Перейти к содержимому

Телесериал.com

Баланс требует движения… /перевод/ автор Nell

после 5 сезона...
Последние сообщения

Сообщений в теме: 19
#1
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:
Друзья мои))) в последнее время увлеклась поиском, чтением различных западных стареньких сайтов (для всех тех кто переживает о продолжении моих рассказов, я о них помню и обязательно закончу то что начала))))

Очень хочется поделиться с вами следующим рассказом… мне очень понравилось это продолжение 5 сезона ;)


- Сладкая? Есть минутка?
Никита подняла покрасневшие глаза от монитора и увидела, Вальтера, который наблюдал за ней прислонившись к дверному косяку кабинета.
Она улыбнулась,
- Для тебя? Всегда.
К ее удивлению, Вальтер не стал входить. Вместо этого он таинственно кивнул,
- Когда у тебя будет свободное время, приходи ко мне на склад, хочу кое что тебе показать.
- Это Срочно?
- Нет. Вовсе нет.
- Хорошо - Она снова быстро улыбнулась своему старому другу и вернулась к работе…

… О просьбе друга она вспомнила только через пару дней.
- Вальтер? – Никита вошла на склад, громко окрикнув его.
Старик вылез из темного угла с приветственной улыбкой на лице.

- Привет.
Она улыбнулась в ответ.

- Скучал по мне?

- Я просто подумал, что нам нужно немного солнца. Ты знаешь , как чудесно пить кофе при дневном свете?
Никита с подозрением посмотрела на старое лицо в неизменной бандане, задаваясь вопросом, что задумал ее друг.

Погода в Париже в конце ноября, как всегда, была мрачная, сырая и холодная.

- Хорошо – согласилась она,

- Но только кофе. Без сюрпризов…
Вальтер рассмеялся вслух.

- Никаких сюрпризов - пообещал он…

… Поднявшись на поверхность, они добрались до любимого кафе, сложили свои пальто на пустом стуле.

Вальтер несколько минут, внимательно смотрел на нее. Затем виновато проговорил:

- Я хочу уйти в отставку. На этот раз навсегда.
- Вальтер ! - Никита давно готовила себя к этому решению, но его было очень тяжело услышать,

- Ты уверен?
Вальтер пожал плечами.

- - Я больше не могу держать ствол высоко, детка. Пришло время позволить кому-то еще обеспечить вашу безопасность.
Никита знала, что он был прав. Это был правильный выбор для Вальтера, для оперативников, и для Отдела, но это все равно разрывало ее сердце. Он был единственной стабильной фигурой за все ее годы проведенные в Отделе, с первого дня и до отъезда Майкла. За восемь лет пребывания на посту Шефа, рядом с ней был самый надежный друг и советник.

- Это то, что ты хотел показать мне? – грустно спросила Никита
- Да.
Она сжала его ладонь.

- Я люблю тебя.
Вальтер откинулся назад на спинку стула. Ее хватка все еще была крепкая, а голос по-прежнему хриплым и сильным.

- Я знаю! Я тоже тебя люблю, Сладкая.
- Когда ты хочешь уйти?
- Сегодня?
Никита в шоке моргнула.

- Так быстро?
- Тоби и Филипп более чем готовы занять мое место,

- Никто не сможет занять твое место… - с трудом сглотнув слезы хрипло проговорила Никита…

… Вместе они вернулись в Отдел. Вальтер упрямо отказался позволить ей проводить его до фермы.

- - Я доберусь своим ходом. Я знаю, что меня ждет. И ты знаешь, что это не плохо. Никто не должен видеть, как Шеф плачет.
- Я не плачу.
- Да. Не плачешь… – улыбнулся старик

- Теперь иди к себе, отдохни и успокойся прежде чем встретиться со своими войсками.
Никита могла только кивнуть и крепко обнять Вальтера, в последний раз.

*****

Через неделю после отъезда Вальтера, Никита собиралась выйти на поверхность и обнаружила небольшую упаковку в своей сумке. Она была уверена что этого конверта, не было до их последнего совместного кофе, и она точно знала, что никто не имел доступа к ее личным вещам.
У нее не было времени разбираться с прощальным подарком, который оставил ей Вальтер, поэтому, спрятав конверт в личный сейф, Никита пообещала себе, что вернется к этому, когда будет эмоционально готова и когда зияющая дыра в сердце по имени Вальтер перестанет болеть так сильно.
Два месяца спустя, в день рождения Вальтера, Никита решилась вскрыть прощальный подарок.

После тихого одинокого ужина в своих апартаментах, она села на диван перед камином. На столике стоял бокал вина, а в руках был конверт. Сделав глубокий вдох, она осторожно вскрыла его и выложила содержимое на колени.
Это была тонкая книга в мягкой обложке, настолько старая и потрепанная что давно лишилась обложки и титульных листов.

Никита быстро пролистала книгу в поисках записки, записей на полях или какого – то кода… Решив что сама книга и есть послание, она начала ее читать…

… Через пару часов Никита выпрямилась и закрыла книгу.

Теперь она знала, что представлял из себя последний подарок Вальтера, но не знала, что делать с информацией.

Она была уверенна в необходимости следующего шага…

Никита положила тонкую книгу и конверт в камин и закрыла стеклянные двери. Затем с помощью пульта она усилила огонь и внимательно наблюдала, как потрепанные остатки, только что прочитанного романа загорелись. Через несколько минут от последнего подарка Вальтера ничего не осталось.

За исключением сообщения, которое обожгло ее сердце.

****


- Эй, папа, ты пытаешься охладить кухню холодильником?
услышав эти насмешливые слова, Майкл понял, что уже несколько минут стоит перед открытым холодильником. Он поспешно схватил банку пива и закрыл дверцу.

- Нет.
- Ты в порядке?

- Да. Почему ты спрашиваешь?
- Мари снова бросила тебя две недели назад.
- Да.

- Майкл столкнулся со своей бывшей Мари в кафе в центре города, через несколько месяцев после того, как она прекратила их отношения.

Кофе, обед, ужин … секс. Они снова завязали отношения, которые, если и не удовлетворяли их полностью, были удобными и легкими. Разговоры были спокойными, и секс хорошим. Майкл искренне сожалел, что, как и в первый раз все быстро закончилось, хотя это было неизбежно.

- С тех пор ты часто смотришь в космос средь бела дня - Адам похлопал по плечу отца и слегка потряс его.
Майкл улыбнулся ему, вновь внутренне удивляясь тому как быстро вырос Адам. Весной он закончил восьмой класс, и в четырнадцать с половиной лет сын был уже выше, чем его мать. Подростку необходимо было регулярно бриться, чтобы убирать темную бороду, ползущую вдоль его челюсти и вниз по шее.

- Легко тебе говорить, у тебя теперь есть девушка – мужчина решил сменить ход своих мыслей.
Адам покраснел, но вызывающе усмехнулся.

- Прошло не так много времени.

- Сколько? Два месяца?
- Пап! - Адам засмеялся,

- Почти три! И ты это знаешь…
Они вышли на веранду, где на гриле поджаривались гамбургеры, Майкл открыл пиво, а Адам достал свой напиток.
- Итак… - Адам прочистил горло.

- Почему Мария бросила тебя?

- Осенью она едет в Экс-ан-Прованс.
- Я знал это. И что такого?
- Она хотела, чтобы я поехал с ней.

- В гости?
- Нет.

- Навсегда? - Адам широко раскрыл глаза от удивления.
- Да - Майкл обратил свое внимание на гриль, перевернул гамбургеры, чтобы поджарить другую сторону.
Адам перешел веранду, остановившись там, где он мог видеть лицо Майкла. Его голос снова дрогнул, когда он спросил:

- А что насчет меня?

- Она хотела, чтобы ты тоже поехал, пошел во французскую школу…
Адам опустился на один из шезлонгов.

- О! - Он покачал головой.

- Неожиданно…

- Я сказал нет!
- Почему?
Майкл поймал его взгляд и сделал голос тихим, но более значимым.

- Ты знаешь почему.
Адам рефлексивно оглянулся и понизил собственный голос.

- Потому что меня похитили во Франции?
- Да.

- Вы рассказали все это Мари?
Майкл покачал головой.

- -Нет.
Адам посмотрел на Майкла с серьезным выражением на лице.

- Прости, папа.
Майкл сел на стул напротив Адама и с любопытством посмотрел на него.

- Почему ты просишь прощения?
Адам неловко пожал плечами.

- Ну, если бы не я и то, что произошло тогда, ты мог поехать с ней.

- Ты не был целью, и сейчас тоже. Это я не могу вернуться во Францию.

- Правда?
Майкл усмехнулся от очевидного облегчения на лице сына.

- Это так…

- Но почему ты не сказал ей правду? Мари бы поняла.
Майкл вздохнул и потягивал пиво.

- Это была не единственная причина,
Адам ждал ответов.
Майкл снова вздохнул и встал, чтобы снять гамбургеры с гриля. Разговор продолжился когда отец и сын сели за стол.

- Мари хотела выйти замуж. И ребенка.

Адам какое-то время молча ел, обрабатывая информацию. Наконец он поднял голову и спросил:

- Разве это плохо?
Его отец поднял голову, удивленный очевидной искренностью вопроса.

Со временем Адам смягчил свою враждебность к Мари, но Майкл знал что она ему не нравится. Самым оптимистичным описанием чувств Адама к Мари и отношений Майкла с ней, было жестокое безразличие.

- Она не обязательно хочет выйти замуж именно за меня,

- Я думал?
- Да. Но Мари знала, что я более амбивалентен, чем она. Не могу жениться на женщине, которая на самом деле не знает меня. И, конечно, не могу стать отцом ее ребенка.
- Почему ты не мог просто сказать ей, объяснить все?

- Потому что… - Майкл сделал паузу, чтобы допить пиво.

- Мне стало понятно, что Мари не сможет хранить секреты. Не такие секреты, как наш! - он сделал паузу, чтобы с сожалением улыбнуться Адаму
- Это значит что ты просто позволил ей бросить тебя. Опять. Будучи эгоистом который не желает изменить жизнь ради нее.
Майкл встал, чтобы убрать со стола. Он улыбался, слушая как комментирует Адам сочувственное эхо прощального слова о Мари.

- Да. Что ж. Это, отличный итог!!!

*******

Лето заканчивалось.

Адам перешел в старшую школу, вернулся в футбольную команду и сразу после пятнадцатилетия застрелил своего первого оленя.

Отношения Адама с его подругой Ташей «процветали».

Майкл купил коробку презервативов и оставил их на столе своего сына в первые школьные выходные.

Результатом стал возмущенный крик Адама:

«Отец!»

Эта реакция была успокаивающим бальзамом заботливого родителя. Но Майкл понимал, что это был лишь вопрос времени, прежде чем любопытство подростка перейдет к экспериментам.

Два года назад он заблокировал все домашние компьютеры , на предмет порно – сайтов, сопутствующих им вирусов и спама.


Художественный бизнес Майкла держался на плаву, хуже чем в прошлые годы, но времени отнимал столько же.

Он сходил на несколько свиданий, но не искал новую девушку.

То, что встреченные им женщины тоже искали просто случайное общение, было приятным открытием, и Майкл перестал бояться длительного одиночества.

Зимой Адам присоединился к своей команде по лыжам и сноуборду. Сезон проходил в турнирах выходного дня.

Долгие часы в поездках на машине по горнолыжным базам, давали ему много времени на общение с сыном.

Майкл лелеял эти разговоры, каждый раз узнавая больше о взрослеющем юноше, в которого постепенно превращался Адам…

Теплый и дождливый март привел к неожиданному завершению лыжного сезона, Майкл и Адам обратили свое внимание на весеннюю охоту. Планируя весну и лето Адам удивил Майкла, выразив желание вернуться к боевым искусствам. На этот раз не айкидо, а тхэквондо. Когда Майкл спросил о причине интереса, он узнал, что Адам помнил один из их разговоров, о том что каждый должен уметь постоять за себя.

Майкл предложил вместо тхэквондо научить Адама приемам уличного боя, которые он практиковал с Никитой. С разрешения сенсея они вернулись в додзё и занимались наедине в поздние ночные часы.


Адам закончил девятый класс на высокой ноте, заработав оценку «А» во всех классах. Сходил на весенний бал для девятого и десятого классов со своей подругой Ташей.
Третье лето подряд Адам начал помогать отцу в его работе . В этот год Майкл доверил сыну место начальника бригады по окраске фасадов. Его реальный опыт и авторитет подкреплялись физической уверенностью и общей радостью от того, что он молод, силен и здоров.

****

Никита припарковала прокатный автомобиль на противоположной стороне улицы, примерно через квартал от дома Майкла и Адама.
Она сидела и оценивала местность, выискивая знаки и предупреждения о том, что собирается совершить ужасную ошибку.
Это была приятная улица, большие старые тенистые деревья, раскиданные по аккуратным зеленым газонам и подстриженным изгородям, красивые ухоженные и случайные летние цветники.
Все дома на улице были построены в начале двадцатого века. Небольшие аккуратные, с двумя и тремя спальнями.
В открытых дворах были разбросаны велосипеды, скейтборды и другие игрушки. Все указывало на то что в домах живет много детей, и что летние каникулы были в самом разгаре.

Первая пятница августа, время около пяти вечера и она знала, что Майкл дома. Его старый внедорожник был припаркован у подъезда.

Никите потребовалось много времени, чтобы найти его. Она начала действовать только через шесть месяцев после того, как сбежала из Отдела убедившись что ее не отслеживали.
Несколько раз она почти убедила себя отказаться от поисков, пытаясь отпустить Майкла. Никита знала, что это решение будет единственной гарантией, что она не приведет врагов к его порогу. Но каждый раз она напоминала себе, что он сам попросил ее найти его.
Майкл хотел чтобы она нашла его!
Он знал про все риски, и хотел, чтобы она ускользнула из Отдела и начала с ним новую жизнь.
Ведь это и был последний подарок Вальтера: сообщение от Майкла. Сообщение, в котором говорилось, что он не вернется в Отдел, он счастлив снаружи, и хочет, чтобы она пришла к нему.

А может быть она все придумала?
Может в той потрепанной книге не было никакого послания, и она просто сошла с ума, прочитав между строк, мнимое приглашение?

Все равно было поздно отступать. Если Никита на самом деле привела кого-то к его порогу, то отъезд не будет иметь никакого значения.

Глубоко вздохнув, расправив плечи, Никита вышла из машины.

Подойдя к дому, она увидела, что главная дверь была открыта, чтобы позволить воздуху циркулировать по комнатам.

Внезапное и нежелательное воспоминание о том, как он шла по дороге к дому, который Майкл делил с Еленой, чуть не заставило ее развернуться и бежать прочь.
Никита остановилась и напомнила себе, что теперь все было иначе…

Подойдя ближе к открытой двери, через прозрачный экран, она увидела темный коридор, отделанный деревянными панелями, с лестницей, ведущей на второй этаж.
При звуке дверного звонка две чёрные собаки непонятной породы со звонким лаем выскочили из задней части дома.
Она услышала голос Майкла, который приказал собакам вернуться на место.
Когда он наконец появился, это был сначала болезненно знакомый контур, темная фигура на фоне солнца, струящегося в окнах позади него.
Он стоял перед ней и единственным препятствием между ними был полупрозрачный тканевый экран на двери.

- Привет, - тихо сказала она.
Я получила твое сообщение!!!
 

#2
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:

Просмотр сообщенияLenNik (Пятница, 20 марта 2020, 08:21:30) писал:

Это ведь она целиком? Если нет, то я возьму свои слова обратно.
Это только самое самое начало))) (там около ста страниц)

И чтобы реабилитировать автора … небольшое продолжение...

Теперь, когда Майкл стоял перед ней при дневном свете, Никита могла разглядеть его подробно. Аккуратная борода на лице, волосы короче чем были местами с сединой. Не смотря на тонкие лучики морщинки, его глаза были такими же, глубокими и зелеными, полными тайн, которыми он редко делился.


Когда Майкл буквально втянул ее в свой дом и захлопнул дверь, Никита увидела, что его первый шок превратился в удивление…

… Затем ей удалось разглядеть глубокое облегчение, и радость,

… В глазах загорелось желание,

…Перед тем как его руки оказались на ее талии, она успела уловить на лице яркую вспышку самодовольства и удовлетворения.

Крепко обняв ее, он прошептал:

- Я скучал по тебе.
Никита откинулась назад в его руках.

- Но ты ждал меня?
Майкл улыбнулся, коснувшись большими пальцами ее щек. Его прикосновения рассыпались каскадом маленьких фейерверков, скользящих по нервам и сбивающих дыхание.

Он опустил ладони на ее плечи, аккуратно поглаживая и касаясь, как будто не мог поверить своим глазам и нуждался в подтверждении своих других чувств.

Его голос был хриплым и низким, когда он ответил:

- Я надеялся, но не ждал…
- Ну…

Она улыбнулась в ответ.

- Вот и я.

Лицо Майкла стало более серьезным, когда он спросил:

- Как долго ты останешься?
Она увидела неуверенность , борющуюся с надеждой в его глазах.

Никита вложила всю силу убеждения в свой голос, когда произнесла:

- Пока ты будешь со мной!!!
Мужчина улыбнулся, услышав решающие слова. Его взгляд упал на зовущие губы. Майкл решительно обвил ладонью ее затылок. Затем наклонил голову, чтобы поцеловать, пробормотав:

- Это может быть очень долго!!!

Его поцелуй - это все!!!

Все, ее мечты и желания в течение прошедших долгих лет.

Он был здесь, она была здесь, и они были вместе.

Под ее руками его тело было таким же сильным и крепким, как и раньше Против ее рта, ее щек, ее шеи, его губы были мягкими и требовательными.

Мужские руки бродили по женской спине, притягивая ближе. Электричество проникало через нервы, и ее тело казалось, начинает светиться, словно рождественская елка.

Майкл откинулся назад, и его сердце яростно забилось под ее руками.

- Вот иду мимо, вижу знакомого по имени Майкл – решила разрядить обстановку Никита,
- Помнишь меня? Я Николь. Николь Реннен.
Майкл вопросительно взглянул на нее.
Она игриво пожала плечами.

- Неужели никогда не встречал белокурых норвежцев в Миннесоте?
Майкл в ответ просто наклонил голову, чтобы снова поцеловать ее, когда их прервал нервный голос молодого человека,


- Папа?...

… Никита отступил назад и повернулся к Адаму, потому что это мог быть только он, стоящий посреди гостиной и очень удивленный.

Маленький мальчик вырос и стал еще больше похожим на свою мать. Темные и блестящие волосы, почти черные глаза, гладкая смуглая кожа. От отца Адам получил рост, широкие плечи и такие же, хорошо выраженные, мышцы на предплечьях и икрах.

- Ничего себе - она изумленно покачала головой.

- - Я конечно знала, что ты вырос, но не ожидала что настолько.
Адам моргнул и закрыл рот, оценивающе разглядывая гостью.
Никита ободряюще улыбнулась.

- Адам. Это я, Никита. Ты меня помнишь? - она взглянула на Майкла, ища поддержки и немного расстроилась, увидев его в неподвижном наблюдательном режиме.
- Да. Немного.

Адам сунул руки в карманы, бросая быстрый обвиняющий взгляд на своего отца.

- Я не знал, что ты приедешь к нам в гости.
Никита пожала плечами, и дружелюбно улыбнулась,

- - Я тоже не знала, появилась возможность.
Адам продолжал свой допрос,

- Разве это не опасно? Ты так спокойно врываешься в нашу жизнь…
Никита посмотрела на Майкла, затем снова на Адама.

- Мы с твоим отцом прошли одинаковое обучение. Я бы ничего не сделала, чтобы подвергнуть вас опасности.
- Ты так же хороша, как и он? - взгляд Адама был вызывающим, а по карманам было видно, что его кулаки были крепко сжаты.
Майкл наконец решил вмешаться.

Он встал позади нее и защитно положил руки на плечи. Вес его ладоней и сила пальцев как всегда были успокаивающими, голос был тихим и уверенным.

- Да. Она хороша…
Адам ничего не сказал.

- Очень рада тебя видеть Адам. Ты выглядишь великолепно – Никита снова посмотрела на Майкла,

- Ты и твой папа, вы оба.
К ее счастью, Майкл продолжил,

- Нам есть о чем поговорить, но сегодня вечером мы едем в дом друга на ужин, и уже опаздываем.
Никита взяла Майкла за руку, вопросительно глядя на него.

- - Я поеду в гостиницу, можем поговорить позже.
Но Майкл уже поворачивался к входной двери.

- Нет!
Он положил руку ей на спину и повел через гостиную, жестом приглашая Адама пройти за ними.

- Соберется большая компания. Еще один гость не будет проблемой.
Адам и Никита оба одновременно начали протестовать, но Майкл успокоил их взглядом не терпящим возражений, и загнал обоих во внедорожник. Втроем они направились на вечеринку…



- Вау – в очередной раз восторженно воскликнул Чарли уже в пятый раз за вечер. Кроме этого восклицания его друг не мог произнести и пары слов с тех пор, как его отец вошел с Никитой.
- Она горячая – наконец Адам услышал от него более осмысленные слова.
Адам ударил Чарли в плечо. Не так сильно, как мог , но достаточно чтобы друг прекратил пускать слюни в направлении Никиты,
- Она достаточно взрослая, чтобы быть твоей мамой, чувак – жестко заявил он.
- Ты грубый. Твой папа – счастливчик!!!
Адам полностью завладел вниманием Чарли, потому что Никита временно исчезла из поле его зрения.

- Оставь это …
Чарли моргнул и впервые сосредоточился на Адаме.

- Что не так, парень?

- Ничего …Все… она просто … Ник… - он сбился, вспоминая ее новое имя,

- Николь…

- Кто она?

- Старая подруга папы. Они были знакомы еще до того, как мы переехали в Миннесоту.

- Старая подруга? - Чарли усмехнулся,

- С тех пор, как они вошли, между ними не было дневного света.
Адам хмыкнул, так это было истинной правдой.

Его отец и Никита, слава Богу, не щупали друг друга или что-то в этом роде. На самом деле, все было наоборот. Но большую часть времени они держались близко друг к другу, слегка прикасаясь, просто потому что, очевидно, не могли иначе.

А еще была эта вибрация между ними и вокруг них, от которой волосы на руках начинали подниматься.

Когда их взгляды соединялись, интенсивность внимания которое они дарили друг к другу заставляла кулаки Адама невольно сжиматься, а пальцы ног сводило судорогой.

Адам и Чарли были не единственными людьми, кто это заметил. Он мог видеть, как другие гости ведут себя рядом с парой влюбленных , и стараются не проходить между ними, даже когда для этого есть место.

Адам не мог решить, хочет ли он просто психовать от смущения или бежать с криком на дорогу.

Чарли продолжил свои умозаключения,

- С Мари так не было.

Он повернулся к Адаму:

- Или было?

Адам знал, что прямо сейчас сомневается в своих чувствах и воспоминаниях.

- Не думаю - он пожал плечами.

- А вообще не знаю. Прошел год с тех пор, как они разбежались.
Адам снова покачал головой, пытаясь отогнать туман, который стоял перед глазами с того момента, когда он вошел в гостиную, и увидел что его отец устроил поединок языков с Никитой.

- Давай – юноша судорожно вздохнул, пытаясь отогнать эти воспоминания,

- Давай уйдем отсюда. Поиграем в обруч или во что – нибудь еще…

******

Когда Майкл впервые увидел Никиту, стоящую на крыльце, весь его мир раскололся.

Чуть позже он начал понимать и принимать свои эмоции. Может быть, это то, что он всегда чувствовал когда переступал границу между одной жизнью и другой, той, что без Никиты, и той, что с ней.

Она была живая!!!


До этого момента Майкл не осознавал, насколько сильно боялся, что ее уже нет на этом свете, пока не увидел , пока не потянулся взять ее за руку и не ощутил твердую реальность кожи и костей под своими пальцами.

Наряду с облегчением, мужчина ощутил головокружение. Пьяный от сумасшедшей эйфории, и гордый за свое решение.

Она поняла сообщение, которое он послал через Вальтера. Никита прочитала книгу используя воспоминания и знания о нем.

Она нашла его.

Несмотря на все годы, всю боль и все, что могло дать ей вескую причину держаться подальше, она приняла риск и воспользовалась их единственным шансом.

В этот момент Майкл не желал ничего большего, чем отвести ее в свою комнату, и показать, как сильно он по ней скучал,

как сильно хотел ее,

и как был рад, что она приехала!!!


Во время вечеринки он не хотел ничего, кроме как забрать ее домой и заняться с ней любовью не давая ей уснуть до самого рассвета…

Стоя рядом он не мог не поддаваться искушению снова и снова прикасаться к ней, хотя бы на миг, просто чтобы подтвердить, что она действительно здесь…

Как он мечтал… все эти годы…

Конечно, в его мечтах не было угрюмого пятнадцатилетнего сына, который стрелял обвиняющими взглядами. Всем вокруг Адам показывал отличную актерскую игру с названием:

«Глубоко смущен моим родителем!»

с сюжетом:

«Как ты мог поступить так со мной?»


А Никита, как обычно, отлично справлялась с адаптацией. Она представила его друзьям правдоподобный образ женщины среднего класса.

Единственный эротический элемент поведения был в ее глазах. Время от времени Майкл ловил этот знакомый взгляд. Жар и желание, которое он там читал, заставляло его дыхание учащаться.

Конечно, поездка на вечеринку было своего рода испытанием.

Им не обязательно было приходить. Майкл мог позвонить и отказаться. Но он намеренно не отказался.

В действительности Майкл хотел понаблюдать, как Никита примет этот кусочек мира, который он и Адам создали.

Несправедливо сразу было бросать ее в гущу паутины. Но Никита справлялась блестяще. Как давно заметила Медлен, она была отличной актрисой.

Сейчас она болтала с мамой Чарли Шелией и несколькими другими гостями. Искренне смеялась над их шутками, мягко отклоняя проницательные вопросы. Она просто и естественно, объясняла свое внезапное появление в жизни Майкла.

- Компания, в которой я работала, была поглощена другой, и моя работа стала бессмысленной – спокойно рассказала Никита,

- Я позвонила Майклу, чтобы спросить, было ли его старое предложение в силе. Он сказал, что Да, вот я и приехала.
- Так вы двое давно знакомы? - спросила Шелия.
Никита улыбнулась Майклу, который присоединился к их маленькой группе, взяв его за руку, а он обнял ее за плечи.

- Майкл был начальником на моей первой работе.
- Что ты собираешься делать сейчас? - спросила одна из женщин.
- Понятия не имею.

Никита обернулась не отпуская руки Майкла, и улыбнулась самой очаровательной улыбкой.

- Последнее время я в значительной степени ненавидела то, что делала. Не хочу больше заниматься управлением системами. Майкл бросил это и переехал в новое место, где он смог жить так, как ему хочется. Это вдохновляет. А теперь и я потрачу время на то, чтобы выяснить, чего действительно хочу.
- Неужели ты думаешь найти то что будешь хотеть больше Майкла? - сказала Шелия, заговорщицки улыбаясь. Никита покраснела, демонстрируя легкое смущение. Снова подняв глаза, она поймала вопросительный взгляд любимого.

Он потратил, целую жизнь, учась читать эти голубые глубины, и Майкл знал, что Никита была абсолютно уверена и совершенно искренна, когда произнесла следующие слова:

- - Точно знаю одно. Я хочу жить с Майклом. Это правда!

Это был единственный раз, когда он поцеловал ее на вечеринке.

По дороге домой, в машине Майкл объявил Адаму:

- Николь останется с нами!
Адам грустно хмыкнул:

- Да я уже понял.
Майкл посмотрел на зеркало заднего вида и увидел, как Адам откинувшись на заднее сиденье, угрюмо смотрел в окно.
Майкл поймал взгляд Никиты и уточнил:

- Со мной!
Адам резко фыркнул.

- O… Нет! Думаешь кто – то сегодня вечером в Петерсене, еще не понял этого.
Майкл обменялся быстрым взглядом с Никитой. Выражение ее лица было немного печальным, немного смиренным и очень горячим. Волна небезобидного желания расползалась по телу от живота до конечностей. Майкл поймал себя на том, что борется с желанием съехать с дороги и поцеловать ее.

Чтобы отвлечься, он продолжил напряженный разговор с Адамом:

- Что я могу сделать, чтобы тебе было легче это принять?
Адам пожал плечами.

- Ничего, пап. Это уже сделано.
Майкл был уверен, что Никита услышал негодование в голосе Адама так же ясно, как и он.
Его сын молчал недолго, очевидно обдумывая предложение отца.

Когда они свернули с автомагистрали в другую сторону, Майкл поднял глаза, Адам сел и выпрямил спину, на его лице появилось расчетливое выражение.

- Хорошо, - громко сказал он,

- Если ты серьезно. Я хочу переехать в подвал.
Майкл с облегчением кивнул, решив проигнорировать намеки на то, что его спальня с Никитой, очевидно, приобрела ауру ужасного места. Он и Адам разговаривали о возможности переезда в подвал и раньше. В то время Майкл все еще встречался с Мари, и она регулярно приходила в гости. Но после того, как эти отношения закончились, их планы реконструкции подвала были отложены на неопределенный срок. Майкл знал, что это не решит всех проблем, но начало было положено.

- Хорошо. Мы не можем сделать это сегодня вечером. Начнем на следующей неделе.

- На этот раз, точно?
Злобный намек в голосе Адама был явным предупреждением, но Майкл не обратил на это внимание. Он заметил вопросительно поднятую бровь Никиты и понял, что необходимо рассказать ей о Мари. Улыбнувшись ей в знак признательности, Майкл ответил Адаму:

Обещаю!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Пятница, 20 марта 2020, 09:01:14

 

#3
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:
Небольшое продолжение :shuffle:
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!!! Следующие главы содержат элементы НС17!!!

- Когда они добрались до дома, Адам, не медля, помчался вверх по лестнице в единственную ванную комнату.

Никита задержалась на улице, для того чтобы перегнать прокатный автомобиль ближе к дому. Когда она вошла со своей сумкой, Адам все еще принимал душ.

Майкл стоял посреди кухни и ждал ее.

Бросив сумку у двери, Никита, не желая больше медлить, вошла прямо в его объятия. Мужчина тут же наклонился, чтобы поцеловать ее. Это был длинный влажный поцелуй с открытым ртом, о котором они оба мечтали последние три часа.

Никита была готова к его прикосновениям, но все же простонала что – то нечленораздельное в тот момент, когда он поднял свои руки вверх под свободным свитером, чтобы обхватить ее грудь. Мужские пальцы быстро нащупали и, жестко собственнически сжали, болезненно натянутые, соски. Она выгнула спину, чтобы крепче прижаться к бесстыжим рукам. Длинные женские пальцы сгребли его волосы, когда он наклонил голову, чтобы ухватиться зубами за ее шею.

Испытывая невероятные ощущения от происходящего, Никита невольно представила, что же будет когда он расстегнет ее джинсы.
Майкл как будто услышал эти мысли.

Он отодвинул ее на шаг назад, затем еще на один, и поймал в ловушку у барной стойки. Решительно раздвинув ее ноги шире своим коленом, придвинулся ближе и расстегнул верхнюю пуговицу, спустив молнию вниз на ее брюках. Скользнув пальцами по верху трусиков, слегка коснулся самого чувствительного места.

Никита тихо застонала от забытого удовольствия и почувствовала его самодовольную улыбку рядом с шеей. Она вздрогнула, когда он потер своей бородой по щеке. Борода была мягче, тоньше и щекотливее, чем она ожидала, Никита не смогла сдержать смех.

Майкл начал отстраняться, а она обняла его за спину сцепив пальцы между лопаток, стараясь удержать рядом.
Он послушно опустил лицо обратно к шее, одновременно поглаживая и настойчиво лаская все открытые участки кожи. Майкл снова поцеловал ее, и его дыхание было на вкус как вино, которое он пил на вечеринке. Его борода и кожа пахли угольным дымом, приготовленной на гриле едой и мылом… смесь этих запахов с его личным ароматом, заставляло ее сердце биться еще чаще. Воспоминания столкнулись с реальностью здесь и сейчас.

Она провела пальцами вниз по линиям мышц спины, чтобы привычно обхватить упругие ягодицы и притянуть его еще ближе, прижав бедра к тяжелой, жесткой длине эрекции.

Не выдержав, Майкл снова сунул ладонь в ее трусики, дразнил и двигался все ниже. Сначала один, а затем два кончика пальцев оказались достаточно глубоко внутри нее. Никита думала, что сгорит или взорвется.

Неконтролируемая страсть завладела обоими и они продолжили бы прямо на кухонном столе, но в чувство их привел Адам, который наконец вышел из ванной. Шаги юноши были намеренно громкими. Тяжело потоптавшись, по скрипучему старому полу над их головами, Адам вошел в свою комнату, резко захлопнул дверь и через несколько секунд раздались громкие звуки популярной песни. Музыка видимо нужна была что заглушить любые нежелательные шумы, а также служила постоянным напоминанием о его присутствии.

Майкл отстранился от нее, и они грустно улыбнулись друг другу. Никита застегнула джинсы и спросила:

- Наверно это будет неловко? Я могу пойти в гостиницу.
- Нет.
Она нахмурилась.

- Нет, это не будет неловко, или, нет, я не должна ехать в гостиницу?
Он провел пальцами по ее губам.

- Ты не пойдешь в гостиницу.
Никита выпрямился, скрестила руки и прищурилась.
Он вздохнул и опустил руку.

- Да. Это будет какое то время неловко, но он привыкнет.

- Что насчет комнаты в подвале?
Майкл кивнул, нежно поглаживая ее плечо.

- Там нужен капитальный ремонт, подвал не достроен.

- Это решит проблему?
Майкл смотрел на свои пальцы, как будто сглаживание ее волос вдоль руки было самой важной задачей в мире.

- - Нет - Он взглянул на нее и улыбнулся. Когда Майкл снова пододвинулся к ней и положил ладонь на ее бедро, Никита не поддалась и заставила себя стоять на месте.

- Но это сделает его немного терпимее.
Никита пристально рассматривала его лицо и позволила неуверенности проявиться в голосе.

- Ты уверен, что это то, что ты хочешь?
Единственный ответ Майкла состоял в том, что он поднес обе ладони к ее лицу и, стараясь удерживать голову неподвижно, принялся целовать, крепко и долго…


… Пока Майкл выпускал собак, проверял двор и закрывал двери, Никита быстро приняла душ, и ждала его обнаженная под простыней. Когда мужчина вошел в спальню, он уронил влажное полотенце на порог и плотно закрыл за собой дверь.
Музыка Адама была настолько громкой, что они могли услышать друг друга, только когда Майкл проскользнул под простыню и оказался совсем рядом. Никита почувствовала его жар до того, как сильная рука скользнула по ее животу вниз.
Девушка вытащила пакет с презервативами.

- Я приготовилась.
Он склонил голову, недоуменно разглядывая ее,

- Обеспокоена тем, где я был?
- Нет - Никита насмешливо нахмурилась,

- Так или иначе. Я давно отказалась от гормональной контрацепции.
Никита открыла рот, чтобы объяснить, но оказалось, что слова ее подготовленной речи неожиданно трудно было произнести вслух. Майкл просто ждал, его взгляд был теплым и понимающим. В ожидании важных слов, он рисовал пальцами на ее животе ленивый узор.
Никита напомнила себе, что им необходимо поговорить, прежде чем они продолжат.

- Я готова вернуть нашу мечту. Хочу жизнь, которую ты мне предложил. Хочу семью, дом, собаку и … детей.
Он тут же протянул руку и вынул коробку из ее руки.

- Тогда зачем их использовать?
Ее сердце подпрыгнуло ко рту, но она все равно заставила себя продолжить:

- У тебя должен быть тот же сон. Ты тоже должен этого хотеть.
Майкл улыбнулся, наполовину скользнув, наполовину потянувшись к ней, убирая презервативы на тумбочку.

Прижав ее к матрасу, так что его губы нависли над ее губами, он проговорил

- Я тоже этого хочу.
Она положила руки ему на грудь, не отталкивая его далеко, но удерживая достаточно на расстоянии чтобы видеть лицо.

- Тебе не нужно принимать такие решения сегодня вечером. Мы можем поговорить об этом, решить позже.
Его взгляд был очень серьезным и открытым, когда он смотрел прямо на нее.

- Ты меня любишь?
- Да. - Она подняла руки и провела кончиками пальцев по его лицу, зная, что слова важны, и что это была правда.

- Да. Я люблю тебя.
Он поцеловал ее пальцы и посмотрел в глаза.

- Тогда я уверен!!!

Каждую минуту дня или ночи, в течение тех месяцев когда Никита покинула Отдел, она беспокоилась, что реальность воссоединения с Майклом не будет соответствовать пылким воспоминаниям или ее мечтам.

В мерцающем свете свечи в его спальне, она поняла, что воспоминаний больше нет, сновидения забыты, а ее реальность рядом с Майклом была похожа на первый раз, только еще лучше с опытом и знаниями, о себе и о нем.

Каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждое произнесенное слово вызывало у нее свирепую и ненасытную потребность в нем.

Никита притягивала его ближе, крепче, глубже, сильнее, и когда ее первый оргазм наконец-то взорвался, она действительно увидела перед глазами звездный дождь.

Что касается Майкла, то он чувствовал себя голодным человеком, который попал на праздник.


Первый раз они уснули задолго до того, как ночное небо начало светлеть, но это было просто затишьем. Глубокий голод и потребность друг в друге, разбудили их обоих на рассвете.

*****

Майкл отодвинул влажный локон волос со лба Никиты, протолкнул ее за ухо, а затем аккуратно пропустил спутанные пряди сквозь пальца. Теперь при свете дня он мог подробно разглядеть ее. Волосы снова были длинными, доставали до середины спины, и очень светлыми, с белыми прожилками. На плечах, груди и спине рассыпались крошечные веснушки.

Он слегка улыбнулся, задаваясь про себя вопросом, сколько времени она провела, дрейфуя от пляжа к пляжу, прежде чем отправилась искать его.

Никита открыла глаза и улыбнулась.

Он тихо проговорил:

- Я случайно проговорился несколько лет назад, и Адам немного знает о нас.
Никита молчала несколько секунд, принимая информацию. Майкл наблюдал за ней, продолжая молча восхищался ощущением ее мышц под кожей, пока он гладил по спине и ждал, пока она заговорит.

Когда она подняла глаза, ее лицо было грустным.

- Он знает что мы были любовниками, пока ты был с его мамой.
Майкл кивнул.
Она вздохнула, и ее голос дрогнул,

- Это злит его ради памяти мамы?
Он покачал головой.

- Отчасти да. Но больше из-за себя. Он уверен что я оставил его и Елену чтобы быть с тобой.
Она криво усмехнулась,

- Это не было соревнованием.
Никита опустила глаза, Майкл потеряв ее взгляд искренне заволновался, потому что хотел знать о чем она думает. Никита перевернулась на бок, спиной к нему, обвила свою лодыжку вокруг его ноги и провела рукой по бедру.

- Я бы любила тебя меньше, если ты тогда не поставил его нужды на первое место.

Майкл задумался, представив что почувствует Адам, если когда-нибудь узнает, что одна из причин, по которой он забрал его и бежал из Европы, это желание Никиты.

Он наклонил голову, чтобы снова поцеловать ее, но Никита опередила его, прижав пальцы к губам.
- Майкл! – ее глаза стали еще больше,

- Мне нужно в ванную. И я голодна.
Он улыбнулся ей.

- Тогда давай позавтракаем.
Ее легкий поцелуй был обещанием. Затем она быстро спустила ноги с кровати и потянулась за одеждой…


… Дверь в комнату Адама все еще была закрыта, когда Майкл спустился на кухню. Как только он включил кофеварку, на кухне появился его сын, держа в руках несколько пачек бумаги.
- Я нашел эскизы, которые мы делали раньше. Думаю, что мы можем их использовать.
Майкл кивнул.

- - Я тоже. Только, - он помедлил ,

- Мы должны включить в них отдельную ванную комнату.

- - Ты серьезно? – усмехнулся Адам

- Это было бы здорово.
Майкл повернулся к холодильнику.

- Что ты хочешь на завтрак?

******
Когда Никита вошла на кухню после душа, который занял у нее достаточно много времени, она увидела, что Адам и Майкл уже позавтракали и увлеченно обсуждают будущий ремонт в подвале. Эскизы были разбросаны по всему кухонному столу.

Никита спокойно собрала тарелки, и отнесла их в раковину.

- Планируете подвал?

- Да, - отозвался Майкл,

- Давай я приготовлю тебе завтрак – он начал подниматься, но Никита жестом остановила его.

- Я могу сама это сделать – она поймала взгляд Адама и кивнула на бумаги,

- Могу я посмотреть?
Адам пожал плечами и неохотно согласился.

Никита заинтересовано взглянула на эскизы.

- Решили сделать ванную комнату. Это замечательно.

Она повернулась к плите собираясь забрать завтрак, который Майкл оставил для нее.
Майкл криво усмехнулся:

- Раньше Николь регулярно переделывала свою квартиру.
- Раньше… - Никита улыбнулся.

- Я делала это постоянно. - Она поймала взгляд Майкла и подмигнула.

- Всегда хорошо иметь причину разрушить стены.

- В подвале нет стен - глухо проговорил Адам,

- Там нечего разрушать…
- Хорошо. Я могу начать со стен здесь.

- Что? – Адам вскочил.
Никита засмеялся.

- Я шучу. У вас, ребята, отличный дом. Я бы ничего не стала менять.


Никита знала, что это было не совсем так.

Она уже изменила все, просто от того что была здесь, а про себя начала уже составлять список вещей, которые действительно должны измениться.

Например старинная железная кровать Майкла, которую необходимо было поменять, на что то более удобное.

Но их дом был действительно хорош. Очень мужской, выдержанный в зеленых и коричневых тонах , но в тоже время привлекательный и уютный.
Адам хмуро смотрел на нее.

- Когда твои вещи попадут сюда, это все изменит.

- Я ушла, не взяв с собой ничего. Так же, как ты и твой отец. Все, что у меня есть сейчас из вещей, это одна сумка и прокатный автомобиль.

Она поймала взгляд Майкла.

- Кстати его надо вернуть в ближайшее время.

- Мы можем вернуть его сегодня, но тебе нужна собственная машина.

- У меня есть немного денег. – согласилась Никита. Это была ложь. У нее было много денег.

- Я думала о покупке подержанной машины, возможно это будет небольшой внедорожник.

- Адам?

Майкл повернулся, чтобы посмотреть на своего сына.

- Хочешь пойти по магазинам?
- С вами, ребята? - Адам изобразил отвращение.

- Благодарю. Но нет.

Он встал и собрал свои эскизы. Неожиданно вспомнив о их планах на день, язвительно заметил,

- Думаю, мы сегодня не пойдем под парусом.
- Мы можем пойти, но чуть позже, - ответил Майкл.
- Я хотел пойти на вечеринку Джейка сегодня вечером, помнишь?
Майкл встал.

- Хорошо. Давайте все сейчас пойдем к пристани. Мы покажем Николь нашу лодку и выйдем на час или два. С машинами можно разобраться завтра или в начале следующей недели.
Адам поморщился.

- Не стоит. В конце концов, я не думаю, что хочу сегодня плыть. Я поеду пообщаюсь с друзьями. Можете подвести меня, когда поедете возвращать ее машину?
Поднеся ко рту чашку с кофе, Никита напомнила себе, что в ее жизни были ситуации намного хуже , чем враждебное отношение испорченного пятнадцатилетнего подростка…
 

#4
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:
Через три недели после прибытия в Миннесоту , Никита вошла в их спальню и закрыла за собой дверь, толкнув ее до щелчка защелки.
Майкл одеваясь, поднял голову.
Никита бросила ему положительный тест на беременность, который он поймал на лету без особых усилий.
- Хорошая работа – объявила она.
Он смотрел на маленькую палочку секунду или две, а затем положив ее на комод, взглянул на нее. Его глаза блестели от удовольствия, а губы медленно растягивались в растерянной улыбке.
- Ты вовремя приехала.
Никита рассмеялась, чувствуя свет от невероятного счастья. Она быстро пересекла комнату, шагнув в его распростертые объятия.
Он крепко обнял ее, что было более обнадеживающим, чем все, что он мог сказать.

- Наверно мы оба этого очень сильно хотели.
- Я знаю. - Никита поцеловала его, сильно, и неожиданно стала признаваться в своих страхах,

- Я уговаривала себя не расстраиваться и не паниковать, даже если бы это заняло год или вообще не получилось .
Он обхватил ее лицо ладонями, внимательно рассматривая.

- Неужели это было бы так ужасно?
Никита коснулась губами его пальцев, и доверчиво прижалась щекой к теплой руке.

- После всего случившегося было бы трудно расстаться с этой мечтой - Она снова поймала его взгляд.

- Но ты и я? Мы выжили, Майкл. Мы бы прошли через это.
- Прости, за поведение Адама ...
Она поцеловала его, отрезав.

- Долгое время он получал все твое внимание. Я ожидала, что будет трудно…


… За прошедшие недели Никита поняла что глупо было надеяться, что будет легко, и тот открытый, ласковый, маленький мальчик из ее памяти будет любить ее как в прошлом. Из – за разочарования в реальности происходящего у нее проявилось чувство вины.

Никита все делала чтобы попытаться добиться прогресса в завоевании дружбы Адама.

Никита взяла на себя основной контроль за работами по реконструкции подвала.

Майкл воспользовался своими связями и нашел всех необходимых мастеров, плотников, сантехников и электриков. Но он и Адам каждый день ходили на работу, а затем были тренировки по футболу.

Никита оставалась в доме за главную.

Это означало, что каждый вечер она показывала Адаму что было сделано в течение дня, и искренне верила, что удовольствие которое появлялось на его лице было настоящим.

Работы шли достаточно быстро, и они надеялись, что его спальня, будет готова до первого дня нового учебного года.

Проект расширился, они решили переделать весь подвал, а не только спальню и ванную комнату.

Одно привело к другому.

Небольшой кухонный стол едва вмещал трех человек за завтраком, и места для большего не было. Половины пространства стола занимали ноутбуки, принтер и стопки разной бумаги. Чтобы исправить это, необходимо было спроектировать рабочий кабинет. Адам предложил переделать свою старую комнату, но Никита вместо этого предложила подвальный офис, и Майкл быстро согласился.

Прежде чем Адам успел задать какие-то вопросы о судьбе своей старой спальни, Никита выдвинула идею сделать в подвале отдельную зону развлечений. Перспектива того, что телевизор, приставка, и другие электронный игрушки будут иметь свое постоянное место было слишком воодушевляющим для Адама, и он забыл все свои вопросы о маленькой спальне наверху…

Никита также считала, что о набрала очки с Адамом при выборе машины.

У Майкла было много работы и удалось отправиться за покупкой машины, только через пару недель.

Адам пошел с ними, привлеченный обещанием пообедать в любимом ресторане.

Пока Майкл и Никита ходили по линии небольших внедорожников, Адам рассматривал спортивные автомобили. Ему оставалось три месяца до шестнадцатилетия и временных водительских прав.

Внедорожник Майкла был с автоматической коробкой передач, а из разговоров Никита поняла, что Адам, насмотревшись фильмов про гонщиков, думал о механической трансмиссии.

После быстрого невербального общения с Майклом они переключились на просмотр универсалов и гибридов с полным приводом, и ручным переключением.


Никита сама вывезла Адама, чтобы научить его пользоваться переключением передач и сцеплением. Он был искренне удивлен, неожиданно узнав, что именно Майкл научил ее водить машину. Никита поняла что совершила ошибку, проговорившись об этом, когда стало очевидно что Майкл не рассказывал Адаму, как давно они знают друг друга.

После этого она более тщательно следила за любыми случайными ссылками на свое прошлое с Майклом, что оказалось проще, чем она ожидала, поскольку Адам демонстративно отказался задавать ей любые вопросы.

Однако каждый маленький шаг вперед, казалось, тут же возвращался назад.


Обычно Адам был тихим и вежливым, как его отец,

но использовал любую возможность, чтобы отодвинуть ее в сторону не давая принимать участие в делах, которых привык наслаждаться исключительно с Майклом.


Адам становился все более изобретательнее в поиске способов убрать Никиту на второй план.

В самые первые выходные ему удалось перевести разговор на религиозную тему, и когда Никита спокойно сказала что она атеистка, он с триумфом объявил, что в таком случае она не присоединится к их католическому приходу. Но девушка была полна решимости уважать их участие в любом сообществе, которое они создали для себя. Майкл вмешался и мягко сказал Адаму, что он, Майкл, тоже атеист, а их поездки в церковь часть прикрытия чтобы не выделяться из массы местных жителей.

- Хорошо! Будь на ее стороне! – громко возмутившись, подросток выбежал из комнаты.

Никита не поехала с ними на воскресную мессу.

Когда она захотела отправится с ними на яхте, сказав Майклу:

- Я действительно соскучилась по парусному спорту. Ни разу не была на яхте с тех пор, как ты ушел.

Адам ошарашенно уставился на своего отца, а затем воскликнул:

- Боже мой! Ты купил лодку из-за нее, не так ли?! - а затем выбежал из комнаты…

… На вторые выходные после ее приезда, Никита предложила пойти послушать живую музыку. Адам сжал губы и заверил, что у него есть дела поважнее.

Но на следующий день за завтраком, когда он узнал, что Никита и Майкл за вечер побывали в нескольких барах в самом сердце нового музыкального квартала и слушали местные популярные группы, он нахмурился, надулся, и объявил:

- Я не знал, что вы собираетесь слушать классную музыку! Спасибо, что сказали мне! - и …. выбежал из комнаты…

… Он даже не стал обсуждать с ними ночной поход в додзё, просто уставился в немом ужасе перед тем, как убежать.

Итак, она и Майкл отправились в плавание, пошли слушать музыку и тренировались в додзё без Адама.

Что было здорово для нее и Майкла.

Это дало им время побыть наедине, поговорить, начать восполнять все, что произошло за эти годы.

Они наслаждались пребыванием в этом месте и времени, когда им не нужно было защищать свою любовь или скрывать свою привязанность. Это также дало им возможность вспомнить и поговорить о том что их раздражало,

но Майкл упрямо отказывался говорить о поведении Адама, предпочитая держать в себе разочарование, раздражение и вину.

Они пришли к общему решению не сообщать Адаму о ее беременности, пока не убедятся что все идет хорошо, и чтобы дать ему время смириться с первым витком перемен в жизни.

*****

Адам переехал в с новую спальню в выходные перед началом десятого класса. Стены комнаты были ярко-синего цвета, подчеркивая светло-светлое деревянное покрытие новой мебели, а также его рамы с принтами и постеры на стенах.


Той ночью было огромным облегчением залезть в новую постель, не включая музыку.

В действительности Адам не любил шуметь по ночам, ему было трудно спать. Но он знал что его папа и Никита изображали сумасшедших обезьян в комнате напротив, и боялся что мог случайно услышать их, поэтому предпочитал слушать громкую музыку.

Теперь он мог наслаждаться знакомыми тихими ночными звуками.

Ветер в соснах на заднем дворе, древесные лягушки, ночные птицы, стук когтей собак по полу кухни, где они спали, это были любимые звуки, которые дарили чувство спокойствия и безопасности.

Поскольку у него появилось время в тишине и покое, здесь, в новой комнате, он смог задуматься о головокружительных изменениях произошедших за последний месяц.

Появление самой горячей и красивой женщины, которую он когда-либо видел в реальной жизни, полностью разрушило их привычный уклад.

Это в полной мере объясняло, почему отец на самом деле был не расстроен из-за того, что Мари бросила его.

Мари была достаточно хороша, но в ней ничего не было от Никиты.

Никита была высокая, чуть ниже его отца, и, к полному раздражению Адама немного выше его. Стройная спортивная блондинка с огромными голубыми глазами.

Он наблюдал, как возвращаясь с пробежки она делала четыре сета по пятьдесят приседаний и столько же отжиманий, не сбив дыхание.
У него было сильное предчувствие, что, если он пойдет на одну из их поздних ночных сессий в додзё, Никита надерет ему задницу, без проблем. Он не был готов к этому, поэтому отказывался ходить на тренировки.

Все это было достаточно сложно воспринимать, но хуже всего, были феромоны, летающие по дому.
Вокруг Никиты и его папы постоянно был устойчивый запах секса.
Конечно, не в буквальном смысле, его отец был слишком вежлив для всего этого, и Никита тоже была очень осторожна. Но в переносном смысле, Адам знал что они это делали и очень часто. В результате он чувствовал себя постоянно наполовину твердым, когда был рядом с ними. Ему постоянно казалось что они делают это за его спиной.

Пытаясь сохранить некоторую способность контролировать себя, Адаму пришлось собственной рукой решать проблему своего бушующего тестостерона, так часто что он чуть не вывихнул локоть.
Если бы его подруга Таша была в городе, возможно, она смогла бы ему помочь, но девушка уехала с семьей, до начала школьных занятий.
Они начали заниматься сексом весной, но как только школа закрылась на лето, и он проводил большую часть времени со отцом, у них возникли проблемы с поиском времени и места, чтобы раздеться. Поэтому пришлось довольствоваться поцелуями в машинах друзей.

Адам знал, что его Отец и Никита действительно любят друг друга.
Любой дурак мог это увидеть.
Это было во всем, в их делах, общении. В том как они разговаривали без слов, как случайно или намеренно касались кончиками пальцев друг друга.

Он знал, что в глубине души, рад за отца. Даже когда у него была постоянная подруга, Майкл был одинок. Адам видел и знал это и чувствовал себя немного виноватым из-за того, что Майкл отказался от жизни, которая у него была раньше.
Его отец был классным, и он заслужил шанс влюбиться в великолепную женщину, которая безумно любила его в ответ. А Никита был крутая. Такая же крутая, как и его папа.
Но все это было слишком круто для комфорта.

Адам не мог отказаться от своей обиды, зная что Никита была другой женщиной. Юношу злило что Майкл выбрал ее, а не его Маму. То, что Елена была мертва уже почти десять лет, и он едва мог ее вспомнить, не имело никакого значения. Он помнил слезы своей матери, те месяцы одиночества между ее смертью и появлением отца. Адам решил для себя что имеет полное право ненавидеть их за то, что они сделали.

Единственным положительным моментом в ситуации, была отдельная комната в подвале…

****

Адам прочистил горло, вспомнил о своей смелости и решительно проговорил:

- Так, папа. Как долго Николь собирается оставаться с нами?
Его отец закончил обводку, над которой он работал, прежде чем повернулся к Адаму.

Они красили столовую в причудливой квартире в одном из кварталов в центре города. Занятия в школе начинались на следующий день, но из – за того что нанятые на лето студенты колледжа уже уехали на осенний семестр, Адаму пришлось помогать отцу этим утром.
- Почему ты спрашиваешь?

- Хочу знать – просто ответил юноша про себя подумав что имеет полное право задавать такие вопросы, ведь Никита пришла и испортила их жизнь, и он действительно хочет, чтобы она ушла.

- У нас нет официального плана или соглашения. Но, Николь и я, мы долго ждали, чтобы быть вместе. Я надеюсь что она будет рядом со мной до конца жизни.
- Просто так?
- Не просто. Это результат многолетних размышлений и планирования.
- Похоже меня в этих планах не было.
- Ты был ребенком. И дело не в тебе.
- Значит, мое мнение вообще не имеет значения?
- Твое мнение? … Нет.

Эти спокойные слова привели юношу в бешенство.
Прежде чем Адам успел что-то сказать, его отец продолжил.

- Твоя безопасность всегда была в приоритете. И сейчас тоже. Но твое мнение о моих отношениях с Николь не имеет значения.
Адам задохнулся от собственных негативных эмоций, он ненавидел даже то, как отец всегда так осторожно использовал ее новое имя, и очень злился, если его сын забывал.
Майкл проигнорировал эти эмоции и продолжил.

- Я надеялся, что ты не будешь таким враждебным. Когда ты был маленькими, она тебе очень нравилась. Никита к тебе действительно хорошо относится.

Выражение его лица сменилось с серьезного на резкое и неодобрительное.

- Даже сейчас, когда ты не даешь ей особого повода.
- Она не моя мама.
- Нет. – Майкл нахмурился.

- Она и не пытается ей быть.
- И мне не нужно делать то, что она говорит
Резкость в глазах его отца стала жестокой и, в то же время, ужасающей.

- Если твоя безопасность когда-нибудь будет поставлена ​​на карту, ты будешь делать именно то, что она говорит. Без вопросов и колебаний.
Адам почувствовал, как у него отвисла челюсть от силы слов отца. Прежде чем он смог собраться и ответить, его отец продолжил.
- А если честно - тут его отец быстро улыбнулся, и Адам был уверен, что в его глазах появилась насмешка,

- Я не могу себе представить, что она будет настолько глупой, чтобы говорить тебе что делать…
Адам чувствовал себя, как обиженный одиннадцатилетний мальчик. Повернувшись к своему подносу с краской, он сказал вслух:

- Я планирую провести сегодняшний вечер с Ташей…


******

… - Хочешь поехать? - Никита подняла ключи от машины и улыбнулась Адаму,

После семейного обеда на который они пригласили Ташу, они вышли из ресторана вчетвером.

Лицо Адама загорелось.

- Правда?
- Ты получил документы?
- Да!
- Лови…
Никита бросила Адаму ключи, затем повернулся, чтобы поймать взгляд Майкла, и счастливо улыбнулась ему. Мужчина улыбнулся в ответ, проглотив вспышку негодования из –за того что она не посоветовалась с ним. Он напомнил себе, что хочет, чтобы отношения Никиты и Адама переросли во что-то позитивное для них обоих.


Майклу почти удалось подавить обиду, когда они дошли до машины Никиты. Но ему пришлось снова сдерживать свое возмущение, когда стало понятно, что Адам и Никита оба предполагали, что он поедет на заднем сиденье рядом с Ташей.

Майкл был вынужден вновь гасить негатив в улыбке, внутренне ругая себя за то что он реагирует на ситуацию как капризный подросток. В это время другой такой же «вспыльчивый малолетка», глупо улыбаясь сел на место водителя и начал добросовестно и аккуратно регулировать сиденье и зеркала.

Автомобиль заглох только один раз, когда Адам впервые включил зажигание, а после этого немного дергался при переключении передач. В целом для новичка он ехал довольно хорошо.
Майкл чтобы отвлечься дружелюбно взглянул на Ташу. Зная, что ей тоже скоро исполнится шестнадцать лет он спросил:

- Ты начала водить машину?
Она ответила ему нервной улыбкой.

- Совсем немного. Этим летом в деревне.
Таша опустила глаза, вероятно, надеясь, что он не задаст ей больше вопросов. Она всегда была нервной и молчаливой рядом с отцом своего парня.

Майкл надеялся что присутствие Никиты поможет девушке расслабиться, чтобы он мог наконец понять, что Адаму нравится в ней. Не то чтобы она была непривлекательной, просто в его присутствии Таша обычно смущенно молчала, и казалось, что у нее вообще нет личности.

Адам утверждал, что его девушка веселая яркая отличница. Таша действительно была хорошенькая, миниатюрная и соблазнительная с темными вьющимися волосами и розовыми щеками. Она вполне могла выступать в команде болельщиц, но вместо этого занималась теннисом. Прошлой весной Адаму удалось затащить отца на один из ее турниров. Майкл отметил про себя , что девушка была сильно сосредоточенна на игре и ей нравилось побеждать.


…За поздним ланчем после футбольного матча Адама Никите удалось наконец разговорить Ташу, найдя общую тему о достоинствах различных модных линий знаменитостей-дизайнеров, начиная с звезды тенниса Серены Уильямс. Адам с удовольствием поддержал разговор. Но вот Майкл не принимал участие в общении, он не интересовался теннисом и модными линиями спортсменов. Все что мужчина делал это смотрел, вежливо улыбался и старался смеяться в подходящие моменты…


… Когда они вернулись в дом, Адам со счастливой улыбкой вернул ключи Никите.

- Спасибо.
- Ты готов ехать. Теперь все, что тебе нужно, это практика.
- Я имею в виду, спасибо что ты так хорошо разговаривала с Ташей. Обычно это немного неловко, она, папа и я. Она не занимается охотой, футболом или чем-то подобным, поэтому нам трудно было найти, о чем поговорить. То что рядом есть еще одна девушка, которая может пообщаться по всем этим девчачьим вещам. - Адам наклонил голову и немного смущенно закатил глаза, - Это круто.

Никита улыбнулась, одной из своих самых красивых улыбок.

- Нет проблем. - Она бросила свою куртку и сумку на кухонный стул.

- Я провела много время на солнце и устала. Пойду прилягу ненадолго…

… Когда Майкл, чуть позже, последовал за ней наверх, он увидел, что Никита не спит, уставившись в потолок пустым взглядом, который ему был очень хорошо знаком.

Опустившись на край их новой большой кровати, он протянул руку чтобы убрать волосы с ее лба.

- Что случилось, Никита?
- Ты когда - нибудь теряешь ориентацию, живя так, после… - она сделала паузу,

- Того как мы жили раньше…?

- Поначалу это было постоянно - он продолжал гладить ее по лбу, зная что головные боли снова беспокоят ее, но Никита упрямо не хотела принимать какие-либо таблетки.

- Единственным настоящим лекарством оказалось время. Постепенно эта жизнь перестает казаться такой странной и становится «реальной», а прошлое больше походит на сон.
- Кажется, тебе здесь так уютно - она закрыла глаза и подвинулась ближе к нему, что он воспринял это как знак, чтобы продолжать гладить ее лоб.

- Как будто ты всегда здесь был.
- Но сегодня я должен был напомнить себе, что не стоит так ломать характер.
Ее глаза широко открылись.

- Что?
- Я думаю, что линия моды Серены Уильямс уродлива даже для нее.
Никита фыркнула от смеха.

- Иногда ты можешь быть таким «французом»
- Я не хочу использовать ни одну технику, которую знаю, чтобы сделать девушку менее зажатой, а это значит, что подруга моего сына в моем присутствии будет продолжать себя вести как стеснительная дурочка.
Никита успокаивающе погладила его по бедру.

- Ты страшный человек, Майкл. Гораздо менее страшный, чем был раньше, но все же.

- Поверь станет легче, но прошлое никуда не уйдет.
- Думаю у меня просто слишком много надежд

Никита погрустнела. Перепады ее настроения пугали Майкла.

- Закрой глаза и поспи. Тебе станет лучше, когда ты отдохнешь.

- Ляжешь со мной?
Майкл улыбнулся и охотно сбросил ботинки.

*****

Никита проснулась одна в сумерках, голова кружилась, а во рту пересохло. Она потянулась под одеялом, улыбаясь ощущению простыней скользящих по ее обнаженной коже.


На днях им с Майклом предстоял серьезный разговор, в котором она хотела объяснить ему, что если она иногда грустит или волнуется, вовсе не означает, что она собирается уйти от него.


В последнее время единственным действенным успокоительным для них обоих был самый древний способ.

Конечно ей нравилось яростно целовать его, расстегивать ширинку, обхватывать пальцами твердость и поглаживать до тех пор, пока он не начинал беспомощно толкаться в ее руку, одновременно пытаясь стянуть с нее одежду. Это был безумно приятный удовлетворяющий способ прогонять страх из его глаз.


Майкл действительно боялся потерять ее.


Ее тело, принимая новшество, было в постоянном напряжении. Никита чувствовала возбуждение больше, чем когда-либо. Если бы она была вольна устроить свое расписание так, как считала нужным, то в ее распорядке дня были бы только сон, еда и секс.

Такую программу, Майкл с удовольствием бы одобрил и это возможно помогло справиться с его страхами.

Но это было не уместно, учитывая распорядок дня, который они с Адамом уже установили до ее появления.

Сложный, но важный разговор должен был состояться.



Когда Никита спустилась вниз, свет был выключен, и дом казался пустым, но, услышав шум, она спустилась в подвал где нашла Адама играющего в компьютерную игру.
- Эй…

Адам не оторвал взгляда от своей игры, но, отозвался.
- Эй…
-Твой отец здесь?
-Я думаю, он пошел в магазин.
- О. О,кей. Ты голоден?
- Он купит еду на вынос.
- Ты так думаешь? Или ты знаешь?- вопрос вырвался прежде, чем она смогла остановить его. Никита внутренне съежилась от того, как сильно ее тон походил на прежнее Оперативное "я".
Адам оторвался от своей игры, явно пораженный и смущенный ее жестким вопросом.
-Я знаю. У нас будет китайский ужин.
Никита широко улыбнулся, понимая, что это была искусственная улыбка, но надеясь, что она выглядела настоящей.
- Я проголодалась.
К ее удивлению, Адам улыбнулся в ответ.
-Я тоже.
-Не хочешь подняться наверх и помочь мне накрыть на стол?
- Конечно.- Адам отодвинулся от компьютер и встал, и Никита приказала себе не удивляться происходящему…


… Выкладывая на стол тарелки, Адам спросил искусственно небрежным тоном:

- Итак, что ты думаешь о Таше?

Никита помедлила и ответила правду,

-Я думаю, что она хорошая. Умная, веселая и, - она усмехнулся,

- Очень красивая!

Адам выглядел довольным,
- Папе она не нравится.

Никита поспешно открыл ящик со столовым серебром, чтобы ей было куда смотреть. Предупредительная вспышка, которую только что послал Адам, вызвала у нее желание рассмеяться.

- Думаю что это не так. Он просто что не очень хорошо ее знает.

- Он почти не разговаривает с ней, а она нервничает рядом с ним.
Никита не хотела выгораживать Майкла перед Адамом, потому что на самом деле считала, что тот ведет себя немного глупо в отношении подружки сына. Но она ни в коем случае не желала пытаться снискать расположение Адама, критикуя его отца.
- Твой папа знает, что в его присутствии Таша нервничает, и он тоже чувствует себя неловко рядом с ней, из – за этого становится каменным и молчаливым.

Адам фыркнул:

- Да, без шуток!

Стол был накрыт к ужину. Юноша прислонился к стойке, скрестив руки на груди и скрестив лодыжки, очень похожий на своего отца.

- Он всегда был таким?

Никита пожал плечами и кивнул.
- С тех пор, как я его знаю.
Адам склонил голову набок, пронзительно глядя на нее.
- Так он и правда был твоим первым боссом?
Никита изо всех сил старалась не обращать внимания на то, как близко подобрались предупредительные вспышки, чувствуя, что общение, которое предлагал Адам, стоило потепления.
Она сказала:
- Да это правда!
- Роман на рабочем месте?

Она опустилась на кухонный стул и оперлась локтями о стол.

-Что-то вроде этого.

-А почему ты не знала, что он женат?

Никита никак не мог решить, была ли жесткая нотка в его тоне обвинением или вызовом. Она смутилась.

- Несмотря на то что мы думали, что знаем друг друга, оказывается были большие пробелы. Для нас обоих.

Адам не принял приглашение перевести разговор на то, что его отец не знал о ней.

- Итак, ты была знакома с моей мамой, - продолжал юноша.

-Да, мы были знакомы,
Про себя Никита задавалась вопросом, действительно ли Майкл рассказал Адаму об этом или хитрый подросток хотел получить больше информации о Елене.
- Она была действительно особенной женщиной, твоя мама.
-А какой она была? Я знаю, что ты с ней встречалась, и папа рассказал мне, что она тебе нравилась, а ты ей тоже.

Никита не думала, что Адам был достаточно хитер, чтобы выдумать такую ложь, поэтому она ответила:

- Да. Она мне действительно нравилась. Очень - Она улыбнулась, вспоминая Елену и то время, когда она в первый раз увидела ее.

-Я думаю, все те кто знали, любили ее. Она была ... - Никита замолчала, пытаясь подобрать нужные слова.

- Светлой. Она была невероятно светлым человеком.

Адам молча переваривал услышанное.

- Ты очень на нее похож, - продолжила она.

- Ты ведь это знаешь, правда?

- Ну , я действительно не похож на своего отца.

Рассматривая загорелого темноволосого юношу, одетого в копию подросткового тела Майкла, это замечание Никите показалось очень забавным. Она слегка усмехнулась, когда сказала:

- Похож. У тебя папино телосложение, но мамины челюсти и скулы. И ее цвет лица.

- Тогда почему все ее любили, но не мой отец?

- Адам. Он действительно любил ее. Очень сильно.

- Но она не была его Единственной, а Ты …

Это было уже серьезное предупреждение, Никита понял, что пора заканчивать разговор.

-Знаешь, Адам, мне очень неудобно говорить на эту тему, потому что я не думаю, что могу отвечать на эти вопросы. Ты должен спросить своего отца.

Адам развел руками:

- Он как всегда ответит вопросом на вопрос?

Ухватившись за возможность сменить тему разговора, Никита усмехнулась и сказал:

- Это ужасная привычка, не так ли? Он смотрит на тебя сверху вниз, когда говорит,

Она понизила голос, подражая слегка акцентированному английскому Майкла,

- Почему ты спрашиваешь?

Своим собственным голосом она продолжила,

- Раньше это сводило меня с ума.

Адам отскочил от стойки и принялся кружить по маленькой кухне, размахивая на ходу руками.

-Раньше? Он делал это сегодня во время обеда! Это выводит меня из себя, черт возьми, прямо сейчас!

Никита снова усмехнулась и пожала плечами.

- Ну, всегда есть "взгляд через плечо", пока он решает, слишком ли глуп вопрос, и стоит ли на него отвечать.

Адам рассмеялся вслух и воскликнул :

- А еще , когда он подносит руку к губам.

Он сложил руки на груди и точно спародировал великолепную и жуткую мимику Майкла. Никита не удержалась от смеха.

- А когда он делает этот маленький разочарованный вздох и опускает плечи, прежде ответить, - добавила она, изображая все так, как описала.

Адам закатил глаза и энергично закивал, смеясь еще сильнее,

- Очень похоже!

-Что тут такого смешного?

Вопрос Майкла, когда он вошел с пакетами еды, вызвал у Адама и Никиты новый взрыв смеха.
*****


 

#5
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:
Майкл был искренне счастлив, когда вошел и увидел что Никита, и Адам, смеются, даже если они смеялись над ним.
Последующие выходные были настолько хорошими, что он стал надеяться, что, возможно, они переступили какую то психологическую черту, и с этого момента все станет легче для всех.

Но уже через неделю его настигло жесткое разочарование.

В следующий вторник он начал обсуждать с Никитой, что пора вытащить лодку из воды на зимний сезон. В их разговор неожиданно вмешался Адам, спросив:

- А моя Мама любила плавать?

Это на мгновение поставило Майкла в тупик, потому он понял, что понятия не имеет, любила ли Елена плавать. Это не было частью ее истории и их совместной жизни. Майкл ответил неопределенно, и увидел разочарование на лице Адама.

Вместо того, чтобы оставить это, Адам продолжал задавать вопросы.

Любила ли Елена кататься на лыжах…

или охотиться…

или ходить в походы…

или на каноэ…

или на рыбалку…

каким видом спорта она занималась…

Настоящая правда была в том, что Елене не нравились все эти вещи.

Адам слушая ответы отца, все больше сжимал кулаки.

- А что же моя мать любила делать?
Майкл ответил слишком быстро.

- Ей нравилось ходить по магазинам.
Майкл понял, что сказал это слишком легкомысленно, и попытался спасти момент, объяснив что он имел в виду. Елене нравились антикварные магазины, блошиные рынки. Она любила охотиться за уникальным, редким и красивым вещами. Любила приносить свои находки домой, чистить и ремонтировать их.
Адам понял все по своему:
- Так что? У вас двоих не было ничего общего…

… Майкл пытался исправить ситуацию, рассказав Адаму, что Елена любила классическую музыку и что ей нравилось слушать, как он играет на виолончели для нее, а потом и для Адама. Он напомнил сыну, что Мама сама играла на скрипке. Адам прекратил играть на скрипке год назад, когда его учитель ушел на пенсию.
Майкл предложил найти нового учителя и начать снова играть. Адам с безразличием пожал плечами и объявил, что больше не интересуется классической музыкой, и, кроме того, это, вероятно, только усугубит головную боль Николь.

Когда Майкл рассказал об этом Никите, она грустно рассмеялась и напомнила ему не рассказывать Адаму, что Майкл и для нее когда-то играл на виолончели.
И это всегда была отличная прелюдия.

… На следующих выходных Майкл пригласил Адама отправиться в короткую ночную охотничью поездку, вдвоем. Они должны были уехать сразу после субботней футбольной игры и возвратиться в воскресенье днем.
Адам ответил совершенно без энтузиазма
- Да конечно… что угодно…

… Во время поездки из города, когда они бродили пешком по лесу в поисках птиц, и когда они сидели у вечернего огня, Майкл из всех сил старался отвлечь Адама, пытаясь вернуть их долгие, непринужденные разговоры. Адам был замкнут в своих мыслях, поэтому, в отчаянной попытке установить хоть какой-то контакт с сыном, Майкл предложил ему задавать любые вопросы о матери и пообещал ответить как можно правдивее. Адам принял предложение, сначала неохотно, но потом с большим энтузиазмом и интересом, поскольку Майкл честно старался вспомнить подробности о времени проведенном с Еленой.


Можно очень долго восхвалять чьи-то замечательные качества, пока разговор не станет скучным. Майкл знал, что из-за чувства вины он идеализировал большую часть своих собственных воспоминаний об Елене.
Ему было неловко осознавать, что он нарисовал картину женщины, от которой ни один здравомыслящий мужчина никогда не откажется. Острые вопросы Адама давали понять, что он это понимал.


Майкл вспомнил что иногда Елена оставляла его в шоке из-за своих случайных высказываний. По ее мнению любой, кто столкнулся с трудностями в жизни, заслужил их, сделав неудачный выбор, и что, если бы они просто сделали лучший выбор, могли бы жить легкой и комфортной жизнью как и она. Елена была искренне доброжелательна ко всем, и, возможно, непреднамеренно, но также искренне покровительствовала и снисходительно относилась к тем кто был менее обеспечен, чем она. А это было, подавляющее большинство людей на планете. Майкл находил это отношение непостижимым и глубоко оскорбительным. Но он никогда не осмеливался даже заговорить с ней на эту тему. Елена была совершенно не осведомлена о жестоком прошлом Майкла и как политически - консервативное дитя иранского изгнания, была бы наверняка в ужасе и гневе, если узнала об этом. Он не мог говорить с ней о вещах, в которые верил, побаиваясь старых устоев покрытых коркой цинизма.
Он также не был готов рассказать о своем прошлом Адаму. А в память о Елене было некрасиво поднимать эту тему сейчас, когда она никак не могла говорить от своего имени.
Лучшее, что он мог сделать, это улыбнуться, и сказать:

- Ну, она была немного снобом.

Они говорили о матери Елены, бабушке Адама, о важности их иранского наследия, о роли, которую сыграла в их жизни богатая Парижская община иранских эмигрантов.

Адам, казалось, очень заинтересовался этой историей, так как она была новой для него, поэтому Майкл сломал свой мозг и рассказал все что помнил, стараясь продемонстрировать, насколько важна эта часть личности Елены. Он действительно наслаждался тем, что Адам с интересом слушал о запутанной истории иранской политики двадцатого века, и обо всем что было важно для иранской общины, об образовании, утонченности, путешествиях, моде, иранском и персидском искусстве, музыке и кулинарных традициях.


Когда они возвращались домой, Майкл чувствовал себя лучше, до тех пор пока Адам не спросил:

- Ты бросил мою маму, потому что она не была белой?

- Что? - Майкл развернулся, чтобы посмотреть на Адама, и чуть не съехал с дороги.

- Нет!
- Я имею в виду, что ты оставил ее ради блондинки высотой в шесть футов с голубыми глазами и ногами длиной в милю.
Майкл не сразу нашелся что сказать,

- Никита не шесть футов ростом – это была мизерная защита против обвинения Адама, но он заставил себя успокоится и ответить.

- - Ты спрашиваешь меня, держался ли я подальше от твоей мамы, не потому что хотел защитить ее и тебя, а потому, что я росист?
- А это так?
Майкл молчал, а Адам наступал,
- Папа?
Майкл смотрел на шоссе перед собой и отчаянно пытался выяснить, как справиться с новой линией атаки, проклиная себя за то, что не предвидел возможности этого.
Просто ему не могло прийти в голову, что Адам будет интерпретировать всю информацию, которую он рассказал ему за последние двадцать четыре часа, как признак того, что Майкл считал, что богатая, привилегированная, искушенная Елена, не была достаточно белой.
Майкл нашел единственным возможным способом выхода из ситуации. Он отказался отвечать вообще.
- Папа?
Майкл включил радио.
- Ага - Адам зло усмехнулся,

- Я знал что твой ответ будет именно таким.
Всю дорогу они ехали в гневном молчании. Майкл вздохнул с облегчением, когда они, наконец были возле дома.
- Адам – тихо проговорил он.

- Да.

- Я любил твою мать и оставил вас двоих не по собственной воле. Либо ты веришь мне, либо нет. Больше я ничего не могу сказать.
Адам пристально посмотрел на него и рывком распахнул дверцу машины. Прежде захлопнуть ее, он сказал:

- Хорошо.
Майкл выпустил собак из багажника затем последовал за Адамом. Он услышал радостный голос Никиты, которая, встречала их в очень хорошем настроении.

- Можешь спуститься в подвал, посмотреть что я сделала пока вас не было

Увидев Майкла, она улыбнулась:

- Ты тоже! Пойдем посмотрим…


Стены офиса были выравнены и загрунтованы, еще на прошлой неделе, ванная тоже была закончена. Осталось только покрасить и обставить комнату.

Майкл последовал за ними, и увидел что за выходные Никита покрасила стены пространства в глубокий теплый красный цвет и держала в руках две большие напольные подушки, обе были украшены персидским орнаментом.

- Как ты думаешь?
Адам скрестил на груди руки и впился в нее злым взглядом.
Счастливая улыбка Никиты потускнела.

- Адам? Что случилось?

- Не могу поверить, что ты превратила мою мать в тему для украшения.
Майкл почувствовал, как холодное предчувствие пробежало по его венам, когда Никита в замешательстве покачала головой и положила подушки на пол. Она встала широко расставив ноги, заняв стойку «сражайся или беги» которую он хорошо знал со времен их пребывания в Отделе.

- Прошу прощения?
Адам холодно продолжил.

- - Ты думаешь это все исправит? Немного красной краски и несколько персидских подушек, и Адам забудет, что мы убили его маму?
Никита подняла руки, как будто она отразила слова подростка, ее собственные глаза загорелись защитным гневом.
- Адам …

Тот с презрением оборвал ее,

- Ты думала, что я буду трогательно благодарен за то, что ты помнишь мою маму, и как бы неуважительно это не звучало, мне будет все равно, что ты чертова шлюха, которая приехала в ее дом и украла ее мужа.

- Адам! - рявкнул Майкл.
Его сын повернулся к нему, его лицо застыло, а глаза потемнели от ярости.

- Ах, да, конечно. Я забыл Это были злобные террористы, которые заставили тебя бросить свою смуглую персидскую жену и сбежать с белокурой скандинавской секс-богиней.

Гробовая ярость всех этих лет вырвалась из него так быстро, что Майкл ударил сына по лицу, прежде чем тот успел еще что – то сказать.
Адам медленно выпрямился и поднял руку к щеке. Его взгляд был издевательски артистичным.

- Да. Это наглядно показывает мне, как сильно ты любил мою маму.
Майкл смотрел на Адама, пока тот не сломался и не опустил глаза, затем резко повернулся и вышел из дома.

*******

Никита сидела в столовой, потягивая горячую воду с лимоном и , мечтая чтобы это был скотч.

«Они должны были это предвидеть», подумала она. Адам много раз намекал на то, что был сильно обеспокоен тем, что считал предательством Майкла по отношению к его матери, и, что более важно, хотя и менее открыто, он боялся, что Майкл предаст и бросит его тоже. То, что Адам полностью неправильно понял природу и масштаб предательства Майкла по отношению к Елене, было горькой иронией, как напоминание обо всем, что она ненавидела. Жизнь в Отделе была полна таких ироний. Истина искривлялась настолько, чтобы быть ложью. В эту ложь замешивали достаточное количество правды, и это была горючая кислотная смесь.
Теперь ей оставалось только сидеть и ждать. Свет в столовой был выключен, и она хорошо видела свет от окна спальни Адама. Она была уверена, что заметит, если тот попытается бежать в ту сторону. А скрипучая лестница, шумный засов и собаки помогут услышать, если он попытается выскользнуть из дверей кухни.
Как оказалось, он не сделал ни того ни другого. Вместо этого Адам медленно поднялся по лестнице и бесшумно завис в дверном проеме между кухней и столовой.
- Да? - Спросила она.
- Куда он ушел?
- Я не знаю.
- О! - Адам помолчал , прежде чем сказал,

- Я думал, что он уже позвонил тебе.
- Нет .
Адам сунул руки в карманы.

- - Раньше я никогда не злил его так сильно.
Никита опустила взгляд на свои ладони, обхватившие остывшую кружку.

- - Я да!

Она содрогнулась от воспоминании о крови под глазом Майкла, надеясь, что темнота скрыла выражение ее лица.

- Он справится.

Никита снова посмотрела на Адама. Она слышала слабые ноты беспокойства и страха в его голосе, несмотря на то, что он пытался скрыть, изображая холодное безразличие.

Она сказала:

- Он вернется до утра.

- Да?

- Здесь все, кого он любит в этом мире.
Адам пожал плечами. После долгой паузы он сказал:

- Я бы хотел, чтобы ты никогда не приходила.
Для Никиты он звучал чуть более задумчиво, чем обиженно, хотя это было близко к истине, поэтому она сохранила свой сочувственный тон,

- Я знаю.
- Я хочу, чтобы ты ушла.
- Я знаю
- Но ты этого не сделаешь.

- Нет. Я не оставлю твоего отца, а твой папа не оставит тебя. Ты и я, мы застряли друг с другом.
- Наверное, да.

- Адам какое-то время молча смотрел на нее, а затем проскользнул обратно на кухню и направился в свою комнату.

*******

*******

Следующие недели были просто ужасны. Атмосфера в доме была настолько напряженной, что Никита сломалась и начала принимать ацетаминофен от головной боли, потому что если бы она лежала в постели и плакала, никому бы это не принесло пользы.
Напряжение вызвало у нее первую серьезную тошноту, связанную с беременностью, и почти каждый день ее тошнило по утрам.

Адам, решил что лучший способ справиться со сложными эмоциональными проблемами - ничего не говорить о них. Ежедневно он использовал необходимый минимум слов. Подросток продолжал артистично изображать из себя жертву неоправданного нападения, особенно когда рядом находился его отец, терзая Майкла обиженными взглядами, сопровождаемыми чуть дрожащим подбородком.

Майкл также нашел убежище в молчании, но либо он давно не практиковался, либо их жизнь больше не давала ему те же выходы, которые у него были в Отделе. Вместо того, чтобы быть просто каменным и целеустремленным, это молчание излучало неподдельный гнев. Никите никак не удавалось заставить его выговориться потому что он отрицал, даже самому себе , что вообще сердится.

Никита взяла себя в руки и перекрасила подвал в веселый золотой цвет, купила дешевую современную мебель в ярких тонах от IKEA. Когда она закончила, это было совсем не похоже на Елену или Майкла. Комната выглядела как первая версия ее квартиры. Поэтому она нашла плед с гигантским отпечатком пары солнцезащитных очков и положила его на диван. Майкл и Адам, по очереди, рассматривали конечный результат, пожимали плечами и натянуто улыбались.
- Это мило, - сказали они.
- Спасибо тебе за эту тяжелую работу…
Она не ожидала большего от Адама, но думала, что это по крайней мере вызовет настоящую улыбку у Майкла.

Никита стала проводить много времени в их местном YMCA, сжигая энергию в бассейне и в тренажерном зале.
Она также прошла ускоренный курс по современной расовой политике США, начиная с брошюры по борьбе с расизмом, распространяемой в старшей школе Адама. К тому времени, когда она закончила, у нее было довольно хорошее представление о том, как Адаму удалось прийти к таким выводам. Просмотрев кучу информации по теме, Никита так и осталась в растерянности и недоумении относительно того, как с этим справиться.
Майкл, определенно не был расистом в том смысле, как этот термин использовался в истории США. Но у него действительно был серьезный, хорошо скрытый, случай французской культурной гордости, привилегии и превосходства. Адам, хорошо зная своего отца, мог почувствовать эту сторону его характера. Это был настоящий ураган родственных идей и эмоций, и поэтому неудивительно, что, будучи американским подростком, Адам бросил в лицо своему отцу одно из самых отвратительных обвинений, которые знал.

Ситуация только ухудшилась после того, как футбольная команда Адама проиграла в начале плей-офф штата, закончив сезон на второй неделе октября.
Без постоянных тренировок и большого количества освободившегося времени, лучшим выходом, который он смог найти для выхода своей негативной энергии и гнева, было прийти домой с проколотыми ушами и впечатляющей стрижкой ирокезов. Майкл бросил на него один взгляд и ехидно спросил

- Где же твоя татуировка?
Единственный ответ, который он получил, залп хлопнувших дверей.

После этого Никита загнала Майкла в угол и сказала:

Достаточно! Сейчас самое время!!!

******

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Воскресенье, 22 марта 2020, 10:29:09

 

#6
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:

- ******

Адаму хотелось стать невидимкой и бесшумно красться по коридорам школы, но, как обычно, они были слишком переполнены. Поэтому ему пришлось отпугивать гневными взглядами любого, кто окликал его по имени, или толкал, или просто раздражал своим присутствием.

Сегодня было еще хуже чем обычно.

Во-первых, он провалил тест по математике. После чего, набросился на Ташу когда она попыталась утешить его. Девушка заплакала от несправедливой обиды и убежала.

Во-вторых его вышвырнули из баскетбольного матча за грубую игру и он получил дисциплинарное взыскание.

В-третьих, сегодня за завтраком отец пытался заставить его вернуться в додзё, без сомнения, просто для того чтобы снова надрать ему задницу.

Он пытался жаловаться своим друзьям Джону и Полу на это, но, как и все остальные, они думали, что его папа просто чертовски крут и никак не могли понять, какой он на самом деле ублюдок.

Джон закатил глаза и сказал:

- О да! Твой злой папа, который дает тебе все, о чем ты просишь. Возит тебя на охоту, в горы кататься на лыжах. Парусный спорт и походы в любое время. Жизнь – суровая штука, чувак.
Пол подключился, высказавшись отвратительно покровительственным протяжным голосом:

- Да. Ужасно иметь отца, который никогда не пропускал ни одну из твоих игр.
Адам зарычал в ответ:

- Если кто-нибудь из вас скажет еще одно слово о походах, я клянусь что засуну вас в шкафчик.
Теперь Джон и Пол тоже избегали его.

Его отец заставил всех вокруг думать, что он самый крутой родитель, когда на самом деле был гигантским эгоистичным придурком, который делал только то, что хотел, когда хотел и на своих собственных условиях.

Какого черта он цеплялся за Николь, когда практически все незамужние женщины, а также половина замужних, встречая его, пускали слюни. Он мог заполучить кого угодно, но нет, он хотел Николь, и в конце концов нашел способ заставить ее бросить все, и приехать к нему.

Адам ни на секунду не поверил их бредням о корпоративных слияниях и потере работы.


Николь не оставит его. Она была так же привязана к Майклу, как и он к ней.

Нет, она будет мириться с тем, что с ней обращаются, как с дерьмом, в обмен на полный доступ к его телу, особенно к его нижней части.

Возможно они оба получали удовольствие от ненависти, кувыркаясь в постели.

Уроды!!!

Когда Адам, вышел из парадных дверей школы, то чуть не развернулся и не убежал. Ему помешала толпа учеников.

Папа и Николь ждали его прислонившись к внедорожнику. Вдвоем на фоне машины они выглядели как картинка на рекламном баннере.

Один из товарищей Адама по футбольной команде толкнул его локтем и показал пальцем:

- Смотри, там твой папа и его горячая подружка,
- Ага - пробормотал Адам, и направился к ним.

Когда он подошел ближе, то увидел, что собаки были заднем сидении, и походное снаряжение тоже. Адам нерешительно остановился на расстоянии нескольких футов от машины.

- Что?
Майкл тихо проговорил:

- Мы едем на север. Садись.
- Что, если я не хочу?
- Никто не спрашивает, хочешь ты или нет.
Он был возмущен.

- Что?
- Я скрывал от тебя тебя много информации, потому что ты не был готов. Но тебе это нужно знать сейчас.
- Например что?
- Кто мы такие, кто ты такой, и почему ты вырос здесь, а не где-то еще .
- Кто ты такой? - зло выдохнул Адам - я уже знаю, кто ты такой.
Николь внезапно оказалась рядом с ним.

- У тебя нет ни малейшего представления о том, кто мы такие - угроза в ее шепоте была почти такой же болезненной как и железная хватка пальцев над его локтем, когда она вела его к открытой двери машины.

- Садись.
Адам сел в грузовик.

… Как только они оказались в пробке, Майкл кивнул на стоящий между ними мешок с едой .

- Я подумал, что ты возможно голоден. В сумке бутерброд и чипсы.
Адам чуть было сказал ему, что он может взять еду и засунуть ее… но передумал и съел бутерброд. К тому времени, как он закончил жевать, они уже были на шоссе, двигаясь к северу вверх по шоссе.
- Куда мы направляемся?

Его отец назвал государственный парк, с которым Адам был не очень хорошо знаком.

- Почему туда? - спросил он.
- Никаких помех и отвлекающих факторов.
Адам пробормотал:

- Некуда убежать?

- И это тоже.

- Как я понял мы идем в поход?
- Да.
- И мне обязательно делить с вами палатку?

- Нет . Я взял вторую палатку.

Адам кивнул, подумав что Никита ведет себя очень тихо, заглянул на заднее сиденье, и обнаружил, что она, настолько вымотана что спит прямо на походном снаряжении. Сделав большой глоток напитка, он вытер рот тыльной стороной ладони и попытался сменить тему.

- Почему Николь все время спит в последние дни?
- Она на третьем месяце беременности.
Адам сглотнул от внезапного приступа тошноты, подступившего к горлу, и пожалел что съел этот бутерброд.

После этого короткого разговора они ехали молча. Когда добрались до лагеря, было уже темно. Майкл и Адам быстро поставили палатки и развели костер. Никита вытащила ужин из холодильника и разогрела его на переносной плите. Они сидели на поленьях вокруг у костра и ели, не разговаривая.

Как только Майкл закончил есть, он поставил тарелку на пол, откашлялся и пронзительно взглянул на сына. Адам понятия не имел, что его отец пытается увидеть в нем, но молчание становилось долгим и неловким. Юноша почувствовал, что больше не может проглотить и кусочка еды, поэтому тоже положил свою тарелку на землю. Майкл, должно быть, принял это за знак, потому что начал говорить.

- Я был агентом глубокого прикрытия, которого послали соблазнить и жениться на твоей матери. Цель состояла в том, чтобы убить ее отца, который финансировал терроризм и преступные организации по всей Европе и на Ближнем Востоке, и которого мы не могли найти никаким другим способом. Когда свадьбы его дочери оказалось недостаточно, чтобы выманить его из укрытия, мы решили, что это может сделать внук. Ты был зачат для этой цели. Но твоего рождения тоже оказалось недостаточно. Он нарушил свои протоколы безопасности, чтобы навестить твою мать, когда она лежала в больнице, умирая от болезни, которой ее специально заразили агенты моей организации. Оперативники из моей команды убили ее отца прямо в больничной палате. А потом они застрелили меня в грудь. Прямо на ее глазах. Пока она кричала.
После тяжелой паузы, Адам услышал голос Никиты.

- Это середина истории, но ты должен узнать все с самого начала.

Адам закашлялся, затем недоверчиво ухмыльнулся,

- Хорошо…

Они рассказали ему все.


Рассказали от том что его отец был студентом - террористом, делал бомбы, убивал людей. О том как он сидел в тюрьме, а затем был завербован теневым агентством, где его научили выслеживать убивать преступников и террористов, с которыми не могли справится обычные агентства и организации. Его отец рассказал ему, о том как узнал, что оказался очень хорош в том, что они хотели, чтобы он делал. Он рассказал как влюбился и женился на коллеге - оперативнице, а также о том, как фальшивые ухаживания и поддельный брак с его мамой - хотя это было реально для нее - испортили оба его брака.

Затем история переключилась на жизнь Никиты, и все стало по-настоящему странным. Она оказалась ребенком другого оперативника, которая выросла вместе с мамой, употребляющей наркотики, а затем стала бездомной уличной крысой, словно над ней ставили какой-то сумасшедший эксперимент «природа против воспитания».

Когда она выросла, отец привел дочь в агентство, и ее обучал Майкл. Это случилось незадолго до рождения Адама.

История набирала обороты, и детали начали расплываться, но где-то между миссиями и убийствами Адам понял, что его отец и Никита оказались в глубине страстной любовной интриги, опасной и запретной.

Все было очень плохо, Никита не раз пыталась убежать. Их любовная связь стала еще более болезненной, когда это стало очевидным для окружающих. Враги и союзники часто использовали их отношения. Ложь и предательство быстро накапливались и только тогда Никита случайно узнала об Адаме и его маме. С того момента она была втянута в эту схему, чтобы найти его дедушку.

После этого их история стала еще более запутанной. Жестокая внутренняя политика их организации продолжала эксплуатировать его маму, чтобы уничтожить других плохих парней, и держала жизнь сына над головой его отца, что, в свою очередь, сделало Адама жертвой похищения.

Когда они наконец добрались до конца и рассказали Адаму, что его отец чуть не разорвал организацию в клочья, спасая его. А так же о мифическом отце Никиты, который обменял себя на жизнь Адама, но перед этим получил обещание дочери вместо него встать во главе Организации и исправить весь беспорядок.

Адам поднял руки вверх и сказал:

- Вау. Это полная и абсолютная чушь.
Никита встала и сочувственно рассмеялась.

- Ты не представляешь, как часто я это себе говорила. Как бы мне хотелось, чтобы все было именно так.
Никита свистнула собакам и направилась в уборную. Адам остался наедине с отцом.

Его папа посмотрел на него и сказал:

- Теперь ты знаешь. Все мои отношения с твоей матерью и твоя жизнь были частью сложного заговора с целью убить одного человека. Все это было ложью.

Сердце Адама сжалось в его груди, когда он спросил:

- Все это?

- Все это. За исключением той части, где я полюбил твою маму, и я люблю тебя.
Адам не знал, что с этим делать, поэтому он проигнорировал его слова.

- Если это все правда, ты мог бросить меня в другой приемной семье и остаться с Никитой. Почему ты этого не сделал?

- Я решил не делать этого.
Адам не мог с этим поспорить, поэтому спросил:

- Тогда почему Никита сейчас здесь?

Никита услышала эти слова, опускаясь рядом со его отцом, обняв его за плечи.

- Давай Майкл. Скажи ему.
Его отец опустил глаза.

- Я планировал оставить тебя, когда ты закончишь среднюю школу, и вернуться к Никите. - При тусклом свете костра его выражение было невозможно прочитать.

- Но несколько лет назад я понял, что не смогу тебя оставить, поэтому отправил сообщение Никите и надеялся, что она расценит это как приглашение покинуть организацию и найти нас.
Никита улыбнулась,

- Что я и сделала, больше года назад.

Она посмотрела на Адама.

- После того, как я была уверена что правильно поняла сообщение, начала искать вас, и вот я здесь.
Адам кивнул, затем встал. Не сказав им ни слова, он направился в темный лес.

******

Никита внимательно наблюдала за Майклом, когда он смотрел на горячие угли в костре. В конце концов он глухо спросил:

- И что ты думаешь?
Никита похлопала его по руке, встала и начала собирать остатки еды. Она ответила, как можно спокойнее

- Подождем. Мы верим в твои отношения с Адамом.
Она соскребла остатки еды в миску и добавила собачий корм.

- Сейчас в лесу темно и холодно…

- Ребята, вы отстой.
Адам стоял у самого края огня. Никита поймала взгляд Майкла и пожала плечами.

- Я говорила тебе.
Адам снова плюхнулся перед огнем.

- Итак, - сказал он непринужденным тоном,

- Вы двое утверждаете что вы хладнокровные убийцы, шпионы и все такое…
Майкл кивнул в знак согласия, но ничего не сказал.
- И ты бросил все это, чтобы защитить меня? - Он не сводил глаз с отца, в его голосе сквозил жуткий скептицизм.
Никита снова села рядом с Майклом, прижавшись к нему как можно ближе, Одно из ее самых глубоких и самых тайных опасений, в развитии этого сценария, было то, что сбежит Майкл, а не Адам. Когда мужчина скользнул рукой по ее колену и начал рисовать большим пальцем свободные круги на бедре, тугие струны в груди немного ослабли. Она сказала:

- Эта жизнь - отстой, Адам, и большинство людей мечтают о том дне, когда оставят ее позади.
Адам посмотрел прямо на нее.

- Ты рассказала, что пыталась убежать и раньше.

Никита кивнула, одновременно довольная и, все же немного сожалея о том, что Адам услышал то, что они хотели, чтобы он услышал.

Она сказала:

- Большая часть моих побегов была подстроена кем –то другим и за мной следили.

- Так почему этот отличается?
- Возможно, нет.

Голос Адама дрогнул.

- Что ?!
Никита и Майкл обменялись взглядами, и его отец ответил.

- Не исключено что Никиту представили как угрозу тому или иному слою организации. Ей позволили сбежать, чтобы поддержать предположение, что она планирует осуществить какой-то внутренний переворот. Воссоединение со мной, учитывая наше прошлое, только укрепит эту идею.
Никита добавила:

- После того твой дед был убит, а Майкл ушел, Елену вновь подставили и без ее ведома втянули в миссию, создав видимость что она жила как супер-двойной агент, спящий под прикрытием, и готовит некий долгосрочный заговор с целью захвата организации ее отца.

Никита подняла руку, чтобы предотвратить взрыв возмущения Адама,

- Конечно, она была совершенно невиновна.
Никита наклонилась вперед. Она мечтала однажды вновь воссоединиться с открытым, любящим ребенком которым был когда то Адам. Сможет ли она найти его, как бы глубоко он ни был похоронен, в разъяренном, пронзительном, спортивном ирокезе-подростке перед ней?

- - Когда миссия закончилась, однажды вечером во время ужина несколько мужчин в черном пришли и помогли тебе и твоей маме переехать. Ты помнишь это?
Адам нахмурился.

- Да. Немного.
Никита откинулся на спинку стула , вздохнул и объяснила все остальное.

- В нашем случае это может быть так. Одна из групп, следящих за нами, может прийти, чтобы забрать нас, вероятно, на основании подложной информации, а затем другая группа накроет их.

- - Если это случится что будет с нами ?
Никита пожала плечами и улыбнулась своим кошмарам.

- Это будет зависеть от обстоятельств. Но…

она быстро посмотрела на Майкла, увидела его небольшой кивок и продолжила:

- Скорее всего, мы умрем, под перекрестным огнем или после. Ни одна из вовлеченных групп не захочет чтобы мы остались живы, после того как все закончится.
Адам молчал, а Майкл продолжил:

- Также возможно, что Никита до сих пор работает на Отдел, как основной агент, а не как подставная цель.
Адам ошарашено посмотрел на своего отца.

- -Ты шутишь!?
- Нет.
- Ты думаешь, она может подставить нас, и ты просто сидишь там?
- Нет.

Майкл одарил Никиту быстрой улыбкой, которая заставила ее щеки вспыхнуть так, что она была рада темноте и огню, чтобы спрятаться, затем он повернулся, чтобы посмотреть на Адама:

- У нас есть несколько мест где приготовлено все необходимое если нам придется бежать. Вместе или по отдельности.

- Вы только что рассказали мне, что у вас, ребята, был чертовски легендарный роман, и ты все еще думаешь что она может предать нас?
Майкл кивнул.

- Это всего лишь одна из возможностей.
Адам беспомощно уставился на них.

- Папа ?! Как ты можешь любить кого-то, кому ты даже не доверяешь?
Майкл протянул руку и взял Никиту за руку. Скрестив пальцы так чтобы теплые подушечки согревали ее кожу, он сказал Адаму:

- Я ей доверяю, потому что знаю, если она сделала этот выбор, то все остальные варианты были намного хуже.
Адам провел пальцами по лицу. Он насмешливо посмотрел на Никиту и сказал:

- И ты так просто приходишь и тут же залетаешь?
Никита сжала руку Майкла и была рад почувствовать теплое пожатие в ответ, когда она ответила.

- Да. Возможно я настолько предана миссии и готова так рисковать, - она пожала плечами,

- Или это признак того, что я действительно верю, что успешно ушла. Прошло больше года без следов наблюдателей. Мы думаем, никого уже не волнует, что на самом случилось со мной. В любом случае мы с твоим отцом пользуемся каждым днем ​​и живем так, как хотим.
Адам прищурился.

- Ты действительно беременна?
- Да. Не позднее декабря ты сможешь в этом убедиться.
Адам начал медленно качать головой, демонстрируя яростное неверие,

- Это безумие. Вы, ребята, бредите. Это все фигня. Все это. Я в это не верю.
Никита грустно улыбнулся.

- Не правда. Ты веришь большей части , потому что это объясняет все недостающие детали твоей жизни. И это более правдоподобно чем любая другая история, которую твой отец когда-либо рассказывал тебе раньше.
- Нет!
- Подумай о своей жизни Адам. Какими навыками и знаниями твой отец обучил тебя?
Никита наблюдала, ее сердце дрогнуло, когда отрицание, понимание и шок появлялись на лице Адама. В конце концов, он скрестил руки на коленях и потребовал:

- Я могу найти какие то доказательства, например погуглив это?
Майкл сказал:

- Не много, но кое-что.
Никита добавила:

- Если ты хочешь это сделать, пожалуйста, Позволь одному из нас научить тебя, как убедиться, что твои поисковые запросы рандомизированы и случайным образом распределены по IP-адресам, чтобы они не оставили следы?
Адам подумал, а затем сказал:

- Это значит что я не могу просто сходить в школьную библиотеку и начать бродить по сети в поисках информации, потому что это может нас всех убить,.

- Да.
- Конечно. - Адам поджал губы и сказал:

- Как ты сказал, звали моего деда?
- Мы не говорили, - ответил Майкл.

- И не скажем. Пока мы не поймем, что ты готов правильно распорядиться этой информацией.

*****

Никита проснулась незадолго до рассвета, когда Майкл вошел в палатку. Она потянулась и спросила:

- Он все еще здесь?
- Да - Майкл стянул ботинки и забрался в спальный мешок. Он задержался, чтобы убрать волосы с ее лица и поцеловать в лоб, затем лег на спину и со вздохом закрыл глаза.

Выйдя из палатки , Никита направилась к костру, улыбнулась, когда увидела, что Майкл приготовил для нее кофе. Земля была влажной от росы, поэтому она поставила один из брезентовых стульев, присела и откинулась назад, чтобы наблюдать , как наступает новый день, с блаженством потягивая обжигающий кофе.

Примерно через час после восхода солнца она увидела, как дрожит палатка Адама. Юноша вылез с ботинками в руках, его неровная суточная черная щетина сильно выделялась на фоне утренней бледности кожи, вызывающая прическа была раздавлена и упала набок.

Он холодно посмотрел на нее, сунул ноги в ботинки, и направился в лес, не удосужившись завязать шнурки. Когда вернулся, вытащил бутылку сока из холодильника и сел на противоположную сторону огня костра. Собаки радостно толкали его руки и пытались лизнуть лицо.

- Я все еще думаю, что все это ложь, - сказал он.
- Все, или только что-то из этого?
Он ответил:

- Все!- Но в этом не было убежденности, и он, казалось, слышал это сам. Он пожал плечами и поправился.

- Ну, кое-что из этого
- Что именно?
- Ну, супер секретная организация, которая делает все, что хочет, черт возьми, только потому, что может. Интересно кто платит за такое за пределами Голливуда?
Никита улыбнулась.

- Честно? Меньше людей, чем раньше. Главные финансирующие органы переориентировали свои интересы в более традиционные организации, и из – за политики и конкуренции бюджет сильно урезан.

Она пожала плечами.

- Не пойми меня неправильно. У них все еще есть много ресурсов и они остаются чрезвычайно опасной организацией, но их сфера влияния за последние пять лет стала более ограниченной.

- Итак , они могут прийти за тобой?

Она увидела страх в его глазах и продолжила,

- Ограниченный бюджет это, на самом деле, одна из причин, поэтому я думаю, что они не будут.

- Ты уверена настолько, что пришла поиграть в семью с моим отцом.
Она кивнула.

- Да. Это так.
Адам допил свой сок, уронил бутылку и топнул ее. Он взял сплющенный пластик и начал крутить его между пальцев.

- Итак, ты победила!!!
- Это не соревнование.
Адам бросил на нее кислый взгляд несогласия.

- Конечно.
- Я всегда думала, что это ты победил. Он оставил меня в аду, чтобы вывести тебя на свободу.

- Я, очевидно, больше не свободен .

- Адам , со вчерашнего дня ничего не изменилось .

- Ничего, кроме «ВСЕГО!»
- Только, то что ты знаешь, что раньше не знал- Никита вздохнула, а затем криво улыбнулась ему,

- Я не жду, что ты вдруг начнешь любить меня или будешь любезен со мной, если это то, о чем ты беспокоишься.
- Хорошо.

- Адам ответил ей крошечной ухмылкой.

- Я не собирался.

Он встал, вытряхивая конечности.

- Во всяком случае, - продолжал он, глядя в лес где-то далеко за пределами их лагеря,

- Ты мне не нравишься…

*****

*****

Шестнадцатый день рождения Адама наступил и прошел без особых фанфар. Майкл знал, что Адам был разочарован тем, что потерял интерес к своему дню рождения. Шестнадцать лет были важным переломным моментом в Миннесоте, и он с нетерпением ждал этого дня. Но когда они спросили его об этом, Адам глубоко вздохнул и заметил, что после всех их откровений о прошлом, вечеринка по случаю дня рождения почему – то не кажется уже настолько важной.
Никита искренне попытался подбодрить его, предложив подумать о празднике. Адам посмотрел на нее с раздражением и воскликнул:

- Слушай, я тебя больше не ненавижу, хорошо! Но я не хочу вечеринку. Оставьте это…
Несколько дней спустя, после того, как Никита едко прокомментировала продолжающееся у Адама мрачное настроение жалости к себе, тот задумчиво сверкнул глазами и предположил что собственная машина к новым водительским правам может значительно взбодрить его. К счастью, Адам явно не ожидал, что это предложение будет принято, и не выглядел чрезмерно разочарованным, когда его проигнорировали.

Адам также захотел впервые пропустить сезон охоты на оленей. Когда на него надавили он стал настаивать что не любит оленину, поэтому не видит причин убивать оленей.

Майкл и Никита между собой сошлись во мнении, что скорее это больше связано с очевидным, вновь обретенным, дискомфортом Адама при виде оружия, или, точнее, из-за того, что он увидит их с оружием.

Чтобы преодолеть это, Майкл обратил внимание сына на новую программу пожертвований оленей и предположил, что три оленя станут большим вкладом в местный продовольственный запас, во время очень тяжелой зимы для семей, испытывающих экономические трудности.

В этот момент Никита бросил на Майкла действительно очень гневный взгляд, но он проигнорировал его. Адам неохотно согласился. Ради Благотворительности.

Загрузка внедорожника для поездки на север была неудобной для всех, напоминая о последнем памятном походе.

Однако как только они отправились в путь, Никита вызвала Адама на игру «Назови эту группу», используя песни на с mp3-плеерах. Хрупкое нормальное общение возобновилось вовремя, что спасло их от причинения неудобств и напряжения остальным собравшимся в охотничьем лагере семьи Петерсонов.


Два дня спустя, после того как они вывезли свои три оленьи туши из леса в один из утвержденных центров обработки, Никита и Адам снова начали смеяться над шутками друг друга.


Как только началась серьезная подготовка к зимнему сезону катания на лыжах и сноуборде, настроение Адама поднялось еще больше. Он сменил прическу, срезав ирокез, заявив слишком сложно поддерживать его, потому что он будет носить лыжный шлем каждый день.


Когда напряжение с Адамом начало уменьшаться, Майкл решил что необходимо уделить больше внимания Никите. Теперь, когда работы в подвале были закончены, она явно чувствовала себя не в своей тарелке. Проблема была в том, что у Майкла не было хороших идей о том, как ей помочь, и что бы он не делал, это только раздражало ее.

Очевидно поэтому он искренне удивился, когда она заехала за ним и пригласила на ланч…

… Пристально уставившись на него, Никита проговорила:

- Майкл. Пожалуйста , прекрати это.
- Что?
- Зависать, и выглядеть обеспокоенным.
- Я не….
- Ты … да.
Он пожал плечами.

- Хорошо. Немного.
Никита улыбнулся.

- - Спасибо.

- - Я еще ничего не сделал?

- Ты просто признал это.
Она протянула ему руку, он взял ее , и она крепко сжала его пальцы.

- После приезда я говорила себе, что пытаться представить свою жизнь здесь было бы ошибкой, что я должна подождать, осознать и убедиться, что ты действительно хочешь, чтобы я была с тобой, прежде чем я построю слишком много воздушных замков.

Она пожала плечами и подцепила носком его ногу под столом.

- Я была неправа. Мне следовало начать строить какие-то планы.
Майкл погладил ее руку большим пальцем.

- Ты говорила о том чтобы пройти несколько университетских курсов?
Она кивнула.

- Да. Я все еще могу это сделать.
- Но?
- Я не думаю, что это действительно долгосрочный план.
Он вздохнул.

- Нет.

- Мы должны составить кое-что.
- Долгосрочные планы?
- Да.

- Адам?
- Закончит школу менее чем через три года. После этого мы можем делать все, что захотим. Надо подумать, что это может быть.
Майкл замолчал, потому что ему нечего было сказать.
- Видишь… - Никита дразнила его.

- Ты никогда не думал о чем то больше чем « подожди и посмотри, появится ли Никита» , не так ли?
Майкл начал протестовать, а затем понял, что это глупо, потому что она была права. Он застенчиво улыбнулся.

- Нет.

- Хорошо. Так. Теперь мы начинаем. Вместе.

- В тот день, Майкл вернулся к работе намного позже. Он наконец почувствовал внутренний комфорт и спокойствие, чего не мог сделать в течение долгого времени.

*****

- Никита перевела взгляд с вибрирующего мобильного телефона на столе в столовой на Адама, который решительно игнорировал этот раздражающий звук, делая вид что занят домашним заданием.

- -Ты знаешь, - сказала она, прокашлявшись,

- Было бы намного добрее разорвать отношения.
Адам посмотрел на нее, его лицо было образцом растерянности.

- Что? О чем ты говоришь?
Никита посмотрел на него тем же взглядом, который она отработала на Сеймуре Биркофе много лет назад. Адам смутился, точно так же как это делал Биркоф. Защищаясь он пожал плечами:

- Я не уверен хочу ли я закончить это. Я просто хочу немного
расслабиться, понимаешь…

- - Не так давно ты казался по-настоящему счастливым. Что изменилось?
Адам с интересом посмотрел на нее, ясно выражая чувства.
Никита наклонила голову,

- Хорошо. Но, я думаю, ты причиняешь ей боль, просто игнорируя ее. Если это не то, что ты хочешь, нужно попробовать что-то еще.
Адам нахмурился.

- Ну у папы это сработало …
- Что у меня сработало?
Адам посмотрел на Майкла, который только что появился в дверях между кухней и столовой.

- Ты сделал так что твоя девушка бросила тебя, - сказал он.
Майкл растерянно переводил взгляд с одного собеседника на другого, но остановился на Никите, которая должна была ответить на его вопрос.
- Я просто говорила Адаму, что если он больше не хочет видеть Ташу, ему следует порвать с ней, а не просто игнорировать ее телефонные звонки.
Майкл оглянулся на Адама.

- У вас с Ташей проблемы?
Адам сунул все свои книги и бумаги в стопку и встал.

- Я не хочу говорить с вами об этом.

Когда он направился к себе в подвал Никита сказал:

- Не забудь телефон.
Адам повысил голос, чтобы они услышали его, когда он бежал вниз по лестнице.

- К черту этот телефон…

… Никита закрыла ноутбук, который читала, и спросила:

- Что случилось?
Майкл скрестил руки и прислонился к дверному проему .

- Все еще читаешь блоги о беременности?
- Да. – Никите старалась говорить спокойно, пока не увидела дразнящий смех в глазах Майкла. Она знала, что ему были безразличны, эти блоги ,он просто думал, что это забавно, что она так легко смущается из- за своего увлечения ими. Она покраснела и сменила тему.

- Ты выглядишь так, будто собираешься что то мне сказать.
- Да. только что звонила Миранда Андерсен. Теперь все кого мы пригласили на День Благодарения сказали да.
- Что ?! Ты сказал мне, что уверен, что у большинства людей будут другие планы!
Майкл пожал плечами.

- Я был неправ.
- Вот так, - Никита быстро пересчитала число в своей голове:

- Это ужин для шестнадцати человек!
- Да
- Майкл! За всю свою жизнь я никогда не готовила больше чем для четырех человек одновременно!
- Пришло время узнать что-то новое.
- Ты клялся! Говорил мне, что в лучшем случае это будет еще одна семья! Никита изо всех сил старалась не задыхаться. Она напомнила себе, что в течение почти девяти лет руководила элитной тайной контртеррористической организацией с глобальным охватом, постоянно сталкиваясь с нападением как изнутри, так и снаружи. Простая «гигантская» вечеринка, с простым традиционным меню, не должна быть больше, чем она может выдержать.

Должно быть, она явно показала свою тревогу, потому что Майкл подошел к ней и вытащил ее из кресла в свои объятия. Крепко обнимая ее, он провел рукой по волосам.

- - Все будет в порядке. Адам и я будем помогать во всем. Ты не одинока.
Она пробормотала ему в шею:

- Почему они все захотели прийти?
Майкл рассмеялся и повел ее к дивану в гостиной. Присев он увлек ее к себе, и сказал:

- Потому что мы с Адамом никогда раньше никого не приглашали на праздник. Мы всегда теми потерянными, которых все остальные жалеют. Теперь, когда ты здесь, все умирают от любопытства, чтобы увидеть, как мы выглядим как семья.
Она покраснела от удовольствия, когда он назвал их семьей,

- У тебя много любопытных друзей.
- Это была наша идея чтобы остановить распространение слухов – он положил ладонь ей на живот.

- - Я даже не выгляжу беременной, просто очень раздутой.
Майкл на мгновение уставился на нее, затем рассмеялся. Наконец он вытер глаза, а затем многозначительно провел рукой по ее ноге, медленно проведя большим пальцем по внутренней стороне бедра. Он сказал:

- Ты выглядишь беременной, когда голая.
Никита перекинула ногу через него и уселась на колени, вдавливая его бедра глубоко в диван, положив руки ему на плечи.

- Хочешь увидеть меня голой?
Его голос понизился, когда он потянулся к ней, сильные пальцы разминали ее бедра, и его зрачки начали расширяться.

- Да. Просто чтобы убедиться, что ты все еще выглядишь беременной.
Услышав эти слова, она поцеловала его. Один раз, потом второй. В третий раз дольше и тяжелее, прижимая его рот к себе, кусая и посасывая его губы и язык, когда она проводила руками по его волосам, лаская большими пальцами его скулы. Майкл сполз еще ниже на диван, притянув ее ближе так чтобы она могла почувствовать его, быстро усиливающуюся эрекцию. Затем запустил обе руки вверх под ее рубашку, заставляя Никиту дрожать, когда он рисовал круги на коже кончиками пальцев.

А потом они услышали:

Боже мой. У вас, ребята, есть своя комната!

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Понедельник, 23 марта 2020, 10:37:43

 

#7
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:

- *******

Майкл понял, что День Благодарения пройдет хорошо, как только пришли их первые гости. Миранда взглянула на Никиту, протянула руки и воскликнула: - Боже мой! Ты беременна! Это так чудесно!
Тон был задан, и остаток дня был бесконечным хором восклицаний, одобрений и поздравлений. О беременности Никиты, о новой развлекательной комнате в подвале, о новой спальне Адама, о еде, о цветах на столе, о погоде.

Майкл давно не видел Никиту такой расслабленной и счастливой , и был доволен, что именно он смог дать ей это.

Подростки быстро монополизировали подвал для невероятно громкого плей-офф Guitar Hero, поэтому взрослые остались наверху и развлекались, угощая Никиту восьмилетними историями «Майкла и Адама».

Это были милые забавные рассказы о том как Адам и Чарли Петерсон перевернулись на каноэ, о том как Эрин Андерсен и Адам случайно заперлись в кладовой в подвале дома Андерсенов, и никто не услышал что испуганные девятилетние дети звали на помощь. Им пришлось самим спасать себя, опустошив несколько полок, и перетащив их так чтобы можно было подобраться к окну подвала, которое они разбили, чтобы выбраться. Позже они узнали, что на двери был шнур, который запросто мог открыть защелку.
Майкл не стал портить общее настроение, рассказом о том что Адам был с белым лицом и с дикими глазами от паники, когда он и Эрин наконец нашли взрослых. И о том как он просыпался от кошмаров в течение нескольких месяцев после этого.
Но большинство историй, рассказанных с многозначительными взглядами, нацеленными в сторону Никиты, были о том, каким замечательным отцом был Майкл для Адама. Они рассказали Никите о том, что Майкл поддерживал сына во всех его увлечениях, от музыки и спорта до боевых искусств, охоты, кемпинга, парусного спорта и даже короткой гонки на соревнованиях по скейтборду.

Джо и Фанни рассказали Никите обо всех случаях, когда Майкл бросал работу, и ехал в школу, если Адам заболел или происходил какой-либо несчастный случай.

Никита узнала, что Майкл был любимым родителем класса или, точнее, любимым родителем других родителей, в начальной школе и в средней школе, потому что он всегда был первым добровольцем для бесчисленных одолжений, которые школы просили у родителей.

Майкл не перебивал, скрыв что Адам в конце концов глубоко обиделся на постоянное присутствие Майкла, сообщил ему, что он хуже гестапо, и умолял его держаться подальше.

От всей этой усердной и любящей заботы, как уверяли Никиту, Адам превратился в образец молодого человека. Он был добр к друзьям, незнакомцам и бездомным щенкам. Мальчик всегда был готов откликнуться на просьбы о помощи.

Адам с любовью и ответственностью заботился о своих друзьях, и особенно о своем отце в те редкие моменты, когда Майкл действительно нуждался в его помощи. Как в то время, когда Майкл сильно растянул колено и несколько месяцев ходил на костылях. Адам тогда учился в четвертом классе. Мальчик взял на себя заботу о своем отце, научился готовить и содержать дом в чистоте.

Когда эта история была рассказана, Никита прищурившись взглянула на Майкла и спросила:

- Какая нога?
- Левая. Та, в которую стреляли дважды, за один год – шепнул он у самого ее уха.

Джо и Фанни с гордостью рассказали Никите, как Адам отлично ухаживал за их газоном и садом, и постепенно превратился в незаменимого помощника, с тех пор, как Джо упал и сломал бедро.

Джо и Джефф продолжали описывать времена когда Адам приходил, чтобы помогать им красить. Он очень быстро превратился в отличного работника и пример для других молодых людей, которых они нанимали на помощь летом.

Общие похвалы вновь переключились на Майкла.

Миранда и Шелия рассказывали истории о том, как Майкл присматривал всеми детьми в снежные дни, которые закрывали государственные школы. И как все любили это, потому что он не только смотрел за детьми, а обычно устраивал какое-то приключение, связанное со снегом, которое оставляло всех уставшими и счастливыми.

Джефф и Эллисон рассказали историю о том, как прошлой зимой Майкл примчался посреди ночи, а затем оставался несколько дней, чтобы помочь Джеффу, когда Эллисон попала в тяжелую автомобильную аварию…


… После того, как ушли последние гости, Майкл и Никита рухнули на диван и согласились, что это был очень хороший день. Никита свернулась калачиком рядом и Майкл тихо сказал:

- Новости о твоей беременности вышли в свет.
Она рассмеялась,

- Я примерила почти все платья в для беременных в торговом центре, прежде чем выбрала это.
Майкл улыбнулся и провел рукой по мягкой синей шерсти.

- Оно красивое.
Она улыбнулась .

- - Спасибо.

Она посмотрела на свою руку, разглаживая его свитер.

- - У меня есть только один вопрос.
- Да?
- Когда Адам начал спать со своей подругой Эрин?
Майкл нахмурился.

- Ты тоже это заметила?
Он надеялся, что ошибся в своих наблюдениях, но, очевидно, нет, если Никита сделал такой же вывод.

- До средней школы Адам и Эрин были близкими друзьями, но после казалось, разошлись. Когда Адам начал свои отношения с Ташей, Эрин полностью исчезла с его радара, что Майкл всегда считал обидным. В отличие от Таши, Эрин была более уверенна и могла свободно говорить в присутствии взрослых. Она разделяла интересы Адама в фэнтези и научной фантастике, комиксах и электронных играх. Она также любила большинство видов спорта. В средней школе они с Адамом часто играли в баскетбол и футбол, тогда же девочка решила сосредоточиться на своей настоящей любви - катании на горных лыжах. Она стала сильнейшим гонщиком, самой сильной соперницей в команде старших классов и во всем штате. Эйрин и ее семья не были готовы взять на себя обязательство проверить, является ли она олимпийским калибром, но она уже привлекала внимание всей страны. Такая же высокая, как Никита, она была той, кого в Минессоте называли «большой девочкой», широкоплечая, стройная и подтянутая, с блестящими светло-каштановыми волосами, серыми глазами и чистой бледной кожей.

Из разговоров прошлой зимой с Питом и Мирандой, во время долгих часов на лыжных склонах по всему верхнему Среднему Западу, Майкл знал что Эрин не везет с парнями. Начиная с седьмого класса и неудачных отношений с Джейком Литманом. Из - за ее роста и мастерства большинство мальчишек просто боялись ее, а те, кто был достаточно самоуверен, чтобы флиртовать с ней, как правило, были намного старше.

Никита кивнула, ее глаза были полны сочувствия.

- - Да. Я заметила это. Он определенно знал, а не флиртовал.
Майкл сказал:

- Думаю, это началось совсем недавно, в последние несколько недель.
Никита неловко откашлялась.

- Адам не разорвал отношения с Ташей.
- Он не?

- Нет. Таша была на лыжной трассе всю прошлую неделю, хотя ее нет в команде. И она ходила с нами за покупками во вторник вечером.
Майкл вздохнул.

- Это не закончится хорошо.
- Нет.

- Рождество определенно будет интересным.
Никита широко раскрыла глаза в насмешливом ужасе и засмеялась.

- О да. Оно будет…

… Члены местного лыжного и сноуборд клуба, в том числе Эрин и Адам, собирались в Юту, чтобы тренироваться и соревноваться в течение всех предстоящих зимних каникул. Только сегодня за ужином Майкл и Никита договорились с Андерсенами, от том чтобы арендовать квартиру для двух семей вместе на всю поездку.

*****

Декабрь всегда был очень напряженным для Майкла, так как клиенты изо всех сил пытались завершить проекты перед праздниками. Он был занят покраской с понедельника по субботу, до дня когда они уехали в Юту.

Равновесие, которое они с Адамом и Никитой начали находить до Дня Благодарения, продолжало сохраняться. И, хотя Адам все еще был далек от того, чтобы обнять Никиту, он стал намного спокойнее рядом с ней, и больше не был так сосредоточен на том, чтобы держать ее на расстоянии вытянутой руки. Он настолько смягчился, что в выходные перед их отъездом фактически принял вызов Никиты в одной из своих электронных военных игр и был достаточно весел, когда она победила его…


Адам стал чаще приводить Ташу в дом. Казалось девушка наконец, расслабилась настолько, чтобы Майкл начал понимать, что Адаму в ней нравится. К его сожалению, больше всего Адаму нравилось то, что Таша действительно была влюблена в него. Если бы они не учились вместе, Майкл понятия не имел, о чем бы они разговаривали.

Никита чувствовала себя спокойнее, и это делало Майкла счастливым. Головные боли и тошнота постепенно отступали, и она нашла себе подруг, с которыми можно было провести время, что всегда было для нее очень важно. Никита познакомилась с ними в женской лыжной группе на лыжной горке, где тренировалась команда старшеклассников. Из-за ее быстро меняющегося центра тяжести, она переключилась со сноуборда на лыжи, и с удовольствием каталась с одна, с Майклом или группой почти каждый день.
Майкл видел, что Никита действительно наслаждается, ей нравилось проводить время с другими женщинами и делать что-то физически сложное для нее. Он был счастлив видеть как она возвращается домой сияющая и оживленная.

Никита также училась вязать. Майкл находил это увлечение бесполезным, но искренне радовался ее успехам.


В течение четырех недель между Днем Благодарения и зимними каникулами Майкл каждый вечер встречал Адама и некоторых других членов команды на лыжном склоне. Адам и Эрин вели себя как обычно, не показывая что были кем-то еще, кроме старых друзей и товарищей по команде.


Они поехали в Юту на машине вместо того, чтобы полететь на самолете. Адам расстроился, но Майкл и Никита были непреклонны. Не было никакой причины рисковать отмечаясь в системе поиска, если поездка может быть легко осуществлена другим способом, особенно с тремя водителями.

Когда они прибыли на курорт, Майкл и Никита внимательно осмотрели планировку домиков для спортсменов и поняли, что пятнадцать подростков из команды лыжного клуба могут без проблем уклоняться от наблюдения взрослых во время свободного времени, и не было никакого смысла пытаться бороться с этим.

Они напомнили Адаму о последствиях, если его поймают во время нарушения любого из их правил, правил команды и правил курорта, не говоря уже о местных законах, касающихся несовершеннолетних, алкоголя и наркотиков, а затем провели свой отпуск развлекаясь и наслаждаясь друг другом.

После Дня Благодарения, катаясь на лыжах почти каждый день, Никита намного превзошла свой прежний уровень мастерства и комфорта на снегу, даже с ее равновесием, которое поменялось из – за, уже достаточно заметной беременности.
О время отпуска, они с Майклом катались на лыжах часами, исследуя всю территорию большого курорта. Также они с удовольствием наблюдали за тренировками детей, особенно за серьезными соревнованиями сноубордистов и лыжников-фристайлистов, с которыми тренировался Адам. Было весело смотреть на гигантскую супер-половинку трубы, и на спортсменов, которые освобождаясь от гравитации, вращались в воздухе, как семена на ветру.

У Никиты горели глаза от восторга. Она заставила Майкла и Адама побледнеть, когда объявила о своем желании научиться делать то же самое. Увидев их белые лица, Никита расхохоталась вслух и сказал, чтобы они не были такими нелепыми, она не имела ввиду этот год.

Устав от катания на горных лыжах, Майкл и Никита устраивали прогулки на снегоступах и беговых лыжах по многочисленным тропам, вьющимся вокруг курорта.
Они перепробовали все лучшие блюда в дорогих ресторанах, разбросанных по всему городу, и каждый день отсыпались в объятиях друг друга почти до обеда.

Они также проводили время с родителями Эрин. И если Миранда и Никита вряд ли когда-нибудь станут лучшими подругами, они вполне наслаждались компанией друг друга. Часами расслаблялись в местном спа-салоне, и ходили за покупками в дорогие бутики, которых было достаточно на центральных улицах курорта.

Тренировки лыжного клуба, прошли хорошо, и большинство спортсменов команды, включая Адама и Эрин, улучшили свой рейтинг в конце соревнований.
За время их пребывания на курорте, пару раз Майкл был уверен, что Адам мучается легким утренним похмельем. Одно утро было действительно беспокойным потому что его сын и остальные сноубордисты катались с красными глазами и выражением неподдельного кайфа на лице. Это было так очевидно, что Майкл удивился, что никто из них не сломал шею или что-нибудь еще.

Их тренеры немедленно обыскали комнаты, но конечно ничего не нашли и поэтому решили официально проигнорировать происшествие. Майкл и Никита, наблюдая со стороны вместе с другими родителями за всем этим, могли бы раскрыть секрет, где дети спрятали свои заначки, но поскольку Адам не был одним из тех у кого был тайник, они пришли к невербальному соглашению, что в этом случае официальное незнание было действительно лучшим вариантом.

Когда поездка подошла к концу, Майкл не очень удивился, увидев признаки того, что Адам и Эрин явно нашли некоторое время наедине. Возможно немного разочаровался, но не удивился.


******

******
Адам сонно смотрел на свет от фар машины, мчащейся к Сент-Полу. За рулем сидел его отец, и они возвращались домой после спортивного уик-энда, проведенного в одном из самых северных районов штата. Он вполуха слушал музыку на айподе и думал о своих проблемах, когда услышал собственный голос:
- Я могу попросить у тебя совет?
Отозвался его отец
- Слушаю.
Адам чуть было не сказал: "забей", но передумал. Может быть, его отец и был лживым придурком, но он был довольно крутым лживым придурком, а Адаму необходимо было с кем-то поговорить о том, что происходит. По крайней мере, он знал, что его отец был очень, очень хорош в хранении секретов. Он вытащил наушники и сказал,
- Я думаю что у меня проблемы.
- Что за проблемы?
- Девочки.
- А?
- Я вроде как встречаюсь с двумя одновременно.
- Таша, и …?
- Эрин Андерсен.
Его отец выдержал паузу, а затем спросил:
- Они об этом знают?
Адам глубоко вздохнул.
-Эрин знает. Таша нет…
- Как это случилось?- Его отец говорил сочувственно, но не разочарованно, что было огромным облегчением для Адама.
- Мы с Эрин переспали на вечеринке прошлой осенью. Это не должно было случиться, просто случилось. Мы поклялись, что больше не будем этого делать, что мы просто друзья.
- И что же?
Да. Что ж. Мы сделали это снова. И еще разок. И мы вроде бы все еще делаем это.
Занимаетесь сексом.
Адам был рад, что темнота скрыла его румянец.
- Да.
- А как Эрин к этому относится?
-Она говорит, что ей нравится, быть просто друзьями … со льготами.
Адам бросил взгляд на своего отца, убеждаясь, что тот знает, о чем он говорит. Он не выглядел смущенным, поэтому Адам продолжил:
- Но ей не нравится, что я лгу Таше. Я тоже не очень хорошо себя чувствую по этому поводу.
Его отец ничего не сказал, поэтому через минуту Адам рассказал ему все остальное.
- В эти выходные, Эрин сказала, что либо я признаюсь Таше, либо мы должны остаться просто друзьями.
Без каких-либо преимуществ?
Да.
-И ты думаешь, что она это серьезно?
Да.
- Эрин права…
- Я знал, что ты примешь ее сторону, - беззлобно ответил Адам.
На чьей ты стороне?
- Я не знаю - Адам беспокойно заерзал.
- Я не хочу ранить чувства Таши, мне не нравятся эти сцены выяснения отношений, скандалы, понимаешь? Но…
Адам снова сменил позу и замолчал, потому что не знал, что хочет сказать дальше, или, скорее, знал, но на самом деле не хотел произносить это вслух.
К счастью, его отец сказал это за него.
- Но ты не хочешь перестать быть "друзьями с преимуществами" с Эрин.
Адам снова почувствовал, как горят его щеки.
- Да.
- Тогда ты уже знаешь, что нужно делать.
- Порвать с Ташей?
- Да. - Через мгновение его отец продолжил,
- Думаю, даже без Эрин в кадре, твои отношения с Ташей закончились. И ты тоже это знаешь. Это, одна из причин, почему ты "связался" с Эрин.
Адам закатил глаза, глядя на профиль отца.
- Нет. Я думаю, что я переспал с Эрин, потому что она этого хотела.
Адам увидел улыбку своего отца и понял, что тот смеется над ним. Молча, но определенно смеется.
- Ты хочешь продолжать встречаться с Ташей? - спросил его отец.
- Нет.
-Так в чем же проблема?
- Есть ли какой-нибудь способ, чтобы я мог выйти из этого, не будучи полным придурком?
- Нет.
- Ты знаешь о чем я думаю?
- Да. Я знаю.
- Возможно, Николь была не тем человеком, на которого мне следовало злиться.
- Нет.
-Это ты был мудаком?
- Да.
-И, может быть, ты этого и не хотел?
- Я не хотел им быть. Одно привело к другому, а потом мне потребовались все, мои силы и возможности, чтобы сохранить им обеим жизни. В конце концов, я даже этого не смог сделать.

Теперь Адам мог слышать всю боль и сожаление в голосе своего отца. Майкл посмотрел на него, потом снова на дорогу.

- Твои ставки не так уж высоки.
- Нет - Адам разочарованно нахмурился.

- Но Таша будет плакать. А потом кричать на меня. А потом расскажет всем, какой я засранец.
- Да.
Адам молчал.
- Ты хочешь большего, чем быть «другом с преимуществами» с Эрин?- спросил его отец.
- Я не знаю. Не думаю, что она хочет большего. По крайней мере, до конца лыжного сезона.
Тогда его отец рассмеялся по-настоящему, но больше ничего не сказал об Эрин. Чуть позже, когда на горизонте показались огни большого города, он сказал:

- Ты мог бы сказать Николь то, что рассказал сейчас мне?
Адам в ужасе заморгал. Он не был готов рассказать Никите, каким придурком он был, тем более она всеми силами пыталась поддержать Ташу.

- Я могу просто извиниться за то, что осенью вел себя как настоящий осел.
- Еще лучше…

******

******

Никита выключила телефон и гордо прошествовала на кухню.

- Знаете, - сказала она, свирепо глядя на Адама и Майкла,

- Мне было бы гораздо легче, если бы вы вдвоем держали меня в курсе важных событий нашей жизни.
Они оба подняли головы, на их лицах было почти одинаковое выражение смущенной невинности. Адам, будучи намного моложе и гораздо менее опытным, спросил:

-Что случилось?
-Это была Таша. Она плакала.
Адам начал внимательно рассматривать вилку в своей руке.

- Я не знал, что у нее есть твой номер, - сказал он с раскаянием в голосе. – Извини.
- Я тоже не знала.
Адам не сводил глаз со своего прибора и спросил тоном небрежного равнодушия:

- Что она хотела?
Никита приподняла бровь.
- Узнать, почему ты порвал с ней и с кем встречался за ее спиной.
Адам снова вскинул голову, и теперь на его лице появилось виноватое выражение.
- И что ты ей сказала?
-Что ты единственный человек, который может ответить на эти вопросы.
Никита сложила руки на животе и постаралась изобразить улыбку Мадлен, сказав:
- Я могла бы сказать ей правду.
Адам выглядел одновременно удивленным и гораздо более обеспокоенным. Никита посчитала это разумной расплатой за слезливый телефонный разговор, который она только что пережила.
- Ты порвал с ней, потому что она тебе больше не интересна, потому что у вас действительно нет ничего общего. И ты тайком спал с Эрин Андерсен на стороне в течение последних трех месяцев.
- Эрин не находится на стороне
- По отношению к Таше … да…
Адам нервно провел рукой по своим волосам.
- Я знаю.
Никита добавила:
- А теперь я могу с полным правом сказать: "я же тебе говорила"?
Адам тихо вздохнул,
- Я был придурком.
Никита отодвинул стул и села.
-Да, - сказала она. Она похлопала Адама по руке.
- Но ведь это случается со всеми, так или иначе.
-Да?
Никита смягчилась, потому что действительно считала, что все произошло правильно, и вероятность того, что шестнадцатилетние подростки спокойно справятся с концом своих первых серьезных отношений, была невелика,
-О да.
Никита взяла свою вилку, но потом решила, что ее остывший завтрак был уже совсем непривлекателен, и положила ее обратно.
Майкл встал и забрал ее тарелку.
- Я сделаю тебе что-нибудь свежее.
- Спасибо. - Никита благодарно улыбнулась ему. Откинувшись назад она глотнула свой чай, и почувствовала поворот и глухой удар. Она усмехнулась и сказала Адаму:
- Малыш шевелится. Дай мне свою руку.
Адам подчинился, и Никита прижала его ладонь к своему животу, отметив то, что руки Адама были примерно того же размера и формы, что и у Майкла.
Адам на мгновение сосредоточенно нахмурился, а потом сказал:
- Это круто, будущая мама…
 

#8
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:


******
Никита хмуро посмотрела на экран компьютера, выделила блок текста и удалила его. Она знала, что была слишком одержима своим эссе, но, в конце концов, это и было целью университетских курсов. Никита хотела исследовать что-то новое, чтобы понять, кем она может быть и что может сделать теперь, когда это ее собственный выбор. Она старалась не зацикливаться на абсурдности своей жизни, и на том, что сейчас, когда ей уже под сорок, она только начинает этим заниматься.

Никита посещала два курса: Введение в курс женских исследований и курс истории искусств. Сейчас ее единственной настоящей борьбой было терпение, когда младшие ученики замедляли или прерывали ее энтузиазм по выжиманию всего, что она могла из материала.

Шум у двери возвестил о прибытии Адама и Майкла, и через несколько секунд младший уже выдергивал стул и с грохотом садился напротив нее. Он был напряжен от нервной энергии, выражение его лица было умоляющим, а голос настойчивым.

- - Николь? Мне нужна твоя помощь. Пожалуйста.
- Конечно. - краем глаза она заметила в дверях кухни Майкла с каменным лицом. Более осторожно она спросила:
- С чем?
- Убедить папу отпустить меня на чемпионат дивизиона вместе с Эрин и ее родителями.
- Но я думала, что ты не прошел квалификацию.
Никита смутилась. В прошлом месяце она пропустила поездку в верхнюю часть полуострова Мичиган на февральскую региональную встречу. Ее совсем не привлекало провести восемь часов в машине, когда ребенок постоянно давит на мочевой пузырь, но она была уверена, что правильно поняла результаты. Адам сделал все хорошо, но не настолько, чтобы продолжать дальше.
- Я не прошел. Эрин прошла.
- Тогда зачем тебе ехать?
Адам вздернул подбородок.
- Хочу поддержать свою девушку.
- О! - Никита подавила смех при виде дерзкого смущения на лице Адама.
- Когда это произошло, официальный статус подруги?
- Некоторое время назад, разве это имеет значение?
- Ну…
-Примерно две недели назад. Ну и что? - Поспешил Адам, отмахиваясь от мирских подробностей.
- Эрин попросила поехать меня с ней, и ее родители не против. Только мой папа…

- Я польщена тем, что ты обращаешься ко мне за помощью, но я не думаю…
Адам перебил ее:

- Пожалуйста. Я не прошу тебя ничего делать, просто поговори с ним об этом. Пожалуйста?
- Хорошо.
Адам засиял от облегчения.

- Спасибо!
Она покачала головой на него.

- - Никаких обещаний, Адам. Просто поговорю.

- Спасибо! Спасибо, спасибо!

Адам вскочил со стула, затем на мгновение беспомощно зашевелился, явно разрываясь между желанием обнять ее , но еще не готов пересечь эту черту, затем он сдался и выскочил из комнаты.


Когда глухой стук шагов Адама по коридору в подвал стих, Никита сложила руки на животе, откинулась назад и долго смотрела на Майкла. В отличие от своего сына, он не сбежал, но нашел в гостиной нечто завораживающее, на что можно было посмотреть. Улыбка тронула ее губы, и она сказала:

- Ты сказал "нет", даже не подумав об этом, не так ли?
- Возможно.
-А сейчас ты об этом подумал?
Когда он не пошевелился и не ответил, она сказала:

- Было бы неплохо провести несколько дней только вдвоем.
Майкл все еще не смотрел на нее, но она увидела улыбку, когда он пожал плечами. В отличие от Адама, Никита без труда поднялась со стула, чтобы обнять Майкла…

… Майкл разрешил Адаму поехать.

После этого единственным препятствием стал телефонный звонок Миранды Андерсен, в котором она прямо спросила Никиту, занимаются ли Адам и Эрин сексом.
Никита глубоко вздохнул, быстро прокрутила в голове различные варианты и их последствия, а затем сказал Миранде правду.

- Да. С прошлой осени.
- С осени? - голос Миранды стал слабым.
- Если вы с Питом не захотите иметь с этим дело, я понимаю. Это «странно» иметь дело с возбужденными подростками. Я уверен, что Адам и Эрин тоже поймут.
Ну, на самом деле она была уверена, что Адам надуется, если поездка будет сорвана, но это был не ее вызов.
- Нет. - Миранда замолчала.
Никита предложил:

- Майкл проделал действительно хорошую работу во всем, что касается безопасного сексуального воспитания сына, если это то, что тебя беспокоит.
- Нет. Нет. Мы доверяем Эрин - Миранда сделала паузу, а затем взорвалась,

- Правда в том, что на юниорских национальных соревнованиях два года назад у Эрин был действительно ужасный опыт со старшим мальчиком. Она отказывается говорить с нами об этом, но я уверена, что он ее изнасиловал. Вот почему она отказалась ехать туда в прошлом году. Я думаю, именно поэтому она хочет, чтобы Адам поехал с ней.
Никите потребовалось некоторое время, чтобы осознать эту информацию.

- - Ну, тогда я думаю, что мы должны доверять мнению Эрин о том, что ей сейчас нужно. Адам - хороший парень.
- Да, но я слышала, что у него была другая девушка, до недавнего времени.
- О! - Никита почувствовала потепление.

- Да. Была. Ему потребовалось время, чтобы набраться храбрости и сделать решительный шаг, потому что он не хотел ранить ее чувства. Что было по-детски, но ...

Никита замолчала и позволила Миранде сделать очевидный вывод.

- В конце концов, - продолжал Никита, - он поступил правильно и принял на себя ответственность…

… Прежде чем Адам уехал с Эрин и ее родителями в Колорадо, Никита усадила и рассказала ему сплетни, которые Андерсены слышали о нем и Таше, и что их беспокоит, что он может причинить боль их дочери подобным образом.

- Эрин доверяет тебе. Непонятно почему она это чувствует , учитывая, что ты изменял своей подруге, чтобы быть с ней.
Адам побледнел, потом покраснел, погрузился в себя и уставился на свои руки. После долгой паузы он выпрямился и прямо посмотрел на Никиту.

- Я и Эрин, мы были друзьями в течение долгого времени.

- Да. Я знаю. - Она ободряюще улыбнулась, внезапно поняв , что Адам хочет рассказать что-то важное.
- Эрин доверяет мне, потому что я тоже ей доверяю.
Никита просто ждала продолжения,
- Когда мы были детьми, мы застряли в ее подвале. Я вроде как ...

Адам замолчал и неловко пожал плечами, снова уставившись на свои руки, которые он бессознательно сжал, пока его костяшки не побелели. Он намеренно развел руками по столу, прежде чем продолжить.

- Я очень испугался, не мог дышать, начал плакать, а Эрин, она помогла мне успокоиться. Я рассказал ей о том, что случилось во Франции. Не все, но больше, чем я когда-либо говорил кому-либо еще.
Адам снова посмотрел на Никиту.

- Она никогда никому не говорила. Даже своим родителям.
- Так вот почему ты ей доверяешь?
- И почему она мне доверяет. На вечеринке прошлой осенью был этот мудак- старшеклассник, который приставал к ней. Она была действительно напугана. После того, как я велел ему убираться, она рассказала мне кое-что,

Адам немного помедлил, затем продолжил.

- Это не моя тайна… но именно тогда, - он расплылся в блестящей улыбке,

- У нас все и началось …
Никита был впечатлена ими обоими, и все же более озадачена, чем когда-либо.

- Но почему ты не порвал с Ташей сразу?
Адам закрыл глаза рукой. Его голос был приглушен, когда он сказал.

- Потому что я вел себя как придурок.
- Родители Эрин боятся что ты можешь поступить с ней так же.
Он опустил голову на стол, и его голос отозвался эхом.

- Я знаю.
Обеспокоенная тем, что немного переборщила, Никита постарался вернуть ему бодрость духа, напомнив, что Эрин хочет, чтобы он поехал с ней, и ее родители, по сути, согласились. И то, что научиться хорошо справляться с отношениями было нормальной частью взросления.

Адам в конце концов достаточно оправился, чтобы немного посмеяться и сказать:

- Да, хорошо. Я все понял. Спасибо. - он бросил на нее недоуменный взгляд,

- А ты совершала много глупых ошибок на свиданиях, когда училась в старшей школе?
Это был один из тех моментов, которые подкрадывались к ней, когда ужасный спектакль прошлой жизни проявлялся, насмехаясь над всем что у нее есть сегодня.

Никита сделала паузу и тихо проговорила.

- Я не ходила ни в одну школу достаточно долго, и я была слишком чужой, чтобы иметь парней.
Ей вдруг стало стыдно за себя.

- Я последний человек, который должен говорить тебе, что нормально. Ни одна чертова вещь в моей жизни никогда не была нормальной. Самое близкое, что я когда-либо испытывала к нормальной жизни, это последние восемь месяцев здесь, с тобой и твоим отцом.
Адам протянул руку и сжал ее ладонь.

- Ну, ты одурачила меня, потому что ты действительно хорошо справляешься.
Сердце Никиты распухло, и она улыбнулась, строго приказывая себе не плакать.

- Спасибо…

-
… Если не считать того, Эрин справилась не так хорошо, как она надеялась на самих гонках, Никита поняла из сообщений, что поездка на запад прошла блестяще.

Это было хорошо, потому что по мере того, как приближался срок ее родов, она с облегчением почувствовала, что может позволить Адаму и драме его романтической жизни отойти на задний план.


Последний снег растаял в конце марта, предвещая серую, грязную погоду.

Старая спальня Адама была перекрашена в бледно-желтый цвет и переоборудована в детскую. Никита достала припрятанные с осени подушки с персидским орнаментом и положила их в детскую, выразительным взглядом указав Адаму и Майклу что, если они осмелятся сказать хоть слово по этому поводу…

но они благоразумно промолчали…

В начале апреля деревья начали распускать свои первые ярко-зеленые листья, и крокусы, нарциссы и тюльпаны расцвели буйным весенним цветом.


Подруги из ее лыжной группы, вместе с Мирандой и Эрин, организовали для нее и Майкла детский душ.

В доме Андерсена собрались десятки людей с подарками и поздравлениями. Помимо хозяев, соседей, партнеров с их детьми, пришли друзья с которыми она познакомилась через Майкла и Адама, в походах, на охоте, в додзё. Родители одноклассников Адама и его друзей по футбольной команде, а также ее новые друзья с университетских курсов.


За всю свою жизнь Никита никогда не сталкивалась с чем-то таким удивительным, бескорыстным и открытым.

Она была настолько ошеломлена, что закрылась в ванной и заплакала, пока Майкл охранял ее возле двери, оправдывался, ссылаясь на позднюю стадию беременности.

Она и Майкл с искренним изумлением смотрели на то, как Адам и его друзья грузили в машину все детские принадлежности, которые они получили в подарок:
Коляски и автокресла, качели и джемперы, переноски для младенцев и сумки для подгузников, переносную кроватку, стаканы и блюдца, стульчик для кормления, ведерки, радионяни для детской кроватки, не говоря уже о грудах одежды, полотенец, одеял и мягких игрушек, бутылках, тарелках, ложках, подгузниках, салфетках, кремах и лосьонах. Горы подарков заполнили гостиную и в столовую.

Взглянув на все это в оцепенении, она спросила:

- У вас с Еленой было столько вещей для Адама?
- Да. Но в основном она сама все покупала - Майкл выглядел немного ошеломленным.

- И , - он беспомощно пожал плечами,

- - Наш дом был в два раза больше, так что было где-то все это разместить.


За неделю до назначенного срока Никита прочитала десятки книг и составила свой идеальный план родов.

Подготовила комплект со всеми рекомендованными предметами, связала два одеяла, плед, и после нескольких неудачных попыток - пинетки и детскую шапочку.
Они подготовили новые документы, для себя и для ребенка. Отложили наличные деньги, приготовили дополнительные медицинские принадлежности и упаковали аварийные сумки.

Если Отдел все-таки выследил ее, они могли нанести неожиданный удар, именно тогда когда они будут в наиболее отвлеченном и уязвимом положении, с наименьшей вероятностью что будет оказано яростное сопротивление.

Конечно, именно так она сама и поступала, когда была главной.

Опираясь на ее, слабо слышимый, австралийский протяжный говор, Никита создала для себя семейную историю и свободно делилась ею, когда это было необходимо. Учитывая ее беременность, вытекающие из этого разговоры о семьях и воспитании детей были постоянны.
Эта история объясняла и ее акцент, и подготовила почву для любого быстрого выхода.

В своих рассказах она поселила единственную сестру в Брисбен и оставила ухаживать за пожилой больной матерью. Воображаемая престарелая мать была одновременно причиной, по которой Никита провела свою взрослую жизнь за пределами Австралии, и причина, по которой им, возможно, придется в любой момент сорваться с места, чтобы помочь сестре Никиты в случае несчастного случая или серьезной болезни. Как и в реальной жизни, их отец был мертв. Легко выражать настоящий гнев и обиды, рассказывая правдивые истории о ее детстве на грани катастрофы с алкоголичкой матерью.

Все было готово, к моменту появления ребенка .

Их сын родился дома с присутствии акушерки, потому что Майкл и Никита чувствовали, что нет причин для лишнего контакта с чиновниками или больницами, с их системами учета. Поскольку беременность была беспроблемной, роды прошли легко.

Майкл был рядом.

Адам беспокойно слонялся по дому, стараясь скрывать беспокойство, но все равно не мог найти себе места, пока его не познакомили с младшим братом.

Малыш родился совершенно здоровым, у него были голубые глаза и рыжевато-коричневые волосы.

Они назвали его Робертом.

*****

*****

Майкл лежал на боку на их кровати и смотрел, как Никита легонько проводит пальцами по их маленькому сыну, который спал между ними. В возрасте двух недель Робби начал набирать вес и терять свой тощий вид новорожденного, у него выпали те немногие волосы, с которыми он родился. Младенец лежал на спине посреди и кровати, широко раскинув свои крошечные ручки. Время от времени его рот двигался, словно ему снилось что он сосет грудь своей матери.

Никита подняла голову и поймала взгляд Майкл. Она улыбнулась.

- Эй.
Он улыбнулся ей в ответ.

- Эй.
Ее улыбка немного поблекла, и она спросила:

- Ты когда-нибудь чувствуешь… - Она замолчала и поморщилась, пытаясь отрешиться от своего вопроса, насмехаясь над собой.

- Как будто плывешь по течению?
- Да…
- Я имею в виду, я счастлива. Я очень, очень счастлива. Прямо сейчас, в этой комнате, в этом доме, тут есть все о чем я мечтала последние пятнадцать лет. И это удивительнее, чем я могла себе представить.

Она обвела пальцем руку Робби.

- И вроде бы не должно быть никакого « но », но…

- Расскажи мне… - Майкл нежно гладил кончиками пальцев по ее лицу.

Никита нахмурилась.

- Я ведь ненавидела эту жизнь в Отделе? Но когда ты выбираешь встать с постели или умереть, ты встаешь. И ты никогда всерьез не задумываешься о смерти.

Она снова пожала плечами и улыбнулась с грустной улыбкой.

- Когда я была Шефом, у меня было ощущение, что сегодня я могу снова спасти мир, это очень мощно.

- Я знаю.

- Как ты научился жить без этого?

- Не все сразу. Я думал, что вернусь, и поэтому все, что я делал, сначала было просто частью профиля. Мне необходимо было научить Адама выживать самостоятельно, создать жизнь, от которой ему, возможно, не придется бежать.

Майкл протянул руку и слегка погладил пальцем по мягкой щеке Робби, все еще удивляясь, что он и Никита действительно сделали то, что так долго казалось невозможным. Он взглянул на Никиту.

- А потом, когда я понял что не хочу возвращаться, понадобились годы чтобы я перестал об этом думать постоянно.

- Правда?

- У меня была работа, и потребности Адама.
- Ты когда-нибудь скучал?
Он знал, что она имела в виду.

- По постоянному напряжению? По адреналину?
Никита кивнула, ее глаза не отрывались от его взгляда.
- Да.
- О?!
- Но я рад что не вернулся, теперь я счастлив.

- Я знаю - она улыбнулась ему.

- Ты улыбаешься так легко и так часто. Ты даже смеешься, действительно смеешься. Ты никогда не смеялся так.
Никита снова посмотрела на Робби, обхватив пальцами его гладкую лысеющую голову.

- Если мы оба счастливы, почему мы чувствуем это, странное, плавающее чувство одновременно?

- Ветераны могут чувствовать себя так.
- Это будет всегда?
- Нет. Ты приспособишься к тому, чтобы жить полноценной человеческой жизнью, и откажешься от идеи попытаться вернуть то, что было настолько искусственно напряженным.
- Искусственно?
- Мир ведь еще не взорвался без нас, не так ли?
- Нет , Это не так.

Никита криво усмехнулась.

- Итак, ты хочешь сказать, что я должна просто потерпеть?
- Да. Не требуй многого от себя. У меня было почти десять лет, чтобы справиться с этим, у тебя всего восемнадцать месяцев?
- Много или мало…
- Дай себе больше времени.

*****

Майкл часто думал об их разговоре в течение следующей недели. Он внимательно наблюдал за тем, как Никита приспосабливается к обыденной реальности воспитания ребенка.


Общение с Адамом и переменчивая природа подростковой драмы, на самом деле, не были очень хорошим введением в утомительную, повседневную жизнь с новорожденным.

Подросток был гораздо более изменчив, чем младенец.
Что Адам вскоре продемонстрировал, бросив им новый вызов.


Когда Майкл мыл посуду после ужина, Адам появился наверху лестницы в подвал и объявил:

- Мы с друзьями хотим отправиться в поход в День памяти. Без родителей!
Почувствовав глаза Никиты на затылке, Майкл не сказал: «Нет». Вместо этого он спросил:

- Кто именно?

Адам назвал несколько имен, большинство из них были знакомы Майклу. От внимания Майкла не ускользнуло то что группа представляла собой практически равную смесь мальчиков и девочек. Когда Майкл надавил на него, и стал расспрашивать о подробностях, у его сына оказался продуманный план.

Адам выбрал парк, ознакомился с правилами кемпинга, сделал заказ и составил план, когда они уедут и когда вернутся, кто будет за рулем, как и что они будут есть и где будет собрано все оборудование.
Как бы он ни был впечатлен, Майкл все еще хотел сказать «нет». Он также был уверен, что, как только он повернется, Никита убедит его сказать «да». Что она и сделала, вроде как, но не так как ожидал Майкл.
Она прислонилась к дверному проему в столовую и сказала:

- Я думаю, это звучит не плохо.
Адам нахмурился.
- Но?
- Вот в чем дело. В случае возникновения каких то проблем, ты, Адам не можешь быть пойман лесничими парка. Мы должны быть невидимыми и прятаться от других людей, которые без колебаний готовы охотиться на нас и убивать. Ты понимаешь это?
Адам пожал плечами.
- Да. Конечно.
- Я так не думаю. Если тебя арестуют, если появится какая-либо официальная запись, связанная с именем на твоих водительских правах, мы немедленно уйдем из этой жизни. Все, что у тебя есть здесь под этим именем: друзья, школа, оценки, футбольная статистика, рейтинг сноуборда, твои отношения с Эрин, все это закончится. Ты понимаешь это? В самом деле?
Адам моргнул от немого шока, но не ответил.
- Так, - Никита улыбнулась, но к удовольствию Майкла ее улыбка была слишком близка к улыбке Отдела. Мужчина с любопытством наблюдал за этим диалогом.

- Ты должен решить. Насколько ты доверяешь своим друзьям, и уверен что они не доставят неприятностей?

Она наклонила голову и оценивающе посмотрела на Адама.

- Сможешь ли ты бросить своих друзей и сбежать при первых признаках того, что ситуация выходит из-под контроля?

- Хм,
Никита понимающе кивнула.

- Хорошо. Как насчет компромисса? Мы с твоим отцом тоже пойдем в поход, в другой лагерь. Не слишком близко, но чтобы можно было пройти пешком между ними. Все знают, что мы там, ты, твои друзья и их родители. Ты обвинишь своего одержимого, навязчивого отца в том, что он следует правилам, но в остальном мы оставим вас в покое.
- Папа?
Майкл обменялся долгим взглядом с Никитой.

- Хорошо, - сказал он.
- Ник, ты потрясающий!.


Когда Адам спустился по лестнице, чтобы связаться со своими друзьями, Майкл посмотрел на Никиту.

- Навязчивый и одержимый отец?
- Это цена, которую ты платишь за то, что ты крутой папа.
- Я не знал, что можно быть и тем, и другим.

- - Ну что ж… - Никита подкралась к нему и поймала в ловушку у раковины, обхватив руками, прижимаясь ближе.

- Ты всегда был нарушителем парадигмы, Майкл.

- Ты чувствуешь себя лучше? – мужчина внимательно разглядывал ее.
Она поцеловала его в губы.

- - Да.

Он провел руками по ее бедрам и притянул ближе.

- Я волновался…
Она поцеловала другую сторону его рта.

- - Я тоже.
Он провел пальцами по ее спине снизу вверх,

- Что изменилось?
Она прижала губы к его губам.

- Время…

Она поцеловала его в подбородок.

- Робби улыбнулся сегодня…

Она поцеловала его в щеку.

- У меня была отличная пробежка…

Она нежно укусила его за другую щеку.

- Я получил« As »в обоих классах…

Она снова жадно поцеловала его в губы.

- И сегодня я поставила ВМС…
Он поцеловал Никиту в ответ, позволив всему остальному раствориться в знакомом, радушном жаре ее рта и ее тела.


- Боже мой! Вы что ребята, никогда не пользуетесь своей комнатой?


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Среда, 25 марта 2020, 09:54:25

 

#9
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:

******

Адам, шатаясь, забежал на задний двор и упал без сил на траву, перекатившись на спину, уставился в небо.

- -Что вы пытаетесь сделать? Убить меня?
Никита рассмеялась и обменялась взглядами с Эрин. Они опередили Адама и уже растягивались после очень интенсивной пробежки.

Закончив, Эрин перешагнула через Адама и опустилась вниз, чтобы оседлать его талию.

- Да, - сказала она, ее глаза блестели от смеха.

- Это мой дьявольский план. Убить тебя.
- Если ты заставишь меня бежать на всех парах еще пять миль, то это сработает.
- Ты же не мертв. Во всяком случае, пока.

- - Итак , - спросил Адам, потянувшись к ее бедрам, - что дальше в вашем списке?
Эрин снова засмеялась и выскользнула из его объятий, спустилась вниз чтобы сесть на ноги.

- Пресс…
- Что?!
Никита закончила расстегивать все ремни, которые надежно удерживали Робби в беговой коляске.

- Мне нужно привести ребенка в порядок. Кто хочет воды?
- Мы! – крики последовали за ней в дом.


Когда она вернулась на улицу, Адам и Эрин заканчивали упражнения, очевидно соревнуясь друг с другом в скорости.

Никита уселась в кресло в тенистой части веранды и положила Робби на колени, пока поправляла лифчик и легкое одеяло, готовясь к его кормлению. Малыш махал руками в воздухе и что - то увлеченно рассказывал на своем языке. Никита счастливо улыбалась, потому что он был самым удивительным ребенком, в возрасте двух с половиной месяцев, в мире, и он был ее.

Когда она закончила кормить Робби, услышала, как подъехал внедорожник Майкла, и через несколько секунд он сам появился из - за угла дома.

Майкл подтащил стул и сел рядом с ней, протянув руки, чтобы взять Робби. Малыш улыбнулся, ахнул, сжимая кулаки и болтая ногами, радуясь голосу своего отца. Никита протянула Майклу одну из бутылок с водой, которую она вынесла на улицу, а затем выглянула во двор, когда Адам и Эрин снова упали на траву. Они вытащили футбольный мяч и играли в какую-то игру, которая, по-видимому, заключалась в том, чтобы подставить друг другу подножку для того чтобы завладеть мячом.
Больше всех радовались собаки. Когда Адам и Эрин катались по земле, смеясь и воруя друг у друга поцелуи, собаки перепрыгивали через них, пытаясь принять участие в игре.
Никита сказала:

- Они что, даже не пытаются удержаться на ногах?
И была вознаграждена одним из лучших взглядов Майкла:

- Я даже не собираюсь отвечать на этот невероятно глупый вопрос.

- Хорошо.
Майкл ухмыльнулся. Посмотрев на часы, он крикнул смеющимся подросткам на лужайке:

- Вы все еще хотите покататься на яхте сегодня вечером?
Адам вскочил и поднял Эрин на ноги. Они обменялись быстрыми взглядами, когда шли рука об руку к веранде, и затем юноша сказал:

- На самом деле, мы думали, может быть, вы, ребята, хотите выйти. Например на свидание. Мы можем присмотреть за Робби.
Никита и Майкл обменялись испуганными взглядами. Никита сказала:

- Ты уверен?

- Да. - Адам пожал плечами.

- Я имею в виду, вы же не уйдете на всю ночь, а Робби сможет прожить несколько часов без вас, верно?

Эрин смело добавила:

- Все будет хорошо. Я часто нянчила для своих двоюродных братьев и сестер, в том числе младенцев.
Никита снова взглянула на Майкла, а затем сказала:

- Хорошо. Спасибо!
Адам и Эрин исчезли внутри, сказав, что приведут себя в порядок и вернутся, чтобы забрать Робби.

Никита знала, что тоже должна пойти и переодеться, но было так приятно сидеть с Майклом и их ребенком на свежем вечернем воздухе.

Через минуту или две они услышали, как включился душ в подвале, и Никита подмигнула Майклу,

- Могу поспорить, на четыре стирки белья, что они не вспомнят что нужно притвориться, что каждый принял душ самостоятельно.

- Ставлю поездку с собаками к ветеринару на прививки, что Адам вспомнит об этом. Он очень хорошо подготовлен.
Через пять минут душ прекратился, а затем, после того как Никита успокоилась, думая что она победила, душ снова включился. Майкл рассмеялся.

- Ветеринар ждет в четверг…


Они отправились во вьетнамский ресторан, который нравился Майклу, а затем, взявшись за руки прошлись по многолюдному городскому району. Когда они подъехали к своей улице, Никиту поразила неприятная мысль.

- Ты же не думаешь, что им в голову придут глупые идеи, пока они наблюдают за ребенком, не так ли?

Никита почувствовала огромное облегчение, когда они вошли и увидели Адама, который расхаживал взад-вперед, покачивая на руках плачущего ребенка. Он сунул Робби ей в руки с облегченной улыбкой, сказал:

- Он целый час плачет. Я думаю, что он голоден. Мы можем взять твою машину?

Не прошло и минуты, как Адам и Эрин выехали с подъездной дорожки и направились «пообщаться с друзьями»
Никита поморщилась.

- Неужели ему обязательно так визжать шинами?

*****

Адам сделал огромный глоток из чашки, которую протянул ему Джон, и поперхнулся от неожиданности,

- Господи, чувак! Ты бы мог сказать, что это пиво, а не пунш!
Джон ударил его по спине и рассмеялся.

- Я думал, что ты будешь благодарен, что я придумал как нам кое что зацепить.
Немного поправившись, Адам сделал более нормальный глоток из своей чашки. Глядя на Джона из-под бровей, он сказал:

- Ты подошел к бочонку, когда там никого не было?
- Да. - Джон покраснел,

- Твой отец наверно будет в шоке, если он поймает тебя?
- Мой отец? – недоуменно переспросил Адам.

- Да.

- В шоке, потому что мы пьем пиво на заднем дворе в окружении родителей? Адам покачал головой и засмеялся.

- Чувак. Нет.
Джон закатил глаза.

- Когда нам исполнилось по пятнадцать лет мы с мамой заключили великую сделку, нам разрешили пить безалкогольное пиво.
Адам засмеялся и протянул свою чашку.

- - Я пил вино за обеденным столом с тех пор, как себя помню.

Джон постучал пластиковым стаканчиком по плечу Адама. Сделав еще один глоток Джон продолжил очень непринужденным голосом:

- Джейк только что появился со своей семьей.
- Где?

- Разговаривает с Эрин.

- Я не видел его с прошлого лета.

- Он стал еще большим придурком чем раньше.

- Что ты имеешь в виду?
- Ну. Вот и он. Ты сам сейчас все узнаешь…


…На следующее утро звук будильника заставил Адама схватиться за голову, он застонал, потянувшись, чтобы выключить его.

- Вот - он повернулся, и затуманенным взглядом посмотрел вверх на звук голоса Никиты. Она вошла в его комнату и поставила на стол несколько маленьких белых бутылочек и стакан с водой. Грохот и лязг показались Адаму очень громкими.

- Твой выбор болеутоляющих средств и вода.
Адам закрыл глаза и снова застонал.
- Извини. Но твой отец хочет уйти на работу в ближайшее время.
Адам даже не открыл глаза.

-Думаю, я вроде как переборщил с этим

- Да
- Он сильно злится?
- Нет. Я думаю, он даже немного гордится тобой.
- За что, за разборки на семейном барбекю? -
- Нет. За то, что ушел от драки.
- Ох. ​​

Боль в голове немного отступила, и он почувствовал себя веселее.


Прошлой ночью было очень трудно уйти от Джейка. Но после того, как неожиданное поддразнивание переросло в оскорбления, а оскорбления стали отвратительными, и Джейк нанес свой первый неуклюжий удар, Адам понял, благодаря всему, чему он научился у своего отца, и немного от Никиты, что он может раздавить Джейка в лепешку. Но он также понял, что не хочет этого делать. Не перед всеми на вечеринке, а может быть вообще никогда.

Адам открыл глаза. Никита сидела в его рабочем кресле.

- На самом деле?
Она улыбнулась ему.

- Да. Я думаю что не смотря на то что ты не стал драться, он все понял.
- Я знаю, что ты не встречала Джейка, но он был моим лучшим другом в течение многих лет.

- Я слышала. Майкл рассказал мне.
- Джейк не должен был говорить плохо об Эрин.
- Нет.

- И он определенно не должен был оскорблять меня…

- Но я думаю что ты ему неплохо ответил…

Адам засмеялся, и у него снова заболела голова.

- Ох. Оу
- Прими душ. А потом набери Эрин, она уже звонила тебе…


…Адам продолжал работать на своего отца все лето, деньги были слишком хороши, чтобы упустить их. Теперь, когда он водил машину, то часто выступал в качестве водителя, перевозя оборудование и людей.

Летний футбол шел очень хорошо, и он был уверен, что этой осенью продолжит играть в команде средней школы.

Робби рос очень быстро и был веселым подвижным и любопытным ребенком.

Адам наконец признался своему отцу, что отчаянно хотел больше братьев и сестер, когда был помладше. Эрин закатила глаза и сказала, что он хочет братьев и сестер, потому что понятия не имеет, насколько они могут быть противными.


Эрин и Адам жили всего в нескольких кварталах друг от друга и имели постоянный доступ к машинам родителей. Летом они проводили много времени вместе.

Единственным исключением стали две недели июля, когда Эрин уехала на тренировочную программу в Колорадо.

Пока Эрин не было, Адам несколько раз выходил на пробежку с Никитой и Робби. Он использовал эту возможность чтобы задать ей больше вопросов о ее жизни и жизни его отца перед Миннесотой.


Весной Адам превратил одну из своих последних работ по обществознанию в исследовательский проект, посвященный студенту, оставленному во время холодной войны.

С помощью Никиты он добрался до старых газетных фотографий Майкла на маршах протеста, во время ареста и на суде.

Видеть своего отца молодым человеком, с длинными и дикими волосами, с выражением затравленности и опасности на лице даже на старых, плохо отсканированных газетных фотографиях, было одновременно шокирующе и странно впечатляюще.

Он не рассказал Никите о своих эмоциях, уверенный, что это привело бы к страстной лекции о непреднамеренных действиях и опасных последствиях.

Никита была очень осторожна в том, что рассказывает ему. Ей были близки эти странные ощущения, когда узнаешь, что вся твоя жизнь с самого начала, чей то искусственный проект.

- Я гордилась собой, что смогла выжить на улице пока не узнала, что мой отец все это время наблюдал за мной. Его люди вытащили меня, когда я была на грани и готова была упасть так низко, что подняться уже не смогла бы.

- Когда ты об этом узнала?
Никита засмеялась, тяжело дыша, толкая беговую коляску вверх по склону.

- После того, как начала понимать, что меня создали для работы в этой организации, я начала свое расследование. Позже моя сестра все подтвердила.
- Значит, у тебя действительно есть сестра?

Глаза Никиты снова засветились смехом.

- Да! У меня действительно есть сестра. Она не живет в Брисбене.
- Почему она рассказала тебе все это?
- Она считала, что я слишком много о себе думаю и пренебрежительно отношусь к ней, потому что отец вырастил ее в позолоченной клетке. Она хотела, чтобы я знала, что тоже росла в клетке, хотя и не такой видимой. Новость пришла с опозданием.
- Вы хорошо общались?
- О да. То, что отец готовил нас, чтобы взять на себя его обязанности, не означало, что все вокруг думали что это хорошая идея. Мы стали партнерами по умолчанию, чтобы выжить. Мы хорошо поработали вместе.
- Как она отнеслась к твоему отъезду ?

- Я подозреваю, что она почувствовала облегчение. Она всегда боялась, что я хочу занять ее должность и никогда не доверяла мне.
- Она будет охотиться за тобой?
- Нет. Но не из - за поддержки, просто для нее это пустая трата ресурсов. Думаю моему преемнику гораздо интереснее узнать мою судьбу. Но моя сестра вполне может поощрять это, чтобы защитить свое положение…

… Этим летом они больше плавали и меньше ходили в походы. Ночевки на природе с ребенком был не таким уж веселым занятием.

Как только они познакомили Эрин с парусным спортом, ей это тоже понравилось. Они отлично ладили с Никитой, особенно после того, как обнаружили, что вдвоем с легкостью обыгрывают Адама и Майкла в баскетбол.

Адам искренне расстраивался проигрышам, но его отец насмешливо посмотрел на него и спросил,

- Неужели тебе не нравится, когда твоя девушка светится и накачивается эндорфинами победы?

Именно тогда Адам начал понимать, что правильная потеря может быть даже лучше, чем неправильная победа.


Вечером в субботу в конце августа Адам и Эрин болтались у стенда об альтернативных источниках энергии, который их друзья Джон и Пол представляли на экологической ярмарке. Все вместе они обратили внимание, на отца Адама, который прогуливался среди толпы. Майкл был в солнцезащитных очках, и держал перед собой Робби в сумке для переноски ребенка.

Пол грустно покачал головой и сказал:

- Я не понимаю, чувак. Как твой отец может выглядеть так круто? Даже когда носит этого ребенка?
Адам пожал плечами.

- Он говорит, что это из-за обуви.
- Что?
- Смотри … - подбородком указал Адам,

- Он в ботинках. Не в кедах. Это единственная разница между ним и половиной других парней.
- Должно быть что-то еще кроме этого.
- Да! – насмешливо воскликнул Джон,

- Но у тебя никогда этого не будет, так что не беспокойся!
Адам засмеялся и ничего не сказал, потому что он точно знал, что имел в виду Джон.

Он понимал почему его отец был таким, но не пожелал бы этой жизни своим друзьям. Никакая «крутость» того не стоит…

- Есть еще одна вещь, которую ты никогда не получишь.

Джон подтолкнул Пола и хмыкнул.

- Кого-то вроде Николь.
Эрин немедленно встала на защиту Пола, горячо утверждая, что когда-нибудь у него тоже будет горячая подружка. Адам краем уха слушая друзей, улыбался и смотрел, как Никита обвила своими красивыми загорелыми руками отца, целуя его в шею, прежде чем обойти, чтобы поцеловать Робби. Солнце блестело и отражалось в ее светлых волосах.

В этот самый момент бывшая подруга его отца, Мари, вышла из толпы и решительно направилась прямо к ним.

****

Никита почувствовал, как Майкл напрягся и обернулся, увидев, что он приветствует невысокую женщину с рыжими кудряшками.
- Здравствуй, Мари. - Майкл неловко наклонился, чтобы поцеловать каждую из ее щек, одна рука обхватила круглый маленький животик Робби.
- Майкл? - Женщина смотрела на него снизу вверх ярко улыбаясь

- А кто это? - Она кивнула на Робби.
- Это Робби, - сказал он. Затем повернулся и потянул Никиту за руку, чтобы представить ее.

- А это Николь. Мама Робби. Николь, это Мари.
Никита протянула руку.

- Привет. Приятно познакомиться, Мари.
- Приятно познакомиться, тоже.

Она не сводила глаз с Никиты, Майкла и Робби, и ее вопрос был слишком ясен чтобы его игнорировать.
- Ты должно быть французский профессор?
- Да. - Мари слегка покачала головой.

- - А ты, должно быть, новая подруга Майкла ?

- - Да. С прошлого лета.
- О? - Мари снова многозначительно взглянула на Робби.
- Майкл - папа Робби. Да?

Никита рассмеялась, и взяла Майкла за руку.

- Даже Майкл не может победить силу бракованного презерватива.
Мари вежливо поморщилась услышав эту неудачную шутку, а затем сказала:

- Значит, вы женаты?
Никита покачала головой.

- Нет.
- Мари? - К их маленькой группе подошел худощавый мужчина с седыми волосами, толкая коляску с ребенком, которому было около года.

- Вот ты где, - сказал он.
- Привет! - Мари демонстративно поцеловала мужчину, и держась за него, повернулась к Майклу и Никите.

- Это мой муж, Кевин Смит. Он физик. Это безумие, но мы встретились в самолете в Экс-ан-Прованс два года назад. Сейчас мы оба собираемся в этот университет на семестр. А это Кэти, наша дочь. Кевин, это Майкл.
Майкл улыбнулся и протянул руку.

- Мне очень приятно с вами познакомиться, Кевин. - Кевин улыбнулся,

- Тот самый Майкл,? Приятно познакомиться.
Никита вежливо задала несколько простых вопросов об их исследовании, осторожно отклонила вопросы о ней и поспешила увести Майкла подальше.

- Так - сказала она. - Это Мари?
- Да.
- Она хорошенькая.
- Ммм.
- И она выглядела счастливой.

- Да.
- Перестань чувствовать себя виноватым. Ты не несешь ответственность за всех тех, о ком когда-либо заботился.
Майкл не ответил, только слегка улыбнулся и, собственническим жестом, положил теплую руку на ее бедро, когда они шли к машине.

*****

*****

Лето закончилось пламенем красных и золотых листьев, которые были раздавлены серией гроз в течении всего октября.
Никита решила, что ей никогда не было так холодно как сейчас, когда она сидела в сторонке и смотрела школьный футбол под дождем, который был дождем только потому, что было еще слишком тепло для снега.
Команда Адама выступила лучше в этом году, дойдя до полуфинала. У самого Адама был достаточно сильный юниорский год, и его тренер начал намекать о том, что Адам может быть принят в команду колледжа следующей осенью после выпускного сезона.

Никита осторожно предложила присоединиться к ним на мессе по воскресеньям, но Адам отметил, что он и Майкл фактически перестали посещать церковь с прошлой зимы из-за соревнований в выходные дни.

Никита посещала еще два университетских курса, не столько работая над чем-либо, сколько исследуя вещи, которые у нее никогда не было времени исследовать. В этом семестре это был еще один женский учебный класс и, разветвляющий, вводный курс по геологии.
Отдел давал им основательное образование во всем, что было нужно для эффективной работы, но так как они не заботились ни о структуре угнетения, ни о естественных науках, Никита мало чему научилась, и она обнаружила, что и то, и другое ее завораживало.

Через отдел женских исследований она начала работать волонтером в местном женском приюте.
Если, как она сказала Майклу, она больше не спасает мир, то она заполняет часть этой пустоты, пытаясь изменить ситуацию, по одной отчаянной женщине за раз.

Чтобы загладить вину за то, что в прошлом году он пропустил свой собственный день рождения, Адам и его друг Чарли умоляли родителей устроить большое совместное празднование семнадцатилетия. Они предложили провести его на Хэллоуин, как костюмированную вечеринку. Никита, Майкл и родители Чарли, Дэн и Шелия, глубоко вздохнули, метафорически пожали друг другу руки и сказали "да".


В тот вечер Никите казалось, что она случайно попала в голливудский фильм об идеализированной подростковой жизни, которую она смотрела с тоской и презрением, когда сама была подростком.
Была живая группа, состоящая из друзей средней школы Адама, которые исполняли сносные каверы популярной музыки и довольно хорошие каверы на панк классику.
Поскольку Чарли и Адам всегда ходили в разные школы, на празднике было много незнакомых гостей-подростков, одетых в головокружительные костюмы монстров, упырей и супергероев. Раскрасневшиеся и потные, танцующие под музыку и заигрывающие друг с другом.
Хотя на вечеринке не было никакой выпивки за исключением нескольких наглых гостей, которые появились уже навеселе, подростки казались вполне довольны закусками, газировкой и огромным праздничным тортом.
На Адаме был костюм Аладдина в комплекте с искусственным мечом и золотыми серьгами, а Эрин решила одеться девушкой Святого Патрика, предполагая, что Ирландские девушки носят ботинки Doc Martens одиннадцатого размера
Когда Никита удивленно взглянула на них, они рассмеялись и сказали, что попробовали делать пары: Адам в ледерхозенах и Эрин как танцовщица живота, но так им понравилось больше.

Их «благотворительная охота на оленей» в ноябре прошлого года впечатлила Адама, поэтому в этом году он привлек к этому своих друзей, Чарли, его брата и сестру. Эрин также приехала с ними, хотя отказалась охотиться.
На этой неделе они доставили шесть оленей в процессинговый центр.


Когда начался снежный сезон, Никита почувствовала, что их жизнь перекочевала на местную лыжную базу. Эрин и Адам оба соревновались со своей школой и местными клубными командами. Эрин укрепляла свои лидерские позиции в региональных соревнованиях.
Адам настолько улучшился, что, когда он сломал свой сноуборд, совершая особенно захватывающий маневр, представитель сноубордического завода на соревнованиях подошел и предложил снабдить его новым оборудованием. Хотя Майкл предпочитал, чтобы Адам не привлекал к себе внимания таким образом, Никита отметила, что после того, как предложение было сделано, отклонить его было проблематично. Так что Адам получил удовольствие от заслуженного признания.


Поскольку они не смогли бы провести такой же как в прошлом году Рождественский отпуск вместе с Робби, Никита и Майкл решили отпустить Адама в зимний тренировочный лагерь, одного.
Вместо этого они проводили время дома, играя с Робби, который в восьмимесячном возрасте смеялся и бормотал детские слоги, сидел, ползал и вставал, держась за чьи-нибудь руки. Он все еще был совершенно лысым, и его глаза оставались ярко-синими.
Сначала Никита старалась не сидеть с глупой усмешкой, наблюдая, как Майкл играет с сыном, но потом решила, что пережила невероятные трудности чтобы попасть в это время и место, и если ей хочется свернуться калачиком в кресле перед огнем и смотреть на Майкла с их ребенком, это было ее абсолютно заслуженное желание.


В январе Никита предложила изменить дизайн веб-сайта для женского ресурсного центра, и она начала еще два курса в университете, на этот раз оба по естественным наукам. Иногда она подумывала о возможности принять участие в программе по экологии, но потом сказала себе, что у нее будет время сделать это позже, если она захочет.

Проводя много времени на лыжной базе, Никита возобновила формальные дружеские отношения с женщинами, с которыми познакомилась год назад. Общение с ними не доставляло ей внутреннего удовлетворения, наоборот Никита все больше чувствовал себя раздробленной и неустойчивой.
Она осознала что работа в приюте, помощь напуганным женщинам, пытающимся изменить свою жизнь и защитить своих детей, была для нее более привычной средой.
Вспоминая свое детство и годы в Отделе она чувствовала себя странно расслабленной среди отчаявшихся, злых людей.
Это было ее собственным легким утешением, что заставляло ее чувствовать диссонанс между тем, кем она была раньше, и тем, кем она стала сейчас.
В своей жизни она никогда не проводила много времени с такими людьми, как женщины, с которыми она каталась на лыжах, которые никогда не беспокоились о том, чтобы иметь достаточно еды или безопасное место, чтобы ее есть.
Теперь, когда она оказалась одной из них, обнаружила, что борется с чувством вины. .
Ноющая тревога из-за кажущейся бесполезности в этом мире имела странные последствия, которые еще больше сблизили ее с Майклом.
Когда она рассказала ему о своем беспокойстве по поводу спокойной жизни, безопасности и комфорта, Майкл ответил ей откровенно, впервые в жизни поговорив с ней о собственной политике.
Это была неизвестная часть его. Он настолько отгородился, чтобы выжить в Секции, что у нее никогда не было возможности увидеть, насколько глубокими или радикальными были его убеждения.
Теперь Никита наконец начала понимать, почему такие разные люди как Рене, Сатин или Гренет, не могли поверить, что он действительно отвернулся от своего прежнего «я».
Они разговаривали, спорили и обсуждали радикальную политику так часто, что Никита начала много читать по этой теме, чтобы постоять за себя. Дошло до того что, Адам стал умолять их, пожалуйста, попробуйте пережить вечер, не упоминая слова "капитализм".

Поскольку активные интеллектуальные споры были тесно связаны с энергичным сексом, у них возникли проблемы с соблюдением его просьбы.


Адаму удалось пройти отбор на национальный турнир по сноуборду в его возрастной группе - в нижней части команды Среднего Запада. Он прошел квалификацию и поэтому он и Эрин провели большую часть марта и начало апреля, путешествуя.
График Майкла был гибким, он взял на себя большую часть сопровождения, вождения, перевозки и ожидания юных спортсменов.
В середине апреля Робби исполнился год и он отпраздновал это событие, пройдя через гостиную, от рук своего отца до рук брата.

Той ночью, убаюкав малыша, Никита еще долгое время раскачивалась, сидя в кресле, не желая опускать сонного, сладко пахнущего ребенка в кроватку. Она сидела так долго, что Майкл, в конце концов, пришел ее искать, бесшумно появившись в темной двери. Прислонившись щекой к голове Робби, она тихо сказала:

- Это был лучший год в моей жизни. Спасибо.

- Ты сделала все самое трудное.
Никита поцеловал Робби, затем встала с кресла и уложил его в кровать.

Присоединившись к Майклу в холле, она взяла его руки в свои и наклонилась, чтобы нежно поцеловать его в губы. Прислонившись щекой к его щеке, она сказала:

- У меня никогда не было бы шанса, если бы ты не принял меня.

Увлекая его вниз по лестнице, она улыбнулась ему и мягко ударила его плечом, когда они спускались.

- Во всяком случае, это не было трудно. Робби - легкий ребенок, если верить другим мамам малышей!
Майкл притянул ее ближе и поцеловал в висок.

- Тебе нравится быть мамой. Это делает тебя счастливой.
Никита наклонилась к нему и поцеловала в ответ.

- Я знаю. И это действительно так.
Он провел пальцами по ее бровям , его взгляд всегда был с ней.

- Это все, что имеет значение…


… Адам и Эрин отметили выпускной сезон соответствующими татуировками на плечах. Это было не совсем то, что Никита представляла себе, когда они сказали, что пойдут в торговый центр, собираясь пройтись по магазинам.


Она не сказала им, что, по ее мнению, это было более романтично, чем любое самое красивое платье, даже если сами татуировки были довольно жесткими.

Они также захотели снова отправиться в поход в День памяти. Майкл и Никита согласились отпустить их полностью без присмотра, пока группа оставалась маленькой.

Никита знала, что Майкл все равно захочет проверить их, и напомнила ему, что Адаму было семнадцать с половиной лет, и он достаточно взрослый для того, чтобы его можно было судить за некоторые уголовные преступления и чтобы его завербовали в Отдел. Затем она поцеловала его и потянула обратно в постель.

Не то чтобы Майкл возражал.

*****
Много позже Майкл задавался вопросом, догадывались ли они, что это будет последний год их маленького Миннесотского счастливого мира .


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…


 

#10
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 332
  • Пол:

Наступившее лето казалось почти волшебным, как будто оно все время было пропитано золотым светом, даже в дождливые дни.

Здесь присутствовали все необходимые элементы идеального северного лета: барбекю, запуск воздушных змеев, пикники, парусные гонки, рыбалка и музыкальные фестивали на открытом воздухе.

Они даже совершили десятидневную прогулку на каноэ в кемпинг расположенный на дикой местности на границе Канады и Миннесоты. Никита предложил остаться дома и отпустить Майкла и Адама одних, но Адам горячо заверил их, что хочет, чтобы она и Робби пошли вместе с ними. Майкл подозревал, что Никита и Робби, вероятно, обеспечивали достаточное прикрытие для того, чтобы Эрин тоже была приглашена, и оказалось, что он был прав. Не то чтобы он возражал. Ему нравилось жить на природе, и он любил проводить время с Никитой, и было трудно так долго находиться вдали от Робби.

Робби начал говорить и бегать, влюбился в метание мячей. Он бегал по дому и двору, преследуя брата, держа мяч в руках, умоляя Адама поиграть с ним.

Адам смеялся, ловил и подбрасывал, визжащего от восторга малыша, высоко в воздух и играл с ним в мяч.

Майкл отчаянно хотел заморозить каждый миг, чтобы он мог оставаться там вечно, наблюдая за сыновьями. Много лет он и мечтать не мог что будет вместе с ними играть, смеяться, кататься по траве, при ясном свете долгих северных летних вечеров.

Поскольку Адам все еще работал на Майкла, играл в футбол и проводил время со своими друзьями и с Эрин, они видели его только на запланированных семейных событиях, таких как еженедельные парусные гонки или их путешествие в пограничные воды.

Чаще всего это были только Майкл, Никита и Робби. Они проводили много вечеров в местных парках, катаясь на детских качелях, гуляя или бегая трусцой, обсуждая то, что они могут сделать после того, как Адам отправится в колледж.

Вытащив камень из рук Робби, прежде чем он положил его в рот, играя в большой песочнице, Никита сказала:

- Я смотрю вокруг и понимаю что с моим опытом, - она бросила на Майкла смеющийся взгляд.

- Я могла бы добиться большого успеха, управляя вещами более эффективно и действенно.
- Но?
- Но это не очень согласуется с нашим сдержанным профилем.
- Это так.
- Я знаю, почему ты выбрал домашнюю покраску, а не компьютерный консалтинг или что-то в этом роде.
Ее взгляд был проницательным и оценивающим:

- Десять лет прошло, а тебе уже скучно .
Майкл рассмеялся, потому что это был правдой, и в действительности кое-что он уже пытался решить самостоятельно.

- Да.
- Так что же, черт возьми, нам с тобой делать в течении следующих двадцати лет?
Майкл ногой толкнул игрушечный грузовик назад к Робби.

- Я до сих пор не знаю. Некоторое время я думал об искусстве, возможно, о скульптуре, но, похоже, потерял к этому интерес.

- А я думала об органическом сельском хозяйстве… - она краем глаза посмотрела на него, а затем рассмеялась.

- Это тот самый взгляд ужаса, который я ожидала увидеть!
- Как ты относишься к кругосветному плаванию? - спросил он.
Она склонила голову.

- Ты серьезно?
- Я так думаю.

- Адам?
- Он готов стать более самостоятельным.
- Итак, - Никита подвинулся ближе к нему.

- Твоя идея - это ты , я, малыш и глубокое синее море?
Майкл улыбнулся видя неподдельное счастье в ее глазах.

- Да.
Она наклонилась, чтобы поцеловать его, выдохнув,

- Прекрасно! - Как раз перед тем, как ее губы встретились с его.

*****

После такого лета осень не могла не стать временем перемен.


Эрин была приглашена присоединиться к одному из элитных лыжных клубов на западе и закончить последний год средней школы, интенсивно тренируясь с лучшими тренерами.

Она уехала в Колорадо как раз перед Днем труда. Майкл не спрашивал, но Адам сам рассказал, что он и Эрин решили разорвать отношения и остаться друзьями, а не пытаться продолжать на расстоянии.

Друг и партнер Майкла, Джо Кнутсен скончался в начале сентября после непродолжительной борьбы с раком простаты. Адам служил на алтаре в качестве помощника в последний раз, а Майкл плакал на похоронной мессе, впервые после той, что проводилась для его родителей. После этого Майкл пригласил Джеффа стать партнером, и стал тратить еще меньше времени на работу. Вместо этого он проводил время дома с Робби и Никитой, читая и размышляя.


Он начал пересматривать и обновлять их планы относительно того, как они могут покинуть Миннесоту навсегда, не вызывая беспокойства или опасного любопытства среди своих многочисленных друзей. Он начал бегать на длинные дистанции и тренироваться чаще, с Никитой и в одиночку, пытаясь обрести ясность через физические нагрузки.

У Адама был отличный футбольный сезон. Его тренер был уверен что им будут интересоваться рекрутеры из колледжей со всего штата, желающие поговорить с ним об игре на следующем уровне.

В начале октября, после их третьей встречи за кофе с тренером колледжа, когда Адам ушел, Майкл посмотрел на Никиту, которая хмурилась и рассеянно постукивала карандашом по бумаге перед собой, и сказал:
- Ты тоже это чувствуешь?
Она положила карандаш и посмотрела на него с легким облегчением.

-Да.
- Ничего, кроме чувства?
- Нет. - Она разочарованно пожала плечами.

- Я пробовала искать.

Майкл полностью понимал и разделял ее разочарование. Он не мог найти ничего неуместного, несмотря на тщательные поиски, но все равно чувствовал перекрестье прицела.

-И я тоже.
Она взяла его за руку, крепко сжала и встретилась с ним взглядом.

- Пришло время уходить.
Он сжал ее в ответ.

- Да. Я тоже так думаю.
Она спросила:

- Когда?
-Чем раньше, тем лучше.

- День Благодарения будет прекрасным окном, - предложила она.
- Это дает нам почти семь недель.
Она нахмурилась.

- Слишком долго?
Майкл покачал головой.

- Я думаю, что раньше будет слишком быстро.
- Я согласна. Когда мы скажем Адаму?

- Как только закончится футбольный сезон или в его день рождения?
Никита покачала головой.

- Это грубый способ дожить до восемнадцати лет. С Днем Рождения. Попрощайся со своей жизнью.

- Мы можем подождать до последней минуты.
- Я думаю, что это несправедливо по отношению к нему.
- Тогда конец футбольного сезона!!!


За эти годы Майкл спрятал полдюжины автомобилей в различных местах прилегающих к городу, все они полностью были укомплектованы скрытой наличностью, удостоверениями личности, новыми паспортами и оружием.

С помощью Никиты он начали перемещать их в наиболее вероятные места отхода.

Они также разрабатывали свои легенды и договорились о том, чтобы открытки и сообщения из Австралии приходили к их ближайшим друзьям по электронной почте через подходящие промежутки времени.
Сам Майкл подготовил документы, чтобы перевести лодку, дом и все, что в нем, в собственность компании, а в свою очередь, чтобы после Нового года компания полностью перешла к Джеффу. Он оставил письмо Джеффу, объяснив, что, поскольку тот должен будет оплатить все судебные издержки и заплатить достаточно существенный налог, он ничего не должен Майклу.

Тренировки Майкла и Никиты в додзё неуклонно набирали силу и частоту, и они больше тренировались дома.

Когда друзья прокомментировали это, Майкл и Никита со смехом указали на их приближающиеся дни рождения. Майклу будет пятьдесят, а Никите скоро сорок, и они поклялись, что именно поэтому они оба сосредоточились на фитнесе и силовых тренировках. Их друзья смеялись и кивали в сочувственном понимании.



… Их сексуальная жизнь снова изменилась.

Первое возбуждение от того, что они снова вместе, а затем бушующие гормоны беременной Никиты, медленно скользнули в комфорт и удивительное удовлетворение от того, что они действительно живут вместе каждый день.

Наконец-то у них появилось время для игр и изучения фантазий друг друга. Жизнь в Отделе давала им много времени для воображения, но не было возможности все это реализовать.

Летом их любовные ласки были особенно вялыми и медленными. Они дразнили, искушали и держали друг друга на краю так долго, как это было возможно. Это было неотъемлемой частью полного ощущения существования внутри защищенной золотой дымки, и они наслаждались временем и верой в то, что у них действительно есть годы впереди, чтобы разделить их вместе.

С осознанием, растущим беспокойством, и уверенностью что за ними наблюдают, в их сексуальную жизнь снова вошли старое, знакомое отчаяние и сильное желание. Они занимались любовью чаще, и это было ярче, быстрее и более взрывоопасно для них обоих.

Время проведенное с Робби было одной из немногих вещей, которые успокаивали Майкла, но ребенок почувствовал скрытое напряжение, и его следующий раунд прорезывания зубов оказался ужасом для всех. К тому же он поймал простуду, которая превратилась в ушную инфекцию. Это привело к тому, что капризный, лихорадочный, липкий, наполненный соплями малыш, плакал больше, чем смеялся.

*****


*****
Адам был рад больше чем обычно, что его отец приехал вовремя, чтобы забрать его после тренировки.
Юноша все больше осознавал совершенно перестал интересовался школой, за исключением того, что там были его друзья, и он должен был быть там, чтобы оставаться в футбольной команде.
Адам не мог с искренним энтузиазмом говорить о колледже ни с кем, даже с потенциальными тренерами. Он вырос в тени Университета Миннесоты и не хотел туда ехать, как и в любое другое предложенное место.
Самое странное было то что он заметил, что его отец и Никита внезапно перестали говорить о колледжах около десяти дней назад. Несколько месяцев это была основная тема разговоров в их семье.


Когда они выехали со стоянки, Адам спросил:

- Пап? У тебя когда-нибудь возникало ощущение, что с кем-то что-то не так, но ты точно не знаешь, что именно?
- Почему ты спрашиваешь?
Адам вздохнул, но продолжил, не желая отвлекаться на вечно раздражающий вопрос отца.

- Это будет звучать очень странно, я знаю, но это касается одной новенькой. Просто что-то в ней не так.
Он замолчал.
Его отец сказал:

- Расскажи мне больше об этом.
- Она странная, - Адам взмахнул рукой, пытаясь объяснить свои чувства без слов.

- Может быть, она просто очень неловкая, я имею в виду, она как будто специально раздражает всех, постоянно трется возле нас. Тусуется и ждет, чтобы ее позвали в компанию. Она не понимает никаких намеков на то, что она никому не нравится и что никто не хочет, чтобы она зависала с нами.
Адам нахмурился, теперь, когда он сказал вслух, это звучало глупо.

Но на самом деле он еще не дошел до худшего.

- Она постоянно пытается уговорить меня пойти с ней куда – нибудь. Ну например в кафе чтобы делать домашнее задание. Утверждает что это «не свидание или что-то еще» - Адам закатил глаза.

- Она думает, что я глупый или что-то в этом роде?

- Может быть она просто очень неловко выражает свою заинтересованность в тебе.
- Она Гот, папа. Обычно эти девушки довольно прямолинейны.
Его отец ничего не сказал, поэтому после паузы Адам продолжил.

- И даже если она неловкая, становится странно, что независимо от того, как часто я прогоняю ее, она приходит в норму на следующий день, как будто ничего не было.

Адам разочарованно покачал головой.

- Некоторые парни из команды начал называть ее моей маленькой фанаткой, а это просто ужасно, понимаешь?

- Ты можешь отстраниться от этого просто быть вежливым и сдержанным.
- Я не могу отстраниться, не бросая школу! - Адам услышал, как его голос поднялся от разочарования, и сознательно модулировал его вниз.

- Я уже пытаюсь предугадать, где она может быть, и стараюсь находится где-то в другом месте. Джон, Пол и Лили выполняют роль наблюдателей, так что я знаю, когда она появляется на горизонте, и ухожу оттуда, прежде чем мы столкнемся.

- Продолжай.
- Мой вопрос заключается в том, мог ли я на самом деле подцепить какую-то странную цыпочку-сталкера? И если да, то что мне теперь делать?
-Это одна из возможностей.
Его отец замолчал, и Адам рискнул искоса взглянуть на него. Лицо его отца ничего не выражало, когда он сказал:

- Есть и другое объяснение…

Адам старался вести себя спокойно, как будто он уже не думал об этом, каждый раз, когда сталкер-девочка задавала ему любопытные вопросы о его отце, или Николь, или Робби, или после того, как он заметил, что она наблюдала за тренировками, но никогда не приходила на Игры.

- Что?
- Нас нашли.
Сердце Адама стало биться очень быстро, и ему пришлось изо всех сил пытаться сделать глубокий вдох.
- Как ты думаешь, ты можешь устроить так, чтобы эта девушка пришла вместе с твоими друзьями, в какое-нибудь людное и оживленное место, чтобы мы с Николь могли хорошенько ее рассмотреть?

Адам долго молчал. Все звуки автомобиля, в том числе ремень вентилятора, который начал немного дребезжать, шипение шин на дороге, слабое урчание, когда его отец нажимал на газ, когда каждый зеленый свет включался, щелчок сигнала поворота, шум машин рядом с ними, заполнили его голову, пока все они не были заглушены звуком его собственного пульса, бьющегося в ушах. В конце концов, он сказал:
- Хорошо. Я могу это сделать. И ее зовут Энн.

ПРОДОЛЖЕНИЕ (ОКОНЧАНИЕ) СЛЕДУЕТ…
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей