Перейти к содержимому

Телесериал.com

Till life be gone

Фиби/Коул, R, AU, Драма, Даркфик. Учет всех событий сериала, игнор комиксов.
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2
#1
АнФибия
АнФибия
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Ноя 2005, 16:37
  • Сообщений: 145
  • Откуда: в твоих лёгких так мало места
  • Пол:
Название: Till Life be gone
Дисклеймер: не владею ничем
Пейринг: Фиби/Коул
Рейтинг: R
Размер: Миди (планируется)
Жанр: AU, Darkfic, Drama
Посвящение: всем, кому сценаристы зачаровашек разбили серце
Самари: Фиби встречает холодный проницательный взгляд и думает о том, что человек (демон? дух? колдун?) напротив никогда не был настолько непредсказуем и опасен. Дар эмпата - вечный туз в рукаве - здесь не поможет: от Тёрнера предупреждающе веет пульсирующей какой-то, обжигающе-пламенной пустотой. Интересный блок, необычный.
Но, вот удивительно, ей не страшно: время осторожничать прошло. Привычные мысли о муже и дочерях бесследно растворяются в одном-единственном желании. Впиться ублюдку в лицо.
Таймлайн: все события, отраженные в сериале, учитываются, за исключением упущенных, так сказать по невнимательности. Комиксы, напротив, не учитываются. Прю и Паркер (дочерям Фиби и Купа, показанным в последней серии) 4 и 3 года соответственно. Младшей дочери Фиби пока нет в планах.
Примечания автора:
1. Название цитирует темного священника, который завершил венчание Фиби и Коула не совсем классическими словами «Пока существуете, едины» (вольный перевод):
Not two, but one
Till life be gone.
2. Музыкальной темой этого фика прошу считать композицию Saliva - Always
3. Таймлайн:
4. Автор, конечно, в курсе, что фендом давно мёртв как и данный форум, просто захотелось вернуться, так сказать, к истокам. Давайте считать это частью самотерапии, что ли.
 

#2
АнФибия
АнФибия
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Ноя 2005, 16:37
  • Сообщений: 145
  • Откуда: в твоих лёгких так мало места
  • Пол:

Пролог


Oh, she doth teach the torches to burn bright!*
// «Romeo & Juliet»; William Shakespeare, 1597

Когда серебряное свечение погасло, он обернулся и глаза его были полны слёз:
- После стольких лет?
- Всегда.
// «Гарри Поттер и Дары смерти»; Джоан Роулинг, 2007



Школа Магии неизменно продолжала жить своей шумной, таинственной, ни на что не похожей жизнью. В который раз наблюдая за проплывающим мимо пестрящим улыбками и гомонящим потоком учеников, что хлынул из кабинетов на перемену, Фиби невольно позавидовала младшей сестре, так и не оставившей за столько лет работу учителем. Здорово, наверное, быть частью их мира – подсматривать за ним, так сказать, изнутри, а не только с позиции родителя.
Дело было не только в том, что Прю и Паркер, как и любые дети, взрослели с невероятной скоростью, а Фиби, так давно стремившейся стать матерью, хотелось подольше продержать дочерей «под крылом». Просто, глядя на них, она всё чаще вспоминала собственное детство, проведенное в особняке с сестрами и Гремс, все, оставшиеся в далеком прошлом, игры, секреты и таинства, детские обиды и беспечную защищенность маленькой девочки.
Основной поток учащихся на её глазах рассосался так же быстро, как и нахлынул, уподобившись скромному стихийному бедствию, но нужные Фиби двери, единственные, кстати в коридоре, оставались заперты – Пейдж, по-видимому, как обычно увлеклась и не спешила заканчивать урок.
Неудачливых представителей нового поколения магии, определенно, пора было выручать. Да и сама Фиби порядком заскучала: надо будет на досуге все-таки выучить расписание, чтобы не ждать внимания сестры больше половины времени урока, как в последние несколько раз.
Фиби коварно усмехнулась и, танцующей походкой подкравшись к кабинету, обрушила на дверь всю силу своего кулачка. После чего заглянула внутрь и громогласно обратилась к упоенно вещающей о чем-то с высоты кафедры Пейдж:
- Профессор Мэттьюс, обязанности зачарованной не ждут! Прекращайте мучать студентов.
Класс, состоящий, кстати, из ребят постарше, тут же облегченно вздохнул и под кислым взглядом «профессора» поспешно засобирался, разбивая в пух и прах все рекорды по скорости освобождения кабинета. Шума и болтовни от них, впрочем, оказалось не меньше, чем от других детей, за которыми Фиби довелось наблюдать сегодня.
Последней из помещения выпорхнула стайка старшекурсниц, ведущая между собой ожесточенный спор:
- Нет, ну эта Ревекка, просто дура! – жарко возмущалась одна из них, одаривая воинственным взглядом подруг и размахивая потрепанным томиком, зажатым между наманикюренными пальчиками. – Отвергнуть такого мужика, как Бриан, вы только подумайте! Душа его черная ей не угодила, мол! Лучше б её и правда сожгли!
- И правда, - согласно кивала другая девочка, чуть более робкая на вид и явно помладше. – А ведь на всё был готов ради неё, и против братьев пойти, и от сил своих, и от богатства отречься!
- Зря вы так, девочки, - рассудительно возражала третья студентка, самая спокойная из всех, - На что доброй ведьме была его звериная любовь? Не смогла бы она пойти против своего учения! Хотя должна согласиться, что в этом вашем Брианне, как и в любом харизматичном злодее, есть свой вкусный шарм, определённо. Мало кто устоял бы, на её месте.
На этом весомом аргументе звонкие девчоночьи голоса и шаги растворились в недрах школы, а оклик младшей сестры вывел зачарованную из задумчивости:
- Земля вызывает Фиби!
Вздрогнув, она посмотрела на Пейдж и виновато улыбнулась:
- Прости, у меня сегодня на каждом углу происходит день воспоминаний. С каких пор ты ведешь литературу?
- Невежда, - фыркнула Мэттьюс, и с достоинством пояснила: - Мой курс уникален, между прочим! Он посвящен магическим корням кельтских, германских и англосаксонских сказок, эпосов и романов! И кстати, о чем это таком тебе напомнил Вальтер Скотт?
- О Прю, - губы Фиби тронула задумчивая, с налетом легкой грусти, улыбка. – В школе она нашла моё сочинение по Айвенго и от души высмеяла меня. Я тогда написала, что этот мрачный крестоносец – просто идеал мужчины, и я бы на месте Ревекки, не задумываясь, пошла за ним хоть в ад. Мне было тринадцать и это было первое и последнее, между прочим, сочинение, на которое я добросовестно потратила всю ночь, расписывая во всех красках нашу предполагаемую любовь. Можешь представить мою обиду, когда Прю обозвала меня дурой и предрекла такому союзу скоропалительный и неминуемый финал.
- Вы обе оказались недалеки от истины, - многозначительно рассудила Пейдж. – Учитывая всю историю с Коулом, произошедшую через какой-то десяток лет.
- Да уж, - Фиби чуть поморщилась, словно от зубной боли. - Никогда не думала об этом в таком ключе.
- Зато ты многому научилась, дорогая, - младшая ободряюще сжала плечо сестры, сняла очки, которые надевала на уроках, и мысленно еще раз проговорила предстоящий им сегодня маршрут в дендрарий подземного мира и обратно. Не хватало еще там заблудиться, как в прошлый раз – зелье было необходимо закончить сегодня, и Пайпер уже целую неделю ждала от них эти травы.
- Иногда мне кажется, - тихо протянула Фиби, видимо, немного выбитая из колеи неожиданным поворотом разговора, - что той меня больше нет, знаешь. Что счастливая, уверенная в себе и зрелая женщина, которую я вижу в зеркале каждый день, не имеет ничего общего с той безрассудной девочкой. Особенно, когда вижу или слушаю их, - она неопределенно махнула рукой в сторону коридора и снующих по нему подопечных школы магии. - С тобой не бывает такого же?
- Что-то? - недоуменно переспросила Пейдж, уже вовсю поглощенная мыслями о планировке подземного мира и явно пропустившая мимо ушей вопрос сестры.
- Да нет, ничего, это я так, мысли вслух, - отмахнулась ведьма, тоже возвращаясь вниманием к предстоящей работе. – Готова?
- Всегда готова, сестрёнка, - довольно отозвалась Мэттьюс и, взяв сестру под руку, вошла в перенос.

Дендрарий встретил их сырым полумраком – тусклый холодный свет слабо пробивался сквозь разлапистые ветви гигантских папоротников, разраставшихся вширь и вверх над их головами. Тут и там хищные бутоны – те как раз вошли в стадию цветения – со слабым шипением ожили и задрожали, почуяв кровь.
- Свет хранителя, - поспешно пробормотала Пейдж, морщась от отвращения и выставив руку вперед. Над ней возник и завис голубой сгусток сияния, отчего оживившиеся было растения, испуганно скукожились и подались назад в тень. – Удивительно омерзительное место, - пробормотала Мэттьюс сквозь зубы.
- Именно поэтому быстренько берем то, зачем пришли, и уходим отсюда, - согласно закивала дрожащая от холода Фиби и, выудив выкидной ножик из кармана брюк, опустилась на колени. – Пейдж, посвети мне тут.
- Уже, уже, - машинально отрапортовала младшая, направляя сияние поближе к земле.
Толстенный, покрытый слизью корень – а именно он был сегодняшней целью зачарованных – поддавался даже недавно наточенному лезвию с большим трудом, а магии не поддавался вовсе, поэтому Пейдж оставалось только уныло наблюдать, как сестра доблестно воюет с этим исчадием демонической флоры.
Они начали появляться из темноты – один за другим.
Терновые демоны.
Их было слишком много.
В них полетел шквал шипов – с разных сторон, одновременно.
Пейдж спасла сила – полухранительница разумно переместилась с линии огня.
А Фиби, как и всегда, спасла реакция, но зато подвела… сила.
Она успела увернуться от всех шипов в первом залпе, инстинктивно дернулась влево и вниз, тем самым, правда, увеличивая расстояние от сестры и теряя свой шанс на перенос. Вот только те, словно раздавленные гильзы, врезались в стену подземелья и попадали вниз, и один из них в какой-то момент оказался зажат между землей и её ладонью.
Тело прошиб озноб, предвещающий видение, и нового залпа Фиби уже не видела, потому и увернуться, понятное дело, не успела. Вспышки из прошлого** калейдоскопом захлестнули сознание ведьмы, а тело приняло в себя шесть шипов – огромная доза для смертного – и сдалось сразу, безвольно опадая на землю.

Вспышка.
Прежде чем умереть в огненном всполохе, ведьма с черными татуировками на лице наклоняется вперед – и вереница шипов покрывает мусорный бак.
- Ай! – негодует Пайпер, когда один из них обнаруживается в её ладони. – Ты знала, что демон будет плеваться шипами?

Вспышка.
- Не хочу я дышать! Я хочу найти мужа, - разгневанно орет Пайпер на трубку, прежде чем швырнуть её на стол. Потом проходится вдоль лестницы, судорожно глотая воздух, и, попытавшись позвать на помощь, без чувств падает на пол.

Вспышка.
- Она умирает от любви? – удивленно вопрошает Фиби у Дрейка, пока они совещаются над неподвижным телом старшей зачарованной.
- Не смеши! – возмущается её очень даже подвижный дух, стоящий рядом, но не видимый и не слышимый никем из членов семьи.
- Да, и может умереть. Это случается сплошь и рядом, - Дрейк продолжает настаивать на своём. – Даже если мы вылечим Пайпер, Лео ей необходим.
- Прислушайся, - ехидно советует тоже никем не замечаемый Коул духу умирающей. – Он дело говорит.
- Да что ты понимаешь! – ворчит та и снова пытается безрезультатно докричаться до сестер: - Люди, это отравленный шип! Кто-нибудь, откройте книгу таинств!
И, кажется, облегченно вздыхает, когда кавалер сестры отправляются наверх.

Вспышка.
- Я слышал, как ты звала меня, - говорит Лео очнувшейся жене.
- У меня был хороший учитель, - улыбается та, бросая быстрый взгляд на обнимающую Вайета Фиби. – Старый друг. Потом объясню.

Вспышка.
- Расставания сладкая грусть, - протягивает Дрейк, задумчиво глядя в глаза средней зачарованной. – Он был прав. До сих пор я не понимал, что это значит.
- Можно задать тебе один важный вопрос? Как ты узнал, в какой момент появиться в моей жизни, - она, конечно, не может не спросить.
- Птичка на хвосте принесла, - он, конечно, не может ответить точнее и не соврать.

Вспышка.
- Ты был молодцом, - Коул появляется в воздухе за спиной обреченного сегодня умереть демона.
- Ты тоже, - улыбается Дрейк. – Я бы не узнал вкус жизни, если бы ты не свел меня с тем колдуном. Жаль, я не могу спасти и тебя.
- Я смирился со своей участью. Главное, теперь она не грозит Фиби.
- Ты здорово рисковал, посылая терновых демонов.
- Я поставил на карту все, - Тёрнер не спорит.
- Я тебя понимаю.


Фиби открывает глаза и втягивает воздух, еще слегка дрожа, выныривая из необычно затянувшегося калейдоскопа видений в полном душевном раздрае. Видит рядом с собой собственное тело и переживающую над ним сестру. Впрочем, надо отдать должное Пейдж, которая не теряет времени даром и утягивает пострадавшую в перенос домой (а вместе с ними и её дух), где укладывает на диван в гостиной и кричит, кричит на потолок - зовет обоих своих зятей на помощь.
Фиби молча наблюдает за их приходом, за тем, как муж испуганно бросается к её телу и берет бледное лицо в ладони, за тем как Лео протягивает над ней руки и из них льется целительный свет, стирающий с кожи уродливые следы от шипов, возвращая ведьме её здоровье и силу. Вот только отчего-то она знает, чувствует на уровне инстинкта, что даже без этих отметин и ран – не очнется. Не сможет вернуться к ним.
Она так зла, что даже не удивлена. Даже не испугана.
Так зла, что даже не пытается достучаться до растерянных и недоумевающих, что делать дальше, родных.
Фиби хищно щурится, и с пересохших, поджатых в гневную линию губ срывается почти что рычание.
- Ну погоди у меня, тварь.

__________________________________________________________________
* Именно эту фразу Шекспира цитирует Коул, наблюдая за Фиби из междумирья в серии 7.16. Дословно со староанглийского: «Она учит факелы ярче гореть» (что совпадает с переводом СТС). В художественном переводе «Ромео и Джульетты» Пастернаком она звучит немного по-другому: «Ее сиянье факелы затмило!»
** Все флешбеки из серии 7.16 Seven year witch

Сообщение отредактировал АнФибия: Четверг, 26 октября 2017, 11:44:20

 

#3
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 344
  • Пол:
Мне, придирчивому Фоуловцу, начало очень понравилось, интрига присутствует и стиль хорош. Немного пугают жанры, но я надеюсь, что Вы будете более милостливы к Фоулу, чем сценаристы. Да и ну, куда еще хуже, верно? Жду продолжения с нетерпением. Рада, что здесь еще кто-то пишет. Вдохновения!
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей