, и Никита знала, что в его сердце должна была остаться часть, которая все еще страдала от потери сына и первой жены.
Никита встала и подошла к тому месту, где они сидели с Шантель. Остановившись за ними, она наклонилась и поцеловала его в висок, затем прошептала ему на ухо:

- Я люблю тебя.

Майкл повернулся и посмотрел на нее. Удивление и неожиданное удовольствие углубили цвет его глаз до цвета изумрудов. Он схватил ее за руку, затем поднес к губам, и они молча смотрели друг на друга.

- Мы можем пойти посмотреть Тарзана? - спросила Шантель, решив, как ей хочется провести свое время с родителями.
-Тарзан? - Майкл взял Никиту за руку, повернулся, посмотрел на Шантель и улыбнулся.
- Фильм. Звучит неплохо. Но только если я буду сидеть между вами…

************
Эдриан должна была прилететь во вторник рано утром в Орландо. Аэропорт находился в трех часах езды от фермы, поэтому Никита и Майкл решили выехать накануне и провести день в городе. Они отвезли Шантель в зоопарк, по магазинам и поужинали в хорошем ресторане. На протяжении всего ужина Шантель болтала о животных, которых видела, о своих новых нарядах и аккуратном гостиничном номере, в котором они остановились. Она начала зевать, когда был подан десерт, и уснула в машине, когда они возвращаясь в отель.
Майкл и Никита решили последовать примеру Шантель и лечь пораньше. Но Никита не смогла уснуть. Повернувшись, она посмотрела на Майкла, который спал рядом с ней. Его теплое дыхание ласкало ее обнаженное плечо. Никита пододвинула голову ближе к нему, поцеловал в лоб, затем легла, слушая его дыхание. Ей не потребовалось много времени, чтобы понять, почему она не может уснуть. Она не могла отвлечься от письма, которое прислала ее мать. С возвращением Эдриан, завтра Никита наконец сможет узнать, почему Шарон пытается связаться с ними.
Никита осторожно вздохнула, чтобы не разбудить Майкла, выскользнула из постели. Она надела халат и направилась в другую спальню, где спала Шантель. Никита включил ночник и замерла разглядывая спящую дочь. Никите был всего год, когда Шарон ушла.
Интересно, что заставило ее уйти?
Стояла ли когда-нибудь Шарон у ее кровати и смотрела, как она спит, так же как она смотрит на Шантель?
Чувствовала ли когда-нибудь Шарон как болит ее сердце от любви когда она смотрит на своего ребенка?
Или она ничего не чувствовала?

Никита аккуратно подоткнула одеяло дочери и провела ладонью по волосам. Шантель даже не пошевелилась. Наклонившись, она поцеловала лоб дочери, затем выключила свет и направилась обратно в свою комнату. По дороге она столкнулась с Майклом.
- Вот ты где. - он стоял перед ней безумно сексуальный, с растрепанными волосами в пижамных штанах. Никита прислонилась к нему. Он был теплым и ей нравилось чувствовать его руки, когда они смыкались вокруг нее.
- Скучал по мне? - спросила она, и Майкл хмыкнул в ответ.
- Я проверяла Шантель, - сказала девушка, улыбаясь, когда он опустил руки на ее бедра и притянул ее еще ближе.
- Не можешь уснуть?
- Ммм,- ответила она. Обнимаясь, они вернулись в свою комнату.
- Я могу помочь тебе расслабиться, - сказал он, подавляя зевок.
Никита хмыкнул, потирая руками по его спине.
- И что у тебя на уме?
Майкл закрыл за ними дверь спальни, затем потянулся к ее ночной рубашке и поднял ее.
- Я уверен, что мы можем что-то придумать, - пробормотал он за секунду до того, как его губы опустились на ее.

*
- Там бабушка, - закричала Шантель, подпрыгивая вверх и вниз, указывая на группу людей, выходящих из автострады в зону ворот. Эдриан, услышав голос Шантель, оглянулась и начала махать. Майкл и Никита улыбнулись, когда Шантель подбежала и обняла бабушку.
- О боже, - воскликнула Эдриан, отступая, чтобы лучше взглянуть на Шантель.
- Клянусь, ты выросла как минимум на шесть дюймов с тех пор, как я видела тебя в последний раз.
- А ты подстриглась, - заметила Шантель потянув ее к родителям.
- Мне это нравится. Это красиво.
- Хорошо, спасибо, дорогая.
Эдриан приветствовала Никиту и Майкла поцелуями и объятиями. Она выглядела хорошо, счастливо улыбалась , и на ее коже было здоровое сияние. Они спустились к карусели, где разгружался багаж с ее рейса, и Майкл забрал две сумки, а затем вышел к машине.
Шантель была бесконечным источником любопытства, расспрашивая Эдриан о поездке и корабле. Она хотела знать, видела ли Эдриан китов или русалок, и какие подарки привезла ей.

Они остановились в небольшом ресторане на завтрак. После заказа Майкл осторожно исчез с Шантель, предоставив Никите несколько минут наедине с бабушкой.
Как только они оказались вне зоны слышимости, Эдриан повернулся к Никите. Беспокойство наполнило ее мудрые глаза.
- Хорошо, что случилось? – спросила она.
Никита улыбнулась.
- С чего ты решила что что-то не так?
- Вы с Майклом посылали друг другу безмолвные взгляды с тех пор, как я приехала. Знаешь, я тоже была замужем, - слегка упрекнула ее Эдриан.
- Я могу заметить что тебя что-то беспокоит. Так что давай выкладывай, детка.
Никита глубоко вздохнула, затем сунула руку в сумочку, вытащила письмо от Шарон и положила его на стол. Эдриан с любопытством взглянула на него, подняла и побледнел. Ее глаза встретились с Никитой.
- Это пришло в прошлый вторник, - тихо сказала Никита.
- Боже мой ... - прошептала Эдриан, ее пальцы дрожали.
- Я знаю. - Никита протянула руку и взяла бабушку за руку.
- Ты в порядке?
Эдриан моргнула и кивнула.

- Да ... да - она выдохнула глоток воздуха.

- Я просто ... удивлена. - ее взгляд переместился обратно на конверт в ее руке.

- Я не могу в это поверить.

- Знаю - тихо сказал Никита.

- Я тоже была в шоке. И до сих пор. - Две женщины долго смотрели друг на друга, ничего не говоря. Множество эмоций, проходило между ними. Затем Никита тихо сказал:

- Бабушка, решать тебе. Письмо адресовано тебе и дедушке.

Эдриан посмотрела на письмо и, спустя целую вечность, снова подняла взгляд, чтобы встретиться взглядом с Никитой.
- Ники ... ты ... ты думала, что я не открою это?
Никита сняла руку, сложила их на коленях и отвела взгляд.
- Я не знаю. Может быть.
- О, дорогая. - Эдриан встала со своего места и села рядом с Никитой. Она взяла ее за руку и стала ждать, пока Никита не взглянет на нее.
- Ты все еще страдаешь из-за этого, не так ли?
Глаза Никиты стали влажными, и она сжала руку своей бабушки.

- Полагаю, что так. - Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

- В течение стольких лет я ждала ее возвращения. Представляла себе большое счастливое воссоединение, что она говорит мне, как сожалеет о том, что оставила меня, и что она любит меня. - Никита криво усмехнулась.

- Я не ожидала почувствовать гнев и горечь. Но сейчас я чувствую именно это.

- Я знаю, что ты имеешь в виду, дитя. - Эдриан вздохнула,

- В течение многих лет я позволяла этим чувствам управлять моей жизнью. Ты как никто другой знаешь правду. Мне потребовалось много времени, чтобы научиться отпускать. И это то, что тебе тоже нужно попытаться, Никки.

- Я думала что справилась.

- Но нет, - тихо ответила Эдриан.

- Бабушка. - Голос Никиты звучал сдавленно, и она закрыла глаза. Когда она снова открыла их, Эдриан увидела боль, отраженную внутри.

- Я все время говорю себе, что мне все равно ...

- Но это не так, - Эдриан закончила за нее нежным голосом, а затем вздохнула.

- Я думаю, что это труднее для тебя чем для меня. Родитель ожидает, что в тот или иной момент их ребенок вырастет и уйдет из дома. У тебя же никогда не было возможности узнать свою маму. Я знаю, как это тяжело для тебя.

Никита медленно покачала головой, смущение затуманило глаза.
- Возможно, ты права. Мне нужно пройти через это, и я думаю, что единственный способ - узнать, что в письме.
Эдриан ободряюще улыбнулась ей, подняла конверт и начала его открывать. Никита сидела, сложив руки на коленях, ее глаза были прикованы к письму, которое открывала бабушка. Внутри был второй конверт, незапечатанный. Эдриан открыла его и достала то, что было похоже на приглашение. Никита нахмурилась, наклонилась ближе к бабушке, рассматривая фотографию на карточке.
На ней были изображены молодая женщина с темно-русыми волосами и голубыми глазами и белокурый молодой человек. Под фотографией стояли имена «Дженна и Брайан».
- Это приглашение на свадьбу, - пробормотала Никита, лихорадочно соображая. Зачем Шарон отправлять свадебные приглашения, если ...
Никита снова сосредоточилась на картинке.
Девушка. Дженна. В ней было что-то знакомое. Ее глаза - они были как у Шантель, как у нее. Холодное онемение охватило Никиту, когда она уставилась на фотографию.

- Боже мой, - прошептала она.

- Это ее дочь…

************

Вскоре после смерти дедушки Уолта, Эдриан объявила, что переезжает в пристройку, в которой Майкл жил до того, как женился на Никите. Майкл и Никита возражали, но Эдриан настояла.

- Вам двоим нужно ваше собственное пространство, - заявила она.

- И мне тоже.

Майкл привел это место в порядок, расширив его, сделав небольшую кухню, и бабушка осталась там.
Студия была смежной с главным домом. Рядом с ней был свой маленький садик, за которым бабушка старательно ухаживала.
Это также дало ей свободу приглашать в гости и развлекать своих друзей, дам из Воскресной школы, когда бы она ни захотела.

Когда они вернулись из аэропорта, Никита извинилась и пошла прямо в главный дом. Шантель убежала в поисках кота, оставив Майкла наедине с Эдриан. Он смотрел на нее глазами, полными беспокойства. Когда он и Шантель вернулись в ресторан, Эдриан пыталась утешить бледную, с пустыми глазами Никиту. Весь завтрак Никита молчала. По дороге домой она повернулась лицом к окну и претворилась что спит. Майкл скользнул рукой и коснулся ее ноги. Она не ответила.

- В чем дело? - спросил он у Эдриан, когда они наконец остались одни. Счастливый фасад, который Эдриан старалась сохранять для Шантель, превратился в усталость.
- Нам лучше войти внутрь, - сказала Эдриан, вытаскивая ручную кладь из машины. Майкл достал ее чемоданы из-за багажника и последовал за ней. Он оглянулся, чтобы проверить Шантель, и увидел, что она играет на крыльце.

В комнате, он положил сумки Эдриан, затем повернулся к ней за объяснением. Эдриан вздохнула, когда полезла в сумку, вынула письмо от Шарон и передал его Майклу. Он без слов открыл его и увидел приглашение. Он посмотрел на карточку, затем открыл ее и начал читать. Его рот сжался, и глаза на мгновение закрылись.
-Я должен идти к ней, - сказал он наконец, поворачиваясь, чтобы уйти.
- Подожди! - Эдриан остановила его.
- Есть кое что еще - Она передала Майклу рукописную записку, которая была приложена к приглашению.
Когда Майкл читал, Адриан повернулась, подошла к дивану и села.
В записке Шарон извинялась перед своими родителями за то, что так долго оставалась в стороне. Она объяснила, что вышла замуж вскоре после ухода из дома и у нее было трое детей. Дженна в двадцать четыре года была самой старшей, за ней следовала Кимберли, которой был двадцать один год, а затем девятнадцатилетний Даниэль.
Предстоящий брак Дженны заставил Шарон вспомнить о семье и она захотела восстановить отношения с родителями и с Никитой. Она приложила номер телефона и адрес вместе с просьбой о прощении.
Майкл опустил записку. Затем повернулся, положив лист бумаги на стол, и направился к главному дому.
- Папа, ты можешь поиграть со мной - окликнула его Шантель, с того места, где она сидела на полу крыльца и играла со своей куклой.
- Не сейчас, дорогая. - Майкл открыл дверь, вошел внутрь и быстро огляделся. Кухня была пуста, а дом казался слишком тихим.
- Никита?
Быстро миновав кухню, он вышел в гостиную. Оглядевшись поспешил к лестнице, и перешагивая через ступеньки и направился прямо к их спальне.
Зайдя он чуть не споткнулся о большой восточный сундук у подножия их кровати, который Эдриан отдала Никите незадолго до того, как они поженились. Когда он вошел в комнату, то сразу заметил, что кружевная ткань, которая обычно лежала на крышке, теперь лежала на ковре. Сундук был открыт, а содержимое перерыто.
- Никита?
Дверь в ванную была открыта, и изнутри отчетливо пахло гарью.
На полу рядом с дверью лежала картонная крышка от обувной коробки вместе с черно-белой фотографией.
- Никита?
Она стояла у раковины с зажигалкой в ​​одной руке и фотографией в другой, угол которой горел. Перед ней была обувная коробка и два фотоальбома. Другие фотографии были разбросаны по полу. Когда фотография в ее руке загорелась, Никита бросила ее в раковину и потянулась к следующей. Майкл двинулся вперед и вынул зажигалку из ее руки.
- Никита, нет.
- Дай это мне, Майкл, - коротко сказала она, пытаясь отобрать у Майкла зажигалку.
- Нет. - он выбросил зажигалку в спальню и притянул к себе Никиту. Она сопротивлялась, а ее глаза были холодными и твердыми.
- Отпусти меня! - Никита вырвавшись из его объятий, вытащила из коробки несколько фотографий и начала их рвать.
- Я ненавижу ее! - воскликнула она и потянулась к другой фотографии.

- Я ненавижу ее! Я ненавижу ее!

- Никита, нет ... - Майкл сделал еще один шаг, чтобы увести ее от фотографий, и в отчаянии Никита замахнулась, сильно ударив по коробке. Фотографии рассыпались, когда коробка упала на пол. В последнем акте ярости Никита поднял маленькую керамическую статуэтку со стойки у раковины и швырнула ее в сторону душа. Она врезалась в стеклянную дверь, разбивая ее при ударе.


Наступила тишина.

А потом пришли слезы.

Никита отступила, прислонилась к стене и медленно сползла на пол. Боль наполнила ее взгляд, а по щекам потекли слезы. Из глубины ее души раздался крик горечи, и ужасный ноющий звук.
- Почему? - воскликнула она, пряча лицо в своих руках.
Майкл беспомощно смотрел на нее и его сердце разрывалось от боли, которую чувствовала Никита. Он потянулся к ней, но она отшатнулась от его прикосновения.
- Не ... не надо, - прошептала она, скрестив руки перед собой.
- Позволь мне помочь тебе, - тихо умолял он. Мужчина осторожно двинулся вперед, желая утешить ее, когда внезапно за спиной услышал голос Шантель.
- Мамочка?
Майкл повернулся, чтобы остановить Шантель, не желая, чтобы она увидела как Никита плачет. Но Шантель была такой же упрямой, как и ее мать. Паника наполнила ее голос, когда она увидела, Никиту плачущую на полу среди разбросанных фотографий и разбитого стекла.

- Я хочу к мамочке! - воскликнула она, когда Майкл пытался вывести ее.

- Мама!

Никита подняла глаза затуманенные слезами, и она увидела, как Шантель пытается протолкнуть мимо Майкла. Ее маленькие руки были протянуты к ней, и по щекам текли слезы.

- Пожалуйста, папочка, я хочу к мамочке! - воскликнула она.

- Я хочу к маме!

Что-то внутри Никиты сломалось, и она внезапно увидела себя в умоляющих глазах Шантель. Ее дочь нуждалась в ней. Она медленно отодвинулась от стены и потянулась, чтобы коснуться пальцев Шантель.
- Пусть она подойдет, Майкл.
Шантель проскочила мимо ног отца и бросилась в объятия Никиты. Она обвила Никиту за шею и прильнула к ней.

- Тссс… моя дорогая, - успокаивала ее Никита, обнимая Шантель и проводя рукой по волосам дочери.

- Тссс ... все хорошо. Все будет хорошо. - Когда плач Шантель утих, Никита подняла голову и увидела, что Майкл смотрит на них влажными глазами. Никита молча протянула ему руку, и он подошел, опустившись на колени рядом с ней.

Держа Шантель одной рукой, Никита обняла Майкла за талию и прижалась к его груди, когда он крепко обнял ее и Шантель.

************

Майкл отнес Никиту в спальню и положил ее на кровать.

- Тебе нужно отдохнуть, - тихо сказал он, наклоняясь, чтобы коснуться губами теплого лба. Смущенная и напуганная увиденным, Шантель отказалась покинуть свою мать. Когда Никита уснула, Шантель заползла под одеяло рядом с ней и вскоре тоже уснула.

Через несколько часов когда Никита проснулась она обнаружила, что маленькое тело Шантель обвилось вокруг нее. Почувствовав, как ее мать пошевелилась, Шантель подняла голову и стала ждать.

- Шантель?
Шантель моргнула, изучая лицо своей матери.
- Тебе лучше? – спросила она. Ее голос дрожал.
Никита поднялась и прислонилась к спинке кровати.
- Да, дорогая. Я чувствую себя намного лучше.
Шантель взобралась на Никиту и обняла ее. Она легла, прижавшись щекой к груди своей матери, а Никита гладила ее волосы.
- Извини, если напугала тебя, - прошептала Никита. Шантель повернула голову и посмотрела на Никиту.
- Почему ты плакала? - спросила она.
Никита глубоко вздохнула, держа Шантель ближе.
- Мне было грустно.
- Тебе было грустно из-за леди на фотографиях?
Уголок рта Никиты изогнулся в легкой улыбке, которая не доходила до ее глаз.
«Дети настолько наблюдательны»- подумала она, прикасаясь тыльной стороной пальцев к щеке Шантель.
- Да, - ответила она честно тихим тоном.
Шантель нахмурилась, и в ее юных глазах мелькнуло мрачное выражение.
- Тогда она мне не нравится, - упрямо заявила она. В ее голубых глазах было такое выражение чистой решимости, что Никита обнаружила, что улыбается, и ее сердце переполняется теплом, когда она обнимает Шантель.
- Ты знаешь, как сильно я тебя люблю? - спросила она, и Шантель покачала головой.
- Как много?
Никита отодвинула кудри Шантель за уши и улыбнулась ей.
- Я люблю тебя до Луны и самой далёкой звезды на небе - ответила она. Шантель улыбнулась и прижалась к своей матери. Никита глубоко вздохнула, когда ее охватило приятное чувство покоя. Она держала Шантель, нежно покачивая ее и целуя золотистые волосы. Затем через несколько минут она положила пальцы под подбородок Шантель и подняла лицо.
- Я хочу сказать тебе что – то важное и мне нужно, чтобы ты внимательно выслушала. Хорошо?
Когда Шантель кивнула, Никита продолжил со вздохом.
- Я не хочу, чтобы ты злилась на женщину на фотографиях.
- Почему?
Никита сделал паузу и взял лицо Шантель в свои руки:

- Злиться на кого-то нехорошо для тебя, Шантель. Это нехорошо для тебя здесь, - Никита указал на сердце Шантель.

- Ты понимаешь?

- Но она заставила тебя плакать, мамочка.
- Нет - Никита наклонилась вперед и поцеловала Шантель в лоб,
- Я плакала, потому что мне было грустно. И мне было грустно, потому что я… потому что я скучаю по этой даме.
Шантель нахмурилась.
- Ты скучаешь по ней?
- Да это так - Никита провела ладонями по волосам Шантель, когда она признала правду, лежащую в основе ее заявления. Она действительно скучала по Шарон. Ей было очень больно узнать, что у Шарон были другие дети. Дети, которые выросли рядом с ней. Это было то, чего Никита хотела всю свою жизнь. Она отреагировала из-за своей боли, пытаясь уничтожить все фотографии, которые Эдриан дала ей, но теперь, успокоившись от первоначального шока, Никита поняла, что действительно хочет узнать больше о матери и о жизни, которую та вела после ухода с фермы. В дверях раздался шум, и Никита подняла голову и увидела стоящего там Майкла. Он прислонился к дверному проему, скрестив руки на груди, и наблюдал за ней с особым выражением в зеленых глазах.
- Ты все еще скучаешь по ней? - спросила Шантель.
- Да.
- Почему?
Взгляд Никиты метнулся вверх, чтобы встретить взгляд Майкла, и он кивнул. Никита взглянула на Шантель, затем очень тихо сказал:
- Потому что, Шантель, эта леди - та, которую ты увидела на фотографиях, - она ​​моя мама.
Выражение лица Шантель стало более растерянным.
- Я думала, что бабушка Эдриан твоя мамочка.
Никита улыбнулась и медленно покачала головой.
- Нет, дорогая. Бабушка Эдриан - моя бабушка. Ее дочь - та самая леди, которую ты видел на фотографии. Ее зовут Шарон, и она моя мама.
- Но почему она здесь не живет?
Никита почувствовал приступ боли, и сглотнула, заставляя его уйти.
- Ей нужно было уйти давным-давно.
- Почему?
- Я не знаю почему, дорогая. Она просто ушла и не могла вернуться домой в течение очень долгого времени.
- Она потерялась? - спросила Шантель.
- Может быть, - ответила Никита, ее голос был тихим, а глаза грустными.
- Шантель. - Майкл вошел в спальню.
- Дорогая, позволь твоей маме отдохнуть. Спустись вниз и помоги бабушке с ужином.
Шантель перевела взгляд с отца на Никиту. Она заколебалась, когда Никита поцеловал ее и похлопала по ноге.
- Давай, малышка. Послушай папу.
Шантель кивнула, слезла с Никиты и спрыгнула на пол. Майкл остановил дочь, когда она проходила мимо, и наклонился, чтобы поцеловать ее. Затем подошел к кровати и сел рядом с Никитой. Он молча смотрел ей в глаза.
- Я очень горжусь тобой, - прошептал он. Затем, увидев простую потребность в любимых глазах, наклонился вперед и нежно поцеловал ее. Никита закрыла глаза и наслаждалась ощущением губ Майкла на своих. Ее руки потянулись вверх и обвились вокруг его шеи, когда он обнял ее и прижал к себе.
- Пришло время оставить это позади, - тихо сказала она. Когда Майкл вопросительно посмотрел на нее, добавила:
- Пришло время встретиться с моей мамой.
************

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Вторник, 11 августа 2020, 15:39:50

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей