Перейти к содержимому

Телесериал.com

Цена грёз (II часть)

фанф по "Однажды в сказке" \ Регина&... \ 16+
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение
#1
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1432
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

Фото/изображение с Телесериал.com


Жанр: романтика/приключения/юмор
Рейтинг: 16+
Действующие лица: Злая Королева, Шляпник, Румпельштильцхен и др.
Время действия: спустя полгода после «Время грёз»
Предупреждение: автор не претендует на каноническое изложение русских, славянских и прочих сказаний, поверий, басен!!! читайте оригинальные тексты!

Цена грез


Глава 1.


Капли дождя монотонно били в окна. Под такой аккомпанемент прясть золотую нить было значительно приятнее, чем под весёлое чириканье, устроенное птицами сегодня утром. Близлежащим поселениям пришлось, правда, несладко при уборке урожая, но не слушать же это невыносимое пение пернатых!
Румпельштильцхен перевёл взгляд на двери, и они тут же открылись. В зал вошёл молодой мужчина в тёмном сюртуке и цилиндре.
— Моё почтение,– кивнул гость, коснувшись пальцами краешка мокрой шляпы.
Тёмный наклонил голову на бок, удивлённо рассматривая вошедшего.
— Шляпник?
— Собственной персоной!– подтвердил Джефферсон, бодрой походкой направляясь к Румпелю.– Я тут тебе обещанную вещицу достал…
В поисках нужного предмета Шляпник запустил руку в сумку.
— Какую ещё вещицу?
— Фрагмент мозаики с алтаря Солнечной Пещеры!
Джефферсон протянул Румпельштильцхену пятиугольник янтарного цвета.
— Ого!– всплеснул руками Тёмный.– Я и забыл, что когда-то просил тебя об этом!
Нет, на самом деле Румпель прекрасно помнил свою просьбу полугодовой давности. Тогда эта мозаика из Солнцедалья могла пролить свет на вопрос, интересующий Штильцхена. Сейчас он знал ответ и так.
— Зато я ни про что не забываю!.. Ну, разве что про время, с тех пор как ты лишил меня любимых часов.
— Я заметил. Тебя так долго не было,– подозрительно сощурился Тёмный, демонстративно потирая подбородок.– Выполняешь ещё чьи-то заказы?
Шляпник расплылся в очаровательной белозубой улыбке:
— Конечно, у меня бывают иногда другие клиенты, но ты - мой самый любимый.
— И что ты хочешь за эту вещицу?
— Золото. Много золота. Я поиздержался,– слегка смутился Джефферсон.
В глазах Тёмного появился огонёк любопытства.
— Ты? Помнится, раньше тебя не интересовало золото. На что тебе тратиться?– Румпель вдруг взмахнул рукой, словно его осенило.– Женщина, да?! Только учти, чем больше ты на них тратишь, тем меньше они ценят! Грёзы приходят и рассеиваются, а золото и власть должны быть с тобой всегда!
— Я не так мудр, как ты, Румпельштильцхен. Но хочу постигать науку жизни на собственном опыте, а не на чужом.
— Молодость-молодость… Ну, я хотя бы надеюсь, что объект грёз - Королева? Ради другой, точно, не стоит так тратиться.
Брови Шляпника изумлённо взлетели вверх. Он полагал, что достаточно осторожен во время встреч с Региной, был уверен, что никто не знает об их связи. Да и Королева на полном серьёзе обещала превратить Джефферсона в таракана, если тот чем-то себя выдаст.
— Почему ты решил, что это Королева?– растерянно поинтересовался Шляпник.
— Я не решил, я спросил.
— А-а-а… нет, это не Королева.
— Вот как? А я-то хотел отдать тебе своё приглашение на бал-маскарад в честь годовщины свадьбы их величеств. Регина прислала на две персоны - с недавних пор в ней прорезался злой юмор.
— Ну, ты же сам жаждал сделать из неё Злую…– напомнил Джефферсон.– А от приглашения я не отказываюсь. Давно не веселился ни на каких праздниках.
Штильцхен достал из комода две тонких перламутровых пластинки с королевским вензелем и протянул одну Шляпнику.
— Второе приглашение приберегу,– пояснил Тёмный, улыбаясь только ему ведомым мыслям.– Вдруг решу поздравить Королеву с такой приятной датой.
От последней фразы Джефферсона аж передёрнуло. Он презирал старикашку-короля, который пользуясь привилегированным положением, взял себе в жёны красивую, молодую девушку. Это было чудовищно несправедливо!

Проводив Шляпника, Тёмный - крайне довольный собой - посмотрел на своё отражение в янтарной мозаике. Внезапно черты его лица изменились до неузнаваемости.
— Мне нужно второе приглашение,– раздался голос идущий из неоткуда и отовсюду.– Предлагаю сделку…
— Стоп! Стоп! Стоп! Это моя фраза!– с театральной возмущённостью оборвал Румпельштильцхен.– Сделки здесь предлагаю я!

Глава 2.


— Папа, когда же можно будет уже танцевать?– нетерпеливо поинтересовалась девочка в нюдовом платье у седовласого мужчины в костюме пирата.
Королевский замок сегодня сверкал точно алмаз. На столах с белоснежными скатертями ломились яства и вина. Слуги в золотых ливреях разносили подносы с бокалами и закусками. Сотни гостей в карнавальных костюмах заполнили замок и сад.
— Снежка, подожди немного,– добродушно улыбнулся «пират».– По этикету не положено начинать танцы без королевы.
— Когда королевой буду я, я разрешу детям танцевать в моё отсутствие!– надув нижнюю губу, пообещала девочка.
— Хорошо, дорогая, можешь сказать музыкантам, что я разрешаю играть.
Король Леопольд расплылся в нежной улыбке, видя, как обрадовалась дочь и вприпрыжку помчалась на балконную площадку. Разве можно было отказать Белоснежке? К тому же супруга задерживалась уже на целый час.
«Надо бы послать за Региной»,– только подумал король, как на парадной лестнице появилась её величество. Голоса гостей быстро стихли, восхищённые взоры обратились к молодой королеве, а музыканты (к разочарованию Снежки) так и не начали играть.
— Как хороша…– послышался чей-то шёпот за спиной Леопольда.
Король сдержано улыбнулся, не без удовольствия сознавая, что в этот момент каждый мужчина в зале завидует ему.
Вопреки правилам маскарада Регина была не в карнавальном костюме, а в маково-красном облегающем платье, с высоким воротником и клиновидным декольте. Высокая причёска открывала шею, украшенную широкой бархоткой. Туалет завершали длинные серьги и диадема с чёрными бриллиантами.
Королева повелительным жестом разрешила музыкантам играть и под торжественную музыку неспешно спустилась в зал, давая возможность гостям осознать свою ничтожность.

Выпросить у Тёмного приглашение на торжество оказалось даже сложнее, чем попасть в Зачарованный лес. Пришлось кое-что пообещать Румпельштильцхену, будь он не ладен! Этот любитель сделок спутал всё карты! Теперь, облачившись в глупый костюм «домино» с бронзовой носатой маской, приходилось наблюдать и ждать момента, когда король отвлечётся от своей блистательной супруги. Но Леопольд окружил Регину таким вниманием, что со стороны это даже выглядело комично - словно чахлый кактус тянулся к великолепной бегонии.
Однако «домино» вдруг опередил «палач». Потеряв терпение, он подошёл к королевской чете и осмелился пригласить Регину на вальс.
— Я не танцую,– прохладно ответила Королева, едва ли взглянув на храбреца.
— Дорогая моя, тебе не следует отказывать себе в маленьких удовольствиях, лишь из-за того, что не танцую я,– ласково улыбнулся Леопольд, прижимая ладонь супруги к груди.– Ступай, потанцуй. Этот палач не выглядит кровожадным.
Королева, наконец, удостоила внимания пригласившего её. Да, для палача он был худоват, и глаза в прорезях колпака светились живым огнём, а не смертью. Регине показались знакомы эти глаза.
— Если ты настаиваешь?..– повела красиво очерченной бровью женщина, вопросительно посмотрев на мужа.
— Конечно, родная. А я пока посмотрю, чем занята моя другая любимая девочка.

Глаза в прорезях бронзовой маски острыми кинжалами буравили фигуру партнёра Королевы. «Домино» было доподлинно известно - кто скрывается под личиной «палача». Джефферсон не счёл нужным полюбопытствовать, не следил ли кто-нибудь за ним от замка Румпельштильцхена.
Взгляд «домино» потемнёл, когда Шляпник, заканчивая круг по залу, вдруг увлёк Королеву в боковую дверь.

Галерея с портретами предков сегодня не пользовалась популярностью, но Джефферсона и Регину уже опередила какая-то парочка. Шляпник, однако, не растерялся и, крепко держа за руку Королеву, быстро свернул в боковой коридор, а затем в Восточную башню. Ориентировался Джефферсон довольно хорошо, поскольку уже несколько раз тайно бывал в замке.
Женщина не сопротивлялась, хотя и не выказывала особой заинтересованности. Когда они наконец пришли и оказались недосягаемы для любопытных глаз, Королева равнодушно спросила:
— Ну, и зачем мы сюда поднимались?
В башне была единственная большая комната с многочисленными окнами по периметру. Отсюда на много миль открывался красивый вид на окрестности: лес, реку, поля.
— Я жутко соскучился!– выпалил Джефферсон, сдёрнув колпак «палача» с головы и намереваясь обнять женщину.
Однако та остановила его непреклонным жестом.
— В чём дело?– Шляпник обиженно посмотрел на Королеву.
— А ты не много себе позволяешь?
— Ровно столько, сколько позволяешь ты.
Озорная ослепительная улыбка тронула губы мужчины. Он снова попытался приблизиться к Регине, но та развернулась и, сложив руки за спиной, неспешно пошла вдоль окон, окидывая взором свои земли.
— Редж, что происходит?– оторопел Джефферсон.
— Ваше величество,– резко обернулась Королева.– Потрудись впредь называть меня так!
— Сначала объясни, чем я заслужил такой приём?!
— Ты вообще не заслужил никакого приёма. Где ты пропадал целый месяц?
— Сорок четыре дня,– поправил Шляпник.– Я искал в Драконии ларец Грейдмара, как ты и просила!
— Всю Драконию можно обойти за три дня!
— Откуда тебе знать?! Ты там никогда не была! После Солнцедалья ты думать забыла о посещение других миров! Зато всё время отправляешь за какими-то артефактами и волшебными вещицами меня! Не знаю, что за заклинание ты там хочешь сотворить против Румпельштильцхена, но думаю, это плохо кончится! Ты не готова тягать с Тёмным!
Королева заносчиво вздёрнула подбородок и упёрлась рукой в бок:
— Тебя всего лишь просили принести ларец, а не думать! Я уже решила, что ты вообще не вернёшься!
— Мог быть и такой вариант! Грейдмар собирался скормить меня любимому дракону! Поверь, я не мог вернуться раньше! Всё своё время и состояние я потратил на то, чтобы раздобыть для тебя ларец!
— Бедняжка,– язвительно-прохладно протянула Регина.– Оплатить твои услуги?
Лицо Шляпника тут же сделалось строгим, окаменелым. Не говоря больше ни слова, он быстро покинул башню.
Женщина взглянула на своё отражение в ближайшем окне и тонко улыбнулась. У неё не было сомнений, что Джефферсон ещё вернётся. Но он не должен думать, что получить Королеву так легко!

Глава 3.


— Так значит, изводить мужчин доставляет вам удовольствие… ваше величество?
В башню неспешно прошёл человек с бронзовой маской в костюме домино и плотно прикрыл дверь.
Бровь Королевы возмущённо-вопросительно изогнулась. Женщина ожидала объяснений.
Незваный гость задвинул засов и медленно направился к Регине. На поступок «домино» Королева отреагировала с лёгкой улыбкой. Никакой замок не смог бы сдержать теперь напора её магии. Да, последние полгода она редко посещала Штильцхена, но с усердием познавала тайны волшебства самостоятельно.
— Это не чтобы удержать тебя,– кивнул на дверь гость, снимая маску и капюшон.– А чтобы нам не мешали.
Увидев лицо «домино», Регина побледнела и невольно сделала шаг назад. Однако тут же взяла себя в руки.
— Как ты проник в наш мир?– холодно спросила она.
— Твой дорогой братец помог. Хотя, судя, по вашему недавнему разговору, Джеф тебе не больше брат, чем я.
— Тебе не говорили, что подслушивать некрасиво?
— Солнцеяру не смеют такого говорить!– с нотками заносчивости напомнил царь Солнцедалья.– Как не смеют обманывать или покушаться на жизнь!
— Что значит, Джефферсон тебе помог?– насторожилась Королева, пропустив мимо ушей последнюю фразу мужчины.
— Принёс в Зачарованный Лес «якорь» - мозаику с алтаря Солнечной Пещеры Солнцедалья.
— Солнцедалья? Он же был в Драконии!..
— Ой!– мужчина театральным жестом приложил палец к губам.– Кажется, я выдал чью-то тайну…
Королева почувствовала, как внутри неё всё закипает. Как смел Джефферсон обмануть её?! Зачем вообще ему понадобилась какая-то мозаика?!
«Впрочем, я догадываюсь зачем… точнее - для кого!– скрипнула про себя зубами Регина.– Наглый лжец»!
— Хм-м…– плотоядно протянул Солнцеяр, пока женщина придумывала сто и один способ убить Шляпника,– пожалуй, в женском одеянии ты ещё привлекательнее, чем в образе юноши.
— Что?– не сразу сообразила Королева.– А ты-то зачем явился в наш мир?
— Непреодолимая жажда мести, конечно! Джеф воткнул мне ножницы в спину, а ты… ты вообще должна была стать моей, а на рассвете умереть!
Регина ошарашенно уставилась на мужчину. Умирать, не убив Джефферсона за враньё, ей не очень хотелось. Да и вообще не хотелось пока умирать!
— Не советую связываться со мной, здесь тебе не Солнцедалье,– жёстко процедила Королева, подняв вверх указательный палец.
Окна в башне разом задрожали, готовые вот-вот разлететься вдребезги. Магия в комнате стала почти материальной. Мужчина по привычке взглянул за окно, солнце ещё не ушло за горизонт. Сделав рукой плавный пас, словно собирая в ладонь всё волшебство, Солнцеяр заставил стекла успокоиться.
— По-моему, сейчас не время и не место состязаться в магии,– хмуро заметил мужчина.– К тому же Румпельштильцхен выторговал для тебя жизнь.
— Что-что?!– Королева пришла в негодование.– Как он посмел… как ты посмел… вы оба… что о себе думаете?!
— Думаем, что мы два самых сильных колдуна в своих мирах,– во всём виде Солнцеяра без труда угадывалось чувство превосходства.– Конечно, Румпельштильцхен многому тебя научил, но тягаться со мной… тем более в мире, где магия существует даже после захода солнца…
— Ну, хорошо,– с трудом смиряя свою гордость, сквозь убийственную улыбку процедила Королева.– Если ты пришёл не убивать меня, тогда зачем?
Мужчина решительно подошёл к Регине и притянул к себе, приближаясь губами к её устам.
— Первую часть того, что я желал с тобой сделать, ты прослушала?
Королева холодно рассмеялась, отклоняясь назад и закрывая рот Солнцеяра ладонью.
— Как банально. Тебе, должно быть, очень скучно жить, да? Ты берёшь всё, что хочешь. Тебе не к чему стремиться.
— Типично женская тактика борьбы,– убирая ладонь женщины от своих губ, усмехнулся Солнцеяр.– Хорошо, будем считать, что ты меня устыдила.
Царь Солнцедалья вдруг отпустил Королеву и направился к двери. Регина не поверила в происходящее. Нет, она, конечно, собиралась выставить наглеца, но вышло как-то слишком просто.
— Ты куда?– окликнула Королева, когда мужчина был уже у самой двери.
Солнцеяр остановился, но не обернулся.
— Румпельштильцхену я обещал не убивать только тебя…
— Нет!– Регина мгновенно оказалась возле мужчины и ухватила его за локоть.– Не трогай Джефферсона!
— Почему это?– злобно поинтересовался царь Солнцедалья, поворачиваясь к женщине лицом.– Он едва не убил меня…
— Он всего лишь меня защищал!
Солнцеяр сделал вид, что усиленно размышляет, но потом безразлично пожал плечами:
— Согласен. Но его самого сейчас защитить некому.
Мужчина взялся за ручку двери.
— Подожди! Я…– Регина запнулась, отчаянно пытаясь придумать выход из ситуации,– у меня много золота…
Снисходительный взгляд богатейшего человека Солнцедалья был красноречивее всяких слов. Королева судорожно сцепила руки в замок и вдруг обратила внимание на перстень на указательном пальце.
— Вот! Волшебное кольцо! Многократно умножает магическую силу! Его выковали гномы Черногорья!
Регина показала мужчине руку с перстнем необычной формы.
— Оставь у себя, тебе оно нужнее,– ухмыльнулся Солнцеяр, отодвигая засов.– Прощай!
— Нет, не надо… Скажи, что ты хочешь?!
Королева мёртвой хваткой вцепилась в руку мужчины.
— Ты знаешь, чего я хочу,– медленно растягивая слова, отозвался Солнцеяр и с вызовом посмотрел на женщину.
Вот теперь всё встало на свои места. Царь Солнцедалья вовсе не собирался так просто уйти, как показалось Регине, он лишь сменил тактику.
Ладонь мужчины осторожно коснулась щеки Королевы, медленно прошла вдоль шеи и спустилась по клиновидному декольте, остановившись в его нижней точке. Женщина перевела взгляд на руку Солнцеяра, её грудь учащённо вздымалась, выдавая волнение хозяйки.
— Ну, что, ты всё ещё готова защищать Джефа?– холодно поинтересовался мужчина.
Между тем он уже присмотрел круглый кожаный пуф в центре башни.
— Знаешь, почему все жёны тебе изменяли?– исподлобья пронзив Солнцеяра тёмным взглядом, прошипела Королева.– Потому что ты не одну из них не любил!
Регина явно задела мужчину за живое. Резко притянув к себе Королеву, тот процедил ей прямо в лицо:
— А тебе-то самой знакомо это чувство? Замуж за Леопольда, видимо, вышла по большой любви!
Женщина приоткрыла рот, чтобы ответить, но не нашлась - что. Впрочем, через мгновение этого уже не требовалось. Солнцеяр впился в её губы жгучим поцелуем. Сделав несколько шагов к центру комнаты, мужчина опрокинул Королеву на пуф и накрыл своим телом. Регина с ужасом ощутила, как ткань её платья поползла вверх.
— Нет, подожди,– сжимая ноги, взмолилась женщина.
— Что, Джеф не заслуживает такой цены?– язвительно поинтересовался Солнцеяр, одной рукой крепко сжимая бедро Королевы, другую запуская в декольте платья.
В этот момент отворилась дверь башни, и в комнату вошёл Румпельштильцхен. Оценив обстановку, он быстро прикрыл глаза ладонью и, откашлявшись, извинился:
— Простите, не хотел помешать.
Тёмный растопырил пальцы, с интересом разглядывая лежащую на пуфе пару.
— Что тебе здесь надо?– тяжело дыша, спросил Солнцеяр, нехотя поднимаясь на ноги.
Ситуация была неловкая, но Регина с королевской выдержкой и самым неприступным видом приняла сидячее положение и разгладила сбившуюся ткань платья.
— Хотел убедиться, что ты не решил нарушить сделку,– убирая руку от лица и широко улыбаясь, пояснил Тёмный.
— Убедился?– терпение Солнцеяра улетучилось вслед за любезностью.
— Да,– с самым виноватым видом кивнул Румпель, а потом, словно вспомнив, добавил:– а ещё сюда идёт король. Снежка видела, как Регина поднималась в эту башню.
Королева мгновенно оказалась на ногах, оглядевшись по сторонам. Прятаться в комнате было некуда, уходить - поздно - в башню вела только одна лестница.
В такой ситуации женщина оказывалась впервые и, признаться, растерялась. Конечно, в эти полгода она несколько раз встречалась с Джефферсоном в своих покоях, но никогда не попадалась.
— Румпель! Не уходи!– велела Регина.
— Конечно, милочка. Сделаем вид, что ты проводишь гостям экскурсию? Показываешь окрестности из окон башни?– Тёмный демонстративно зевнул, прикрывая ладонью рот.– Или позволишь нам с Солнцеяром испариться?
— А?.. Да, разумеется,– тут же согласилась Королева.– Исчезайте!
— Солнцеяр,– хитро улыбнулся Штильцхен,– с башен моего замка тоже неплохой вид. Приглашаю к себе, есть о чём поговорить.
Царь Солнцедалья медленно кивнул и бросил плотоядный взгляд на Регину.
— За тобой должок,– сказал он, растворяясь в пурпурном тумане.

Глава 4.


Сокрывшись за колонной от случайных свидетелей, Джефферсон ждал возвращения Королевы в свои покои. С тех пор, как он ушёл из башни, он придумал сотни вариантов того, что надо сказать Регине и теперь, увидев её идущую по коридору под руку с королём Леопольдом, забыл всё. Крохотная надежда, что муж просто проводит супругу до двери, улетучилась через полминуты. Леопольд зашёл в комнаты вслед за Региной, да ещё положил руку ей на поясницу, когда пропускал в апартаменты.
Шляпник едва не взвыл от бессилия и злобы. Однако набрался решимости дождаться, когда Леопольд удалится из покоев жены.
— Тебе понравился праздник, дорогая?– поинтересовался король, ласково глядя на супругу.
— Разумеется. Особенно фейерверк,– заученно улыбнулась Регина.– Зачарованный лес, наверное, давно такого не видел.
— Белоснежка сказала, что только на её десятилетие так было.
Королева ничего не ответила, продолжая улыбаться, хотя возникло жгучее желание заскрежетать зубами. Бесконечные упоминания о Белоснежке и постоянные сравнения были уже просто невыносимы.
Леопольд с головы до ног обвёл супругу медовым взглядом:
— Как же ты хороша сегодня…
Сделав шаг к Регине, король одной рукой обнял её за талию, другой - взял ладонь и поднёс к своим губам, при этом не сводя глаз с жены. Стало более чем очевидным, что годовщину свадьбы Леопольд решил закончить в постели супруги.
— Только сегодня?– не удержалась от шпильки Королева.
— Нет, всегда. Я благодарен судьбе, что она свела нас вместе.
«И имя этой судьбы - Кора»!– хотелось бросить мужу в лицо, но Регина обуздала разыгравшиеся сегодня не на шутку эмоции.
— Ложись,– мягко прошептала Королева, высвобождаясь из рук Леопольда и направляясь в ванные комнаты,– я сейчас.
— Жду,– снимая пиратский камзол, нежно улыбнулся мужчина.

Последний раз придирчиво взглянув на себя в зеркало и поправив полы серебристого пеньюара, Королева брызнула на левую ладонь немного ароматной жидкости из каплеобразного флакона и вышла в спальню.
Супруг уже лежал на кровати, смиренно ожидая появления Регины. Та неспешно приблизилась и присела на край постели. Её рука осторожно коснулась щеки мужа и плавно скользнула к губам. Леопольд поцеловал ладонь, прикрывая глаза и… через мгновение уже погрузился в мир грёз. Рецепт дурмана Королева придумала сама, основываясь на компонентах чая, которым Румпель напоил её полгода назад. После Солнцедалья, точнее - после ночей с Джефферсоном, женщина не могла больше терпеть близости с супругом. Каждый раз, когда он оставался ночевать у неё, она погружала Леопольда в сон, полный грёз, ничем не отличимых от реальности.
Опустившись на вторую половину кровати, Регина отделила от себя мужа незримой магической стеной. Сами по себе мысли вернулись к происшествию в Восточной башне, и сердце учащённо забилось. Солнцеяр не оставит её в покое, пока не получит своё. Что же делась? Уступить? Женщину бросило в жар. Вопрос в том - сделает ли она это ради спасения Джефферсона, или ей самой хочется близости с этим грозным, наглым женоненавистником?!
— Стоп!– Регина резко села на постели.– Почему я вообще решила, что сделаю это?!
Королева бросила взгляд на почивавшего за магической стеной супруга. Нет, измена её уже не страшила, как в первый раз с Джефферсоном. Пока Джефферсон был единственным любовником, Регина находила себе оправдание - нелюбимый муж, немолодой, неинтересный, некрасивый… А найдёт ли она себе оправдание, если появятся другие любовники? Вот это был вопрос!

Джефферсон прождал всю ночь, мучаясь от ревности и изводя себя картинами того, что происходило в спальне Королевы. И как угораздило его привязаться к этой женщине? Ведь он всегда был весёлым и свободным, как весенний ветер. Легко влюблялся, легко расставался. Почему же он уже полгода не может бросить Регину? Выполняет все её прихоти, покорно ожидает, когда она приголубит его, подарит толику любви и блаженства!
Сидевший прислонясь к колонне Шляпник вдруг замер, перестав даже дышать. По коридору быстро просеменила служанка, заходя в спальню Королевы. Спустя некоторое время из покоев вышел Леопольд - довольный и самоуверенный, как солнцедальевский слон. Джефферсон с трудом дождался, когда, наконец, уйдёт служанка с охапкой белья и быстро прошмыгнул в комнаты Регины.
В спальне Королевы не оказалось, кровать была перестелена, окна открыты настежь, все вещи и предметы на местах и в идеальном порядке. Мужчина решительно направился в ванные комнаты. Однако едва Шляпник открыл дверь, в него впечаталась Регина.
— Какого…– возмущённо начала было Королева, но увидев, кто перед ней, только и смогла выдавить:– Ты?
— А ты ждала повторного визита мужа?!– злобно процедил Джефферсон.
— Что?
— Не притворяйся! Он был у тебя всю ночь! Зачем он приходил?!
— А ты не знаешь, зачем муж посещает по ночам спальню супруги?– насмешливо спросила Королева, совладав, наконец, с растерянностью и вспомнив, что Шляпник наврал ей про Драконию.
Джефферсон окинул быстрым взглядом женщину. Она была в лёгком домашнем платье лилового цвета с полуоткрытыми плечами, по которым небрежными волнами рассыпались чёрные кудри. На правой ключице проступал лёгкий сизый след (оставленный Солнцеяром).
И без того подогретая томительными часами ожидания кровь в жилах Джефферсона просто забурлила.
— Поведай-ка мне!– заскрежетал зубами мужчина, крепко ухватив Королеву за плечи.
— Ты полтора месяца неизвестно где разгуливал, а мне тоже надо, чтобы меня кто-то согревал в постели!– ядовито выдавила Регина.
Перед глазами Джефферсона всё потемнело, не помня себя от негодования, он молниеносным движение разорвал платье на груди Королевы и яростно впился губами в ложбинку. В первое мгновение женщина оторопела. Нет, она, конечно, хотела вывести Джефферсона из себя, но не ожидала такой реакции. Ухватив мужчину за волосы, Регина оторвала его голову от своей груди.
— Как ты смеешь?!– зашипела она в возмущении.
— Говоришь, надо согреть в постели?!– охрипшим голосом прорычал Шляпник.– Я тебя согрею!
Джефферсон вновь рванул ткань платья, на этот раз разрывая его окончательно. Ещё через мгновение Регина оказалась на руках мужчины, несущего её к кровати. Всё, что успела Королева, прежде чем полетела на постель, сделать пас рукой, чтобы закрыть засов входной двери. Не тратя время на пуговицы, Джефферсон быстро стянул рубашку через голову и коршуном бросился на свою добычу. Регина вскрикнула, когда пряжка от ремня Шляпника оцарапала ей живот, однако звук тут же был заглушён ртом, накрывшим её губы. Руки оказались разведены в стороны и прижаты к покрывалу.
— Я согрею тебя так, как никто никогда не согревал!– обезумев, пообещал Джефферсон.

Регина очнулась в железных объятиях Джефа среди скомканных простыней и подушек. Она потеряла сознание? Такого с ней ещё не было… но и Джефферсон ещё никогда не был таким. Властный, грубый, неугомонный, мстительный… БЕЗУМНЫЙ! Видимо, он всё-таки не зря получил своё прозвище. Королеве на мгновение сделалась страшно, что она больше не сможет контролировать мужчину, что она отдала право повелевать Джефферсону.
— Согрелась?– прошептал Шляпник на самое ухо Регине, слегка прикусывая мочку.
— Ты хоть сознаёшь, что я могла в любой момент превратить тебя в букашку?– строго, как только могла, спросила женщина.
— Тебе и сейчас ни что не мешает это сделать,– перекатываясь с бока и накрывая Королеву своим телом, с вызовом заявил Джефферсон.– Потом будешь согреваться с нежным, любящим супругом.
— Ты - идиот,– со всей откровенностью поведала Регина.– Неужели, ты думаешь, что, обладая магическими способностями, я не нашла способа удерживать Леопольда на расстоянии?
— Но он же всю ночь был у тебя.
— У меня, но не со мной! Кстати, а откуда ты знаешь, что всю ночь? Ты что, сторожил под дверью?
Джефферсон скрипнул зубами, ничего не ответив. Королева самодовольно улыбнулась и попыталась выбраться из-под мужчины, но тот и не подумал приподняться.
— Ты вообще-то не очень лёгкий,– скептически заметила Регина, которой уже было трудно дышать.
— А ты не очень добрая.
— Злая?
— Пожалуй.
— Не нравится?– с вызовом спросила Королева.– Я не держу.
Взгляд Джефферсона потемнёл:
— Подыскала мне замену в эти полтора месяца?
— Такому лгуну, как ты? Следовало бы.
— Почему это я лгун?
— Потому что ты был в Солнцедалье и принёс оттуда Румпелю фрагмент мозаики из Солнечной Пещеры!– сердито бросила Королева.
— А Румпельштильцхен уже успел тебе доложить?– поморщился Шляпник.– Ты же вроде не общаешься с ним последнее время.
— И кажется, напрасно!
Мужчина слегка приподнялся на локтях, видя, что Регина уже задыхается, и не только от возмущения.
— Да пойми ты, наконец, я не стал бы столько времени мотаться по другим мирам, если б имел возможность явиться к тебе раньше! Грейдмар, лишившись своего ларца, объявил на меня настоящую охоту! Я укрылся от него в Солнцедалье - единственном мире, где хотя бы ночью нет магии! А в Солнечной Пещере её нет даже днём! Ну, прихватил я напоследок с алтаря кусок мозаики… Румпельштильцхен когда-то просил. Что с того?
— А почему ты явился сначала к нему, а не ко мне?!
— Да потому что мне нужно было золото, чтобы помыться и одеться прилично!
— Мог бы попросить у меня!
— Женщины меня ещё никогда не содержали,– хмыкнул Шляпник, иронично покачав головой.– И ты не будешь исключением.
Глаза Королевы сверкнули яростным огнём:
— Понятно! То есть я для тебя не исключение, а рядовой случай!
— Да почему ты всё переворачиваешь с ног на голову?! Я же совсем о другом!
— Выпусти меня немедленно,– холодно приказала женщина.
— Нет!– бескомпромиссно отрезал Шляпник, раздвигая Регине ноги.
— Ну, конечно… Самый простой способ самоутвердиться?!
— Самый простой способ заставить тебя замолчать!
Джефферсон закрыл Королеве рот поцелуем, одновременно входя в её тело.

— Ты всё-таки отъявленный мерзавец,– прижимаясь щёкой к груди мужчины, прошептала Регина.
«Ты даже не представляешь - какой»,– печально подумал про себя Шляпник, вспомнив, как обманул Регину вместе с Румпельштильцхеном и доктором Франкенштейном.
— Я не превратила тебя в пиявку,– продолжила Королева,– только потому, что мне нужен ещё один компонент для заклинания против Румпеля. Звено кольчуги Чёрномора из Лукоморья.
— Прошу, не связывайся с Тёмным,– вздохнул Джефферсон, хотя понимал, что Регину не остановить.– Я знаю его дольше, чем ты… Ещё не придумали такого заклинания, чтобы справиться с Румпельштильцхеном!
— Его придумаю я! Он заплатит за всё, что сделал со мной и… с моей матерью,– последнюю часть фразы Королева произнесла почти беззвучно.
«Упаси меня провидение когда-нибудь от твоей мести»,– подумалось вдруг Шляпнику.
— Я уже полгода мотаюсь по другим мирам и собираю для тебя магические вещицы!– насупился мужчина.– Хочешь звено из кольчуги Чёрномора, пойдём за ним вместе!
Регина собралась было возразить, но вспомнила о том, как невыносимо было ждать Джефферсона последние полтора месяца. К тому же, если Солнцеяр явится к ней за «платой», она может не устоять. И что тогда удержит её от окончательного падения в бездну зла и порока?

Глава 5.


Звук подъезжающей кареты заставил Штильцхена выйти из-за стола и высунуться в окно. Нет, он, конечно, и так понял, что это экипаж Королевы, но хотел убедиться, что она прибыла одна.
— Кто там?– спросил Солнцеяр, отодвигая тарелку с завтраком и промокая губы салфеткой.
Вообще-то был уже почти полдень, но вчера колдуны заболтались, совершенно забыв о времени. Оказалось, помимо магии, у них много и других общих интересов. Штильцхен даже предложил иногда встречаться за чашечкой чая… но не чаще, чем раз в год.
— Королева,– отозвался Тёмный и, видя, как загорелись глаза его гостя, предупреждающе покачал указательным пальцем:– Нет-нет-нет! Не в моём замке! Я недавно сделал ремонт! Ну, хорошо, не недавно, но всё равно!.. За шкафами потайная комната. Спрячься. Я хочу поговорить с Региной. Давно она уже не оказывала мне такой чести.
Штильцхен махнул рукой и всё столовые приборы исчезли.

Королева неспешно прошествовала по залу, провела пальцами по столешнице и чуть усмехнулась.
— Магическая уборка? Служанку нанять не пробовал?
— Никто не хочет работать у такого красавца, как я,– застенчиво захлопал глазами Тёмный.– Чем обязан визиту вашего величества?
— Раньше ты не спрашивал, когда я приезжала… в любое время.
— Мне показалось, что после «магии грёз» ты почему-то обиделась на меня.
— Почему-то?– фыркнула Королева.– Я едва не лишилась жизни в Солнцедалье… не говоря уже о прочем.
Румпель обречённо развёл руками:
— Не все уроки нравятся ученикам, но настоящие учителя дают знания, невзирая на то, что их могут невзлюбить.
— Я приехала не за тем, чтобы вспоминать прошлые обиды. Я хотела сказать «спасибо», что предупредил о Леопольде.
— Всегда, пожалуйста, милочка!
— Кстати, а где Солнцеяр?– со слишком уж очевидным безразличием поинтересовалась Регина.
— Предугадать ход мыслей колдуна трудно, тем более его маршруты!
Королева задумчиво кивнула, а потом, опомнившись, заявила:
— Мне нужна от тебя услуга.
— Какая прелесть!– всплеснул руками Штильцхен.– А я уж было подумал, что ты просто в гости! И что же тебе нужно?
Регина взглянула на настенные часы, которые когда-то подарила Румпелю и самым обыденным голосом сказала:
— Остановить время.
— Вообще? Совсем?– хихикнул Тёмный.– Ты увидела у себя первую морщинку и решила остановить процесс старения?
— Очень смешно,– вяло улыбнулась Королева.– Я хочу, чтобы ты остановил время, как в прошлый раз. Пока я не вернусь.
— Позволь поинтересоваться, куда же ты собралась сразу после феерического празднества в честь годовщины вашей с Леопольдом свадьбы?.. Ой! Чуть не сказал: «связи»! Хи!
Регина с трудом подавила волну гнева, нахлынувшую на неё, и холодно ответила:
— Ты всё правильно понял, я хочу отдохнуть от Зачарованного Леса.
— В какой глуши, дорогуша? И с кем?
— На что ты намекаешь?
— Я?!– Штильцхен в театральном порыве приложил пальцы к губам.– Цена сделки на мою голову! Никогда!
— Хватит ёрничать! Я знаю, что тебе известно о Шляпнике!
— А что мне известно о Шляпнике?– вошёл в раж Румпельштильцхен.– Что он безумный?! Так это по вине твоей матушки! Это она там какое-то заклинание с чаепитием сотворила!
Королева шумно выдохнула, обессилено опускаясь в ближайшее кресло.
— Ну, ладно. Ладно,– смилостивился Тёмный.– Отдых от супружеской жизни - святое!.. Только смотри, не влюбись! Тем более - в Шляпника.
— У меня ни к кому не будет таких же чувств, как к Дэниелу,– опечалилась вдруг Регина.– А почему: в Шляпника - тем более?
— Ты плохо его знаешь.
— И что же, интересно, я не знаю?
Королева недовольным взглядом обвела Штильцхена.
— Пойми, я иногда бываю суров с тобой, но это потому, что я хочу сделать из тебя настоящую повелительницу магии!– глаза Тёмного загорелись одержимым огнём.– Я не смог научить Кору, но…
— Румпель!– резко перебила женщина.– Хватит прелюдий! Говори! Что не так с Джефферсоном?!
— В самом деле, что со мной не так?– заходя в зал, поинтересовался Шляпник, сверля Штильцхена остерегающим взглядом.
Румпельштильцхен сделал невообразимый пас рукой в воздухе и хохотнул:
— Вот! Например, подслушивает под дверью, хотя ты велела ему ждать в карете, так?! Да и вообще, прозвище «Безумный» просто так не дают!
— Так же, как и «Тёмный»,– зло отозвался Джефферсон.
Штильцхен обнажил страшные кривые зубы в ангельской улыбке.
— Знаете что, мальчики?– поднялась из кресла Королева.– Мне не интересны ваши склоки. Будете любезничать друг с другом без меня! Румпель, ты остановишь время или мне тебя умолять?!
Тёмный часто-часто заморгал глазами:
— В другой раз я бы с удовольствием посмотрел на это, но сейчас опасаюсь реакции Безумного Шляпника.
— Ну, тогда сотвори уже это заклятие, иначе я сама перестану контролировать свои действия!– пообещала Регина.
— А в какой из миров вы отправитесь, если не секрет?
— Секрет!– мрачно буркнул Джефферсон.
Румпельштильцхен принёс из шкафа, полного волшебных вещиц, часы Шляпника и протянул Королеве.
— А почему стекло пожелтело?– недовольно поморщился Джефферсон.
— Твоё разбилось, пришлось вставить новое.
— Я не поняла, ты зачем мне дал часы?– перебила мужчин Регина, недоумённо обращаясь к Румпелю.
— Милочка, ты вполне в состоянии сама сотворить это заклятие. Тем более с таким колечком на пальчике, как у тебя,– расплылся в сладкой улыбке Тёмный.– Эти часики тебе помогут. Давай!
Призывая магию, Королева сосредоточила взгляд на стрелках, а затем закрыла глаза, формулирую заклятие. Внезапно раздался скрежет, и настенные часы упали на пол.
— Дорогуша!– всплеснул руками Штильцхен.– Может тебе лучше выйти на улицу? И вообще подальше отойти от моего замка!
Регина бросила на Румпеля холодный взгляд и снова сосредоточилась на часах. Шло время, но ничего не происходило.
— И как я тебя выбрал в ученицы?!– рассердился Тёмный.– Видимо, купился на красивую, глупую мордашку! Останови, наконец, уже время! Хватит считать деления на часах!
— Не кричи на меня!– процедила сквозь зубы Королева, и огромная люстра в центре зала рухнула вниз, разлетевшись на осколки.– Ты меня этому не учил!
— Крушить мебель я тебя тоже не учил! А может, ты просто не очень хочешь отправляться в другой мир? Или отправляться туда с Джефферсоном?
Внезапно всё вокруг стихло: шум ветра, пение птиц, прочие звуки.
— Получилось!– сама не поверила в произошедшее Регина.
— С третьего раза,– хмуро буркнул Штильцхен.– Ещё медленнее - и я бы сам уснул.
— Достаточно было просто промолчать.
Королева протянула часы назад Тёмному, но тот не взял.
— Оставь пока у себя. Вдруг вернётесь, а меня не будет дома. Только, пожалуйста, когда снова запустишь время, не развали мой замок.

Регина и Джефферсон скрылись в шляпе, и Солнцеяр вышел из своего укрытия.
— Зачем ты ей помог?– недовольно спросил Штильцхен.
— Да она практически сама справилась, я лишь подстраховал,– скупо улыбнулся царь Солнцедалья.– Куда они направились?
— Сейчас узнаем.
Румпельштильцхен взял из шкафа очки, одно из стёкол которых было такого же желтоватого цвета, как и в часах Шляпника, и нацепил их на нос.
— Так-так… море, дуб, цепь…
— Лукоморье!– быстро выпалил Солнцеяр.– Правильно ли я понимаю, что стёкла в часах и очках сделаны из мозаики с алтаря Солнечной Пещеры?
— Правильно-правильно.
— Я должен попасть в Лукоморье! Одолжи мне стёклышко из мозаики.
— Лукоморье, значит?– довольно захихикал Румпельштильцхен, быстро перебирая пальцами воздух.– Хорошо. Заключим сделку!..

— Ты точно уверен, что хочешь этого?– готовясь активизировать портал, ещё раз уточнил Солнцеяр.
Штильцхен задумчиво кивнул:
— Абсолютно.
— Она ведь не простит тебе.
— А зачем мне её прощение?– пожимая плечами, усмехнулся Тёмный.– Главное - чтобы она не отвлекалась от магии! У неё будет отличный стимул к учёбе!
— Для мести тебе,– продолжил фразу царь Солнцедалья.
— Это неважно. Она уже сейчас пытается придумать заклятие против меня. Полагает, я не знаю, зачем она отправилась в Лукоморье! Глупая девчонка! Её мать была способнее… и безжалостнее! Но я сделаю из Регины настоящую Злую Королеву! Я должен!
— Зачем?
— Чтобы она заставила меня помочь ей сотворить одно очень важное заклинание.
— А почему ты не сотворишь его сам?
— Увы, у меня нет главного компонента. А Регина сможет его достать,– Штильцхен медленно сжал пальцы правой руки, словно в них что-то было.– Она сможет! Я позабочусь!

Глава 6.


Бескрайнее голубое море накатывало пенные волны на берег, где рос огромный старый дуб. Ствол дерева несколько раз опоясывала толстая золотая цепь.
— Зачем это здесь?– удивилась Регина, касаясь одного из звеньев.
— Не трогай!– окликнул Шляпник, но было поздно.
Королева в изумлении уставилась на руку, которая прилипла к цепи.
— Только не применяй сейчас магию, будет ещё хуже,– остерёг Джефферсон.– Что ж… С прибытием тебя в Лукоморье!
— Это не смешно.
— Вообще-то, когда прилипает другой - смешно,– уверил мужчина, беря в ладони лицо Регины и нежно целуя губы.– Итак, пока ты вынуждена тут стоять, я расскажу тебе о некоторых правилах этого мира…
— Опять какие-то правила?! А ты до прибытия сюда не мог мне рассказать?!
Ответить Джефферсон не успел, внимание Королевы переключилось на кота, спускающегося по цепи.
— Кто такие? Зачем пожаловали?– послышался недовольный голос.
Глаза Регины расширились от изумления:
— Я начала понимать язык зверей или схожу с ума? Или это одно из правил Лукоморья?
— Да нет,– улыбнулся Шляпник и поднял глаза вверх, в зелёную листву.– Эй! Спускайся! Не вводи в заблуждение гостей.
— Ага, уже спешу… все лапти стоптала,– послышалось в ответ.– И что это за гости, которые зарятся на чужое злато?
— Это Королева из Зачарованного Леса, ей не нужна твоя цепь!
— Чем докажешь?
— Давай я просто усыплю эту кошку?– шёпотом предложила Регина.
— Во-первых, я всё слышу, а во-вторых, не кошка, а кот!– раздался всё тот же голос с дерева.– Учёный!
Шляпник невольно улыбнулся. Он бывал в Лукоморье лишь раз, но у него остались весёлые воспоминания.
— Я что-то не пойму, это кот с нами разговаривает?– Королева уже начинала терять терпение.
— Да!– опередив Джефферсона, ответил голос.– А ещё я знаю тысячу и одну песню и столько же сказок! И вообще я много чего знаю!
— Нет, кот только открывает пасть,– поведал Шляпник.– А говорит его хозяйка - Баба Яга.
— Мамы сегодня нет! Она в гостях у Черномора! А ты откуда знаешь, что Учёный Кот не умеет говорить?
Из листвы высунулась голова с чёрными кудряшками, и озорные любопытные глаза уставились на мужчину.
— Я был знаком с твоей мамой,– мягко улыбнулся Джефферсон и, поймав на себе подозрительный взгляд Регины, тут же добавил:– лет шесть назад.
— Понятно. Значит, ты тоже не мой отец. Хотя и так было ясно, что ты не благородного происхождения. Да и вёсен мне уже тринадцать. Кстати, меня зовут Еня. Пока что. В совершеннолетие имя придётся сменить. Заведено так у нас.
Королева шумно выдохнула, притомившись от болтовни девчонки.
— Простите, что прерываю эту занимательную беседу, но меня кто-нибудь освободит от цепи?– скептически поинтересовалась Регина.
— А не надо было трогать чужое!– съехидничала дочка Яги и, наконец, спрыгнула с дерева.– А то каждый проходящий считает обязательным - подёргать цепь.
Видок у Ени был - разбойница разбойницей: широкая рубаха; порты чуть ниже колен; босые ноги; за поясом пара ножей.
— Ладно, освобожу,– сжалилась девчонка,– всё равно вы малосъедобные! Мы с мамой только детей жарим…
Регина ошарашенно посмотрела на Шляпника, но тот был беспечно весел.
— Ну, и как? Многих уже съели?– поинтересовался он.
— Пока ни одного, они все убегают,– Еня вытащила из-за пояса нож и примерилась к запястью Королевы.– Где резать будем? Тут или повыше?
— Так, детёныш Бабы Яги, хватит шутить!– остерёг Джефферсон, укоризненно покачав головой.– Не гостеприимно вести себя так! Что скажет мама?
— Ну, ладно-ладно, что сразу - мама?! И вообще, вам сначала полагается загадку отгадать!
— Можно я её усыплю?– одними губами спросила Регина у Шляпника, кивнув на девочку.
Терпение Королевы было на исходе, да и рука уже начала затекать.
— Загадывай,– согласился Джефферсон.– Только не очень сложную.
— Ага!– обрадовалась Еня.– Четыре четырки, две растопырки, один вертун, а сам ворчун!
Регина едва не взвыла от бессилия. Ну, какой нормальный человек мог понять, о чём речь?!
Но Безумный Шляпник к числу нормальных, видимо, не относился.
— Собака,– уверённо ответил он.
— Правильно! Теперь проси, чего хочешь!
— Да разве ещё не понятно, чего мы хотим?!– не выдержала Королева.– Освободи меня! Немедленно!
Обиженно пожав плечами, Еня хлопнула по руке женщины. В то же мгновение цепь выскользнула из ладони Регины.
— Спасибо,– искренне поблагодарил Шляпник, видя, что Королева не собирается этого делать.– Окажи нам ещё одну услугу, Енюша.
— Какую?
— Укажи дорогу к Черномору.
— А зачем вам?– с любопытством спросила девчонка.
— Маму твою хочу повидать, тебя похвалить.
— Правда?
Джефферсон быстро закивал. Видя, что Шляпник нашёл подход к ребёнку, Королева молчала, не вмешивалась.
— Хорошо,– согласилась Еня.– Дам тогда я вам золотой клубочек. Пойдёте за ним, приведёт он вас к Черномору, а сам домой вернётся.
Дочка Яги выудила из кармана портов волшебный клубок. Регина потянулась, чтобы взять его, но девчонка отдёрнула руку.
— Не тебе, а то опять прилипнешь!– хихикнула Еня.
Поблагодарив, Джефферсон взял клубок и как-то странно посмотрел на Королеву.
— Что?– даже не пытаясь скрыть своё недовольство, спросила та.
— Тебе ничего не напоминает золотая нитка клубка?
— Откуда у тебя эта вещица?– насторожившись, поинтересовалась у Ени Регина.
— Мама сказывала: от её пробабки. Да вы не думайте… клубок надёжный, приведёт, куда велела. Кидайте в направлении тех гор!

Солнцеяр остановился перед дубом и громко окликнул:
— Есть кто? Отзовись!
— А сам-то кто таков будешь и куда путь держишь?– послышался вопрос из густой листвы.
— Гость из Солнцедалья. Ищу тридцать три богатыря.
По цепи тот час спустился чёрный кот.
— А я - Кот Учёный! Могу тебе тысячу сказок рассказать и ещё одну!
— Вижу, сказки ты рассказывать мастер. Или мастерица? Коль не боишься - покажись!
— Чего это мне тебя бояться?!– возмутилась Еня, спрыгнув с дуба.
— Смелая, да какая красивая,– жемчужной улыбкой одарил девчушку Солнцеяр.– Как же звать тебя, черноокая?
Еня слегка покраснела и, расправив плечи, гордо сказала:
— Евгенией величают. Что значит «благородная».
— Красивое имя. В моём мире «благородная» звучит, как Шахерезада.
— Из какого ты сказал мира?
— Солнцедалье.
— Я запомню,– смущённо улыбнулась Еня и указала в сторону береговой линии:– Ступай вдоль моря, встретишь скоро своих богатырей. Да передай им от меня поклон.
— Спасибо, Шахерезада. Если тебе когда-нибудь понадобится помощь, потри это кольцо,– снимая с мизинца увесистый перстень и протягивая его Ене, сказал Солнцеяр на прощанье.

Глава 7.


Оставив «наколдованных» лошадей у подножия гор, Шляпник и Королева продолжили свой путь пешком к снежным вершинам.
— У меня такое чувство, что клубок ведёт нас куда-то не туда,– кутаясь в меховую накидку, через пару часов подъёма заметила Регина.
— Устала?– заботливо спросил Джефферсон, останавливаясь и оборачиваясь к женщине.
— Почему я не могу наколдовать - сразу оказаться там, куда ведёт нас клубок?
— Я же говорил, что в Лукоморье есть свои законы. Нельзя применять магию к магии… ну, или к волшебству, как здесь называют магию. Могут быть нехорошие последствия.
— Какие, например?– недовольно поинтересовалась Королева.
Мужчина стряхнул с рукавов полушубка (наколдованного Региной) снежную пыль и беспечно пожал плечами:
— Да разные. Козлёнком можно стать… или лягушкой.
Королева брезгливо поморщилась и, обогнув Джефа, двинулась дальше за «проводником» Бабы Яги.

Незадолго до захода солнца клубок вдруг свернул в узкую расщелину, оказавшуюся длинной пещерой. Регина щёлкнула пальцами, и в руках у них с Джефферсоном тот час появились факелы.
— И с какой это печали или радости Черномор подался в такую даль от моря?– недоверчиво покачала головой Королева.– По-моему, эта вредная девчонка нас просто обманула!
— Нет, мне так не показалось,– возразил Джеф, освещая факелом пол пещеры.
Тот весь был устлан человеческими черепами.
— Зачем Яге встречаться с Черномором в таком жутком месте?
— Может у них свидание,– игриво улыбнулся Шляпник.
— А ты романтик. Или просто знаешь, где любит назначать свидания Баба Яга?– Королева подозрительно посмотрела на Джефа.
— Ревнуешь?– мужчина сделал шаг к Регине, обнимая её свободной рукой.– Мне нравится.
— Пфф!.. Вот ещё! Просто не хочу, чтобы ты забыл, зачем мы явились в Лукоморье.
— Как зачем? Отдохнуть от твоей семейной жизни. А я уже целых полдня не целовал тебя!
— Ты серьёзно думаешь, что я стану с тобой целоваться в пропахшей плесенью пещере, стоя на черепах?
— Что, это оскорбляет твои эстетические чувства?– весело поинтересовался Джефферсон.– Ну, ладно, тогда вернёмся к этому разговору, когда выберемся из пещеры. И кстати, смотри под ноги, тут могут быть змеи.
Через четверть часа Королева и Шляпник оказались на равнине, застланной снежным ковром. В свете полной луны она блестела фантастическим бело-голубым огнём. Вокруг стояла мёртвая тишина.
— Куда делся клубок?– оглядываясь по сторонам, насторожилась Регина.
— По-моему, он катился прямо.
Шляпник сделал несколько шагов по равнине и вдруг исчез.
— Джеф!– встревоженно окликнула женщина, быстро направляясь следом.
Воздушные массы дрогнули, обнажая реальность, сокрытую от посторонних глаз. На совершенно не заснеженной равнине стоял дворец, окружённый рядами кедров, пальм, лавров и золотых апельсинов. Светлые беседки утопали в ветвях благовонных миртов и роз, перемежаясь с алмазными фонтанами и жемчужными водопадами.
— Диво, так уж диво!– зачарованно протянул Джефферсон и, молниеносно обернувшись к Регине, поцеловал её.– Полагаю, этим местом твои эстетические чувства удовлетворены сполна…
Собиравшаяся уже было что-то ответить Королева вдруг указала рукой на центральную аллею.
— Клубок! Смотри! Закатился прямо в двери! Неужели, мы пришли?
По мраморным ступеням Регина и Джефферсон поднялись в диковинный дворец. Пред ними тот час отворили двери и замерли в низком поклоне слуги.
— Мне начинает здесь нравиться,– многозначительно улыбнулся Королеве мужчина.
— И кого это привёл ко мне мой клубочек?– раздался приятный голос, и в зал вышла поджарая высокая блондинка с толстой тугой косой до самого пояса.
Шляпник расплылся было в приветливой улыбке, но Регина глянула на него так, словно желала вколотить в пол. Перехватив её взор, Джефферсон тут же сделался серьёзен.
— Вечер добрый,– сдержанно поприветствовал он.
— Да уж почитай ночь,– послышался язвительный голос из-за спины Бабы Яги, а затем показался и его обладатель.
Это был мужчина (по плечо Яге) - рыжебородый крепыш с озорными янтарными глазами, которые тут же оценивающе пробежали по фигуре Королевы.
Теперь пришла очередь Бабы Яги смотреть на своего спутника так, как до этого Регина на Джефферсона.
— Кому это в такую пору охота бродить по горам?– вопросительно приподнял рыжую бровь крепыш.
— Вообще-то мы искали Чёрномора,– слегка растерялась Регина.
— Ну, тогда вы меня нашли.
— Как нашли?– опешила Королева.– Ты должен быть великаном… витязем… жить в море…
— А ещё у меня должно быть тридцать три красавца богатыря, да?
— Д-да…
Чёрномор и Баба Яга переглянулись и весело рассмеялись.
— Так я это,– крепыш задумчиво почесал бороду,– красавцев утопил - на кой ляд они мне?.. море променял на горы - воздух тут чище; а маленький… потому что усох.
Чёрномор с Ягой снова рассмеялись. А вот Королеве было не до веселья.
Джефферсон заметил, как потемнёл взгляд Регины и, опасаясь последствий её гнева, быстро произнёс:
— Юмор жителей Лукоморья может соперничать только с вашим гостеприимством!
— Хм… мягко стелешь. Впрочем, понятно, вы же не местные.
— Чёрномор хочет сказать, что его гостеприимным не считают,– пояснила Баба Яга, видя замешательство гостей.– Особенно после того, как он похитил дочь у князя Владимира.
— Я похитил её не у Владимира, а у князя Руслана,– возразил крепыш.– Что ж это за жених, который в первую брачную ночь упустил невесту?! Поделом ему было!
— А другим, у которых ты похищал невест, тоже поделом?!
— Конечно! Разве достоин ротозей, позволивший похитить невесту, непорочной чистой девы?!– Чёрномор вопросительно посмотрел на гостей.
— Не достоин,– решительно согласился Шляпник.
— Вот видишь,– крепыш укоризненно глянул на Ягу, а затем снова повернулся к Джефу:– А вы что же, женаты?
— Нет,– строго объявила Регина.
— Может собираетесь пожениться?– глаза Чёрномора тут же загорелись азартным огнём.
— Нет, я замужем.
— О-о! Так ты тоже похититель? Похититель жён!– хозяин дворца тут же сделался радушным, подошёл к Джефферсону и одобрительно хлопнул того по плечу.– Что ж вы стоите на пороге?! Проходите! Накормим, напоим и… спать уложим!
— Нет-нет,– возразила Королева,– вышла ошибка. Мы искали совсем другого Черномора.
— Да понятно, кого вы искали. Завтра к нему пойдёте. Ночь за окном. Горыныч, поди, в пещеру вернулся, не пройдёте вы обратно до рассвета.
— Кто вернулся?
— Змей Горыныч. Ну, дракон такой трёхглавый! У вас что, про драконов не слышали? Вы откуда будете?
— Из Зачарованного Леса,– отозвался Шляпник, снимая полушубок и вручая слугам.– У нас они одноглавые.
Понимая безвыходность ситуации, Королева тоже сняла верхнюю одежду, оставшись в походном мужском костюме.
Глаза Чёрнокнижника округлились от удивления:
— В вашем мире женщинам позволяется носить мужскую одежду?
— Не всем, только мне,– надменно ответила Королева.

Зал перед глазами Регины начал медленно вращаться. Лукоморские угощения оказались невероятно вкусными, а напитки, мнившиеся лёгкими, придавливали к креслу.
— А что это?– указывая на свои кубки, слегка осипшим голосом поинтересовалась Королева.
— Медовуха и сбитень - наши старинные напитки,– не без гордости объявил Черномор.– Сбитень тот, что горячий.
— Из чего они?
— Пчелиный мёд, клюква, березовый сок, липовый цвет - это медовуха. А в сбитне,– совсем став любезным, хозяин принялся загибать пальцы,– мёд, кардамон, гвоздика, вино, коньяк, имбирь, лавровый лист, чай, мята, мускатный орех, лимонник, сахар, хмель. Ото всех хворей разом излечат!
— Мне нравится… Надо прислать к вам виноделов, чтобы опыт переняли.
— Ты ещё погреба мои не видела! Хочешь покажу?!
— Она не хочет!– предостерегающе посмотрела на Черномора Яга, после чего продолжила разговор с Джефом:– Значит, Енюша вас сюда отправила… А раньше наши дорожки нигде не пересекались?
— Ну, как же,– усмехнулся Шляпник.– Лет шесть назад я прилип к твоей золотой цепи и полночи слушал сказки Учёного Кота.
— Полночи?– нахмурился вдруг Чёрномор, гневно взглянув на Ягу.– А другие полночи?!
Королева, делавшая в этот момент глоток сбитня, поперхнулась и медленно перевела взгляд на Джефферсона.
— Так это же… летом было… рассвет-то рано,– принялась оправдываться Баба Яга.– Поэтому и говорит, что сказки только полночи слушал…
— Что ты мне плетёшь тут?! Ты даже не помнила его, а теперь утверждаешь, что дело было летом?!– Черномор так резко поднялся из-за стола, что его кресло с грохотом полетело на пол.– А ну, ступай за мной!
Хозяин с Ягой оставили гостей одних, быстро удалившись.
— Что?– не поднимая глаз на Регину, насупился Шляпник.– Это было шесть лет назад!
— Разве я что-то спросила?– ледяным тоном обожгла мужчину Королева.
Джефферсон осторожно покосился на неё и хотел было накрыть ладонью руку Регины, но женщина не позволила, поднимаясь из-за стола.
— Я провожу вас в опочивальню,– тут же предложил слуга, стоявший возле дверей.

Огромная кровать под сенью балдахина, пуховые подушки, парчевые ткани, жемчужные и яхонтовые украшения - ничто не радовало глаз Джефферсона, поскольку Королева выбрала отдельную опочивальню.
Однако долго раздумывать Шляпник не стал. К тому же не давали покоя мысли о похищениях. С Черномора станется изменить своим принципам и украсть замужнюю красавицу. Кто знает, помирились они с Бабой Ягой или тоже разошлись по разным комнатам? В общем, Джефферсон (понимая, что двери Регина, конечно, заперла) выбрался на карниз и перешёл под окна Королевы. К счастью, бить их не пришлось, так как одно оказалось открытым.
Шляпник бесшумно пробрался в спальню и вдруг замер перед кроватью. Сердце пропустило удар - постель была не тронута.
И тут Джефферсон увидел её… Она стояла на балконе противоположной стороны в свете полной луны в полупрозрачном пеньюаре, босая и смотрела на вершины гор - далёкие и неприступные, как она сама. Гордая, властная, сильная и… такая одинокая. Сердце мужчины невольно сжалось, хотелось закричать от бессилия и осознания того, что приложил руку к созданию этого мраморного изваяния!.. О чём сейчас думала Королева? С кем были её мысли?
— Если б я только знал тебя до того, как согласился на предложение Тёмного…– с горечью прошептал Шляпник.– Прости меня.
Джефферсон медленно прошёл на балкон и остановился позади женщины.
— Прохладно,– тихо произнёс он, осторожно обнимая Регину за плечи.– Вернёмся в комнату…
Королева ничего не ответила и не шелохнулась.
— Ну, почему ты такая холодная, такая недосягаемая? Стань слабой… хоть на день… хоть на миг… Пусти кого-нибудь в своё сердце!
И снова ответом мужчине была лишь тишина.
— Я… должен… тебе признаться,– с дрожью в голосе выдавил Шляпник.– Не знаю, простишь ли ты меня, но… знаю, что не могу больше жить с такой тайной…
Регина слегка повернула голову, ожидая продолжения.
— Только, пожалуйста, помни… ты очень дорога мне…
Слова Джефферсона были прерваны жутким грохотом. Дворец задрожал под громовые раскаты, но вовсе не из-за погодных условий. На небе по-прежнему ровно светила луна и тысячи звёзд.
Шляпник и Королева тут же покинули балкон, а затем и покои. Проходивший мимо старый слуга с самоваром поспешно опустил глаза в пол, не смея смотреть на ночной наряд гостьи из другого мира.
— Эй!– окликнул его Джефферсон.– Что происходит?
— Где?– не понял слуга, остановившись и низко кланяясь.
— Ты что, оглох?! Это землетрясенье или сход лавины?!
— А-а-а… это?.. Нет-нет, не беспокойтесь, просто Баба Яга с Чёрномором лютуют. Ничего страшного,– покачал головой слуга, осторожно взглянув на Шляпника.– Только под люстрами, на всякий случай, не стойте.
Ещё раз поклонившись, слуга пошёл дальше по коридору.
— Лютуют,– улыбнулся Джефферсон, оборачиваясь к Регине.– Знаешь, дорогая,– обводя женщину долгим взглядом, продолжил Шляпник,– твой смелый наряд смущает не только слуг, но и меня… Давай вернёмся в опочивальню - как здесь говорят.
— Давай,– с холодным спокойствием согласилась Королева,– только каждый в свою. Сегодня у меня нет настроения…
Прежде, чем Джефферсон успел что-то ответить, Регина удалилась в покои и заперла двери.

Глава 8.


Утром Баба Яга была так щёдра и радушна, что дала гостям из Зачарованного Леса огромное кольцо.
— До полудня Горыныч дремлет в своей пещере,– начала объяснять она,– так что вы легко наденете это колечко ему на коготь. Он станет послушным, как щенок. Полетите на нём с сторону моря, через час будете на месте. Змея Горыныча поручите Дядьке Черномору, его богатыри сами снимут кольцо и отпустят животинку на волю.
— А-а… летать на драконе не опасно?– удивился Шляпник.
— На драконе не знаю, а на Змее нормально,– насмешливо отозвалась Яга.– Вы только на загривок средней головы садитесь, а то на боковых сильно укачивает.

— Никогда ещё не пользовалась таким средством передвижения,– глядя на то, как Джефферсон «окольцовывает» Горыныча, иронично покачала головой Регина.– Как всё странно в этом Лукоморье.
— Ну, они бы, наверное, тоже удивились, если бы им пришлось ехать, например, на единороге,– пожал плечами Джефферсон.
После ночи, проведённой порознь, мужчина не знал, как вести себя с Королевой. И уж точно теперь он не собирался ей ни в чём признаваться. С чего вдруг вчера возникла эта идея? Как он вообще мог подумать, что Регине есть дело до его чувств и угрызений совести?
— Будешь сидеть впереди или сзади?– безлико поинтересовался Шляпник.
— Впереди.
— Кто бы сомневался?– буркнул себе под нос мужчина.
— Что ты сказал?– прохладно переспросила Королева то ли оттого, что не расслышала, то ли для того, чтобы поставить Джефферсона на место.
— Говорю: прошу садиться.

От полёта под самыми облаками на укрощённом трёхголовом чудовище захватывало дух. Чувство опасности мириадами острых игл гуляло по телу. Шляпник вплотную придвинулся к Королеве, крепко обхватив её за пояс. Возражений не последовало, и Джефу было всё равно: по причине ли страха падения или по вернувшемуся желанию.
Внезапно Горыныч начал снижаться, не слушая никаких приказов. И вдруг три большие птицы - ворон, сокол и орел - налетели на Змея и принялись остервенело клевать его в лапы. Горыныч пытался отбиться, но всё было напрасно.
— Держись крепче!– велел Шляпник, хотя это было ясно и так.
Наконец, ворон исхитрился стянуть кольцо с когтя Змея, и огромное чудовище вдруг перестало сопротивляться, спокойно опускаясь вниз.
Горыныч приземлился прямо перед огромным прозрачным озером на краю леса, послушно склонив головы перед всадницей весьма воинственного вида. И тут же птицы ударились оземь, превращаясь в трёх молодцев.
— Это что, лукоморьевские разбойники во главе с атаманшей?– оторопело пробормотала Регина.
Ответить Джефферсон не успел, двое оборотней-птиц стащили его со Змея и уронили на землю, заломив руки за спину. Другой оборотень очень аккуратно снял Регину с шеи Горыныча, взял на руки и понёс к всаднице. Между тем воительница взмахнула рукой, и трёхголовое чудище попятилось назад, а затем и вовсе улетело прочь.
— Марья Моревна, сестрица названная,– обратился к всаднице оборотень, держащий на руках Королеву,– благодарствую за подмогу. Вырвали мы из лап супостата красну девицу. Дозволь мне, Ворону Вороновичу, как страршёму, жениться на ней…
— То есть, как это жениться?– подала слабый голос протеста Регина.
— В самом деле!– поддержал один из молодцов, скрутивших Шляпника.– Что ты - старший, не значит, что ты - достойнее. Мы с Соколом Соколовичем тоже хотим счастье попытать!
Джефферсон попробовал приподнять голову, но его тут же уткнули лицом в землю.
— Ты, Орёл Орлович, пыл-то поумерь,– помрачнел Ворон Воронович.– Я кольцо со Змея Горыныча снял, чтобы Марья Моревна могла его наземь спустить!
— А мы прихвостня Кощея поймали,– отвесив Джефферсону подзатыльник, возразил Сокол Соколович,– чтобы он не убёг и хозяина своего не привёл! Как быть, Марья Моревна? Рассуди нас по справедливости!
— А позвольте-ка вас рассужу я, коли скоро являюсь предметом спора,– недобро улыбнулась Королева и знаком велела Ворону поставить её на землю.
— Изволь, краса ненаглядная,– согласился добрый молодец, бережно опуская Регину.– Только помни, это я разглядел, что похитили тебя супостаты!
С последними словами Ворона Вороновича, копившееся в Королеве нетерпенье к Лукоморью (где всё происходило не пойми как и уж точно - не по плану) вырвалось наружу в виде удара, да ещё прямо в глаз «глядельщику».
— Кажется, что-то не то ты разглядел, братец названный,– с трудом сдержала улыбку Марья Моревна.
— За что?– обиженно спросил Ворон Воронович.
— Как же я устала от этого Лукоморья!– рассердилась Королева, подходя к двум другим оборотням и отталкивая их от Шляпника.– То дочурка Бабы Яги клубок в противоположную сторону послала, то пернатая троица Горыныча сбила! Ну, за что мне всё это?!
— Вот видишь, как непросто путешествовать по другим мирам?– отплёвываясь от земли с травой и поднимаясь на карачки, хмыкнул Джефферсон.
Оборотни и всадница быстро переглянулись.
— Из какого вы мира?– насторожилась воительница.
Шляпник вдруг расхохотался, уселся на траву, и даже строгий взгляд Регины не мог его успокоить.
— А теперь осторожно,– отсмеявшись, обратился к Королеве Джефферсон.– Сейчас назовёшь им какой-нибудь не тот мир, окажется, что бывал здесь кто-нибудь оттуда, напакостил и… обвинят нас с тобой в пособничестве ему! И не то что за три дня из этого Лукоморья не выберемся, но и за три жизни!
— Мы вовсе не такие воинственные, как вам показалось,– неловко улыбнулась Марья Моревна.– Просто повадился Кощей Бессмертный женщин похищать… а Горыныч ему то и дело помогает.
— Черномор женщин похищает, Кощей похищает. Может какие травы в Лукоморье волшебные водятся, что так на мужескую силу влияют?– ухмыльнулся Шляпник, медленно поднимаясь на ноги и отряхиваясь.– Рассады, что ли, Штильцхену прихватить?
Оборотни-птицы от души рассмеялись.
— Да нет,– возразила воительница,– Черномор только невест похищает, а Кощей наш давно уж иссох… он злато с семей похищенных женщин требует. Совсем распоясался окаянный, никакой управы на него нет. Вот мы и охотимся за ним. Подумали, опять кого украл. Спасти вас намеревались.
— Ага,– потирая синяк под глазом, подтвердил Ворон Воронович,– как лучше хотели. Не серчайте.
— У меня терем по ту сторону озера,– кивнула на водную гладь Марья Моревна,– не откажите отобедать с нами. А мы и баньку истопим, в порядок себя приведёте.
— Мы торопимся,– возразила было Королева, но потом взглянула на помятого, перепачканного Шляпника и брезгливо поморщилась.
В конце концов, сегодня она доберётся до Черномора или завтра - не такая уж большая разница. Но вот после жуткого полёта на Горыныче действительно хотелось отдохнуть.
— У меня самые быстрые волшебные кони в Лукоморье!– заверила Марья Моревна.– Прабабка нашей Яги когда-то удружила… Дам вам пару рысаков, домчат куда надо, глазом моргнуть не успеете!
— Нам нечем вам отплатить,– растерялась Королева, слишком хорошо знавшая цену магии.
Отмахнувшись, воительница широко улыбнулась:
— Это ж от души!
«От чего»?– едва не переспросила Регина.



Глава 9.


Регина нехотя открыла глаза. Мягкая перина и воздушное одеяло не располагали к пробуждению. За окном ярко светило солнце, пели птицы и слышались многочисленные голоса. Откуда? Ведь в тереме у Марьи Моревны было… Стоп!
Королева резко поднялась с постели и подошла к окну. Так и есть: бескрайняя степь и городок-застава. Женщина, наконец, вспомнила всё! На другой день после пребывания у воительницы по законам гостеприимства все отправились на пир к Ворону Вороновичу, ещё через день - к Соколу Соколовичу, а на следующий - к Орлу Орловичу.
Регина едва не взвыла от бессилия. И как её угораздило не отказаться от всех этих приглашений?! Теперь она понятия не имела - в какой части Лукоморья находится и как отсюда добираться до моря! Радовало лишь одно - голова после медовых напитков не болела.
«Бежать! Срочно!– скомандовала себе Королева.– Пока не объявился ещё кто-то с приглашением на пир…»
Женщина быстро наколдовала себе мужской костюм и тут вспомнила про Шляпника и рассмеялась. За все четыре ночи оборотни-птицы ни разу не пустили Джефферсона в её опочивальню, блюдя правила приличий. Впрочем, после Лукоморьевских пиров всё, на что была способна Регина - это сладко спать.
— Зато выспалась на целую жизнь вперёд,– иронично хмыкнула Королева.

Полночи Джефферсон промучился бессонницей, и было отчего! Уговорив Регину на путешествие в Лукоморье, мужчина рассчитывал на незабываемые дни и ночи. Нет, они, конечно, стали незабываемыми, но совсем по другим причинам! Уже пять ночей Джеф спал в унылом одиночестве.
И вот, когда мужчина, хотя бы во сне, прикоснулся и обнял Регину, кто-то посмел его разбудить.
— Какого лешего?!– застонал Шляпник, отмахиваясь от незваного гостя.– Прочь к чёрту!
— Как это по-лукоморьевски,– недовольно заметила Регина.– Сквернословишь! Гуляешь до ночи! Спишь до обеда!.. Через три минуты, чтобы был на улице!
Сон Джефа как рукой сняло. Он быстро сел на постели, но женщина уже скрылась за дверью.
— О-у-у… какое сновидение испортила,– заскулил Шляпник, падая назад на подушки.
Ему снилось будто бы у них с Региной своё княжество в Лукоморье, а они супруги, и Джефферсон имеет полное право обнимать и ласкать Королеву, когда захочет…
— Ох, уж эта чёртова бабушка с куличиками!.. Или как тут говорят?.. Не могла сделать так, чтобы Регина разбудила меня на полчасика попозже?!

Наколдовав пару лошадей, Королева нетерпеливо ожидала появления Джефа. Она сердилась на него, и не могла понять - за что?! А может, не хотела признаваться себе, что знает ответ.
— День добрый!– въезжая на двор на разгорячённом коне, поприветствовала Регину Марья Моревна.– Как спалось?
— Спалось,– выдавила из себя любезную улыбку Королева и бросила унылый взгляд на солнце, зависшее над самой головой.
— Это - что!– воительница, несмотря на длинную кольчугу и оружие, легко спрыгнула на землю и подошла к гостье.– Вот Ворон с Соколом и Орлом после таких пиров будут спать трое суток. А мне одной в дозоры ходить.
— Трое суток?
— Богатырский сон. Да это ещё немного. Белый Полянин после войны с Бабой Ягой двенадцать суток к ряду спал… Силы дескать восстанавливал.
— А на самом деле?– полюбопытствовала Регина.
— Ну, он же полонянку-красавицу от Яги спас…
— И что?
— Ну, так спасал-то, чтобы в жёны себе взять,– многозначительно повела бровью Марья Моревна.
Королева иронично покачала головой:
— Почему в Лукоморье все друг друга спасают и непременно хотят жениться?
— Но смысл жизни в том, чтобы не угасал твой род. Как иначе?
— Смысл моей жизни - совсем в другом,– жёстко ответила Регина.– Поэтому мы с Джефферсоном должны покинуть ваш гостеприимный дом… дома.
Марье Моревна печально улыбнулась, словно поняв мысли Королевы, и дважды хлопнула в ладоши.
— Вольному - воля,– вздохнула она и указала на появившихся невесть откуда жеребцов.– Это волшебные кони. Их мать была самой быстрой кобылицей в Лукоморье. Иван-царевич - мой супруг ненаглядный - раздобыл её у Яги. И была та кобылица скорее самого Кощеева коня!
— Ты сказала: «супруг»?– удивилась Регина.– Где же он? Почему он не ходит с тобой в дозоры?
— Беда случилась с его меньшим братом названым. А семья всегда приходит на помощь.
«Моя не пришла…»– мрачно подумала Королева, вспомнив смерть Дэниела и свадьбу с Леопольдом. Мать фактически продала её, а отец… он ничего не сделал. Конечно, он не смог противостоять матери, но это не утешало.
Дальнейший разговор был прерван появлением Джефферсона. Регина смерила его недовольным взглядом и, распрощавшись с воительницей, направилась к ближайшему жеребцу.

Несколько безуспешных попыток завести разговор с Королевой закончились для Шляпника тем, что пришлось пустить коня в галоп, чтобы не отстать от Регины.
Бескрайняя степь сменилась лесом, затем полем и снова лесом. И вот женщина осадила коня на небольшой поляне перед каменным домом.
— Чёрт подери!– очень естественно выругался по-лукоморьевски Шляпник.– Мы же проезжали здесь час назад!
— Вообще-то мы проезжаем здесь уже третий раз!– огрызнулась Королева.– Не надо было вчера налегать на сбитень!
— Я налегал?!– возмутился Джефферсон, поровняв коня с жеребцом Регины.– А как насчёт тебя?!
— Что-о-о?!
— Не ты ли из одной братины с оборотнями пила?! Да потом с каждым целовалась!
— Я… я…– женщина едва не задохнулась от негодования,– я же не виновата, что у них принят троекратный поцелуй после… Хотя с какой стати я перед тобой оправдываюсь?!
Королева спрыгнула с коня и решительной походкой направилась к дому. В конце концов, надо было разобраться, почему дорога уже трижды приводила их к этому месту.
— Конечно, королевское ли это дело - оправдываться,– злобно скрипнул зубами Шляпник, даже не подумав спешиться.
Шло время, но Регина не появлялась. Джефферсон набрался терпения, сознавая, что в случае опасности, женщина давно бы уже применила магию. Ничего, однако, не происходило, но Королева не спешила возвращаться.
— И в какую игру мы теперь играем, ваше величество?– сердито буркнул Шляпник, наконец, сдавшись и отправляясь за Региной в дом.

Королева внимательно осмотрела помещение. Оно представляло одну длинную комнату, которая начиналась кухней с очагом и небольшой печью, переходила в гостиную со множеством стеллажей и дубовым столом, а заканчивалась спальней с широким топчаном, заваленным шкурами разных зверей.
Несмазанные петли двери протяжно скрипнули, объявляя о приходе Джефферсона. Вид у него был далеко не доброжелательный. Регина, рассматривавшая в этот момент стеллаж с множеством мелких вещей, с трудом подавила победную улыбку и неспешно обошла стол, вставая в центре комнаты.
— Почему у тебя такой недовольный вид?– поинтересовалась женщина, словно не понимала причины.
Шляпник скрестил руки на груди и ничего не ответил, ожидая следующего хода Королевы.
— Дуешься на меня из-за оборотней?– усмехнулась Регина.– А ты, однако, наглец! Разве я позволяла тебе ревновать?
Джефферсон неспешно приблизился к женщине и процедил ей прямо в лицо:
— Я не ваш подданный, чтобы мне что-то запрещать, ваше величество… да и в Лукоморье ты - не королева!
— Не забывай, что когда-нибудь мы вернёмся в Зачарованный Лес, и ты можешь ответить за свои слова,– пригрозила женщина.
— А ты не забывай, что вернуться из шляпы ты можешь только со мной… А если будешь продолжать вести себя так заносчиво, я останусь в Лукоморье. В отличие от тебя, мне здесь нравится!
Королева не верила своим ушам! Её наглым образом шантажировали!
— Хм… насколько я помню правила, я не обязана возвращаться именно с тобой! Прихвачу в Зачарованный Лес кого-нибудь другого.
Джефферсон выдержал удар довольно стойко, и только в глазах на долю секунды мелькнул безумный огонёк. Не ответив ни слова, мужчина подошёл к очагу, подбросил в него лежащие неподалёку поленья и развёл огонь.
— Ну, что ж, можешь выбирать себе в попутчики кого угодно,– обернувшись, злобно процедил Джеф.– Вот только на мою шляпу больше не рассчитывай!
С этими словами мужчина снял с головы цилиндр и вытянул держащую его руку над огнём.
— Нет!– в ужасе вскрикнула Королева, мгновенно осознав все последствия такого поступка Шляпника.
Огонь жадно облизнул поля цилиндра. В следующую секунду Регина сделала пас рукой и очаг завалило снегом.
— Очаровательно,– с сухим скепсисом прокомментировал Джеф, вынимая из сугроба шляпу.– Разве я не предупреждал тебя - не применять магию к магии? Мой цилиндр волшебный… Был волшебным,– поправился мужчина, сдувая снежинки с полей.
— Что ты этим хочешь сказать?– голос Королевы дрогнул.– Он потерял свою силу?!
— Хороший вопрос.
— Ну, так проверь! Немедленно!
— По-моему, нам пора пересмотреть текущее правовое положение.
Джефферсон неспешно приблизился к дубовому столу и присел на лавку, закинув ногу на ногу. Видя оцепенение Регины, Шляпник жестом указал ей на место по-соседству.
— Ладно, можешь стоять,– разрешил мужчина, поскольку Королева никак не отреагировала.– Итак, проясняю ситуацию: в Лукоморье ты - всего лишь гостья, такая же как я; вернёшься ли в Зачарованный Лес - неизвестно; если цилиндр потерял волшебство - сшить другой могу только я. Отсюда вывод: прав теперь больше у меня. Возражения есть?
— Я тебя убью,– выдохнула женщина, всё ещё пребывая в состояние шока.
— Моя очаровательная Редж, ты, конечно, можешь исполнить свою угрозу, но тогда ты останешься в Лукоморье совсем одна…
— Да что ты от меня хочешь, в конце концов?!
Джефферсон поднялся с лавки и ленивой походкой приблизился к Королеве.
— Хочу, чтобы ты перестала смотреть на меня свысока… чтобы была нежна и ласкова… чтобы любила…
От последнего заявления Шляпника Регина перепугалась едва ли не больше, чем от утраты цилиндром волшебства. Любить?! Нет, она не могла любить! Она не хотела! Ей не нужна любовь! Нужна только месть! Зачем этот человек говорит о любви? Почему её сердце сжалось от страха, а в ушах стучат молотки? Нет, пожалуйста! Только не любовь!
— Только не теряй сознание,– чуть усмехнулся Джефферсон, проницательным взглядом окидывая Королеву,– я пока даже не прикасался к тебе.
Лёгкий румянец тронул щёки Регины. Напоминание об их последней совместной ночи удушливой волной стеснения и возбуждения прокатилось по телу женщины.
— Ну, хорошо из трёх пожеланий можешь исполнить только первые два,– смилостивился Шляпник, заключая Королеву в объятия.– Я ж понимаю, что ты не можешь л-л…
Джефферсон осёкся и едва не вздрогнул. В его руках был истинный лёд!.. Несмотря на жаркую летнюю погоду, Регину сковал жестокий холод.
— Проведения ради, что происходит?!– перепугался мужчина.– Редж, что с тобой?!
Однако Королева не смогла вымолвить ни слова - голосовые связки превратились в натянутые больные струны.
— Я же… я же п-просто… пошутил…
Женщина, почувствовав, что к глазам подступают слёзы, быстро прикрыла веки.
— Ну, прости меня, я…– Джеф крепко прижал к себе Регину,– я ж безумный… на меня нельзя обижаться! Хочешь, я… всю ночь буду шить эти дурацкие шляпы?! А хочешь, соберу мёд у диких пчёл и сварю тебе сбитень? Ну, не молчи! Скажи, что ты хочешь?!
— Хочу… ничего не чувствовать,– заиндевелым голосом отозвалась Королева и медленно открыла глаза.– Хочу отомстить своим врагам. Хочу, наконец, просто жить.
— Жить, ничего не чувствуя?.. Нет, так нельзя. Это не жизнь!– Шляпник сильно тряхнул Регину за плечи.– Ты не должна так думать! Ты должна научиться снова любить, прощать, плакать!
Резко отпрянув назад, женщина вырвалась из рук Джефферсона.
— С какой стати мне кого-то прощать?! И кого мне любить?!– бровь Королевы возмущённо взметнулась вверх.– А плакать… плакать мне больше не по кому… да и все слёзы давно выплаканы.
Шляпнику захотелось взвыть от тоски и боли. За что Регине достались её беды? Почему новые страдание выбирали опять её? Сколько она ещё способна выдержать?
«Ты сам приложил руку к её несчастиям»,– напомнил Джефу полный злобы внутренний голос.
— Не возвращайся в Зачарованный Лес!– вдруг выпалил Шляпник.
— Что-что?
— Тебе нельзя назад! Ты не можешь жить в том мире! Он убивает тебя!.. Давай останемся здесь! Начнём всё сначала!
Во взгляде Регины появилось изумление:
— Останемся? В смысле - вдвоём?
— Да! Ты и я!– мужчина приблизился к Королеве, осторожно взяв её лицо в свои ладони.– Сегодня я видел чудесный сон. В нём ты была моей… Моей женой.
Губы Шляпника едва ощутимо коснулись губ Регины, а затем так же невесомо прошлись по её щекам, глазам, переносице. Женщина безвольно подалась к Джефферсону, растворяясь в его нежных объятиях.
— Останься со мной… Будь моей…– шептал на ухо Королеве мужчина, скользя ладонями по тонкому стану, лаская и согревая «её зимнее величество».– Я сделаю тебя счастливой.

Глава 10.


Несмотря на странную обстановку дома и отсутствие мягкой постели, ночь оказалась сказочно-волшебной. Джефферсон был так нежен и ласков, что Королева не могла избавиться от эйфорического головокружения. Она задыхалась от каждого прикосновения мужчины и позволяла любые безумства… Впервые за все ночи, проведённые с Джефом, Регина ни разу не вспомнила про Дэниела.
Шляпник проснулся первым и едва сдержал восторженный возглас, увидев подле себя Королеву. Ночи, проведённые в Лукоморье без неё, стали настоящим испытанием. Но если это надо было ради того, чтобы женщина, наконец, отдала ему всю себя без остатка, то Джефферсон согласился бы и на сотню таких мучительных ночей.
«Мне кажется… я люблю»,– со смесью изумления и смущения признался себе Шляпник.
Сквозь сон ощутив лёгкую прохладу, Регина свернулась калачиком, пытаясь согреться и продлить сладкую негу. Но тот, кто лишил её одеяла, точнее - покрова в виде грубо выделанных шкур, не собирался отставать. Спину женщины покрыли тысячи медовых поцелуев.
— Джеф-ф-ф…– сквозь сон улыбнулась Регина.
— Доброе утро, моя королева. Как спалось?
— Разве нам удалось поспать?– недоверчиво спросила женщина, пытаясь натянуть на себя ближайшую шкуру.
Шляпник перегнулся через Королеву, останавливая её руку:
— Нет! Я ещё не налюбовался на тебя.
Регина, наконец, открыла глаза и оглянулась на Джефферсона. Тот смотрел на неё с таким обожанием, что сердце женщины растаяло.
— Ты помнишь, о чём мы говорили накануне?– осторожно поинтересовался Шляпник, коснувшись губами плеча Королевы.
— О чём?
— Давай останемся здесь… в этом мире…
— А-а-а…– Регина слегка напряглась,– я… не м-могу так сразу… решить…
— Почему? Разве тебя что-то держит в Зачарованном Лесу?
— А как же мой отец? Родных не бросают…
Джефферсону очень хотелось спросить у Королевы: а отец не бросил ли её, когда нужно было воспрепятствовать замужеству дочери?! Но Шляпник сдержался, понимая, что для Регины это не аргумент.
— Я приведу его сюда,– пообещал Джеф.– Тоже будет жить в Лукоморье.
— А Румпельштильцхен?
— Нет, Румпельштильцхена мы к себе жить не возьмём,– расплылся в весёлой улыбке мужчина.
— Да я не об этом. Он же без труда вычислит - в каком мы мире. Сомневаюсь, что он оставит меня в покое!
— Оставит. Я договорюсь.
Во взгляде Королевы появилась тревога:
— У сделки с Тёмным слишком дорогая цена!
— Ты забываешь, что я давно знаком со Штильцхеном. Я знаю, как заключать с ним сделки. Поверь, всё будет хорошо,– Джефферсон нежно провёл ладонью по щеке женщины.
— Я… боюсь… поверить в это.
Шляпник крепко обнял Королеву, носом уткнувшись ей в шею.
— Ничего не бойся,– прошептал он, покрывая поцелуями нежную кожу Регины.– Просто доверься мне. Прошу.
— Я… должна подумать…
— Хорошо, думай,– согласился Джефферсон, нехотя отрываясь от шеи женщины и устремляя на Королеву взгляд полный тепла и обожания.
— Это нечестно… я не могу думать, когда ты так смотришь,– попыталась нахмуриться Регина, но не смогла сдержать смущённой улыбки.
Мужчина поднялся с постели, не забыв при этом пройтись долгим карамельным взглядом по обнажённому телу любимой.
— Ладно,– натягивая одежду, кивнул он.– Пойду, поищу в окрестностях что-нибудь съедобное на завтрак… А ты думай! И не смей покидать постель, тем более - одеваться! Поняла?
Регина улыбнулась, глубже зарываясь в шкуры.
— Не слышу ответа! Ты поняла?!
— Если я вдруг надумаю остаться с тобой в Лукоморье, ты вот так вот будешь мной всё время командовать?– с лёгкой иронией поинтересовалась женщина.
— Я не смогу командовать, я онемею от счастья!
Джефферсон наклонился к Королеве, поцеловал её и покинул дом.
«Неужели я соглашусь?– закрывая глаза, думала Регина.– А ведь я действительно хочу согласиться…»
Размышляя о дальнейшей жизни и рисуя радужные перспективы, женщина сама не заметила, как уснула.

Тёплая ладонь медленно прошлась вдоль позвонков Королевы и остановилась на пояснице.
— Где ты так долго был?– улыбаясь сквозь сон, укорила Регина.
— В подводном царстве. А вот где была ты?
Не узнав голос Джефа, точнее - узнав голос царя Солнцедалья, женщина резко обернулась, натягивая до самого подбородка ближайшую шкуру. Её глаза расширились от ужаса, с минуту Королева не могла вымолвить ни слова. Это дало возможность Солнцеяру рассмотреть её симпатичное личико в обрамлении спутавшихся чёрных кудрей, а так же стройные ноги, слегка обнажившиеся при смещении покрова вдоль тела.
— Ты что, не видел, что я не одета?! Ты должен был выйти!– возмутилась наглости мужчины Королева.
— Отчего же? Видел. Потому и не вышел,– тонко усмехнулся царь Солнцедалья.– Ранее мне доводилось тобой любоваться лишь в костюме мальчика и бальном платье, теперь я оценил…
— Замолчи!– резко перебила женщина и, сосредоточившись, быстро привела себя в порядок с помощью магии.
Всё - от уложенных в высокую причёску волос до костюма для верховой езды - было безупречно. Регина поднялась с топчана, благоразумно встав по другую его сторону.
— В наше время магию на такие пустяки не тратили,– иронично заметил Солнцеяр, отходя к столу и присаживаясь на лавку.
— Ты должно быть очень стар,– огрызнулась Королева.– Что тебе вообще здесь надо? Как ты сюда попал?
Мужчина укоризненно посмотрел на Регину.
— Я, конечно, старше тебя, но вот память меня пока ещё не подводит. Ты забыла? За тобой должок. Ну, а попал я сюда, как и вы, полагаю. Кто-то хорошо навёл морок - любая дорога возвращает к этому дому.
— Я имею в виду, как ты попал в Лукоморье?! Как узнал, что мы здесь?
— Ах, это,– Солнцеяр снисходительно улыбнулся.– Неужели ты думала, что сможешь скрыться от двух самых сильных колдунов?
— Румпельштильцхен… Я так и знала! Почему он не оставит меня в покое?!
— Это вопрос ко мне или вообще?
Ответить Регина не успела, тихо скрипнула дверь и на пороге показался Джефферсон, неся в руках шляпу, полную фруктов, ягод и орехов.
— Почему ты оделась?! Я же запретил!– возмутился мужчина, не заметив сидевшего за столом гостя.
— Вот и я был против одежды,– с готовностью поддержал царь Солнцедалья.– Но её величеству мужчины - не указ.
Джефферсон обернулся на голос и едва не выронил шляпу из рук.
— Солнцеяр?..– изумлённо выдохнул он.
— Для тебя - ваше величество, любитель кройки и шитья.
Голос солнцедальца сделался донельзя холодным. Колючий, угрожающий взгляд застыл на Шляпнике. Очевидно, в этот момент все трое вспомнили про роковой удар ножницами в спину.
— Что ты здесь делаешь?– насторожился Джефферсон.
— Да вот решил продолжить наше с Королевой общение,– Солнцеяр бросил многозначительный взгляд на Регину.– Да ты накрывай на стол, Джеф. Накрывай.
— Какое общение? Ты сказал: «с Королевой»? Откуда ты…
Шляпник не закончил фразу, переводя вопросительный взгляд то на женщину, то на царя Солнцедалья.
— Моя милая Редж, так ты ему ничего не рассказала?– расплылся в коварной улыбке Солнцеяр.– Занятно.
— Что не рассказала?– нахмурился Джефферсон.
— Я тебе сейчас всё объясню,– голос Королевы едва не дрогнул от волнения.
И почему такое прекрасное утро должно было так скверно закончиться?! А ведь сегодня Регина собиралась начать новую жизнь. Забыть о прошлых обидах, перебороть чувство мести, оставить в прошлом Зачарованный Лес.
— Да-да. Объясни,– ухмыльнулся Солнцеяр.
Видя растерянность Джефферсона и Регины, солнцедалец, как ни в чем не бывало, поднялся с лавки, подошёл к Шляпнику и забрал у него цилиндр, после чего вновь вернулся за стол.
— Мы встретились в Зачарованном Лесу… во время праздника… Они были с Румпельштильцхеном,– наконец, ответила женщина.
— Моя прекрасная Королева путает,– откусывая яблоко, улыбнулся одними глазами Солнцеяр.– Румпельштильцхен заглянул к нам уже после… кх… встречи.
— Это не то, что ты подумал!– быстро обратилась к Джефу Регина, проклиная про себя царя Солнцедалья.
— Я ещё не успел ничего подумать,– мрачно процедил Шляпник.– Но, кажется, нужно было, да?
— Вовсе нет!
— А может это та самая замена, которую ты подыскала мне за полтора месяца отсутствия?!
— Джеф, ты что несёшь?!– оторопела Регина.
— А может, и в Солнцедалье тебя не надо было спасать, а?!– едва не задыхаясь от приступов ревности, прохрипел Шляпник.– Может, всё было по обоюдному желанию?!
Королева вздрогнула, словно ей дали пощёчину. Таких обвинений от Джефферсона она явно не ожидала.
— Как ты смеешь?– цедя каждое слово, произнесла Регина.
В гробовой тишине вдруг отчётливо послышался хруст откушенного яблока. Королева и Шляпник одновременно повернулись к Солнцеяру. Тот закашлялся, быстро дожевал кусок и смущённо пожал плечами, будто извиняясь.
— Прекрасно, ваши величества… вы нашли друг друга!– злобно выпалил Джефферсон.
Круто развернувшись, он стремительно покинул дом, так громко при этом хлопнув дверью, что Регина невольно вжала голову в плечи.
— Давно бы так,– едва ли не зевая, прокомментировал Солнцеяр.
— Это всё ты!.. Ты специально сделал это!– рассердилась Королева, грозно приближаясь к мужчине.
На кончиках её пальцев уже искрилась магия, но царь Солнцедалья делал вид, что ничего не замечает.
— Поблагодаришь позже,– великодушно разрешил он.
Пламенный сгусток метнулся в сторону Солнцеяра, но врезался в невидимый щит и отрикошетил в Королеву. Регина едва успела увернуться.
— А вот это было напрасно,– объявил царь Солнцедалья, медленно поднимаясь из-за стола и делая шаг к женщине.
Королева даже не двинулась с места, с вызовом глядя на мужчину.
— И что ты мне сделаешь? У тебя здесь нет слуг, чтобы приказать меня казнить!
— Женщина, ты слишком дерзкая, твоя смерть мне не доставит удовольствия.
— Ах, да, должок… Жизнь Джефа за моё тело,– брезгливо поморщилась Регина.
— Нет-нет-нет,– поспешно остановил мужчина.– Ты всё не так поняла. Должок не за жизнь Джефа. Он этого не стоит. Должок за Солнцедалье, за обман, за притворство. Джеф был средством достижения цели, не более. Впрочем, после того, что мне поведал Румпельштильцхен, я не хочу, чтобы ты разделила со мной ложе из страха за жизнь недостойного человека,– Солнцеяр властно коснулся ладонью щеки Королевы.– Ты сделаешь это по собственной воле.
Женщина качнула головой и отступила в сторону, избавляясь от неприятного прикосновения.
— Никогда!
— Я сделаю вид, что этого не слышал. И не напомню, когда в волшебной ночи буду согревать своим дыханием каждую клеточку твоего красивого тела.
— Никогда,– снова повторила Регина.– И мне всё равно, что за сплетни распускает о Джефе Румпельштильцхен!
— Конечно, всё равно. Поэтому я тебе их и не пересказываю. Но позабочусь о том, чтобы с этой минуты тебе не о чем было жалеть в ваших отношениях с Безумным Шляпником.
— Что это значит?– насторожилась Королева.
— Только то, что я сказал.
— Если ты тронешь Джефферсона…
— И что ты мне сделаешь?– нагло усмехнулся Солнцеяр.– У тебя здесь нет слуг, чтобы приказать меня казнить.
— Твоя смерть от чужой руки не доставит мне столько удовольствия, сколько от моей собственной!– скрипнула зубами Регина, испепеляя мужчину яростным взглядом.
— Мне нравится твоя несгибаемость. Ты знаешь, что не можешь тягаться со мной в магии, но всё равно угрожаешь. Удивляет лишь одно - как ты до сих пор не покусилась на жизнь Румпельштильцхена? Вот, кто действительно заслужил твою месть.
Королева вопросительно повела бровью. Заявление царя Солнцедалья шло вразрез с представлениями Регины о взаимоотношениях двух самых сильных колдунов, которых она когда-либо встречала.
— Я об истории с доктором Франкенштейном,– пояснил мужчина.– Хотя не только. Ладно, сейчас это неважно. Важно - выбраться отсюда. Ты уже пыталась отвести морок?
Королева молчала. Она вообще не слышала вопроса. Упоминание о докторе Франкенштейне заставило Регину вернуться в прошлое, вспомнить о разбитых в дребезги надеждах, о потерянной навсегда любви. Горячая волна заполнила грудь, мешая дышать. Внезапно сделалось мерзко от того, что она предала память Дэниела, от того, что хотела остаться с Джефферсоном в другом мире… И тут в голове женщины словно щёлкнул переключатель! Румпель был как-то связан с доктором Франкенштейном? А с доктором Регину познакомил…
Королева замотала головой, отгоняя прочь страшные мысли.
— Это просто совпадение,– прошептала она.
— Нет, это не совпадение, а такое заклинание. Тот, кто навёл морок, очень силён. Настолько, что не торопится проверять, попался ли кто-то в его ловушку,– Солнцеяр оценивающе закивал.– Он уверен, что жертвам отсюда не выбраться.
— Что?.. Каким жертвам? Ты о чём?– Регина, наконец, вернулась в реальность и недоумённо уставилась на мужчину.
— В данном случае жертвы - это мы. А вы с Джефом смелые. Так запросто ночевать в доме средь заколдованного дремучего леса. Хотя, конечно, выбора у вас не было… Ты ведь пыталась снять заклинание морока?
— Я?..– Королева слегка смутилась, сознавая, что даже на мгновение не задумалась об этом.– Д-да, конечно.
— Тогда почему Джеф так просто оставил тебя здесь одну утром? А если бы в его отсутствие явился хозяин дома?
— И как бы Джефферсон противостоял колдуну?– вступилась за Шляпника Регина.
Солнцеяр брезгливо поморщился, подобные оправдания были ему крайне неприятны.
— Вероятно, никак. Но хотя бы не оставил тебя ему спящую и неодетую.
Королева не нашла, что возразить, поэтому просто отмахнулась, давая понять, что не верит в страшные россказни мужчины. Однако теперь в её сердце поселилась тревога за ушедшего в неизвестном направлении Шляпника. Вдруг он и правда наткнётся на что-то нехорошее в этом лесу?

Глава 11.


Регина поспешила выйти на улицу. Вокруг было тихо и мрачно, поскольку небо заволокли тёмные тучи.
— Джеф!– позвала женщина, но ей не ответило даже эхо.
— Не понял… А где мой конь?– нахмурился Солнцеяр, внимательно осматривая двор.– Что, Безумный Шляпник не только проходимец, лжец, но ещё и мелкий воришка?
— Я уверена, Джеф здесь не причём. Кстати, наших лошадей я почему-то тоже не вижу.
— Странное у него понятие о мести.
— Я сказала: это не Джеф! Прекрати нападать на него! Тем более, когда он не может ответить.
Солнцеяр обвёл Регину снисходительным взглядом:
— При такой заступе ему не обязательно отвечать.
Не дожидаясь реплики Королевы, мужчина отправился осматривать поляну перед домом, при этом ни на секунду не упуская из вида Регину. Возле одной из тропинок, ведущих в лес, солнцедалец вдруг присел на корточки и провёл ладонью над примятой травой.
— Что-то нашёл?– подходя к мужчине, поинтересовалась Королева.
— Пока не знаю,– озадаченно потёр подбородок Солнцеяр, рассматривая странные святящиеся пятна, идущие в чащу леса мимо тропы.
— И не узнаем, если не посмотрим!
Регина решительно направилась по «хлебным крошкам», а мужчина поспешил за ней. Через несколько минут они вышли на край небольшого оврага, и, вскрикнув, женщина так резко остановилась, что Солнцеяр наткнулся на неё. Потеряв равновесие, Королева сделала шаг вперёд. Земля под её ногами начала осыпаться. Мужчина ухватил Регину за талию, чтобы удержать, но склон обвалился, и они оба полетели вниз. В последнее мгновение царь Солнцедалья ухватился свободной рукой за какой-то корень - мужчина и женщина зависли точно на середине склона.
— Только не отцепляйся…– взмолилась Королева, крепко зажмурившись и стараясь не дышать.
— Почему?
Солнцеяр с трудом извернулся, чтобы посмотреть вниз. На дне оврага лежали три оторванных конских головы, обглоданные кости, куски мяса и внутренности.
Царь Солнцедалья присвистнул от изумления и перевёл взгляд на Регину. Об отвращении и жутком состоянии женщины он мог только догадываться, поскольку Королева уткнулась лицом в его грудь и даже дышала через раз.
Где-то вдали послышался странный вой или плач.
— Так, ладно. Всё не так уж плохо,– подбадривающим тоном заметил Солнцеяр.– Только мне надо освободить руку… Можешь сама за меня держаться?
Вместо ответа Королева крепко обхватила мужчину руками за пояс.
— О-у… мне это нравится,– не преминул заметить солнцедалец.
Бросив короткий взгляд на хмурое небо, он по привычке не стал использовать магию, подтягиваясь на руках.
— Хватайся!– послышался сверху хриплый голос Шляпника, и возле ладони Солнцеяра оказался конец кожаного ремня.
Выбравшись из оврага, троица уселась на земле, переводя дыхание. Регина осторожно взглянула на Джефферсона и обмерла. Он был весь перепачкан землёй и кровью.
— А чего ты не поколдовал, чтоб из ямы выбраться?– удивлённо обратился к солнцедальцу Шляпник.
— Не колдую в пасмурную погоду. Да и вообще не колдую по пустякам.
— Джеф! Что с тобой случилось?!– не слушая мужчин, встревоженно спросила Королева.– Ты ранен?
Шляпник быстро оглядел себя и только сейчас заметил, в каком он виде.
— Вот зараза! Это какое-то волосатое существо раза в полтора выше человека… Схватило меня и потащило в лес, не разбирая дороги. По-моему, оно хотело мной позавтракать. Но у меня в сапоге был нож, и я ткнул это чудище в единственный глаз на лбу.
— Похоже, это Лихо Одноглазое,– заключил Солнцеяр.– Мне про него богатыри Черномора рассказывали. Поедает всех без разбора: и животных, и людей.
— Теперь ясно, что случилось с лошадьми,– брезгливо поморщилась Регина.– Надо убираться из этого леса!
И снова из чащи донёсся странный вой.
— Сначала надо развеять морок,– усмехнулся царь Солнцедалья, сосредотачиваясь и растирая ладони друг о друга.
— Возьми моё кольцо, оно умножит твою магическую силу.
Королева быстро сняла с пальца перстень и вручила Солнцеяру, а сама коснулась плеча Джефферсона, заживляя его раны и восстанавливая порванную одежду.
— Нет-нет-нет!– хватая солнцедальца за руку, воскликнул Шляпник.– В Лукоморье нельзя применять магию к магии! Нужно не заклинание, снимающее морок, а что-то другое!
— Да!– тут же опомнилась Регина.– Магию к магии нельзя! Поверь, я пробовала!
— Хорошо,– поднимаясь на ноги, решительно отозвался Солнцеяр.– Тогда я просто убью эту тварь!– в руке царя Солнцедалья появилось увесистое копьё.– Возвращайтесь в дом и забаррикадируйтесь.
Джеф и Регина тоже поднялись с земли, отряхивая одежду.
— Предлагаю идти на охоту вдвоём. Наколдуй мне лук со стрелами,– попросил Шляпник.
Королева изумлённо уставилась на вооружающихся мужчин. Похоже, затея пришлась им по вкусу, и они уже забыли обо всём на свете.
— Я одна не останусь!– бескомпромиссно заявила Регина.– И вообще, разделяться - плохая идея!
Страшный вой раздался теперь совсем близко.
— Кажется, разделяться и не придётся,– нахмурился Солнцеяр, направляясь в сторону звука.
— Держись в стороне,– шепнул Королеве Джефферсон и поспешил за солнцедальцем.
— Да я и не собиралась вам помогать,– проводив мужчин взглядом, буркнула себе под нос Регина.– Нашли себе забаву…
Женщина огляделась по сторонам и поспешила отойти подальше от оврага. Неприятное ощущение на желудке тут же вернулось. И как они умудрились с Джефом переночевать в доме Лиха и остаться не съеденными, не разорванными в клочья?
Со стороны, куда ушли мужчины, послышалась вдруг крепкая ругань, после чего всё стихло. На всякий случай, Регина наколдовала себе меч и, проклиная Лукоморье, направилась вслед за своими нерадивыми защитниками. Пока женщина пробиралась сквозь чащу, она разодрала себе в нескольких местах костюм и оцарапала ветвями щёку.
Внезапно бурелом закончился небольшой поляной, на которой стояли два добрых молодца у края огромной ямы. Они вдруг радостно рассмеялись, опускаясь на колени и протягивая вниз руки. В ответ им послышался сначала нервный, а затем безудержный хохот. Королева приблизилась к яме и заглянула в неё.
— А что здесь происходит?– оторопело спросила Регина, узрев обнимающих молодую красавицу Джефферсона и Солнцеяра.
Вся пятёрка перевела взгляды на Королеву, а затем рассмеялась пуще прежнего.
— Мне уже начинать волноваться? Лихо помутило ваш рассудок?– настороженно поинтересовалась Регина.
— Больше никаких волнений,– успокаивающе пообещал Джефферсон.
Между тем лукоморьевские молодцы вытащили из ямы девушку, а затем и Солнцеяра со Шляпником. И красавица теперь попала в объятия второй пары мужчин.
Королева строгим взглядом смерила девицу, после чего недовольно посмотрела на своих кавалеров:
— Я тоже должна с ней обняться? Или она только с мужчинами в дремучем лесу обнимается?
— Ты поранилась?– в один голос спросили Шляпник и царь Солнцедалья.
Джефферсон осторожно коснулся лица Регины под царапиной.
— Позволь мне,– отводя в сторону руку Шляпника, сказал Солнцеяр и провёл большим пальцем по щеке женщины.
Царапина волшебным образом исчезла, а одежда Королевы восстановилась, заодно и почистившись после падения в овраг.
— Тебе идёт оружие,– довольно ухмыльнулся солнцедалец, указав взглядом на меч.– Но можешь его уже убрать.
— А ты можешь уже убрать руку от моего лица,– ехидно отозвалась Регина и вдруг ощутила на себе тяжёлый взгляд Джефферсона.
Проигнорировав его, Королева с помощью магии избавилась от оружия. Возникла напряжённая пауза, но, к счастью женщины, её прервали лукоморцы.
— Гой еси, добры люди!– приблизившись, произнёс светловолосый молодец и, приложив руку к сердцу, вместе с сотоварищами поклонился в пояс Солнцеяру.– Спасибо тебе, кудесник, за спасение жены моей! Я и весь род мой навеки у тебя в долгу! Величают меня Белый Полянин, коли нужно тебе будет какую службу сослужить - пришли за мной гонцов!
Солнцедалец и лукоморец крепко пожали друг другу руки через запястья.
— Белый Полянин?– переспросила Королева.– А твой друг?.. Не Иван-царевич?
— Правду молвишь,– подтвердил второй молодец, выступая вперёд.– Знались мы раньше разве?
— У супруги твоей, Марьи Моревны, гостила я недавно.
— В здравии ли она? Всё ли добром? Не видел я её почитай уж полгода.
— Была в порядке,– задумчиво кивнула Регина.– Змея Горыныча с птицами-оборотнями ловила, планам Кощея помешать хотела.
Лукоморцы разом помрачнели.
— Да, много бед Кощей на земле творит,– горько вымолвил Белый Полянин.– Жену мою украл и заколдовал - превратил в Лихо Одноглазое. Полгода с Иван-царевичем по дремучим лесам выслеживали её и ловушки чинили…
— В их ловушку мы и угодили,– кивнул на яму Шляпник.– А сверху на нас ослепшее Лихо набросилось.
— Вы простите, безумие навёл на меня Кощей,– оправдываясь и закусывая губы, произнесла девушка.– Помутился рассудок… Если б не кудесник, снявший чары,– молодая красавица с бесконечной благодарностью посмотрела на царя Солнцедалья,– быть бы вам всем мёртвыми, а мне - вновь скитаться по лесам дремучим.
Ещё раз поблагодарив Солнцеяра, лукоморцы раскланялись и ушли в только им ведомом направлении.
— Надо же, да ты прям герой,– иронично заметила Королева, обращаясь к солнцедальцу.– Только как ты обошёл побочные эффекты применения магии к магии?
— Я не обходил,– пожав плечами, признался Солнцеяр.– С помощью магии я пытался убить Лихо, а получилось… В общем, ты видела, что получилось.
— То есть вместо убийства разрушилось заклятие Кощея?
— Да. Кстати, вы обратили внимание, что лес сильно поредел? Полагаю, морока больше нет. Можно продолжать путь.
— А разве нам по пути?– сухо поинтересовался Шляпник.
— Нам с Региной - да. А тебе - не знаю,– вызывающая улыбка коснулась губ Солнцеяра.
Королева обвела мужчин скептическим взглядом и развернулась, чтобы уйти, но внезапно остановилась.
— Верни мой перстень,– оглянувшись на царя Солнцедалья, приказала Регина.
— Как только окажемся в Зачарованном Лесу. Я не хочу, чтобы ты случайно пострадала от местной магии.
Королева возмущённо повела бровью, но Солнцеяр, сделав вид, что ничего не заметил, направился в сторону дома.
— Ты куда?– окликнула женщина.
— Пусть идёт,– быстро отозвался Шляпник и на всякий случай взял Регину за руку, словно опасаясь, что она последует за солнцедальцем.
— Как это идёт?! Он знает, где подводное царство Чёрномора! Мне надоело плутать по Лукоморью!
— Но разве нам нужно теперь к Черномору?– тихо спросил Джефферсон, заглядывая Королеве в глаза.– Ты не хочешь остаться здесь, забыв о Зачарованном Лесе?
Регина задумалась. С тех пор, как появился Солнцеяр, она и не вспоминала об утреннем разговоре с Джефом. Зато без конца вспоминала оброненную солнцедальцем фразу о докторе Франкенштейне и его связи с Румпельштильцхеном. Что было между ними общего, за что Королева должна была бы отомстить Тёмному? Неужели доктор обманул её с воскрешением Дэниела? Но зачем это было нужно Румпельштильцхену? Чтобы получить её в ученицы? Не-е-ет… Он и так всё время твердил, что она бездарность и лишь тратит в пустую его время.
— Эй! Редж! Ты где?– позвал Шляпник.– Ты слышала мой вопрос?
— Я-я… знаю одно - оставаться в Лукоморье я точно не хочу. И в любом случае мне нужен последний компонент для заклинания. С ним мне будет спокойнее принимать решение.
Джефферсон облегчённо выдохнул, заключая Королеву в объятия.
— Так это не отказ?
— Я пока ничего не решила, но…– Регина укоризненно посмотрела на Шляпника,– если ты будешь вести себя так, как при появлении Солнцеяра, то…
— Не буду!– перебил Джеф.– Прости! Просто он так на тебя смотрит…
— Не начинай.
Виновато потупившись, мужчина плотно сжал губы, а затем вдруг расплылся в озорной улыбке и жадно поцеловал Королеву.

Глава 12.


Когда Регина и Джефферсон вышли к дому, на дворе уже стояли три статных жеребца.
— Странный мир,– поглаживая по холке гнедого, заметил Солнцеяр,– не могу наколдовать единорогов. То ли их не существует в этом мире, то ли они здесь волшебные, а потому не появляются магическим образом, м?
— Я ничего не знаю про этот мир,– пожала плечами Королева,– и не очень хочу знать. Здесь мне не нравится.
— Не забудь свою шляпу,– обратился к Джефферсону солнцедалец и кивнул на дом.– И еду из неё не вынимай, пригодится в дороге.
— Я бы, конечно, без твоего совета не догадался,– буркнул в ответ Шляпник.
Царь Солнцедалья подвёл Регине коня и с интересом спросил:
— А мой мир тебе понравился?
— Нет.
— Ты была с ним мало знакома. Поверь, он прекрасен. В нём почти всегда тепло, солнечно, красиво… В нём легкокрылые единороги и прекрасные пери… В нём волшебные закаты и сказочные ночи…– Солнцеяр мягко коснулся рукой щеки Королевы.– В следующий твой визит я покажу тебе настоящее Солнцедалье.
Под чёрным гипнотизирующим взглядом мужчины, Регина почувствовала, как теряет волю. Совсем как в первый раз во дворце Солнцеяра.
— Ты ворожишь?– с трудом восстанавливая дыхание, спросила женщина со всей строгостью, на которую только была способна в этом момент.
— Нет. Просто чем больше ты сопротивляешься, тем сильнее желание,– почти шёпотом произнёс мужчина, осторожно переместив большой палец к губам Королевы.
— Я… тебе… не верю. Ещё раз применишь чары…– Регина резко замолчала, краем глаза заметив, что Джефферсон выходит из дома.
Солнцеяр подсадил Королеву на гнедого и, задержав ладонь на её щиколотке, твёрдо сказал:
— Я не ворожил.

К вечеру лесная полоса сменилась болотистой местностью, и всадники были вынуждены сбавить ход.
— Ты уверен, что не заблудился?– недоверчиво спросила Регина у Солнцеяра.
— Нет-нет. Всё в порядке, я тут проезжал,– заверил мужчина.– До моря раньше завтрашнего вечера мы не доберёмся, так что сегодня заночуем здесь.
Королева так резко осадила гнедого, что тот взвился на дыбы, однако женщина удержалась в седле. Мужчины тут же остановили своих лошадей.
— Где-где мы заночуем?!– ошарашенно переспросила Регина.– На болотах?!
Улыбнувшись чему-то, Солнеяр утвердительно кивнул.
— В самом деле,– поддержал женщину Джефферсон,– если ты знал, что нам ещё так далеко - надо было сделать остановку в лесу, а не заводить нас, на ночь глядя, в какие-то мерзкие топи.
— Не стоит так отзываться о чьём-то доме,– укоризненно покачал головой солнцедалец,– хозяйкам может не понравится.
— Хозяйкам? Неужели, здесь кто-то живёт?!
— Ну, я же не просто так завёл вас, на ночь глядя… сюда. Гостеприимство и лучшие постели, которые я когда-либо видел, будут обеспечены. Обещаю.
Солнцеяр тронул коня дальше. Регине и Джефферсону ничего не оставалось, как последовать за ним.

Хозяйками топей оказались болотные кикиморы - зеленовласые юные красавицы, полуобнажённые и соблазнительные донельзя.
— Только не ходи с ними по ночам гулять, если позовут,– тихо предупредил Солнцеяр Шляпника, разглядывающего диковинных лукоморок.
Три зеленовласки забрали у гостей жеребцов и, обещав позаботиться, куда-то увели.
— Мальчики, глаза сломаете,– недовольно глянула на мужчин Королева.
Хозяйки болот предоставили гостям три просторных шалаша, внутри которых находились необычные постели - тёплое ложе с водяной прослойкой, принимающее форму соответствующую всем изгибам тела.
— На этом можно спать?– с сомнением спросила Регина.
— На этом потрясающе спится. А какие ощущения во время…– Солнцеяр осёкся и кротко улыбнулся.– В общем, приятной ночи, ваше величество.
Королева слегка кивнула и, недвусмысленно скользнув взглядом по Джефферсону, удалилась в свой шалаш, прикрыв пушистый полог из сухого мха и водорослей.
— День был долгим,– выдавил из себя любезную улыбку Шляпник,– надо хорошенько отдохнуть.
Солнцеяр ничего не ответил, лишь жестом предложил Джефу выбрать один из соседних шалашей.

Наспех подкрепившись оставленной кикиморами едой, Шляпник выждал некоторое время и осторожно выглянул на улицу. Вокруг всё было тихо. Недолго думая, Джефферсон направился к шалашу Королевы, однако на полпути его остановил Солнцеяр, появившийся, точноо из воздуха.
— Далеко собрался?– тихо спросил он.
— Не твоё дело,– Джеф попытался обойти солнцедальца, но тот преградил ему дорогу.
— Теперь моё. Держись подальше от Регины, она не для тебя.
— Может быть для тебя?
— Нет, я здраво смотрю на реальность. А вот ты ослеплён желанием, и не понимаешь, что как только Регина узнает о «магии грёз», сотворённой Румпельштильцхеном для тебя, то отношения ваши тут же закончатся.
— Я так не думаю,– сухо отозвался Джефферсон, стойко выдержав удар.
— Правда? Хм… Может я ошибся в тебе? Хорошо я дам тебе шанс. Расскажешь Регине о том, как ты с Франкенштейном и Румпельштильцхеном убил её надежду на воскрешение любви. Если после этого ваши отношения с Редж не закончатся - я уйду в сторону.
Шляпник оторопело уставился на Солнцеяра, не в силах что-либо ответить или двинуться с места.
— Даю тебе время - до конца путешествия по Лукоморью,– грозно процедил царь Солнцедалья.– Не скажешь - я сделаю это.
— Почему?..– едва слышно выдохнул Джеф.– Зачем… тебе… это?
— У сделки с Тёмным всегда есть цена,– просто пожал плечами Солнцеяр и бескомпромиссно указал пальцем в сторону противоположную шалашу Королевы.
Некоторое время простояв в нерешительности, Шляпник, наконец, развернулся и побрёл прочь. Солнцедалец застал его врасплох, сейчас Джефферсон не был готов рассказать обо всём Регине.
Холодно усмехнувшись сопернику в спину, Солнцеяр дождался, пока тот скроется из виду, и направился к Королеве.

В шалаше Регины горел светильник, она ещё не спала, ожидая появления Джефферсона. Царь Солнцедалья едва не споткнулся, увидев на Королеве облегающее тёмно-синее платье с открытой спиной. В его мире женщинам не дозволялось так ходить. Хотя Солнцеяр подозревал, что и в мире Зачарованного леса тоже, но для Джефа Регина сделала исключение. Да ещё какое! И это очень не понравилось мужчине.
«Не-е-ет, ты не должна влюбиться в Шляпника»,– твёрдо решил Солнцеяр.
Королева чуть повернула голову, но не обернулась.
— Почему так долго?– прохладно спросила она.– Любезничал с зеленокудрыми красотками?
Мужчина неспешно приблизился к Регине, обвивая руками её талию и касаясь губами обнажённой спины.
— Если б я знал, что ты ждёшь - не стал бы любезничать,– прошептал Солнцеяр, вдыхая фиалковый аромат волос женщины.
Осознав подмену, Королева развернулась и попыталась вырваться из рук солнцедальца, но тот лишь крепче прижал её к себе.
— Отпусти немедленно!– велела Регина, упираясь ладонями в грудь мужчины.
— А в чём дело? Опасаешься, что Джефферсон застанет тебя в моих объятиях? Да, вряд ли ему это понравится.
— Пожалуйста, уйди…
— О-о! Сначала приказ, теперь просьба,– Солнцеяр довольно улыбнулся.– Ещё немного - и я уступлю. Только к просьбе прибавь поощрение.
— Что?..– переспросила Королева, хватая мужчину за запястья и пытаясь остановить его руки скользящие вниз по её спине.
Улыбка солнцедальца стала ещё шире, когда он получил отличный вид на декольте платья с соблазнительной ложбинкой, образованной тугими холмиками. Не желая лишиться такого обзора, Солнцеяр ловким движением перехватил руки женщины, прижимая их к пояснице.
— Проклятье!– досадливо скрипнул зубами мужчина.– Если б ты была жительницей Солнцедалья, я бы уже давно запер тебя в своём гареме и ласкал бы дни и ночи… И зачем я терплю законы и условности ваших миров?!
Царь Солнцедалья бросил нетерпеливый взгляд на ложе всего в паре шагов, а затем как-то странно посмотрел на Регину. По телу Королевы прокатилась ледяная волна от сознания того, что задумал Солнцеяр.
— И каким должно быть поощрение, чтобы ты немедленно ушёл?!– попыталась отрезвить царя Солнцедалья женщина.
Регина сделала движение головой, умышленно, на сколько возможно, прикрывая волосами декольте.
— Поощрение?– от разочарования мужчина даже забыл, о чём говорил ранее.– Поощрение… Ах, да. Ну, раз ты так торопишься выставить меня за дверь, то есть - за полог, то я возьму откуп поцелуем.
Королева собралась было возмутиться, но вовремя вспомнила, что ещё несколько мгновений назад Солнцеяр собирался нарушить все законы и условности, мешающие ему обладать ей.
— А где гарантия, что ты после этого уйдёшь?– недоверчиво повела бровью Регина.
— Слово царя Солнцедалья!
— Тогда отпусти мои руки.
— Да пожалуйста.
Растерев онемевшие запястья, Королева смирила свою гордость и чувство протеста и, приподнявшись на носочки, быстро поцеловала мужчину.
Солнцеяр изумлённо уставился на Регину:
— В вашем мире это называется поцелуем? Или ты пытаешься меня обмануть?
— Что не так?– нахмурилась Королева, делая вид, что не понимает, о чём речь.
— Редж, всё то время, что я тебя знаю, ты пытаешься меня надуть. Это обидно. Между тем, я - при всей моей мстительности и нетерпимости - каждый раз спускал это тебе. Моя выдержка испарилась две минуты назад,– безапелляционно заявил мужчина.– Или ты сейчас целуешь меня по-настоящему, как никогда никого ещё не целовала, или я покажу тебе, в чём прелесть местных водяных постелей.
По вызывающему хищному взгляду царя Солнцедалья стало понятно, что он жаждет отказа. Однако Королева трезво оценила свои шансы: ни физической, ни магической силы ей бы не хватило, чтобы справиться с Солнцеяром. А попытка схитрить закончится весьма плохо - Регина даже не сомневалась. Да и что такого страшного в каком-то поцелуе? В конце концов, Джефферсон сам виноват!.. У него было полно времени, чтобы уже прийти.
Королева обвила руками шею мужчины и наклонила к себе его голову. Едва ощутимо губы женщины коснулись приоткрытых губ солнцедальца. Два дыхания смешались в одно - сбивчивое и горячее. Регина вдруг почувствовала ладони Солнцеяра на своей обнажённой спине. Облизнув пересохшие уста, Королева случайно или нарочно коснулась языком рта мужчины, и тут царь Солнцедалья не выдержал - прикусил женщине нижнюю губу. Регина вскрикнула и захлебнулась в неудержимом поцелуе - диком, разнузданном, оголтелом. Плоть внезапно зажила собственной жизнью, отдельно от сознания - сладкий яд всасывался в кровь, делая тело послушным и уступчивым.
Совладав, наконец, с эмоциями, Королева с ужасом осознала, что позволила Солнцеяру слишком откровенные прикосновения. Несмотря на наличие платья, Регина почувствовала себя полностью раздетой. В довершении своего исследования ладони мужчины прошлись вдоль спины Королевы и нырнули под ткань, крепко сжимая ягодицы.
— Ты же… дал… слово…– с трудом выдавила женщина, готовая провалиться сквозь землю от смущения.
Царю Солнцедалья потребовалось некоторое время, чтобы переварить услышанное и ещё больше времени, чтобы прийти в себя.
— Как же с тобой тяжело, женщина!– скрипнул зубами Солнцеяр, испепеляюще глянув на Регину.– Ты всё равно будешь моей! Смирись!
— Ты дал слово,– на этот раз решительно и твёрдо повторила Королева.
Мужчина вынул руки из-под платья Регины и молча вышел из шалаша.
Королева приложила ладони к пылающим щекам и несколько раз глубоко вздохнула. По телу пробежала нервная дрожь. Где-то глубоко в потаённых уголках сознания пыталось пробиться на свет разочарование от того, что Солнцеяр сдержал слово, но женщина задушила это чувство на корню.
— В конце концов, Джефферсон, ты где?!– рассердилась Королева, пытаясь переложить всю вину за случившееся на Шляпника.
Переодевшись при помощи магии в обычный костюм, Регина вышла на улицу. Луна ярко освещала окрестности, несмотря на лёгкую дымку туч.
Королева заглянула в ближайший шалаш. Тут горел светильник, но никого не было.
«А почему ты решила, что Джеф ночует здесь?– спросил внутренний голос.– Может, шалаш пуст потому, что у Солнцеяра возникла необходимость прогуляться и смирить свой гнев. Джефферсон ведь должен был выждать некоторое время и прийти к тебе».
Регина подошла ко второму шалашу, но в нерешительности остановилась. Всё-таки было бы странно, если б Джеф не выбрал оказаться поближе к ней. А если она отодвинет полог и увидит там Солнцеяра?
«Если Джефферсона нет здесь, то ты знаешь, кто повинен в его отсутствии!– злобно поведал внутренний голос.– Солнцеяр же обещал, что ваши отношения с Джефом теперь изменятся»!
Королева взяла себя в руки и стремительно вошла в шалаш. На мгновение её парализовало от увиденной картины. На водном ложе в центре сидел царь Солнцедалья в одних шароварах. Со всех сторон его облепили четыре полуобнажённые красавицы-зеленовласки, лаская руками его тело и что-то мурлыкая. А одна кормила Солнцеяра с ножа дольками сочного красного яблока.
Регина резко развернулась на сто восемьдесят градусов, однако выходить не стала.
— Где Джефферсон?!– строго спросила она.
— Джефферсон?– послышался удивлённый вопрос.– Понятия не имею.
— Я тебе не верю!– оглянулась было Королева, но тут же отвернулась назад.
Солнцеяр медленно поднялся с постели и неспешно приблизился к женщине, обходя её и становясь перед глазами. Взгляд Регины невольно скользнул на квадратики загорелого торса солнцедальца.
— А зачем тебе Джефферсон?– нагло ухмыльнулся мужчина.– Неудовлетворённые желания не дают заснуть? Хочешь, мы это исправим?
Королева едва не влепила Солнцеяру пощёчину, но вовремя вспомнила, что в прошлый раз за такое царь собирался дать ей сорок плетей и пообещал, что повторно не простит этого Регине. Глаза солнцедальца подозрительно сузились, словно он разгадал намерения женщины.
— Я не знаю, где твой разлюбезный Джефферсон,– продолжил после паузы мужчина.– Но если он пропадет, я не опечалюсь.
— Я и не рассчитывала на твою помощь в поиске!
Обогнув Солнцеяра, Королева быстро покинула его шалаш.
— А я и не рассчитывал помогать,– хмуро буркнул мужчина и повернулся к кикиморам, нетерпеливо ожидавшим его на постели.

Глава 13.


Уже через треть часа безуспешных поисков Джефа, Регина поняла, что заблудилась. Всё кочки, островки и дорожки казались абсолютно одинаковые. Но провидению этого было мало - и у Королевы потух светильник, который она прихватила из своего шалаша.
— Как же я ненавижу это Лукоморье,– простонала она, наколдовывая факел.
Однако вместо этого в её руке появилась короткая палка.
— Не поняла…
Регина посильнее встряхнула ладонью, но эффект был тем же. Разозлившись, Королева призвала всю свою магическую силу, чтобы материализовать факел. Палка в её руке вспыхнула синем пламенем по всей длине. Вскрикнув, женщина разжала пальцы, и в тот же момент под её ногами вспыхнул островок из сухого мха. Регина отскочила в сторону и тут поняла, что проваливается в трясину.
— Проклятье!– рассердилась Королева.
Стараясь не впасть в панику, она призвала на помощь магию. Однако от волшебства погружение лишь ускорилось.
— Нет… только не так…– холодея от ужаса, прошептала женщина.– Я не хочу умирать так…
Регина попыталась уцепиться за обгоревшую кочку - пламя уже ушло в другую сторону - но это лишь слегка замедлило погружение. Дышать становилось всё тяжелее, а трясина засасывала с безжалостным напором.
— Тьма-а-а!– послышался раздражённый вскрик Солнцеяра, спешащего на помощь.
Мужчина упал на колени, схватил Королеву за запястья и потянул на себя.
— Так и знал, что нельзя тебя одну отпускать!– сквозь зубы процедил солнцедалец, медленно, но упрямо вытаскивая женщину из трясины.– Ты зачем болота подпалила?!
Регина ничего не ответила. Собственно, она была не в силах этого сделать.
Через несколько минут борьбы человека с природой Солнцеяру, наконец, удалось вытащить Королеву на твёрдую поверхность. Тяжело дыша и дрожа всем телом Регина прижалась к мужчине.
— Погоди немного,– высвобождаясь, попросил солнцедалец.
Быстро поднявшись на ноги, он стянул с себя рубаху и принялся сбивать ей пламя с полыхающих кочек и кустов.
Потушив огонь, мужчина вернулся к Королеве, всё ещё сидящей на том же месте, где он её оставил.
— А то как-то нехорошо на гостеприимство отвечать спалённым домом,– ободряюще улыбнулся Солнцеяр, вытирая со лба пот и присаживаясь рядом с Региной.
Осмотрев безнадёжно испорченную рубашку, солнцедалец скомкал её и бросил в трясину. Вязкая субстанция противно облизнулась и с протяжным бульканьем проглотила бывшее одеяние. Королева неприятно поёжилась.
— Ну, рассказывай,– иронично покачал головой Солнцеяр.– Что это было?
— Ничего… я лишь хотела наколдовать факел,– оправдываясь, выдавила женщина.– Но с магией что-то случилось…
— Ничего с ней не случилось. Просто это особенные болота, здесь нельзя колдовать со стихиями. Ни с огнём, ни с водой, ни с воздухом или землёй!
— Откуда мне было знать про эти дополнения к Лукоморьевским правилам?!– возмутилась Королева.– Как же я устала от этого мира! У каждой территории, кроме общих законов, ещё частные оговорки, традиции и отступления от правил!
— Да, в Солнцедалье с этим проще. Там закон - я!
Регина чуть усмехнулась, поднимаясь на ноги. Мужчина опередил её и поддержал под локоть.
— Надо продолжить поиски Джефа,– заявила Королева.
— Да ничего не будет с твоим Джефом.
— Ты же сам говорил, что ночью по болотам опасно гулять!
— Я говорил, что опасно гулять с кикиморами. Они топят зашедших на их территорию. Но сейчас у нас с ними уговор: нас они не тронут, мы - гости.
— Но Джефферсон же куда-то пропал!
— Вот если он не объявится утром, тогда я соглашусь с тобой, а сейчас - нет,– решительно возразил Солнцеяр.– Почему ты считаешь, что мужчина не может захотеть побыть один, поразмыслить кое о чём?
— Я так не считаю, просто…
— Просто смирись, что не всё подчинено желаниям твоего величества.
Регина серьёзно задумалась. А может и правда, Джефферсон не захотел сегодня приходить. День выдался сложным, появление царя Солнцедалья вывело его из равновесия. Конечно, Регина и Джеф помирились, но ведь он не перестал от этого ревновать…
— Ладно, подождём до утра,– нехотя согласилась женщина.– Так ты говоришь, нельзя колдовать со стихиями?– осматривая себя, скептически хмыкнула Королева.– То есть помыться с помощью магии я не могу?
— Тут недалеко есть чистейшее озеро. Там ты сможешь помыться, наколдовав себе мыло, а потом и чистую одежду.
— Тогда почему мы ещё на этом пепелище?! Идём!

Отказавшись от банщицких услуг Солнцеяра, Регина отправила его отмываться от сажи и копоти на другой берег озера. Расстояние было достаточно большим, чтобы даже при самом ярком свете луны не видеть противоположную сторону.
Озеро действительно было до такой степени чистое, что Королева промыла свои роскошные волосы даже холодной водой и без помощников. Женщина улыбнулась, вспомнив, как настойчиво солнцедалец предлагал услуги мовницы. И тут водная гладь дрогнула, и перед Региной вынырнул Солнцеяр. От неожиданности Королева вскрикнула и, отшатнувшись, едва не ушла под воду. Но царь Солнцедалья очень вовремя притянул к себе женщину и сделал шаг в глубину.
— Что ты творишь?! Отпусти немедленно!– яростно потребовала Регина.
В отличие от мужчины сейчас она даже на носочках не доставала до дна, а потому сопротивляться было крайне сложно. Солнцеяр поднял женщину чуть выше, жгучими поцелуями впиваясь в показавшиеся из воды плечи. Несмотря на прохладную воду тело мужчины горело от напряжения и безумного желания.
— Прекрати-и-и…– отчаянно простонала Королева, понимая что готова вот-вот сдаться.
Соприкосновение с обнажённым телом Солнцеяра вызывало предательскую томительную дрожь.
— Ты не хочешь, чтобы я прекращал,– скользя губами по шее женщины, прошептал солнцедалец.– Сейчас в тебе столько сладострастия, что ты помутишься рассудком, если я тебя отпущу…
Ладонь мужчины крепко сжала грудь Королевы, вызывая новый приступ вожделения.
— Редж, не сопротивляйся. Я уже не в силах побороть своё желание,– честно признался Солнцеяр.– Я возьму тебя даже против твоей воли… Не доводи до этого!
— Я тебя ненавижу…– скуляще выдавила женщина, прекращая борьбу.
— Я это исправлю,– скользя ладонями по стройному стану Королевы, мягко пообещал солнцедалец.– Я вознесу тебя на вершины блаженства… Открою такие тайны тела, о которых ты и не догадываешься… Я научу тебя получать удовольствие, не теряя рассудок.
Гипнотизирующий голос мужчины вкупе с ласками окончательно лишил Регину воли.
— Обхвати меня ногами,– приказал Солнцеяр.
Женщина молча повиновалась, прикрывая глаза и опуская голову на плечо царя Солнцедалья.

Как и обещал когда-то Солнцеяр, ночь была волшебная. После прелюдии в воде он наколдовал на берегу озера шалаш на подобии тех, которые строили болотные кикиморы. Ночь страсти и неги продолжилась на диковинном ложе под лёгкий шум ветра. Регина сгорала в огне желания от каждого прикосновения мужчины, а тот безошибочно чувствовал, когда надо было сдержать этот огонь, когда дать неистово разгореться и куда его направить. И если поначалу Королеву смущал такой контроль со стороны мужчины, то вскоре она доверилась ему безоговорочно.
Сказать, что Солнцеяр не лгал насчёт «вершин блаженства» и «тайн тела» - значит не сказать ничего! Представления Регины о любовных наслаждениях претерпели значительные изменения. В какие-то моменты женщине даже приходилось бороться со стеснением и неловкостью. Тогда царь Солнцедалья решал проблему строгим приказом, не подчиниться которому было невозможно. Однако все уступки мужчине вознаграждались непременным удовольствием.
К утру Солнцеяр, наконец, позволил Королеве уснуть. Впрочем, это не помешало ему ещё раз аккуратно, по-воровски овладеть Региной, не разбудив.

Женщина проснулась, когда солнце стояло уже высоко и насквозь прошило лучами шалаш. Лениво повернув голову на бок, Королева посмотрела на Солнцеяра и тут же отвернулась, борясь с накатывающим возбуждением. Сразу вспомнилось всё, что творилось ночью и лицо запылало точно в огне.
— Окунись в озере, успокойся,– не открывая глаз, участливо посоветовал царь Солнцедалья.– Контроль над эмоциями придёт позже.
— А ты… ничего не чувствуешь?– полушёпотом спросила Королева.
— Чувства - непозволительная роскошь для таких, как мы,– приоткрыв один глаз, улыбнулся мужчина.– Чувства отнимают власть. Желания - вполне подходящая замена. Ты желаешь кого-то или что-то - ты получаешь это. Если не получаешь - значит ты не достойна власти. Значит, твоё место не наверху!
— И-и… так жить легче?
— Так жить должно!– Солнцеяр поднялся с ложа и протянул руку женщине.– Идём.
— Куда?
— Купаться!
Регина вложила ладонь в руку солнцедальца, и они, быстро покинув шалаш, с разбега бросились в озеро. Прохладная вода приняла горячие обнажённые тела с распростёртыми объятиями. От удовольствия Королева даже закрыла глаза, а когда открыла - оторопела и закашлялась, случайно хлебнув воды.
— В чём дело?– поинтересовался Солнцеяр и перевёл взгляд в ту сторону, куда смотрела Регина.
На правом берегу возвышался огромный терем. По тропинке от тына к озеру спускалась дюжина молодых красавиц с коромыслами и вёдрами. Заметив плескающуюся в прозрачной воде пару, девушки остановились, изумлённо рассматривая Регину и Солнцеяра.
— Ты что, не знал, что на озере дом?– зашипела на мужчину Королева.
— Откуда? Я оба раза был здесь ночью, притом с противоположной стороны,– пожимая плечами, отозвался солнцедалец.– Да и какая разница - есть здесь дом или нет? Эти красны девицы никогда не попадут в Зачарованный Лес и никому не расскажут, что ты купалась перед их теремом голышом с красавцем-мужчиной!
Королева скептически покачала головой:
— Я едва не начала забывать - какой ты самовлюблённый и бесстыжий.
— Я - царь. Я могу себе позволить быть каким угодно. И никто не смеет осуждать меня в глаза. Кто посмеет - будет казнен.
Регина промолчала. Да и что было говорить? В словах Солнцеяра присутствовала определённая разумная составляющая. Королева перевела взгляд с мужчины на солнце и только сейчас осознала, что была середина дня.
— О, не-е-ет…– расстроенно протянула женщина.– Мы проспали… Джефферсон наверняка уже вернулся… Что я ему скажу?..
— Ничего,– спокойно отозвался царь Солнцедалья.– Ты - Королева. Ты не обязана отчитываться. А Шляпник должен знать своё место.
Спорить с Солнцеяром Регина не собиралась. Ещё раз взглянув на все ещё таращившихся на них с правого берега девиц, Королева с гордо поднятой головой вышла из воды, наколдовала себе одежду и удалилась в шалаш переодеваться.
Солнцедалец, словно почувствовав что-то, обернулся в сторону терема. На воротах появился караул - двое мужчин в чёрных одеяниях. Окликнув девушек, они быстро исчезли из поля зрения.
— Кто-кто в теремочке живёт?– задумчиво пробормотал Солнцеяр, неспешно выходя из озера.
Между тем девушки, побросав вёдра и коромысла, убежали за ворота.

Озеро от «лагеря» болотных кикимор оказалось в нескольких милях, однако, поскольку твёрдой тропы не было, пришлось добираться пешком, а не на лошадях. Солнцеяру, конечно, не хотелось возвращаться за Шляпником, но возражать он не стал, понимая, что Регина всё равно не послушается. Слишком сильно в ней ещё было чувство вины перед Джефом за ночь с другим мужчиной.
Добравшись до места вчерашней стоянки, Королева и солнцедалец увидели престранную картину: рядом с их шалашами возвышался гладкий столб, а к нему был привязан пленник, одетый во всё чёрное. В его рот вместо кляпа засунули сушёное яблоко, а на голову натянули меховую шапку. Пленный изнывал от жары на солнцепёке, а прямо у его ног стоял прозрачный кувшин с водой. Рядом сидели-скучали три кикиморы.
— А что здесь происходит?– не скрывая любопытства, спросил Солнцеяр.
От его слов пленник точно ожил и ошалело уставился на Регину.
— Целёхоньки! Оба!– повскакивали на ноги кикиморы.– А где третий?!
Одна из зеленовласок вдруг повернулась к мужчине у столба и отвесила ему оплеуху.
— А-а-а… Джефферсон где?– напряжённо спросила Королева, оглядываясь по сторонам.
— Мы думали, вас похитили всех троих!– отозвалась одна из кикимор.
— Похитили?
Видимо заслышав голоса, на поляну начали выходить и другие болотные красотки.
— Мы поймали одного из похитителей, но он пока молчит.
Солнцеяр приблизился к пленнику, вынул из его рта «фруктовый кляп», снял шапку и, дотронувшись пальцами до висков, приказал:
— Говори правду.
— Нам велено было похитить её,– кивнув на Королеву, сказал привязанный к столбу.– Но она ушла. Мы ждали. Всё знают, ночью по болотам гулять опасно. В середине ночи она вернулась в шалаш… было темно…
Тут пленник замолчал, неуверенно глянув на Солнцеяра.
— Должно быть, это Джефферсон зашёл,– подходя ближе, выдвинула версию Королева.
«Хм… неужели, решился рассказать всё Регине»?– тут же пронеслась в голове солнцедальца невесёлая мысль.
— Продолжай,– велел пленнику Солнцеяр.
— Мы… набросили мешок… а тут кикиморы… меня поймали…
— А остальных?– обратился уже к зеленовласкам царь Солнцедалья.
— В тот момент действительно было очень темно,– виновато пробормотала одна из хозяек болот.– А они были верхом…
— Куда увезли Джефа?!– ухватив пленника за грудки, потребовала ответа Королева.
Однако мужчина не произнёс ни слова.
— Заставь его говорить!– Регина обернулась на царя Солнцедалья.
— Кажется, я знаю, куда его увезли. Меня больше интересует - кто приказал тебя похитить?!– Солнцеяр уничтожающе посмотрел на пленного.– Отвечай!
— Я только исполнял повеление…– испуганно выдавил тот,– Кощея…
— Полагаю, когда твои подельщики доставили хозяину не ту посылку - были наказаны… Не знаю только - достаточно ли? Если - нет, обещаю это исправить.
Царь Солнцедалья холодно сверкнул глазами и с такой силой ударил пленника головой о столб, что проломил череп. Бездыханное тело грузно повисло на верёвках.
Регина осторожно покосилась на Солнцеяра, но промолчала.
— Откуда ты знаешь, где логово Кощея?– удивлённо спросила ближайшая кикимора.– Никто не знает этого!
— Скажите-ка лучше, как нам побыстрее добраться до Белого озера?– поинтересовался солнцедалец.
— Зачем вам туда?! Это гиблое место! Не ходите! Пропадёте!
— И что, много там пропало?
— Все, кто направлялся! Вокруг сплошные топи, но ни одна кикимора ближе, чем на версту не подойдёт к озеру. А уж прочим - вообще не добраться туда!
— Слуги Кощея были верхом, значит - есть хорошая дорога,– заключил Солнцеяр, но кикиморы его оптимизма не разделили.
— Всем известно, что кощеевы кони волшебные. Нет здесь хороших дорог до Белого озера.
— Ладно, неважно. Спасибо за гостеприимство, нам нужно собираться в путь. Если позволите, у меня есть просьба…
Кикиморы разом погрустнели, понимая, что, в любом случае, больше никогда не увидят красавца из Солнцедалья. Мужчина отвёл в сторону одну из зеленовласок и что-то тихонько ей прошептал.

Глава 14.


Уже смеркалось, когда Регина и Солнцеяр по старой тропе вышли к Белому озеру.
— Ого, наш шалаш развеяли по ветру,– ухмыльнулся мужчина.– Видимо, Кощею он не приглянулся.
— Что мы будем делать?– не обращая внимания на реплику солнцедальца, нетерпеливо спросила Королева.
— Ты - ждать здесь, а я…
— Я не буду ждать!– перебила Регина.
— Женщина, почему ты всё делаешь наперекор?!
— Я тебе не доверяю!
— Это правильно,– царь Солнцедалья от души рассмеялся.
— Итак, каков план?
Мужчина беспечно пожал плечами:
— Идём туда и всех убиваем. Ну-у, кроме Шляпника.
— Убить Кощея Бессмертного нельзя!
— Н-да? Тогда не будем его убивать.
— Солнцеяр!– рассердившись, осекла Королева.– Мне не до шуток!
Ничего не ответив, солнцедалец зачем-то подошёл к озеру и, зачерпнув в ладонь воды, сначала понюхал её, а затем попробовал на вкус.
— Знаешь, в чём сила Кощея?– оглянувшись, спросил Регину Солнцеяр.
— В чём?
— В воде.
— Из этого озера? Она магическая?
— Нет. Самая обыкновенная. Но… мы немного изменим её свойства,– задумчиво улыбнулся мужчина.
— Здесь же нельзя колдовать со стихиями!
— Моя дорогая Редж, любой закон можно обойти. Даже магический.
Солнцеяр растёр друг о друга ладони, что-то пробормотав себе под нос, и с его рук в воду посыпался белый порошок со сладковатым ароматом.
— И что это?– поинтересовалась Регина, в тайне восхищаясь: с какой лёгкостью колдует мужчина.
Ему не надо было сосредотачиваться даже для сложных заклинаний, он мог одновременно разговаривать и следить за окрестностями.
— Отрава,– хитро улыбнулся солнцедалец.
— Постой. Я не поняла, мы что, будем ждать, когда он решит напиться воды?– Королева изумлённо уставилась на мужчину.– Ему вчера служанки натаскали столько, что он за месяц не выпьет!
Солнцеяр укоризненно покачал головой:
— Редж, запомни одно важное правило - нельзя путешествовать по другим мирам, совсем ничего не зная о них. Во всяком случае, о самых могущественных чародеях этих миров. Кощей связан со стихией воды, которая наделяет его сверхъестественной силой. Ежедневно он выпивает не менее дюжины ведёр чистейшей воды. Собственно потому его жилище и находится возле озера. Завтра утром служанки, хотя - подозреваю, что это пленницы, снова придут зачерпнуть водицы из озера… Несмотря на то, что я великий колдун, в отличие от Тёмного и Кощея, я не бессмертен. А потому мне нужно существенное преимущество в магии.
— Но что будет с Джефферсоном, пока мы ждём, когда ослабнет Кощей?!
— А что с ним будет?– ухмыльнулся царь Солнцедалья.– Кощей - алчный старикашка. Он и пленниц-то своих не портит, только выкуп за них просит. Пленнику, тем более, ничего не сделает. Впрочем, может заставить ходить за водой на озеро. Или вместе в невольницами петь, услаждая его слух. У Шляпника есть голос?
Королева скрипнула зубами, пронзив Солнцеяра негодующим взглядом. Этот мужчина словно нарочно выводил её из себя. Он не пытался быть любезным, не пытался понравиться или угодить, как прочие. Он раздражал Регину, а иногда пугал, но… между тем и притягивал.
Закончив сыпать порошок в озеро, солнцедалец магией омыл руки и отошёл подальше.
— Теперь будем ждать,– объявил Солнцеяр и наколдовал шалаш на том же самом месте, что и в прошлую ночь.
— Я не могу спокойно ждать, не зная - в порядке ли Джеф… И я не пойду в шалаш,– категорически покачала головой женщина.
— Эээ… конечно, мне следовало бы сначала позаботиться о твоём ночлеге, но… прости, дорогая, шалаш не для тебя.
— Что?– едва не возмутилась Королева, но вовремя сдержалась.
— Это для меня. Точнее - для моей ночной охоты. А ты наколдуй себе шалашик где-нибудь подальше отсюда и отдыхай. Сегодняшнюю ночь мы проведём врозь,– Солнцеяр провёл тыльной стороной ладони по щеке Регины.– Перерыв даст тебе возможность вспомнить, осмыслить и пожелать…
Королева надменно усмехнулась, отводя руку мужчины в сторону.
— Забудь,– холодно осадила она.– Вчерашняя ночь не повторится.
Окинув женщину долгим взглядом, Солнцеяр промолчал и указал Регине пальцем в сторону противоположную шалашу.

Разумеется, Королеве было не до сна. Она укрылась в тени небольшого кустарника, хотя ночь сегодня выдалась тёмная, и в десяти шагах уже ничего не было видно. Вероятно, именно поэтому Солнцеяр развёл костёр между берегом и шалашом и наколдовал два силуэта, вошедшие внутрь. Регина с трудом сдержала высокомерную усмешку. Что ж, всё, что останется теперь солнцедальцу - его фантазии! А Джефферсону она действительно не обязана признаваться в измене… Да и вообще, что значит - в измене?! Изменяют мужу, а любовнику - просто не рассказывают, что он не одинок в своих пристрастиях!
Приблизительно через час, когда от костра остались лишь красные тлеющие угли, возле стен шалаша промелькнули три тени. Королева подалась вперёд и напрягла слух. И почему она до сих пор не вернула свой волшебный перстень?! Могла бы сейчас незаметно превратиться в змейку и проскользнуть к самому шалашу.
И вот, когда троица уже откинула полог, позади них словно из земли вырос Солнцеяр. Ночных гостей парализовало, причём в прямом смысле слова.
— Ну, и зачем вы явились?– сдержанно поинтересовался царь Солнцедалья.
Троица в чёрных одеждах хранила безмолвие.
— Ладно,– кивнул Солнцеяр, и в его руке появился ятаган.– Мне тоже нравится игра в молчанку. Но у меня сегодня плохое настроение, поэтому я устанавливаю новое правило: кто отвечает последним - тот выбывает,– солнцедалец провёл тупой стороной лезвия по горлу каждого «игрока».– Итак, повторяю вопрос: зачем вы сюда явились?
Кощеевы слуги робко переглянулись, и один вдруг тихо промямлил:
— Похитить женщину…
Царь Солнцедалья вопросительно посмотрел на двух сотоварищей говорившего, поигрывая перед их лицами клинком.
— П-похитить,– подтвердил ещё один.
Солнцеяр почти без замаха чиркнул лезвием по горлу «молчуна». Тот схватился за шею, часто-часто заморгал и рухнул лицом в землю.
— А со мной, что должны были сделать?– поинтересовался солнцедалец.
— Ничего!– в один голос выкрикнули парализованные.
— Выкуп с кого-то же надо брать,– добавил тот, кто предал Кощея первым.
— Ясно. А что с тем добрым молодцем, которого вы похитили в прошлую ночь?
— Сидит в темнице,– снова вместе ответили слуги Кощея Бессмертного.
— И сколько же ещё человек в темнице с ним?
— Двенадцать!
— Полагаю, остальные все - красны девицы?
— Да!
— А вас сколько, таких прихвостней Кощея?
— Тринадцать в тереме… И ещё тринадцать по Лукоморью в разъездах…
— В разъездах? То есть похищают женщин?
— Да!
Царь Солнцедалья грозно нахмурился и после некоторой паузы свирепо произнёс:
— Я понимаю - похитить женщину из любви или страсти! Сделать наложницей или супругой! Но для наживы… лишить кого-то жены, дочери, матери… из-за красивых камушков, злата или прочих побрякушек… Нет! Я меняю правила! Вы оба умрёте!
Ещё не закончив фразу, Солнцеяр дважды взмахнул ятаганом, и к его ногам упали безжизненные тела.
Глубоко вздохнув и выдохнув свой гнев, мужчина выкинул клинок в озеро, а сам отступил на несколько шагов назад, с помощью магии засыпая камнями трупы, шалаш и костёр.
Внимательно следившая за происходящим Регина удивилась сама себе: ей было ничуть не жаль убитых, ничто не шевельнулось в её душе. Она была согласна с Солнцеяром, во всяком случае, со второй половиной его речи…
Нет! Сама она, конечно, не смогла бы убить вот так - запросто, безжалостно. В порыве ярости, испугавшись за жизнь Джефферсона - да, но Солнцеяра-то никто не выводил из себя, и Джеф ему был глубоко безразличен…
Королева подняла взор к небу, ветер рассеивал облака, и лунный свет начал пробивать себе дорогу к земле. Посмотрев на место, где должен был находиться Солнцеяр после того, как полностью погас костёр, Регина узрела лишь каменный холм.
— Я просил тебя уйти подальше,– послышался за спиной усталый голос солнцедальца.
От неожиданности Королева вздрогнула и резко обернулась. То ли из-за плохого освещения, то ли по какой-то другой причине, ей показалось, что мужчина выглядит измождённо.
— Скажи, пожалуйста, какие единицы измерения длинны приняты в Зачарованном Лесу? Чтобы в следующий раз мы могли друг друга понять,– в тоне Солнцеяра не было ни сердитых, ни скептических ноток - вообще никаких окрасок.
— А что не так?– с вызовом спросила Королева.– Я не должна была что-то видеть и слышать?!
— Не должны были видеть и слышать тебя.
— То, что замечаешь ты - не значит, что замечают и другие. У слуг Кощея нету сверхспособностей.
— Но могли бы быть,– уже более жёстко сказал мужчина.
— Ты за меня переживаешь или за то, что я могла испортить тебе развлечение?– злоехидно поинтересовалась Регина.
— Причём тут развлечение?!
— Значит, за меня,– довольно усмехнулась Королева, видя, что Солнцеяр начинает сердиться.– Тогда, чтобы впредь не переживать - верни мне кольцо!
Редж взяла мужчину за руки и попыталась приглядеться к пальцам, дабы распознать свой перстень. Однако солнцедалец резко выдернул ладони, мгновенно спрятав их за спиной, и отшатнулся. Секундное напряжение на его лице сменилось каменной маской.
— Извини, испачкался в крови… Не хотел, чтоб и ты…– почти складно пояснил своё поведение Солнцеяр.
И в другой раз, вероятно, Королева бы ему поверила, но сейчас она точно видела, что никакой крови не было. Между тем солнцедалец вынул руки из-за спины, но они оказались затянуты в чёрные тонкие перчатки, поверх которых были надеты пять перстней, включая Регинин.
— Я верну тебе кольцо, после того, как мы покинем землю Кощея,– милостиво пообещал Солнцеяр.– Не хочу, чтобы в оставшуюся часть ночи или завтра утром ты внезапно бы решила померяться силами с самым могущественным чародеем Лукоморья.
— Покажи свои руки,– не слушая мужчину, вдруг велела Регина.
— Не понял…
— Нет, ты понял. Покажи.
Упрямый взгляд Королевы клещами впился в царя Солнцедалья. Мужчина непроизвольно посмотрел на свои руки и снова на Регину. Губы дёрнулись в кривой ухмылке.
— Идите-ка вы спать, ваше величество,– сквозь широкую улыбку процедил Солнцеяр.
— Сегодня без вас, о, светодарящий, ликоподобный?– дерзко повела бровью Королева.– А что, к следующей ночи уже всё будет в порядке?.. Я и не знала, что ты такой трус!
— Замолчи, женщина!– угрожающе прорычал солнцедалец.
— Прекрати называть меня женщиной! У меня есть имя!
— А ты не смей называть меня трусом!
— А кто же ты?! Прячешься за своим высокомерием и спесью! А сам пугливее щенка!
— Женщина! Как ты…
Закончить фразу Солнцеяр не успел, получив звонкую пощёчину.
— Я сказала: не называть меня так!
Лицо солнцедальца побелело от гнева, глаза остекленели, а зубы сжались с такой силой, что послышался отчётливый скрип.
— Ты… посмела… меня ударить?– едва не задыхаясь, выдавил Солнцеяр, очевидно, всё ещё не веря в случившееся.
По телу Регины прокатилась ледяная волна. Однако даже чувство страха перед грозным и всемогущим царём Солнцедалья не смогло пересилить уязвлённую гордость.
— В ответ тоже ударишь? Или сразу убьёшь?– дерзко спросила Королева и тут же пожалела.
Рука в перчатке мгновенно оказалась на её горле, но пальцы почему-то не сомкнулись. Солнцеяр медлил? Женщина осторожно перевела взгляд с руки солнцедальца на его лицо. Тёмные глаза мужчины неистово сверкали. На память Регине тут же пришла сцена с безжалостной расправой над слугами Кощея и очень не вовремя вспомнились сорок казнённых Солнцеяром жён. Вся отвага тотчас улетучилась. Инстинкт самосохранения уже было потребовал напомнить солнцедальцу, что тот обещал Румпелю не убивать её, но Королева вдруг почувствовала, как дрогнули пальцы на её шее. Во взгляде мужчины на миг появилось смятение и тут же сменилось лютой злобой. Его рука переместилась с горла на плечо Регины, и сразу последовал толчок. Позади женщины откуда-то возникло препятствие, и она потеряла равновесие, падая на спину не только под действием силы тяжести, но и под тяжестью тела Солнцеяра. Ночное небо тут же затянулось сводом шалаша, а «препятствием» оказалась водная кровать.
Королева открыла было рот, чтобы возмутиться, но мужчина яростно впился в него поцелуем и не отрывался от Регины до тех пор, пока не почувствовал, что та задыхается. Солнцеяр чуть приподнялся, дабы добраться до пуговиц на рубашке женщины, но руки его, коснувшись первой застёжки, вдруг замерли. Разразившись солнцедальевскими проклятиями (что-то про «тьму»), мужчина быстро поднялся с постели и покинул шалаш.
Редж осторожно открыла глаза. Ни убийства, ни насилия - в такое верилось с трудом. Солнцеяр сделал для неё исключение? Бред! Тогда почему?
Придя немного в себя и остыв, Королева вышла на улицу и оторопела. Всё побережье было утыкано шалашами. Видимо, чтобы запутать кощеевых слуг, если те снова явятся шкодить. Но как было отыскать среди такого огромного лагеря солнцедальца?! Впрочем, стоило ли это делать? Возмущённое самолюбие, однако, требовало объяснений!
— Солнцеяр!– достаточно громко позвала Регина.– Хватит прятаться!
— Тише!– зашипел появившийся словно из воздуха солнцедалец.– Ночью над водой любой шорох слышно за милю.
— То-то мне так хорошо слышно твоё заячье сердцебиение!
Мужчина недовольно заиграл желваками, но ничего не ответил. И это лишь укрепило Королеву в её подозрениях.
— Позволь полюбопытствовать: а чем ты отравил озеро?
— Какая тебе разница?– насторожился Солнцеяр.
— Ну-у… я просто хочу знать, что будет завтра с Кощеем. Отрава ведь не убьёт его?
— Не убьёт. Это был всего лишь молотый золотой гриб.
Регина с досадой хватилась, что так и не спросила у Румпельштильцхена о действии золотого гриба в чистом виде. А ещё припомнила, как хихикали вельможи Солнцеяра, когда услышали историю о якобы брате Редж, отравившемся спорами золотого гриба.
— Я хорошо знаю этот компонент в составе разных зелий, но никогда не видела действия оригинала,– слегка смутилась Королева.
На долю секунды по губам мужчины скользнула снисходительная улыбка.
— Кощей сделается немощным, начнёт усыхать, терять силу… не только физическую.
— И магическую?– тут же переспросила Редж.
Солнцеяр подавился коротким смешком и иронично посмотрел на женщину.
— Что?– не поняла та.
— Мужскую.
— В смысле…– Регина вдруг запнулась.– Ах, это… Но, кажется, для Кощея это не важно… В отличие от тебя,– как бы между прочим добавила Королева.
Брови Солнцеяра грозно сошлись на переносице.
— Причём здесь я?– недовольно спросил он.
— Да не причём, наверное… Я просто вспомнила, как ты тщательно омывал магией руки после золотого гриба.
— Я в полном порядке,– чеканя каждое слово, отрезал мужчина.
Королева быстро оглянулась на шалаш, во взгляде появился лукавый огонёк.
— Конечно, в порядке. Я и не сомневалась.
— Это не то, о чём ты думаешь!– вспылил Солнцеяр.
— А ты знаешь, о чём я думаю?
— Я просто… у меня… онемели пальцы рук… Порошка понадобилось слишком много, я не рассчитал… В общем, через пять часов чувствительность полностью вернётся.
— О-у… значит, просто онемели руки?– холодно усмехнулась Королева.– Это объясняет, почему ты не смог задушить меня. Хотя не объясняет, почему не…
— Жен… кх… Редж!– свирепо перебил царь Солнцедалья.– Ты нарочно всё время выводишь меня из себя или это получается само собой?!
— Я просто хочу понять, зачем нужно было унижать меня, вместо того, чтобы сказать правду?! «Ночь мы проведём врозь… Перерыв даст тебе возможность вспомнить, осмыслить, пожелать…» Ты нарочно всё время меня унижаешь или это получается само собой?! А это твоё «женщина!»… Почему такое неуважение к женскому полу?! Или у тебя проблемы с памятью, и ты не можешь запомнить имена?! И почему тебе всё нужно контролировать и за всех принимать решения?! «Кольцо верну завтра, чтоб… ты не испортила моё либретто»…
— Я такого не говорил,– насупился Солнцеяр.– С памятью у меня всё в порядке.
— Не говорил, но подразумевал! Ты до сих пор толком мне ничего не рассказал о завтрашнем плане!
— Пока нечего рассказывать. Утром будет видно…
— Что?!
Мужчина шумно выдохнул и огляделся по сторонам.
— Что будет - то будет! На сегодня расспросов хватит! Идём, спать!
Солнцеяр продел руку под локоть женщины и потянул в шалаш.
— О-о… а господин будет спать со мной?– на ходу закрывая полог, иронично поинтересовалась Регина.– Будет вспоминать и осмысливать своё поведение?
— Хранители Тьмы!– зарычал солнцедалец.– Будь проклят тот день, когда вы послали эту женщину в мой дворец! За что мне такое наказание?!
— Уверена, есть за что! И ещё мало!
Королева отдёрнула локоть и встала напротив мужчины, с вызовом глядя ему в глаза.
— Смело, Регина. Очень смело,– оценивающе закивал Солнцеяр.– И хоть я потерял силу в руках, я не потерял магическую силу…
Об этом Королева как-то не подумала. И теперь даже не нашлась, что ответить.
— Чтобы раздеть тебя, мне не обязательно шевелить пальцами,– злобно ухмыльнулся мужчина и в тот же момент одежда Регины испарилась.
Пытавшееся пробудиться чувство стеснения отрезвил здравый смысл: после откровений вчерашней ночи смущаться Солнцеяра было глупо.
— Чтобы раздеть меня, достаточно было попросить,– Королева обжигающе холодно полоснула взглядом по мужчине.– Но ваше царское величество не умеет просить, только - приказывать и брать.
— Просят слабые!
Мужчина чуть кивнул головой, и магический вихрь переместил Регину на кровать. Её запястья и щиколотки опутали водоросли, проросшие прямо из водной постели, и накрепко привязали руки и ноги к спальному ложу.
Приблизившись к основанию кровати, Солнцеяр внимательно посмотрел на свою добычу. Да, она стоила таких усилий и хлопот.
Однако Королева предупреждающе покачала головой:
— Лучше убей сразу.
Царь Солнцедалья переменился в лице и глухо зарычал.
— Да почему ты не можешь просто подчиниться?!– тяжело дыша, прохрипел он.
— А почему ты не можешь просто попросить?!– в тон отозвалась Регина.
Солнцеяр взмахнул рукой, снимая с женщины путы.
— Хорошо,– устало выдавил солнцедалец, присаживаясь на край постели,– я… п-п… п-прошу…
Королева не могла поверить, что мужчина капитулирует. Быстро наколдовав себе рубашку, Регина переместилась к снованию кровати, сев рядом с Солнцеяром.
— Что просишь?– осторожно поинтересовалась она.
— А что должен?– глянул исподлобья на Королеву солнцедалец.
— Сначала прощение.
Прошло всего несколько секунд, но Регине показалось, что она ждала целую вечность, прежде чем услышала голос мужчины.
— Прости.
— Теперь попроси меня не уходить,– заглядывая в потухшие глаза Солнцеяра, распорядилась Королева.
— Не уходи,– почти беззвучно повторил солнцедалец.
На губах Регины заиграла довольная улыбка.
— Дальше сам или продолжать мне?– проведя ноготками по подбородку мужчины, спросила Королева.– Самое время попросить помочь тебе раздеться…
Взгляд Солнцеяра начал медленно проясняться. Прошло почти полминуты прежде, чем царь Солнцедалья, наконец, пришёл в себя.
— Сними свою рубашку,– осторожно, словно опасаясь отказа, попросил мужчина.
Регина неторопливо расстегнула пуговицы, внимательно наблюдая за Солнцеяром. Было похоже, что он сомневается в реальности происходящего. Рубашка женщины скользнула с плеч и приземлилась на полу.
— Поцелуй меня,– в голосе солнцедальца всё ещё угадывались недоверчивые нотки.
Королева коварно улыбнулась и толкнула мужчину на постель. С ленивой грацией пантеры она склонилась над Солнцеяром и слегка прикусила его подбородок, после чего спустилась поцелуем по его шее к вороту рубашки. Царь Солнцедалья порывисто выдохнул, прикрывая глаза.

Сквозь сон до слуха Королевы донёсся чей-то голос:
— Поди - сыщи его здесь… как по грибы пришли…
Регина нехотя открыла глаза, и в этот же момент кто-то откинул полог шалаша. Внутрь брызнул яркий солнечный свет.
— Ох!.. Извиняйте!– послышался тот же голос и полог быстро опустился.– Солнцеяр, проснись! Полдень уж скоро!
— Как полдень?!– Королева тут же приняла сидячее положение.
Сон сняло, как рукой. Регина огляделась в поисках одежды, но потом вспомнила, что вчера наколдовала себе только рубашку, после того, как Солнцеяр лишил её всего. Взгляд внезапно остановился на камизе мужчины, и Королева невольно улыбнулась, припомнив, как распорола его кинжалом. Да, в тот момент царь Солнцедалья лишился не только любимой рубахи, но и дара речи. Вряд ли раньше кто-то смел снимать с него одежду подобным образом.
Женщина быстро натянула свою рубашку и принялась тормошить Солнцеяра за плечо.
— Вы там долго почивать будете?– раздался голос из-за полога.
— А что, их там много?– вдруг послышался ещё один голос и на этот раз женский.
— Двое. С красавицей из Зачарованного Леса.
— Так он и есть её муж, что ли?
— А мы почём знаем?..– отозвался уже третий голос.
Королева, что было сил, толкнула не желавшего пробуждаться Солнцеяра.
— Да проснись же!– зашипела она на мужчину.– У нас гости!
— Какие ещё гости?– сонно пробормотал царь Солнцедалья, перехватив руку Регины, и притянул женщину к себе.– Зачем оделась?
— Гостей встречать!.. Солнцеяр! Открой глаза и проснись уже!
Королева попыталась вырваться из объятий мужчины, но не тут-то было: онемение рук явно прошло, не оставив и следа.
— Мне снились такие волшебные сны, а ты…– солнцедалец недовольно вздохнул и, наконец, посмотрел на Регину.– Что ты там говорила о гостях?
— Вокруг шалаша люди!
— Какие люди?
— Тебе должно быть виднее! Они спрашивают тебя!
— Ааа!.. Так что ж ты молчала?– удивлённо спросил Солнцер, отпуская женщину и поднимаясь с водяного ложа.– Идём…
— Ты, может, оденешься сначала?

Потерев о рукав спелое яблочко, Белый Полянин хотел уже было откусить его, но, опомнившись, предложил Марье Моревне. Та, не глядя, отмахнулась. Сейчас всё внимание воительницы было сосредоточено на тереме, возвышавшемся на соседнем берегу.
— Спасибо,– кивнул Иван-царевич, выхватив у зазевавшегося Полянина яблоко.
— Не поперхнись,– буркнул тот и повернулся в сторону шалаша.– Солнцеяр! Если ты сейчас не выйдешь…
Закончить фразу Полянин не успел. Полог откинулся и к лукоморцам вышли Королева и царь Солнцедалья в кожно-серебряных доспехах и при оружии.
— Быть схватке!– довольно кивнул Белый Полянин.– Спасибо, что прислал гонцов! Вдвойне теперь твой должник!
Три огромные птицы, кружившие над теремом, резко сменили траекторию и направились к шалашам. Ударившись оземь, они обратились в добрых молодцев.
— Стряслось у них что-то,– доложил Ворон Воронович собравшимся, не забыв при этом одарить Королеву медовым взглядом.– Беготня, крики…
— Это Кощей водицы из озера отведал,– улыбнулся Солнцеяр.– Мы вчера её золотым грибом приправили.
Лукоморцы дружно загоготали, из чего Регина сделала вывод, что в их мире тоже произрастают такие грибы.
— Тогда не будем терять время!– предложила Марья Моревна, обнажая меч.
— Кощей весь ваш,– широко улыбнулся воительнице Солнцеяр.– Нам нужен только наш товарищ и кощеевы кони, чтобы продолжить путешествие.
— Разве вы не останетесь отпраздновать победу?!– встрепенулся Сокол Соколович, с надеждой посмотрев на Регину.
— Нет!– поспешно отозвалась Королева, но, осознав, что ответ прозвучал слишком резко, тут же добавила:– Мы очень торопимся.

Глава 15.


После небольшой бойни во дворе, поскольку Кощею было не до колдовства, освободительный отряд разделился. Лукоморцы направились в терем, а Солнцеяр и Регина спустились в темницу. Им навстречу бросились два стражника с мечами.
— Преврати их в каких-нибудь тараканов,– вдруг предложил царь Солнцедалья Королеве.
Женщина нашла идею занятной.
— Не люблю тараканов, пусть будут лягушками!
Сделав пас руками, Регина активировала заклинание перерождения.
— Только не…
Закончить фразу Солнцеяр не успел, отталкивая Королеву к стене. В следующее мгновение что-то липкое и огромное пронеслось между ними и вернулось обратно. Женщина вскрикнула, ухватившись за ушибленное плечо, и только теперь заметила, что лягушки были такими огромными, что коридор темницы оказался для них узок - они застряли.
Земноводное, оказавшееся впереди, снова выпустило язык, но в этот раз Солнцеяр был наготове - и отсёк его резким взмахом ятагана. Кровь хлынула на пол, а «онемевшая» лягушка издала странный, не на что не похожий и очень неприятный, вопль.
В руке мужчины тут же появилось увесистое копьё. Вложив в бросок все силы, царь Солнцедалья прошиб насквозь сразу обоих земноводных. Твари упали замертво, перегородив в высоту больше половины коридора.
— Ты как?– заботливо спросил Солнцеяр, подходя к Регине и магией залечивая ей плечо.– Прости, не рассчитал силу.
— Что это было? Почему?– ошарашенно спросила Королева.– Я уже пробовала раньше это заклинание… у меня получалось…
— Я не успел тебя предупредить, не думал, что из всех животных ты выберешь именно лягушек,– неловко улыбнулся мужчина.– Кстати, почему?
— Так ведь кругом болота… если не считать озера. А что не так с лягушками?
— Превращать в лягушек - прерогатива Кощея. Поэтому на его территории…
— Опять дополнения к общим правилам,– устало покачала головой Редж.– Мне уже начинает казаться, что я никогда не выберусь из этого невозможного, непостижимого мира!
— В каждом мире свои неудобства. Всё дело в привычке. Даже в мире без магии можно жить.
— Угу, я скоро в Лукоморье начну жить без магии. Я уже боюсь тут колдовать.
— Нет-нет-нет,– остерёг Солнцеяр.– Магию ни в коем случае нельзя бояться, иначе ты станешь её рабом! Не она твой повелитель, а ты - её! Магия… как наложница… Даже если ты что-то сделал не так, всё равно ты прав!
— Ты же сам предпочитаешь пользоваться магией только в крайних случаях,– напомнила царю Регина.
— Правильно. Нельзя беспрерывно эксплуатировать наложницу. Во-первых, потому, что она увядает, во-вторых, потому, что ты пресыщаешься.
— Очень образное сравнение,– иронично заметила Королева.– Спасибо за урок.
— На самом деле, я бы хотел дать тебе несколько уроков магии… Румпельштильцхен учит тебя тому, что нужно ему, а не тому, что нужно тебе.
— А ты знаешь, что нужно мне?
Царь Солнцедалья расплылся в улыбке, прижимая женщину к стене и жарко целуя.
— Вот ты и расскажешь мне, что тебе надо,– не отрываясь от губ Регины, прошептал мужчина.

Шляпник растянулся на широкой лавке, устремив взгляд в полукруглый свод кельи. Это была одна из лучших темниц, в которой он «гостил». А темниц на своём веку он повидал немало. Однако самостоятельно выбраться отсюда не представлялось возможным. Во всяком случае, пока толкового плана побега у Джефферсона не было. Но удручало сейчас даже не это, а то, что Регина осталась один на один с коварным царём Солнцедалья. Намерения его не оставляли сомнений.
Шляпник тяжело вздохнул и с бессильной злобой ударил кулаком в стену. В тот же самый момент дверь его камеры отворилась, и внутрь вошли Солнцеяр и Регина. От неожиданности Джеф едва не свалился с лавки.
— Отдыхаешь?– насмешливо спросил солнцедалец.
— Редж! Солнцеяр… Что вы тут делаете?– ошарашенно выдавил Шляпник, поднимаясь на ноги.
— Я задаюсь тем же вопросом,– хмыкнул себе под нос царь Солнцедалья.
— Ты в порядке?– не обращая внимания на колкости Солнцеяра, взволнованно спросила Королева.– Похитители тебя не ранили? А здесь как обращались?
Солнцедалец скривился от недовольства. Столько участия и заботы какому-то проходимцу? С какой стати? Или это чувство вины за последние две ночи? Но даже этого Шляпник не стоит!
— Мне ничто не угрожало. Похитителям нужна была ты! Это слуги Кощея Бессмертного…
— Да, мы уже знаем,– кивнула Регина.
— Как вы сюда попали?! Что произошло?!
— Долго рассказывать. Давайте поскорее отсюда уберёмся, пока ещё что-нибудь не случилось.
— Наконец-то, светлая мысль,– язвительно заметил Солнцеяр.– Я видел на дворе, где конюшни. Идёмте.
— А что с Кощеем и его слугами?– удивлённо поинтересовался Шляпник.
— Скажем так: ему сейчас не до нас.

Взяв кощеевых лошадей и не попрощавшись с соратниками, Солнцеяр, Регина и Джефферсон пустили животных в карьер. Волшебные кони летели над землёй с небывалой скоростью, перемахивая через овраги и луга, словно через мелкие препятствия. И уже к вечеру троица оказалась перед синем бескрайним морем.
— Как мы попадём в подводное царство?– натянув поводья, нетерпеливо спросила Королева у Солнцеяра.
Мужчина быстро спешился и подошёл к воде, касаясь ладонью набежавшей волны.
— Прими в своё царство пришедших с миром,– попросил солнцедалец.
В тот же миг поднялся жуткий вой, море забурлило и расплеснулось в разные стороны, являя проход. Из него вышли два высоких красавца-богатыря в золотых кольчугах со щитами и острыми копьями.
— Кто такие?!– в один голос окликнули морские удальцы, но, узнав Солнцеяра, радушно заулыбались.– Проходите! Коней оставьте.
Солнцедалец хотел было помочь Регине спешиться, но Джефферсон его опередил. С трудом совладав с эмоциями, Солнцеяр жестом велел Королеве и Шляпнику заходить во врата подводного царства, а сам задержался с богатырями, кое-что шёпнув им. Те весело закивали в ответ, а солнцедалец недобрым взглядом пронзил спину Джефферсона.

Гости медленно спускались по коралловым ступеням лестницы, уходящей далеко вглубь. Подводное царство представляло собой невероятный волшебный мир, каждая капелька которого была настолько пропитана чарами и кудесами, что само существование этого мира казалось нереальным даже для области магии. Здесь совершенно не ощущалась вода, дышалось так же легко, как на суше и только движения стали чуть более плавными и изящными.
На первом широком пролёте гости свернули в сторону, следуя за морскими богатырями. Всё дно на этом уровне было усеяно разбитыми сундуками с сокровищами, обломками мачт, старыми якорями.
— А что в глубине?– полюбопытствовала Регина, оглядываясь на лестницу.
— Там обитает морской царь со своими 100 русалками,– ухмыльнулся Солнцеяр.
— Вообще-то, русалок 108,– не сбавляя шага, откликнулся один из богатырей.– Как 108 грехов, которые может сотворить каждый человек. Как 108 ударов Большого колокола в Новолетие, когда тебе даётся возможность исправить эти грехи.
— Точно,– широко улыбаясь Регине, закивал солнцедалец.– В общем, вглубь лучше не заглядывать - царь тот ещё греховник и сластолюбец.
Королева вызывающе повела бровью:
— Прямо как ты?
Солнцеяр в праведном возмущении посмотрел на женщину, но та отмахнулась, давая понять, что ни на йоту не верит ему.
Наблюдавший за этой сценой Шляпник, едва не споткнулся о торчащий из песка обломок доски. Ужасное подозрение закралось в его душу. Однако Джеф тут же вспомнил, как уже не один раз несправедливо обвинял Регину, подстрекаемый собственной ревностью.
— В отличие от Солнцеяра он не убивает своих жён,– не смог удержаться от комментария Шляпник.
— В отличие от меня он на своих русалках не женат,– развёл руками солнцедалец.– Да и кто сказал, что убить женщину страшнее, чем предать, а, Джеф?
Шляпник молча сдержал удар, прекрасно сознавая, к чему клонит Солнцеяр.
— Я что-то пропустила?– не поняла Королева.– Кого предал морской царь?
— Она что-то пропустила?– скептически поинтересовался солнцедалец у Джефферсона.
На счастье Шляпника из-за подводной скалы вдруг показалось большое строение.
— А вот и наша гридница. Милости просим,– добродушно пригласил один из богатырей.– Чёрномор с нашими братьями сейчас в дозоре, но скоро будут.
— А разве вас в дозоре должно быть не 33?– удивился Солнцеяр.
— 33 или 31 - да кто считать будет? Да и кому-то ведь надо за домом приглядывать. Вон русалки опять свой мусор к нам подбросили,– кивнув на сундуки с сокровищами, пожаловался морской удалец.
Гридница оказалась просторной и светлой. В центре стоял огромный стол, а вдоль него лавки - всё из окаменевших оранжевых кораллов. В золотой посуде ожидали хозяев многочисленные яства и вина.
— И сразу вдруг возникло чувство голода,– потирая подбородок, весело заметил солнцедалец.
— Тогда садитесь за стол, якорь мне на ногу!– послышался вдруг за спинами гостей, приятный бас.– Солнцеяр! Это снова ты?! Нашёл свою деву чистой красоты?!
— А вот и сам Черномор,– представил солнцедалец Королеве дядьку морских богатырей.– Черномор, знакомься: Регина, Джефферсон.
— Наслышан! Рад, наконец, узреть своими глазами! Солнцеяр сказывал, искала ты меня…
— Д-да,– неуверенно кивнула Королева.
— Нужда заставила, аль молва привела?
— Я… хотела…
— Звено из твоей кольчуги ей нужно,– помог царь Солнцедалья, видя растерянность Регины.
— Эка невидаль,– усмехнулся Черномор, снимая с себя кольчугу и протягивая женщине.– Держи. Я себе другую смастерю. Всё равно заняться нечем. Скука. Никто на Лукоморье не нападает, защищать его не от кого.
Королева взяла кольчугу и едва не выронила. Весела такая броня не меньше полпуда.
— И всё?– Регина ошарашенно посмотрела на Солнцеяра.– Так просто?
— А ты чего ожидала?– забрав у женщины кольчугу и повесив себе на руку, улыбнулся солнцедалец.– Что тебе велят отгадать три загадки, пройти три испытания и исполнить три желания?
— А так можно было?!– спохватился Черномор, но, видя, как напряглась Королева, благодушно рассмеялся, подмигнув женщине.– Шучу я, шучу. Но условие одно всё-таки есть: не отпущу я вас, не попотчевав хлебом-солью!
— Не беспокойся на этот счёт,– уверил Солнцеяр,– мы полдня в дороге и от угощения и отдыха не откажемся!

«Хлебом-солью» оказалось полсотни блюд и столько же видов медовухи, не считая вин заморских и местных. Таких пиров, как в Лукоморье, Регина никогда не видела. А хозяева так ратовали за свои столы, что настаивали отведать каждое блюдо и напиток.
— Жиперсон, а почему ты не притронулся к своему кубку?– в разгар трапезы поинтересовался Черномор.
— Он - Джефферсон,– поправил Солнцеяр.
— Очень сложное имя для нашего языка. То ли дело твоё! Будто родное! И всё-таки,– воевода вновь обратился к Шляпнику,– отчего не пьёшь?
— Хочу сохранить ясность ума,– улыбнулся Джеф и быстро покосился на сидящую рядом Королеву.
Та с ужасом рассматривала огромный кусок осетра, который ей подложили на тарелку.
— Пустое!– отмахнулся Черномор.– Пока знаешь свою меру, ты всегда в уме! Здравом!.. Ярополк!– окликнул воевода сидящего в конце стола дружинника.
Тот вытянул вперёд руку с ножом. Дядька морских богатырей взял яблоко из тарелки с фруктами и бросил, почти не целясь. Плод со свистом пролетел вдоль стола и оказался нанизан на лезвие.
— Когда я так не смогу, значит, вот она, мера, и пришла!– хохотнул Черномор.
Богатыри, точно по команде, дружно рассмеялись.
— Он в прошлый раз не смог так, будучи трезвым,– скептически поведал Регине Солнцеяр.
— Эй! Не поноси меня перед красавицей,– пригрозил воевода,– а то расскажу, где ты проснулся после прошлого пира!
Во взгляде Королевы появилось неподдельное любопытство:
— И где же?
— Нигде!– опередил хозяина гридницы солнцедалец.– Черномор знать этого не может, потому что спал богатырским сном!
И снова дружинники разом загоготали.
— Я смотрю, ты не очень торопился меня искать, когда попал сюда,– тихо выговорила Королева Солнцеяру, пока все смеялись.
— Тогда я не предполагал, что тебя надо искать,– оправдываясь, развёл руками царь Солнцедалья.– Ты же собиралась прийти сюда, к Черномору.
— И ты не придумал ничего лучше, чем развлекаться. Наверное, и девицы, как всегда, были…
— Ну, какие в море девицы? О чём ты?
— Ты нашёл их себе даже на болотах…
Сквозь хохот Шляпник уловил обрывки перешёптывания Регины с Солнцеяром, и ему очень не понравилось то, что удалось расслышать.
— Редж,– обратился он к Королеве,– давай прогуляемся?.. Надо поговорить.
— Конечно,– тут же согласилась женщина, не столько ради беседы с Джефферсоном, сколько ради того, чтобы досадить Солнцеяру.
Однако они не успели даже подняться из-за стола. К Джефферсону подошёл один из тех богатырей, что встретили их на берегу, и налил ему в пустой кубок что-то из принесённого кувшина. Шляпник вопросительно посмотрел на морского удальца.
— Это квас,– пояснил тот.
— Что такое квас?– пожал плечами Джефферсон.
— Напиток из ржаной муки и пророщенных зёрен ячменя. Это не объяснишь, это надо пробовать. Квас очень целебен. И с него не захмелеешь.
— В жару он особенно хорош!– поддержал Черномор.– Отведай!
Шляпнику, конечно, было не до напитков, но отказ выглядел бы некрасиво.
— За гостеприимных хозяев,– подняв кубок, предложил Джефферсон.
— За такое до дна!– поддержал Солнцеяр и отсалютовал Черномору своим кубком.– Вы - лукоморцы - странный народ, но очень добрый и радушный!
— Ты тоже кое-кому из лукоморцев понравился,– подмигнул воевода.– Тут дочурка Яги прибегала - Енька… думала застать тебя. В подарок за кольцо сплела тебе поясок из коры волшебного дуба. Если б мать прознала, выпорола бы её тем самым пояском. Сказал я Еньке, что ты вернуться должен, так она подарок мне оставила, да наказала непременно отдать. Так что напомни потом про пояс-то, он у меня в опочивальне припрятан.
Королева почувствовала нечто похожее на укол ревности, хотя прекрасно понимала, что Еня ещё ребёнок. Впрочем, не такой ли ребёнок сломал когда-то её отношения с Дэниелом?
— Ну, так мы идём?– недовольно спросила Регина у Шляпника.– Или ты уже передумал?
— А?.. Конечно… прости…
Джефферсон быстро поднялся из-за стола, отодвигая стул Королевы, после чего пара, пообещав скоро вернуться, удалилась из гридницы.
— Что-то я не понял,– озадаченно потёр подбородок Черномор,– куда это он с твоей красавицей пошёл?
— Видимо, изливать душу и признаваться в любви,– ухмыльнулся Солнцеяр.
— И ты сидишь и так спокойно говоришь об этом?! У вас что, в Солнцедалье так принято?! Пойдём, наломаем шею этому охальнику, чтоб не заглядывался на чужих девиц!
— Спасибо, Черномор, но твои богатыри уже помогли мне,– Солнцеяр благодарно кивнул удальцу, который подносил квас Шляпнику.
— Всегда пожалуйста,– расплылся тот в озорной улыбке.– Прохвостов надо учить!

Некоторое время Регина и Джефферсон шли в полной тишине. Конечно, Королева понимала, о чём хочет поговорить мужчина, и понимала, что надо, наконец, расставить всё по своим местам, но заводить первой этот разговор не хотелось. Между тем Шляпник начинал заметно нервничать, то и дело коситься на Редж и как-то странно покачивать головой.
— Кажется, мы удалились достаточно далеко,– осторожно заметила женщина.
Джефф замер, как по команде, а затем резко повернулся к Королеве. В его глазах заблестели странные огоньки.
— Удалились… да…– часто-часто закивал головой Шляпник,– ты далеко… коршун близко… я чувствую…
— Что?– не поняла Регина.– Что ты чувствуешь?
— Крылья… полёт… волны… Он пришёл… Я знал…
— О чём ты? Кто пришёл?
— Час!..– Джефферсон ухватил женщину за плечи и сильно встряхнул.– Слышишь?!.. Тик-так!.. Он уже рядом!.. Тик-так!..
Шляпник оглушительно рассмеялся, запрокинув голову назад.
— Джефф, что с тобой?– ошарашенно спросила Королева.– Ты говоришь странные вещи. Я не понимаю.
— Да!.. Да!.. Крылья… я не хотел… Тук-тук!.. Слышишь?!.. Тук-тук!.. Это сердце… Тшшш…– Джефферсон приложил указательный палец к губам женщины.– Если он не сможет - никто не сможет!..
Регина отпрянула назад, обводя Шляпника испуганным взглядом. Вид у того был безумный и всклоченный.
— Пожалуй, нам стоит вернуться,– предложила Королева, оглядываясь по сторонам в надежде кого-нибудь увидеть.
Оставаться сейчас наедине с Джефферсоном было жутковато.
— Нет-нет-нет!..– запротестовал Шляпник.– Нельзя!.. Коршун летит!.. Надо бежать!.. Топ-топ!.. Тик-так!.. Тук-тук!..
— Джеф, ты себя как чувствуешь?– настороженно поинтересовалась Королева.
— Бежать!.. Надо бежать!.. Зло!.. Он заражает им…
Женщина неприятно поморщилась, хоть фразы и казались непонятными, но не покидало ощущение их связности.
— Ты про Солнцеяра?– хмуро спросила Редж, чувствуя нарастающее раздражение.
— Пустота!.. Бум!.. Ничего!.. Бом!.. Тишина! Тшшш…
— У меня нет настроения разгадывать твои ребусы. Я возвращаюсь.
Королева хотела было уйти, но Шляпник крепко ухватил её за руку:
— Зло… и пустота!.. Не нужно!
— Джеф! Отпусти меня,– строго приказала Регина, тщетно пытаясь высвободить своё запястье из сведённых судорогой ледяных пальцев мужчины.
— Нельзя…
Дальнейшая часть фразы утонула в звонком, озорном смехе. Семь русалок приволокли на тропу, ведущую к гриднице морских богатырей, огромный сундук с золотыми монетами.
— Вы посмотрите, у Черномора опять гости, а мы снова не приглашены,– возмутилась рыжеволосая.
— А этот иноземец даже симпатичнее предыдущего,– захихикала её соседка.
— Ты не видишь?.. Он занят!– весело отозвался ещё кто-то.– Впрочем, девица сопротивляется, так что небольшой шанс у тебя всё же есть!
Русалки дружно рассмеялись и поплыли к гриднице.
— Джефферсон, убери руку,– обожгла ледяным тоном мужчину Королева, вновь пытаясь высвободиться.
— Спасти!.. Надо спасти!..– пробормотал Шляпник и потянул за собой Регину.– Сердце!.. Я знаю… Выход! Идти!.. Не останавливаться!
— Я никуда не пойду с тобой! Пусти!
Женщина почувствовала, как по телу пробежала неприятная паническая волна. Применять магию против Джефа очень не хотелось, но тот не оставлял ей выбора - похоже, у Шляпника окончательно помутился рассудок. Регина сделала пас свободной рукой, оглушая Джефферсона лёгким магическим ударом. Мужчина тут же отпустил Королеву и замотал головой, после чего изумлённо уставился на Редж.
— Что это было?– ошалело спросил он.
— Нет, это я хочу спросить: что это было?!
— Безумие прогрессирует,– спокойно констатировал Солнцеяр, появившийся неизвестно откуда.
— Это всё ты! – зарычал Шляпник, бросаясь на солнцедальца.– Я убью тебя!
Королева вздрогнула, невольно зажмурившись и тотчас осторожно приоткрывая глаза. В последний момент Солнцеяр отступил в сторону и, даже не повернувшись лицом к пролетевшему по инерции мимо Джефферсону, насмешливо сказал:
— Для этого тебе, по меньшей мере, понадобятся ножницы.
Шляпник захрипел от бессилия, приземлившийся аккуратно между двумя сундуками с сокровищами, и вдруг заметил в одном из них инкрустированный драгоценностями кинжал. Выхватив клинок, Джеф вновь кинулся на врага.
— Нет!– испуганно закричала Королева, с ужасом сознавая, что Солнцеяр стоит спиной к Шляпнику и не видит нападения.
Однако солнцедалец был не так наивен, чтобы позволить ситуации выйти из-под контроля. В момент, когда лезвие кинжала уже собралось вонзиться в спину мужчины, тот растворился в синей дымке и тут же материализовался позади Джефферсона. Легко коснувшись плеча Шляпника, Солнцеяр с помощью магии сбил противника с ног, перекрутив того в воздухе и сильно приложив спиной оземь. Сцепив зубы, Джефферсон застонал от боли, и тут царь Солнцедалья наступил ему сапогом на горло, явно намереваясь убить.
— Солнцеяр! Нет!– окликнула Королева, однако эффекта это не возымело.
А между тем, Шляпник уже начал задыхаться, тщетно пытаясь избавиться от удушающего нажима.
— Не убивай его!– Регина бросилась к солнцедальцу, отталкивая его от Джефферсона.– Не смей!
От неожиданности Солнцеяр отступил в сторону, ошарашенно наблюдая, как женщина опускается на корточки возле Шляпника и приводит его в чувства.
— Что ты делаешь?– брезгливо поморщился царь Солнцедалья.– Отойди от него!
— Это ты отойди!– яростно глянула на мужчину Королева.– Ты сам безумен в своих порывах всех казнить и убивать!
— Что-что?
— Ты слышал!
— О-у… ну, извини,– ядовито протянул Солнцеяр,– просто хотел избавить тебя от одного из врагов…
— Мне Джеф не враг!
— Полагаешь?– солнцедалец перевёл уничтожающий взгляд на Шляпника.– Джефферсон, расскажи ей какой ты не враг! Время истекло… тик-так.
Последняя фраза заставила Королеву вздрогнуть. На память тут же пришёл недавний «бред» Джефа. О чём говорили и намекали мужчины? Об одном и том же? Или о разном?
Солнцеяр напоследок сердито глянул на Регину и, не говоря больше ни слова, удалился.

Глава 16.


Жуткий холод сковал тело, кровь ударила в виски и перед глазами поплыли тёмные пятна. Регина чувствовала себя полностью раздавленной, уничтоженной, разбитой. Как она могла поверить первому встречному, сказавшему, что знает человека способного воскресить Даниеля? «Если он не сможет - никто не сможет»,– заявил тогда Шляпник. Какой же наивной она была! Думала сердцем… Глупая! Простодушная! Доверчивая! Просто ребёнок!
Королева подняла остекленевший взгляд на Джефферсона. Тот что-то говорил, оправдывался, но женщина ничего не слышала. В голове пульсировала только одна мысль: «За что?! Кому и что плохого она сделала?!» Но провидению было мало, что стоящий перед ней человек обманул, предал её - она ещё и влюбилась в этого гнусного предателя! ЗА ЧТО?!
— …умоляю, поверь мне,– ворвалась в сознание Регины очередная фраза Шляпника.
— Однажды поверила,– услышала свой голос Королева, и сама поразилась, как чётко и спокойно он звучит.– Ты свободен,– женщина обвела Джефа презрительно-брезгливым взглядом.– Потрудись исчезнуть из моей жизни навсегда.
Круто развернувшись, Королева пошла прочь.
— Редж, нет! Подожди!– бросился за женщиной Шляпник.
Но тут, откуда ни возьмись, появился Черномор с двумя своими молодцами.
— Для тебя я - ваше величество,– жёстко отрезала Королева, даже не замедлив шага.
Богатыри расступились, пропуская Регину, и тут же встали плечом к плечу, преградив дорогу Джефферсону.
— Ступай-ка ты на брег, иноземец,– сдержанно посоветовал Ярополк.
— А ещё лучше - подальше от Лукоморья,– повелел Черномор и кивнул своим богатырям, чтобы выпроводили нежеланного гостя.
Дядька морских витязей догнал Регину и, заметив, в каком она состоянии, проводил в белокаменное строение позади гридницы, в одну из опочивален.

Солнцеяр осушил очередной кубок, рассеянно слушая весёлое щебетание русалок, присоединившихся к трапезе. Одна из них периодически что-то нашёптывала солнцедальцу и следила, чтобы у заморского гостя не заканчивалось вино в кубке.
— Может, сбежим от всех, как в прошлый раз?– тихо предложила русалка.
— Не сбежите,– сухо перебил Черномор, взглядом велев освободить ему место.
Русалка недовольно фыркнула и переместилась в другой конец стола.
— Мы тут с ребятами прогулялись, после того, как ты вернулся угрюмый и молчаливый…– издалека начал дядька богатырей, но, видя, что Солнцеяр никак не реагирует, быстро продолжил:– она в палатах… явно не в своей тарелке…
— Какой ещё тарелке?– хмуро буркнул солнцедалец.
— Ну-у… у нас так говорят… В общем, сама не своя, если так понятней.
— Неужели хватило смелости рассказать?– губы Солнцеяра скривила горькая усмешка.
— Прогневал её этот Жиферсон чем-то,– пояснил Черномор.– Выставили его мои ребята на берег.
Царь Солнцедалья безучастно пожал плечами.
— Что ты сидишь, как сидень?!– возмутился хозяин гридницы.– Спасать красну девицу надо не только от врагов, но и от напасти!

Солнцеяр толкнул дверь опочивальни Регины, но та оказалась заперта. Недолго думая, мужчина воспользовался магией. Едва он шагнул в комнату и увидел Королеву, неприятная обжигающая волна прокатилась по телу. Женщина сидела на полу в углу, обхватив колени и запрокинув голову назад. Глаза были закрыты, а на щеках виднелись дорожки от слёз.
«Убиваться из-за Шляпника»?!– царь Солнцедалья едва не задохнулся от гнева.
Регина медленно открыла глаза, взглянула на визитёра, не поворачивая головы, и снова сомкнула веки. Это окончательно обозлило мужчину.
— Тьма на века!– выругался он себе под нос, материализуя в руке клинок, и стремительно направился к женщине.
Лезвие ножа коснулось шеи Регины. Неприятное давление острой грани тут же вывело Королеву из оцепенения.
— Ты… что делаешь?..– ошарашенно выдавила Редж, изумлённо уставившись на мужчину.
— Помогаю тебе,– холодно отозвался Солнцеяр, поднимая руку вверх и тем самым вынуждая женщину вставать.– Какой-то подлец обманул тебя - всё - жизнь кончена! Я облегчу твои страдания!
— Т-ты… ты… рехнулся?
— Разве? А, по-моему, это ты сидишь тут вся в слезах, жалеешь себя и упиваешься горем вместо того, чтобы наказать виновного… и забыть про него!
— Наказать?– брезгливо поморщилась Королева.– В смысле - убить?
Женщина взяла солнцедальца за запястье и потянула вниз, ослабляя давление лезвия на своё горло.
— В смысле - отомстить. Смерть - слишком лёгкое и быстрое наказание для предателей. Мстить надо так, чтобы твои враги мучились всю жизнь!
— Отчего же ты своих жён просто казнил?
— Что взять с женщины?– ухмыльнулся было Солнцеяр, но тут же опомнился:– Я не про тебя!.. Они были всего лишь глупыми рабынями своих желаний. Мстить таким - только унижаться. А вот смотрителей гарема я действительно наказал сурово!
Во взгляде Редж вдруг промелькнула заинтересованность:
— Как?
— Прости, но твои нежные ушки не должны такое слышать,– мужчина наклонился к уху Королевы и слегка прикусил мочку.– Для твоих врагов мы придумаем более изысканное наказание. Поверь, упиваться местью к другому гораздо приятнее, чем упиваться жалостью к себе…
Солнцеяр бесцеремонно впечатал Регину в угол, пресекая даже малейшие помыслы вырваться. Его рука нырнула под рубашку женщины и скользнула к груди, властно сжимая её.
— Ааа… а тебе не кажется… что это чересчур - домогаться меня в такой ситуации… да ещё держа нож у моего горла?
— Никакой «такой» ситуации нет,– сурово заявил царь Солнцедалья.– Ты придумала её в своей голове! Ты прослушала всё, что я тебе объяснял?!
Давление лезвия вновь усилилось, так что Редж даже пришлось подняться на носочки.
— Нет-нет, я не прослушала,– поспешила заверить Королева.– Просто нож мешает мне… правильно формулировать свои мысли. Ты не мог бы найти ему другое применение?
— Конечно.
Солнцеяр тотчас направил клинок в противоположную сторону, разрезая рубашку женщины.
— Ну, да… снова не так сформулировала,– скептически покачала головой Королева.
— Тогда может больше не будешь ничего формулировать?– предложил солнцедалец, наклонился и поцеловал Регину.
Однако женщина никак не отреагировала. Нет, она не сопротивлялась, но и на поцелуй не ответила. Мужчина оторвался от губ Королевы и внимательно посмотрел ей в глаза. Тёмные, выразительные, холодные - они притягивали к себе, как притягивает самоубийцу бездонная пропасть.
— Солнцеяр, я… не хочу. Прости.
— Я вчера тоже не хотел, но тебя это не остановило!– с вызовом напомнил царь Солнцедалья, разрезая ножом и свою рубашку.
— Ну, ты сравнил!..– изумилась Регина.
— А в чём разница? Хотя - да, я менее жесток, чем ты вчера была со мной.
— Что-что?
— Продолжим дискуссию здесь, в углу? Или может переместимся на постель?
Мужчина кивнул на высокое ложе под балдахином.
— А как насчёт третьего варианта?
— Никак!– довольно жёстко перебил Солнцеяр.– Либо здесь, либо там.
— По-моему, ты стал себе слишком много позволять!– возмутилась Королева.
— Значит - здесь!
Солнцедалец быстро сунул нож за пояс и взялся за застёжки на брюках Регины. Та крепко ухватила мужчину за запястья, предупреждающе покачав головой.
— Отпусти,– приказал Солнцеяр, проявляя недюжинную выдержку.
Царь Солнцедалья поймал себя на мысли, что за последние дни вытерпел от этой непокорной женщины больше, чем за всю жизнь от жён и наложниц вместе взятых.
— Я сказала: нет!– грозно сверкнула глазами Королева и вдруг осознала, что из-за перепалки со стоящим перед ней наглым, эгоистичным, упрямым и самовлюблённым типом напрочь забыла о Шляпнике.
— А я сказал: да!
Солнцеяр резким движением освободился от хватки Регины, после чего попытался обнять женщину, но тут почувствовал холодное лезвие, упёршееся ему в рёбра. Мужчина опустил взгляд вниз: ножа за поясом не было, зато он был в ладони Королевы.
— Ты кого-нибудь убивала собственноручно, без магии?– прохладно усмехнулся солнцедалец.– Это совсем другие ощущения… Хочешь попробовать?
Глаза Редж округлились от ужаса, когда Солнцеяр придвинулся ближе, вынуждая женщину отводить нож, пока рукоятка оного не упёрлась ей в живот. И вот уже на теле мужчины появилась первая капля крови. Королева вздрогнула, тотчас отбрасывая клинок, и сразу угодила в крепкие объятия солнцедальца.

Таких мягких перин, как в подводном царстве, Редж ещё не встречала. Или так казалось из-за более замедленных движений, нежели на суше? Или Солнцеяр смилостивился и стал очень нежен, когда они переместились на кровать?
Королева осторожно перевела взгляд на мужчину, в чьих объятьях нежилась после любовного вальса. Солнцедалец спал или делал вид, что спит.
— И что теперь?– вздохнула женщина, обращаясь к невидимому собеседнику.
— Ты вообще или о нас?– послышался встречный вопрос.
— Вообще,– быстро отозвалась Регина, побоявшись спросить про второе.
— Завтра покинем Лукоморье. Если тебе здесь больше ничего не надо?
— Как покинем? Шляпник неизвестно где, его цилиндр повреждён…
— Зато здесь я. А Шляпник пусть выбирается из Лукоморья как угодно, тебя это не должно волновать. Считай это началом мести.
— А каким образом открываешь портал ты?– во взгляде Королевы появилось неподдельное любопытство.
Солнцеяр расплылся в довольной улыбке. Когда речь заходила о магии Регина просто преображалась. И чем Румпельштильцхен заслужил такую ученицу?
— С помощью маяков,– мужчина крепче прижал к себе Королеву.– Шляпник украл с алтаря моей Солнечной Пещеры мозаику - так я смог проникнуть в Зачарованный Лес. Румпельштильцхен вставил в часы, которые дал тебе, кусок этой мозаики - так я попал в Лукоморье…
— Подожди-подожди!– перебила Редж, приподнимаясь на одном локте.– Что значит: Румпель вставил мозаику в часы? Зачем?!
— Разумеется, чтобы следить за тобой, другую-то часть мозаики он вставил в свой монокль.
Женщина резко села на постели, подтягивая простыню к подбородку.
— То есть ты хочешь сказать, что этот полуразложившийся урод видел всё, что происходило со мной в эти дни?!– Королеве показалось, что она сейчас задохнётся от нехватки кислорода.
— Я не знаю: всё или нет. Зависит от того, насколько он любопытен. А в чём дело?
Мужчина тоже сел на постели, приобнимая одной рукой Редж, однако та мгновенно отстранилась.
— Почему ты не сказал сразу?!– возмутилась Королева.
— Какое тебе дело до Тёмного? К тому же он не наивный мальчик, и так знает, что у тебя роман со Шляпником. Был роман.
— Но теперь он знает и про тебя!
— А ты полагаешь, он был не в курсе, зачем я сюда отправился?
— Ах, ну, конечно! И всё, что тебе было надо - ты получил! Гордишься собой, да?!
— Редж, я не собираюсь тебя обманывать, я действительно хотел получить тебя… хотел с того самого дня, когда ты под видом мальчика пришла в мой дворец. Но я не желаю, чтобы наши отношения на этом прекратились.
— Неужели?!– поднимаясь с постели и плотнее заворачиваясь в простыню, усмехнулась Королева.– Позволь узнать, а как ты видишь наши дальнейшие отношения?
— Мы будем время от времени встречаться. Я дам тебе кольцо, с его помощью ты сможешь призывать меня, когда захочешь, и я сам смогу в любое время приходить к тебе.
— О-у… то есть вариант - уйти от Леопольда - ты мне даже не предлагаешь?!
Женщина подпёрла кулаком бок. До чего же наглый был этот царь Солнцедалья! Ну, и что, что она бы не согласилась поменять Зачарованный Лес на мир Солнцеяра! Но попытаться предложить-то хотя бы можно было!..
— Хочешь, чтобы я нарушил зарок и снова начал собирать гарем?– хитро прищурился мужчина, передвигаясь к краю кровати, где стояла Королева.
— Ах, ну, да… одной женщиной ты обойтись не можешь. Прости, совсем забыла!
— Дело не в том - могу ли я,– Солнцеяр вдруг стал очень серьёзен.– Мой мир живёт по определённым законам. Это древние законы, их издавал не я. Чтобы изменить их потребуются годы… десятилетия.
— Ты же говорил, что в Солнцедалье закон - ты!– с вызовом напомнила Регина.
— Так и есть! Именно поэтому я должен быть очень осторожен с древними законами.
— Отговорки!
— Редж, ну, ты ведь не серьёзно… Ты не станешь жить в Солнцедалье…
— Не говори за меня!
Мужчина некоторое время молчал, что-то обдумывая, а потом решительно сказал:
— Хорошо. Собирай вещи.
— Что? Какие вещи?
— Кольчугу Черномора забери, часы… И наколдуй одежду.
— Зачем?– подозрительно спросила женщина.
— Отправляемся в Солнцедалье… менять законы.
Во взгляде мужчины было столько решительности, что Королева испугалась.
— П-подожди.
— Чего?
— Ты… так… внезапно меняешь свои намерения… я… должна… подумать…
Солнцеяр снисходительно улыбнулся и, не говоря больше не слова, вернулся на свою половину кровати.
— Ты что, обиделся?– оторопела Регина.
«Ну, ничего себе!– мысленно возмутилась она.– Это была моя привилегия - обижаться! Это он должен был чувствовать себя виноватым! "Какого лешего?"- как говорят лукоморцы».
— Нет,– безлико ответил мужчина, прикрывая глаза.
Краем сознания Регина понимала, что ей манипулируют, но почему-то пошла на поводу у солнцедальца.
— Мне действительно надо подумать…– возвращаясь на постель, осторожно начала женщина.– Столько всего произошло в последние дни… Я запуталась, пойми…
Солнцеяр медленно открыл глаза и чуть покосился на Королеву.
— Я понимаю,– всё так же безэмоционально отозвался он.
— Тогда не дуйся. Как говорят в этом мире: «Не тряси яблока, покуда зелено: созреет, само упадёт».
Наклонившись к мужчине, Регина нежно потёрлась щекой о его щёку. Сегодня у женщины было слишком много потрясений и разочарований. И очень не хотелось испытать ещё одно.
— В этом мире ещё говорят: «Утро вечера мудренее»,– задумчиво пробормотал солнцедалец.– Давай спать.
— Только если ты меня обнимешь,– лукаво улыбнулась Королева, легонько щёлкнув царя Солнцедалья по носу.

Глава 17.


Яркие лучи солнца ударили в полукруглые окна, расположенные за верхним рядом белоснежных аркад, опирающихся на тонкие резные колонны. Разлившийся по помещению свет, наполнил теплом слоновую кость, из которой было сделано всё в этой комнате.
Королева нехотя открыла глаза и, не узнав вчерашних покоев, мгновенно проснулась и села на постели, озираясь по сторонам.
— Мы где?– ошарашенно выдавила Регина, косясь на немыслимо богатые убранства спальни и нетипичную для Лукоморья архитектуру.
— Вчера ты сказала, что яблоко должно созреть,– напомнил Солнцеяр, лениво закинув руки за голову и самодовольно улыбаясь.– Благоприятный климат способствует скорейшему созреванию.
— Какой ещё климат?
— Климат Солнцедалья.
— Что-о-о?.. Мы в Солнцедалье?! В твоём мире?!
— Более того - в моём дворце, в моей спальне, на моём ложе…
Солнцеяр не успел окончить фразу, как снаружи послышались сбивчивые, семенящие шаги, и дверь в царские покои начала открываться. Всё, на что хватило у Регины времени - обрезать с помощью магии волосы, упасть на подушку и натянуть покрывало почти до носа.
— Ваше величество! Хвала Богам Солнца!– упал на колени визирь, а вслед за ним и дюжина вельмож, ввалившихся в покои.– Ты так внезапно пропал!.. Столько дней не было с нами твоего света!.. Мы пребывали в печали, ликоподобный!..
— Ладно-ладно, я всё понял,– останавливая поток дифирамбов, махнул рукой Солнцеяр, сел на постели и повелительным жестом милостиво разрешил подняться всем с колен.
— Мы счастливы снова видеть тебя…– визирь вдруг запнулся, посмотрев на вторую половину царского ложа.– Эээ… господин Кор… вас мы тоже рады видеть…
Царь Солнцедалья обомлел и, не поворачивая головы, скосил глаза в сторону Регины.
— Спасибо,– выдавила та.
Визирем был уже не Раар, но этого вельможу Королева тоже помнила по прошлому визиту. Тогда он ей не понравился. Впрочем, тогда ей не понравился никто.
— Моё возвращение не отменяет ваших обязанностей!– вдруг резко заявил Солнцеяр.– Идите, занимайтесь ими!
Вельможи виновато закивали, закланялись и поспешили ретироваться, поскорей затворив за собой двери.
— Благоприятный климат, говоришь?!– рассердилась Королева, быстро покидая ложе и магическим образом облачаясь в тёмно-синие шаровары, рубашку, камзол и чалму.– Как ты посмел такое сделать?!
— Как я посмел?!– сквозь зубы процедил мужчина, тоже поднимаясь с постели и «одеваясь».– Во имя Солнца!.. Это как посмела ты?!.. Так опозорить меня перед поданными!.. Юноша в моей постели!.. Господин Кор!..
— А женщин из твоей постели утром казнят! У меня не было времени выбирать между моей жизнью и твоей честью!
— Да я сам убью тебя за такое!– тяжело дыша, выпалил Солнцеяр.
— Твою репутацию это уже не спасёт,– женщина сменила тон на более спокойный и осторожный, понимая, что действительно навлекла позор на царя.
Такому яркому представителю мужской особи, наверное, было невыносимо терпеть подобное. И угроза убить - имела под собой реальные основания.
— Но может это спасёт меня от безумия!– свирепо прорычал солнцедалец, надвигаясь на Регину.
В его чёрных глазах полыхал бешенный огонь. Королева отступила назад на несколько шагов и упёрлась спиной в колонну из слоновой кости. Как она могла хоть на мгновение вчера подумать, что способна ужиться с этим человеком?! Да, он сильный, властный, несгибаемый, он способен защитить от кого угодно, но… только не от себя.
Когда царь оказался в шаге от Редж, та зажмурилась и на одном дыхании быстро выпалила:
— Ты был прав: встречаться время от времени - единственный возможный вариант для наших отношений.
Солнцеяр замер, так и не сделав последний шаг. Не сразу, но постепенно гнев отступил, отрезвляя рассудок.
Женщина осторожно открыла глаза - появилась надежда ещё немного пожить.
— Учитывая, как часто мне хочется тебя убить - да,– мрачно согласился солнцедалец.– И почему ты мне не встретилась пару лет назад? Запер бы тебя в гареме - не знал хлопот.
— Вероятно, тогда я бы была казнена вместе с остальными жёнами… А сколько у тебя было наложниц? Их ты тоже казнил?
Царь Солнцедалья чуть усмехнулся, взял Редж за запястья и притянул к себе, заставляя обнять за пояс и сцепить пальцы в замок.
— Хочешь знать - до какой степени я безжалостен, мой лже-мальчик? Мои вельможи скажут тебе, что всех. Кажется, их было десять сотен или двенадцать.
— Сколько?– осипшим голосом переспросила Королева, сознавая, каким незначительным эпизодом она была в жизни этого царя, и как смешно было от него требовать изменить древние законы.
— На самом деле, наложниц я велел разогнать,– вроде как даже смущённо отозвался Солнцеяр.– Половину из них я и в глаза ни разу не видел. Однако их предупредили, чтобы не болтали и не селились ближе, чем на сотню миль от столицы.
— А зачем тебе было нужно столько наложниц, если ты их не… ну-у… не видел даже?
— А зачем королям в твоём мире столько нарядов, украшений, экипажей? Разве вы всем пользуетесь?– усмехнулся царь, снимая с Королевы чалму и поправляя её обстриженные волосы.– Дозволяю тебе ходить без головного убора. Раз уж ты сотворила мне репутацию любителя мальчиков, то пускай все хотя бы видят, какой ты красивый.
— Солнцеяр, мне не нравится это притворство,– пожаловалась Регина, удручённо качая головой.
— Тебе следовало подумать об этом раньше. А теперь пойдём в трапезную и, пожалуйста, не веди себя там так, словно это я твой подданный. Иначе мне действительно придётся отдать тебя палачу.
Королева с трудом подавила улыбку. А может не таким уж незначительным эпизодом она была в жизни царя Солнцедалья, раз он терпел ради неё столько неудобств.
— Не сомневайся во мне, светодарящий,– благоговейно закивала женщина.
— Редж, я не шучу,– на всякий случай грозно предупредил Солнцеяр.
— Поверь, такого покорного мальчика у тебя ещё не было!
— До тебя, такой покорной, у меня вообще мальчиков не было!
Королева приподнялась на носочки и нежно поцеловала мужчину в губы.

Заходя в трапезную, Регина едва не споткнулась, обнаружив возле каждого вельможи (здесь их было четверо) молодого юношу. Хорошо, что этого никто не заметил, поскольку она шла позади Солнцеяра.
— О-у… да ты законодатель мод,– тихо шепнула мужчине Королева, отчаянно пытаясь сохранить серьёзную маску на лице.
— И почему я тебя до сих пор не казнил?– бросил через плечо царь, опускаясь на подушки возле «стола», организованного прямо на полу.
Редж присела возле Солнцеяра, хотя прочие мальчики стояли позади своих покровителей.
— Что желает солнцеподобный?– самым лилейным голосом поинтересовалась женщина, переводя взгляд на изобилие яств.
— Мясо с кровью и вино.
Царь полулёжа устроился на подушках, подперев голову рукой, и тем самым задавая обеду неформальный тон.
— Лиран,– обратился он к визирю, пока Редж набирала еду на их блюда,– что тут нового было без меня?
— Лучезарный, слухи о твоём отсутствии вышли за пределы столицы,– взволнованно сообщил ответчик.– В южных провинциях возникло волнение, так что мне пришлось отправить туда Доган-пашу с лёгкой кавалерией.
— И?..
— Утром прибыл гонец с посланием. Паша́ уверяет, что на юге снова порядок!
— А тех, кто распространял слухи, поймали?– грозно поинтересовался Солнцеяр, забирая из рук Регины свой кубок с вином.
— Да-да!– поспешно заверил Лиран.– Все в темнице! Ждут справедливого решения вашего величества.
Царь сделал несколько больших глотков из кубка, позволив Королеве промокнуть ему губы салфеткой, и равнодушно объявил:
— Каждому по сто пятьдесят плетей на рыночной площади. Если после этого смогут уйти на своих ногах, то пусть идут.
Вельможи весело загоготали. Очевидно, такое наказание не предполагало выживания.
Дальнейшие разговоры за обедом были скучны и мало чем отличались от предыдущего: кого-то наказывали, кого-то жаловали, кого-то отправляли с поручениями и тому подобное. Регина не вникала больше в суть, к тому же было некогда - Солнцеяр к концу трапезы так обленился (или обнаглел?), что ел исключительно с её рук, да ещё поглаживал её колени, не обращая внимания на любопытные взгляды придворных.
Вскоре слуги принесли пять приборов наргиле, расставив перед изрядно захмелевшими и шумными солнцедальцами. Королева напряглась, вспомнив свой предыдущий опыт курения. Тогда после солнцелист-дурмана она очнулась уже наедине с царём и в весьма пикантной ситуации. В чёрных глазах Сонлцеяра появилась лёгкая насмешка, словно он прочёл мысли женщины.
Между тем «пажи» вельмож проворно раскурили наргиле и передали трубки своим покровителям.
— Я не знаю, как это делается,– одними губами прошептала Регина, разглядывая сложную конструкцию курительного прибора.
— Передай вино,– попросил Солнцеяр, усаживаясь перед наргиле и вскрывая сосуд с водой.
Заменив жидкости, мужчина сам раскурил прибор и пальцем подманил Королеву поближе.
— Разомкни губы,– велел царь.– Будешь поить меня дымом вот так…
Царь затянулся из трубки дурманом, наклонился к губам женщины и тонкой струёй вдохнул дым ей в рот. Регина отчаянно пыталась не закашляться, но ничего не вышло.
— Слишком крепко для моего мальчика?– улыбнулся Солнцеяр.– Надо было пить вино, пошло бы мягче…
Пока Редж думала, что ответить, мужчина вручил Королеве трубку наргиле, а сам улёгся, положив голову ей на колени.
— Ты обещал быть послушным,– тихо напомнил царь, видя, что женщина готова возмутиться.

На седьмой затяжке Регина упала на подушки, погружаясь в сладкий сон. А когда очнулась, Солнцеяра рядом не было. Зато её со всех сторон облепили вельможи с пажами, что-то доверительно рассказывая и наперебой предлагая солнцедальевские сладости. Смысл слов Королева практически не понимала, да и звуки были нереально искажены. Ещё через некоторое время женщина осознала, что двое юношей массирует ей ступни, а Лиран угощает разными сортами шербета.
И тут вдруг открылись двери трапезной являя царя. Вид у него был весьма недовольный, а когда он узрел происходящее - сделался совсем сердитым. Солнцедальцы тут же оставили в покое «игрушку» его величества и расползлись в разные стороны.
— Вон отсюда!– приказал Солнцеяр, безо всяких церемоний.
От резкого окрика Королева даже немного пришла в себя. Сознавая, что её сейчас обвинят не пойми в чём, женщина решила перехватить инициативу и первой обвинить царя, что бросил её одну. Решить - решила, но голосовые связки не смогли выдать ни одной вибрации.
Между тем Солнцеяр так стремительно направился к Регине, что в пору было запаниковать.

Глава 18.


— Забавные были приключения в Лукоморье!– хихикнул Румпельштильцхен, задорно барабаня пальцами по подлокотникам кресла из слоновой кости.– Вот только о продолжении в Солнцедалье мы с тобой не договаривались!
— Мы договаривались, что Регина узнает о махинациях Шляпника,– скрестив руки на груди, мрачно ответил царь.
Появление Тёмного посреди обеда было так неожиданно, что Солнцеяр поначалу списал всё на галлюцинации от дурмана. А осознав реальность визита, поскорее увёл Румпеля в свои покои. Конечно, пришлось оставить Регину одну, но царь понадеялся, что до его возвращения женщина не очнётся, а придворные не посмеют тревожить её.
— Не просто узнает, а придёт в отчаянье, захочет отомстить!
— Я так и сделал.
— Ты забыл про пункт, где она возвращается ко мне!– в манерном жесте всплеснул руками Штильцхен.– Да и рядом с тобой я у неё что-то сильного отчаянья не наблюдаю!
— Слушай, давай договоримся? Я выкуплю её у тебя.
Румпель восторженно захлопал в ладоши:
— Как это романтично! Здорово!.. Но нет. Она моя!
— Найди себе другую ученицу.
— Найди себе другую женщину!
— Мне нужна эта,– хмуро буркнул солнцедалец.
— Представляешь, и мне тоже!
— Почему ты её так мучаешь? За что?
— Её мать разбила мне сердце. Регина должна была стать моей дочерью… Так или иначе, я забрал у Коры ребёнка.
— Тем более! Раз Регина тебе, как дочь…
— Стоп! Стоп! Стоп!– перебил Штильцхен, вскакивая с кресла.– Я такого не говорил! Регина - орудие моей мести Коре и возможность кое-что вернуть…
— Ты про заклинание, которое она должна будет сделать?– озадаченно спросил Солнцеяр.– Что же это за компонент, который есть у неё, но нету у тебя?
Тёмный приложил указательный палец к губам и зашикал.
— Тише! Я не доверяю твоим стенам! Никогда больше не заводи разговор об этом! И вообще забудь, что я тебе рассказывал!
— Только если мы заключим новую сделку!
— Ты и старую-то не до конца исполнил, а просишь о новой!.. Что за сделка?
— Обещай оставить Регину в покое, когда она сотворит тебе твоё заклинание!– сурово потребовал царь.
Штильцхен задумчиво постучал пальцем по подбородку, сделал круг по комнате и вдруг материализовал в воздухе свиток, развёрнутый почти до пола.
— Тогда подписывай, что обязуешься исполнить всё это в точности!– велел Тёмный.– У тебя есть время до заката солнца, чтобы Регина возненавидела тебя и вообще забыла про чувства! В ней не должно остаться ни толики добра! Мне нужна ЗЛАЯ Королева! Она должна отчаянно захотеть учиться магии дальше, чтобы вернуться ко мне, несмотря на ненависть! И ещё: ты обязуешься не видеться с ней, пока она не сделает то самое заклинание!
— Как я узнаю, что она его сделала? Что я могу её видеть?– недоверчиво поинтересовался Солнцеяр.
— Кольцо, что ты подарил ей сегодня… Твой магический маячок включится, как только Регина станет свободна!
— Я согласен,– кивнул царь, подписывая свиток.
— Вот и замечательно,– улыбнулся Штильцхен.– Ступай к своей Королеве, пока визирь с вельможами не выяснил, что она не мальчик! Она уже проснулась!.. И не забудь, времени у тебя - только до заката!

Царь вошёл в двери трапезной и, увидев Редж в окружении своих придворных, окончательно вышел из себя.
— Вон отсюда!– приказал он, безо всяких церемоний.
Как только двери за вельможами закрылись, Солнцеяр стремительно направился к Королеве.
— Я оставил тебя на десять минут, а ты уже собрала вокруг себя толпу мужчин!– сразу начал с обвинений царь.
Регина попыталась подняться на ноги, но конечности сделались точно ватные, голова кружилась, а притяжение земли было невозможно побороть.
— Я… н-не…– только и смогла вымолвить женщина, переворачиваясь на бок, после чего умудрилась каким-то образом встать на колени.
— Что «не»?– злобно переспросил Солнцеяр, за грудки камзола поднимая Регину на ноги.– Не хотела?! Не предполагала?! Не удержалась?! Все вы, женщины, одинаковые! Ты была права, если б ты была среди моих жён, тебя бы я тоже казнил!
Дежа вю: трапезная, солнцелист-дурман, опьянение до полной потери контроля, свирепый царь. «Вот только Шляпник больше не придёт на помощь»,– услужливо подсказала память. И тут, совсем, как в прошлый раз, Солнцеяр грубо впился в рот Королевы поцелуем, а затем разломал застёжки на её камзоле. Редж не была оригинальна - отыграла свои н-цать тактов по старым нотам - ударила царя по лицу. Однако в долгу Солнцеяр не остался - тоже ответил пощёчиной. Причём Королева, потеряв опору и равновесие, упала на ковёр.
— Женщина! Как ты смеешь поднимать на меня руку?!
Дальнейшие события Регина помнила, как в тумане. Солнцеяр взял её против воли… Хотя какая воля? Скорее - полное отсутствие оной. Потом, чуть прикрытую рубашкой, царь унёс женщину в свои покои. Столбеневшие по пути придворные, наверное, были счастливы, что Кор оказался не мальчиком… правда, провожали Регину сочувствующими взглядами, понимая, что до рассвета будущего дня она не доживёт.
В спальне Солнцеяр продолжил свою пламенную рапсодию без претензий на дуэт. В какой-то момент к Королеве вернулся контроль над телом, но сопротивляться уже не было смысла.
Наконец, царь оставил Регину в покое и, облачившись в длинный расшитый золотом халат, вышел на балкон. Красное яблоко солнца уже клонилось к горизонту, и оставалось всего несколько часов до заката - до того времени, когда надо было отправить Королеву в её мир. А потом… потом ждать!.. Недели, месяцы? Сколько? Сколько времени потребуется Редж, чтобы сделать то, что не в состоянии великий Тёмный?
— Я хочу в Зачарованный Лес,– послышался обжигающе холодный голос за спиной солнцедальца.
Мужчина медленно обернулся. Кто стоял перед ним? Что это за женщина в платье из чёрного атласа, с высокой причёской, безупречным макияжем и самым тёмным во всех мирах взглядом? Разве это Регина? Или уже Злая Королева?
— Я решил оставить тебя себе,– жёстко заявил царь Солнцедалья.
— Нет,– в ответе женщины не было ни гнева, ни протеста - только констатация факта.
— Портал из этого мира могу открыть только я.
Королева несколько мгновений думала, потом достала из кармана платья часы Шляпника и, взглянув на циферблат с жёлтым стеклом, сказала:
— Румпельштильцхен, забери меня отсюда.

ЭПИЛОГ


Пять долгих лет - как вечный сон.

Он ждал. Напрасно это было.

Пять долгих лет. И сон прошёл,

И сердце снова полюбило...


 

#2
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1432
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

Фото/изображение с Телесериал.com


 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей