Перейти к содержимому

Телесериал.com

Снится странное

Спаффи
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 521
  • Пол:
Её глаза, полные презрения. Потому что не справился. Не оправдал возложенных надежд. Показал своё истинное лицо. Вампирское. С чего он, вообще, взял, что у него получится перейти на сторону добра? Да и зачем? Эти глаза всё сказали.
Она не сомневалось, что так и будет. И поэтому он справляется со всеми испытаниями и загадывает демону своё желание.
Отмотать время, не было никакого чипа. Не было причин сближаться с Истребительницей.
Да здравствует свобода. Да здравствует зло.

Друзилла к нему снова вернулась. Его драгоценная Друзилла.
Его любовь. Вместе они снова стали терроризировать Европу и Штаты. Это было прекрасно. Вместе они вернулись в Санниндейл. Поквитаться с Истребительницей. Поквитаться раз и навсегда. Друзилла сказала, что на этот раз не простит ему провала. Он сам себе не простит. Он же уже убил двух. Чем эта девчонка лучше? Он изводит её. Не даёт передышки. Похищает друзей, убивает знакомых. Дежурит у её окна, наблюдает. Выслеживает в клубах. Движется за ней тенью, пока она патрулирует улицы. Чтобы не упустить момента, когда будет пора. Когда она устанет, как и любая из Истребительниц, решит, что игра не стоит свеч. Когда она захочет умереть. А пока он ждёт. А ждать он умеет.

А по ночам ему снится странное.

Очередной вампир, и не очень-то сильный. Только чуть не убил её.
Она серьёзно ранена. Вот оно. Это выражение лица. Ни с чем не спутать. Она готова.
И Спайк внезапно нападает, так что Истребительница даже не понимает, откуда он взялся. Но она сражается мастерски. Они кружат в смертельном танце, но у Спайка больше опыта и, наверное, больше причин продолжать своё существование, и момент, когда она оступится, уже близок.
И она оступается, он подхватывает, чтобы она не упала, тянет за волосы и обнажает клыки.
Упоительный запах её крови кружит ему голову. Крови и чего-то ещё.
Запах клубники, потому что она постоянно портит себе зубы этими сладко пахнущими леденцами, и это запах буквально впился в её кожу, и его не перешибить ни виски, ни запахом страха.
И он только на одну секунду останавливается чтобы понять, откуда ему знаком этот запах. На одну.
Какая же быстрая стерва. Итог – его чуть не распылили, она промахнулась буквально на миллиметр, Друзилла недовольна, по городу рыщет злая Истребительница с навязчивой целью оторвать ему голову. Невесёлый какой-то итог. Но когда Истребительница вырвалась из его хватки и попыталась нанести ему удар, с яростно блестящими глазами, гибкая и изящная, она была прекрасна. Он умеет ценить красоту даже в своих врагах.

А по ночам ему снится странное.

Рана разозлила её. Истребительница испугалась и снова хочет жить. Придётся начать игру заново. Но он любит играть. Друзилла ворчит, что он затягивает. Но что Друзилла понимает в красоте смертельной схватки? На это раз Истребительница выслеживает его сама. Вернее, на что раз он позволяет ей это сделать. Позволяет почувствовать себя ведущей, а не ведомой. Пусть думает, что побеждает, тем слаще будет его победа. Увидеть в этих прекрасных глазах понимание поражения за секунду до смерти. Она нападает. Он смеётся, оскорбляет, выводит из себя, она парирует удар и издёвку, и это почему-то настолько знакомо что хочется прекратить, и это почему-то настолько знакомо, что хочется продолжать. Танец смерти прекрасен, но он пропускает один шаг и осиновый кол летит ему навстречу. Истребительница снова промахивается на миллиметр. И это объяснимо, учитывая его опыт и ловкость. Поэтому трясти её за плечи, выпрашивая, какого чёрта она его пощадила, глупо как-то.
Истребительница вырывается из его хватки, бьёт по носу и убегает. Она бьёт его по носу. Не распыляет, не поджигает, не отрубает голову. Она, мать её, бьёт его по носу.
Он кричит ей что-то в след о припадочных блондинках, отмахивается от запаха леденцов и идёт в склеп залечивать раны, восстанавливать самолюбие и слушать упрёки Дрю.
И с каких пор, его божественная брюнетка, стала так его раздражать?

А по ночам ему снится странное.

Она такая потерянная. Он следил за ней. Её мать больна. Сейчас Истребительница беспомощна. Смешная человеческая сентиментальность. Подкрасться к ней из темноты и вцепиться зубами в шею. Или сломать голыми руками. Или оторвать белокурую головку. Вариантов много. Но надо выбрать один. Самый правильный. У неё на глазах слёзы. И замечательно. Зрение затуманено. Значит, реакция замедленна. И, наверное, это немного нечестно. И, наверное, ему, как вампиру должно быть плевать на нечестность. Запах виски сегодня совсем перебил запах леденцов. Она спивается.
Это ещё замечательнее. Запах страха, отчаяния. Выпивки. Никакой раздражающей сладости. И Спайк растворяется в ночи.

Минут через десять Истребительница вздрагивает. Чувствует чьё-то присутствие. Этот чёртов Спайк с раздражающей ухмылкой и чем-то неуловимым в глазах. И сейчас самое время рассматривать глаза вампира, ага. Баффи инстинктивно подбирается и соображает, успеет ли она добежать до двери. Оружия при ней нет. Наверно, это было слегка самонадеянно с её стороны. Она медленно поднимается, готовясь к удару, и тупо смотрит на протянутую к ней руку. На ладони Спайка лежит леденец. Клубничный. Как там? Не берите конфетки у незнакомцев. Но, Спайк, вроде как, знакомец. И она точно знает, чего от него ожидать. Наверное, леденец отравлен. Наверное, глупо находить доброту в глазах вампира. Наверное, нужно бежать. Но Истребительница, умершая от отравленного леденца, врученного ей вампиром, это забавно.
И Баффи нервно хихикает. Спайк смотрит удивлённо и как-то озабоченно, и она берёт этот чёртов леденец, чтобы он прекратил смотреть.

Они садятся на крыльцо, и Спайк нервно начинает постукивать по ступенькам, потому что, наверное, нужно что-то сказать. Но что именно нужно сказать, когда твой смертельный враг сидит рядом и настойчиво грызёт леденец, который ты отобрал у какого-то перепуганного мальчишки?
И запах клубники перебивает все запахи и все мысли, и она такая расслабленная и домашняя, что почти не думаешь о том, что сейчас очень удобный момент, чтобы сломать ей шею.
Что ей сказать? Может быть просто молча слушать её спокойно бьющееся сердце, это так не привычно, когда тебя не боятся. Может быть просто сделать вид, что всё что сейчас происходит вполне нормально и то, что пальцы Истребительницы соприкасаются с его – в порядке вещей?

Возможно, потом Баффи будет говорить, что это случайность. Или что это Спайк положил сюда не вовремя свою лапищу. Но она всегда будет знать, что её пальцы, наплевав на все логические законы, сплелись с его, и не было ничего безумней этого, и не было ничего правильней этого.

А по ночам им снится странное.

Фото/изображение с Телесериал.com

Сообщение отредактировал Шарлотта Холливелл: Понедельник, 21 января 2019, 18:05:45

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей