Перейти к содержимому

Телесериал.com

Тайна заброшенного подземелья

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 49
#31
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Обвинительное заключение


Итан
- Я знаю, что вы никогда не уживались, - давил СиСи.
- Я был молод! А она была ребенком! - оправдывался Мейсон, - конечно, я ей ничего не сделал!
- Вы ссорились, - напомнил СиСи.
- Хорошо. Мы спорили. Она застала меня пьющим, угрожала рассказать тебе. Я, сдуру, сказал ей, что убью ее, погнался за ней в туннель под полем... но я оставил ее там живую! И все было нормально!
- Правда?
- Да.
- Прости, прости меня, все, что произошло сегодня... Все, рассказанное Итаном... Прости.
- А почему ты не спросил раньше? Ты сомневался?
- Сегодня вечер был трудным для всех нас. Давай, отложим этот разговор, - выкрутился СиСи и ушел.
А Джулия и Мейсон ударились в обсуждения... и он рассказал ей ТАКОЕ...
- Я молюсь богу, что я на самом деле не убил эту маленькую девочку! Я уверен... я почти уверен, что не причинил ей зла.
- Конечно. Ты не хочешь говорить об этом?
- Я никогда никому не рассказывал, ЧТО произошло той ночью. Я не знал, что мой отец случайно услышал всё... Я пытался как-то скрыть, что был пьян, я не хотел, чтобы он узнал, что я брал что-то у него...
- Ты же был ребенком, - рассудительно сказала Джулия.
- В любом случае... я был пьян в ту ночь, когда столкнулся с Кассандрой. Я погнался за ней по туннелю. Мы повздорили, и я толкнул ее. Она ударилась об одну из балок. Но с ней все было нормально! Я уверен! Я оставил ее там, и, оглянувшись, я увидел, что она поднимается... мне так казалось. Ты знаешь, как я себя винил все эти годы! Я всегда мог поделиться своими переживаниями, но не с Кассандрой - ее больше никто никогда не видел...
Другой мой диктофон записал разговоры в доме Кэпвеллов, в том числе, между Софией и Стивеном, где они немного поцапались. Конечно, София шипела на него, как дикая кошка, но потом они нашли общий язык.
Стивен прав, он понимает Софию, как никто на свете, поэтому может манипулировать ею. Хотелось бы знать, может ли она делать это же с ним, или, несмотря на его фанатичную привязанность, он сохраняет автономность?
Зато запись с диктофона в доме Джулии была бесподобна!

Тем временем, вернувшись домой, СиСи сыпал проклятиями в наш адрес... или в адрес убийцы Кэсси? Как бы то ни было, он был уверен, что его сын не виноват.
- Я думал, что держу все под контролем, думал, что Итан не достанет меня... Он достал, - сокрушался СиСи.
Хммм, мелочь, а приятно.
Келли и Крейг встретились на пляже, они снова пережевывали эту тему. Келли думала, что мы преследуем их не из-за Кассандры... Крейги убедил ее, что основной вопрос - Фрэнк Прессман. И жаловался, что мы его не послушали. Потом он рассказал, как мы создали свою семью - мы, четверо, и Кэсси. А потом и Кэсс, и меня взяли приемные родители. "Это словно игровое шоу, а приз - семья и нормальная жизнь... Итана выбрали по оценкам... Мы играли, когда пришла воспитательница, взяла его за руку, и увела... Больше мы его не видели. Мы были близки друг другу, никого ближе не было..."
Все это чистая правда.
Но отношения к делу не имеет.
Как бы то ни было, когда я пришел забрать диктофон, мы с Мейсоном разговаривали почти нормально.
Я объяснял, что когда встретил Шеннон, мне стало жаль ее... так я и увяз в этом деле. Не знаю, поверили ли они в такую версию.
Мейсон конкретно сказал, что не убивал Кэсси. А потом начал прессовать меня вопросами о Крейге и взрыве в казино.
Но я успел забрать диктофон с бесценной записью...
Тем временем Шеннон пришла в дом к Кэпвеллам, извиниться. СиСи и София отнеслись к бедной девочке благосклонно. Шеннон очаровала их, умничка. Она убеждала, что уверена: никто в этой семье не имеет отношения к убийству. Кэпвеллы расчувствовались настолько, что даже пообещали работу ее отцу после его освобождения!
Шеннон чуть не переметнулась на их сторону. Но я, хоть и не без труда, успокоил ее горячими и страстными поцелуями.
Она все же забрала диктофон - из цветка в гостиной.
Я прослушал пленки, и первому сообщил Стиву, что СиСи невиновен.
Тот был в шоке. Не хотел верить. Но, прослушав запись, согласился.
- Можем двигаться дальше.
- Пусть Дерек и Крейг тоже прослушают это... нужно помнить, что мы, четверо, вместе, - сказал я.
- Да. Четверо вместе. Четверо... - сказал Стив.

Дерек

СиСи и Келли беседовали друг с другом о нас с парнями. В частности, о том, какой я коварный тип, и как я их обманул. А еще Келли хотела устроить пакость и испытать радость - предлагала отобрать деньги на фильм Стива, и сломать его проект. Но у СиСи хватило мудрости не сделать этого. А потом Келли рассказала ему, что слышала, как Кэсс и Мейсон ссорились, и тот обещал Кассандру убить. СиСи убеждал дочку, что его чудесный сыночек ни в чем не виноват.
А мы с Крейги наливались апельсиновым соком в поло клубе.
- Нам отступать некуда, - тоном полководца перед войском известил я его.
- Я никогда не ходил по линеечке, ни пьяный, ни трезвый! Что с тобой, Дерек? - ныл Крейги. Но мне его вечное хныканье было до лампочки.
- Стивен и Итан хотят, чтобы мы встретились после съемки. Они прослушали записи, сделанные в домах СиСи и Мейсона прошлой ночью.
- И нашли убийцу? - недоверчиво хмыкнул Крейг.
- Итан так думает. А у Стивена есть некоторые сомнения.
- Значит ли это, что его "любимый" СиСи вне подозрений? Ты должен быть счастлив! Мейсон выиграл!
- Необходимо найти ПРАВДУ, а не еще одну жертву для расправы! - меня уже бесил его тон.
- Она не принесет Прессману пользу, если он до этого посетит газовую камеру, - справедливо заметил Крейг.
Что тут скажешь. Бывают у него озарения. Бывают.
- Мы быстро найдем убийцу.
- Время бежит быстрее. Мы просто должны вскрыть свои подтасованные факты и вытащить его.
- Если мы... объявим наши подтасованные факты, то потратим много времени на подтверждение нашей истории, - возразил я, - не говоря о том, что это помешает карьере Итана.
- Не говоря о его романе с Шеннон. Она еще не посвящена во все детали?
- Нет, - почему-то тема Шеннон была мне неприятна. Не знаю, почему, - Она знает только то, что должна знать. Важно то, что если мы откроем все публично, это даст шанс НАСТОЯЩЕМУ убийце уйти в подполье.
- Во что ты играешь? Ты ждешь до последней минуты отсрочки от губернатора? Это слишком большой риск.
- Тебя беспокоит то, что ты можешь потерять Келли Кэпвелл, если ты обвинишь ее брата или отца в убийстве? - прямо спросил я.
Крейги скроил мину оскорбленной невинности.
- Ты, правда, не знаешь меня! И Келли не моя, чтобы ее терять! - и отвел глаза.
- Хорошо. Я рад, что ты это понял, - меня на лозунги не возьмешь, - она для тебя - несбыточная мечта. Твоя страсть к ней заставляет тебя забыть о цели, для которой мы здесь. Мы не смогли спасти Кэсси. Но мы можем заставить ее убийцу предстать перед правосудием.
- Даже если Мейсон сделал это, он тогда был подростком, не намного старше, чем мы. Думаешь, он намеренно разрушил туннель и оставил ее там... умирать?
А черт его знает.
- Я не принимаю в расчет вероятности.
- Я не куплюсь на это! - не отставал Крейги.
- Может, пленки тебя убедят? - без особой надежды предположил я.
- Даже если он что-то сделал, это был несчастный случай. Он испугался, поэтому скрыл все. Я не вижу, как мы можем защитить Кэсси, арестовав его. Дерек, ты и я были ее лучшими друзьями, так? Мы оставили ее под тонной камней, потому что не хотели, чтобы кто-нибудь нашел то, что мы своровали! Как мы можем быть такими праведными?
- У тебя было много духовных метаний за последние несколько дней, да? Ты - последний, от кого я бы мог ожидать этого. Я всегда думал, что ты был самым аморальным, если не безнравственным из нас, - я попытался улыбнуться, но получилась какая-то ехидная ухмылка.
- Да, я сделал много плохого за последние годы, и многое из этого просто ужасно. Когда Кэсси умерла, я оцепенел. И когда Итан был усыновлен, а остальные разбежались... наша искусственно созданная семья исчезла. Это... и все остальное повлияло на меня.
- И ты вышел в мир, чтобы найти новую семью? - мягко спросил я.
- То, о чем я думал, гарантировало бы мне покой... Пока я играю по правилам. Я просто боялся общества. Завидовал ему. У меня были свои фантазии: Тонелл был в них моим отцом, Роберт - братом... Казино было моим домом. Пока это все не развалилось. Я понял, что Барра не интересует моя жизнь вовсе. Тонелл закончился... Дал себя убить, оставив мне только свист пули! И тогда я хотел построить собственную империю казино, на том корабле... Который мне пришлось взорвать еще до открытия. Как говорится, рожден, чтобы терять...
- Мы все были вынуждены испытывать те же чувства. Мы потеряли основу для нормальной жизни - наших родителей. Или они потеряли нас... Это оставило в нас чувство, что мы - другие. Даже если мы пытались походить на других, мы так и не смогли приблизиться к этому, - я понимал его.
- После Кэсси и Круглого Стола я никогда не подпускал никого к себе близко, - грустил Крейги, - даже Бобби. Я никогда не рассказывал ему о детском доме. И женщины... У меня было больше женщин, чем я мог выдержать. Они приходили и уходили. Я даже не помню имена некоторых из них...
- Сможешь ли ты сказать также и о Келли?
- Нет... Только не о Келли. С первого раза, как я увидел ее, она приковала меня к себе, и все еще держит...
- А ты... привлекаешь ее? - с жалостью глядя на него, намекнул я.
- Сначала она презирала меня. Она совсем не считала меня за человека. И я не виню ее... но теперь... мне кажется, все становится иначе. Понятней...
- Ты не можешь изменить свое прошлое, Крейг, - опустил его на землю я.
- А разве не это мы пытаемся сделать прямо сейчас? - посмотрел мне в глаза Крейги, - Я готов двигаться дальше и делаю кое-какие успехи. Уже почти бросил пить, порвал связи с преступным миром, хотел сделать законную карьеру... пока Келли была... было время, когда мы были вместе, когда ОНА слушала меня... когда смотрела на меня, как на СТОЯЩЕГО человека. Если это возможно... Но после этой вечеринки я вижу, что мы вернулись к нулевой точке.
Мне было его реально жалко.
- Мистер Хант, у тебя что, нет иного места для развлечений? Привет, Дерек! - нас прервала сестричка Джулии. Она появилась в зале под ручку с Мэком Блейком.
Мы дружно сделали доброжелательные лица.
- Привет, Августа, - улыбнулся я.
- Мне здесь нравится, - улыбнулся Крейги, - я встречаю много симпатичных людей... как ты.
- Очень приятно! - скептически поджала губы миссис Тонелл, - Но ты не член клуба! Как и я, впрочем... так почему бы тебе не найти себе другое приятное местечко?
- К твоему сведению, я только что подписал документы о спонсорстве для Крейга. Так что, он скоро станет членом клуба, - отшил ее я.
- Вот именно, - хитро блеснули глаза Крейги.
- Я очень рада за него! А что будет со мной? - тут же присоседилась милая дама.
Я вдумчиво посмотрел вдаль.
- Насколько я помню, Августа, голосование о твоем членстве будет совсем скоро, - я посмотрел на нее чистыми и серьезными глазами. Крейг резко наклонил голову, чтобы не рассмеяться, - Конечно, это только формальность, но...
- Не было бы для тебя лучше поехать в Лас Вегас и погулять там? - подколола хихикающего Крейги Августа и упорхнула, весьма разочарованная результатом разговора.
Зато Мэк Блейк, при всей к ней симпатии, явно был на нашей стороне. Он обменялся с нами улыбками и пошел догонять свою леди.
И тут пришла Келли и все утро испортила.
- Планируете атаку на мальчиков Кэпвелл?
- Честно говоря, мы вспоминали, как подсматривали за игрой на детской площадке. Мы пообещали себе, что любым путем попадем на другую сторону ограждения.- завел Крейги.
Я улыбался и молчал.
- Вы пообещали себе, что вернетесь назад, и испортите жизнь всем, начиная с моей семьи!
- Это неправда, Келли, - возразил Крейг.
- Я хотела поговорить с тобой, - Келли перевела взгляд на меня.
Так, сейчас точно получу. За выходку, на которую согласия не давал. Отлично.
- Наедине! - усилила эффект Келли.
- Извини. У меня назначена встреча, - послушно засобирался Крейг.
Я был вынужден встать и пригласить эту фурию:
- Присаживайся.
- Знаешь, Дерек, когда я встретила тебя впервые, я думала, что ты - герой! Что ты спасаешь детей! Возвращаешь им счастье!
Я невольно ухмыльнулся, едва сдерживаясь, чтобы не съязвить. Но злить ее еще больше не хотелось.
- Но знаешь, кто ты на самом деле, Дерек? Ты плохой актер! И трус!
- Если ты успокоишься, то сможешь посмотреть на все нашими глазами, - холодно ответил я.
- Никогда не буду такой извращенной! Ты приехал сюда, сблизился с отцом, навязавшись в друзья, для того, чтобы поймать в ловушку... Ты сказал, что беспокоишься о нашей семье! И ты встречался со мной, чтобы получить информацию против отца!
- Келли, это неправда. Я беспокоюсь о СиСи и о тебе, очень беспокоюсь. Но я беспокоюсь и о Кэсси тоже!
Самое плохое для меня то, что в этой фразе не было ни слова лжи.
- Мы тоже. И ты и твои друзья вчера пришли в наш дом, и обвинили нас в убийстве!
- Нет, подожди...
- Я хочу знать, где вы нашли доказательства, и почему не предъявили их властям!
- Я никого не обвинял, и абсолютно не согласен с тем, как Итан представил ситуацию, - напомнил я.
- И это не совпадение? Хант чувствует себя так же! Вы, ребята, научились играть в игру "Передай другому" в детском доме! Никто не берет на себя ответственность, и все сожалеют. Я очень устала от всех вас!!
Келли вскочила и убежала.
Вернулся мой друг, чуть не столкнувшись с ней.
Я молча обтекал от словесной грязи, которой она меня облила.
Так, надо успокоиться, - думал я, - это логичные эмоции, задели ее родных, она очень молодая и эмоциональная, она должна так реагировать, это нормально...
Пока Крейги шел к нашему столику, я почти пришел в норму.
Через некоторое время, когда я звонил Стивену, назначить общую встречу на вечер, в моем номере, Келл подслушивала за углом.
Как мне надоела эта игра в сыщиков! Будь я на работе, а она - парнем, я, наверное, уже позаботился бы о ней...
Так, надо прекращать так думать. Ни один невиновный человек не должен пострадать!
- Прости, Келли, ты ждешь телефон или подслушиваешь? - прямо спросил я.
- Я не услышала почти ничего, но вижу, что военный совет сегодня встречается в твоем номере! О чем пойдет речь?
Я пожал плечами.
- Узнаю, когда попаду туда.
- Я пыталась найти Итана сегодня, но, похоже, он не хочет ни с кем общаться!
Представь себе, дураков нет, чтобы слушать твои детские истерики. Кроме нас с Хантом, конечно.
- Странно, что он - единственный, кто знает, почему вы обвиняете нас, и единственный, кто знает, почему вы не идете к властям.
- Не забывай, что Итан - и есть - власть!
- Вчера вечером он действовал не как официальное лицо!
Я снисходительно посмотрел на нее.
- В этом есть немного утешения, - съязвил я.
- Не беспокойся! Он был так уверен в себе... Скажи мне, Дерек, почему он так уверен, что мы скрываем что-то о смерти Кассандры?
Я молчал.
- Это выглядит так, словно вы играете в полицейскую игру! Он ходит и всех обвиняет, а ты молчишь и изображаешь хорошего мальчика! Мы должны были тихо рассказывать тебе наши секреты?
- Игра наверняка бы не сработала.
- А ты не думал, что у нас, возможно, нет никаких секретов?
- Да, это приходило мне в голову. Но их наличие очевидно.
- В итоге, ты признался, что ты - не просто беспристрастный зритель!
Я молчал.
- Я никогда не встречала никого, кто бы так себя контролировал... - сердито призналась Келли, ей явно было сложно ссориться, не получая ответной реакции.
Черт, умеешь делать комплименты, - промелькнуло у меня в голове, - спасибо, дорогая. Это высшая похвала для профессионала.
- Это пугает, - призналась Келли.
Я смотрел на нее с ничего не выражающим лицом. На самом деле, слушая ее второе выступление, я действительно ничего не чувствовал, просто слушал.
- А я никогда не встречал таких решительных, как ты, Келли. Но твоя решительность направлена не в ту сторону. Твой отец и брат натравливают тебя...
Келли захлопала ресничками, и мы разошлись кто куда.
А Стивен тем временем улетал от счастья: София пришла сниматься! Он убеждал ее, что она нужна ему, он извинялся за поведение Итана... София сказала, что единственная причина, почему она пришла, это читать его мысли и мешать ему строить козни ее семье! А потом змеиным голоском спросила, рад ли он, что она вернулась. Но он все равно был счастлив!
Хотел бы я так влюбиться в кого-нибудь...
Он летал на крыльях, съемки пошли, как по маслу...
Но все, что мы делали, было пустяком по сравнению с тем, чем в это время занимался Крейг!
Он пошел на неожиданный и очень смелый шаг.
Пока мы ходили вокруг семейки Кэпвелл и переливали из пустого в порожнее, он спас жизнь Прессману, рассказав вышестоящему прокурору, что все улики по этому делу были сфабрикованы... а чтобы не впутывать всех нас, он сказал, что все сделал сам, когда ему было 11 лет.
Должностное лицо проглотило историю, даже не поморщившись. Только спросил, чем наш анонимный заявитель докажет, что это правда.
Тогда Крейги описал, как утащил сумку Прессмана и вещи Кэсси, как кинул их в воду возле берега. Как позвонил в полицию. Описал факты, известные только нам, четверым, детали, мелочи...
Так, благодаря Крейгу, Прессман, просидевший в ожидании казни 20 лет, был спасен за 20 минут!
Все, наш гангстер очистил свою карму! Такое невероятное хорошее дело зачтется против его мелких правонарушений даже не один к тысяче, а один против всех...
Что тут скажешь. Молодец.
А растревоженное семейство, тем временем, не находило себе места.
Мейсон сидел и пил скотч. Келли подошла к нему. Братик с сестричкой поговорили по душам. Келл призналась, что она слышала скандал Мейсона и Кэсси. Тот взъелся на нее. Келли попросила рассказать ей все честно, чтобы выработать линию совместной борьбы с нами.
Естественно. Свои всегда заодно. Тем более, родные.
А у нас нет родных.
Значит, мы должны быть заодно друг с другом.
Мы с парнями в моем номере слушали пленки с диктофонов Итана.
Дверь без стука отворилась. Пришел Крейги.
- Выключи это! - потребовал наш герой.
Мы дружно обернулись.
- Где ты шлялся? - как всегда, грубовато спросил Стив.
- Выключи, Итан! - крикнул Крейги.
- Ты пропустил немного. Мейсон еще не дошел до главной части, - утешил его Ит.
- В этом нет смысла! - Крейги все еще чувствовал себя очень важной персоной. Пришлось слегка сбить ему спесь.
- Так, знаешь что? Садись и замолчи! - скомандовал я, - хватит тратить наше время.
Но мы же не знали, С КЕМ, черт возьми, мы разговариваем! Со спасателем мира, почти Бэтменом... в белой рубашке...
- Вы не собираетесь спросить меня, ПОЧЕМУ я опоздал, - намекнул Хант.
Стивен с ухмылочкой взглянул на него.
- Это никого не интересует, хотя можно предположить, что это связано с Келли...
- Я не был с Келли! - уже обиженно заявил Крейги.
- С кем же ты был? - пожалел тридцатилетнего ребенка Итан.
- С Генеральным прокурором! - гордо сообщил наш герой.
- Прокурором?.. Против кого он хотел заставить тебя давать показания? - насторожился я. Не люблю такие сюрпризы, знаете ли. По понятной причине...
- Я рассказал ему о Фрэнке Прессмане!
Уф, отлегло.
Зато Итан вскинулся.
- Что?!
- Я не мог смотреть, как невиновный человек умирает, и я рассказал о сфабрикованных уликах. Я, правда, сделал это!
Думаешь, мы тебе за это медаль дадим?..
Мы с Итаном вскочили на ноги одновременно.
- Ты в последний раз переходишь нам дорогу! Понял, Крейг? - чувствуя поддержку ребят, включил командира я.
- Расслабься, Дерек. Я не упомянул твое имя. Я сказал, что действовал один.
- Правильно. И Генпрокурор поверил тебе на слово, Крейг?! - включился Ит.
- Я рассказал ему детали, которые никто не мог знать, кроме нас, поверь мне, - крикнул Крейги.
- Это не тот путь, который мы планировали, - изрек Стив.
- И что? - не сдавался новоиспеченный спаситель человечества, - если это произошло, разве это не важная вещь: мы спасли жизнь человеку! Разве не этого мы хотели?
- Мы хотели СПРАВЕДЛИВОСТИ! - возник я.
- Ах, справедливости, - саркастически хмыкнул Крейги, - даже если это был просто несчастный случай?
- Ты бы просто послушал записи! Мейсон ныл, какая у него шаткая и ненадежная память, но он скрывает что-то! Потому, что знает, что случилось в ту ночь! Но просто не желает это признавать! - включил, наконец-то, свое красноречие Ит.
- Да? Как ты узнал об этом? - сунул руки в карманы Крейги.
- Я сталкиваюсь с лгунами каждый день. Он лжет отцу, жене... он лжет любому, кто будет слушать его.
- Если мы дадим ему уйти с этим, то опорочим память о маленькой девочке, которая была нам, как сестра! Нам ЧЕТВЕРЫМ! Она умерла в одиночестве! Никто не пришел и не заговорил от ее имени! Но мы можем сделать это сейчас! Встать на ее защиту! - прорвало меня.
- Мы знаем, кто сделал это, Крейг. У нас есть обязательства перед Кэсси, - тихо сказал Стивен.
- А ты уверен в этом? У тебя нет сомнений? - прищурился Крейги.
- Мейсон сказал, что гнался за Кассандрой по туннелю, а потом они ругались! - с нажимом пояснил Итан.
- Когда это случилось? - сбавил обороты Хант.
- Он сказал, она была жива, когда он ее оставил! Парень был так пьян, как он мог запомнить, что произошло! - теперь завелся Стивен.
- Он ее ударил! Она даже не смогла подняться! А он ей не помог! И тогда он подстроил разрушение туннеля! - орал я.
- Выглядит так, что пьяным был произведен слишком точный расчет, - возразил наш эксперт по пьяным выходкам, Крейги.
Но я его не воспринимал всерьез... о чем потом пожалел.
Мы все привыкли не воспринимать Крейга всерьез.
А ему так хотелось что-то значить...
- Да на чьей ты стороне? Ты был первым, кто услышал ее крик! Ты был первым, кто нашел ее, всю в крови! Вспомни, КАК все это выглядело! - я пытался пробудить его чувства к бедняжке Кэсси.
Крейги задумался...
Туннель. От обвала поднялся столб пыли, ничего не видно, как от густого дыма..."Кэсси! Кэсси! Мы вытащим тебя отсюда!" - кричал Крейг. Но в ответ - тишина... и тут он наткнулся на что-то. Это был ее свитерок. С пятнами крови...
- Я никогда не забуду ту ночь. Но я ничего не видел, что могло бы указать на Мейсона, как на убийцу!
- Мы сейчас собираемся разобрать все пункт за пунктом, чтобы убедить тебя. И никто не выйдет из этой комнаты до тех пор, пока мы не придем к единому мнению! Никто! - прошипел я, - ты совсем не знаешь человека, чтобы внезапно стать его защитником!
- Дерек... Я много знаю о тех ужасных вещах, когда происходят, когда ты очень пьян. Это болезненное состояние, когда просыпаешься утром... эти мысли в голове... что ты не хочешь знать, что ты натворил, кому причинил боль...
- Послушай, ты можешь быть серьезным? - Стив, - Я надеюсь, Кэсси этого не осознавала... что Мейсон оставил ее, задыхающуюся, всю в синяках... Она могла умереть! Умереть под кучей камней!
- Я не вдохновлен этим, - бросил Крейг.
- Конечно... Мы были вдохновлены тем, что ты делал, когда был мальчиком Тоннела! - выпалил я.
Крейги оперся ладонями на Круглый Стол и исподлобья посмотрел на меня.
- Я никогда не был чьим-либо мальчиком! - внятно и раздельно, с явной угрозой произнес он.
Мы друг друга поняли. Я сообразил, что позволил себе лишнего, и отвел глаза.
Крейги успокоился и продолжил:
- Я сделал много вещей, которыми совсем не горжусь. Я обычно делал их, когда был пьян! Так, что я не помнил детали. Но я никогда никого не убивал! Так же, как Мейсон не убивал Кассандру!
- Ты в этом уверен? - поднял голову Итан.
- Все, что я хочу сказать, такой цивилизованный мальчик, как Мейсон, не смог бы стать хладнокровным убийцей от пары стаканов спиртного!
- Откуда ты взял, что Мейсон - цивилизованный? - изумился Ит.
- Он ненавидел Кэсси с тех пор, как она переехала к Кэпвеллам! - опять влез я, - Крейг, ты помнишь, что она рассказывала?..
"-Там есть огромная библиотека с книгами, от пола до потолка...
- Не может быть!
- Я не шучу, Дерек! Прямо до потолка! - рассказывала Кэсси. Мы встретились в туннеле.
- А как дети? - серьезно спросил Крейги.
- Девочки очень хорошие!
- Да нет, я имею в виду, у каждой своя комната?
- Конечно. Комната Иден вся белая. А у Келли розовая. У каждой из них есть туалетный столик с круглым зеркалом...
- А что такое туалетный столик?
- Ты ничего не знаешь, Крейг!
- Я ему постоянно это говорю, - я не упустил случая слегка его подколоть, Крейги отреагировал эмоционально:
- Заткнись ты! А как насчет других детей? Мальчиков?
- Один из них совсем маленький. А другой учится то во Франции, то еще где. А еще один... я бы хотела, чтобы его не было.
- Почему? - насторожился Крейги.
- Я ему не нравлюсь, и он все время смеется над тем, что я говорю. А когда я спрашиваю, почему, он не отвечает. Иногда он приходит, когда я одна, и пристально смотрит на меня. Я спрашиваю: "Что тебе надо?" Он не отвечает! Я ненавижу его! Он меня просто... пугает!
- Хочешь, мы его побьем? - предложил Крейги.
У нас решение проблемы было чисто малышовое...
- Когда? - с сомнением спросила Кэсс.
- Я мог бы ночью влезть в его окно, - уверенно заявил мой друг.
- Ты знаешь, что может случиться? Сработает сигнализация, охранники схватят тебя и отправят в тюрьму! - рассудила Кассандра.
Уверенность Крейга поколебалась.
- Как зовут этого парня?
- Мейсон. Но меня больше пугает садовник. Он кричит, и у меня ползут мурашки по телу!
- Ему лучше прекратить делать это, а то мы его побьем, даже если и отправимся в тюрьму, - я по мозгам недалеко ушел от Крейги на тот момент."
- Поэтому мы на тот момент и подумали, что Прессман убил ее, - сказал я вслух.
- То, что Мейсон не любил ее, еще не значит, что он ее убил! - возразил Крейг, - я имею в виду, что он был еще ребенок!
- Он был злой, завистливый ребенок! - эмоционально доказывал я.
- Откуда ты знаешь? - прищурился Крейг.
- Не забудь, сколько я провел времени с СиСи за бренди и сигарами, - напомнил я, - этот ребенок имел все, но ему постоянно чего-то не хватало для счастья! Его съедала жалость к себе! Он даже обижался на то, что родители уделяют внимание его братьям и сестрам! Ты можешь представить, как он травил Кэсси? Она не могла назвать себя членом семьи! Он тихо следовал за ней, делая ее жизнь невыносимой... и той ночью он потерял контроль. И все произошло. Когда он побежал в туннель, он сделал все, чтобы она никогда не вышла оттуда живой.
- Он был больше ее. Она привыкла общаться с нами. Я могу представить, какие страдания она испытывала. Я представляю, что перед тем, как оставить ее, он ударил ее в последний раз. Она ударилась головой о камни. - это включилась моя бессменная поддержка - Итан.
- Кровь была не там, где была бы, если бы она ударилась головой. Она была внизу свитера, так что это могла быть рука ее, или что-то еще, - возразил Крейги.
- Может, Мейсон вытер руки? - Стивен, эмоциональная натура, посмотрел на свои ладони и пальцы так, словно они были в крови Кассандры, - А может, у него были угрызения совести после всего? Он вернулся к телу Кэсси, чтобы проверить, как сильно она ударилась? И тогда испачкал руки кровью... Когда он понял, что она не выживет, он захотел скрыть все. Он оглянулся и заметил, что балки очень слабые. Тогда он сделал так, чтобы туннель был завален...
Стивен супер сценарист. От обрисованного им варианта развития событий у меня кровь стыла...
- Балки очень высокие, Стивен, - не впечатлился Крейги.
- Если бы все произошло так, как ты говоришь, я бы сделал так же, - заявил Ит.
Да-да, сделал бы ты, ага. Ни-ког-да.
- Крейг! Мейсон убил! - я подкрепил слова кивком головы, - И он должен за это ответить!
- Так вы решились?.. - хмуро спросил Крейги.
- Пока нет, - выразительно ответил я.
- Мы можем очень немногое, - как всегда, мягко сказал несостоявшийся разрушитель подвалов, - нельзя арестовать его. Он должен пройти через суд присяжных.
- Это так, - согласился я, - как я понимаю, единственный суд присяжных, это те, кто сидят в этой комнате.
Итан настороженно посмотрел на меня.
- Ваш вердикт, джентльмены, - не давал опомниться я.
Парни смотрели немного растерянно.
- Мы заслужили это, - сказал я.
- Какие у тебя предложения? - серьезно спросил окружной прокурор.
- Я против того, чтобы отдавать Мейсона властям, и дать ему быстро пройти через судебные неудобства, - намекнул я.
- Ты хочешь... построить собственную тюрьму и там держать Мейсона всю оставшуюся жизнь? - с серьезным видом съязвил Стивен.
Если бы не важность момента, я бы рассмеялся. Но в том взвинченном состоянии, да еще при обсуждении такого жизненно важного момента я напрочь утратил чувство юмора.
- Нет. Но существует множество путей, как заставить его страдать за то, что он сделал.
Крейги понял первым.
- Я надеюсь, ты не говоришь о... - он не смог договорить.
- Послушай, ты же не предлагаешь УБИТЬ Мейсона? - прямо спросил Итан, глядя мне в глаза.
Я слегка улыбнулся.
Да я не предлагаю... черт возьми, я настаиваю, я требую! Это все, чего я хочу последние 20 лет!
Но ребята так на меня смотрели, что я не решился сказать об этом прямо.
- Нет. Неет... Конечно, нет, - я даже головой покачал для убедительности, - Как бы я ни хотел получить удовольствие от этого, но это решать не нам.
- Ты полагаешь, - начал Крейги, но Стив шикнул на него:
- Чшш! Подожди минуту, давай, узнаем, о чем он говорит?
- Хорошо. Давайте, рассмотрим факты. Мы отведем Мейсона в полицию, и СиСи Кэпвелл вытащит его оттуда буквально через минуту. И у него будут лучшие защитники, которых можно купить за деньги. Как вы знаете, Кэпвеллы хорошо известны в городе. Возможно, он даже получит из этого выгоду.
Парни, вроде, повелись. Я внимательно следил за их реакцией.
- Кэпвеллы всегда так поступают. И этого мы хотим?
- Конечно, нет! Но Стивен прав, мы не можем запереть его где-то в подземной темнице! - вступил в полемику Ит.
- Но мы можем вложить страх в его сердце! - сбился я на речь индейского вождя, но тут же исправился: - Мы можем устроить ему суд и вытащить из него показания, которые никто не может заставить его дать! И мы можем использовать их против него... Всё, что мы должны - так это согласиться. Все, что мы должны - это иметь единую точку зрения. Должны мы голосовать за это?
Парни слушали меня, как обезьянки в сказке про Маугли слушали удава. Интересно, можно ли вот так, вкрадчивым голосом и приемами ораторского искусства убедить их, что нужно убить этого типа?
Поживем - увидим, - решил я.
- Было предложено отдать дань нашему другу детства, чья жизнь была так трагически оборвана, - обозначил я вопрос, - Мы добьемся от Мейсона Кэпвелла полного признания этого преступления! И сделаем ВСЕ, чтобы получить это признание.
Я серьезно смотрел на лица своих друзей.
- Все готовы? - я первый положил руку в центр стола.
Первым ее накрыл своей рукой Стивен.
Итан сидел в позе мыслителя. У него оставались сомнения... Я подтолкнул его ожидающим взглядом, просто не сводил с него глаз. И он повелся. Положил руку на наши.
Теперь мы с Итаном вдвоем уставились на Крейга. Тот поднял на нас взгляд и рывком положил ладонь сверху.
Круг замкнулся. Решение было принято.
Я накрыл его руку своей свободной и сжал пальцы, словно запечатывая.
- Отлично! - я не смог сдержать улыбку.
В это время Келли и Мейсон ругались в туннеле. Она рассказала ему все, что успел разболтать ей Крейги.
Они нашли наше место, где до сих пор на стене красовалась надпись: "Братья навсегда", а потом прошли к завалу, где лежали цветы...
"О, боже! Неужели Кассандра похоронена здесь," - ахнула Келли.
- Это так страшно... Быть убитой страшно, но быть похороненной заживо... - впечатлился Мейсон, - это как у Эдгара По...
- Ты не слышал ничего, когда уходил? - спросила Келли, - не видел, что стены такие слабые?
- Нет! Я бы не вошел, если бы увидел! - отозвался ее брат, - Если бы я услышал, я бы прибежал ее спасать, я бы не оставил ее под обломками!
После разговора он уговорил ее пойти домой, а сам зачем-то остался...
Он стоял и вспоминал...
- Я же не оставил ее... умирать? - спрашивал он себя и не получал ответа...
Туннель хранил свою тайну...
 

#32
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Преданность бывает разной

Дерек

Крейг бросился искать Келли, но нашел человека, которого мы несколько минут назад признали виновным в убийстве и приговорили.
Мейсон прямо спросил его, что мы собираемся делать, и про розы на камнях. Крейг, в свою очередь, прямо спросил его про туннель. Ни тот, ни другой, ничего не ответили, только обменялись туманными намеками и разошлись.
Мейсон ушел домой и продолжал мучиться вопросом, мог ли он что-то сделать с Кассандрой...
А Крейг тем временем все же нашел Келли. У них состоялся судьбоносный диалог. Келли четко обозначила свою позицию: враги Мейсона - это ее враги! Влюбленный Крейги сделал выводы: он ведь хотел быть с ней, несмотря ни на что. Он поделился с любимой своими чувствами. На это она ответила: "Люди приходят и уходят, а семья остается!"
Уже из всего этого можно было понять, как станут развиваться события.
И тут позвонил я.
- Я поддерживаю все это на сто процентов! - выпалил Крейги, и добавил: - знать бы только, что ты не ошибаешься...
- Извини, Крейг, тебе пришлось ехать в клуб, а нам это совершенно не надо... Я разберусь с Мейсоном сам, - сказал я.
- Когда? - встревожился Крейг.
- Когда почувствую, что час настал, - расплывчато ответил я.
На тот момент я не знал ничего о том, что у него творилось в голове и в душе. И, сдуру, думал, что ему можно доверить ВСЁ. Даже сомневался, не рассказать ли ему свою самую ужасную тайну... Ну, не дурак ли я был?
- Дерек! Ты же не собираешься держать нас в неведении, правда? - пристал Крейги.
- Неет... но после выступления Итана на вечеринке у Кэпвеллов Мейсон будет начеку.
- Послушай, Дерек, ты ведь знаешь, я знаком с людьми, которые нам нужны в такой ситуации, ты только...
- Нет-нет, Крейг, я отвечаю за всё... - я еще не знал, что произнес ключевую фразу, и в недалеком будущем мне предстоит и вправду ответить за все и за всех, - и никто нас не заподозрит... Я... найму помощника.
- Да, не пачкай свои руки, - убеждал меня Крейг.
- Я же сказал, что позабочусь об этом.
Крейги, меня пачкать кровью поздно, уже и так не отмыть! – мысленно добавил я.
- Да, я слышал, но я только хотел... Дерек!! - в трубке уже пошли гудки - я прервал разговор.
Я сидел в номере, откинувшись на спинку кресла, и неосознанно складывал пальцы домиком. На языке тела этот жест означает, что решение принято.
Альфред бесшумно появился у меня за спиной и спросил:
- Хочешь, я позвоню?
- Позвонишь? - спокойно повторил я, - Зачем, Альфред?
- Если нужны люди со стороны, чтобы похитить Мейсона и выбить у него признание... Я могу связаться с нашими знакомыми из Нового Орлеана.
- Этого не потребуется, - отрешенно сказал я.
- Лучше них не справится никто, поверь мне...
- Похищения не будет...
- Да? - вопросительно протянул Альфред, - мне казалось, был именно такой план?
Был. Ну не мог я сказать, глядя в честные синие глаза Итана, что предлагаю убить кого-то. И увидеть, как навсегда изменится выражение его лица, когда он станет разговаривать со мной... Если станет вообще… после такого.
Но оставить ЭТОГО в живых я тоже не мог.
- Да, был. Но, я думаю, даже если мы похитим Мейсона, он не признается в убийстве Кассандры. А с его именем и связями в этом городе он не признается никогда, даже если мы будем пытать его.
- Мне трудно поверить, что ты сможешь бросить эту затею после всего того, что уже позади.
Мне чертовски захотелось выпить. Я взял графин с коньяком и стал наливать в фужер. Альфред обеспокоенно смотрел мне в затылок.
- Я не собираюсь бросать это. Мейсон Кэпвелл убил Кэсси. Мы, все четверо, признали его виновным. Знаешь, мне бы хотелось лично убедиться, что он заплатит за это.
Альфред все понял с полуслова.
- Ты решил, как Мейсон Кэпвелл будет расплачиваться за свое преступление? - спросил Альфред, словно уточнял меню.
- Альфред, он убил маленькую девочку. Мне кажется, не может быть никаких сомнений насчет его судьбы, - так же просто ответил я.
- Мне это совсем не нравится, - неожиданно выдал Альфред.
Вот это неожиданность! Я обернулся:
- Лучше помолчи, - я даже захлопал ресницами, как обиженная девчонка.
- Но я хочу сказать, чтобы ты знал.
Я выразительно скроил зверскую мину. Альфред спокойно проигнорировал мою мимику.
- Мы были вместе столько лет...
Ага, и что теперь, надо мешать?
- Чтобы продлить наше СОТРУДНИЧЕСТВО, давай, прекратим этот разговор, - сквозь зубы отозвался я.
- Хорошо. Мы могли бы устроить все, прямо сейчас, не торопясь, разложить все по полочкам... Никто в Санта Барбаре не подозревает...
Я чуть не подавился коньяком.
- Я имею в виду, что даже три твоих друга не знают о тебе правды...
Боже упаси, на самом деле.
- Почему бы не воспользоваться случаем, - закончил Альфред.
- Я профессионал. И я не собираюсь использовать СЛУЧАЙ в деле Мейсона Кэпвелла, - процедил я.
- Это личные отношения. У тебя всегда было железное правило: никаких личных отношений!
Да это что такое сегодня, мне дадут спокойно коньяк пить, или будут воспитывать и учить, как зеленую малявку?
- Именно поэтому с тобой до сих пор ничего не случалось... – Альфреду явно хотелось побыть местным кладезем мудрости.
Я сжал губы и тихо двинулся к любимому окну.
- Послушай, если ты решил, что Кэпвелл должен быть уничтожен, хорошо, мы кого-нибудь наймем, это не трудно, - продолжал уговаривать меня Альфоед, словно капризное дитя, - Варгос подойдет... он все сделает за неделю...
Не надо задевать мою профессиональную гордость.
- Тихо! Не хочу никакого Варгоса, - я невольно взял привычный при общении с Альфредом тон - тон избалованного подростка, но тут же одернул самого себя и заговорил нормально: - Ты прав, это личное! И не имеет отношения к работе... Я ведь лучше всех, Альфред! И чем меньше народу знает об этом, тем лучше.
Я слегка склонил голову набок и взглянул на него невинным взглядом, словно намекая на последствия необдуманной болтовни.
- Альфред, если ты не хочешь впутываться, тебе лучше уехать из города.
- Тебе лучше знать...
Вот это другое дело.
- Хорошо. Тогда лучше помоги мне, а не стой у меня на пути. Все твои уговоры не заставят меня отказаться от торжества справедливости! Мейсон Кэпвелл УМРЕТ.

Итан
Я набрал Стивена, но попал на автоответчик.
- Стивен, мне нужно поговорить с тобой, пожалуйста, позвони мне, - отчетливо произнес я и повесил трубку.
- Кофе или чай? - нежно спросила Шеннон.
Я подошел к ней, она дала мне маленькую коробочку с каким-то украшением. Подарок решила сделать. Даже неудобно. У нас еще не такие отношения. Хотя... Кто сказал, что постель - не повод для знакомства?
- В знак того, что у нас все началось с чистого листа, - мурлыкнула девушка.
- Не надо было, - честно сказал я.
- Но мне хотелось... спасибо тебе за отца.
- Я считаю, всегда надо следовать букве закона, даже против своей воли. Но в жизни иногда все складывается иным образом, - развел философию я, открывая коробочку.
Там оказался зажим для галстука. Красивый.
- Спасибо.
Я поцеловал ее, конечно, она ответила.
- Я рад, что вы с отцом наконец узнаете правду друг о друге, - сказал я, - Я думаю, семья должна воссоединиться.
- Я встречаюсь с ним завтра...
Я обнял ее и зарылся лицом в шикарные волосы.
- Это твой любимый чай, - через пару минут намекнула Шеннон.
- Ты помнишь, - я улыбнулся.
- Да, - нежно ответила Шеннон.
- Шеннон, я должен уйти на некоторое время, - обцеловывая ее, сказал я.
- Ой... Я тоже, пожалуй, пойду. Уже поздно...
- Шеннон, пожалуйста. Останься. Я скоро вернусь, - я снова поцеловал ее.
Пожалуйста, Шеннон. Я не переношу одиночества. Нет ничего хуже, чем возвращаться в темный пустой дом, где тебя никто не ждет...
Кажется, она согласилась остаться и подождать.
- Я скоро, - пообещал я и убежал.

Дерек

Альфред сидел в поло клубе и пил коньяк.
Похоже, в тот день у нас случилась эпидемия алкоголизма.
Его заметил Крейг. И сразу подошел. Готов поспорить, Альфред ждал его нарочно.
- Добрый вечер.
- Добрый вечер, мистер Хант.
- Зови меня Крейг, пожалуйста, я же уже говорил. Как дела?
- Хорошо.
- Правда? Не помню, чтобы ты употреблял так много спиртного.
- Как известно, я пью по случаю.
- Какой же сейчас случай?
- Так, ничего особенного.
- Не замечал, что ты здесь бываешь.
- Напротив, я прихожу сюда довольно часто, посмотреть игру. Это интересно...
- О, ты, должно быть, любитель, не то, что я. Я не знаю даже что такое "воротца". Странно, что ты ехал сюда, только чтобы выпить.
- Здесь приятная атмосфера...
- В баре отеля не хуже.
- Ночной воздух освежает...
- Ты так красноречиво обьясняешь свое появление здесь! У тебя должна быть НАСТОЯЩАЯ причина.
- С чего ты взял…
- У меня был недавно довольно неприятный разговор с Дереком. Ты слышал. Ты поднимал трубку.
Естественно. Альфред у нас всегда и везде. Все видит, все слышит, все знает…
- Не в моих привычках подслушивать разговоры мистера Гриффина, - браво отмазался Альфред, снова принимаясь за коньяк.
- Давай говорить прямо. Обычно ты в курсе всего, что делает Дерек. Ты знаешь все, что происходит. Мне очень любопытно, почему сразу после моего разговора с Дереком ты сидишь тут и отчаянно пьешь?
- Это не связано одно с другим...
- Я тебе не верю. Ты пришел сюда поговорить со мной. Я здесь. Так говори.
- Я хочу, чтобы ты понял. Я хочу только одного - уберечь мистера Гриффина.
- Понимаю. Никто не сомневается в твоей преданности.
- Он будет, - лаконично заверил Альфред, - Узнав, что я здесь был.
- Ты здесь не был, - Крейг тоже не первоклашка, - И я тебя не видел.
Солнце почти зашло, но электрическое освещение еще не было включено. Эти двое секретничали в мягком сумраке летней ночи.
- Так о чем именно мы не говорили? - подбодрил Альфреда Крейг.
Тот встал и отошел от столика. Крейг последовал за ним. Они вышли на террасу. В вечнозеленых клумбах понемногу загоралась подсветка.
- Я никогда не думал, что предам человека, который был мне, как сын, - начал Альфред, - Но, мне кажется, дело, которое касается Мейсона Кэпвелла, вышло из-под контроля.
- Я тоже начал это подозревать, - прошептал Крейги, - Как далеко это зашло?
- Мистер Гриффин не верит в то, что справедливость восторжествует, даже если Мейсон предстанет перед судом, - Альфред отпил еще коньяка.
- Продолжай, - напрягся Крейг.
- Он решил убить его, - выпалил Альфред.
- Дерек?! Собирается убить Мейсона Кэпвелла? - Крейг был в шоке.
Альфред понял, что сболтнул лишнего.
- Я не утверждаю, что он сделает это сам, - заюлил он.
- Нет, конечно, нет! - поощрил его болтовню Крейги.
- Но даже если он поручит это профессионалу, очень многие заподозрят, что он, ты, мистер Эшер и мистер Слэйд причастны к этому... Откровенно говоря, я не думаю, что убийство Мейсона Кэпвелла поможет вам добиться того, чего вы хотите.
- Я, безусловно, против! Остальные тоже не выражали своего согласия!
- Ладно. Если мистер Гриффин заподозрит, что мы говорили...
- Не беспокойся, он не узнает.
- И что же нам делать с Мейсоном? Если мы не поторопимся...
- Ладно. Я все устрою. Ничего не говори Итану и Стивену. Я думаю, об этом никто не должен знать.
- Я согласен, - серьезно кивнул Альфред, - спасибо за помощь. Не хотелось бы, чтобы мистер Гриффин сделал такую ошибку.
- Уверен, этого не случится, - ответил Крейги.
До сих пор не понимаю, почему Альфред заговорил о моих секретах именно с ним? Думал, что Стивен слишком на своей волне, а Итан, все-таки, прокурор? Или Крейги, всегда возражающий мне, должен был привычно быть против моих планов? А может, из-за Келли? Или просто посчитал, что это безопаснее всего, так как преступник преступника не заложит?
Как бы то ни было, Альфред никогда не ошибается.
Как только темная фигура пожилого дворецкого исчезла в темноте субтропической ночи, Крейги вошел в здание поло-клуба, снял телефонную трубку и набрал номер Мейсона.
Тот ответил сразу, будто этого ждал.
- Встретимся через 15 минут, в подвале детского дома, - свистящим шепотом произнес Крейги.
- Кто это? - занервничал Мейсон.
Хант повесил трубку.
Тем временем в моем номере происходило нечто за гранью реального. Окружной прокурор активно обучал меня совершать преступления... нет, конечно, он не рассказывал мне технику похищения и пыток, а усиленно расписывал, что надо привлечь к делу кого-то из крутых жуликов, специализирующихся на подобного рода делах. Я с преувеличенно серьезным видом хлопал глазами...
- Любой из этого списка может нам помочь похитить Мейсона, - с очаровательной наивной серьезностью объяснял Итан, пытаясь всучить мне лист бумаги с их именами и телефонами.
Прелесть, не так ли? Список головорезов! Ну, Итан... как всегда слишком организованный парень.
- Почему ты думаешь, что надо нанимать кого-то со стороны, - начал я, но Итан не дал даже закончить:
- Потому что среди нас нет профессиональных похитителей, кроме того, важно, чтобы во время похищения мы ВСЕ были на виду! Это похищение должно поставить Мейсона первым в списке подозреваемых.
Ага, нет среди нас... знал бы ты, родной, с кем говоришь...
- Мозг окружного прокурора никогда не перестает работать, - улыбаясь, подколол его я.
Итан понял юмор ситуации, слегка смущенно улыбнулся и ответил:
- Да, я стараюсь все предусмотреть. Я не связался со Стивеном...
Я опять схватился за коньяк.
- Наверное, он работает допоздна... Я обо всем позабочусь, - я постарался изобразить максимально легкий тон.
"Если бы мой друг детства знал меня получше, он бы понял, что что-то не так. Я никогда не налегаю на спиртное. Но сейчас можно... рядом с ним, сколько бы я ни выпил, я не утрачу самоконтроль. Ит - последний, кому я могу все рассказать. Дело не в его должности. А в его характере... Если узнает - он же мне потом руки не подаст никогда».
Из таких соображений я стоял и старательно изображал честного человека.
Итан снова подхватил список и подошел ко мне. Он смотрел так мягко, и так мило пытался меня уговорить воспользоваться помощью левых мазуриков... Было забавно.
- Ни по кому из этого списка нельзя выйти ни на кого из нас. А после похищения мы сможем держать его в том коттедже столько, сколько потребуется. И допрашивать его.
- Прекрасно, - опять же, если бы мы не расстались на эти 20 чертовых лет, Итан знал бы меня, он понял бы по моим глазам, что уже достал, и я едва держусь, чтобы не наорать на него... Но интонация у меня оставалась легкомысленно-беззаботной, и он ничего не понял, - У тебя есть еще какие-то мысли, Итан?
Если нет, чеши домой и не мешай работать, - мрачно подумал я.
- Нет... Мы же не можем передать Мейсона полиции, не получив от него признание, - рассуждал наш умничка.
- Ну а если все-таки признания будут получены... под пытками? - я посмотрел в его чистые глаза, интересно было, как изменится их выражение.
Красивое интеллигентное лицо Итана напряглось.
Ой, не создан ты для всей этой грязи, Ит, ну, не твоё это...
- Это недопустимо! - быстро, но все так же мягко сказал он, - Но возможно, нам удастся получить какие-то доказательства его вины?
Я молчал.
Итан тоже понимал, что влез не туда, куда ему положено, и честно сказал мне об этом:
- Несколько странно делать противозаконные вещи, считаясь с законом, но...
- Может, это одна из причин того, что у статуи Правосудия повязка на глазах? - сказал я, и снова с интересом ждал реакции.
Он внимательно уставился на меня. Словно что-то заподозрил.
- Полагаю, надо понимать, что закон и справедливость не всегда идут рука об руку, - я осторожно, но уверенно обозначил свое главное жизненное убеждение.
Интересно было, что он скажет?
Итан ничего не сказал. Он как-то резко отвернулся и поспешил попрощаться:
- Я пойду домой.
- Хорошо. Не беспокойся, Итан! Я прослежу, чтобы справедливость восторжествовала, поверь мне, - заверил его я.
Наверное, коньяк все-таки развязал мне язык...
Только не с ним. Только не с ним!
Как только за Итаном закрылась дверь, я скомкал этот список так, словно это был Мейсон Кэпвелл.
Тем временем, Мейсон, целый, невредимый и пока даже вполне храбрый, явился на свидание с анонимом. Он шел по подвалу с фонариком, который больше заслуживал определения "прожектор"...
- Стой! Выключи фонарь! Не двигайся! - громким хриплым шепотом проинструктировал его Крейги.
Мейсон послушался.
- Хорошо. Я сделаю все, как ты говоришь. Но, может, скажешь, в чем дело?
- Я хочу оказать тебе услугу, Кэпвелл!
- Понимаю. А почему я должен тебе доверять? Мы говорим в достаточно необычной обстановке!
-Верь мне! Я спасаю тебе жизнь!
Мейсон попытался подойти ближе и прищурился, пытаясь разобрать в темноте черты лица собеседника.
Крейги наставил на него пистолет.
- Стой!
- Кто ты? Кто-то вроде вооруженного предсказателя судьбы? - Мейсон то ли пытался острить, то ли не умел разговаривать иначе...
- Есть люди, которые хотят тебя убить!
- Да, половина города. Другая половина хотела бы вымазать меня дегтем и обвалять в перьях... Ты в какой половине?
- Ты понимаешь, кого я имею в виду, Кэпвелл? - Крейги был не очень настроен болтать и шутить.
- Судя по выбору места встречи, ты имеешь отношение к Итану, Крейгу, Стивену и Дереку. Похоже, они вообразили себя четырьмя героическими всадниками Апокалипсиса...
- Тебя признали виновным в убийстве Кассандры!
- В следующий раз я выберу адвоката получше...
- Это не шутка, Мейсон! - Хант уже начал сердиться на его клоунское поведение, - Они не шутят!
- Пусть примут мои соболезнования, - Мейсон повернулся, чтобы уйти.
- Они знают, что вы дрались с Кассандрой в туннеле!
Мейсон медленно обернулся. Крейги спрятался за выступ в стене.
- Откуда же они это узнали?
- Еще они знают, что ты толкнул ее, и туннель обрушился, похоронив твое преступление...
- Это ложь! Я ничего не знал об этом завале! Это был несчастный случай! После того, как я ушел! Зачем мне сейчас врать, ведь я все время говорил правду!
- Не имеет значения, правду ли ты сейчас говоришь. Они приняли решение, что ты виновен! Приговор вынесен. Они взяли правосудие в свои руки!..
Мейсон все понял правильно и остолбенел.
- Подожди, ты хочешь сказать, что, не мудрствуя лукаво, они решили меня убить?!
- Да! Ты ничего не можешь сделать, чтобы остановить их!
- Понимаю. Так в чем же цель нашей встречи? Если ты хочешь предложить мне самоубийство в качестве альтернативы, я не пойду на это! Скажи пожалуйста, моей жене и дочери тоже угрожает опасность?
- Нет! Опасность угрожает только тебе!
- Скажи, ты можешь мне что-нибудь... посоветовать?
- Исчезни на время! Извинись, но никому ничего не объясняй! Никому! Это единственная возможность уклониться от неизбежного! - Крейги заговорил, как цыганка - гадалка.
- И когда я должен исчезнуть?
- Уезжай сегодня! До утра ты в безопасности! У тебя есть время для побега.
- Почему ты так заботишься обо мне?
- Всё! Теперь ты должен думать о себе сам, Кэпвелл!
Крейги исчез в закоулках туннеля.
- Да нет, я не могу уйти, не зная, кто... - Мейсон включил фонарик, но осветил только голые стены.
А у меня тем временем была очередная незапланированная встреча с очередной дамой из семьи Кэпвелл...
От "приятной" беседы с ней я внезапно понял, почему Мейсон так пьет, а также порадовался, что и я тоже уже успел принять на грудь.
На трезвую голову истерики Джулии просто не выдержать!
Она неожиданно принеслась ко мне в номер. Ей открыл Альфред. Я слегка повернул голову с видом наследного принца, побеспокоенного простолюдинкой... Девушка влетела, словно разъяренная фурия.
- Джулия! - я заставил себя радостно улыбнуться и развести руками, словно до потери пульса рад ее видеть, - ты выглядишь просто ослепительно, ослепительно!
Интересно, она меня поцарапает, или просто покричит и убежит?
- Дерек, ответь на несколько вопросов и прямо сейчас! - она подбоченилась.
Да уж, впечатляет. Как хорошо, что мы с ней не спутались... В смысле, не закрутили роман.
- Что ты хочешь узнать, Джулия? - я поднялся.
- Дерек!
- Джулия, что я натворил? - пока ничего, не так ли, мысленно добавил я.
- Все же ясно! Почему бы нам не быть честными в отношениях друг с другом?
- Извини, я не совсем понял, - я потер шею, словно уже получил, и отошел к окну.
- Я говорю о той симпатии и понимании, которые ты проявил ко мне после твоего возвращения в город, помнишь?
И? Я встал около журнального столика и стал перебирать бумаги.
- У меня был развод... Ты так старался узнать о Мейсоне всё, что нужно! - шипела эта дикая кошка.
- Я помогал тебе, потому, что считал тебя другом. И поверь мне, эта дружба не имеет никакого отношения к тому, что сделал Мейсон!
Черт. Надо было тщательнее выбирать слова. Реакция была, словно на горящую сковороду плеснули масло...
- Черт возьми! Ты вернулся, потому что хотел какой-то непонятной мести моему мужу за совершенное кем-то преступление много лет назад!! Мне кажется, наша дружба не вписывается в этот сценарий!!
Все равно ты сексуальная. Но влюбляться в тебя я не стал бы в любом случае, - думал я.
- Я вернулся в Санта Барбару, чтобы убедиться в торжестве Справедливости! - выпалил я раньше, чем успел прижать себе язык. Коньяк сказался, однозначно...
- Справедливость? Прийти в дом к человеку, обвинить его и его сына в убийстве, это Справедливость?
- Фрэнка Прессмана чуть не казнили, Джулия. Неужели ты предпочла бы, чтобы невинный человек умер в газовой камере?
- Конечно, нет! Но я пришла сказать тебе: мой муж тоже невиновен!
- Понимаю, - протянул я и быстро спросил: - Он тебя послал, чтобы сказать мне это?
- Нет! - снова подбоченилась Джулия.
- Ты пришла сюда только за этим, Джулия? - мне начал надоедать наш бессмысленный разговор.
- Нет! Я пришла еще и потому, что ты предал меня, Дерек! И я хотела сказать тебе об этом!
- Джулия, - жалобно сказал я.
- Я тебе сделала много хорошего! Я привезла тебя в эту страну, и тех двух детей тоже!!
- Я благодарен тебе за это, - искренне ответил я.
- Правда? В это трудно поверить, потому что ты, почему-то, все время меня обманываешь!
- Джулия, только пожжалуйста, я прошу, - начал я, но она перебила:
- Да, я знаю! Люди меняются, но честность среди друзей должна сохраняться! Я понимаю, все может случиться, чувства могут выйти из-под контроля... Человек может оказаться в неловком положении, но все новый и новый обман вызывает у меня недоверие!
- Джулия!.. Выслушай меня, пожалуйста!
Она понеслась к двери. Я - за ней. Джулия ничего не хотела слушать. Она яростно распахнула дверь.
- Да! Это была моя ошибка, понимаю!! Я знаю, кто ты, и зачем ты здесь!! Ты стараешься навредить моей семье, и я тебе обещаю, что на этот раз ноги твоей не будет в этом городе! Я тебе обещаю!
Она унеслась. Я растерянно присвистнул.
...Альфред бесшумно вышел из комнаты и увидел, что я с маньячной ухмылкой поджигаю скомканный Список Профессиональных Похитителей.
- Что, Альфред? - спросил я.
- Ты зашел слишком далеко. Я убедительно прошу тебя не делать этого. Всё может очень плохо кончиться...
В своем черном костюме он был похож на Ворона. На старого, мудрого Ворона. И так же мрачно предсказывал мне гибель...
А чего мне терять, кроме жизни?
А если смысл моей жизни только в мести за маленькую Кассандру?
- Я делаю то, что ДОЛЖЕН делать...
- Но зачем это делать самому?
- Кроме меня, никто не захочет. А я не могу жить дальше, зная, что виновный не наказан. Итак, продолжим. Я хочу, чтобы ты сделал кое-какие приготовления, - я знал, что ему не требуется объяснять, о чем идет речь.
- Уверен? Я полагал, что визит Джулии Кэпвелл...
- Гоосподи, - я закатил глаза, - Эта истеричная женщина ничего не изменила. Я ни-ког-да ни в чем не был так уверен... Мейсон Кэпвелл умрет!

Итан
Я вернулся домой... Шеннон спала на диванчике в прихожей.
Я укрыл ее своим пиджаком.
Какое счастье быть не одному...
Какое счастье, когда тебя кто-то ждет...
После такого ужасного вечера мне требовалась разрядка. И мне повезло. Шеннон проснулась.
- Все в порядке? - сонно и нежно поинтересовалась она.
- Ты такая красивая, - честно прошептал я, и поцеловал ее.
- Итан, - начала она, но разговоры мне уже сегодня осточертели, требовалось кое-что другое!
- Не сейчас! Не надо слов! - заявил я и решительно притянул ее к себе.
Я смел все с журнального столика на пол, и уложил ее на него...
Когда Шеннон уснула (я так думал), я вышел на улицу, посмотреть на луну.
Но она вышла тоже.
- Знаешь, я любил вставать среди ночи, выходить на улицу... - меня пробило на откровения, - Я хотел пойти, посмотреть на воду... Воспитательницы обычно ловили меня и брали обещание, что я больше не буду этого делать... А мне это было просто необходимо. Что-то есть в тех местах... Меня всегда тянуло туда.
- Ты смог дойти до океана?
- Нет.
- Почему?
- Потому что меня усыновил богатый и могущественный человек. Патрик Эшер.
- Но ведь это лучше любой прогулки - обрести семью?
- Некоторое время это было так. До тех пор, пока я не понял, что Патрик Эшер забрал меня из моей единственной НАСТОЯЩЕЙ семьи... знаешь, я всегда старался угодить этому человеку. Я думал, если я стану юристом, ему это понравится... А если я стану окружным прокурором, он будет счастлив... Потом я понял, что сделать его счастливым не в моей власти, потому что на самом деле он хотел иметь собственного сына, свою плоть и кровь.
- Извини...
- Ничего! Все нормально! Ведь ты только что поняла, ИЗ КОГО СОСТОЯЛА МОЯ СЕМЬЯ... и как было прежде...
Чтобы отвлечься от грустных мыслей, я снова поцеловал ее.
 

#33
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Охота на Мейсона


Итан
Я одевался на работу. Уже повязывал галстук, когда с кухни донесся звонкий голос Шеннон:
- Итан! Я приготовила завтрак! Ты идешь?
- Да... Я сейчас.
Зазвонил телефон. Это оказался СиСи.
- Эшер? СиСи Кэпвелл. Я перейду сразу к делу. Ты видел Мейсона? Или, может быть, знаешь, куда он мог деться?
- СиСи, я же не слежу за Вашим сыном!
- Не прикидывайся, что не понимаешь. Ты с друзьями подозреваешь его в убийстве. Вам кажется, это не имеет значения? Я хочу сказать тебе прямо! Если вы не прекратите этого, то будете изгнаны из города! Возмущенной толпой, если понадобится! А сейчас я хочу, чтобы ты, Гриффин, Слэйд и Хант оставили всю нащу семью в покое! Иначе вы за это заплатите, я вам обещаю! Между прочим, это прямая угроза, Эшер! Я не шучу!
СиСи бросил трубку.
Я сделал то же самое и пошел на кухню.
- Доброе утро, - мягко сказал я девушке, стараясь выглядеть спокойным.
- Это, правда, доброе утро?
- Даа, извини. У меня только что был очень неприятный разговор по телефону. Давай, начнем еще раз? - я поцеловал ее, - Доброе утро! Теперь лучше?
- Намного, - улыбнулась Шеннон, - я сначала решила, что ты жалеешь о том, что произошло ночью.
- Ночь была чудесной. Я надеюсь, ты не жалеешь о ней?
- Нет. Хотя я уже давно для себя решила никогда не спать с чужими мужьями... - намекнула Шеннон.
Все девушки одинаковы. Не успели начать отношения, уже нужно думать о браке. Ладно, будем думать.
- Это совсем другое дело. Я имею в виду свой брак. Лаура была задолго до того, как появилась ты. И ты не имеешь к этому отношения.
- Ну хорошо... Садись, пока все не остыло...
- Выглядит очень аппетитно, - подлизался я.
- Итан, а что теперь с Лаурой? Я имею в виду... насчет... развода...
- Как ты знаешь, она была под наблюдением психиатра. А вчера я узнал, что ее переводят из тюремного госпиталя в... хммм... службу безопасности. До тех пор, пока не назначат время... время суда, - прозапинался я под пронизывающим взглядом Шеннон, - что касается развода, я займусь им... Я слетаю в Мексику...
- В Мексику? - поразилась Шеннон.
- Да, потому что там не будут ни о чем спрашивать, а оформят все за день.
- Все по закону?
- Безусловно. Я собираюсь использовать соответствующие... соответствующие каналы, - я отпил апельсинового сока. Трудное утро выдалось, один тяжелый разговор за другим.
Шеннон продолжала сыпать соль на раны.
- А Лаура? Ты сказал ей об этом?
- Она знает, что я хочу развода, об этом я известил ее в письменном виде. Но, я думаю, она удивится, что это будет так скоро.
- Может быть, сказать ей? - сладко предположила Шеннон.
- В последнее время я не общался с Лаурой. Я думаю, тут не будет проблем.
- Итан, это неизвестно! В ее состоянии...
- Послушай, она бы не пыталась убить меня, если бы не пыталась избавиться от этого брака. Поэтому, если я ускорю события, она будет только довольна! - мне казалось, что я говорю убедительно.
Шеннон скептически улыбнулась.
- Надеюсь, что ты прав.
- Видишь, очень скоро ты совсем не будешь чувствовать себя виноватой рядом со мной.
- Я не чувствую себя виноватой, я чувствую себя бесконечно счастливой, - заверила она меня.
Я взял ее за руку, погладил, поцеловал...
- Замечательно. Я надеюсь сохранить это. Ладно, я лучше пойду в офис.
Собираясь на работу, я спросил:
- Ты останешься здесь и подождешь меня?
- Тебе стоит только попросить, - мурлыкнула она.
- Я так долго ждал, что ты скажешь это. Я рад, - признался я, - рад, что ты будешь здесь, когда я приду. Я пойду. Ну все, хорошо, я пошел.
- Итан!
Я остановился.
- Может быть, я не вправе спрашивать об этом, но... что же будет с Мейсоном Кэпвеллом?
- Что ты имеешь в виду? - максимально невозмутимо уточнил я, чувствуя, как быстро забилось мое сердце.
- Ну, если вы все убеждены, что он виновен в убийстве Кассандры, которое произошло много лет назад, разве вы не должны отправить его в полицию?
- Это не так... просто, - вывернулся я.
- Да, но ведь он не может выйти сухим из воды, правда?
- Я уверен, этого не случится. Я думаю, ты дождешься освобождения своего отца, и будешь проводить с ним много времени, - сменил тему я.
- Я знаю, это будет прекрасно, - сладко согласилась Шеннон, мы поцеловались.
- Но я лучше пойду, - оторвался от нее я.
- Я буду здесь, когда ты вернешься...
В дверь позвонили.
Я сдуру открыл, не глядя. Это оказались представители прессы.
- Мистер Эшер, как вы относитесь к сегодняшнему событию?
- Какому событию?
- А вы еще не слышали? Сегодня освобождают Фрэнка Прессмана! Благодаря Вам, он теперь свободен!
Честно говоря, нет. Благодаря одному обаятельному гангстеру...
Дерек
- Не открывай шторы, Альфред! Спасибо! - я влетел в номер злой, как собака.
- Что тебя расстроило?
- Не что, а кто! Мейсон исчез! - я схватился за графин с коньяком. Сопьешься с ними, к чертовой бабушке... я передумал тупо надираться и снял телефонную трубку.
- Какая разница? Столько времени еще впереди!
- Не у меня. Мы и так потеряли много времени, - отозвался я, - принеси мне НУЖНЫЙ КЕЙС.
- Но я думал...
- Альфред, пожалуйста, делай, что я говорю, ладно? Мне надо закончить кое-какие дела, - я старательно набирал номер, но пока безрезультатно. Что за утро такое!
Абонент... Он же Крейги, был недоступен. Он брал приступом еще более неприступную цитадель - Келли, в особняке Кэпвеллов.
Келли усиленно пыталась захлопнуть дверь перед его носом, сердито крича: "Иди к черту!"
Крейги не давал закрыть дверь до конца, уговоривая ее: "Для Вас, леди, я пойду к черту, к Богу или куда пошлете, но не раньше, чем через пять минут!"
- Ты, должно быть, долго решался, чтобы прийти сюда! - шипела Келли.
- Еще труднее мне сюда не приходить! Я не могу оставить между нами все, как есть!
Крейги нажал на слабую точку.
- Мне есть, что тебе сказать про Мейсона. Приходи на побережье! - и удрал, пока его не заметил СиСи.
А я полез дракону в пасть...
Набрал телефон самого мистера Кэпвелла.
- Да? - прогремел в трубке его голос.
- СиСи, это Дерек, - я замолчал на секунду, рев и проклятия не последовали, вероятно, СиСи набирал воздуха в легкие, чтобы рявкнуть посильнее. Я убрал трубку от уха, но услышал неожиданно нормальную человеческую речь:
- Правда? Что тебе надо?
Ого, готов к диалогу? Да ладно, не может быть!
- Я хочу всё объяснить, если это еще не поздно. Можно, я приду поговорить с тобой? - осторожно выбирая слова, спросил я.
- Мне тоже надо кое-что сказать тебе, - многозначительно пообещал СиСи, - я даю тебе десять минут. Десять минут!
Я повесил трубку.
Подошел мой помощник с кейсом.
Я взял его у Альфреда, отнес и бережно положил на Круглый Стол, погладил кончиками пальцев по его холодной металлической поверхности.
В этом почти любовном приветствии было что-то языческое, так, наверное, разговаривали с предметами древние люди, отправляясь на решающую битву...
Я осторожно открыл замки и поднял крышку.
К черту СиСи и спешку.
Моя единственная настоящая любовь, которая никогда меня не бросит и не предаст, тускло поблескивала в полумраке.
Я не мог отказать себе в удовольствии увидеть ее прямо сейчас...
Все, кто меня знает, наверное, удивились бы, увидев, как мои всегда мрачные и холодные глаза вдруг стали нежными и довольными...
- Мой старый друг, - ласково проговорил я, бережно собирая снайперскую винтовку.
Вскоре я оказался в кабинете СиСи, уже спокойный, как удав.
- Время пошло. Выкладывай, зачем пришел, а потом убирайся, - СиСи включил секундомер на часах, стоящих у него на столе.
Шестьсот секунд.
Чтобы сохранять хладнокровие, я сделал непроницаемое лицо и посмотрел на солнечные зайчики на полу.
- Я недолго. Я пришел извиниться.
- Неужели? - СиСи подошел к окну. За ним росло много-много субтропической зелени. И когда-то там прятался я.
- Я понимаю, ты вне себя. На твоем месте я даже не пустил бы меня на порог и не стал бы со мной разговаривать...
Чтобы перевести конфликтный диалог в относительно мирное русло, нельзя поддаваться на провокации, а нужно дать собеседнику понять, что принимаешь его чувства.
- У тебя 10 минут, - не оборачиваясь, напомнил СиСи.
- Видишь ли, это обвинение, которое сделали мы вчетвером: я, Стивен, Крейг и Итан - мы были неправы. У вашей семьи появилось столько проблем. Но я хочу сказать, СиСи, мы этого не хотели.
СиСи, продолжая смотреть в окно, прорычал:
- Ты же с самого начала четко знал, чего хотел. Ты подружился с нами, обманул наше доверие! Ты хотел поставить нашу семью на колени! Это было твоим желанием, да?
Да зачем всю семью-то...
- На самом деле мы хотели только правды. Правды о том, что случилось с Кэсси!
- Теперь вы ее узнаете? - он обернулся и уставился на меня тяжелым взглядом.
- По крайней мере, СиСи, невиновный человек теперь не умрет в газовой камере за преступление, которого не совершал! Но я не думал, что это зайдет так далеко, и заденет столько судеб...
- Скажи мне, чего ты хочешь, Дерек?
Я захлопал ресницами.
- Думаю, бесполезно просить прощения, - серьезно проговорил я, - что сделано, то сделано, уже не вернешь. СиСи, могу ли я как-то загладить свою вину?
- Если бы ты мог, я не дал бы тебе такой возможности, - задушевным тоном сообщил СиСи.
Хорошая фраза. Надо запомнить. Я ее твоему сыночку скажу, прежде чем нажать на спусковой крючок.
- Я надеюсь, что ты не спишь по ночам, - СиСи медленно обошел вокруг меня, словно подкрадывающийся тигр. Черт, не люблю, когда кто-то, кроме Альфреда, смотрит мне в затылок. Терпеть не могу! - Надеюсь, что совесть, или что там у тебя есть, постоянно мучает тебя! Единственное, о чем я тебя прошу: чтобы я тебя больше не видел! Держись подальше от моей семьи. Я понятно выражаюсь? А?!
- Абсолютно, - обычным своим спокойным тоном ответил я, - Но прежде, чем я это сделаю, я хочу извиниться и перед Мейсоном.
Я внимательно смотрел за реакцией СиСи.
- Не думаю, что его это заинтересует, а кроме того, его нет в городе.
- Скажите, где я могу с ним встретиться? - я даже дыхание затаил.
- Я понятия не имею. Если бы и знал, встречи с тобой я не пожелал бы и врагу... - я обеспокоенно взглянул на него, он что, всё знает, что ли?! - Поэтому сам понимаешь, что тебе делать со своими извинениями, убирайся, пока я не выкинул тебя.
«Мне не привыкать, меня всю жизнь все выкидывают. Ладно, хватит воду в ступе толочь. Полезной информации чуть, а шуму...» - промелькнуло у меня в голове.
Я бросил на него такой взгляд, что он на мгновение окаменел. Я развернулся и ушел.
Крейги сидел на берегу и ждал Келли.
Шумел прибой. Свежий ветер полоскал бумажное знамя над замком из песка.
Крейг явно волновался, не зная, придет ли дама сердца.
Вместо дамы сердца появился я.
- Ты ждешь кого-то? - вкрадчиво поинтересовался я, - или просто убиваешь время?
Мой друг тоскливо молчал.
Я присел на корточки рядом с ним.
- Знаешь, меня всегда интересовало, как работает мозг преступника, - сказал я, - например, это желание прийти на место преступления, даже с риском быть пойманным... Не тут ли было укромное местечко, где ты прятал ворованные вещи, чтобы остальные не знали?
- Не знаю, о чем ты говоришь, - изрек Крейги.
- Думаю, ты знаешь, Крейг. Думаю, ты прячешь что-то... Или кого-то!
Он опустил голову! Похоже, я попал в десяточку!
- То, что ты пришел сюда, выдает тебя с головой. Понимаешь? Почему бы тебе не признаться? - спросил я тоном, которым обычно выжимал нужные сведения у жертв - мягким и угрожающим одновременно.
- В чем? - мой друг поднял голову и посмотрел на океан, - У тебя богатая фантазия!
Ты даже представить себе не можешь, насколько!
- Я хочу знать все об исчезновении Мейсона Кэпвелла.
- Может быть, твои наемные похитители уволокли его куда - нибудь? - Крейги пытался скрыть лукавый блеск в глазах.
- Если бы это случилось, я бы знал.
- Может быть, Мейсон поумнел, и где-то прячется?
- Вопрос в том, как это пришло ему в голову. Крейг, как ты думаешь, может быть кто-то предупредил его и предложил затаиться на время? - тем же змеиным тоном продолжил я.
Крейги сделал недоуменное выражение лица и пожал плечами.
- Возможно... Почему ты спрашиваешь меня?
- Потому, что ты - слабак, Крейг. Несмотря на наши предупреждения, ты позволил своим чувствам к Келли затмить свой рассудок, поставив под угрозу наше общее дело.
Крейг поднялся и сунул руки в карманы.
- То, что я сделал... или не сделал... не имеет никакого отношения к Келли. Вот... Одна девочка была убита, другая жизнь разрушена, а третья висит на волоске. Кто же следующий? Ну, ответь мне! Я? Ты наймешь кого-нибудь, чтобы вывести меня из игры?
«Совсем дурак, и не лечится...» - агрессивно подумал я.
Я скроил хитрую мину и сквозь зубы процедил:
- Всё можно организовать.
- Что ж, ты - парень не промах, - воспринял всерьез Крейги. Меня понесло. Может, выбесило его поведение. А может, просто надо было сорвать злость. Слишком много негатива было за одно утро...
- Не попадайся мне на пути, Крейг. На свете есть вещи, худшие, чем смерть. Например, каждый день просыпаться в тюремных стенах всю оставшуюся жизнь... Я и это могу организовать! Поэтому, если тебе дорога твоя драгоценная свобода, уйди с моего пути!
Лицо Крейги надо было видеть. Он онемел! Но морально достать его мне было мало. Скопившийся негатив требовал физического насилия. Конечно, трогать Крейга я не стал бы. А вот ни в чем не повинному замку из песка пришлось несладко... за две секунды это чудо пляжной архитектуры было превращено в руины и почти сровнялось с землей.
Крейг смотрел мне вслед ошарашенным взглядом.
День прошел зря... У меня, по крайней мере. У бедняжки Ханта к вечеру жизнь стала налаживаться. Этот бездельник весь день просидел на берегу, и, наконец, в лучах заходящего солнца, появилась Келл.
- Зачем ты пришла?
- Я подумала, надо послушать, что ты скажешь. Я не знаю, чего ты от меня хочешь!
Крейги пытался помириться с ней.
Он, как всегда, давил на жалость и уверял ее, что изменился... Всё для меня - ты, сказал наш Ромео, и Джульетта снизошла, позволила себя обнять...
Но Келли нервничала и не хотела ничему верить. Она даже не позволила себя проводить.
Альфред наводил блеск на винтовку. Я мечтательно улыбался, глядя на него. Было непонятно, занимается он техническим обслуживанием оружия или просто наводит красоту. Перфекционист, тоже мне, нашелся. Я подошел и протянул открытые ладони вперед. Альфред вложил винтовку мне в руки.
- Вернемся к последнему заданию, - улыбаясь, сказал я.
- Скорее, к его отмене, - недовольно возвестил Альфред.
Я хихикнул и отошел, знакомая тяжесть оружия поднимала настроение и дарила уверенность, что все будет хорошо... рано или поздно.
- Я затеял спектакль, Альфред, - сказал я, - и он посвящается Кэсси...
Я подошел к зеркалу и прицелился в собственное отражение. Интересно, как буду смотреться. Опять же, надо проверить четкость зрения и надежность рук... нельзя, чтобы что-то пошло не так в самый ответственный момент.
Все было в порядке.
Словно я только вчера использовал ее по назначению...
Смотрелся я, кстати, неплохо. Мне так идет.
На какое-то мгновение в голову пришла бредовая мысль, найти точку между бровей у самого себя в зеркале и нажать на спусковой крючок. Представил, как брызнут осколки. Это было бы очень красиво...
И неосторожно. Все-таки мы в отеле.
На следующий день я собирал свою ненаглядную винтовку сам. Не то, чтобы я не доверял Альфреду... Просто, когда иду на дело, оружие собираю на месте. Не будешь же светиться где-то с ним в обнимку. Приду на место с кейсом, и уж там... А делать все необходимо быстро и с минимальным количеством движений. Вот я и тренировался, наслаждаясь ощущением памяти пальцев. Пару раз мне доводилось работать почти в абсолютной темноте. Сейчас будет то же самое. Так что на глаза полагаться не приходится, только на руки.
Альфред подошел сзади и молча наблюдал через плечо за моими действиями.
- Ну? Ты что-нибудь выяснил? - почти весело спросил я. При том, что сам результат работы - лишение кого-то жизни, как правило, не вызывал у меня никаких эмоций, подготовка к процессу - выслеживание, работа с оружием и так далее - казалась мне захватывающей и увлекательной. Это было интересно... А в данном случае и положительный результат желателен, как ни разу в моей жизни. Как бы то ни было, возня с винтовкой, определенно, подняла мне настроение.
- Единственное, что я знаю, так это то, что Мейсона все еще нет в городе.
Даже эта новость сегодня не могла меня расстроить. Поразительно, как быстро притупляются любые эмоции, когда раздражитель утрачивает свою новизну.
- Ну что ж... - я уже заканчивал собирать свою любовь, - тогда мы должны его найти...- я даже облизнулся и поднял готовое оружие, опять прицелился в зеркало и вхолостую нажал на спусковой крючок, - найти и непременно!
В этот же день мы снова увиделись с Великим и Ужасным СиСи Кэпвеллом. Я, насвистывая, вошел в лифт. Знаю, что нельзя, примета плохая, но уж очень настроение было замечательное. И даже монументально возвышающаяся фигура ненавидящего меня Хозяина Города не могла его ухудшить.
- Привет, СиСи, Вы вниз? - входя в лифт, жизнерадостно спросил я.
- Полагаю, ты воспользуешься другим лифтом?
Я не заразный, если что.
- Что ж, это Ваш отель, - покладисто согласился я.
- Совершенно верно. И ты не дома! Но у тебя есть время, чтобы убраться отсюда!
Признаться, я немножко растерялся. Нет, этого следовало ожидать, конечно. Но не сейчас. Немножко не до переезда...
Я решил навестить Стивена.
Тот мило прощался с каким-то актером:
- Давай, увидимся на вечеринке!
- На вечеринке? Я думал, фильм еще не закончен, - сказал я, с милой улыбкой подходя к Стивену.
- У меня есть финал, если ты это имеешь в виду. Работа еще не закончена. Нужно устранить все темные пятна, если ты понимаешь, о чем речь.
- Тогда поздравления уместны, - заметил я.
- Даа... Полагаю, что да. К тому же, фильм обошелся мне дешевле, чем я думал.
Ничего себе. И я, и СиСи вкидывали в этот фильм деньги, как уголь в топку, и обошелся дешевле, чем ожидалось... Ну дает парень.
Но это все пустяки, не стоящие внимания.
- И как же ты решил закончить, Стивен?
- Увидишь!
- К тому времени может быть слишком поздно.
- Для меня не будет поздно. Я закончу так, как решил, Дерек. А если тебе не понравится, я верну деньги.
- Звучит так, будто ты решил идти против всех, - с вежливой улыбочкой проговорил я.
- Нет, нет, вовсе нет. У меня была героиня, и я благодарен тебе за участие. Но сейчас я думаю о деле и о Мейсоне... честно говоря, идея с похищением не разбудила у меня аппетит.
- У тебя всегда было мягкое сердце. Думаешь, это делает тебя режиссером, полным сочувствия?
- Дерек, мы должны пересмотреть все улики, которые у нас есть!
- Это добром не кончится.
- Неужели? А что же нам делать? А если Мейсон откажется признаться?
Я изобразил глубокую задумчивость. Интересно, как Стив оценивает мои актерские способности?
- Стивен... Я все контролирую... Почему бы тебе не довериться мне...
Надо было бы, я бы и признание получил. Вот только зачем оно мне.
Я вернулся в свой номер.
Альфред вышел меня встретить.
- Ты не нашел Мейсона Кэпвелла?
- Нет, прости, что не сказал, Альфред. Я не нашел никакой информации, - я устало поставил кейс на журнальный столик, - Иден и Круз вернулись из Европы.
- В таком случае, я думаю, стоит отложить твои планы. Не стоит сейчас искать улики против Мейсона. Это может стать последней каплей, чтобы СиСи не выдержал, и попытался подмочить репутацию мистера Эшера.
Ну что тут скажешь. Итан знал, на что шел. Он взрослый мальчик, и далеко не беззащитная овечка.
Я поднял голову и с максимальной твердостью ответил:
- Ничем не могу помочь, ждать дальше слишком рискованно.
- А если ты не сможешь дальше бороться с ним?
- Мейсон скоро должен увидеться с Джулией. Я хочу, чтобы ты поставил "жучок" в ее доме на пляже. Тебе будет нужно только ждать и слушать.
Альфред кивнул и молча отправился выполнять задание.
Через час Альфред пришел.
- Все в порядке? - спросил я, делая специальный киллерский маникюр… это когда отрастающей части ногтей практически совсем нет.
- Все отлично. Теперь мы можем слышать все звонки Джулии. Так что, мы будем в курсе всего, что происходит в этом доме.
Золото, а не помощник.
- Блестящая работа! Если Мейсон позвонит, мы будем знать каждое слово... - радовался я, - и легко определим, откуда звонок.
- И что же потом?
Суп с котом.
Я продолжил подпиливать ногти и верхний слой кожи на некоторых подушечках. Пальцы должны быть в идеальной боевой готовности.
- Он будет уничтожен, - ровно и легко пояснил я.
Это же само собой разумеется! Он и так 20 лет ходил безнаказанным.
- Со всеми теми, кто только попытается, или встанет на моем пути, - с улыбкой добавил я.
На лице Альфреда, казалось бы, не дрогнул ни один мускул. Но я его знаю давно. Он забеспокоился.
Забавно, когда просто болтаешь, не подкрепляя свои слова никакими действиями, а люди меняются в лице, паникуют, принимают меры... Да. А уж если тебя испугался такой человек, как Альфред... Можно записывать себя в Монстры с большой буквы.
Ладно, местным героем я уже был, пора стать местным Кошмаром.
Тем временем Крейг позвонил Джулии и все тем же хрипловатым шепотом позвал ее к телефону. Джулии не было. Он обещал перезвонить.
Я сложил пальцы домиком.
«Значит, точно, Крейги...
Про таких, как он, говорят: прибил бы, если б не любил бы.
Вот и что мне с ним делать, с изменником?»
Пока я ломал голову над ситуацией, Джулия тем временем успела поболтать со своей сестрой, говорила, что ждет важный звонок. Ага!
- Мейсон Кэпвелл? - спросил Альфред, бесшумно появляясь в комнате.
- Неет... Но скоро, Альфред, очень скоро! - я подошел к открытому кейсу и взял деталь от винтовки.
- Есть еще время передумать, - мрачно заявил мой помощник.
Нет уж, отступать некуда.
- Почему я должен передумать, Альфред? - вкрадчиво спросил я.
- Ты отошел от всего этого.
- Да, от дел, - я посмотрел в прицел, - но это личное.
- В этом и проблема.
- Теперь, после всего, что мы пережили... - начал я, но Альфред меня перебил:
- Мы так много пережили, пока ты не убедил себя, что все затеяно тобой, только тобой! - Альфред говорил уже не как помощник, а как мой наставник... кем он и является на самом деле.
Только меня воспитывать поздновато. Альфред, ты сам обучил, сам получил. И разбаловал меня, если на то пошло, тоже ты сам. И самооценку мне поднял до небес.
Конечно, я все равно немножко притих. Но тут же взбунтовался.
- С каких это пор у тебя прорезалась совесть?
- Я не говорю о совести! Но есть чувства, которые нас объединяют! Ты никогда не преследовал свои объекты...
Я посмотрел на Альфреда через пулю.
- Когда тебя переполняют эмоции, легко ошибиться, - вовсю разошелся мой НАСТАВНИК, - что, если ты прошляпишь самое главное в своей жизни?
- Не прошляплю! Ставки слишком высоки. Все остальное лишь было генеральной репетицией. Все движется к великолепному, совершенному действу, - я смотрел на пулю, как на святыню, и прямо любовался ею, - Пуля для убийцы... Пуля киллера... Легко войдет, легко выйдет... Прямо сквозь череп Мейсона... Череп Мейсона Кэпвелла...
- Неужели все это когда-нибудь закончится... Ведь когда-то же должно! - то ли проворчал, то ли предрек Альфред.
Вскоре у Джулии зазвенел телефон.
Крейги требовал отговорить СиСи от поисков Мейсона, иначе он больше не сможет ему помочь... А Мейсону следовало лечь на дно и ждать указаний от Крейга.
Я готов был его порвать, честное слово! Вот предатель, - думал я, - да как ты можешь... Ладно, предать меня, после всего, что между нами было, но предать ПАМЯТЬ КЭССИ! Это невозможно понять! И невозможно простить!
Конечно, при более здравом рассуждении я бы понял, что Крейг - молодец, и что он все делал правильно - спасал жизнь брату Келли и не давал мне совершить непоправимую ошибку.
Если бы я убил ни в чем не повинного человека, я бы себя возненавидел и никогда не смог простить. Вообще не представляю, как бы я жил дальше!
Так что, с запозданием, прости, Крейги, и спасибо тебе...
Но на тот момент я был недоступен для здравого смысла. Ненависть и жажда мести застилали глаза.
Тут, думаю, можно позволить себе отступление от основного повествования. Намного позже я узнал, что подобное суждение, которое возникает в результате реальных обстоятельств (в моем случае – гибель маленькой подружки) и основано на качествах личности (в данном случае, моя целеустремленность), её установках (жажда справедливости), при этом сопровождается неиссякаемым эмоциональным напряжением (без комментариев!) и преобладает в сознании над всеми остальными суждениями, называется сверхценной идеей. Человека охватывает чрезмерная одержимость в достижении какой-либо цели.
Вот я и был одержим местью за убийство Кэсси.
Сверхценные идеи занимают в сознании доминирующее положение, воспринимаются самим человеком как вполне обоснованные, что побуждает его активно бороться за реализацию этих идей. Такие идеи принимают форму гипертрофированной, болезненной убеждённости в чём-либо. Окружающие, скептически относящиеся к сверхценным идеям или пытающиеся критиковать их, расцениваются в лучшем случае, как заблуждающиеся, в худшем — как враги.
Вот именно это со мной и происходило.
Я воспринимал Крейги как врага.
Возвращаюсь к основной теме. Я сидел возле хитромудрой аппаратуры и раз за разом прокручивал запись.
"Пусть заляжет на дно и ждет моих указаний... пусть заляжет на дно и ждет моих указаний..."
В комнату вошел Альфред.
- Это Крейг Хант, - пожаловался я ему.
- Ты уверен?
- Даю голову на отсечение... Никто бы не поступил так глупо! Он предупредил Мейсона, что за ним идет охота. А сейчас он пытается защитить его... идиот. К сожалению для Мейсона, Крейг раскрыл мне карты. И завтра, в это же время, загадка, связанная с таинственным исчезновением Мейсона, будет разрешена.
Я с вампирской улыбочкой посмотрел на Альфреда.
Тому, похоже, все еще не давало покоя мое обещание отправить на тот свет всех, кто встанет на пути. Альфред уже чуть не дизайн венка Ханту обдумывал. А может, и самому себе тоже...
И вот, вечером я позвонил Джулии и таким же хрипловатым шепотом, как Крейги, велел:
- Слушай сюда. У меня есть кое-что для Мейсона. Запиши мой номер, и дай своему мужу, когда он позвонит... 8055559436.
- Восемь -ноль- пять, пять -пять-пять, девять-четыре, тридцать шесть.
- Да, правильно. Это очень важно, чтобы он связался со мной немедленно! Это хорошая новость. Спокойной ночи, миссис Кэпвелл.
Я повесил трубку и самодовольно улыбнулся.
- Ну? Как я тебе, Альфред?
- Очень убедительно.
Согласен. Но сработало только благодаря тому, что Джулия не слышала оригинал.
Мы с Крейгом говорим разными словами, и у меня вылезает повелительная интонация, язвительность, да и манера произносить звуки другая.
Я бы нас не перепутал никогда.
- Думаю, достаточно хорошо для того, чтобы Джулия купилась на это, - уже сдержанно оценил я, - но, даже если это не пройдет... Это только вопрос времени... Только вопрос времени!
Я опять мечтательно улыбнулся.
Тем временем Мейсон, наивная душа, приобрел маленький забавный пистолетик для самозащиты.
А я уже сложил винтовку в кейс и переоделся в черные джинсы, черную водолазку и черную ветровку. Для визита в прохладный туннель идеально. А главное, сольюсь с темнотой.
- Положи это в машину, Альфред, - застегивая замок кейса, попросил я.
- Сейчас?
- Да, сейчас. Я должен быть готов выехать в любой момент.
- Ты думаешь, это умно? - строго рявкнул на меня Альфред.
Я привычно захлопал ресницами.
- Хант предупредил Мейсона, чтобы он уехал из города. Теперь он от меня не уйдет. Когда он позвонит, я буду действовать.
Альфред больше не рычал на меня, взял кейс... но не успел сделать ни шагу. В дверь постучали.
Альфред испуганно обернулся. Я раздосадованно сунул руки в карманы и подошел к любимому зеркалу.
- Доброе утро, Альфред, - услышал я до боли родной голос парня... которого до недавнего времени и считал родным... который, как мне на тот момент показалось, променял меня на первую юбку.
Крейги про мои душевные терзания понятия не имел, и недовольно позвал:
- Дерек!
- Крейг, что ты так рано, - я пытался сделать вид, что ничего не происходит.
- Есть что-нибудь новое о Мейсоне? - Крейги тоже держал руки в карманах.
Нам обоим было, о чем молчать.
- Я работаю над этим, - я не хотел смотреть на него.
- Встретились препятствия?
- Почему ты так думаешь?
- Его должны были похитить.
Я подошел к телефону и стал набирать номер. Крейги смотрел на меня.
- Такие вещи требуют времени. А сейчас у меня дела. Извини, - я не оборачивался.
- Конечно, возможно. Это несколько сложнее, чем мы думали.
- Что ты имеешь в виду?
- А не планируешь ли ты насчет Мейсона Кэпвелла что-нибудь без нашего согласия? - на едином выдохе выпалил Крейг.

Итан
СиСи искал на меня компромат, но не мог найти. Он сам сомневался в невиновности сына, и искал способ надавить на нас, чтобы заставить отступиться. Пока безуспешно.
Тем временем мы со Стивеном тусовались на парковке и обсуждали предполагаемое похищение.
- Я не понимаю, почему это требует так много времени, - нервничал Стивен.
- Нельзя же ожидать, что это можно сделать быстро.
- Почему? Мне так не нравится стоять тут и ждать Дерека!
- Стивен, послушай. Мы и так уже долго ждали. Знаешь, мы не должны привлекать к себе внимание. Возбудить подозрения - последнее дело!
- А ты не думаешь, что это уже случилось? Как только Мейсон исчезнет, все сразу догадаются, что это наших рук дело. Все уже в курсе, что произошло на той вечеринке. У тебя не встал кусок в горле, когда ты взял и обвинил его в убийстве? Да не пройдет и пяти минут после исчезновения Мейсона, как полиция будет у наших дверей!
- Если все сделать правильно, никто ничего не сможет доказать, - я пятерней зачесал волосы назад.
- Мы рассуждаем О ПОХИЩЕНИИ, о том, чтобы взять кого-то в заложники! - ныл Стив, - извини мое незнание законов, но ведь это же преступление? Не так ли, мистер Окружной Прокурор?
- Видишь ли, мы подержим его, пока не получим признание, и все! И, если сделать это аккуратно, никто нас не заподозрит.
- Я все равно не понимаю, почему нужно так много времени.
- Дерек ищет Мейсона.
- Тебе не кажется несколько странным, что Мейсон вдруг исчез? Похоже, кто-то его предупредил!
- Ты не думаешь, что это... - я помолчал и решился: - Крейг?
- Ты знаешь, что я думаю! Это Крейг! И он не испытывает угрызений совести! Так же, как предупредил о твоем появлении с Шеннон Прессман!
- Но он не перейдет на сторону Кэпвеллов! Пока мы, четверо, делаем одно дело, нас не разлучить!
Я не мог даже думать о своих ребятах плохо.
- С другой стороны, может, у него был какой-то замысел? - фантазировал Стив, - Может, не похищение, может, он нашел какой-то другой вариант?
- Да нет! У меня позади много лет работы, и я видел, как освобождали насильников и убийц, потому, что у них было много денег, удавалось нанять умного адвоката и выбраться из ситуации! И нет другого пути заставить Мейсона расплатиться за то, что он сделал!
- А если ситуация выйдет из под контроля? Предположим, мы наняли кого-то, кто должен похитить его. Того, кто зарабатывает этим на хлеб. А если Мейсон начнет сопротивляться?
- Надо предупредить, чтобы он остался невредим, - я еще верил в силу слова.
- Ну предположим, это не получится, и он будет ранен или вообще убит! Что станет с нами? Ты представляешь себе?
Я не представлял.

Дерек.

Я положил трубку.
- В чем именно ты обвиняешь меня, Крейг?
- Я не обвиняю, а просто спрашиваю.
- Так ты во мне сомневаешься?
- Ты хотел заняться похищением Мейсона, так почему такая простая операция занимает столько времени?
- Потому что с тех пор, как он исчез, ситуация усложнилась. Он как будто знал, что должно случиться!
- Да? А может, человек, которого ты нанял, немного сбился с пути? Ты уверен, что ему можно доверять?
- Безусловно.
- Кого же ты нанял?
- Ты его не знаешь, - по крайней мере, подумал я, с этой стороны ты меня точно не знаешь.
- Я знаю многих таких людей.
- Дааа... Он один из самых лучших. Из элиты, - похвастался я, - он отыщет Мейсона и все произойдет по плану.
- Посмотрим... Мы хотим, чтобы ВСЁ НАМЕЧЕННОЕ удалось.
- Что же может не удаться, Крейг?
- А вдруг... этот человек... ранит его?
- Он специалист в своем деле. Я даже не понимаю, откуда такие вопросы? Это все Келли? Это она внушает тебе недоверие ко мне? - обиженно спросил я.
- Нет. - Крейги помолчал, - я всегда в тебя верил и верю сейчас. Я знаю, ты никогда не бросишь нас, троих.
Я на мгновение закрыл глаза. Крейги попал в самое уязвимое место. Но я тут же овладел собой.
- Спасибо, Крейг, - и пообещал: - Никогда. Брат.
Я протянул ему руку. Крейги с секундной задержкой ее пожал и прямо посмотрел мне в глаза.
Хоть я и считал, что это он предает меня, но мне почему-то стало сложно смотреть ему в глаза, стало трудно ему врать.
- Может, ты свяжешься со Стивеном и Итаном? - спросил я.
- Зачем?
- Я не хочу, чтобы у них были те же опасения, что и у тебя. Теперь, когда мы все обсудили, ты можешь сказать им, что все идет по плану?
- Если ты обещаешь держать нас в курсе событий.
- Я не забуду. Я не хочу малейшего непонимания между нами, Крейг, - со значением произнес я.
- Я тоже.
Я открыл ему дверь, намекая: не смею более Вас задерживать... Как только он ушел, я заорал:
- Альфред!
- Ты думаешь, он что-то подозревает? - тот медленно вошел в комнату.
- Неет... Почему он должен что-то подозревать? - я повторил за СиСи: медленно зашел за спину собеседника. Альфред точно так же напрягся, не зная, ожидать ли нападения. Но выдержка и тут не покинула его: он упорно гнул свою линию:
- Ты по-прежнему думаешь, что это стоящее дело?
- Мейсон должен умереть, Альфред.
- А когда другие узнают об этом?..
- Нет, они не узнают, - я торопливо отмахнулся от такой страшной мысли, и успокоил себя и Альфреда: - они не говорят, но тоже считают, что путь торжества справедливости - это смерть Мейсона.
- Откуда ты знаешь, что они так считают, Дерек? Ты рискуешь стать чужим в своей собственной ЕДИНСТВЕННОЙ семье!
Хотя я знал, что Альфред никогда не ошибается, но на тот момент потерял осторожность и был одержим своей СВЕРХЦЕННОЙ идеей...
В первый раз в жизни я его совсем не слушал.
- Я должен рискнуть, Альфред!
- Ты часто рискуешь. Ты преследуешь этого человека просто из ненависти! Это делает тебя неосмотрительным!
- Это справедливость, - прошипел я, - Тут нет никакой ненависти, слышишь! Спра-вед-ли-вость! Я никогда не был так внутренне собран.
- Ты можешь объяснить или нет, зачем устраивать ловушку Мейсону? - строго вопросил Альфред.
- Потому что это единственная возможность с ним встретиться.
- Раньше, когда ты выслеживал кого- нибудь, ты никогда не подпускал его так близко! Разве ты не понимаешь, что он может появиться не один?
Я с улыбкой помотал головой.
- Неет, он не может.
- Почему ты уверен в этом?
- Потому, что он будет думать, что я - Крейг Хант, человек, который его защищает. Он ошибется! И только после этого я - я сложил пальцы пистолетом и показал жестом "пиф-паф", - нанесу свой удар.
- Ты подставишь Крейга Ханта...
- Нет-нет, Альфред, я не хочу больше слушать, - мягко, но решительно прервал его я, - я принял решение. Что бы ты ни говорил, и ни делал, оно не изменится.
Я сунул в карман черную маску с прорезями для глаз, взял кейс и пошел к двери.
Остановился.
Обернулся.
- Альфред, ты намерен мне помогать или нет?
- Конечно, - кивнул он.
- Спасибо, Альфред. Спасибо. Пошли.
Кроме него, я не доверял никому на свете.
И даже ему - только на 90 процентов.
Мы вместе вышли из номера.
А через минуту туда проник Крейги, открыв дверь своей магнитной карточкой от своего номера.
Крейги прослушал свой разговор с Джулией, а потом наш разговор с ним.
Я не учел, что эта аппаратура записала и наши беседы с Альфредом...
Крейги просто сидел и слушал их в быстрой перемотке.
- Господи! - выдохнул Крейг, - он хочет убить Мейсона САМ!
Тем временем Мейсон позвонил мне на мобильный.
- Я располагаю интересующей тебя информацией, - прошептал я.
- Снова встретимся в туннеле?
- Это будет лучше всего!
В туннеле я быстро собрал винтовку, зарядил ее, откровенно кайфуя от того, что смог все сделать безошибочно в полной темноте. Надел маску.
Неужели через несколько минут будет достигнута моя самая главная цель в жизни?
Тем временем Альфред вернулся в номер. Первое, что ему бросилось в глаза - абсолютная темнота. Но ведь мы оставляли жалюзи слегка под углом, чтобы был полумрак?
- Кто здесь? - спросил Альфред, зажигая свет.
За письменным столом сидел Крейги.
- Мистер Хант?!
- Оставим церемонии, Альфред. Где Дерек?
- Я понятия не имею, где мистер Гриффин. Он мне ничего не сказал, куда собирался.
- Черт, Альфред! Мы теряем время!
- Я Вас уверяю, сэр, я хотел бы Вам помочь...
- К черту! Ты перестанешь издеваться надо мной?! - заорал Крейг, со всей силы стукнув по столу.
Альфред молчал. Его воплями не прошибешь.
- Альфред, - умоляюще произнес мой друг, подходя к нему, - Ты раньше достаточно заботился о Дереке, чтобы предупредить меня. Теперь помоги мне его остановить. Я должен знать точно, куда он пошел.
- Если бы я имел хоть малейшее понятие, я сказал бы! - воскликнул Альфред.
- Что случилось? Он тебя заподозрил, да? Он знает, что ты передаешь мне информацию?
- Он может это подозревать, - как всегда, расплывчато ответил тот. А откуда, думаете, я научился уходить от прямого ответа?
От него, конечно.
-Тогда тем более, мы должны спешить, Альфред. Дерек не только собирается убить Мейсона, он хочет сделать это сам, и ты это знаешь! Сейчас только мы можем помочь ему...
- Никто не может, ничего уже не поделаешь. Ничего! - Альфред хотел отойти, но Крейг схватил его за плечи.
- Не сможем, если ты мне не поможешь! Сейчас Дерек где-то поджидает Мейсона. Он говорил по телефону моим голосом! Позвонил ему и назначил встречу! Видимо, Мейсон поверил ему и сейчас идет туда! Поэтому, пожалуйста, помоги мне! Расскажи то, что ты знаешь! Чтобы удержать Дерека от роковой ошибки!
- Но ему не кажется, что это ошибка! Он непоколебим! Я старался разубедить его! Почему ты думаешь, что я стал обманывать тебя? Сегодня я опять говорил ему, что это опасно и предосудительно. Но он даже не стал меня слушать!
- Я видел, как вы оба уходили, куда ты ходил?
- Вниз. Он как раз сел в машину и поехал. Но я не знаю, куда! Я клянусь, не знаю! Не знаю этого!
Крейг отвернулся и расстроенно пнул письменный стол:
- Ччерт!!! - он поднял голову и посмотрел вверх. Не помогло. Крейги обхватил голову руками, - Где? Где? Где? Куда он мог пойти? Где подходящее место?.. Туннель! Конечно! Именно там всё и началось, теперь круг замкнулся!
- Возможно, ты прав!
- Надеюсь, что это так! Если тебе не все равно, что станет с твоим другом, надейся, что я успею вовремя!
Крейги понесся к двери.
Альфред обеспокоенно смотрел ему вслед. В его ушах звучали мои слова о тех, кто встанет на моем пути...
... Рассеянный свет фонарика почти не освещал непроглядную темноту туннеля.
Мейсон приближался. К верной гибели...
- Это Мейсон Кэпвелл! - оповестил он меня, - есть тут кто-нибудь?
- Добро пожаловать на казнь, Мейсон! - громким хрипловатым шепотом поприветствовал я его.
- Предупреждаю, я вооружен! - отозвался он, выхватывая свой почти игрушечный пистолетик. Я, не долго думая, выстрелил. Не в него, конечно, зачем торопиться. Пуля просвистела рядом с ним, Мейсон обескуражено замер.
Так-то лучше. Ковбой нашелся. Смелый, да?
- Ты меня не видишь. А я тебя вижу, - растолковал я ему, - Брось оружие. Немедленно!
- Хорошо, хорошо... - сбавил обороты Кэпвелл.
- Брось! - рявкнул я. Не люблю, когда не с первого слова подчиняются.
Мейсон откинул пистолет в сторону.
- Бросил. Теперь я безоружен. Теперь выходи и давай, обсудим это как джентльмены.
Не вижу здесь джентльменов. Я, в первую очередь, Воин. Рука Справедливости. А ты - низкий подлец, который убил беззащитную малышку, - думал я.
- Ты признан виновным в убийстве Кассандры Бенедикт судом из четверых самых близких ее друзей, - максимально угрожающе сообщил ему я, - Они поняли, что из-за своего общественного положения ты никогда не будешь преследоваться по закону! Поэтому они решили взять дело в свои руки!
- Я не знаю, кто ты, но обвиняешь невиновного человека! Ты говоришь, существуют четверо, которые признали меня виновным в убийстве? У меня даже нет права предстать перед ними?
- У тебя нет прав! - я перезарядил винтовку, - ты приговорен к смерти, и сейчас будешь расстрелян!
- Но ты дашь мне шанс защитить себя?
- ТЫ дал КАССАНДРЕ возможность попросить пощады, прежде, чем убил ее? - с ненавистью прошипел я, - Дал?! Нужно, чтобы ты страдал...
Может, изменить своим правилам, и убить его не с одного выстрела? Нашпиговать его металлом...
Да нет, вряд ли. Я же не садист.
Ладно, на словах запугаю, а потом - пулю между бровей, как остальным, он ничего не успеет почувствовать.
Не слишком ли мягко для такого, как он? Раз - и ничего? А Кэсси задохнулась под завалом! Она мучилась перед смертью! А ее убийца… Было бы правильнее всего тупо закопать его рядом с ней. Живым!
Но я же не садист.
Тогда перед тем, как убить, надо напугать, как следует!
- Это темное, страшное место... будет и ТВОЕЙ могилой, - нагнетал обстановку я, - встань на колени и молись!
И тут... между мной и убийцей Кассандры появился... Крейг.
У меня чуть сердце не остановилось. А если бы я успел нажать на курок? Крейги был бы мертв, а этот... невредим.
Меня охватило бешенство. Что он лезет? Что все время палки в колеса ставит? Предатель чертов!
- Помолись и за меня, Мейсон, - Крейги наставил на меня пистолет.
«Нет, ну это уже ни в какие рамки!
И что, ты меня убьешь или ранишь из-за НЕГО?» - думал я.
Что-то темное поднималось в душе, требуя немедленно проучить этого перебежчика. Но я никогда не причиню зла своим ребятам. Крейги, какой бы ни был, родной для меня человек...
А не на это ли он рассчитывает, герой - самоучка?! Можно геройствовать и бросаться грудью на амбразуру, если знаешь, что тебе ровным счетом НИЧЕГО не угрожает!
Так, это не дело. С этим надо что-то решать!
- Если ты хочешь убивать, тебе придется начать с меня! - вовсю разошелся этот супермен, - уходи, Мейсон. Я тут справлюсь.
- Почему? - Кэпвелл слегка ошалел от неожиданности.
-Ты потом меня благодарить будешь, уходи скорее! - занервничал Крейги.
- Мейсон, стой! - почти истерично заорал я, - а ты убирайся с дороги!
- Ты хочешь застрелить нас обоих?
- Это очень великодушно, но я думаю, ты можешь не дожить до благодарности... - умничал этот... за спиной у Крейга.
- Замолчи и уходи отсюда, живо! УХОДИ! - заорал на него Хант.
Видимо, до того дошло, что оставаться в туннеле с двумя психованными преступниками по меньшей мере неразумно. Он оставил нас разбираться дальше между собой и скользнул к выходу.
«А это значит, скоро здесь будет полно полицейских...
Надо уходить!» - понял я.
Но просто уйти я не мог. Меня переполняла злость, ярость, негодование, разочарование... Негативные эмоции достигли своего пика, и вся и агрессия, предназначенная убийце Кассандры грозила вылиться на его непрошеного защитника.
Как только за Мейсоном закрылась дверь, Крейги поднял пистолет дулом вверх.
- Теперь, Дерек, мы вдвоем, - примирительно сказал он.
Я тоже опустил винтовку, вышел из-за выступа и рывком содрал маску с лица.
- Тебе страшно повезло, что я тебя не тронул, - прошипел я, - это было так легко... Так легко, Крейг, застрелить тебя...
Он выпрямился и опять попытался быть остроумным.
- Некоторым из нас везет от рождения!
- Даа... А некоторые умирают именно так! Ты, правда, веришь Мейсону? Ты изображаешь из себя героя, Крейг? Думаешь, ты не можешь пострадать?
- Ты же не собираешься убивать меня, Дерек? - слегка притих Крейги, - мы же братья... Помнишь?
Ага. А ты об этом помнишь, когда мне палки в колеса вставляешь? Или только когда дело пахнет керосином, начинаешь давить на чувства?
Крейги отбросил пистолет легким и красивым движением.
- Брось его, - мягко и убедительно попросил он, - брось ружье, Дерек.
Как скажешь, конечно.
Прямо сейчас.
Уже бросаю, ага.
Я стоял, молча смотрел на этого совсем потерявшего разум перебежчика, и думал, что с ним сделать.
- Я остановил тебя, Дерек, потому что убийством ты ничего не добьешься, - Крейг изо всех сил пытался говорить по-дружески и спокойно, - если ты успокоишься и подумаешь об этом, ты поймешь, что я прав.
Он снова протянул руку.
- Ты предал... не только меня, Крейг... - медленно проговорил я, - Ты предал Кэсси! Наше братство! Всё, за что мы боролись! Ты ПРЕДАТЕЛЬ!
Крейг отлично понимал, что это значит.
- Дерек... Ты не прав... Братство - подразумевает прощение... Прощение Мейсона... Прощение друг друга... Иначе вся наша дружба ничего не стоит!
Я слегка ухмыльнулся. Бедняга, уже не знает, что еще сказать.
- Брось ружье, - просил Крейги, - Пойдем отсюда.
Я видел, что он растерян, но по-прежнему свято верит в свою неприкосновенность, которую гарантирует ему моя старая привязанность.
Нет уж, мне надоело твое поведение, братишка. Я слишком долго беззубо рычал на тебя, на тебя это не производило впечатления. Ты не понимаешь слов. С тобой следует разговаривать по-другому...
- Не понимаю, почему ты медлишь, - покачал головой Крейг.
Сейчас поймешь...
- Я не медлю, - пояснил я, не сводя с него глаз.
- Тогда чего же ты ждешь? Стреляй! - провокационно выкрикнул Хант, -СТРЕЛЯЙ!
Я вскинул винтовку и, взглянув на него сквозь прицел, со словами:
- Я так и сделаю... - нажал на курок!
Крейги вскрикнул и упал на камни!
Я знал, что ранил его, прострелил ему плечо, причинил боль, но, вместе с тем, эта рана не опасна, поэтому молча покинул это место.
Крейги полежал около минуты потом со стоном перевернулся на спину, огляделся и позвал меня:
- Дерек!
Вокруг никого не было, тишина и темнота...
- Ты собираешься оставить меня здесь, Дерек? - жалобно крикнул он, - Ты хочешь оставить меня здесь умирать, как умерла Кэсси много лет назад?
Сравнил себя с Кэсси...
Вообще не та ситуация.
Но Крейгу опять почудились ее пронзительный крик и хруст рушащихся балок...
И тут появились Мейсон и Круз Кастилио.
- Привет, - сказал Круз.
- Ты серьезно ранен? - спросил Мейсон.
- Только плечо... - жалобно ответил Крейги.
- Он ушел? - Мейсон присел на корточки рядом с ним.
- Кто это был? - приступил к работе инспектор Кастилио.
- Я не знаю, - облизал пересохшие губы пострадавший герой.
- Ну же, Крейг, ответь мне, - не отставал Круз.
- На нем была маска, - честно известил их раненый, - разве он не сказал тебе?
- Даа, Мейсон мне это сказал. Но непонятно, как ты здесь оказался так вовремя. Это же не оживленная улица...
- Может, вызовем Скорую Помощь, прежде чем задавать ему вопросы? - логично спросил Мейсон.
- Да, по рации из машины, - Круз ушел в машину.
- Ну... Теперь мы одни, - намекнул Мейсон.
- У меня тут немного болит... Ты не будешь поднимать много шуму? - глядя на него чистыми глазами, спросил Крейги.
- Конечно... Я вообще ничего не буду говорить. Рассказывай сам, и начни с объяснения, почему ты решил спасти мне жизнь, - негромко сказал Мейсон, - лучше скажи мне, пока инспектор не вернулся.
- Что я могу сказать тебе, и не могу сказать ему?
- Это ведь ТЫ был тем таинственным информатором? Ты велел мне исчезнуть из города?
- У меня сейчас не очень хорошо с памятью, но нет ничего, что невозможно вылечить аспирином, - Крейги уже начал, как всегда, зубоскалить.
- Ты сделал это из-за моей сестры? Или, в отличие от своих друзей, не захотел, чтобы я был козлом отпущения в деле, о котором я ничего не знаю?
- Ты веришь в карму?
- Меня интересует восточная философия, но еще больше интересует, что случилось с Кассандрой Бенедикт. Знаю, ты это знаешь. Ты и твои друзья - "Рыцари Круглого Стола". Келли рассказала мне про Братство Навсегда. Кто же из братьев держал сегодня ружье? Итан?
Крейги, наверное, немного пожалел о своем слишком длинном языке.
- Думаешь, это был кто-то из них?
- А кто же еще? Или они наняли кого-то, чтобы сохранить чистые руки? Черт! Почему ты сначала спас мне жизнь, а теперь увиливаешь от ответа? Если ты мне сейчас ничего не скажешь, то снова поставишь под угрозу мою жизнь!
- Не задавай вопросов, ты не получишь ответов! Просто уезжай из города и увози свою семью! Я сделал все, что мог, - Крейг отвернулся и стал изучать паутину, свисающую с потолка.
Тут пришел Круз.
- Ну как вы тут?
- Ему плохо, - сказал Мейсон.
- Он должен оживиться и быть молодцом, потому что я жду ответа на вопрос, как он здесь оказался.
- Я гулял... Дышал свежим воздухом...
Короче, Крузу не повезло.
Ни Мейсон, ни Крейги ничего вразумительного не говорили. Один, действительно, не узнал меня. Второй меня не сдал...
 

#34
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Конец Круглого Стола


Дерек

Ситуация вышла из-под контроля и с этим надо было что-то делать.
Крейги вихрем влетел в мой номер. Левая рука была зафиксирована повязкой.
- Так, и где он? Дерек! - заорал он.
- Он еще не вернулся. Ты нашел его? - Альфред, как всегда, был невозмутим.
- Да, я нашел его. И где же он?
- Я не знаю. Я не врал тебе... Что с тобой?!
- Он стрелял в меня! Мой друг детства стрелял в меня! Я был в госпитале!
- Зачем?! Я не понимаю!
- Я тоже не понимаю! Он, как хорошо обученный пес, который неистово гоняется за всеми! - Крейги жалобно посмотрел на Альфреда. Наконец-то нашел хоть кого-то, кто просто посочувствует, и не станет давить и расспрашивать лишнее, - на твоем месте я бы тут не околачивался, приятель.
- Я не могу бросить его! Кто-то же должен узнать причину!..
- Он не скажет. Передай ему, что Мейсон теперь находится под охраной полиции. Меня уже допрашивали насчет ранения, кто стрелял в меня и в Мейсона...
- И что ты им сказал? - быстро и обеспокоенно спросил Альфред.
- Я мог бы дать им короткий ответ из двух слов: Дерек Гриффин, но по какой-то неизвестной причине я соврал! Я сказал что не узнал убийцу.
Я уже давно пришел, но не выдавал свое присутствие: уж очень интересно складывался разговор. Однако после этих слов не удержался:
- Почему? Почему ты им соврал, Крейг?!
Надо было видеть, как эти двое подскочили, услышав мой голос!
Альфред напрягся, сжал губы и ждал.
А Крейги посмотрел на меня так, словно моя способность никогда не привязываться к людям была чем-то вроде отсутствия жизненно важного органа, и ему стало меня жаль.
Я прошел в комнату, не обращая на Ханта внимания, и отдал Альфреду кейс.
- Спрячь это, Альфред, - тот замешкался, я добавил: - прямо сейчас!
- Можешь не прятать свое оружие, я его уже видел, - напомнил о своем присутствии Крейги.
- Но ты же не настучишь, - я подошел к нему, сунув руки в карманы.
Вид Крейга в этой белой повязке все-таки немножко действовал на нервы.
- Почему ты меня не убил, Дерек? - прищурился Крейги.
- По этой же причине ты меня не выдал, Крейг, - язвительно поставил его в известность я.
Легко было говорить о несуществующих чувствах к Келли. "Я люблю тебя" - слова, которые я могу произнести, не задумываясь, если за ними нет настоящих эмоций.
Но невыразимо трудно признаться в любви человеку, который действительно много значит для тебя.
Особенно если ты не хочешь, чтобы он знал о них.
И так уже сладу с ним нет... А теперь, когда будет знать о моей слабости к нему, совсем на голову сядет.
Любовь делает нас слабыми. Нельзя любить, если не хочешь оказаться беззащитным и испытать боль.
А уж тем более нельзя любить перебежчиков...
- Не жди следующего представления! Братская любовь исчерпала себя! - Крейг все-таки употребил это слово, хоть и в таком контексте.
А что? Отличный контекст. Я знаю, что меня любить невозможно, Крейги не сказал ничего нового, чего я не ожидал бы.
- Я тоже так думаю, - согласился я, - В следующий раз не попадайся мне на пути никогда!
- Почему должен быть следующий раз? Ты заставил его недостаточно страдать?
Крейг, хватит меня бесить, - подумал я, морщась, как от зубной боли, и отворачиваясь от него.
- Каак же страдал Меейсоон, - издевательски протянул я, - Прессман, приговоренный к смертной казни, ждал приговора 20 лет, Кэсси - наша подруга! - мертва! А как страдал Мейсон? Как?
Крейги, похоже, тоже устал со мной возиться.
- Смотри, Кастилио не думает, что это был наемный убийца, он выйдет прямо на тебя!
Я резко обернулся.
- И прежде я имел дело с полицией! Круз не выйдет на меня... Конечно, если кто-нибудь не изменит свою позицию, и не поможет ему!
- Зачем ты спрашивал наше мнение? Зачем заставлял нас волноваться, если собирался сделать все по-своему?
- Видишь ли, я думал, признание удовлетворит меня. Но когда я подумал о Кассандре... То понял, что Мейсон не имеет права жить! Раз он отнял жизнь Кассандры, не имеет права!
Я смотрел на опущенные жалюзи, но видел недавнюю сцену в туннеле... Поэтому говорил с волнением, эмоционально. А Крейги скептически молчал. Потом взял меня за плечо и мягко развернул к себе.
- Ты пойдешь в тюрьму, если убьешь его, - он просительно заглянул мне в глаза, - убийство стоит этого?
Я посмотрел ему в лицо.
- Со мной ничего не случится. Ничего!
- Лучше брось это, - уговаривал меня братишка.
Конечно, на тот момент я воспринимал его поведение не так, как сейчас. Мне казалось, что такими словами Крейги предает самое святое, что есть в нашей жизни - память о нашей семье, о маленькой сестренке...
Я покачал головой. И, чтобы пресечь дальнейшие разговоры на эту тему, по возможности холодно произнес:
- Спасибо за совет. Я взял это на заметку.
Крейг отпустил мое плечо и огорченно сжал губы.
... Когда он ушел, я снова схватился за коньяк.
Альфред подошел, как всегда, бесшумно и со спины.
Я, как всегда, почувствовал чье-то приближение.
Но кроме него, подойти было некому. И я спокойно продолжил наливать коньяк.
- Крейг Хант больше мне не друг, - известил я Альфреда, - надеюсь, ты не разочарован?
- Почему я должен быть разочарован?
- Потому, что я прервал ваш разговор, когда вошел! - я сделал глоток и обернулся, - Может быть, у вас еще есть незаконченные дела, Альфред?
- Конечно, нет! Он просто спросил, когда ты вернешься, и рассказал мне кое-что, и все.
Я понял, о чем он хочет поговорить.
- Он сказал тебе, что я в него стрелял? - я сел возле журнального столика и поставил стакан.
- Довольно жестокое предупреждение, если можно так выразиться, - пожурил меня Альфред.
Так, и этот тоже против меня.
- Даа, - протянул я, - нужно быть жестоким с такими людьми, как Крейг Хант. Я имею в виду, он не очень умен. Он признает только насилие.
Честно говоря, это в чем-то правда, к вербальному воздействию Крейги часто... излишне устойчив.
Хотя, может, я и перегнул палку.
А может, и нет...
- Ты, конечно, знаешь его лучше, чем я, - опять взялся воспитывать меня Альфред, но продолжить нотацию ему не удалось.
- Даа, - тихо отозвался я и перевел разговор на еще более волнительную тему: - я думал, что и тебя знаю, Альфред.
Наступило молчание.
Я улыбнулся и поднял голову, посмотреть его реакцию.
Альфред, как обычно, напоминал каменное изваяние.
- Не понял.
- Я думал, ты верен мне,- медленно сказал я и с улыбкой уточнил: - Дереку.
- Иначе меня бы здесь не было. И дело в том, что раньше я был не согласен с некоторыми твоими... решениями, - Альфред прошел и присел на край стола.
Это что-то объясняет, но ни тебя, ни Ханта не оправдывает, - думал я, - тоже мне, заговорщики нашлись, нормально так-то, объединились против меня за моей спиной... А я им доверял, как последний дурак.
- Альфред, - я повернулся к нему, и убедительно предупредил: - не совершай ошибку! Не пытайся спасти меня от самого себя! И, что еще, хуже, не заставляй делать это кого-нибудь другого! Я выразился достаточно ясно?
- В высшей степени! Я кладу твой кейс в чулан. Запирать его в сейф?
- Пока нет. Он мне еще понадобится.
Альфред был огорчен, но ничего не сказал.
Тем временем Крейги нарисовался в баре. Он шел, на ходу читая аннотацию к таблеткам, которые ему дали в больнице.
- Не употреблять с алкоголем... Да что это такое, меня убить хотят? - похоже он был настроен напиться, не меньше, чем я сам.
Он сел за стойку, стал пить черный кофе и звонить Келли.
Ее не было дома.
Крейги сидел и грустил...

Итан
На следующее утро после того ужасного дня, когда мы со Стивом долго и безуспешно ждали Дерека, а Дерек, тем временем, в туннеле ранил Крейга, мы собрались у меня, обсудить ситуацию.
Ситуация, честно говоря, мне все больше не нравилась.
И я ничего не понимал...
Мы со Стивеном и Крейгом ждали своего четвертого товарища, но тот опять не появлялся. Скорее всего, понимал, что провинился, и не хотел получить заслуженную взбучку.
Я устроил Крейгу настоящий допрос. Тот ничего толком не объяснял, зато твердил: "Я рассказал всё, что знал"
Стивен тем временем, не отходя, беспрерывно раз за разом набирал номер телефона Дерека, но тот не отвечал.
- А если Дерек дома, но не подходит к телефону? - спросил меня Стив.
- Давайте, вернемся к этому вопросу в другой раз, - предложил я.
- Разве это зал судебного заседания, - подколол меня Крейги.
- Я понимаю. Но, может, в следующий раз память тебя не подведет?
- Я сказал все, что помню!
- Всё уже слишком спокойно, Крейг, - Стив.
- Если что-то случилось, мы имеем право знать! - я волновался, и не пытался это скрыть.
- Случилось! Кое-кто хотел убить Мейсона Кэпвелла! - сверкая глазами, воскликнул Крейг.
- Точно! А мы хотели от него признания, и всё! - сердито напомнил я.
- Кто хотел убить его, Крейг? - требовательно спросил Стивен, словно это было не очевидно...
- Мы были со Стивеном, когда это случилось, - вслух рассудил я,- и, как я понимаю, ты вряд ли сам стрелял себе в руку? Остается одна кандидатура...
-Это был Дерек? - дожимал Стивен, словно от прямого ответа Крейга что-то зависело.
Крейг отвел глаза.
В это время в дверь позвонили.
- Может быть, вы сами его об этом спросите? - опустив голову, перевел стрелки наш пострадавший.
Я пошел открывать.

Дерек

- Я вот все думаю, Альфред, как же Крейг Хант узнал о том, как я хочу поступить с Мейсоном Кэпвеллом? У тебя есть какие-то соображения? - с улыбочкой приставал я.
- Вообще, да. Как только ты принял решение уничтожить Мейсона, я сказал тебе, что это ошибка, - невозмутимо отозвался Альфред, - это слишком рискованный шаг. Крейг Хант - очень проницательный человек, и с его слов я понял, что у него есть некоторый опыт в таких делах.
Альфред складывал вещи для переезда из отеля Кэпвеллов. Я просто ходил рядом и донимал его вопросами, впрочем, стараясь сдержать гнев и обиду на его выходку.
- Так ты говоришь, опыт подсказал ему, как надо действовать, чтобы разрушить мой план насчет Мейсона?
- А что же еще? - нет, ну высший пилотаж, так невинно отвечать!
- Что же еще, Альфред? - вкрадчиво спросил я, вынуждая его признаться.
Он молчал.
В дверь позвонили.
Альфред пошел открывать. Я поправил галстук и пригладил его, не оборачиваясь, но прислушиваясь к происходящему у двери.
Это был полицейский.
- Кто из вас Дерек Гриффин... - начал он.
- Я - Дерек Гриффин, - я помахал ему.
- Пройдемте, пожалуйста, со мной...
Вот безграмотная личность. Слова "пройдемте" не существует.
- И куда же мы... пойдем? - уточнил я.
- В участок. Чтобы ответить на несколько вопросов о покушении на Мейсона Кэпвелла.
Я слегка улыбнулся.

Итан
Это был полицейский... с приглашением в участок на допрос по поводу покушения на Мейсона.
Нас всех вызвал на допрос Круз Кастилио.
- Что ж, спасибо, что ты пришел, Итан, - сказал он.
- Наверное, ты понимаешь, что у меня не было выбора. Могу я спросить, зачем ты собрал нас здесь?
- Я объяснил это тебе, я хочу задать несколько вопросов о покушении на жизнь Мейсона...
Сами недовольны ситуацией, но сами и разберемся, - думал я, - не вмешивайся.
- Я ничего не знаю об этом, - почти честно ответил я, - думаю, тебе стоило много нервов - вызвать на допрос окружного прокурора!
- Может быть, это потому, что окружной прокурор возомнил себя выше закона?
Круз, я промолчу, кто из нас что о себе возомнил...
- Просто я знаю, в какие игры играют полицейские, и мне не нравится, что они делают это в рабочее время! А сейчас, если хочешь заняться чем-то, лучше поищи Лауру! - я встал и сердито подошел к нему, - она уже совершила убийство, и, если у кого-то был мотив убить Мейсона, то только у нее!
- Хочешь поговорить о мотиве? Меня это устраивает! Не секрет, что ты и твои друзья старались обвинить Мейсона в убийстве девочки, которую вы знали еще детьми! Это событие, безусловно, запомнилось вам на долгие годы, и я начинаю догадываться о мотиве.
Я встал около стеклянной стены, закрытой жалюзи.
- У нас есть веские причины думать, что Мейсон причастен к смерти Кассандры.
- Так вот почему он оказался в туннеле, под прицелом того, кто обвинил его в причастности...
- Ты меня обвиняешь в том, что Я был в туннеле и угрожал Мейсону? - перебил я его.
- Итан! Я тебя ни в чем не обвиняю! Я вызвал тебя, чтобы задать несколько вопросов, а если тебе нечего скрывать, то в чем дело?
А дело... в черноглазом парне, который вошел в это время в коридор полицейского участка. Мне было хорошо видно его через жалюзи.
Дерек остановился с нейтральным, ничего не выражающим, видом.
Стивен нервничал и пил воду из кулера, стаканчик за стаканчиком. Увидев Дерека, он тут же подошел и спросил:
- Гриффин, в чем дело?!
- Мне сказали, речь идет о покушении на жизнь Мейсона Кэпвелла, - спокойно отозвался тот.
- Ты в первый раз об этом слышишь? - Стивен снова нервно отпил воду из разового стаканчика.
- Даа, конечно, - Дерек отвел глаза и потер пальцем подбородок. Ага! Согласно языку тела, врет и не краснеет. Я бы стал дожимать, - Очевидно, Кастилио слышал о наших обвинениях и старается все это связать воедино.
Насколько я знаю, Стив понимает язык тела еще лучше, чем я...
- Мне кажется, нам надо встретиться и все обсудить.
Дерек взглянул на Крейга. Тот молча смотрел на них обоих.
- Я сейчас очень занят. Это надолго? - попытался увильнуть Дерек.
- Главное, приходи вовремя! Ты же не хочешь, чтобы мы подумали, что ты от нас что-то скрываешь?
- Конечно, нет, - спокойно и с улыбкой пожал плечами Дерек.
- У меня к тебе много вопросов, Дерек, - заявил Стивен.
Тот покосился на Крейги, который обиженно смотрел на него, но не отводил глаза.
Круз помешал этой семейной разборке, открыв мне дверь из кабинета. Виновник наших проблем встретился со мной глазами.
- Итан?
- Дерек?
- Дерек, ты следующий, - позвал его Круз.
Я встревоженно взглянул на Крейга.
Тот уставился на меня.
Стивен тоже.
Я встал возле кабинета.

Дерек
Я со скучающим видом сидел возле рабочего стола инспектора Кастилио.
Разговор не клеился...
А когда дело не клеится, его шьют. Круз явно очень хотел пришить мне эту угрозу убийством. Размечтался. Я точно знал, что нигде не наследил.
- Так ты не помнишь, где был в тот вечер? - Круз стоял ко мне спиной. Я сидел в полоборота к нему.
- Я этого не говорил, приятель, - возразил я.
- Да, ты не очень-то разговорчив.
- Потому что тут нет ничего, о чем можно было бы порассуждать.
- Я думал, покушение на убийство - достойный повод для рассуждений. Раз я ничего не говорю, то и ты молчишь. Но ситуация такова, что говорить должен именно ты, - Круз постучал указательным пальцем мне по макушке и отошел за свой стол, выпить водички.
«Нервничать не надо, я же с тобой спокойно общаюсь, и ты веди себя спокойно… Или раздраконить его и посмотреть, что он скажет?» - мне стало интересно.
- Если я тебя правильно понял, меня официально ни в чем не обвиняют? - уточнил я ровным тоном.
- Пока нет, пока нет, никоим образом. Но я хотел бы знать, где ты был во время покушения на жизнь Мейсона.
Я ухмыльнулся.
- Послушай, мне очень жаль, но я должен признать, что ты удивительно некомпетентен в таких делах, - задушевным тоном сообщил я.
- Ты очень рискуешь, говоря так со мной, не делай этого, ладно? - предупредила местная легенда сыска, убирая разовый стаканчик.
- Рискую? Я должен напомнить, что здесь не присутствует мой адвокат. Поэтому, между нами говоря, если даже я сейчас признаюсь, что расправился с половиной Санта - Барбары, меня нельзя будет привлечь к суду. У тебя, видно, много времени, а у меня его нет, - я быстро поднялся и шмыгнул к двери, но Круз успел поймать меня за запястье и развернул лицом к себе.
- Посмотри на меня! Я не разрешил тебе уходить!
Он разжал пальцы, я стряхнул его руку и поправил одежду, чтобы рукав рубашки аккуратно и ровно выглядывал из-под рукава пиджака.
Дурацкая привычка у Круза - вступать в физический контакт с чужим человеком.
Я вообще, честно говоря, не особо люблю прикосновения. А уж если они к тому же грубые...
- Видишь ли, Кастилио... Запомни, не приказывай мне! - тихо и с нажимом, пристально глядя ему в глаза, произнес я.
- Я жду ответа, где ты был во время покушения на жизнь Мейсона.
- Ты ждешь ответа?
- Да!
- Ждешь ответа... Неужели ты думаешь, что мы настолько глупы, что попробуем убить Мейсона, зная, что грязный палец закона сразу укажет на нас, ссылаясь на обвинение, которое мы ему предъявили?
- Я не знаю, насколько вы глупы, я именно это и хочу выяснить.
- Я прекратил дела с твоей женой. Она совала нос в мое прошлое. Давай и ты прекрати эти допросы, - я развернулся и хотел открыть дверь, но Кастилио ухватил меня за плечо и за шкирку и рванул к себе.
Я мрачно ухмыльнулся и презрительно покосился на него.
- Эй, слушай меня, я думаю, один из вас виновен в покушении на убийство! Я собираюсь выяснить, кто именно! Если окажется, что это ты, друг... Ты заплатишь за это! Понимаешь? - вовсю разошелся Круз.
Я закатил глаза.
- Да, Круз, я понимаю... А теперь хочу, чтобы и ты понял меня... Сейчас же убери от меня руки! Убери их... или тебя накажут за жестокость во время допроса. Снимут твой значок и засунут тебе в глотку. Ты понял меня, дружище? Давай, сейчас же!
- Я понял тебя, Дерек, - Кастилио снова разжал пальцы и отошел от меня.
- Спасибо, - спокойно ответил я, поправил одежду, пристально глядя на него, и вышел из кабинета.
За дверью я остановился. Привычка.
Итан стоял возле самого кабинета, держа руки в карманах. Похоже, нервничал и ждал, чем закончится наш разговор с Крузом.
Итан-то уже знал, кто покушался на Мейсона...
Несмотря ни на что, рядом с ним мне почему-то стало спокойно и легко. Я вдохнул полной грудью, поправил галстук и, как бы невзначай, провел ладонью от локтя Итана к его запястью сверху вниз.
- Что случилось? - строго спросил он, не думая поздороваться.
Я сунул руки в карманы.
- Просто отвечал на вопросы... думаю, он пытается связать нас, четверых, с покушением на Мейсона и, конечно, хочет, чтобы ему это удалось, - я хотел уйти, но Стивен не дал. Преградил дорогу и грозно возвестил:
- Я тоже хочу задать тебе несколько вопросов!
- Извини, я, правда, сейчас занят, - я попробовал проскользнуть, но Стивен ухватил меня.
- Послушай!
- Но...
- Я все же получу ответы! - Стивен силой заставил меня остановиться, - Ты понимаешь?
- Ты уже в президентстве? Правда, это несколько мелодраматично, - съязвил я, ухмыльнулся, хлопнул Стивена по плечу и все-таки ушел.

Итан

Когда Дерек удрал, в полицейском участке появились две очаровательные блондинки.
Иден и Келли.
Келли сразу подошла к Крейгу.
- Я слышала, что произошло...
- Какую версию? - хмуро поинтересовался он.
- Что ты сделал для Мейсона...
- Келли, ты не будешь возражать, если мы поговорим минутку с Крейгом? - прервал их Стив.
- Крейг, мы приглашаем тебя на ужин... - многозначительно сказал я, подходя к нему.
Наш поход в полицию парни восприняли как какое-то незначительное отвлекающее обстоятельство... и оттуда направились четко назад, ко мне домой, будто нас и не прерывали.
- Я не могу вам рассказать все, что вы хотите, мне не все известно, - снова начал оправдываться Крейг.
- Мы знаем, что Дерек решил убить Мейсона, - сказал я.
- Вы не знаете, - заартачился Крейг.
- Какую роль ты тут сыграл? - логично спросил я.
- Обманщика...
- Ты хотел разработать убийство за нашими спинами? Что случилось, что сорвалось, почему тебя ранили? - влез Стив.
- Вот это дааа... Фантастика! Ты должен сделать об этом кино! - Крейг тоже любит поострить.
- Крейг, мы отсюда не уйдем, пока не узнаем правду! - пригрозил Стив.
Видимо, пора было начать думать, кого из пацанов куда здесь размещать на постоянное проживание.
- Чья была идея убить Мейсона? - прямо спросил я.
- Почему ты нас предал, Крейг? - ударился в патетику Стив.
- Крейг не предавал вас, - в дверях появился Дерек. Он остановился, закрыл дверь, обвел нас взглядом и, словно каждое слово давалось ему с трудом, тихо добавил: - я был один.
Дерек медленно спустился с высокого порога и пошел к нам с дерзким и в то же время виноватым видом.
- Это я хотел убить Мейсона Кэпвелла. - и замолчал.
Интересно, чего он ждал? Медали за отвагу? Или что мы начнем падать в обморок от этого замечательного известия?
Я подошел к нему.
- Почему?
- Бесполезно добиваться от него признания и вести в полицию, - объяснил Дерек, не глядя мне в глаза, - с фамилией Кэпвелл он никогда не будет преследоваться по закону...
- Откуда ты знаешь? - рявкнул я.
- Ты окружной прокурор, будь реалистом! Крейг ничего об этом не знал, правда, он пытался помешать, - для Дерека сейчас было важно защитить от нас Крейга.
Вот ведь противоречивая натура!
- Ты стрелял в Крейга, - я смотрел на его реакцию. Реакция меня поразила еще больше...
- Я сделал то, что должен был, - заявил Дерек.
- Что?! Убить его?! - не поверил своим ушам Стивен.
- Если бы я хотел убить, я бы это сделал, - резонно возразил Дерек.
- Я не понимаю, - начал я, но тот не дал и слова сказать:
- Неет, ты понимаешь! На самом деле, вы все прекрасно понимаете, только не хотите это признать.
Дерек отошел от нас и попытался объясниться:
- После смерти Кассандры каждую ночь у меня в голове раздавался ее крик, крик, крик! И я не мог простить Кэпвеллу этого! И, раз не добиться справедливости, я решил действовать сам...
- Нет, мы четверо решили, что справедливости можно добиться! - перебил его Стивен.
- Ага, и он получит шлепок по руке, хотя заслуживает смертной казни, он убил девочку! - ни то обиженно, ни то сердито возразил Дерек, - это была Кэсси, она была нашей подругой! Наверняка это можно понять!
- Почему ты не поговорил с нами! - воскликнул я.
- Что?! Не поговорил?! О чем с вами говорить! Вы четко обозначили свою позицию! Теперь я просто пришел и рассказал вам всё. Но я не хотел... совсем не хотел, чтобы что-то случалось с Крейгом, понятно?
"Если это извинение, то слабенькое,"- подумал я.
А Стивена это вообще вывело из себя... потеряв остаток терпения, Стив с криком:
- Вот уж, что очень мило с твоей стороны, ты не хотел, чтобы что-то случилось с Крейгом?! - наотмашь ударил Дерека по лицу.
Я моментально схватил Стива за плечи, удерживая от продолжения в том же духе, Стив рванулся, я встал между ними.
Как бы то ни было, может, Дерек и заслужил основательной трепки, но я не позволю его тронуть.
Стивен явно был со мной не согласен, и рвался к Дереку.
- Прекрати, - мягко сказал я, намертво вцепляясь в Стива.
- Ты выстрелил в него, сукин сын, вот, что это значит для тебя! - орал Стив, отчаянно вырываясь.
Дерек стоял, отвернувшись от нас, похоже, у него голова кружилась, он на что-то там облокотился и ослабил узел галстука... но, как всегда, не мог вовремя заткнуться:
- Вы трое только рассуждали, только рассуждали! - я заметил, что он зажмурился, чтобы слезы не брызнули. Похоже, обиделся… Но голос звучал как обычно, вызывающе, - вы были слишком слабы, чтобы действовать! Вы предоставили это мне, но вы хотели убедиться, что справедливость восторжествует! - Дерек потер глаз, то ли именно туда прилетело, то ли слезы все-таки выступили.
Я неодобрительно посмотрел на Дерека. Я был не согласен с его словами.
Стивен, естественно, пытался высвободиться, с явной целью продолжить воспитательную работу.
- Прекрати! - я оттащил Стива и снова встал перед ним. - Конечно, мы не можем разделиться! Этого нельзя допустить, нам надо будет защищать друг друга! Мы все еще семья...
- Нет, семьи больше нет! - в запале заявил Стив.
Вот теперь Дерек по-настоящему чуть не плакал.
Крейги как-то непонятно, но не сердито, скорее, с жалостью, смотрел на него.
- Стивен, мы все еще вместе! - попытался урезонить я нашего друга.
- Будь мы прокляты, - процедил Стив.
Дерек отвернулся и наклонил голову. Я не понял, что там с ним происходит, то ли слезы закапали, то ли кровь из носа пошла, то ли просто так стоял, кто его знает.
- Мы пришли сюда признать, что он сделал ошибку, он не должен был этого делать... - мягко продолжал я.
- Дерек знает, что мы не идиоты. Он решил, что мы знаем, что он сделал попытку убить Мейсона! - Стив смотрел на него уже не такими разъяренными глазами.
Как мне это надоело… Он знает, что мы знаем, что он знает…
- На самом деле, это не имеет значения, - я стал защищать Дерека, а что мне оставалось делать? - Он пришел сюда, чтобы поговорить с нами, как с братьями!
- С братьями? - усмехнулся Стив.
- Да, с братьями!
- Так почему же ты стрелял по нему, брат? - Стив махнул рукой в сторону Крейга.
Дерек тем временем скользнул в сторону ванной.
- Или ты его просто перепутал с Мейсоном? Нет, такого просто не могло случиться, иначе он был бы сейчас мертв, да, Дерек? - орал Стив.
- Хватит, Стивен! - вступился и Крейги.
Стивен не мог успокоиться.
- Я хочу сказать прямо... теперь вы защищаете его, что, черт возьми, здесь происходит? Вы что, не видите? Он хочет воспользоваться чувством нашей детской преданности, чтобы не пойти в тюрьму за попытку убийства! А ты не многим лучше, друг, - Стив переключился на ни в чем не повинного, пострадавшего Крейги, - почему ты не пришел к нам, когда узнал, что он делает?
Ну что к парню привязываться, он хотел быть героем в глазах Келли, что тут неясного? Сам спасти ее братика.
А может, и еще причины были. Мы же не знаем.
- Стивен, Стивен, успокойся хоть немного, пожалуйста! - я прикоснулся к нему.
Стивен обернулся как ужаленный.
- Ты не понимаешь? Он не имел права идти к Дереку один!
- Я просто пытался сохранить нашу дружбу, поэтому не говорил вам двоим об этом, неужели вы оба этого не понимаете? - Крейг по очереди заглядывал в глаза то мне, то Стиву.
- Я понимаю, что все провалилось благодаря вам двоим! - недовольно сообщил Стивен.
- Ты знаешь, что случилось? Сейчас Мейсона Кэпвелла нет в городе. Дерек не навредит ему. Мы не сможем похитить его. Все закончилось. Мы проиграли. - сказал Крейг.
- Да, да, да! Мы проиграли... И нельзя заставить Мейсона ответить за то, что он сделал! - не мог успокоиться Стивен.
- Может быть, это подождет, пока страсти не улягутся, - предположил я.
- Итан, отступись. Ведь Прессмана освободили, правда? На этом можно и остановиться! - Крейг, - На кого же мы похожи... мы как маленькие дети, которые хотят отомстить!
Я пожал плечами.
- Может быть, Крейг прав. Но Дерек будет страдать больше всех нас, потому что он понимает, что виноват в том, что Мейсон никогда не ответит за то, что сделал. Думаю, этого достаточно. Я полагаю, это так... И не надо его выгонять из семьи, - я умоляюще посмотрел на парней.
- Мы теперь не сможем его вернуть, - мягко ответил мне Крейг.
- Эй, Хант, ты не должен решать за меня, - Дерек почувствовал мою поддержку и решил появиться из тени, - если бы ты не вмешался, Мейсон был бы сейчас мертв, и никто не обвинил бы вас в этом.
- Это был гениальный план, великий Дерек, но мне некогда выслушивать следующий, - отбил подачу Крейги, и ушел.
Я подошел к Дереку, тот слегка мне улыбнулся и стал поправлять свой любимый галстук.
- Лучше уходи, - сказал я.
- Мне как раз надо идти, извините, - покладисто отозвался Дерек и шмыгнул к двери, мимоходом ласково коснувшись моей руки.
- Дерек! - рявкнул Стивен. Дерек остановился и обернулся, - я не собирался ничего говорить об этом, но, если ты попробуешь еще раз - я тебе обещаю, ты пойдешь в тюрьму.
Дерек не будет Дереком, если не оставит за собой последнее слово...
- Мы выяснили позицию каждого, верно, друзья?
И ушел.
Пожалуй, мне надо прийти в себя, а уж потом думать о чем-то еще...

Дерек

Вот и всё…
И Хант, и Альфред предупреждали... Да и я сам отдавал себе отчет в том, что такое может случиться.
Как там сказал Альфред? Я стал чужим в моей единственной семье.
Кто бы мог подумать, что мне будет так больно от этого?!
Я редко общался с Итаном, Крейги и Стивом за прошедшие 20 лет. Я думал, что не замечу, если мы совсем перестанем общаться.
Оказалось, это совсем не так...
Можно не звонить, не встречаться, но знать, что где-то есть те, кому МОЖНО позвонить, даже среди ночи, с кем МОЖНО встретиться в любое время... И жизнь от этого осознания лучше, легче и радостнее.
А теперь их у меня НЕТ.
Они не захотят больше видеть и слышать меня.
Боль от этой мысли зашкаливала все мыслимые и немыслимые пределы.
Я думал, нас уже давно ничего не связывает друг с другом... оказалось все просто... я их любил.
Черт!
Нельзя никого любить. Никогда. Любовь - это всегда боль и рвущее чувство очередного расставания.
Зачем мне кого-то любить. Меня же никто на свете не любит.
Или... это не совсем так?
Нашелся же один единственный человек, кто меня понял. И заступился за меня...
Тот, от кого я не ждал ничего хорошего.
Идеологический противник.
Парень, которого я 20 лет не видел и никогда не рассчитывал на его теплые чувства.
Нет, конечно, не стоит обольщаться. Он меня пожалел, это правда. Но насчет любви... Он-то уж точно не может любить меня.
Он просто мягкий по характеру.
Я вернулся в свой номер, к любимому окну, и стал смотреть на крыши, зелень и океан...
Откуда ни возьмись, появился Альфред. И с напускной бодростью поинтересовался:
- Ну, что нового в городе?
Я, все так же глядя в окно, протянул:
- Это был тыы, Альфред. Ты рассказал Крейгу о моих планах, - и отошел от окна, - но теперь это не имеет значения. Я так же виноват, как и ты. Я только что предал единственную семью, которая у меня была.
Я понемногу приближался к Круглому Столу.
Негатив нужно было излить. Иначе я бы точно слетел с катушек.
Конечно, правильнее всего было бы на Альфреда и самого себя. Но этого я не хотел делать.
Альфреду явно стало жаль меня.
- О, Дерек, если бы ты послушал меня...
- Этому конец, - Я обернулся к нему, он не понял, что только что услышал приговор моим светлым и счастливым воспоминаниям, нашей чистой дружбе с ребятами, моему рыцарскому настрою и вообще всему хорошему в моей душе, - а теперь уходи, Альфред.
Тот без разговоров послушался, понимая, что мне нужно побыть одному.
Я посмотрел на Круглый Стол, как бы прощаясь, развернулся и пошел за пожарным топориком. Разбил стеклянный шкафчик, взял нужный мне предмет, подошел к Круглому Столу...
Я рубил его, как будто отсекал прошлое от своей жизни, теплые чувства – от сердца, боль – от своей души. Задерживался на секунду, прежде чем нанести удар… И снова… И снова… Я не мог остановиться, пока не разнес его в щепки.
Прощай, Круглый Стол.
 

#35
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Темная сторона Луны


Итан

Крейги назначил мне встречу в ресторане.
Он решил вернуться в Вегас.
- Привет, Итан, - сказал он, - спасибо, что пришел.
- Ты сказал, это важно... В чем дело?
- У меня мало времени. Не удивляйся, если я вдруг окажусь в Вегасе...
- Ты уезжаешь?! - я не поверил своим ушам.
- Да. Выпьешь со мной на прощание? Пусть я сентиментален, но есть что-то жуткое в прощании с пустой комнатой...
- Почему? Почему ты так решил?!
- Как будто всё решили за меня...
Было время, когда я сам просил его покинуть город. Но сейчас... Сейчас я ужасно не хотел с ним расставаться!
- Это Дерек? - спросил я, намереваясь немедленно вправить тому мозги.
- Неет, это не имеет отношения к нам, - постарался успокоить меня Крейги, - скажем, у меня появились обязанности, а я не могу справиться с ними.
- Я говорил тебе, если тебе нужны деньги...
- Забудем об этом, - твердо прервал меня Крейг, и тут же мягко добавил:- ладно?
- Хорошо. И когда ты уезжаешь?
- Я путешествую налегке... Мне надо упаковать еще один чемодан, и потом...к старому знакомому, брат.
Мы коснулись бокалами и выпили, глядя друг другу в глаза.
- И все же это как-то неожиданно. У тебя серьезные проблемы? - не отставал я.
- Разве это в первый раз? Я никогда не жил распланированной жизнью, ты же знаешь, - улыбаясь, сказал Крейг, - это, скорее, для тебя.
Да. Раньше у меня все было четко по плану. А толку? Что я, что Крейги, что Стивен и Дерек... одинокие и несчастные люди.
- И к чему это привело? Моя жена сошла с ума и прославилась тем, что пыталась убить меня, - я улыбнулся ему, - я знаю, что мне грозит обвинение в соучастии в покушении на убийство. Вот тебе и хорошо распланированная жизнь...
Крейги тоже ухмыльнулся.
- Да, но ты не имел никакого отношения к этому. Это была собственная выдумка Дерека.
- Я должен был понять, что это произойдет.
- Как все...
- Ты понял вовремя!
- Мне немного помогли... В следующий раз никто не поможет.
- Не будет следующего раза, - с наивной уверенностью заявил я. Крейг с ласковым сожалением взглянул на меня. Я сменил тему: - Так куда ты направляешься?
- Надеюсь, это придет мне в голову, когда я сяду в машину, - сознался Крейг.
- Ты что, не знаешь, куда едешь?
- Это звучит безумно и нелепо! Знаешь, как хорошо было быть безумным и нелепым в 16, и как отвратительно это теперь...
- Зачем же ты едешь, если тебе не хочется? - удивился я.
- Дело в том, что я не хочу проводить день за днем, глядя в лицо мечте, которая никогда не сбудется...
- Ты о Келли?
Крейги подмигнул мне и поднял бокал, как бы говоря, что я попал в точку.
- Извини, - я отвернулся.
- Это не твоя вина, - серьезно сказал Крейг.
- И моя... Я имею в виду, что мы с Дереком подтолкнули тебя к дружбе с ней, чтобы узнавать, что у них происходит.
- Но вы оба были достаточно умны, чтобы понимать, что мною движет не голова, а сердце... Сначала я даже не понял этого... Ты можешь представить себе это? Находишь женщину, которую от тебя воротит, и стараешься изменить ее отношение к себе... Но я не заметил, что отношение продолжало меняться непрерывно.
Я покачал головой.
- Что она сказала, когда узнала об этом?
- Я думаю, об этом не стоит говорить...
- Ты не сказал Келли?
- Она сама об этом догадалась. Только не говори, что это нечестно.
- Я не говорю, что это нечестно. Я просто завидую тебе! Я провел всю свою жизнь с церемониями, делая так называемые правильные вещи. Я думаю, что было бы гораздо умнее жить, не задумываясь о том, что о тебе скажут после смерти.
- После смерти? Разве что-то может существовать без мысли об этом? Мы с Келли никогда не теряли почву под ногами...
- И она сказала тебе, что ничего не будет?
- Это было необязательно... Приятные воспоминания.
В это время Келли собралась на поиски Крейга...
Его нигде не было.
Уже вечером она нашла его в номере. Он заканчивал складывать чемодан.
Их разговор пошел по неожиданному пути - Крейг уверял, что он плохой, Келли - что это не имеет значения.
Крейг объяснял, что хочет все исправить, а Келли сказала, что не будет сопротивляться.
В общем, у них немножко пошло на лад. Келли открыто попросила его не уезжать.
Когда он спросил, почему, она ответила: потому, что еще не все закончено.
Она не отпускала его, но и не подпускала к себе. Он поставил ее перед выбором: все или ничего. Она поцеловала его по-настоящему...
У них все случилось.
Но не суждено было счастью долго быть - в номере Крейга тут же нарисовался Роберт Барр. Увидел свою возлюбленную с тем, из-за кого был вынужден покинуть город, и рассвирепел. Но тихо и очень сдержанно.
Короче, Роберт ушел обиженный на них обоих, Келли отправилась домой, размышлять над ситуацией, вся в расстроенных чувствах… а бедняга Крейги остался грустить в номере.
Забегая вперед, скажу, что Роберт и Крейг остались друзьями, как это ни сложно себе представить. А Келли стала встречаться с Крейгом, но так явно тосковала по Роберту, что Крейг сам попросил ее вернуться к нему. Он хотел, чтобы она была с ним, только если будет уверена в своих чувствах.
Но это произошло значительно позже. И в целом не имеет отношения к истории, которую я описываю.
На следующий день Роберт строил планы относительно Крейга, а сам герой-любовник встретился в баре со Стивеном.
- В офисе сказали, что ты здесь, - подошел к нашей творческой личности Крейги.
- Ааа, Крейг... Ага... Я просто сейчас немного занят, - вынырнул из своих мыслей гений местного масштаба.
- Ты разговаривал с Дереком?
- Нет, на самом деле нет, и не собираюсь. Послушай... У меня встреча через несколько минут с агентом по продаже фильмов...
- Я не смог увидеться с Дереком нигде в городе.
- Почему же ты пришел ко мне, если хочешь поговорить с ним? - логично отозвался Стив.
- Я просто думал, это в наших общих интересах. По крайней мере...
- Хорошо, - недовольно сжал губы Стивен, - как ты думаешь, где он?
- Я думаю, он опять ищет Мейсона.
- Ну, это не мое дело, Крейг, насколько я знаю, эта история закончена, - заявил Стив.
- Хорошо... Скажешь это полицейским, когда Мейсона найдут с пулей в голове.
- Вот и поговори с ними. Ты говоришь не с тем человеком. Если Дерек планирует убить Мейсона, ты должен поговорить с кем-то вроде Круза Кастилио.
Крейг потерял дар речи. Наконец смог вымолвить:
- Я хотел узнать у Кастилио, все ли в порядке у Мейсона, но не застал его дома.
- Не верится, что Дерек мог исчезнуть из Санта Барбары, не говоря никому. Ты спрашивал у Итана?
- Да. Он тоже ничего не знает. Я перерыл все отели, я даже узнавал у брокеров, не купил ли он дом. Если он в Санта Барбаре, то сумел спрятаться, это точно.
- Дерек не сумасшедший, чтобы гоняться за Мейсоном.
- Почему?
- Потому. Он знает, что полиции уже хорошо известно, что случилось. И я ему объяснил, что если он еще раз приблизится к Мейсону, я первый заявлю, - равнодушно сказал Стив.
Крейги постарался сдержать эмоции.
- Это именно то, что могло подтолкнуть его на это! Помнишь, какой у него был взгляд? Он все сделает, чтобы отомстить за убийство Кассандры, неважно, что это будет ему стоить!
- Крейг, я думаю, ты ошибаешься. Но если нет, Дерек должен заплатить за то, что он делает. Но я не хочу снова впутываться в это.
- Продолжай, Стивен, что ты собираешься делать?
- Он мне не брат! - рявкнул Стив.
Крейг снова уставился на него. Стивен продолжил помягче:
- Если Дерек убьет Мейсона, он сам выроет себе могилу, и тут ни ты, ни я, ни Итан будем ни при чем. Никто! Имей это в виду.
- Ты не хочешь помешать этому? - не верил ушам Крейги.
- Это мое личное дело, - откидываясь на спинку стула, заявил Стивен.
- Тогда я хочу спросить тебя прямо, - голос Крейги стал твердым, глаза серьезными, - ты совсем откалываешься от нас?
Стивен сразу опустил глаза, сгорбился, теперь он стал похож на сдувшийся воздушный шарик.
- Я не говорил этого, - нехотя ответил он.
- Хорошо, - немного сбавил тон и Крейг, - я дал Келли слово, что мы не будем больше угрожать Мейсону.
Стивен молча покачал головой...
- Крейг. Как ты думаешь... кто мы такие, чтобы всю оставшуюся жизнь следить за чьим-то поведением?
Их взгляды схлестнулись. Крейги растерянно шевельнул ресницами.
- Я удивлен, что Келли вообще стала разговаривать с тобой после той вечеринки, - добавил Стивен.
- Да... Нам с ней удалось обойти эту проблему...
- Значит, есть еще одна?
- Да, и вряд ли ее удастся просто обойти...
Тут к Стивену пришла агент. Стивен с широкой улыбкой проводил Крейги к выходу и прошипел:
- Твоя паранойя насчет Дерека зашла слишком далеко.
- Но он исчез не из-за моей паранойи...
- Но он не ищет Мейсона! И даже если ищет, то он его не найдет, поэтому давай, не будем об этом!
- Хотел бы я быть уверен в этом... Лучше бы мы вообще не начинали мстить за Кассандру...
Стивен вернулся к агенту, а Крейг пошел проверять оставленные ему сообщения.
- Роберт Барр? Ничего? Келли Кэпвелл? Нет? Отлично. Так совсем ничего? Темная сторона Луны? Вторая сторона Луны? От кого это? Ага. Спасибо!
Крейги подождал Стива возле бара. Тот вышел с вопросом, что значит сообщение, оставленное для него.
- Темная сторона Луны? Этот альбом мы часто слушали, когда были детьми, - вспомнил Стивен, - это ты послал это сообщение? Вторая сторона, второй контур. Что это?
Крейг пожал плечами.
- Я получил такое сообщение.
- Ты не посылал? А кто же?
- Дерек! - весомо изрек новоявленный Шерлок Холмс.
- Это непонятно, - констатировал Стивен.
- Последнее время он странно себя ведет.
- И что он этим хотел сказать?
- Я думаю, мы должны послушать этот альбом.
- На пути в студию будет магазин, я там куплю такую кассету, - слегка улыбаясь, сказал Стивен.
Крейг тоже мягко усмехнулся.
- Проиграй ее в обратном порядке, именно так можно обнаружить шифровку, - пошутил он.
Стивен хмыкнул, хлопнул его по плечу и вернулся в бар.
А к Крейгу, откуда ни возьмись, подошла Келли.
...Мы, четверо, не знали, что человек, появление которого скоро изменит наши жизни навсегда, в это время смотрел наши фотографии в газетах, читал информацию о нас, какую можно найти, и любовался купленным билетом в Санта Барбару...
Тем временем пропажа нашлась сама.
В тот момент, когда Крейги, сидя в номере, по телефону обещал вернуть Роберту деньги за взорванный корабль, при этом краем уха слушая только что купленный альбом "Темная сторона Луны", в дверь уверенно постучали.
Это был Дерек.

Дерек
- Тебя нелегко найти, Дерек! Ты не оставил адрес, когда уезжал из отеля, - недовольно заметил этот... сыщик-самоучка.
- Меня выгнали, - оправдался я.
- Я слышал. И куда же ты переехал? - продолжал допрос Хант.
- В более дешевый квартал, - уклончиво ответил я.
- Что я могу для тебя сделать?
- Крейг, мне было бы приятно, если бы ты обращался со мной помягче, - я приблизился к нему, заметив про себя, что он отслеживает глазами каждое мое движение и вообще держится настороженно.
- Да, конечно, извини! Я должен вести себя так, чтобы ты чувствовал себя, как дома! - всплеснул руками Крейги.
Я сделал мечтательно-ностальгическое выражение лица и показал пальцем на музыкальный центр:
- Ты слушаешь "Темную сторону Луны"?
- Да, слушаю. Ты на это намекал в своем таинственном сообщении?
- Я хотел вам напомнить о том, как мы жили раньше, - невинно пояснил я, - "Мы и они" - помнишь, Крейг? Это был наш гимн!
- Нет, не помню. И они тоже не помнят, - открестился Крейги, - видимо, это значило для тебя больше, чем для всех нас!
- Видимо, это значило для меня гораздо больше, - задумчиво ответил я, - и это Братство...
- Дерек, именно ты от нас и отвернулся! - перебил меня Крейг, - и кажется, что тебе нет до нас дела!
- Мне жаль, Крейг! Мне очень жаль! Мне жаль, что так случилось! Но у меня в голове все время что-то происходит! У меня было время подумать! И я решил пригласить вас... Итана, Стивена, и тебя... В тот коттедж в горах, где мы бывали когда-то.
Я пытался быть убедительным, строил грустные глазки. Получалось как-то не очень, хитрые огоньки скрыть сложнее, чем кажется...
Крейг недоверчиво смотрел на меня.
- Дерек, там что, будет следующее собрание?
- Мы должны все решить. Если мы хотим покончить с Братством, пусть будет так. Но не дадим ему просто распасться. Давайте, примем обдуманное решение, в нем должны принять участие все четверо! Я буду там в восемь часов. Я очень... очень хочу, чтобы ты пришел, Крейг, - я зашагал к выходу. И уже у двери добавил: - если не для меня, то для других!
Крейги, кажется, повелся.
Я закрыл за собой дверь и хитро ухмыльнулся. И даже глаза, наверное, перестали быть грустными... на какой-то миг.

Итан

Мы с парнями встретились втроем. Поговорить спокойно.
Я пришел в номер Крейга, почти следом появился Стивен.
- Привет, проходи, мы ждем тебя, - открыл дверь Крейги.
- Мы получили одинаковые сообщения, - сказал я.
- Встретиться в коттедже, - Стивен сунул руки в карманы.
- Дерек уже заходил ко мне. Напомнить песню "Мы и они", которая была нашим гимном. Вы помните ее? - Крейг посмотрел на нас.
- Он очень любил ее слушать. Это было, когда я в первый раз узнал о Пинк Флойде, - конечно, я, как всегда, все помню.
- Я не думаю, что он хочет собрать нас, чтобы послушать старые мелодии, - съязвил Стивен.
- Он хочет окончательно во всем разобраться, - пояснил Крейг.
- Разобраться в чем? - нахмурился я.
- Он хочет сказать, что, если наше Братство разваливается, нам нужно встретиться еще раз... Но в этом есть что-то странное. Не знаю, что.
- Я думаю, что уже то, что он здесь появился, говорит о том, что он не ищет Мейсона, - пригладил волосы Стивен.
- Может, так, а может и нет, - отреагировал Крейги, - он же помешан на том, чтобы заставить Мейсона расплатиться за убийство Кэсси.
- Я хочу покончить с этим раз и навсегда! Все получилось значительно хуже, чем мы предполагали, и это оказало дурное влияние на мою жизнь! - я еще даже представить себе не мог, НАСКОЛЬКО плохо все закончится...
- Что тут имеется в виду, ты снова хочешь попасть в офис Главного Прокурора? - покосился на меня Стив.
А что, иметь амбиции - это плохо?
- Нет! Но, похоже, МОИ ВОЗМОЖНОСТИ ощутимо сократятся после всего этого! - я начал сердиться, и не нашел ничего лучше, чем подколоть Стива: - я хочу сказать что мы - не голливудские герои, у нас на самом деле... как это сказать? Не то положение в обществе!
- Ребята, хватит!! - вмешался Крейги, - Ладно, давайте, все же встретимся с ним в коттедже. Посмотрим, сможем ли мы его ВРАЗУМИТЬ!
Ага. Попробуй вразумить стихийное бедствие. Тайфун, например, или цунами. Уговори не сносить дома и не топить города.
- Хорошо. Стоит попробовать. - решил Стив.
Еще один наивный человек!
- Я думаю, с нами или без нас, он не оставит своего священного долга, - честно сказал я.
- Надо все же постараться, - не отставал Крейги, - насчет одного ты прав, Итан. Это превратилось у него в манию. И он стрелял в меня... Так не поступают здравомыслящие люди.
- У нас у всех была эта мания в свое время, насколько я помню, поэтому, с этой точки зрения мы мало чем отличаемся от Дерека, - многозначительно ухмыльнулся Стивен.
Интересно, что он имел в виду, что мы все хотели отомстить за Кэсси, или что каждый из нас на каком-то этапе жизни был не прочь подстрелить Крейга?
- Но мы все же отличаемся! - серьезно возразил Крейг, - мы все захотели прекратить это, рано или поздно... Но Дерек - никогда! Он был не-прек-ло-нен!
- Давайте, не будем спорить, а отправимся в коттедж, чтобы получить от него хоть какую-то гарантию, что с этим делом покончено, - предложил Стивен, - Итан, ты поедешь с нами, или останешься здесь обдумывать соответствующий политический резонанс?
- Я хочу разделаться со всем этим раз и навсегда, - устало и немного раздраженно ответил я.
- Я боюсь, что Дерек уже выследил Мейсона, - надевая пиджак, хмуро сказал Крейги, - Ты узнавал о нем?
Мейсона...
«Крейг, тебя интересует только брат твоей девушки. А собственные братья тебе теперь до лампочки. Что ж такое происходит... Мы же все не чужие друг другу... Почему каждый сейчас на своей волне и живет только своими интересами?
У нас же было то, что нельзя променять ни на что, отношения, которые не сломаются, не рассыплются от дождей и вьюг... А теперь что с нами стало?
Я думаю о своей карьере, Стивен тоже, Крейги о любви к Келли, и только Дерек...»
- Итан! Ты узнавал о нем?
- О Дереке? - я еще был в своих мыслях.
- О Мейсоне!
- Даа... Когда Дерек ушел от меня, я звонил в полицию, спросить... Все было в порядке. Мейсон жив и здоров.
- Нет причин для подозрений, - Стив пытался быть оптимистом, - уже тот факт, что он пришел сюда и хочет организовать встречу, говорит о присутствии некоторой логики в его мышлении.
- Согласен, - отозвался я, - я, действительно, надеюсь, что встретившись сегодня вечером, мы сможем избавиться от призраков, мучивших нас все эти годы. Я не говорю о Кэсси, я говорю о взятии правосудия в свои руки.
Я не знал, насколько попал в десяточку!
- Не говоря об обвинении невиновного человека - вставил Крейг.
- Да, не было иного способа исправить это... Я просто надеюсь, что собравшись вместе, мы поставим точку в этой истории и сможем жить дальше, - я не думал о том, что для жизни дальше следует ставить не точку, а точку с запятой, образно говоря.
Точку-то мы поставили...
Вот только жить сорвалось.
- С нашей стороны нет возражений, но я думаю, Дерек так просто не отпустит нас, - предрек Стивен.

Дерек
Я пришел в туннель... к месту наших рыцарских собраний. Там было темно и тихо...
Как обычно.
Мне не нужен фонарик или свеча, я и так все вижу, даже в темноте у меня очень хорошее зрение.
Я прошел по нашему туннелю. Постоял у надписи "Братство навсегда". Вспомнил, как писал эти слова... Как мы с ребятами повторяли их...
Не навсегда, маленькие рыцарята, к сожалению, не навсегда. Вы станете взрослыми и научитесь обманывать, а то даже предавать друг друга. И только Кэсси никогда не станет взрослой. Она навсегда останется чистой, светлой...
Она навсегда останется чем-то особенным в нашей памяти.
Хотя нет... трое из нас уже забыли ее.
Но не я!
- Я отомщу за тебя, Кэсси, - шепотом пообещал я, - отомщу!
И сжал в пальцах маленькую фигурку - рыцаря, сохранившуюся с тех времен до наших дней в этом подвале.
Словно держал в руке символ собственной души...
 

#36
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Тайны больше нет


Дерек

Мейсон жил в домике в горах, и воображал, что я его там не найду.
Наивная личность.
Он болтал с Джулией по телефону и ждал заказанный ужин. Прямо уик-энд на природе.
В дверь постучали.
Угадайте с трех раз, кто это был...
Он крайне неосторожно открыл дверь, просто распахнул ее, не задавая никаких вопросов и не думая ни о чем. Увидел меня и нервно переступил с ноги на ногу.
Признаюсь, меня просто перекосило от ненависти к нему!
Я приставил к нему пистолет.
Мейсон растерялся.

Итан

Мы приехали к коттеджу в горах.
- Дерек уже здесь, - отметил Крейг.
- Хорошо, что он уже здесь, - кивнул я.
Мы приоткрыли дверь и по одному проникли в домик.
- Дерек! - позвал Крейг, он шел первым, - ты где?
Тишина...
- Конечно, тут, машина не могла приехать сама, - хмыкнул Стив.
Я молчал. Когда речь идет о Дереке Гриффине, можно ожидать чего угодно. Парни продолжали активно звать его. Я предпочитал просто подождать. Никуда он не денется. Лучше пока осмотреться в спокойной обстановке.
- Может, он пошел прогуляться, - ровно предположил я.
- В лес ночью? Я так не думаю, - ответил Стивен.
Да запросто, на самом деле.
- Он где-нибудь здесь, - пожал плечами я, и уловил едва заметное движение у меня за спиной. Я обернулся и увидел Мейсона в домашнем джемпере.
- Какого черта ты тут оказался? - глупо спросил я.
И сразу понял, что сморозил.
За Мейсоном появился Дерек.
- Я так рад, что мои братья согласились принять приглашение, - медленно произнес он, - я хочу, чтобы вы были свидетелями конца!
- Какого... конца?! - выдохнул Крейг.
- Свидетелями долгожданной казни Мейсона! - торжественно провозгласил Дерек.
Как же ты меня... и всех достал, на самом деле...
- Если ты это сделаешь, то пойдешь в тюрьму! - строго предупредил его я.
- Я думал, что остановил тебя, Дерек! Это была отсрочка? - сердито спросил Крейг.
- Дерек, ты помнишь, когда в последний раз мы брали в свои руки правосудие, невиновный человек был осужден на смерть! - рявкнул Стивен.
- Я ее не убивал! - Мейсон умоляюще обвел нас взглядом и попытался посмотреть на Дерека, остановившегося у него за спиной с пистолетом в руках. Мейсон стоял на коленях. Дерек поднял пистолет над ним, но пока не целился, просто смотрел на жертву уничтожающим взглядом.
- Ты не мог ожидать, что мы согласимся с этим! - я снова занялся попытками воззвать к его разуму. Просто потому, что я должен так делать. Душой же чувствовал - это бесполезно. Дерек на тот момент ничего не воспринимал и не хотел понимать. Он был весь в своей мести…
Дерек направил пистолет на меня. Но я видел, что он не угрожает мне - это, скорее, был жест: "И ТЫ, Брут?!"
- Мы не хотим участвовать в этом, Дерек! - вскинулся Стив.
- Если кто-то из вас сейчас двинется с места... ЛЮБОЙ из вас... я не просил вашего одобрения... но, нравится вам это, или нет, вы все соучастники этого решения, и будете жить с этим до конца своей жизни! - понемногу начинал истерить Дерек.
Плохо. В истерике он таких дров может наломать...
Я опустил глаза.
Честно говоря, он прав во всем, кроме ключевого момента. Отпустил бы Мейсона, и все. Я бы был согласен с каждым его словом.
- А теперь, Мейсон, - Дерек убедился, что мы все застыли неподвижно, и переключил внимание на несчастного парня, - за то, что ты убил Кэсси, ты будешь расстрелян! Справедливость, наконец, восторжествует!
Я бы никогда не подумал, что такие слова можно произнести с таким счастливым видом.
Хотя... Пожалуй, мне это знакомо. Не так ли я был рад, выигрывая процессы? А ведь моя победа, случается, означает по сути, тот же смертный приговор преступнику...
- Нет, Дерек, не делай этого! - в отчаянии заорал Крейги.
Я молчал... Может, Дерек и не прав, но я понимал его. В то же время, хоть я и понимал его, но категорически не одобрял.
- Не делай этого, Дерек! - вдруг прозвенел нежный женский голос.
Мой друг обернулся, впрочем, держа Мейсона под прицелом.
- Ты делаешь ошибку, - сказала высокая стройная брюнетка с красивым личиком, стоящая в проеме двери.
- Господи! - выдохнул Стивен.
- Кассандра! - не веря своим глазам, прошептал Крейг.
Думаю, на этом можно было бы поставить точку.
Но нельзя...
Мы все не поверили глазам и ушам, Дерек даже решил, что это штучки Крейга. Но девушка, похожая на Кассандру, легко смогла убедить нас, рассказав истории из детства, которые, кроме кого-то одного из нас и ее самой, никому не были известны. Мне она напомнила, как нас с ней поцарапала одна и та же бродячая кошка, а я врал Дереку, что меня порезали в драке. Дереку она показала маленькую игрушку - рыцаря, точно такого же, как была у него в детстве, а теперь лежала в кармане его пиджака. И так далее... Мы, наконец, поверили. Все, включая Мейсона, окружили ее, стали расспрашивать... Кэсси рассказала о своем спасении: когда рушился потолок, она убежала, причем прихватив наворованные нами ценные вещи. На них она смогла купить билет и исчезнуть из Санта Барбары. Ей повезло, вместо того, чтобы пополнить ряды беспризорников, она встретила бездетную пару, которая стала в итоге ее новыми родителями. На вопрос, почему она убежала, Кэсси пояснила, что боялась всего: Мейсона, садовника, возвращения в приют. Почему молчала целых 20 лет, Кэсси пояснить не смогла, но рассказала, что последнее время ее стало очень тянуть на родину... И она успела вовремя.
После этого вечера, когда все тайны, наконец, были раскрыты, можно было на радостях простить друг друга и жить дальше.
Но нееет...
Мейсон кипел жаждой наказать Дерека, и как можно строже.
Мне пришлось, по долгу службы, делать суровые глаза и заявлять в полицию.
Кэсси молча обозлилась на нас, глупых одиннадцатилетних щенков, не рассказавших никому про обвал, предположительно, похоронивший ее труп. Так обозлилась, что решила отомстить тридцатилетним взрослым парням, всю жизнь жалевшим о своем трусливом поступке, и мечтавшим найти ее убийцу, чтобы хоть как-то облегчить муки совести...
Как ни странно, единственным, кого пощадила Кэсси, стал Крейг. Человек, который первый узнал о трагедии и нашел пятна ее крови. Кто первый услышал ее "предсмертный" крик. Кто первый раздумал мстить ее убийце.
Душа женщины - загадка, что поделаешь.
Возможно, она все-таки питала к нему какие-то чувства. Но мне, в силу профессиональной деформации личности, с моим холодным и циничным восприятием, кажется, что Крейг просто оказался ей не по зубам.
А вот мы трое - очень даже...
Впрочем, я опять забежал вперед.
Вернемся в тот Вечер Откровений и Разгадок.

Дерек
Парни сразу назвали ее по имени, словно это очевидно - что еще за девушка может прийти в такое время в такое место.
Ну да, действительно, похожа - шикарные темные волосы, большие, карие, чистые и беззащитные глаза, овальное личико... но не знаю. Я не эксперт, чтобы вот так с ходу установить идентичность.
К тому же я не верю в чудеса!
А ее спасение из-под обвала и возвращение в нужный момент иначе, как чудом, не назовешь.
Естественно, я подумал, что это мистификация. И разозлился уже не только на Мейсона, но и на своих парней, которые организовали этот фокус.
- Хант! Хаант... - тихо позвал я, и оскалившись, прошипел: - чувствуется, это один из твоих низких трюков...
Крейг посмотрел на меня с таким спокойно-недовольным лицом, что я еще больше уверился в его причастности.
- Что, ты заплатил ей, чтобы она изобразила Кэсси?
- Ничего подобного, - возразил Крейги.
- Замолчи! - у меня уже почти случилась истерика, - Мейсон, ты сейчас умрешь, сколько бы человек они не воскресили!
Я ткнул его дулом пистолета в загривок.
Но...
Пока слабая тень сомнения оставалась в душе, я не делал последнего, решающего движения.
- Дерек, стой! У меня есть доказательства! - девушка лихорадочно зашарила в сумочке, интересно, что искала? Меня пробило на не то ехидный, не то истеричный смех.
- Я могу доказать, кто я, посмотри!
Она держала в своих изящных пальчиках до боли знакомую фигурку рыцаря... точно такая же лежала сейчас у меня в кармане.
Возможно ли просто пойти и купить ее в магазине игрушек?
Есть ли сейчас точно такие? Или нет? Ведь 20 лет прошло...
- Ты подарил мне его потому, что он был точно такой, как у тебя, ты помнишь?
Я покосился на нее.
- Это был самый лучший день рождения в моей жизни, - сказала девушка.
Она протянула мне эту фигурку.
Я быстро взял. Посмотрел...
В этот момент пистолет я держал только левой рукой, и внимание было отвлечено. Мейсон мог попробовать спастись. Или мои парни могли попробовать меня обезоружить.
Неизвестно, чем бы это закончилось.
Потому что реакция у меня молниеносная и стреляю с любой руки одинаково.
Никто из присутствующих об этом не знал, но все вели себя тихо. Молодцы, разумно!
В результате никто не пострадал...
- Хорошо! Кто из вас велел ей это сделать? Кто из вас ей это дал? - смеясь, домогался я до своих парней.
- Никто, - обрел дар речи Стивен, - никто из нас ей это не давал, ты подарил ей это много лет назад!
Он осторожно приближался к ней. Я не реагировал.
- Посмотри на нее, - тихо сказал Стив, и тут же заорал на меня, как обычно: - Посмотри на нее! Посмотри ей в глаза! Черт побери, посмотри на нее!
Он приобнял ее за плечи и показал ее мне, словно фотографию.
Ага, значит, не Хант, - пронеслось у меня в голове, - подбор актрисы, театральная постановка, текст роли... это все по части Стивена.
- Я не знаю, как это возможно, но я верю, что это ты, Кассандра! - он обнял ее и враждеббно покосился на меня.
- Спасибо, Стивен, - нежно ответила девушка.
И стала озвучивать истории... про кошечку, которая поцарапала их с Итаном, "У меня остался шрам," - девушка продемонстрировала полоску на внутренней стороне руки, Ит, кажется, поверил ей по-настоящему, не знаю точно.
Крейг подошел к ней:
- Это ты... Кассандра...
Та сразу обняла его:
- Ты всегда звал меня Кэсси, зови и сейчас!
Ой, ну прямо сироп с ванилью, куда деваться, как все сладенько...
- Ты первый стал так меня звать. Я так любила тебя за это! - щебетала она.
- В это невозможно поверить, - развел руками Итан. Хоть один еще нормально мыслящий человек не спешил бросаться обниматься!
Я уже не угрожал Мейсону, просто стоял возле него. Тот каким-то образом понял, что уже в безопасности, пошевелился, поднялся и сказал мне:
- Думаю, это означает, что ты можешь опустить пистолет, Дерек.
Честно говоря, я так и сделал.

Итан
Дерек все не мог поверить... И я тоже.
Но, как бы то ни было, ситуация сложилась наилучшим образом. Все остались живы и невредимы. А как это достигнуто, Кэсси это, настоящая или все же нет, - уже не так и важно.
- Кэсси, - тихо и недоверчиво обратился к ней наш неудавшийся мститель, - каждый день, в течение этих двадцати лет, мне слышался твой крик...
Кажется, она не хуже меня поняла, что он хочет сказать. Он как бы извинялся и оправдывался за свое поведение, объяснял причину своих действий и спрашивал, почему, ну, почему она не объявилась раньше?!
- Двадцать лет назад невиновный человек был приговорен к смертной казни, - продолжал Дерек, почему-то автоматически обернувшись и ища меня глазами, словно ему нужна была поддержка, - и я чуть не убил невиновного человека! И все мы, братья, вся наша семья перессорились, как ты позволила, чтобы это все произошло? Как?!
Вот именно.
- Мне жааль... - с чувством протянула Кассандра, словно это все объясняет, и может что-то исправить.
Мне тоже.
И?
- Мне жаль... Я боялась...
- Где же ты была все время? - спросил я.
В отличие от остальных я не подходил к ней.
Кажется, даже Дерек уже поверил ей. А я еще сомневался. Может, уже и не сомневался… Но…
- Далеко... Я убежала так далеко, как только смогла.
- И что, ты не могла найти способ сообщить нам, что с тобой все в порядке? - вот в это, извините, я никогда не поверю.
- Нет, - печально поджав губки, жалобно состроила глазки девушка, - для этого я должна была признаться в том, кто я. И я решила, пусть меня лучше считают умершей.
Крейг смотрел на нее с сочувствием, Стивен - как зачарованный. Мейсон был растерян. Я до сих пор не совсем верил ей. Зато, кажется, Дерек поверил.
В его глазах отчетливо отражалась вся его без толку проведенная жизнь, положенная на алтарь божества, вмиг ставшего живым человеком, из плоти и крови, со своими недостатками и прочим... до него дошло, что он просто БЕССМЫСЛЕННО загубил свою жизнь.
Мне было его жалко. И страшно за него. Как бы эта неуравновешенная личность ничего с собой не сотворила...
- Извини, я все же не понял. Ты же должна была знать, что невиновный человек пойдет в тюрьму за твое убийство! - наехал я на Кассандру, - Как ты могла допустить это?! Как?!
Тоже мне, Венди из "Питера Пэна" - вернусь, когда захочу, а окно всегда будет открыто...
- Я не знала, я была слишком мала, чтобы читать газеты, а там, где я оказалась, никто не смотрел "Новости" каждый вечер. Я решила, что про меня все забыли.
Простите, это где ты так оказалась - уж не на Луне ли?
Я продолжил допрос свидетеля... простите, продолжил расспрашивать Кассандру.
- Как же ты выбралась из туннеля?
- Мы пытались пробраться к тебе, но из-за каменных завалов это было совершенно невозможно, - сказал Крейг.
- Как только я увидела, что треснула балка, я побежала... я была в панике... камни падали на меня... я оказалась в ловушке. Я все кричала и кричала, надеясь, что кто-нибудь меня услышит... но никто не пришел! Время шло, но никто не приходил.
- Да, мы слышали тебя, когда начался обвал, но потом... - Крейг замялся.
- Мы все слышали тебя, Кэсси, мы слышали, как ты кричала, - пришел ему на помощь Дерек, но и он тоже не мог подобрать слова, он вертел в пальцах какую-то мелкую штучку, возможно, игрушечного рыцаря, и не решался поднять глаза, - мы все слышали твой крик... а когда он прекратился... мы решили, что ты умерла.
- А ты, Мейсон, ты вышел из туннеля незадолго до того, как он обрушился... ты слышал что-нибудь? - ангельски нежно спросила Кассандра.
- Нет. Я убежал домой. Я узнал об обрушении туннеля совсем недавно!
Мы не знали, что в этот момент происходит новая расстановка симпатий в ее душе. И она определила для себя, кто в ее новой жизни станет ее другом, а кто - врагом...
- Никто из вас не сказал? - обернулась к нам Кэсси.
Мы с Крейгом, как по команде, потупились.
Как всегда, самый смелый и решительный из нас – Дерек - опять взял на себя самую "приятную" обязанность объясняться и оправдываться:
- Кэсси, мы думали, что ты умерла!
Кассандра холодно молчала.
- Кэсси, наверное, удивляется, почему мы никому не сказали, и невиновный человек был осужден, - предположил Крейги.
- Я знаю, - холодно кивнула Кэсси.
- А я - нет, мне было бы очень интересно послушать! - с любопытством сказал Мейсон.
- Это из-за сокровищ, правда? Вы боялись, что их найдут, - уточнила Кассандра.
Мы с ребятами не хотели продолжать эту тему, и даже до сих пор молчавший Стивен спросил:
- Так как ты выбралась из туннеля?
- Когда у меня больше не было сил кричать, - подчеркнула Кассандра, - я потеряла сознание. Прошло много времени. Потом я собралась с силами, встала и отодвинула большой камень, с помощью деревянной балки. Образовалось маленькое отверстие, через которое можно было проползти.
- И что ты сделала, когда выбралась? - со всей мягкостью, на какую способен, спросил я.
- Еще не рассвело. Я пошла к сиротскому приюту, но вдруг поняла, что иду в совсем другую сторону. Я решила, что если я вернусь, меня отошлют назад, к Кэпвеллам. А я боялась этого!
Мейсон опустил голову.
Да чего уж там, все присутствующие по-своему хороши!
Но мы все были еще маленькими. У детей мозг незрелый, они не должны отвечать за свои проступки наравне со взрослыми. Об этом забывать нельзя!
Да кто бы об этом вообще думал...
- Ты рассуждала, как умственно отсталый ребенок, извини, - пробурчал Мейсон.
- Ты был очень несчастным мальчиком, - посочувствовала ему Кэсси.
- Да, самое странное то, что я чувствовал себя сиротой еще больше, чем ты, хотя у меня были родители, и я жил в родном доме! - Мейсон вскочил на ноги.
Как я его понимаю...
Хорошая у нас компания подобралась, прямо сокровищница для научных работ психоаналитиков...
- Вы можете понять, почему я не хотела туда возвращаться?
Дерек с жалостью смотрел на них, то на Мейсона, то на Кэсси.
- Я боялась всего! Садовника... мистера Прессмана... но я, конечно, не ожидала, что его обвинят в моем убийстве и приговорят к смерти за это!
- Кэсси, - мягко и обманчиво ласково спросил Дерек, - когда ты узнала об этом, а?
- Это было действительно странно! Некоторое время назад я почувствовала неизьяснимое желание вернуться на свою Родину, - соловьем заливалась девушка, Дерек неторопливо налил ей бокал воды, она взяла его и продолжила: - в первый день я взяла газеты, прочитала, что он чудом избежал смерти, и я поняла, что именно это было причиной моего возвращения... Потом я прочитала в газете про Итана... Я знала, что должна приехать сюда и разыскать всех вас... и рассказать правду...
- Я хотел бы услышать больше о тех сокровищах, о которых вы говорили, что могли найти в туннеле? - опять любопытничал Мейсон, - чего вы все так боялись?
- Мы воровали вещи, - откровенно пояснил Стив.
А зачем нашему врагу это знать, кто мне объяснит?
- Стивен! - окликнул я своего друга.
- Итан, мне так же стыдно, как и тебе, но сколько еще времени мы можем скрывать это? Сокрытие правды не принесло нам ничего, кроме несчастья, - понесло Стива, - мы воровали часы, драгоценности, серебро из поло-клуба... Всё, что подвернется.
- Надо же, прямо как у Диккенса! Бедные мальчики - сироты очищают людям карманы, все свободное время... - сострил Мейсон.
Дерек обиженно покосился на него. Кэсси встала на нашу защиту:
- Они хотели купить себе свободу, тебе этого не понять! Им нужно было верить, что когда-нибудь они перестанут зависеть от милости чужих людей или их жестокости! И хотели найти свой путь в жизни...
Дерек уже с уважением смотрел на нее.
Крейги с грустью смотрел вниз. Наверное, переживал о своих несбывшихся мечтах и надеждах.
- Было много несправедливости, - сказал я, - и было бы несправедливо, если бы наш тайник был найден.... поэтому мы решили молчать об обвале.
Честно говоря, нас бы пришибли воспитательницы. А потом разлучили бы и отправили порознь в колонии для малолетних преступников.
- Мы все делали неправильно из-за постоянного страха, - Кассандра казалась такой понимающей! - но, должна сказать, я была рада вашим украденным сокровищам, когда я выбралась, я захватила с собой несколько вещей, они помогли мне не остаться голодной и устроиться на ночлег...
- Куда же ты пошла? - спросил Стив, он не сводил с нее глаз.
- Я уехала без билета на пароходе, потом меня подвезли на грузовике. Мне повезло. Я повстречала людей, которые взяли меня к себе. Они были небогаты, но делили со мной все, что имели, - Кэсси подошла к горящему камину и зябко потерла локти, - потом я пошла в школу... потом работала... пока не почувствовала, что должна вернуться сюда, и посмотреть на то место, где все началось.
Я мягко и понимающе улыбнулся. Это чувство было мне близко, знакомо и понятно.
- Не могу поверить, что я здесь, - улыбалась Кассандра, - я клялась себе больше сюда не возвращаться. Я гляжу на взрослые лица ребят... Я думала, давно забытые лица! И странное дело! Я чувствую себя ДОМА...
Да, и это мне тоже близко и понятно. Я тоже чувствую то же самое с НИМИ.
- Простите... - Кэсси расплакалась, Крейг подошел и ласково дотронулся до нее.
- Все хорошо...
Стивен тоже вскочил и бросился к ней.
Мейсон тоже шагнул к плачущей девушке.
Дерек тихо направился к двери. На мгновение обернулся, словно хотел запечатлеть в памяти этот момент - как мы трое утешаем Кассандру. Я понял, что он уходит. Молодец, вовремя. Убегай. Я отвернулся, будто не придал значения его движениям, взял графин и долил воды в бокал Кэсси...
- Спасибо, - она начала успокаиваться и опять улыбалась, сквозь слезы.
Да, она всегда была такая... эмоциональная и улыбчивая.
- Надо отвезти ее домой, - сказал Стивен.
- Ты можешь остановиться в отеле, где мы с Дереком, - по привычке сказал Крейг, поглаживая Кэсси по волосам. Похоже, забыл, что Дерека там теперь нет, - а где Дерек?
- Черт возьми... - Мейсон оглянулся и завопил: - почему вы его не связали при первой возможности?
Я посмотрел на него мрачным взглядом.
- Вы хотели, чтобы он сбежал! Братство навсегда... - орал Мейсон, как глупая истеричка, - Верно?
- Перестань, - отрывисто бросил я, едва сдерживая агрессию.
- Мы пришли сюда остановить его, Мейсон! - попытался урезонить своего протеже Крейг, - сейчас у Дерека почва уходит из-под ног! Мы не предполагали, что он зайдет так далеко!
- Обьясните это моей жене и ребенку, - капризничала несостоявшаяся жертва.
- Кажется, это всё послужило причиной страданий для многих, - до Кэсси что-то стало доходить. Очень вовремя, надо сказать, всего 20 лет прошло. Ладно, лучше поздно, чем никогда...
- Ты этого не знала, - утешил ее Стив.
- Я не обвиняю тебя, Кассандра, я обвиняю мужчин в этой комнате за их тайный сговор. Один за всех, все за одного - девиз, смысл которого изменился до неузнаваемости! Ты видишь в этой комнате лица взрослых людей? А я нет! Я вижу, они еще дети!
- Я не удивлен, - сказал я, - мы не можем исправить то, что случилось с тобой. У тебя есть причины ненавидеть нас.
- Ненависть наделала много зла за последние 20 лет, наступило время разорвать замкнутый круг, - хмуро сказал Мейсон.
Крейг со словами: "Я поищу Дерека" - направился к двери. Я быстро пошел за ним. Не найдет, конечно. Но если вдруг... не хотелось бы, чтобы они опять причинили друг другу вред.
Мы вышли на улицу, постояли, подышали свежим воздухом... пришли в себя. Крейг, конечно, схватился за сигарету, но я остановил его. Не совсем естественно искать кого-то и курить одновременно, или я чего-то не понимаю?
Постояли еще… Минут через 15 мы пошли обратно.
- Дерека нигде не видно. Это не очень удивительно, - развел руками я.
- Может, он уже очень далеко отсюда? - предположил Мейсон.
Надеюсь...
- Я думаю, когда мы вернемся в город, я заявлю в полицию. Думаю, нам пора отправляться, - мне уже до смерти хотелось домой.
- Когда ты будешь заявлять в полицию, ты... расскажешь... обо мне? - почему-то насторожилась Кассандра.
- Конечно, - безапелляционно ответил я.
- Я не уверена, что готова к этому, - заюлила девушка.
- Пресса, - догадался Крейг.
- Вряд ли мы сможем сдерживать этих хищников долгое время, - согласился я.
- Остановись в доме моего отца? Он мастер отражать такие атаки! - предложил Мейсон.
На том и согласились.

Переоценка


Дерек
В эту ночь никто из нас, четверых, не мог заснуть.
События прошедшего дня перевернули нашу жизнь.
Все изменилось за несколько минут. Черное стало белым, белое - черным. Небо и земля поменялись местами.
А по облакам ходить людям не дано...
Каждый из нас переосмысливал все заново, сквозь перевернутое восприятие и понимание.
Стивен очень красиво и точно описал наши мысли в ту ночь.
Он сидел за ноутбуком, с включенной лампой, и набирал текст:
"Моя первая школа сценаристов... нам велели вести дневник... в течение каждого вечера я тщательно записывал все случайные мысли, мои победы, мои поражения... даже незначительные наблюдения... замысел состоял в том, чтобы потом вернуться к дневнику и просмотреть свои записи день за днем, чтобы развить в себе привычку воссоздания всех этих маленьких специфических чудесных событий... это было десять лет назад... Я даже не знаю, где теперь этот дневник... мне он был не нужен... я не собирался искать его до вчерашнего вечера... она вернулась, и все переменилось... Кассандра появилась перед нами, как видение, словно наше общее желание оказалось вдруг достаточным для того, чтобы вдохнуть в нее жизнь и вернуть ее нам... Остальные сопротивлялись, не решаясь поверить... но я поверил... в эту же минуту, как я увидел ее, я знал... что она вернулась...
Она нас освободила, только оказалось, что за свободу надо очень дорого платить. С одной стороны, ты хочешь бежать без оглядки... убежать от своей вины, которая сдерживала тебя... но вместо этого ты обнаруживаешь, что непрестанно оборачиваешься назад... если бы мы только знали... Господи! Если бы только знали, что она не умерла той ночью... если бы не обвиняли себя каждый раз, вспоминая ее крики в малодушии и предательстве... как бы это изменило всю нашу жизнь! И даже теперь... Чувствуем ли мы себя достойными чего-нибудь хорошего? Всю жизнь мы не доверяли себе. Мы держались на расстоянии от других людей, чтобы они не обнаружили, что происходит внутри нас... мы старались спрятать наш стыд за внешней демонстрацией силы, но на самом деле мы были всегда одиноки... Это одиночество возникло из сознания того, что мы совершили смертный грех - мы слышали, как другое человеческое существо зовет на помощь, и мы отвернулись от него... То, что она не умерла - разве это что-нибудь меняет? Боюсь, что тут существует единственный ответ... Нет!"
Стивен писал, словно от лица всех нас... и каждый из нас подписался бы под каждым словом...
В ту ночь мы были не вместе. Как всегда, по одиночке... Но в чем-то все у нас, четверых, было одинаково...
Итан лежал на диване, у камина, и размышлял о том же самом, о чем писал Стивен. Его лицо в теплом свете казалось светлым и мудрым.
Крейг обдумывал все это в темноте своего номера, употребляя спиртное возле окна, за которым мерцал огнями ночной город.
Я был в охотничьем домике, по какому-то символичному совпадению, тоже у горящего камина... вот только он освещал меня с одной стороны, и я выглядел словно разделенным на темную и светлую половину. Темная казалась мрачной и демонической, светлая - теплой и человеческой... Прямо как моя душа, на самом деле. Жаль, Стива рядом не было, уж он-то оценил бы такой кадр...
Парни переживали за свои поломанные жизни. При том, что переживать им, по большому счету, было не из-за чего, у них все можно исправить.
А вот мне...
Я не жалуюсь, у меня такая жизнь, какую я себе выбрал. Под стать авантюрному и рисковому характеру. Все было отлично и интересно... вот только лучше бы отмотать все назад, начать ее заново и прожить по-другому!
Интересно, как бы я стал жить?
Не так, как раньше, это уж точно.
Честно говоря, я жил не как человек, а как некое неодушевленное орудие в руках Высшей Справедливости. Где бы я ни был - а был много где - я не давал себе расслабиться и просто получать удовольствие, я не заводил полноценных отношений и не позволял себе человеческих эмоций. Все было подчинено Высокой Цели...
А по большому счету - я никому не нужен и по уши в чужой крови, вот и всё.
Какие уж тут, к черту, идеалы, высокие цели и справедливость... Пугать беднягу Мейсона, который виноват только в том, что оказался не в то время не в том месте, пугать его жену, чуть не убить его? Это что - справедливость?
Боже мой, подумать страшно, а вдруг среди тех, кого я недрогнувшей рукой отправил на тот свет... были... невинов...
Нет, этого просто не может быть. Там все было несомненно правильно.
Буду верить в это, чтобы окончательно не сойти с ума...

Итан
Утром Кэсси встретилась с Крейгом. Крейг болел с похмелья, но был, как всегда, галантен и обаятелен.
Они посидели в кафе, поговорили. Мимоходом коснулись Дерека, его бесследного исчезновения.
Да, он исчез... залег на дно или совсем покинул Санта Барбару? Я надеялся, что второй вариант более близок к истине.
Как я и говорил, я проинформировал полицию о происшедшем. Должность обязывала, у меня просто не было выбора. Скажу больше, я собственноручно подписал ордер на арест своего друга...
Но эта непредсказуемая личность и не думала удирать далеко. Более того, он позвонил МНЕ. Зачем? Так просто, поболтать.
Если честно, я еще никогда не был так удивлен. Единственное, что мне хотелось ему сказать, это: "У тебя что, родной, с головой не в порядке? Так-то я тебя ловлю, если что. Ты уж будь хорошим... жуликом, сматывай удочки, желательно, побыстрее и подальше!" Но сказать это по телефону я не рискнул, и отделывался короткими правильными фразами. Впрочем, ему, кажется, просто был нужен понимающий слушатель. А уж понимание я мог предоставить ему в неограниченном количестве...

Дерек
- Ты делаешь что-то ужасное, - изрек свежую мысль Альфред.
Похоже, бесконечно воспитывать меня вошло у него в привычку.
- Я пришел сюда только забрать кое-какие вещи, - я стремительно скидывал самое необходимое в спортивную сумку, - мне предстоит долгое путешествие, Альфред, во всяком случае, завтра я буду в другой стране.
Он молчал и стоял неподвижно.
- Альфред, - я замялся и уже менее уверенно спросил: - ты... поедешь со мной?
- Ты действительно этого хочешь?
- Ну... мы уже очень давно вместе... - уклончиво ответил я.
- Другой кто-нибудь может вести твое хозяйство, - завыделывался мой незаменимый помощник. Хочет, чтобы я его уговаривал? Черт, как невовремя... ладно, буду уговаривать.
- Но никто другой не будет мне другом, - подлизался я.
- После того, что случилось, едва ли можно сказать, что я тебе друг, - бесстрастно, как автомат, сообщил Альфред.
- Я думаю, мне это лучше знать, - я сделал жалобные глазки.
- Я просто старался удержать тебя, - кивнул Альфред.
Да прав ты, ты всегда прав, я виноват, я ошибался, я плохой... Что еще ты хочешь от меня услышать? Ну хоть ты меня до конца не доводи, пожалуйста, - думал я.
- Послушай, - я оттащил сумку в сторону, Альфред все с таким же непроницаемым видом прошел и стал приводить комнату в порядок, я подошел к нему и как-то заискивающе улыбнулся, - прости, что я был с тобой так груб, Альфред... Я только сейчас понял, что ты старался остановить меня для моего же блага...
- Да, но мне это не удалось. Теперь тебя ищут. Полиция уже приходила сюда, и, конечно, они придут еще.
- Тогда у меня совсем нет времени, - констатировал я, и в последний раз спросил: - ты не поедешь?
Он отрицательно покачал головой.
Я вздохнул и двинул бровями, типа, смирился с его выбором. Потом спросил:
- Ты можешь выполнить мою последнюю просьбу?
Прозвучало так, словно я собрался на эшафот. Альфред обеспокоенно взглянул на меня, наверное, опасался представить, что я еще могу придумать.
Да ничего, на самом деле.
Ничего ужасного.
- В память старой дружбы, - похоже, у меня это стало самым ходовым выражением. Но действует, действует безотказно. Альфред кивнул:
- Если смогу.
- Кассандра... Ты можешь... Я бы хотел попрощаться с ней, Альфред. Ты мог бы разыскать ее для меня? Пожалуйста...
Альфред смотрел на меня с таким трагически - непроницаемым видом, словно я хотел взойти с ней в обнимку на наш общий погребальный костер.
До сих пор не понимаю, что такого в этой просьбе...
Оставшись один в номере, я набрал до боли знакомый номер телефона. И услышал до боли знакомый голос, который строго спрашивал, зачем я звоню.
- Потому, что ты - единственный, кому я счел возможным позвонить, - таким же стервозным тоном, что и мой собеседник, сообщил я, - я не ошибся?
Он спросил, что мне нужно.
- Мне жаль, что я поставил всех нас в такую ужасную ситуацию... Теперь никто не должен меня бояться. Нет-нет, я не могу тебе сказать, куда уезжаю, - я понимал, что на этот вопрос отвечать нельзя! - просто я позвонил, чтобы попрощаться. Я не прошу прощения, не думаю, что когда - нибудь попрошу. Я хочу, чтобы ты помнил, что мы были братьями... Неет, мы были больше, чем братья! Мы получили друг друга не по родству, и этот выбор служил мне опорой всю жизнь... Всю мою жизнь. Теперь перед нами конец пути. Найдем ли мы что-то, чтобы заменить это братство?.. Все, что мы можем сделать, это пожелать друг другу всего наилучшего... помнишь, когда мы были детьми, мы сидели вокруг нашего Круглого Стола, и играли в рыцарей? Помнишь наши мальчишеские мечты? Наверное, я придавал этому слишком много значения...
Я, не прощаясь, повесил трубку. Честно говоря, больше сказать было нечего.
Я достал из кармана игрушечного рыцаря и с грустной полуулыбкой повертел его в руках.
Словно прощался и с ним тоже...
Я взял сумку и быстро пошел к двери, но, открыв ее, столкнулся с Кассандрой.
- Ты пришла... - растерянно сказал я.
- Дерек, Альфред сказал, что ты уезжаешь из города, почему?
«Она, что, правда, не понимает?» - про себя удивился я.
- Если я не уеду, то сяду в тюрьму.
- Как же это случилось, Дерек, почему все до такой степени вышло из-под контроля?
- Нет, нет, я ни о чем не жалею... Кэсси... Я бы повторил все снова...
«Если бы снова кто-то обидел тебя,» - мысленно договорил я.
- Но ты преследовал невиновного человека! Мейсон не виноват!
«А у него что, на лбу это написано?»
- Это было дело принципа, Кэсси, не забывай! Это было правое дело и справедливое... Если ты сердцем чувствуешь, что должна совершиться страшная несправедливость, ты не можешь просто плакать об этом! - я не знал, как ей обьяснить, пытался и не мог подобрать слова, - с этим надо что-то делать, надо что-то предпринимать! Остальные трое были слишком слабы... Я действительно верил, что мою сестренку убили! И я должен был сделать все, чтобы свершилось возмездие! Я бы пожертвовал своей жизнью...
- Неужели ты не понимаешь, мне не надо этого? - отозвалась та, на чей алтарь я готов был принести в жертву и свою, и чужую жизнь, - мне не надо от тебя таких жертв...
Я ласково улыбнулся ей. Она, как всегда, чистая, светлая, добрая... почти святая. Как я мог сомневаться, что это Кассандра вернулась... Кто еще может быть таким ангелом среди окружающего жестокого мира?
- О, Кэсси, - я опустился перед ней на колени, точно перед иконой, - видишь... именно поэтому все это было так просто... ты никогда ничего не хотела! Ничего! Никто из нас никогда ничего не хотел! Помнишь, что нам обычно говорили? Мы должны быть благодарны за то, что имеем! Нам повторяли, что мы должны пользоваться тем, что у нас есть!
- Дерек, мы больше не в детском доме, и мы больше не запуганные дети... Пора забыть все это! Мы должны это сделать!
Ага. Забыть пласт своей жизни, ставший ее основой?
И долго ли сможет простоять здание, если не будет фундамента?
Прости, Кэсси, я с тобой не согласен.
И вообще. Такие рубцы на душе не затягиваются.
- Ты можешь забыть это, Кэсси? Неужели ты можешь это забыть? - я недоверчиво искоса взглянул на нее, - Забыть? А Стивен и Итан? Мы же сироты, Кэсси, у нас никогда не было и не будет родителей! Ничто не возместит нам тех маленьких радостей, которых мы были лишены... эта внутренняя пустота постоянно меня гложет! Опустошая... всё... внутри!
- Куда же ты поедешь?
- О, куда? Это не имеет значения! Я рад, что ты пришла попрощаться... я хочу тебя поблагодарить... я в большом долгу...
Я имел в виду - спасибо, что согласилась еще раз увидеться, но Кэсси перепугалась так, словно я сейчас снова могу сорваться и разнести мир во имя нее:
- Ничего ты мне не должен! Это из-за меня ты сейчас попал в такую беду!
Да из-за себя, что уж там сочинять...
- Кэсси, ты - смысл всей моей жизни, - опять попытался объяснить я, - неужели ты не понимаешь? Помнишь, как мы говорили о средневековых рыцарях, об их священных подвигах? Мщение было для меня таким подвигом...
Она поморщилась, посмотрела на меня, как на сумасшедшего: сначала взглядом "что-за-бред-ты-несешь", потом с нескрываемым ужасом.
Но меня уже было не заткнуть - любимая тема, как-никак...
- Целых двадцать лет! Большинство людей просто плывут по жизни... У них нет ничего, за что стоит бороться, к чему стремиться, никаких препятствий, которые следует преодолевать... Я чувствовал, что мое почетное предназначение - это добиться справедливого возмездия для убийцы.
- Я не понимаю тебя, Дерек...
- Не понимаешь? - ладно, не буду требовать от нее слишком многого, - Достаточно и того, что ты пришла сегодня попрощаться...
Я поднял глаза, она смотрела на меня с такой невероятной смесью ужаса и отвращения. Но на тот момент я не смог истолковать ее взгляд правильно. Я смотрел на нее сквозь призму своих фантазий, в которых она была божеством... А боги, как известно, все знают и понимают...
- Что с тобой, моя маленькая Гиневра? - я рискнул легонько дотронуться до ее нежной кожи, хотел коснуться прелестного личика, но она отшатнулась, и я быстро убрал руку, - что случилось? Нет-нет, что случилось?
- Ничего! - Она встала, я тоже вскочил на ноги, - ничего, мне просто... жаль, что я больше не увижу тебя... никогда!
Мне бы, дураку, подумать, пораскинуть мозгами, но я принял все за чистую монету.
- Что ты хочешь? Чтобы я остался?
- Нет! - вскрикнула она и резко обернулась, - я не хочу это сказать!
- Именно это! - я стукнул ладонью по столу, она вздрогнула! - Ну-ка.. да... именно это!
Я притянул ее к себе чуть резче, чем хотел, улыбнулся... И вдруг заметил, с каким страхом она смотрит на меня.
Кажется, я уже говорил, что если воспринимать меня слишком всерьез, я не могу вовремя остановиться?
- После всего, что я для тебя сделал... После всего... что я... для тебя сделал... леди, какое право ты имеешь меня осуждать? ТЫ... какое имеешь право... на это? КАКОЕ?!
Ужасно, но я схватил ее за шею! За ее тонкую, нежную шею... одной моей руки хватило, чтобы обхватить ее.
Стремительное перевоплощение всепонимающей богини в обычную испуганную девчонку, а служившего ей рыцаря в сумасшедшего убийцу было слишком тяжело для моей расшатанной психики, я опять оказался на грани истерики.
Ясно, что ей, как и Альфреду, и еще кое-кому, я не причинил бы зла никогда. Но у меня излишне экспрессивная манера выражать отрицательные эмоции, мало кто остается при моих "выступлениях" спокойным, а уж бедная малышка, которая 20 лет меня не видела...
- Дерек, пожалуйста! Ты обижаешь меня! - она пыталась говорить ровно.
- Извини, Кэсси, - я отпустил ее, - мне, правда, очень жаль... ты тоже... тоже меня обидела, Кэсси...
- Но я не хотела этого! - она выглядела такой убедительной!
- Ты меня жалеешь?.. - я уже справился с эмоциями и грустно улыбался.
- Нет... Не тебя... Мне просто жаль, что все так получилось...
- Кэсси... Скажи мне, что все было не напрасно, - попросил я.
Пожалуйста, Кэсси. Даже если придется соврать. Прошу... Не дай мне свихнуться окончательно. Мне нужно услышать это от тебя! Пожалуйста...
- Скажи мне, что моя жизнь была прожита не зря, - уже прямо умолял я ее.
- Нет, конечно, нет! - она взяла мое лицо ладонями, - ты был моим рыцарем... Все эти годы я думала, что у меня никого нет, а у меня был ты... У меня всегда был ты...
Я сдуру решил, что она, действительно, все поняла, и говорит искренне.
Мы обнялись, я прижал ее к себе.
Может, какая-то тень сомнения еще оставалась в моей душе, но на тот момент, поведи она себя по-другому, я бы точно не удержался на тонкой грани между рассудком и безумием. Кэсси сыграла безупречно, сказала то, что я больше всего в жизни хотел от нее услышать. Она так не думала, на самом деле, но от этого ее слова не стали менее ценны, ведь ими она спасла меня.
Спасибо, Кэсси!
Вот из-за таких моментов я могу жизнь за нее отдать... даже сейчас... когда наши отношения оставляют желать лучшего.

Итан
Я приехал на задержание Лауры и ее подружки Энни. Эти две красотки похитили Банни Тольятти, где-то раздобыли парики, поменяли внешность, угнали машину...
Ну и неделька у меня выдалась. Что ни день, кто-то из близких попадает под статью и мне приходится подписывать ордер на их арест. Что и говорить, эмоции при этом еще те! Но, конечно, Лауру и Дерека нельзя сравнивать даже в самом горячечном бреду.
Возле угнанной машины "Скорой помощи" топтались две размалеванные красотки, одна из них, с макияжем поскромнее, в джинсах и ковбойской клетчатой рубашке, вторая в ярком платье. В девушке в джинсах я без труда узнал бывшую жену.
- Лаура, ты прекрасна, - я со змеиной улыбкой снял с нее парик, - я знал, что ты где-то здесь...
Она молчала и затравленно смотрела на меня.
...Я стоял и смотрел, как ее уводят полицейские, женщину, которую я когда-то любил, которой обещал быть с ней в горе и в радости, в здравии и в болезни. Мы оба нарушили свои клятвы, мы встречались с другими, делили с ними постель, Лаура много раз пыталась убить меня, а я сдал ее в психиатрическую клинику...
И вот теперь, как сегодня сказал Дерек, конец пути.
Тем временем, тут же, рядом с руинами нашей с Лаурой любви расцветало новое чувство - похищенная сумасшедшими девушками жертва, Банни Тольятти, ухитрился влюбиться в одну из похитительниц - в Энни, и теперь донимал меня вопросами, что с ней будет.
Такое впечатление, что не только Фемида, но и Амур действует с завязанными глазами, иначе я не могу объяснить странную траекторию его стрел!
Банни подбежал к Энни... как они прощались - это надо было видеть... как он поддерживал ее... как поднимал ей настроение...
Боже мой. Он так ведет себя с чужой женщиной, которая ему не безразлична.
А я... с самыми близкими мне людьми... лучше не продолжать эту мысль.

Дерек
Мейсон и Джулия играли в гостиной, она же прихожая, с Самантой. На какую-то минуту они отлучились, кто куда, и тут нарисовался я.
Саманта, как все дети, сразу прониклась ко мне необъяснимой симпатией.
- Мой слоник! - известила она меня, показывая мне мягкую игрушку, и радушно предложила: - хочешь поиграть?
Я хотел сказать, что хочу, сел рядом с ней, положил руку на спинку дивана за спиной крохи... и тут вышла Джулия.
Надо было видеть ее выражение лица...
Шок! Ужас! Паника! Растерянность!
Зря. Меня сразу понесло по накатанной - ну не могу я не подыграть, когда меня начинают бояться. Причем, как правило, я ничего никому не делаю, просто многозначительно намекаю, а люди в таких случаях мечутся, как загнанные, и сами, своим воображением, доводят себя до исступления...
Даже забавно.
- Она так выросла с тех пор, как я видел ее в последний раз, - заметил я, - и она такая красавица...
Я ласково прикоснулся к малышке, приобнял ее. Саманта уютно расположилась у меня под боком. Я потрогал ее кончик носика.
- Чик-чик, - Саманта поняла, что я с ней играю, а Джулия онемела, наверное, решила, что я что-то не то имел в виду, - я хотел у нее спросить, не знает ли она, где ее папа?
- Мейсон! - позвала Джулия, не сводя с меня глаз.
Тот вышел из кухни, болтая что-то про суп, тоже увидел меня... и тоже онемел.
Я скроил невинную и в то же время хитрую улыбку.
Я это умею, ага.
И тоже действует на всех безотказно.
Полезно, знаете ли, часто вертеться перед зеркалом наедине с собой, потом легко производить именно то впечатление, какое хочешь.
Саманта чувствовала себя спокойно - она сидела, прижавшись ко мне, я обнимал ее и ласково придерживал. А она обнимала своего слоника.
Жаль, что у меня никогда не будет своих детей.
- Убери руки от моей дочери! - прошипел Мейсон, - сейчас же!
Зря. Ненавижу высокомерную и приказную интонацию.
Саманта удивленно и доверчиво подняла головку, она не понимала, почему родители нервничают.
Мой взгляд из нежного стал угрожающе-азартным.
Ребята сами задали тон разговору, я просто подстроился под их ожидания. Если бы они заговорили со мной нормально, пусть сердито и недовольно, но спокойно, и как с просто знакомым, я бы не стал выпендриваться и так же просто сказал бы им все, о чем хотел.
- Я не собираюсь тебе повторять! - заявил Мейсон. Тоже мне, еще один герой - самоучка. Нашелся тут, понимаешь. Перед любимой женщиной рисуется, что ли?
- Нет? А что ты собираешься делать, Мейсон? - вкрадчиво спросил я, слегка улыбаясь, - я тебе предлагаю сесть...
Я взял малышку на руки, она ничуть не испугалась.
- Я тебя возьму к себе, - проговаривал я свои действия, чтобы не напугать ребенка, - Саманта и я, мы будем счастливы... Мы посидим тут... Разве это плохо?
Мейсон изменился в лице, бедная Джулия не смогла дальше стоять - у нее ноги подкосились, она плавно присела на краешек дивана, Мейсон автоматически помог ей.
Оба не сводили с нас глаз.
Хоть бы сердечный приступ не заработали, - мельком подумал я.
Я сел с другой стороны журнального столика и усадил малышку к себе на колени. Погладил ее и ее слоника.
- Разве тебе плохо? - девчушка улыбалась, теплые прикосновения и спокойный тон вызывали у нее доверие, как у всех малышей, - Да, у вас, действительно, красивая девочка... Но я не удивлен. Когда я в первый раз увидел Саманту, я понял, что она будет совершенно необыкновенной!
Реально. Подрастет - парни штабелями будут падать.
- Что ты здесь делаешь, Дерек? - наконец-то Мейсон заговорил нормально.
Вот ведь человек, разговаривает вежливо, только когда напуган до смерти.
- Я хотел... объясниться, - сказал я.
- Ты хочешь объяснить, почему ты хотел меня убить?
Да, а что, ты с первого раза слова не понимаешь?
- Все мы, трое, знаем, какой сильной может быть жажда мести, - начал я, но кроха не хотела слушать взрослые разговоры, и привлекла к себе внимание, завозившись у меня на руках и воскликнув:
- Он был тут!
- Да-да, малышка, - я поудобнее устроил ее и показал пальцем на Мейсона, - слушай меня... слушай меня и папу. Стивен, Крейг, Итан, Кассандра и я - мы были семьей... Не думаю, что ты поймешь это, Мейсон, потому, что ты вырос в родной семье. А у меня были только они! Потом я думал, что Кассандру убили... Что-то внутри меня оборвалось... Потом я уехал отсюда в полной уверенности, что виновный - Фрэнк Прессман - расплатится за свое преступление... Потом я выяснил, что Фрэнк Прессман невиновен. Я никак не мог с этим смириться. Даже после стольких лет... Мысль о том, что убийца Кэсси на свободе меня стала преследовать... Я решил заставить его предстать перед судом.
- И ты выбрал меня? - ухмыльнулся Мейсон.
- Дело не в том, чтобы выбрать тебя! Просто против тебя было больше доказательств... Потом, когда я увидел, как хорошо ты устроился, я подумал, что тебя никто не обвинит в убийстве. Знаешь, жажда мести затуманила мой разум, и необходимость отомстить... эта необходимость... даа, подтолкнула меня к краю пропасти!
- Иногда у меня было впечатление, что не надо было никакого толчка... - Мейсон явно успокоился. Я сдуру решил, что мы сможем понять друг друга.
- Может, некоторым кажется, что я - бесстрастный человек, но мои жизненные критерии очень дороги мне! Хоть я и не говорю об этом. Слава богу, Кассандра вернулась, и ничего не случилось с отцом этой маленькой девочки, - я взглянул на Сэмми.
- Почему же ты все не объяснил в ту ночь, вместо того, чтобы убегать, как преступник?
Почему "как", откровенно говоря...
- Кто-нибудь, кто был очень важным человеком в твоей жизни, вставал когда-нибудь из мертвых? - спросил я, не предполагая, что в его жизни такое случается регулярно.
- Даа, - спокойно ответил он.
- Тогда ты знаешь, как трудно бывает справиться с эмоциями. Я собирался убить! Я собирался отомстить за Кэсси! И вдруг она появилась... - даже сейчас эмоции захлестнули меня, свободной от Саманты рукой я схватился за голову, - я не мог с этим справиться, я должен был уйти, понимаешь? Мне нужно было время подумать!
- Представляю, как трудно избавиться от навязчивой идеи... - пытался язвить Мейсон.
Не навязчивой, а сверхценной, это разные вещи.
- То, что я делал, Мейсон, я делал для СПРАВЕДЛИВОСТИ! Мои действия были определены фактами и обстоятельствами! Никогда не забывай этого! Но теперь эти обстоятельства изменились, - я посмотрел на Саманту, прижавшуюся личиком к своему яркой мягкой игрушке, - у меня больше нет причин угрожать тебе.
- Значит, теперь я могу ходить по улицам спокойно, не волнуясь о том, что мое сердце находится под прицелом винтовки убийцы?
- Я только хочу пожелать всего хорошего тебе и твоим близким, - искренне сказал я.
- Тут мы должны пожать друг другу руки и помириться?
Ну вообще да. Я бы так и сделал. Хотя считаю себя злопамятным. Но ты так не сможешь.
- Неет, я этого не жду, - грустно сказал я.
- Может, ты ждешь, что я брошу это дело? - Мейсон встал с дивана. Я посмотрел на него снизу вверх, взгляд получился какой-то странный, словно у меня оставалась надежда на его добросердечие. Ага. Как же. Мейсон почему-то ненавидел меня куда прочнее, чем я его.
- Поступай, как хочешь, Мейсон. Я просто думал, что должен все объяснить вам... двоим.
На самом деле я чувствовал себя виноватым перед ним, и... мне, правда, нравилась Джулия. Хоть, конечно, я не был в нее влюблен ни дня.
- Ты объяснил, - чем более несчастный вид был у меня, тем более жестким становился взгляд у Мейсона. Похоже, он из тех, кто любит пинать лежачих... - у меня нет причины, по которой я не пошел бы к телефону, не поднял бы трубку и не позвонил в полицию.
А вот на это у меня есть страховка... сидит на моих руках, понимаешь, скучает и тискает свою мягкую игрушку...
- Есть одна маленькая причина, - качая Саманту на коленях, с улыбкой напомнил я.
- Тише, тише, - в тему выступила кроха.
Молодец, малышка! Как будто мысли читает. Правда, необыкновенная девочка.
- Дерек, - Джулия вскочила на ноги, - пожалуйста...
Я тоже встал, при этом держа Саманту на руках.
- Не беспокойтесь, Джулия, Мейсон, - я пытался говорить успокаивающе, но получалось с угрозой, - я навсегда исчезну из вашей жизни, уверяю вас!
Я пошел к двери, спиной ощущая их взгляды.
Что она-то меня так боится? Нет, ну он - понятно, еще не отошел от ярких негативных переживаний. Но она же ничего этого не видела никогда! И вообще от меня никогда ничего плохого не видела. Мы же, вроде, нормально и даже доверительно общались, причем именно она мне доверяла, а не я - ей...
- Как ты можешь так говорить! Если бы ты хотел скрыться, ты бы уже сделал это! Почему ты так со мной поступаешь? - со слезами в голосе выкрикнула Джулия.
Я обернулся. Только ее слез мне не хватало.
- Я думал, что смогу тебе объяснить, что я чувствовал, думал, что если расскажу тебе, что происходило в моем сердце, ты сможешь понять... Теперь я вижу, что очень ошибался, - опустив глаза, констатировал я.
- Какая тебе разница, что мы о тебе думаем? - вылез ее муженек.
"Мы". Не "Вы", Мейсон, а "ОНА".
- Никакой, - ответил ему я, - просто я хотел, чтобы кто-нибудь меня понял. Но... возможно, никто не поймет...
Эмоции зашкалили, я резко повернулся и пошел к двери.
- Дерек! - отчаянный вскрик Джулии заставил меня испуганно обернуться. Что еще случилось? - Пожалуйста... Отпусти ее...
- Что? - непонимающе переспросил я.
Я из вида выпустил, что Саманта по-прежнему сидит у меня на руках, вцепившись в своего слоника.
- Отпусти, - полуобморочно прошелестела женщина, которую я, по глупости, считал своим другом.
- Конечно, Джулия! - я люблю наводить страх, и делаю это довольно часто, но я не мог и представить себе, что кто-то станет бояться, как бы я не обидел МАЛЕНЬКУЮ ДЕВОЧКУ...
Кто же из нас сошел с ума? Я или ты, Джулия?
- Конечно, - повторил я, присаживаясь на корточки и осторожно отпуская крошечку на пол, она держалась за мою куртку, и я поцеловал ее в затылок, разворачивая лицом к родителям, - иди, Саманта...
Мейсон и Джулия так и стояли, как столбняк напал...
- Господи... Вы бы посмотрели на себя, - я окончательно перестал рисоваться и от души прокомментировал ситуацию: - Вы, действительно, считаете, что я мог сделать что-то этому ребенку? Господи... Боже... Все, иди, Саманта! Иди к маме и папе!
Я ласково подтолкнул ее вперед, Саманта, не торопясь, пошла... Джулия бросилась навстречу и судорожно обняла дочку, крепко прижала ее к себе.
Я так же быстро метнулся к двери, черт его разберет, Мейсона, полезет еще меня задерживать, да и вообще, чем быстрее я покину это место, тем лучше!
Я не успел.
Дверь распахнулась навстречу, появился полицейский с пистолетом, правда, дулом к потолку.
- Ни с места! Вы арестованы!
Я показал движением: сдаюсь.
... - Да, именно этот человек меня похитил, конечно, я могу его опознать, - уверенно заявил Мейсон, - у меня есть три свидетеля, что он грозился меня убить.
Офицер не особо любезно сгреб меня, уже закованного в наручники, и потащил к выходу.
Ясно, что я не сопротивлялся. Не дурак же.
Мейсон придержал нам дверь.
- Спасибо, мистер Кэпвелл, пока все. Возможно, у нас будут потом еще вопросы, - сказал полицейский, - идемте!
Идемте - это уже мне.
Нет такой формы слова, неуч.
- Я в Вашем распоряжении, - спокойно ответил я.
Я не знал, какой диалог состоялся потом у Мейсона и Джулии. А знал бы, наверное, совсем упал бы духом.
- С Самантой все в порядке? - уже совсем нормально спросил Мейсон.
- Кажется, да... Я не думаю, что она понимает, что происходит... хотя, мне кажется, она чувствует, что ее мама была до смерти напугана!
- Ты думаешь, Дерек мог с ней что-нибудь сделать? - с сомнением спросил мой бывший враг.
- Откуда я знаю? Он пытался убить тебя, что еще можно от него ожидать? - пожала плечами та, кого я считал другом.
Мейсон как-то непонятно вздохнул.
- Ладно. Пошли спать.
- Мейсон! Как сюда попала полиция? - логично задала Джулия вопрос, который по сей день мучает и меня тоже.
- Не знаю... Я почувствовал такое облегчение, что даже не задумался над этим.
Верю, чего уж там.
- Кто же ее вызвал? - удивлялась Джулия.

Итан
Крейг и Кассандра часто виделись и болтали. Она так мило себя вела... Черт, мне кажется, только один я не доверял ей.
Как вскоре выяснилось, не напрасно.
Читая уголовное дело Дерека Гриффина, я узнал много интересного о наших общих друзьях.
Крейг - единственный - не дал показания против Дерека!
Я сделал заявление в полицию, у меня не было выбора, положение обязывает, я уже об этом говорил.
Стивен и Кэсси с готовностью рассказали все, что произошло.
Кэсси...
Ну да, она 20 лет нас не видела. У нее к нам не осталось никаких чувств.
Парни же относились к ней, как к прежней Кэсси...
Было над чем подумать.
Что касается Стивена, то тут я был не очень удивлен, но на душе стало тошно.
Стивен давно сообщил нам, что Дерек ему не брат. Но я не знал, что он говорит так серьезно.
Ладно, что тут скажешь. Он поступил по закону, в рамках своих прав и обязанностей.
А про совесть я промолчу.
Я боялся представить лицо Дерека, когда он будет знакомиться с материалами дела.
А что говорил сам Дерек?
Ничего, он воспользовался правом хранить молчание.
Разумно.
Только при таких обстоятельствах придется исследовать доказательства в суде. Стивен и Кэсси под присягой будут давать показания, глядя в глаза Дереку, сидящему на скамье подсудимых? Давайте, тогда уж, еще меня обвинителем поставим. Бред, такое, разве что, в страшном сне можно увидеть. Или не совсем бред?
Лучше, конечно, без исследования доказательств. Морально легче. И меньше срок дадут.
Но для этого он должен все признать.
Оставалось спросить, что он обо всем этом думает.
Я пытался убедить себя, что мне сильно переживать не от чего: Дерек сам виноват, он знал, на что шел, его только ленивый не пытался отговорить... короче, за что боролся, на то напоролся. Я вспоминал его неадекватное поведение в охотничьем домике и говорил себе: он опасен для общества. Я перечитывал дело раз за разом...
... На двери комнаты для свиданий висит табличка: "Лимит времени: не дольше 5 минут".
Это не для меня. Я не просто посетитель. Я по работе.
Я пришел туда из своего офиса.
Может, следовало просто выдернуть Дерека ко мне, как бы на допрос?
Но я не представлял, что мы можем сказать друг другу в тишине моего кабинета.
В залитом холодным электрическим светом помещении совсем не было мебели, только по стулу с каждой стороны, стеклянная перегородка из бронированного стекла и телефоны, соединенные только между собой.
Даже рассматривать нечего, пока ждешь, чтобы привели арестованного.
Я не в первый раз был здесь по работе, но никогда не было так беспросветно тяжело на душе.
Я сделал обычное деловое строгое лицо. Как-никак, с официальным визитом.
С другой стороны стеклянной перегородки открылась дверь, и конвойный вошел в комнату для переговоров. Окинул ее взглядом. Прямо все четко по инструкции, молодец. Интересно, он всегда так, или только передо мной?
Эти несколько секунд показались мне вечностью.
Наконец, он потянул за рукав своего сопровождаемого.
... Дерек был в арестантской синей одежде, его волосы были слегка в беспорядке... как он без любимого зеркала-то, промелькнула у меня в голове глупая мысль. Но лицо, как всегда, идеально выбрито, рукава рубашки аккуратно закатаны... аристократ в заточении, что тут скажешь.
Он с обычной мягкой кошачьей грацией проскользнул за стол и взял трубку.
И я заметил, что у него странные глаза. Словно до смерти уставшие. Наверное, спит плохо, что вполне объяснимо. А может, всё дело в состоянии души.
Он смотрел на меня как-то не так, с тихой паникой, что ли... а может, с отчаянием... я готов был поклясться, что мой бесстрашный Дерек испуган и чувствует себя загнанным зверем.
- Ты хорошо себя чувствуешь? - мягко спросил я, вглядываясь в эти родные черные глаза.
- Даа... Но не ожидал увидеть снова одного из моих братьев.
Его взгляд моментально обрел обычную пронзительность, он пытался продемонстрировать мне свою уверенность в себе. Но я почувствовал в нем какой-то надлом, осознал хрупкость его души, которая только кажется сильной и опасной, а на самом деле тонко чувствующая и незащищенная, как будто с нее содрана кожа... или как лучше сказать? Там у него нет защитного слоя.
А еще я остро ощутил его одиночество и покинутость...
Бедняга, все его бросили, и кого он любил, и кто ему симпатизировал. Он один во всем мире. А мир ополчился против него. За что? За то, что этот одинокий... парень утверждал, что убьет успешного, сильного мужчину за убийство маленькой, беззащитной девочки.
А фактически, в конечном итоге-то, какой он вред кому причинил?
Мне хотелось взять его за руку. Конечно, через стекло это было невозможно.
- Ты думаешь, что кто-то из нас отказался от тебя? - спросил я.
- Нет-нет, Итан, теперь это не имеет значения. У тебя был случай поговорить с Кассандрой?
- Нет, я ее не видел с того вечера, когда она снова появилась в нашей жизни.
- Ее "смерть" повлияла на наши жизни самым невероятным образом, именно поэтому я сейчас здесь.
Как всегда, Дерек трещит про свою Кэсси, и не дает слова вставить, подумал я.
Следующая его фраза не только лишила меня дара речи - я чуть со стула не упал.
- Итан... Смог бы ты найти возможность вытащить меня отсюда?
Я мгновение просто хлопал глазами и ничего не мог сказать... Наконец выдохнул:
- Как?!
- Ты же окружной прокурор, у тебя есть возможности, влияние...
Дерек, ты ошибся, окружной прокурор - не Господь бог.
А Дерек всё смотрел на меня своими пронзительными черными глазами и ждал ответа.
Он верил в меня, как в Высшие Силы.
Боже мой...
- Мейсон скажет под присягой, что ты под прицелом пистолета грозил убить его. У него есть свидетели. Я никак не могу изменить эти факты!
Я убеждал и его, и себя самого...
Я понимал, что ничего не сделать... и это мучило меня едва ли не больше, чем умоляющий взгляд того, кому я никогда не могу сказать "Нет"...
- Но ты постарался для Ханта! - попробовал надавить на меня Дерек. И сразу сменил тон, его интонации стали жалобными: - я прошу... в память о нашей старой дружбе... может, ты постараешься найти какую-нибудь лазейку?
Я уже почти злился. На ситуацию, на него, за то, что попал в нее, на себя, за то, что не мог помочь ему...
- В конце концов, что тебе терять? Тебе трудно рассчитывать на сохранение должности после выборов!
"Ты зря ударил по больному месту.
Хотя...
Он же просто цепляется за меня, как утопающий за соломинку. И не его вина, что схватился за место, где у меня травмы… нанесенные не им. Он не виноват, что мне стало больно. Он просто пытается спастись..."
Мне стало жаль его еще больше.
Но я ответил ровно, словно мы просто болтали по телефону:
- Ты прав. После того, что натворила моя жена, чтобы испортить мою карьеру, мне трудно будет удержаться на своем посту. Но я постараюсь!
Он удивленно хлопнул ресницами.
- Зачем тебе это?
- Я не знаю! Я вижу, как все в жизни ускользает от меня! Я хочу чего-нибудь постоянного! И ты должен понять... У меня есть ТОЛЬКО МОЯ РАБОТА!
Он, кажется, рассердился.
- Посмотри на меня! У меня... ничего нет! Ничего не осталось!
Я молчал. Это правда. У него ничего и никого нет.
- Я не прошу жертвовать своей карьерой, - прошипело это создание, опасное и беспомощное одновременно, похожее на змею, у которой вырвали ядовитое жало.
Сейчас он не мог причинить вред кому бы то ни было... Зато любой мог причинить вред ему.
Я смотрел на него и ничего не мог сказать.
Мне было его жалко.
Я понимал, что должен возмутиться его поведением, но не мог испытывать к нему ничего, кроме жалости и какой-то странной, болезненной нежности.
- Всё, о чем я прошу... это помочь мне, Итан! Разве это так много, если просишь у собственного брата? - Дерек не знал, на что еще нажать.
Он не догадывался, что мог бы просто молчать и смотреть на меня. Эффект был бы тот же. Я могу отбить любые его аргументы - в словесных баталиях мы равные противники. Но вот устоять против его взгляда, проникающего в самую душу, вызывающего такие чувства, которые он даже представить не может...
- Помоги мне! - я не понял, услышал эти слова, или ощутил их сердцем.
Все, больше я не мог. Дальше разговаривать с Дереком было выше моих сил.
- Еще увидимся, - сказал я, повесил трубку и торопливо покинул помещение, ощущая на себе его безнадежный и одновременно требовательный взгляд.
Да, правильно, что я пришел сам, а не его выдернул в свой кабинет. Тут, по крайней мере, я мог в любой момент прервать общение - просто встать и уйти.
Уже на улице я понял, что до сих пор ощущаю его взгляд в своей душе.
 

#37
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Конец пути

Дерек
Я особо ни на что не рассчитывал, когда морально цеплялся за Итана.
Ну ладно, конечно, рассчитывал. В глубине души.
А еще в большей глубине души знал, что никто, включая его, не станет мне помогать. Кому я, к черту, нужен. К черту? Наверное, чертям и то не нужен, зачем им в аду моя душа, ничем не отличающаяся от них самих.
Этот полусонный бред был прерван самым неожиданным образом - меня опять дергали на свидание. Надо же, подумал я, сегодня прямо нарасхват. Интересно, кому еще захотелось лицезреть меня в виде арестанта?
Я даже причесываться не стал, вышел, как был, весь помятый и взъерошенный. Все равно никакая леди не придет. У меня нет ни одной близкой мне женщины.
Но, увидев посетителя, я сразу растерял всю вредность. И просто обрадовался.
Это был Альфред!
Я схватил трубку.
- Привет, Альфред!
- Тебе будет приятно узнать, что недавно мне звонил Итан Эшер.
- Хорошо, я рад, - покладисто отозвался я, хотя пока было непонятно, есть ли тут, чему радоваться, - и что он сказал?
- Мы встречаемся с ним через несколько минут, мы подумаем, как вытащить тебя отсюда и отправить за границу.
Ого!
Да правда, что ли?
- Спасибо!! - я представил себе неприступный вид Итана, каким я видел его пару часов назад, и признался Альфреду: - Я не был уверен в том, что убедил его... Но, очевидно, убедил.
"Интересно, какой аргумент сработал? "
- У тебя более верные друзья, чем ты думаешь, - сказал мой наставник, и мне почудился намек в его словах.
- Даже те, кто сомневались во мне, да, Альфред? - я улыбнулся ему.
Он как-то обнадеживающе повел бровями и улыбнулся в ответ.
- У меня не было случая поговорить с Кассандрой, она не приходила сюда. Она умыла руки? - спросил я.
- Едва ли, - ласково ответил Альфред, - она спрашивала меня, можно ли чем-нибудь помочь. Она не забыла, что ты для них значил в детстве. Я думаю, она никогда не забудет.
Альфред никогда не ошибается. Но даже он на этот раз немного недооценил... а может, переоценил значение слов девушки.
Но это совсем другая история, на которой я не хочу останавливаться. Может быть, когда-нибудь... не сейчас... когда все уже станет неважно.

Итан
В тот же день я навестил Лауру.
Первое, что я от нее услышал, было:
- Итан! Ты должен вытащить меня отсюда!
Замечательно! Я всем должен, хотя ни у кого ничего не занимал...
Ладно, буду честен с самим собой: я и Лауре, и Дереку в свое время дал клятву верности на всю жизнь. Пусть в разное время, при разных обстоятельствах, но...
Но должен ли я сейчас им помогать?
А если подумать, как следует?
Если должен, то кому из них?
Дерек никогда в жизни не причинил мне зла. Лаура с настойчивостью, достойной лучшего применения, пыталась отправить меня на тот свет. Дерек только угрожал человеку убийством, Лаура убила... скажем так, одного человека и сделала все, чтобы убить второго. Сейчас в разговоре со мной Дерек - просит, Лаура - требует... Но она - женщина, за которую я брал на себя ответственность перед Богом и людьми. А он? По большому счету, обычный тридцатилетний парень с улицы. Просто когда - то он имел для меня очень большое значение. Просто он - моя головная боль…
Ладно, всё, пока не до размышлений.
- У тебя все в порядке? - спросил я, как недавно спросил об этом же Дерека.
Реакция была абсолютно противоположной:
- Нет! Не в порядке! Я в тюрьме, ты же знаешь! Вы еще не нашли Энни?
- Нет.
- Ну тогда ищите ее! Знаешь, она похитила меня, а потом похитила Банни...
Я чуть не рассмеялся.
- Она похитила вас обоих? Это просто подвиг!
- Что?! Ты не веришь мне?! - вознегодовала Лаура, хлопая глазами и отчаянно размахивая руками, - Тогда спроси у Банни, он скажет тебе! Меня заставили сделать все, что я сделала! Я не виновата в этом! Я не участвовала в ограблении! И, конечно, не сбегала из тюрьмы, меня просто похитили! Понимаешь? Похитили!!
- Я разговаривал с Банни. Он сказал, что вы вместе похитили его. Что ты грозила убить его. И он сказал, что у тебя был огромный нож.
- Знаешь, почему он это сказал? Он сказал это, потому что влюблен в Энни!
Возможно. Но не факт, что только поэтому.
- И они оба теперь против меня! Они хотят, чтобы я одна ответила за все, а я не собираюсь! - она заплакала, - ты вытащишь меня отсюда? Итан? Поэтому ты и пришел? Правда?
- Нет, - резко ответил я, она застыла, я постарался смягчить впечатление и заговорил мягко: - я пришел сказать, что слушание твоего дела через десять дней. И, если ты не выберешь адвоката, он будет назначен для тебя.
Она смотрела на меня, словно громом пораженная.
- Ты не собираешься защищать меня?
У нее, что, правда, с головой не все в порядке?
Как бы то ни было, даже если бы я хотел, я не могу выступать со стороны защиты.
А вообще, если бы мог, у меня уже был бы один клиент... с безнадежным взглядом и еще более безнадежным делом.
- Нет. Мне этого не разрешат. И, если бы разрешили, я бы не согласился.
- Ты просто... - я думал, услышу нелестную характеристику в свой адрес, но она растерянно промолвила: - не хочешь...
- Я хочу передать твое дело одному из моих помощников, и надо, чтобы ты знала, что я больше не несу за тебя никакой ответственности. Я ездил в Мехико и получил развод. На самом деле... есть решение... На самом деле я прошел и через суд Калифорнии и получил развод.
Она закрыла глаза.
- Теперь между нами официально нет никаких отношений. Они закончены. Я пришел сказать... до свидания, - я не мог выговорить "Прощай".
- Итан... - с трудом выговорила она, - ты такой... отъявленный негодяй... Как я могла считать... что так... люблю тебя?!
Оригинально она меня любит, да?
Дальнейший разговор не имел бы смысла.
Мы смотрели друг на друга.
У нас обоих трубки чуть не выпали из рук. Я посчитал это предзнаменованием, следовало заканчивать эту тяжелую для нас обоих сцену.
Я встал и ушел. Уже от двери незаметно взглянул на нее. Она сидела, бессильно опустив трубку на колени и закрыв глаза.
... Я принял для себя решение по Дереку.
Но не знал, насколько оно правильное.
Мы с Альфредом встретились в баре Банни Тольятти - в "Логове". Я взял стакан белого вина, он - минералку.
Самое забавное, что официанткой, которая обслуживала нас, была Энни.
Но я не обратил на это внимание. Мне было не до того.
Альфред производил на меня странное впечатление. Он казался чем-то вроде призрака, и был очень туманной личностью на самом деле. Я понимал, что он не просто дворецкий, или как там они с Дереком его обозначили. Но я не знал, что это за человек, и какую роль он на самом деле играл в жизни моего друга.
Как бы то ни было, он действительно очень привязан к Дереку. А значит, на тот момент это был единственный человек, с кем я мог поговорить обо всем этом откровенно...
План мы придумали, честно сказать, так себе.
На самом деле, смотри я на это дело менее эмоционально, и будь Дерек в меньшей степени максималистом, можно было бы поиграть с признанием вины, со смягчающими обстоятельствами, его прекрасными характеристиками, чистосердечным раскаянием и т.д. Но мы оба вели себя, как подростки - всё и сейчас или ничего и никогда. А немедленно взять и сломать железобетонное обвинение... Это можно было сделать при соблюдении двух условий: тупых ошибок со стороны обвинения (это я мог обеспечить самостоятельно), и лояльности к жулику при нетерпимости к ошибкам обвинения со стороны суда. Вот тут мне следовало хорошенько напрячь мозги, как эти факторы заполучить...
С судом у меня сложились очень неплохие отношения, никто из судей не стал бы ломать обвинение чисто из симпатии к Дереку и антипатии ко мне.
Это было самое сложное...
Я ничего не смог придумать, и тогда Альфред предложил пойти самым простым и элементарным путем.
Дать взятку.
Я был в шоке. Мягко говоря. Во-первых, это для меня морально неприемлемо. Во-вторых, я слишком уважал судей, чтобы допустить даже мысль о их нечестности или - боже упаси - продажности. В-третьих, я не представлял, как это делается.
- Итан, - глядя на меня непостижимо мудрыми глазами, сказал Альфред, - это все детский идеализм, от которого тебе в жизни только сложнее. Запомни: всё и все в мире имеют свою цену.
- Думаешь, и я мог бы продаться?
- Ты? Не за деньги. Подумай, и поймешь.
Показную нетерпимость ко мне суда мы получили старым, как мир, способом, который не нравился мне с самого начала.
Как выяснилось, не нравился не напрасно.
Но об этом позже.
День, когда мы сломали обвинение по делу Дерека, стал для меня нереально сложным. Помимо того единственного положительного момента, что я достиг необходимого мне результата, и от этого испытал облегчение, больше ничего позитивного не было. Я достиг цели грязным способом, растеряв остатки самоуважения и плюнув на все жизненные ориентиры и принципы, ранее казавшиеся мне незыблемыми. Это было очень тяжело морально.
При выходе из зала судебного заседания, я наткнулся на счастливо - теплый взгляд Дерека, и подумал, что именно за этот его взгляд мною принесены несоизмеримые жертвы. Честно говоря, хотелось прибить его за то, что мне пришлось проходить через все это.
Хотя, ладно, черт с ними, с жертвами. Дерек стоит того. Он для меня дороже чести, самоуважения, принципов и так далее.
Но все же, лучше бы этому дорогому мне человеку пока не попадаться мне на глаза... целее будет.
За дверью меня ждали журналисты.
- Мистер Эшер, чем все закончилось?
- Как Вы относитесь к сложившейся ситуации?
- Вы будете обжаловать решение суда?
- Вы согласны с решением суда?
На все вопросы я отвечал коротко: "Никаких комментариев".
Сюжет попал в вечерний выпуск новостей по местному телевидению...
Знаете, что может быть, если кинуть камень в болото? Пойдет сильная рябь, откуда-то из зарослей камыша вспорхнут птицы, возмущенно закричат лягушки; всё, что минуту назад казалось спокойным и неподвижным, вдруг придет в волнение, и неизвестно, чем все закончится.
Эта новость стала камнем, растревожившим покой болота маленького, относительно спокойного городка.
Кэпвеллы пришли в движение, СиСи неистовствовал, Мейсона одолевали дурные предчувствия, Джулия впала в истерику... Кэсси, уже плотно вошедшая в роль члена семьи Кэпвеллов, удивлялась и негодовала вместе с ними.
И не только она, но и мой лучший друг, Крейг Хант, не одобрил мою позицию, что позже послужило причиной нашей размолвки.
Его объект слепого обожания - Келли - обладающая бешеным характером своего отца, тоже метала молнии.
А СиСи тем временем перешел от слов к делу - он накручивал телефон, поднимая все свои многочисленные связи...
Но я еще не знал ни о чем из перечисленного.
В пять часов вечера я решил, что на сегодня с меня хватит, нужно закончить этот рабочий день, пойти домой и встать под душ. Может быть, прохладная вода смоет весь этот чертов негатив.
Мне, как никогда, требовался отдых от всего и уединение.
Размечтался.
С моими близкими покой может только сниться.
Я открыл дверь своим ключом. Из липкой жары субтропического раннего вечера шагнул в тенистую прохладу своего дома. Поставил портфель с бумагами, поднял голову...
И оторопел.
В глубине комнаты, там, где прихожая плавно переходит в гостиную, на диванчике возле журнального столика нахально развалился Дерек Гриффин собственной персоной.
Это чудо употребляло коньяк, найденный им в графине на журнальном столике, и улыбалось мне со смесью наглости и нежности, серьезности и сарказма, счастливо глядя своими невозможными глазами прямо в мою душу.
Мне хотелось наорать на него, а в идеале - взять за шиворот, встряхнуть и выставить к чертовой бабушке. Но этот счастливый взгляд его всегда грустных глаз... Как обычно, Дерек подействовал на меня необъяснимым образом. И вместо того, чтобы обойтись с ним так, как он, честно говоря, заслуживал, я просто прошипел:
- Какого черта... ты сюда пришел?
Он ответил ровно, спокойно и со свойственной Дереку излишней самоуверенностью:
- Просто наслаждаюсь свободой. Я обязан этим тебе, Итан, - он поднял стакан, типа, произнес тост, и собирался за него выпить.
Наверное, он никогда в жизни так меня не бесил, как в эти минуты.
Но...
Почему бы и нет, в конце концов. Что в этом неестественного? Ну, решил парень зайти, сказать спасибо, что на него за это злиться?
Неестественного ничего. А вот хорошего в его приступе родственной любви и благодарности еще меньше.
Я невольно обернулся, удостоверяясь, что мы одни, дверь закрыта, жалюзи на окнах опущены.
- Кто-нибудь видел, как ты вошел?
- Никто не видел, никто, - успокоил он меня, - я был осторожен.
- Осторожен - это совершенно недостаточно! Мы же договорились, что больше не будем встречаться! - я, уже привычно, воспитывал его. Дерек посмотрел на меня с тоской, мне сразу стало его жаль, я поспешил объяснить ему: - это очень опасно! Я рисковал своей головой! Я не хочу, чтобы она слетела с плеч!
Он встал с дивана и налил себе еще коньяка.
- После этого вечера тебе не придется больше беспокоиться. Я купил билет и исчезну из твоей жизни... и из жизни всех остальных.
Я хотел этого... больше всего на свете... но почему-то вдруг стало грустно, словно я действительно мог больше никогда его не увидеть.
- Сегодня? - повторил я.
Как же так... и снова... никак не разговаривать, не видеться? Или изредка звонить друг другу? Или вообще никогда больше никаких контактов?
Да ну, вряд ли. Я сомневаюсь, что он больше никогда не напомнит о себе. Он же хочет общаться, это факт. И я совсем не хочу потерять его навсегда.
Я напомнил себе, чем нам обоим может грозить сентиментальное желание не отпускать друг друга.
Дерек тем временем тесно контактировал с коньяком и смотрел мне в глаза все более уверенно и застенчиво одновременно. Так умеет только он. И только тогда, когда думает, открыться с незащищенной стороны души или не стоит.
"Не начинай" - мысленно попросил я.
"Скажу вслух, а чего я теряю, да - так да, нет - так нет", - прочитал я в его глазах.
Дерек приблизился ко мне и так же, как смотрел, чуть смущенно, но, при этом, нахально, выдал:
- Итан... В память о старых временах... Может быть... Мы могли бы еще раз собраться... вместе?
"Нет, ты точно ненормальный", - подумал я.
- Ты с ума сошел! После того, что случилось, разве они согласятся на это! - рявкнул я на него.
- Может, ты поговоришь с ними, объяснишь, что я чувствую? - Дерек, похоже, уже решил, что я, что бы ни говорил, как бы ни орал на него, а все равно полностью на его стороне.
Самое ужасное, что так оно и было.
Что бы ни произошло, он все так же действовал на меня магическим образом. Я мог убеждать себя и его в чем угодно, но стоило ему посмотреть мне в глаза - всё, я таял, словно мороженое на солнце.
- Круглого Стола больше нет, ты разрушил его! - я эмоционально попытался втолковать ему очевидные вещи.
Но Дереку мои крики и яростная жестикуляция были интересны постольку поскольку. Он прекрасно знает, что может уломать меня, на что захочет. Поэтому продолжал возражать:
- Нет-нет-нет, только символ, но значение...
Да сколько можно дурака валять!! Какое, к черту, значение! Ты, кроме меня, никому не нужен! И о том, что ты нужен МНЕ, я тебе не скажу, иначе у тебя хватит ума и дальше искать со мной контакты... лучше не думать, куда это может привести.
- Нет, ты разрушил ВСЕ! Как далеко может зайти этот эгоизм?! - опять стал воспитывать его я.
- Они все еще моя семья, - защищался Дерек.
- Давай, я скажу так: НИКТО НЕ ХОЧЕТ ТЕБЯ ВИДЕТЬ! - В запальчивости выкрикнул я. И сразу пожалел об этом, такие растерянные и убитые глаза стали у этого, минуту назад довольного жизнью, близкого мне человека...
Он молчал и хлопал ресницами.
А я сдался и пошел выполнять его просьбу, больше похожую на требование - обзванивать наших парней.
Вот так всегда. Он выдумывает непонятно что, а я согласен на реализацию любого бреда, только бы ему, боже упаси, не было больно.
Как всегда, разговаривая рядом с ним по телефону, я отвернулся, чтобы не видеть его и не отвлекаться.
Пока я звонил Крейгу, слушая длинные гудки, я почти начал мыслить здраво.
Как бы то ни было, а сделать Дереку больно придется, это неизбежно. И чем быстрее, тем лучше. Он уже один раз потерял время, пока звонил мне, прощался с Кэсси, извинялся перед Мейсоном... И к чему это привело? Нет, надо срочно дать ему волшебного пинка, чтобы исчез из опасного места, как можно скорее.
И не имеет значения, как тяжело мне будет смотреть в его несчастные расстроенные глаза...
Крейгу я не дозвонился. Ах, да, он же на яхте с Келли. Точно. Остался Стивен.
Кассандре я звонить не буду, это однозначно.
Звонить ли Стиву, вот в чем вопрос.
Дерек отказался знакомиться с материалами дела.
Но я-то знаю...

Дерек
Я сидел на диване и налегал на коньяк. Только толку не было. То ли мешала многолетняя привычка держать себя под контролем в любом случае, то ли сказывались напряженные нервы, но я никак не мог расслабиться.
Единственный из рыцарей, оставшийся мне верным, Итан, закончил дипломатические переговоры по телефону и, повесив трубку, известил меня:
- Стивен отказывается встречаться с тобой.
Я встал и подошел к нему.
- Дай мне с ним поговорить.
Итан опять засверкал глазами.
- Он не согласен.
- А Крейг?
- Возможно, он уехал из города.
- Но не навсегда?
- Какая тебе разница? Они хотят покончить с этим! Откровенно говоря, и я тоже! Мы уже достаточно натерпелись.
- Итан... Они - моя семья! Они должны сочувствовать мне. Я не хочу, чтобы меня отсылали отсюда.
Интересно, Итан понял, что я пытался ему сказать? Я сам не понял. Почему "ОНИ", а не "ВЫ"? А Итана я семьей не считаю? Или он - это особая категория, и по умолчанию мы с ним вместе? И что такое "должны сочувствовать", по должностным обязанностям, что ли? Я хотел сказать, что, кроме них, троих, у меня никого нет, и они это понимают, и, скорее всего, в глубине души мне сочувствуют... Короче, нес бредятину, видел желаемое, как действительное.
Итан сделал жесткое выражение лица, неприступные глаза и буквально несколькими словами вернул меня в холодную реальность:
- Все закончилось. Знаешь, наступило время понять, что мы уже не те, что были раньше. Все кончено. Братства больше нет. То, что Кассандра осталась жива, совсем не сплотило нас, напротив, разъединило. Как ты не можешь этого понять?
- Даа, но я не понимаю, почему Стивен и Крейг не хотят со мной разговаривать! - я бессознательно включил режим упертого барана, мой мозг отказывался усваивать информацию, которая может причинить боль, зашкаливающую за любые мыслимые пределы.
А Итан продолжал делать мне ампутацию иллюзий без наркоза, уже не особо заботясь, выдержу ли я:
- Ты не понимаешь этого? То, что ты делал, было сумасшествием! Ты втянул нас туда! Но Крейг не хотел, чтобы ты сгнил в тюрьме! Стивен тоже рад видеть тебя на свободе...
Ага.
Я молча коснулся того места, куда мне не так давно прилетело от Стивена. Очевидно, как он рад видеть меня на свободе: "Еще раз сделаешь что-то подобное - пойдешь в тюрьму!"
Ладно, тут все ясно. Дальше.
- Ты знаешь, почему я так старался? Я скажу, почему! Я думал, ты понял, что все закончилось! - продолжал Итан.
А если я не понял, значит, нечего было меня выручать, да?
Интересно.
- Зачем ты мне помог? - мрачно глядя на него, спросил я, - зачем так рисковал? Зачем?!
Итан как-то сразу осекся. Отвел глаза, помотал головой, улыбнулся, вроде, как можно спрашивать о таких вещах... Сосредоточился... Он так не хотел отвечать и тщательно подбирал слова, что мне стало интересно, что там за мысли в его голове крутятся?
- Потому что, - не глядя на меня, медленно произнес Итан, - я любил тебя, как брата... но остался слишком тяжелый осадок... опасно находиться рядом с тобой...
Он даже головой покрутил, словно выжимал слова.
Ему, реально, было сложно говорить то, что произносил.
- Тебе надо уезжать... Уезжай! Уезжай, Дерек... - теперь он выразительно кивал, подкрепляя свои слова жестами, - Оставь нас в покое...
Да уж. Он чуть не ревел. А я? Да у меня уже слезы на ресницах заблестели, я поднял голову, чтобы не потекли по лицу. Не хватало бы, стоять и реветь перед Итаном.
Хотя, может, перед ним, единственным на свете, это не так уж и страшно...
Он все равно всегда все понимает.
Когда чуть отпустило, я проглотил желание расплакаться и осторожно заговорил:
- Я... благодарю тебя, Итан, за все, что ты сделал...
Я приблизился к нему. Итан упорно не смотрел на меня. Пришлось потянуть за локоть.
У него так же в глазах блестели слезы. Он стоял, стиснув зубы.
Это навело меня на мысль, что не все потеряно. По крайней мере, эмоции у нас с ним точно одинаковые. Значит ли это, что и чувства тоже?
- Итан, ты не можешь быть равнодушным...
Он так посмотрел на меня, что я моментом ушел от рассуждений в частности к рассуждениям в общем:
- И никто из нас не может! Нельзя все просто забыть! Мы встретились случайно... Четверо мальчишек... Мы мечтали вокруг Круглого Стола... - ага, сработало, Итан молчал и слушал. Я не мог отказать себе в удовольствии оставить его с мыслью, в которую верил сам: - Я не втягивал тебя в свое сумасшествие, БРАТ. Мы всегда были вместе, и всегда будем! Всегда...
Чтобы он не успел возразить и смазать нужное впечатление, я быстро направился к двери. Итан ошарашенно молчал, обдумывая сказанное. На это я и рассчитывал.
Закрывая дверь, я услышал... или мне показалось... как Итан грустно и нежно произнес:
- До свидания, Дерек.
Почему-то мне это показалось настолько трогательным, что потянуло к нему, словно магнитом. Я быстро закрыл за собой дверь... и остановился. Прижался к ней спиной. Несколько секунд просто тяжело дышал, приходя в себя. Наконец, стало относительно нормально, я зашагал дальше.
... Альфред опять занялся моим перевоспитанием, причем с неожиданной точки зрения.
Неожиданно было услышать от него негативный тон по поводу моей прошлой деятельности.
- Ты теперь перестанешь делать все это? Убивать, убегать...
Тебе ли это говорить? - подумал я, но вслух не сказал, а просто оправдался:
- Альфред, я боролся за беззащитных. Боролся за справедливость. Не забывай этого. А теперь, когда Кассандра вернулась, с этим покончено.
- Надо сказать, что приятно слышать это. И знать, что все это - правда.
- Правда, друг мой, правда, - грустно и устало ответил я.
- Ничего нет от других? Крейга, Стивена? - Альфред, сам того не зная, сыпал мне соль на раны.
- Нет и не будет. Братства больше нет, - мне стало совсем плохо на душе, я хлопнул ресницами и прошел в комнату: - мне пора уезжать.
-Мы еще так не расставались, сэр, - Альфред потянулся к моей дорожной сумке, я грустно улыбнулся.
- Знаешь, Альфред, я только сейчас понял, что ты был для меня самым родным человеком. Я буду по тебе скучать.
- Я тоже, Дерек, - Альфред приобнял меня, я обнял его по-настоящему, и даже прижался, словно он был моим отцом, а я - малышом...
Правильно про таких, как я, говорят, что у нас бессознательный поиск родителей продолжается всю жизнь.
В дверь постучали.
Альфред пошел открывать.
Кэсси?
- Привет, Альфред.
- Мисс Бенедикт?
Я смотрел на нее, почему-то сейчас она казалась мне призраком в большей степени, чем при ее первом появлении.
- Я узнала о твоем освобождении. Ты хотел уехать, не попрощавшись?
- После всего, что случилось, я не знал, стоит ли тебя беспокоить, - оправдался я.
- Дерек, - она умильно смотрела на меня честными глазами, - я пришла. На этот раз я не хочу останавливать тебя, я думаю, это к лучшему, что ты уезжаешь.
Ага. Что-то еще?
- Что ж, ценю твою честность, - вслух ответил я.
- Я буду скучать по тебе, - пообещала она.
Я так и понял, когда ты ни разу не навестила меня.
- Мы к этому привыкли, верно? Мы привыкли расставаться.
Я немножко улыбнулся, но смотрел на нее с откровенным недоверием.
- У нас большой опыт, - закончила она.
- Да. Теперь, когда прошло столько лет, только ты одна понимаешь, - сказал я.
- Надеюсь, что понимаю.
Она явно чувствовала перемену в моем отношении, и выпалила:
- Прошу тебя, не надо меня ненавидеть.
О чем речь.
- Как я могу тебя ненавидеть. Я больше никого не ненавижу. С этим покончено.
Честно говоря, все эти проникновенные разговоры уже вымотали меня настолько, что я просто хотел остаться уже один. Может, хоть как-то успокоиться и прийти в норму.
- Может, настало время забыть о прошлом, - она обняла меня.
- Время исполнить Ваш план, - Альфред подал мне билет на самолет, недвусмысленно давая понять, что пора заканчивать прощаться с леди.
- Дерек, - начала Кассандра.
- Тебе не нужно ничего говорить, спасибо, что пришла повидаться со мной.
В дверь опять постучали.
И кто это может быть?
Кассандра невинно хлопнула ресницами.
Альфред открыл дверь.
Двое полицейских?
- Вы куда-то собираетесь, мистер Гриффин?
- Что это? Что происходит? - воскликнула Кэсси.
А то ты не видишь...
- Мы из полиции. Похоже, что Вас опять собираются посадить в тюрьму, мистер Гриффин.
Похоже, у местных властей это стало дурной привычкой, - промелькнул у меня в голове неуместный сарказм.
- Кажется, Ваш друг - окружной прокурор - немного перестарался, чтобы вытащить Вас оттуда.
Черт! Как...
- Поэтому Вам еще раз будет предъявлено Ваше обвинение. Офицер, зачитайте ему права.
- Нет, подождите, тут какая-то ошибка! - закричала Кэсси.
- Нет, Кассандра, - остановил я ее, - все хорошо. На самом деле, тут какая-то ошибка. Альфред, проводи Кассандру до машины.
- Конечно. Что еще я могу сделать для Вас, сэр? - с непроницаемым лицом отчеканил Альфред.
- Боюсь, что ничего. Ты прав насчет моего прошлого. Оно преследует меня. Мне уже ничем не поможешь.
Я пошел с полицейскими.

Итан
Я рассказывал Крейги о том, что произошло.
- Стивен отказался увидеться с ним, - пожаловался я.
- Ты обвиняешь его? - Крейг сунул руки в карманы, - Я удивлен, что ты так много сделал для Дерека.
- Возможно, наше прошлое значит для меня гораздо больше, чем для вас двоих, - я старался говорить спокойно.
- Он хотел убить Мейсона и сделать нас своими соучастниками! - прищурился Крейг.
Я напомнил себе, что Крейги - единственный, кто реально пострадал от действий Дерека, поэтому имеет право на него обижаться.
И все-таки...
- Нет. Мы сами сделали себя соучастниками, Крейг. Если бы ты не был влюблен в Келли Кэпвелл, ты мог направлять ружье на Мейсона вместо Дерека.
Крейг проглотил это. И обиженно заявил:
- Я рад, что она открыла мне глаза. Тебе бы не повредило такое лекарство.
- Я думаю, мы сделали все, что должны были сделать.
- Я очень рад, что он уезжает из города... Я надеюсь, что он не передумал!
Почему-то меня задевало поведение Крейга.
- Не беспокойся об этом. Я думаю, он уже в аэропорту, - я отвернулся.
- Знаешь, Кэпвеллы это так не оставят - освобождение Дерека, - сказал Крейг.
Ну что ж, беги к ним, а то и ты под раздачу попадешь. Надо было принести его им в жертву, авось, умаслили бы разгневанное божество в лице СиСи или Келли. Может, быстренько догнать Дерека и притащить его к ним, сжечь живьем, скажем, или прирезать на алтаре... Все, лишь бы Кэпвеллы улыбались?
- Они подозревают, что ты принял в этом участие.
- Пока ты будешь держать рот на замке, все это не выйдет за пределы подозрений. Ты один знаешь всё, - подчеркнул я.
- Тогда тебе нечего бояться. Я тоже у тебя в долгу.
- Тогда мы квиты.
Мы с Крейги улыбнулись друг другу и пожали руки.
Он посмотрел на часы.
- Уже поздно. Я должен идти.
- Хорошо. Я думаю, мы скоро увидимся, - я пошел открыть ему дверь.
- Это слишком маленький город, чтобы не встретиться, - хмыкнул Крейг.
Но, стоило мне открыть дверь, на пороге появились двое полицейских.
- Итан, - обратился ко мне лейтенант Боссвелл.
- Что такое? - насторожился я.
- Мы здесь, чтобы арестовать тебя.
- По какому обвинению?
- По даче взятки должностному лицу, чтобы добиться незаконного освобождения Дерека Гриффина.
Я обернулся и посмотрел на Ханта.
Крейги еле заметно покачал головой, давая понять, что он ни при чем.
- Это безумие. Кто-то хочет упрятать меня в тюрьму, - растерянно произнес я.
- Извините, мистер Эшер, но Вы должны пройти с нами.
На меня надели наручники и стали зачитывать права.
Крейги остался стоять в открытых дверях моего дома, растерянно глядя на меня.
Я шагнул в теплые сумерки летней ночи, навстречу неизвестности.
 

#38
Келли Хант
Келли Хант
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2010, 21:16
  • Сообщений: 2387
  • Откуда: Ессентуки
  • Пол:
С удовольствием прочла этот фик. :yes: Автору огромное спасибо за него, очень талантливо. :rose:

У Дерека с Итаном не так уж много поклонников, поэтому интересно было взглянуть на них именно глазами поклонника, в данном случае поклонницы.
Хоть Крейг здесь порой описан как бяка, предатель, и явно автору особо не нравится, а его попытки спасти Мейсона кажутся чем-то ужасным, но в условиях повествования со стороны Дерека и Итана все так и выглядело, наверное.
Это не претензия, если что. Крейга никто не обязан любить. Я говорю о своих мыслях при чтение.
Тем более всегда приятно читать что-то новое по СБ, особенно о периоде, у которого мало поклонников.
Автору еще раз спасибо. :shuffle:
 

#39
ladyteen
ladyteen
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июн 2010, 18:18
  • Сообщений: 70
  • Откуда: дома
  • Пол:
Келли, солнышко, спасибо большое за отзыв!
Неа, не предатель. Дерек сначала принял его поведение именно так, но потом понял и даже в какой-то момент говорит ему (мысленно) спасибо, прости за мою первоначальную дурь.(Ну, я ему вложила эту мысль, думаю, будь он реальным человеком, он бы так и думал потом).
Крейги же уберег названого братишку от непоправимого косяка.
А с Итаном Крейг - вообще лапушка, очень заботливый и милый. Я бы сказала, он один ведет себя с Итаном как любящий братишка и хороший друг.
Жаль, что у него с Келли не срослось. Парень для нее на все был готов... Особенно когда он ее весь день до заката на пляже ждал, мне его жалко было до слез.
Крейг - лапушка по характеру и секси внешне, я его люблю. Просто Дерек не всегда с ходу оценивает ситуацию правильно.
Спасибо тебе большое за теплые слова! Не представляешь, как это для меня много значит! Я думала, это вообще только я читаю

Сообщение отредактировал ladyteen: Пятница, 23 августа 2019, 21:56:21

 

#40
Vикторина
Vикторина
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Июл 2016, 18:23
  • Сообщений: 7296
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Я еще читаю. Мы с Келли Хант - крелли. Нас мало.
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей