Перейти к содержимому

Телесериал.com

Призраки Дина Вичестера

Про Дина
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 502
  • Пол:
Отражение в зеркале совсем не похоже на Дина Винчестера. На рубаху-парня, который готов всем кинуться на помощь. На идиота, который несет на своих плечах ответственность за весь мир.
Нет, отражение в зеркале равнодушное, сильное и опасное. Ему это отражение нравится.

Первой к нему приходит Бэла. Как всегда шикарная со шлейфом дорогих духов и опасности. В соблазнительном черном платье, в котором он с ней танцевал. Странно, что он запомнил. Хотя, может демоны обязаны обладать хорошей памятью. Чтобы не забывать своих врагов.
- Если ты пришла заняться горячим африканским сексом, то добро пожаловать. Если нет - то ты знаешь, где дверь.
- Я знаю, где дверь. - Бэла без приглашения садится в кресло. - Гостиничные номера однотипны. А ты заметил, что взял двухместный? Сэма рядом нет, Дин. Но ты не переживай, мы не оставим тебя одного.
- Мы?
- Призраки. Женщины, за чью смерть ты чувствовал ответственность. Кстати, польщена.
Дин придвигается почти вплотную и демонстрирует демонические глаза. - Я изменился, если ты не в курсе. Так что не стоило беспокоиться.
- О, я была рада покинуть ад на эту ночь. Ты же там был, там жарковато, не находишь?
- Если секса не предвидится, я пожалуй, пройдусь. - Дин резко поднимается, ломая голову, кто мог послать к нему бывшую воровку, которая пыталась его убить. Додумались же. И на что надеялись?
Бэла лишь улыбнулась. Платье куда-то подевалось. Она была в куртке, с распущенными волосами, на щеках были следы слез. - Вот так я выглядела тогда, знаю, что ты представлял себе, как все было. Я пыталась убить тебя и Сэма, не просила о помощи. Ты ни в чем не виноват.
И она исчезла. Разумеется, последнее слово должно оставаться за ней.

Мы. Не хотел он видеть никаких мы. Он кутил в караоке допоздна, а потом снял номер в другом отеле. Роскошном.
У Мэг волосы обесцвеченные и взлохмаченные. И, наверное, было бы лучше, если бы у нее были привычные тёмно-каштановые волосы, как тогда, когда она натравила на них адских псов. Улыбающуюся демоницу с разбитым лицом и забинтованными запястьями ненавидеть получалось чуть хуже.
- Прикольная причёска, - Дин знает, как Мэг злит её новый образ. И Дину плевать. Он же демон.
Ему должно быть плевать.
- Откуда столько негатива, Дин? Ты теперь демон, значит, мы почти родственники, - Мэг скалится дружелюбно, неестественно и раздражающе. И хочется рявкнуть, что никакой он не демон, а потом он вспоминает, что Мэг права.
- Вот тебе-то я точно ничего не должен. И слушать тебя не обязан. Ты убила Джо. И мне точно и абсолютно фиолетово, что ты там мне скажешь.
- Ой, не парься. Номер-то шикарный. Я просто пришла телик посмотреть. В аду, знаешь ли, скучновато.
Мэг пялится на экран неотрывно несколько часов, и хочется придушить демоническую заразу, потому что Дину очень интересно знать, какого всё-таки чёрта она приперлась. Только вот спрашивать нельзя. Мэг смотрит фильм «Эта прекрасная жизнь», и лыбится всякий раз, когда кто-то произносит имя «Кларенс».
Мэг выключает телик и смотрит так отвратительно ласково. – А номер-то всё равно двухместный, Дин. И ты мне точно ничего не должен. Но ты- то так не считаешь. – Дин швыряет ей в голову бутылку пива, но Мэг, ехидненько скалясь, исчезает.

Дин снимает шикарный номер люкс (одноместный), посыпает порог и подоконники солью и садится в шикарное кресло с весьма воинственным видом.
Но она никогда его не боялась.
Казалось, что она вообще ничего не боится. А ещё казалось, что та светлая девочка будет светить вечно. Дин-охотник часто ошибался.
Поэтому он и стал Дином-демоном.
Но сейчас Джо светит. Она определённо мертва, и даже не улыбается. Но свет пробивается сквозь неё, отражается в лучистых глазах, переливается в волосах. И он буквально видит её эту чёртову светлую бескорыстную душу, которая так быстро сгорела, потому что не умела не светить.
И его это нисколько не должно волновать, потому что он демон.
А Джо делает вид, что всё в порядке. Она не умирала, у него не чёрные глаза, она заглянула к нему на секундочку, и, возможно, если он будет чуточку умнее и храбрее чем обычно, она останется, нарожает ему кучу детишек, они будут жить долго и счастливо и умрут в один день.
Он определённо смотрит слишком много телевизора.
- Ты пришла меня отговаривать? – Не выдерживает он этого светлого взгляда. – И, наверное, у тебя есть целый список убедительных проблем, почему я не должен быть демоном? Валяй, я слушаю.
- Нет, Дин. Если тебе нравится быть демоном, пусть так и будет. Ты всегда знал, как для тебя лучше. – И она улыбается так, как нельзя улыбаться демону, и это выбешивает до основания, и совсем неважно, что за секунду до этого, он бесился, что Джо ему не улыбается.
Логика никогда не была его коньком.
- Тебе ведь нравится быть демоном, Дин? – И она не пытается его подколоть или подловить на лжи. Она просто задаёт вопрос и ждёт честного ответа.
И ему нравится быть демоном, это полная свобода и никакой ответственности на усталых плечах. Никаких потерь, правил и принципов. И это прекрасно.
И он говорит об это Джо со своей фирменной демонической ухмылочкой, и у него самого скулы сводит от того, насколько фальшиво звучит его голос.
Ему же нравилось быть демоном. Когда же перестало нравиться? Когда появилась эта слишком неуместная рядом с демоном девочка? Когда Мэг уселась рядом смотреть этот дурацкий фильм? Когда вошла Бэла в знакомом платье?
Или ему никогда не нравилось?
И он просит Джо убираться к чёрту, потому что нечего ломать его привычный мир, и абсолютно не важно, что она мертва, и может быть частично из-за него, или полностью из-за него, ему абсолютно по хрену, он демон, и этого настолько прикольно, что он даже не собирается объяснять. И нет – он не плачет.
А Джо только улыбается, и хочется выбросить её из-за окна за это, и может быть следом выброситься, он ещё не решил. Она кладёт долбанную чёртову валентинку на прикроватный столик и исчезает.
И Дин рвёт эту валентинку тщательно на очень много мелких кусочков и также тщательно ссыпает их с ладони в камин. Он не читает.
Незачем.
Он и так знает, что там написано.

Он точно не виноват и всё такое. И можно привести миллион причин, почему он не виноват. Да и сколько раз он видел эту Бэлу? И сколько из этих встреч были хоть на секунду приятными? Но видимо по привычке, за компанию, раз уж и так за весь мир ответственность на плечах, то почему бы и за Бэлу иногда не почувствовать вину?
Лиза и Бэн настолько замечательные, что он почти чувствует себя частью семьи, но иногда нужно отдохнуть от такой непривычной любви, и рядом нет Сэма, который будет путаться под ногами. Поэтому (и только поэтому, во всём виновата убийственная скука) он переворачивает половину страны, чтобы найти вещи Бэлы). Он не знает, пришёл ли кто на похороны воровки, и почти уверен, что никто не пришёл, кому нужна вообще эта стерва. Поэтому он находит довольно милое местечко, которое наверняка бы всей милостью выбесило бы Бэлу и вырывает аккуратную могилку. Он погружает туда бережно маленькое чёрное платье, то самое, и очень-очень тихо, так чтобы никто не услышал, даже если бы подошёл вплотную, просит прощения.
Дин очень зол. На Каса, на весь мир этот в корне не правильный, на Кроули, и на себя, конечно же. Но Дин всегда зол на себя, это уже не новость.
Мэг помогала им только ради себя и ещё, возможно, из-за какого-то непонятного чувства к Касу, которое и она сама охарактеризовать бы не смогла. Это был её выбор, и он точно ничего ей не должен. Она виновата в смерти Джо, в конце концов. Но и Дин тоже косвенно виноват в её смерти, хотя это сейчас и не важно.
На похороны Мэг вряд ли кто-то пришёл. Просто ещё одно неопознанное тело.
Он кладёт в очень мрачную могилу на очень мрачном холме под очень мрачным деревом (Мэг бы оценила) видеокассету. Раз уж так ей запал этот дурацкий фильм про дурацкого ангела с дурацким именем.
Девочку, которая светила до конца, не хоронили. Её унес взрыв, а это почти огонь, и её бы всё равно сожгли, умри она по-другому, так уж у охотников принято.
И Дин долго не вырывает могилы, потому что её не нужно так хоронить, а ещё потому, что ему кажется, что так она точно не вернётся.
Но потом как-то резко и внезапно приходит мысль – да, она не вернётся, пора бы уже это признать. И он пишет то, что никто не смог бы сказать ей при жизни и хоронит эту валентинку в чьём-то саду, потому что если бы Джо была жива, это бы её развеселило.

И он не должен помнить всё это в подробностях, он же демон, которого не волнует ничего. И этот мир не правильный, в котором белое интригует и борется за власть на небесах, а чёрное смотрит старые киношки про ангелов и переживает, не размыл ли дождь могилу чёртовой Бэлы Талбот, на которую всем плевать, в общем-то и не стоит того чтобы, его спасать, любить и нести ответственность на плечах, не задавая вопрос, а почему всё-таки он, и в чём же таком он на самом деле-то виноват. А он устал так бесконечно устал, и он знает, что и смерть не принесёт облегчения, потому что обязательно какая-нибудь зараза его с того света вытащит. А он просто хотел отдохнуть, хоть на секундочку, пусть так, с чёрными демоническими руками и дурацкой меткой. Но и так чувство вины, ответственность за мир и злость на себя не оставляют его в покое, потому что долбанный Дин Винчестер, в каком бы состоянии, он не был, кажется просто не умеет по-другому.
И он кричит это двум самым раздражающим существам на свете, потому что до трёх идиоток, которые его так разозлили, ему уже не добраться.
И Кас перестаёт на секунду изображать карающего ангела, а Сэм подходит и кладёт ему руку на плечо как-то по Сэмовски, и мир не становится понятным или лёгким, проблемы не исчезают, но дышать становиться чуть легче.
Наверное, и с этим они справятся.
Фото/изображение с Телесериал.com

Сообщение отредактировал Шарлотта Холливелл: Суббота, 08 декабря 2018, 22:08:21

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей