Перейти к содержимому

Телесериал.com

Начнем все сначала /автор Leigh/ перевод

После 5 сезона...
Последние сообщения

Сообщений в теме: 3
#1
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Всем привет. ;)
В этот раз не большой рассказ, всего на пару тройку деньков. Никакого экшена)))


Пролог:

- Куда ты пойдешь, Никита?
Я делаю вид, что не слышу вопроса Мишель, когда смотрю в окно.
Солнце садится за горы, и ночь быстро приближается. Я слышу раздраженный вздох сестры.
- Так вот оно что? Ты собираешься просто исчезнуть?
- Так будет безопаснее для тебя.
- Безопаснее? Отдела больше нет, Никита. Комитет снял с тебя все обвинения Ты можешь идти. Мы свободны!
Я медленно качаю головой, ее наивность заставляет меня улыбаться.

Публичное разоблачение Первого Отдела и последующее расследование ООН привели к его закрытию, но я никогда не буду свободна от этого. Со мной осталось слишком много воспоминаний, и их невозможно было стереть из головы.
Некоторые из этих воспоминаний, которые я не хочу забывать, например, Биркоф, Вальтер ... и Майкл.

Одна только мысль о нем наполняет меня знакомой тупой болью.
Прошло семь долгих лет с тех пор, как я последний раз видела и слышала его. Семь лет, которые я старалась изо всех сил жить дальше без него. Иногда мне удавалось выбросить его из головы на несколько дней, но что – то происходило, и мои воспоминания о нем возвращались.
Мне было интересно, как они живут с Адамом? Обрел ли он мир и покой с самим собой? Научился снова любить?
Конечно если бы я захотела, то могла использовать доступные ресурсы, чтобы найти его, но я не буду этого делать с ним. Я не могу наполнить его жизнь прошлым, и уверена, что он старается забыть. Это было бы несправедливо по отношению к нему, Адаму и к любой другой жизни, которую они построили за последние годы.

Позади меня я слышу, как Мишель отодвигает свой стул от стола, а затем звук ее шагов, ведущих ко мне.
- Что если я не в безопасности? - спрашивает она, изменяя угол своего аргумента.
- Что, если ты мне будешь нужна, как я найду тебя?
- Тебе это не понадобится. Я буду знать, если ты в опасности.
Мишель скрестила руки на груди.
- Значит, ты собираешься следишь за мной? Ты будешь знать, где я и чем занимаюсь, но мне нельзя знать, где ты?
- Что-то типа этого…
- Знаешь, ты такой же, как он. Несмотря на все твои заявления о том, что ты не знала нашего отца, я могу сказать, что ты точно такая же, как он: контролирующая, манипулирующая… и это безумно бесит!
Я стараюсь не улыбаться, когда смотрю на нее.
За последние несколько лет у нас с Мишель было несколько напряженных разговоров, в основном из –за желания узнать немного больше друг о друге.
Я призналась, что немного завидовала, но, когда узнала ее, то поняла, что жизнь сестры не была такой привилегированной, как я когда-то думала. Она получала все что хотела из материальных вещей, но росла одна, ей было не позволено общаться с другими людьми и заводить друзей.

Я подхожу к ней и кладу руку на плечо, пытаясь заставить понять.
- Мне жаль, что ты думаешь, что я пытаюсь манипулировать тобой, Мишель. Ты единственный человек, который у меня остался в этом мире и я стараюсь держать тебя в безопасности, насколько это возможно. Не знаю, где буду жить, но как только устроюсь, то свяжусь с тобой и сообщу, что со мной все хорошо.
- Но ты не дашь мне знать, где ты будешь.
- Когда я решу, что это безопасно, если место, в котором я нахожусь, безопасно, тогда я сообщу.
- Что же мне теперь делать? - спрашивает она, нахмурившись.
- Живи, - отвечаю я, улыбаясь ей.
- У тебя новая личность, деньги… весь мир перед тобой. Живи жизнью, которую ты всегда хотела. Стань нормальным человеком!
Ее хмурый взгляд углубляется, сомнения и легкие страхи сияют в ее темных глазах.
- Это возможно, Ник? Смогут ли такие люди, как мы, стать нормальными?
В ответ я протягиваю руку и обнимаю ее .
- Мы можем попробовать, Мишель. Мы можем попытаться!


Глава 1: Новый дом

Дом был немногим больше рыбацкой хижины, которая была расширена в течении многих лет. Первоначальные владельцы переехали во Францию, и этот дом вместе с землей, окружавшей его, был оставлен на попечение родственников. Теперь родственники решили уехать. Устав от существования на маленьком острове, и соблазненные рассказами о жизни в современном мире, они выставили дом на продажу.

Краска на доме облупилась, петли на дверях проржавели, в потолке над кухней и запасной спальней обнаружилась течь, да и сантехнику нужно будет вскоре заменить. Но дом находился на пляже, к нему примыкало два акра земли, и что-то в нем - возможно, уединенность его места, воззвало к моему сердцу.
- Это хорошая сделка, - говорил Темалий. Ему было почти сорок, по моим оценкам, он был слишком стар, чтобы с семьей переезжать в чужую страну, и начинать все сначала, а потом поняла, что делаю то же самое. Темали и его семья хотели выйти в большой мир, а я хотела спрятаться от него на крошечном островке посреди южной части Тихого океана.
Темалий сверкнул мне своей дружеской улыбкой, в уголках его глаз появились морщинки. Он, и его жена - таитяне. Их диалект очень близок к французскому, но не совсем такой, поэтому мне пришлось внимательно вслушиваться, чтобы убедиться, что я правильно его понимала.
- Покажи мне границы… где кончается земля, - объяснила я, и он кивнул и указал мне, чтобы я последовала за ним.

Двадцать минут спустя, я снова стояла позади дома и смотрела на море. На меня снизошло внутреннее спокойствие. Прошло много лет с тех пор, как я была на море. Последний раз это было когда мы с Майклом…

Стоп!
Майкл ушел, говорю я себе.
Отпусти его. Пусть он живет в мире. Позволь себе жить в мире.

Эта мысль заставляет меня улыбаться, хотя больше хочется плакать. Теперь, когда Отдела больше нет, и я свободна, я не знаю что делать со своей жизнью.

Я до сих пор не могу поверить, что мир больше не нуждается во мне. Проблемы все еще существуют, террористические группы, вымогатели, шпионаж ... но они больше не являются моей заботой. Я выполнила свою часть сделки с отцом.
Я оставалась в Отделе, вовсе, не из – за верности, хотя и испытывала некоторые чувства с тех пор, как он стал моим отцом. Я осталась, потому что с этим обещанием смогла вернуть человеку, которого люблю, его жизнь и его сына.
Вздыхая, смотрю на чистую голубую воду и снова задаюсь вопросом, где сейчас Майкл и счастлив ли он.
Надеюсь, что это так.
Надеюсь, что время исцелило его от всего, что он пережил находясь в Отделе. Люди считали его непобедимой, машиной, но я знала что это не так. Я знала, что под этим, похожим на машину, фасадом, который он представил миру, был человек, который жаждал быть свободным.
Я представляю себе, как он живет на ферме где-то с Адамом, или, может быть, тоже поселился у моря. Сомневаюсь, что он захочет жить в городе или пригороде. Было безопаснее и легче жить где-то в отдаленном месте, где можно отслеживать приходящих и уходящих людей.
Адаму сейчас почти тринадцать. Интересно, как он, осталась ли у него эта маленькая застенчивая улыбка, которая напоминает о его отце.
Интересно, Майкл нашел для него мать?

Наверняка он сопротивлялся началу любых новых отношений по нескольким причинам. Его любовь ко мне, в этом я уверена, и его знание, что я все еще жива.
Он будет чувствовать себя обязанным мне, особенно с тех пор, как я осталась в Отделе для него. Он подумает, что не имеет права снова любить.
Но все же я думала кто-то мог войти в его жизнь. Тот, кто сейчас помогает ему видеть жизнь такой, какой она должна быть, полной света и радости или хотя бы мирного удовлетворения.
Это то, что я хочу для него.

- Ни – ки – та…
Я оборачиваюсь на звук голоса Темалий, пораженная сходством того, как таитяне произносят мое имя с тем как это делал Майкл.
- Что это, Темалий? - спрашиваю, улыбаясь, когда иду к нему.
Рядом с ним, маленькая девочка лет пяти или шести, его младшая дочь, с тарелкой, покрытой широким листом странной формы.
- Привет. - я сажусь на корточки, чтобы поприветствовать ее.
- Угости тетушку, - говорит Темалий, подталкивая локтем девочку, и я смотрю на него с удивленным взглядом.
- Это таитянский хлеб - объясняет он, когда его дочь протягивает мне тарелку.
- Я положил туда немного рыбы. Ты ешь и отдыхай. Позже мой зять Пелу, придет посмотреть на работу, которую ты хочешь сделать? Покажешь ему все, что хочешь, и он исправит это для тебя.
Я улыбаюсь, благодарю его и Тиаре. Его дочь очень красива с длинными каштановыми волосами и красивыми темными глазами.
- Ты сама сделала это? - спрашиваю я. Она улыбается и качает головой.
- Моя мама сделала это.
Темалий собирается уходить, и зовет Тиаре следовать за ним.
- Ты можешь вернуться к тете позже, - говорит он ей, когда она задерживается.
- А теперь иди домой и помоги маме. Попрощайся с тетушкой.
Она так и делает, а я стою там с покрытой листьями тарелкой в ​​руке и улыбаюсь ей.
Это еще одна причина, по которой я решила остаться жить здесь, из-за людей и их открытости. Три дня назад я не знала Темалий и его семью, а теперь обнаруживаю что меня удочерили и сделали одной из них.
Тетя Никита .
Эта мысль оживляет мое настроение, и я смеюсь, на этот раз вслух, когда поворачиваюсь и иду обедать в мой новый дом.

Глава вторая:

Вальтер

Три месяца я живу в новом доме.
Я ожидала, что все ремонтные работы будут выполнены к этому времени, но обнаружила, что мне нужно многому учиться когда дело доходит до жизни на острове и их свободного графика.
Темалий познакомил меня с его двоюродным братом Пелу, у которого была небольшая строительная бригада. Команда оказалась кучкой его племянников и друзей, которые приходили на работу на саронгах, вьетнамках и массой добродушного пения, смеха и еды, чтобы поделиться.
Я чувствовала, как будто попала в другой мир, настолько отличающийся от Отдела и так непохожий на ту жизнь что у меня была в детстве.

Жена и дочери Пелу, а также жены других работников часто появлялись в течение дня, и они всегда приветствовали меня поцелуями в обе щеки.
Они приносили фрукты или кокосовые напитки, много болтали и шутили со своими мужчинами, а затем приглашали меня пойти с ними на рынок или на пляж, чтобы позагорать.

Мужчины не всегда были точны со своим графиком работы.
Иногда они появлялись на рассвете и уходили сразу после обеда, потому что хотели пойти в тот день на рыбалку. В другие дни я ждала, а они не появлялись почти до полудня, но были так добродушны и счастливы, что на них невозможно было злиться.
Медленно, но верно они учили меня отпускать прошлое и находить внутренний покой.

По утрам я бегала по пляжу и наблюдала за восходом солнца.
Днем ходила на прогулки, исследовала остров. Иногда в моих путешествиях меня сопровождала Тиаре или одна из ее сестер.
По дороге девочки собирали цветы и делали из них изящные венки.
- Тетя Кита! - подбегая, он показывали мне свою работу.
В конце концов они просили меня наклониться и возлагали венок на мою голову переплетая цветы с моими волосами.
Их присутствие, исцеляло меня.

Поздний вечер - единственное время, когда я позволяю себе вернуться в большой мир.
Доставая ноутбук, я просматривала заголовки мировых новостей, среди которых иногда появлялись статьи о новом многонациональном комитете ООН, созданном для борьбы с терроризмом.
Есть много имен которые я узнаю, некоторые с презрением, другие с жалостью, но всегда смотрю на истории с вынужденным чувством отрешенности, напоминая себе, что больше не имею к ним никакого отношения.
Когда я сижу и обдумываю изменения в моей жизни, мои мысли неизбежно обращаются к Вальтеру и его роли во всем этом.
Именно Вальтер сделал для меня то, чего не сделал мой собственный отец: он освободил меня.
Когда я услышала, что он умирает, то почувствовал, что мой мир снова рушится. Даже сейчас в моем сердце живет огромная боль, которую я чувствую каждый день после его смерти. Вальтер был моей опорой. Он был тем, кто поддерживал меня в здравом уме в те первые ужасный годы в Отделе. Он помог мне поверить, что я смогу выжить, укрепил мою решимость найти смысл в моей жизни, искать хорошее вместо того, чтобы видеть только плохое.
Он помог мне увидеть настоящего Майкла и понять его. Вальтер был тем, кто убедил меня в любви Майкла ко мне, когда я была слишком зла и обижена.
Он был моей опорой, моим другом и доверенным лицом, на которого я рассчитывал, когда Майкл ушел.

Когда я добралась до него Вальтер был уже в коме. Он так и не пришел в сознание.
Я была опустошена, потеряв человека, которого так любила. Мне казалось, что я потеряла своего последнего друга и теперь обречена жить жизнью добровольного изгнания в пределах Отдела.
Но мне следовало доверять Вальтеру. Мне следовало верить в его любовь ко мне…

Глава 3:

Я наблюдаю как волны накатываются на песок и меня убаюкивает их шум.
Нет сомнений, что именно Вальтер открыл Отдел внешнему миру.
В последний раз, когда я видела его живым, он взял мою руку и сжал ее.
- Когда придет время, Сладкая, не оглядывайся назад. Найди Майкла и живи.

Тогда я не поняла что он имел в виду, а он не захотел комментировать дальше.
Но менее чем через 24 часа после смерти Вальтера я получила срочный звонок от Агентства: кто-то опубликовал электронное досье для средств массовой информации и подробности существования Первого Отдела. Файл не смогли отследить, но в нем были конкретные имена, источники финансирования и практика набора персонала.

После просмотра файла я поняла, что это Вальтер.
Я не знаю, как долго он работал над файлом, потому что в него была включена информация, к которой у него не было доступа ... но был у Биркофа или у Майкла. Подозреваю, что возможно все трое разрабатывали этот файл, но затем Биркоф умер, а Майкл был освобожден, оставался только Вальтер.
Вздыхая, я закрываю глаза, и меня захлестывает печаль. В такие моменты я чувствую себя намного старше, как будто прожила несколько разных жизней, и все люди, которых я когда-то знала, ушли. В такие моменты я скучаю по Майклу больше всего.

- Выйди на связь…
Я смотрю на сообщение.
Это от О'Брайана - второе за последние три дня. Могу представить его разочарование, когда он ждет моего ответа ... Он никогда не был терпелив, но он хороший друг, и я полностью ему доверяю. Помимо Джейсона и Мишель, он единственный из Отдела, кто знает, как связаться со мной. Он также единственный человек, который знает, что Майкл все еще жив. Много раз он мог предать меня, раскрыв эту правду Агентству или ООН, но он этого не сделал, и знаю, что никогда не сделает.

Джейсон вернулся к своей гражданской жизни. Была придумана ​​история о том, как он инсценировал свою смерть, чтобы анонимно путешествовать по миру . Теперь он вернулся и встал во главе своей компании, возобновил жизнь, которую имел до Отдела. Снаружи этот тот же человек, но я знаю, как сильно он изменился за те годы, что его не было. Невозможно остаться одним и тем же человеком после пребывания в Отделе.

О'Брайан решил остаться и продолжает работать со специальной целевой группой, созданной ООН. Когда я спросил его, почему, он пожал плечами и сказал:
- У меня там ничего не осталось.
Я смотрю на сообщение О'Брайана. И после некоторой нерешительности печатаю свой ответ.
- Что случилось?
Менее чем через минуту его ответ возвращается. Он хочет, чтобы я позвонила ему в определенное время. Он не дает номер телефона, потому что я уже знаю его личную линию. Ничего не отвечаю, но уверена, что он будет ожидать моего звонка.

В назначенное время устанавливаю безопасную линию и связываюсь с О'Брайеном.
Его голос, грубый и скрипучий, заставляет меня улыбаться.
- Давно пора – ворчит он.
- Ты сказал, что тебе нужно поговорить со мной.
- Да, подумал, что мне лучше дать тебе знать. Кто-то копался в старых архивах Отдела. Судя по файлам, к которым был получен доступ, я подозреваю, что ищут тебя.

Я крепче сжимаю телефонную трубку, а в голове проносятся подробности последних нескольких недель.
Неужели меня засекли?
Появился ли в окружении кто то новый?
Я автоматически начинаю отмечать, кто из моей прошлой жизни мог знать, что я все еще жива. С тех пор, как я стала Шефом, была в поле может быть, один или два раза, но все же должно было остаться несколько врагов, которые помнили меня с моих предыдущих дней в Отделе.
- Кто же это? - спрашиваю и слышу колебания в его голосе.
- Кто это, О'Брайан? Говори…
Вздохнув, он говорит с некоторым раздражением:
- Я не уверен, но подозреваю, что это Майкл.

продолжение следует…
 

#2
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Глава 4:

Майкл…

Я замолкаю, когда слышу его имя.
И потом меня наполняет сладчайший восторг и я хочу кричать и плакать сразу. Вместо этого я тихо и не слишком уверенно говорю О'Брайану:
- Что заставляет тебя так говорить?
- Интуиция.
Мое ликование исчезает.
- Значит ты не знаешь наверняка?
- Мало кто знает как получить доступ к этим кодам? Или, что еще важнее, где искать? Если бы брат Джейсона был жив, я бы заподозрил его, но это не так.
- Но ты точно не знаешь, - повторяю я, чувствуя себя еще более разочарованной.
Я не смела позволять себе думать, что Майкл может искать меня, хотя глубоко внутри втайне надеялась на это. У меня была безумная фантазия, что, услышав о закрытии Отдела, Майкл найдет меня, обнимет и больше никогда никуда не отпустит.
- Нет, не знаю, - говорил О'Брайан.
- Я отрезал ему путь, но если он настроен серьезно это только замедлит его.
- Спасибо, О'Брайан, - говорю я и собираюсь повесить трубку.
- Стоп! Подожди. Вот и все? Спасибо? - после паузы, он продолжает.
- Ты собираешься что-то с этим делать, не так ли?
- Нет.
- Нет? Послушай, Никита, если ты хочешь, чтобы я узнал, где он…
- Нет! - резко обрываю я его.
- Мы должны оставить его в покое, понимаешь? Я не хочу, чтобы его беспокоили.
- Побеспокоили? - рассмеялся О'Брайан
- Я не понимаю тебя, Ник. Знаю, что ты любишь этого парня, ты не смогла забыть его с тех пор, как он ушел, но теперь, когда ты наконец-то можешь пойти к нему, ты не хочешь?
Покачав головой, я прощаюсь и отключаю линию.

О'Брайан прав, он не понимает моих рассуждений.
Я не могу пойти к Майклу.
Я понимаю его лучше, чем любой другой человек в этом мире.
Вряд ли О'Брайан поймет, что моя любовь к Майклу настолько глубока, что мне нужно позволить ему сделать первый шаг. Выбор должен быть за ним.
Когда мы расставались, он сказал, что придет время, когда Адам больше не будет нуждаться в нем, и я ответила , глядя ему в глаза, что он будет знать, где меня найти.
Это все еще верно сегодня. Если Майкл захочет меня найти, он найдет. Если он захочет, чтобы я стала частью его новой жизни, он придет за мной.
Но я не появлюсь на его пороге.
Я уже сделала это однажды и получила урок на всю жизнь. Я не настолько сильна, чтобы позволить этому случиться снова. Тем более, что на этот раз все будет по – настоящему…

Глава 5

У нас была самая удивительная, невероятная погода за последнее время.
Метеослужба сообщила, что два фронта атмосферного давления столкнулись на расстоянии около тысячи миль от берега. Результатом стали океанские волны, высотой от двадцати до тридцати футов. Они образовали огромные горы воды, которая бурлила и разбивалась о берег.

Во вторник вечером меня разбудил старший сын Пелу, Иона, громко стучавший в мою входную дверь.
- Приближается большой шторм - сказал он, улыбаясь, стоя под моросящим дождем и указывая на пляж. Я услышала грохот прибоя и шум песка.
Схватив парку и сунув ноги в шлепанцы, я последовала за Ионе на задний двор. Я искренне удивилась увидев там около двадцати человек, включая Пелу и его жену Тейнию, которые работали заполняя мешки с песком.
Океан вздулся. Вода поднялась как минимум на три-четыре фута. Береговая линия, которая находилась примерно в 150 метрах от моего дома, была теперь менее чем в 65 футах и медленно ​​приближалась.
Тейния помахала рукой и поспешила ко мне, когда Иона побежал помогать другим мужчинам.
- Твой дом хорош тем, что стоит на холме, - сказала Тейния, кивая головой.
- Но его может затопить, если океан продолжит подниматься. Пелу думает, что так и будет, поэтому он привел мальчиков. Они заполняют мешки с песком и размещают их вокруг. Это блокирует воду.
- А как насчет твоего дома? - спросила я с внутренним изумлением и благодарностью за то что они пришли ко мне на помощь.
- О, у нас все в порядке - сказала Тейния, махнув рукой.
- Мы переедем в школу и подождем, пока закончится шторм, а потом вернемся.
Их дом находился не на возвышенности, как у меня.
- Он уже ушел под воду? - спросила я , и она кивнула и широко улыбнулась.
Она подняла руку к бедру.
- Вот так высоко!
Я был в ужасе.
- Тейния! Разве эти люди не должны там помогать тебе?
Она покачала головой и сморщила нос.
- Нет, не нужно. Мы в порядке. Может быть, Пелу построит мне новый дом, больше и лучше, чем старый!
Я смотрела на нее еще одно мгновение, а затем не смогла сдержать улыбку в ответ.
Реакция Тейнии была типична для местных женщин. Они не тратят время на беспокойство по поводу того, что не могут изменить, а вместо этого смотрят на то, что могут сделать. Эту черту характера я пытаюсь принять в свою собственную жизнь.

Шторм оказался не таким страшным, как мы думали, но волны были невероятными, даже порой ужасающими и продолжались всю неделю. Хуже всего было во время прилива, когда вода подступала к дому на расстояние нескольких футах, но благодаря мешкам с песком, которые вынесли Пелу и его люди, мой дом оставался в безопасности.

Дом Пелу и Тейнии, достаточно сильно пострадал. Вода прорвалась через заднюю дверь и окна, затопила комнаты и пробила себе путь через гараж.
Они переехали к родственникам, пока Пелу и его рабочая бригада оценивали, что можно спасти и что нужно сделать.

В последующие дни было много работы по расчистке. Я участвовала там, где могла, в основном помогая Тейнии и другим женщинам с уборкой и готовкой. Именно тогда, вывешивая простыни на бельевой веревке, я задумывалась о том, как изменилась моя жизнь.
Я чувствовала себя по-другому, почти как новый человек. Как будто та часть моей жизни, годы, принадлежавшие Отделу, и всей темноте, окружавшей ее, растворялись вдалеке.

Теперь я стала просто Никитой.

Я уже несколько недель ничего не слышала от О’ Брайна. Какая то часть меня была рада, сосредоточиться на настоящем, оборвав связи с прошлым. Но я бы солгала, если бы утверждала что полностью счастлива, что он до сих пор не перезвонил, потому что это могло означать только то, что тот, кто искал меня, остановился.
Я уверяю себя, что это хорошие новости ... но мое сердце и боль, которую я до сих пор чувствую, не согласны со мной.

Глава 6:

Тринадцать месяцев прошло с тех пор, как я переехала сюда.
Двадцать два месяца на свободе.
В моей жизни появилось какое-то подобие распорядка дня, и я обнаружила, что у меня гораздо больше времени, и я не знаю что с ним делать.

Я начала заниматься живописью, подводным плаванием и подводной охотой, чему меня научили Ионе и его двоюродная сестра Патриция.
Подростки много рассказали мне о море. Я узнала как определять, приходит ли прилив или уходит, исследовала подводный мир различных растений и рыб.
Тем не менее, несмотря на все мои увлечения, друзей, которых я приобрела, и все мои усилия, чтобы занять себя и наполнить свои дни активностью, я чувствовала растущее чувство беспокойства.

Вопросы сомнения наполняют меня. Правильно ли то, что я живу этой почти идиллической жизнью, особенно после всего, что совершила в прошлом от имени Отдела?
Иногда я чувствую, что мне следовало поступить так как О'Брайан, остаться работать в правительстве, особенно когда вижу заголовки растущей борьбы на Ближнем Востоке.
У меня есть навыки и знания, которые могут быть там полезны, и я чувствую, что обязана быть там.
Но в то же время не хочу снова связывать себя с этим темным миром. Часть меня устала от борьбы, от крови и смерти.
Я так хочу, чтобы моя жизнь была нормальной.


- Я знаю что не так? - сказала мне однажды вечером Тейния, когда мы гуляли с ее малышкой Лили по пляжу.
Должно быть, она заметила мою тоску, потому что без колебаний поделилась со мной своими мыслями о ее причине.
- Ты одна! Такая красивая женщина, как ты, молодая и энергичная… Тебе нужен мужчина, чтобы чувствовать себя хорошо. Ты должна выйти замуж, завести много детей, и быть счастливой…
Я улыбаюсь ее теории, прежде чем отвергнуть ее.
- Мне не нужен мужчина, Тейния. Мне нужна жизнь. Я хочу делать что – то важное.
- Любовь важна. Воспитывать детей – это очень важно.
Я покачала головой.
Ее слова поразили струну, скрытую глубоко во мне, и я вспомнила разговор с Майклом, который произошел целую жизнь назад.

« У нас могут быть свои дети ».

До сих пор я с трудом могу поверить, что Майкл сказал это. Даже в самых смелых своих мечтах я не могла себе представить, что ему придет в голову мысль о том, что мы можем зачать ребенка.
Обычно именно я вела большую часть разговоров, когда мы лежали в постели.
Я рассказывала ему о своих мечтах о том, как мы с ним строим совместную жизнь где-то далеко на уединенном острове, где никто нас не побеспокоит, а он тихо лежал и слушал.
Если я спрашивала его, о чем он мечтал, он улыбался и говорил, что его мечта это тайна, спрятанная там куда никто не может добраться, но куда он сам всегда может сбежать.
- Там ты, - признавался он.
- Ты всегда там, в моих мечтах Никита.


- У меня есть двоюродный брат», - сказала Тейния, возвращая меня к настоящему.
- Большой. Сильный. Красивый мальчик. Я познакомлю тебя с ним если хочешь.
Я громко рассмеялась.
- Нет, спасибо, Тейния. Со мной все будет хорошо.
Лили присела в песок и начала играть с водорослями, которые прибило к берегу. Мы с Тейнией сели рядом, наслаждаясь ранним вечерним бризом и началом красивого заката.
- Ты любишь кого-то, - неожиданно сказала Тейния, и я подняла глаза чтобы увидеть, что она внимательно следит за мной.
- Вот почему ты не ходишь на свидания, да?
- Нет - спокойно лгу я.
- Никого нет. Иногда женщине просто нужно побыть одной, и в этом нет ничего плохого.
Тейния откинула голову назад и засмеялась.
- Что такого? - спросила я, и она покачала головой.
- Ты смешная…
- Ну, я рада, что ты так думаешь.
- Я знаю, что ты любишь кого-то, потому что у меня был такой же взгляд, когда мы с Пелу только поженились.
Я удивленно посмотрел на нее, и Тейния объяснила.
- Мы с Пелу не знали друг друга. Мой отец был вождем моей деревни, а отец Пелу вождем соседней. Они решили, что союз между нашими семьями будет хорошим. Поэтому мы с Пелу поженились.
- Ух ты. - я бы никогда не подумала, что у моих двух хороших друзей был брак по договоренности.
- Ну, я рада, что у вас все получилось.
- О, это было нелегко вначале. У меня был парень, и я его очень любила. У Пелу тоже была девушка. Вначале я пролила много слез. И у меня тоже был такой взгляд, который я много раз видела на твоем лице.
Я перевела взгляд на море и не стала комментировать, но была заинтригована ее историей.
- Что заставило тебя передумать о Пелу? – спросила я ее.
Тейния пожала плечами.
- Трудно сказать. Сначала я его ненавидела, и знаю, что он меня тоже не любил. Но со временем мы стали узнавать друг друга. Трудно жить с мужчиной, делить с ним постель и не начать что-то чувствовать. Со временем эти чувства стали глубже. А потом у меня появился Ионе и другие дети. Теперь я не могу себе представить, какой была бы моя жизнь без Пелу .
- Время лечит все раны, - тихо сказала я, думая больше о Майкле и о себе.
- Только если ты позволишь, - ответила Тейния.
- У нас с Пелу могла быть совсем другая история, если бы мы не научились отпускать свое прошлое и позволить нашим сердцам снова любить.

Ее история была похожа на обоюдоострый меч.
Тейния пыталась мне сказать, что я должна отпустить того, кто был в моем сердце, и продолжать жить. Она хотела помочь, но я не могла отпустить Майкла. Он был частью меня. Отдел изменил меня во многих отношениях. Они заставляли меня делать то, за что мне всегда будет стыдно. Но Майкл знал и понимал. Это то, чем вы никогда не сможете поделиться с другими. Наверно это походило на то, через что проходят солдаты на войне, и на то, как им приходится учиться справляться с ужасом этих переживаний, когда они возвращаются домой.
Я убивала, но не только… даже не хочу думать и вспоминать о тех вещах, которые мне пришлось совершить от имени Отдела.
С Майклом не было необходимости в словах, потому что он делал то же самое. Мы были связаны таким образом.
Так почему бы мне не пойти и не найти его?
Ответ был прост. Мне было страшно.

Лили устала от игр и подошла к матери. Тейния встала и подняла ее на руки.
- Хорошо, пора нам идти домой и готовить ужин - она повернулась, чтобы спросить, хочу ли я присоединиться к ним, но я покачала головой и улыбнулась ей.
- Подумай о том, что я сказала, - посоветовала она, и я кивнула.
- Спасибо, что поделились этим со мной, - говорю я ей.
- Я рада, что у вас с Пелу все получилось.
- У тебя тоже может получится - улыбаясь сказала Тейния,
- Верь в свое сердце, и делай то, что правильно.


Две недели спустя, я возвращалась с ранней утренней пробежки по пляжу.
Прилив прошел, и океанский бриз освежал.
После моего разговора с Тейния, я долго и упорно думала о моих чувствах к Майклу, и решила принять то, что он ушел из моей жизни.
Я всегда буду любить его, и он всегда будет частью меня, но я не могла продолжать мучать себя надеждой, что однажды мы снова будем вместе. Я должна была снова жить, быть свободной и наслаждаться той жизнью, которая была у меня сейчас.

Приближаясь к дому я увидела идущего ко мне навстречу Ионе. В одной руке он держал свое рыболовное копье, а в другой - очки и сетчатую сумку.
- Уходишь так рано? - спросила я, и он кивнул.
- Прилив прекрасный. Хочешь пойти со мной?
Я посмотрела на океан и улыбнулась.
Почему бы нет? Это было прекрасное утро, и у меня ничего не было запланировано на день.
- Я пойду переоденусь и заберу свои вещи.
- Круто. Я научу тебя ловить осьминога!
Я сморщила нос и рассмеялась. Хуже быть не могло, чем в тот раз , когда мы ловили угрей.
Я оставила Ионе на пляже, и побежала к дому, чтобы забрать вещи, которые включали мою подводную камеру, и хорошую дозу солнцезащитного крема.

В то утро вода была кристально чистой. Ионе и я отправились туда где был большой прилив, и там наверняка будет много рыбы. Мне не очень нравилась рыбалка на копье, поэтому я позволила Ионе делать это, пока проводила время, исследуя и фотографируя. Под водой было так красиво, и мне очень хотелось вернуться домой и посмотреть информацию обо всех видах растений и рыб.

Через два часа Ионе окликнул меня и поднял свой улов. Там было два больших серых осьминога. Видя его юношеский энтузиазм, я внезапно вспомнила Биркофа, чего не делала долгое время, и мне очень захотелось, чтобы он был здесь.
Мой бедный Биркоф, он провел всю свою жизнь в Отделе. Как бы я хотела, чтобы он мог испытать этот мир.
- Эй… - сказал Ионе и указал мимо меня на берег.
- Я думаю, что кто-то хочет тебя видеть. Там, у твоего дома.
Я обернулась, откинув мокрые волосы с лица и прищурилась от солнечного света.
Ионе был прав, кто-то был в моем доме, но этот человек исчез за дверью и все, что я смогла разглядеть, это то, что там был мужчина.
- Я никого не ждала. Ты узнал его? - спросила я, и Ионе покачал головой.

В силуэте, который я успела разглядеть, было что-то смутно знакомое. Я направилась к берегу, Ионе последовал за мной.
- Скажи своей маме, что буду позже, - сказал я ему, когда мы добрались до пляжа.
- Хочешь, чтобы я пошел с тобой ? - спросил он, но я покачала головой.
Вся семья Тейнии очень заботилась обо мне, и это было приятное чувство, но я была более чем способна позаботиться о себе, и никогда не осмелилась подвергнуть кого-либо из них какой-либо опасности.
Не то, чтобы я ожидала неприятностей, но, тем не менее, стоило быть осторожным.

У моего дома на дороге стоял черный джип. Мои чувства были настороже, когда я огляделась вокруг, в поисках водителя. В тот момент когда я собиралась обойти дом, услышала звук позади меня. Я резко развернулась и замерла.

Там, всего в нескольких футах от меня, стоял человек, которого я уже не надеялась увидеть снова.

Майкл.

​продолжение следует…
 

#3
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Глава 7
Майкл.

Он выглядел немного старше, его волосы снова стали длинными и вились вокруг шеи. Он носил бороду и был загорелым.
Все, что я могла сделать, это стоять там и смотреть на него, не в силах поверить, что это действительно Майкл, и что он стоит прямо передо мной.

Он медленно подошел ко мне, его пристальный взгляд встретился с моим, и я почувствовал мгновенную панику.
Что если он уже не тот что прежде?
Что если бы мы оба изменились за последние годы?
Что если все, что у нас было, осталось в прошлом, и мы больше не любим… или, скорее, он меня больше не любит?

Я застыла, не в силах пошевелиться, когда Майкл медленно приблизился. Я могла видеть в его глазах вопрос, а вместе с ним колебания и неуверенность. А потом медленно до меня дошло, что я снова могу читать его мысли, заглядываю в него так же, как и раньше.
Несмотря на все усилия, быть сильной, мои глаза наполнились слезами, когда он подошел ближе и нерешительно коснулся моего лица.
В следующее мгновение я уже была в его объятиях. Меня нежно прижимал к себе человек, которого я помнила и очень любила. Все мои страхи и сомнения были побеждены, когда он провел пальцами по моим волосам и прошептал мне на ухо:
- Я думал, что снова потерял тебя.

Его слова напомнили о раннем периоде в наших отношениях, и вызвали улыбку воспоминаний на моих губах, когда я отступила и посмотрела на него.
- Разве я собственность которую можно потерять? - спросила я, поднимая одну бровь.
Но он знал, что я не злюсь. Как я могла, когда все, о чем я мечтала последние восемь с половиной лет, было передо мной? Впервые в жизни я действительно, действительно начала верить, что у нас с Майклом есть шанс жить вместе. Простые размышления об этом переполняли меня эмоциями.

Майкл притянул меня к себе и обнял.
Боже, как я скучал по нему.
Ощущение его, его запах, его тихая сила ... все это нахлынуло на меня, и я почувствовал, как весь мой мир изменился. Я снова почувствовала себя целой.

Через несколько минут я снова отступила и огляделась.
- Где Адам?
- Папаейте
Это было в тридцати минутах езды от того места, где мы были.
- Он не один? Он будет в порядке? - В последний раз, когда я видела Адама, он был маленьким ребенком пяти лет. Я знала, что он уже подросток, но мне все еще трудно было совместить это с картинкой Адама, которая осталась у меня в голове.
- Да. - Майкл посмотрел на дом.
- Давай зайдем внутрь.

Наши пальцы оставались сплетены, когда мы вошли в дом.
Я не хотела отпускать его и, не думаю, что он тоже хотел отпускать, но я бы солгала, если бы сказала, что все сразу вернулось к тому как было раньше. Прошло очень много времени с тех пор, как мы в последний раз виделись друг с другом, и, когда первоначальный шок нашего воссоединения закончился, несмотря на нашу очевидную радость от того, что мы снова были вместе, теперь между нами возникла странная неловкость.

Мне так много нужно было ему рассказать, так много, я хотела узнать о нем и его жизни за последние несколько лет. Но я не знала, с чего начать или даже что сказать.
Я оставила его в гостиной, чтобы быстро принять душ и переодеться.
Вернувшись через несколько минут я увидела, что он стоит у окна и смотрит на океан. При моем приближении он улыбнулся. Я долго смотрел на него, коснулся его лица и его бороды.
- И давно ты так выглядишь?
Один уголок его рта поднялся в улыбке.
- Пару лет.
Его руки легли на мои волосы, и он нежно погладил их.
- Они опять длинные…
Я кивнула. Затем Майкл протянул мне руку, и я вложила свою ладонь в его. Он подвел меня к дивану, и мы сели.
Следующие несколько минут мы сидели, уставившись друг на друга и удивляясь тому, что на самом деле находимся вместе в одной комнате.
- Почему ты не связалась со мной? - тихо спросил он.
Все мои благородные рассуждения о том, почему я не пошла к нему, теперь казались почти глупыми. Я покачала головой, давая понять, что не хочу отвечать на этот конкретный вопрос. Он подвинулся и повернул мое лицо так, чтобы видеть мои глаза.
- Твои чувства ко мне изменились? - спросил он.
- Нет - Я отодвинулась, чтобы в недоумении уставиться на него. Но он быстро вернул меня к себе, и его рука нежно обхватила мое лицо.
- Тогда как ты могла подумать, что мои чувства к тебе изменятся? - спросил он, доказывая, что может читать меня сейчас так же хорошо, как раньше. В его глазах мелькнула печаль, и я внезапно осознала какую ошибку совершила. Чувствуя себя пристыженной, я опустила глаза, и попыталась объяснить.
- Когда мы попрощались на вокзале, я хотела, чтобы ты был счастлив, Майкл. Я не ожидала, что ты вернешься. Знаю, ты говорил, что когда-нибудь сделаешь это, но я не хотела заставлять тебя сдерживать обещание. Адам твой сын, и он всегда будет нуждаться в тебе. Когда я освободилась от Отдела, то хотела найти тебя, но прошли годы, и я подумала, что, возможно, у тебя есть кто – то…
Я не закончила предложение, когда Майкл наклонился и положил пальцы на мои губы, а затем поцеловал меня.
Он забрал мое дыхание и вместе с ним все мои рассуждения. Я поймала себя на том, что удивляюсь, как вообще могла подумать, что Майкл выбросит меня из своей жизни.
Он не такой человек.
Он не любит легко.
Я была свидетелем мучений, которые он пережил, когда обнаружил, что Симона еще жива, а затем, когда закончилось его время с Еленой. Только после того, как он преодолел чувство вины к этим двум женщинам, и в некоторой степени передо мной, он смог полностью отдать мне свое сердце.
Я должна была знать, что, пока Майкл знает, что я жива, он не отдаст свое сердце никому другому.
- Мне очень жаль.
- Тише - он снова поцеловал меня.
- У нас есть еще один шанс, если ты этого хочешь.
Я улыбнулась и поцеловала его в ответ, показывая ему, как сильно этого хочу.

продолжение (окончание) следует...
 

#4
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Глава 8:

Я была бы счастлива провести с Майклом остаток дня, но были другие вопросы, которые нужно было решить, а именно Адам.
- С кем он? - спросила я, и Майкл объяснил, что он снял две комнаты в отеле в Папеэте. Одну для себя, другую для Адама и его друга Фету.
- Фету? – имя звучало полинезийским. Я уставилась на Майкла, снова заметив его загорелую кожу и выгоревшие пряди на волосах.
- Майкл, где ты живешь?
Он медленно улыбнулся, и в уголках его глаз появились морщинки.
- Догадайся.
Я не хотела догадываться, я была слишком нетерпелива для подробностей его жизни за пределами Отдела.
- Скажи мне, - сказала я, беря его за руки.
Он широко развел пальцы, держа мои руки поверх своих.
- Манихи,- ответил он, а я недоуменно уставилась на него.
- Это часть архипелага Туамоту, около полутора часов полета от Бора-Бора.
Мой рот раскрылся в неверии.
- Вы живете здесь на Таити?
- Во Французской Полинезии, да.
Я была изумлена и не находила слов. Я никогда не думала, что он будет так близко ко мне все это время. По какой-то причине я решила что он поселился где-нибудь севернее, на ферме или в небольшом сообществе.
Казалось его позабавил мой шокирующий взгляд.
- Ты однажды говорила, что хочешь жить на уединенном острове.
- Да, но я не думала, что ты… что я… что мы в итоге выберем одно и то же место.
Он нежно потянул меня за руку, притягивая меня ближе и наклонился, чтобы коснуться своим лбом моего.
- Я хотел место, которое напоминало мне о тебе.
Он объяснил, что работал консультантом по безопасности на одном из курортов на острове Манихи.
Не то чтобы там существовала какая-либо реальная угроза безопасности, так как остров был таким крошечным, и практически все знали друг друга в лицо. Работа, однако, позволяла Майклу узнавать, кто приезжает и уезжает с острова.
- Остров далек, но прекрасен - сказал он.
- Ты говорила мне, что это твоя мечта.
Я уставилась на него, подозрение начало формироваться в моей голове.
- Ты говоришь так, как будто знал, что я однажды буду здесь.
Майкл ничего не сказал и э то, еще больше убедило меня, что то, что я подозревала, было правдой.
- Ты дал Вальтеру эту информацию, не так ли?
Он молчал, но мне не нужно было слышать его ответ, я видела это в его глазах. Теперь все начало обретать смысл.
- Джемстоун, все это время Медлен и Пол думали, что он у Джорджа, но после его смерти он так и не был найден. Он был у тебя, а ты отдал его Вальтеру до того, как покинул Отдел.
Майкл кивнул один раз.
- Я планировал использовать его на тот случай, если твой отец не разрешит тебе уйти со мной. Но потом… все изменилось.
Я знала, о чем он говорил. Тот день на мосту, когда он был готов отказаться от своей жизни, чтобы спасти своего сына. Мой отец дал мне возможность спасти Майкла и Адама, если я останусь в Отделе.
- Я не мог просить тебя нарушить слово, - объяснил Майкл.
- И послал Вальтеру копию диска.
Все встало на свои места.
- Вальтер использовал коды, чтобы получить доступ к информации, которая ему была нужна, чтобы сделать скандальный диск.
- Да.
Я вздохнула и отвернулась.
- Он мог бы освободиться с этой информацией вместо того, чтобы провести свои последние годы в Отделе.
Майкл обнял меня одной рукой и прижал к себе.
- Он сделал то, что считал лучшим, Никита. Я больше не мог знать что с тобой происходит, но Вальтер знал. Он обещал присматривать за тобой и защищать как сможет.
Я заплакала , когда подумала о Вальтере. Он заслужил гораздо лучшую жизнь, чем та которая у него была.
- А что насчет Адама? - спросила я , вытирая слезы. Мне было интересно, как он отреагирует, увидев меня.
Майкл молчал несколько секунд, его большой палец ласкал мою ладонь.
- Он мало что помнит из того времени. Он знает, что его мать погибла в автомобильной аварии, но почти не помнит Елену. Мы не говорим с ним о том, что случилось , когда он был маленьким, и Адам никогда не упоминал об этом.
- А ты не думаешь что если он увидит меня, то может что – то вспомнить?
Майкл покачал головой.
- Я не знаю. Возможно.
Я изучила его лицо. Отстраненный взгляд, то, как напряглись мышцы вокруг рта, и я знала, что он был более чем обеспокоен этой возможностью. Затем он посмотрел на меня, его пальцы сомкнулись вокруг моих.
- Если это произойдет, мы разберемся с этим.
Я кивнула в знак согласия, хотя внутри не была так уверена. Даже если бы Адам не вспомнил меня из прошлого, моё внезапное появление ему покажется странным.
- Майкл, а где он думает ты сейчас находишься?
- В гостях у старого друга.
Я скептически взглянула на него.
- Ты часто приезжаешь в Бора-Бора, чтобы навестить старых друзей?
- Я сказал ему, что кое кто, кого я когда-то знал, переехал сюда на Таити, и
я хотел бы встретиться с ним.
- Ты сказал ему, что твой старый друг женщина?
Тишина.
Я слегка рассмеялась и уставилась на наши соединенные руки.
- Тогда скажи мне, как мы будем действовать дальше. Может быть я останусь хорошим другом, живущим здесь, на Бора-Бора, которого ты будешь навещать когда сможешь? Манихи отсюда примерно в 2 часах, я полагаю, мы сможем договориться, чтобы ты прилетал сюда по каким-то деловым вопросам раз в несколько месяцев? Это сработало бы, не так ли?
- Будь серьезной, Никита.
- Я серьезно, Майкл. Я не знаю, как Адам отреагирует на все это или как ты собираешься справиться с этим. Какую роль ты хочешь, чтобы я играла в твоей жизни? Старый друг? Твоя, давно потерянная, двоюродная сестра...?
- Моя жена.

Я моргнула и уставилась на него. Было странно слышать, как Майкл говорил это, и еще более невероятно что он говорил это мне. Я всегда думал о нас как о партнерах, друзьях, любовниках ... но не… .
Возможно, потому что мысль о том что мы поженимся, по – настоящему поженимся, а не какому - то профилю миссии, была бы абсурдом в мире Отдела, в котором мы когда-то жили. Но мы больше не были в Отделе, напомнила я себе.
Мы были свободны ...
- Не знаю, хочу ли я выйти за тебя замуж Майкл. Тебе ужасно не везет с женами.
- Значит мы будем жить во грехе? - спросил он с улыбкой в ​​глазах.
- Это будет не так плохо, как некоторые другие вещи, которые мы делали в жизни.
Майкл посерьезнел
- Выходи за меня замуж, Никита. Я так долго ждал, чтобы сказать тебе это.
Я улыбнулась и подняла руку к его щеке.
- Должна ли я любить, уважать и подчиняться? - пошутила я, и Майкл улыбнулся мне в ответ.
- Ты никогда не умел подчиняться, и я не хочу, чтобы ты это делала.
- Остается только любовная часть - ответила я.
- Думаю, что смогу с этим справиться.

Мы договорились, что я приду на ужин сегодня вечером. Майкл познакомит меня с Адамом, и мы вместе оценим его реакцию. Мы также согласились придерживаться как можно ближе к истине нашего прошлого.
Я настояла на том, чтобы Майкл рассказал ему перед тем, как я приеду на ужин, что я его подруга. Майкл также рассказал, что это не первая встреча Адама со мной, и он встречался со мной однажды, когда его мать была еще жива.
Позже Майкл сказал мне, что это знание заставило Адама почувствовать себя немного легче при встрече со мной.

Когда я приехала, они ждали меня в ресторане отеля. Там были Майкл, Адам и друг Адама, Фету.
Майкл встал, когда я вошла, и оба мальчика последовали его примеру.

Я смотрела на Адама, и я не могла поверить, насколько он вырос. Он был почти таким же высоким, как его отец, его волосы были черными, а темные глаза большими и красивыми, как у Елены. До этого момента я сильно нервничала из-за того, как Адам отреагирует на встречу со мной и как мне вести себя с ним. Но когда я увидела его и ту самую застенчивую улыбку, то почувствовал какой-то внутренний инстинкт, который подсказал мне, что все будет хорошо.

Вечер прошел лучше, чем я ожидала. Я обнаружила, что Адам был все еще очень похож на мальчика, который мне запомнился. Счастливый, тихий и вежливый.
Он и Фету были очень рады оказаться в Папеэте, потому что это место сильно отличалось от Манихи.
Я узнала, что Майкл обычно привозил Адама Бора-Бора один или два раза в год, но в остальном они оставались на Манихи.
- Что тебе больше всего нравится в Папеэте? - спросила я.
- Магазины - ответил Адам.
- И девочки, - добавил Фету, и они оба засмеялись, когда мы с Майклом улыбнулись друг другу.

Позже, после ужина, когда подростки отправились спать, мы с Майклом гуляли по пляжу под луной.
- Ты воспитал Адама хорошим молодым человеком, - сказала я ему.
- Он взрослеет, - ответил Майкл, и мне показалось, что я заметил нотку грусти в его голосе.
- Ты боишься, что он захочет уехать?
- Как все здешние подростки.
- Это вполне понятно. Они интересуются миром и хотят увидеть его своими глазами.
Майкл молчал несколько долгих секунд, затем тихо сказал.
- Я боюсь его отпустить, но знаю, что должен.
Я остановилась и повернулась к нему лицом.
- Тогда мы должны подготовить его, Майкл. Давай поможем ему, чтобы, когда придет время, он мог жить самостоятельно.
- Значит ли это, что ты принимаешь мое предложение?
- А разве были какие - то сомнения?- спросила я, улыбаясь ему.

ЭПИЛОГ

Я осталась на Бора-Бора еще на несколько месяцев, потому что мы хотели дать Адаму время, чтобы привыкнуть к тому что я вхожу в их жизнь.
Каждый месяц Майкл и Адам приезжали в Папеэте, чтобы провести выходные, иногда брали с собой Фету. Мальчишки подружились с Ионе и другими его братьями и сестрами. Тения и Пелу приняли их и Майкла в свою семью.
Мне нравится видеть удовлетворение в глазах Майкла, когда он смотрит на своего сына.
Я тоже часто летаю на Манихи и останавливаюсь на курорте, где работает Майкл.
Он был прав. Остров невероятно красивый, и я сразу влюбилась в него.

За неделю до Рождества я отправилась в Лондон, чтобы провести время с Мишель.
Она купила квартиру в Лондоне и работала в книжном магазине. Моя сестра завела новых друзей и встречалась с молодым человеком, который, по ее словам,
«… не был таким уж милым, но заставил ее смеяться».

Я скучала по тому, что не была с Майклом и Адамом на Рождество, но мне нравилось проводить время с Мишель. Нам, как сестрам, пришлось преодолеть множество препятствий в наших собственных отношениях, но теперь, когда мы стали старше и мудрее, не говоря уже о том, что освободились от влияния Отдела, мы начали дорожить узами, которые у нас сложились.

Сначала я не сказала ей, что мы с Майклом вместе, но она быстро догадалась сама. Мишель сказала, что я выгляжу счастливой, что она никогда не видела раньше.
- Либо ты влюбилась - размышляла она,
- либо Майкл нашел тебя
Я улыбнулась и сказала, что, может быть, это было немного и того и другого.
Мишель закричала … буквально … а я не смогла удержаться от смеха над ее волнением.
Мы походили на двух девочек-подростков, когда мы говорили о мужчинах, которых любили.

У меня появилась возможность связаться с О'Брайеном, задача не из легких, учитывая, насколько он занят.
Я всегда чувствовала себя виноватым из-за обстоятельств, которые вынудили его работать на Отдел.
Поговорив с ним по телефону я узнала что он встретил девушку и они жили вместе в Нью-Йорке (О'Брайен работал в Организации Объединенных Наций, а она в ФБР).
Знание того, что у него все хорошо, уменьшало боль и грусть, которые я испытываю, когда думаю о Биркофе и Вальтере. Они не вышли из Отдела, сожаление, которое останется со мной до моего последнего дня. Но, по крайней мере, О'Брайен выжил и снова живет своей жизнью.


Когда я вернулась домой на Таити, с удивлением и радостью обнаружила на моем автоответчике сообщение от Адама. Он спрашивал, собираюсь ли я провести с ними Новый год.
- У нас нет никаких фейерверков или чего-то подобного, но было бы здорово если ты приедешь…

Именно тогда мы с Майклом объявили о нашей помолвке. Мы поженимся в конце февраля.
Адам пожимает плечами, когда люди спрашивают его, как он относится к тому, что его отец женится после всего этого времени.
- Никита делает его счастливым, - говорит он.
- Если он счастлив, то я тоже счастлив.
Он только однажды спросил меня о его матери, и я рассказала ему все, что помнила о Елене, что она была милой красивой женщиной и о том, что он очень похож на нее.

В ближайшее время мы планируем отвезти Адама на Гавайи.
Позже, в том же году, мы хотим совершить небольшие путешествие в континентальную часть США. Думаю, ему понравится учиться кататься на лыжах. Майкл хочет, чтобы он посетил некоторые из университетов, пока мы там. Мы надеемся, что при достаточном контакте с внешним миром Адам не будет чувствовать себя в ловушке здесь, в Манихи.
Мы хотим, чтобы он знал, что, что когда он подрастет у него будет свобода выбора приходить и уходить, когда он пожелает, но здесь всегда будет его дом, и его отец и я всегда будем приветствовать его с распростертыми объятиями.

Что касается Майкла и меня, мы нашли мир здесь, на Манихи, друг с другом.
Я до сих пор удивляюсь, что мы на самом деле здесь и свободны от Отдела.
Мы часто летаем в Бора-Бора чтобы проверить наш дом и увидеть Тейнию, Пелу и их семью.
Во время недавней поездки Тейния сказала мне:
- Хороший человек, который любит тебя и много детей, - это хорошая жизненная цель.
Я посмотрела на нее удивляясь, откуда она так много знает.
- Ты сказала Майклу? - спросила она, и я громко рассмеялся.
- Он узнал об этом раньше, чем я.
- Умный человек, - сказала она и кивнула.
- И красивый. Не удивительно, что ты никогда не смотришь на других мужчина. Вы двое станете хорошими родителями, и Адам будет счастлив, иметь маленького брата или сестру.

Я смеюсь и вижу что Майкл наблюдает за мной. Он улыбается и протягивает мне руку, и я извиняюсь перед Тейнии, чтобы пойти к нему.
Адам отправился с Ионе и Патрицией, чтобы встретиться с друзьями и пойти в кино.
У нас с Майклом есть несколько часов. Не удивительно, что мы оказались дома в постели, занимаясь любовью.
Мы лежим в объятиях друг друга и когда я засыпаю, Майкл шепчет мне:
- Я люблю тебя.
- Люблю тебя тоже, - говорю я ему, прижимаясь ближе.
- Моя последняя мысль перед тем, как уснуть, заключается в том, насколько я благодарена, что Майкл и я получили этот шанс начать все сначала.
И это очень хорошая жизнь.

Конец
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей