Перейти к содержимому

Телесериал.com

Время грёз (I)

фанф по "Однажды в сказке" \ Регина&... \ 16+
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1432
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

Фото/изображение с Телесериал.com


ГЛАВА 1.

«Время пить чай».

Румпельштильцхен взглянул на настенные часы (недавний подарок его ученицы) и улыбнулся краешком губ. Несложная магия со временем: в час, когда должна была появиться Регина, часы замедляли ход, давая возможность Королеве опоздать на 15 минут, а когда она уезжала – ускорялись, нагоняя время. Маленькая женская хитрость. Тёмный позволил себе быть снисходительным и не разоблачать ученицу. Однако, благодаря этой выходке, в голове Румпельштильцхена зрел рецепт создания магии, которая смогла бы остановить время, «заморозить» его. Мир, в котором никто не стареет, не умирает! Идеальное место для…
Размышления Румпельштильцхена были прерваны открывшейся дверью. В зал вошёл симпатичный молодой человек в сюртуке и цилиндре. Его озорной взгляд остановился на хозяине замка, который задумчиво прял тонкую золотую нить.
— Джефферсон?– с некоторой долей удивления произнёс Тёмный.
— Румпельштильцхен,– снимая цилиндр, отвесил шутливый поклон Шляпник.– Я всё-таки нашёл башмачки, которые ты просил.
Молодой человек аккуратно положил цилиндр на край стола, вынул из сумки небольшой свёрток и протянул Румпелю. Глаза Тёмного загорелись, манерно потерев пальцы друг о друга, он взял долгожданный подарок, бережно снимая упаковку. Издав восторженный возглас, Румпельштильцхен направился к своему столу со склянками и магическими артефактами.
— Бери золота, сколько надо,– бросил он на ходу.
Джефферсон равнодушно посмотрел на пряжу и, взяв сверху спутанный комок, сунул его в дорожную сумку.
— А ты, как всегда, в одиночестве?– скептически спросил Шляпник.
Румпельштильцхен оторвался от созерцания пары башмачков и перевёл заинтересованный взгляд на Джефферсона.
— Как всегда. Почему ты спрашиваешь?
— Так… просто.
Тёмный быстро посмотрел на часы. Те отставали ровно на десять минут. Проследив за взглядом Румпельштильцхена, Шляпник весело заметил:
— Скоро шесть. Время чаепития,– Джефферсон достал из кармашка жилета золотой брегет, открыл крышечку и снова закрыл.– А вот на моих часах уже шесть…
— На твоих всегда шесть. Время не изменяется, это печально.
Румпельштильцхен с алчным огоньком во взоре, следил, как часы Шляпника снова исчезли в кармашке. Вот он! Главный ингредиент его будущего рецепта. Надо заполучить заколдованный Червонной Королевой брегет любой ценой!
— Зато всегда пора пить чай! А это весело!– лукаво улыбнулся Джефферсон.– Так что?..
— Что?
— Не пригласишь старого партнёра задержаться, отведать чаю? А может я не вовремя? Ты кого-то ждёшь?
Тёмный обнажил кривые зубы в ответной улыбке:
— Кажется, не я один кого-то жду! Зачем ты здесь на самом деле? Ты ведь уже богат, золото тебе не нужно.
— Я занимаюсь делами забавы ради.
— И какую забаву ты запланировал теперь?– с живым интересом спросил Румпельштильцхен.
Джефферсон стряхнул пальцем с плеча несуществующую пылинку, поправил узёл на пышном галстуке и убедительно ответил:
— Никакой. Просто хотел засвидетельствовать своё почтение Королеве.
Колючий натужный смех Тёмного разлетелся по залу и завис под сводами потолка.
— Сердце, нетронутое любовью! Как же бесхитростны желания твоего хозяина! Однако должен предупредить, Королева с вашей последней встречи изменилась.
— Насколько?
Румпельштильцхен вспомнил убитую Региной девушку и иронично ответил:
— На целую жизнь.
— Надеюсь, не внешне?– рассмеялся Шляпник, опускаясь в кресло и закидывая ногу на ногу.
Тёмный припрятал башмачки в стоящий на полу сундук и, приблизившись к молодому человеку, принялся медленно обходить его кругом. Джефферсон неуютно поёжился, провожая Румпеля напряжённым взглядом.
Щёлкнула стрелка часов, медленно перемещаясь на без пяти минут шесть.
— Что ж, ладно,– остановившись перед Шляпником, задумчиво потёр подбородок Румпельштильцхен,– я помогу тебе соблазнить Регину…
— Что-что сделать?– изумлённо переспросил Джефферсон.
— О-у… я не правильно тебя понял? Извини. Забудь, что я сказал.
Тёмный замахал руками, словно отказываясь от своих слов и мыслей.
— Подожди-подожди!– Шляпник даже приподнялся из кресла.– Давай обсудим это! Всё-таки мы - старые добрые партнёры… и сможем прийти к соглашению, м?
— Сделка?– довольно повёл бровью Румпель и радостно потёр ладоши.
— Что ты попросишь взамен? Артефакт из какого-нибудь волшебного мира? Если Королева хотя бы на ночь станет моей, я принесу тебе что угодно, даже из тридевятисотого царства!
— Ждать так долго? Нет. К тому же неизвестно, как поведёт себя Регина. Я лишь сделаю привлекательным тебя в её глазах, но дальше придётся потрудиться и тебе самому. А потому я не попрошу многого. Но попрошу вперёд.
Шляпник подозрительно сощурился:
— Хм… ты не даёшь гарантий, но плату с меня берёшь?
Румпельштильцхен пожал плечами и с безучастным видом уставился в окно.
— Ладно. Что тебе надо?
— Сущий пустяк,– отмахнулся Тёмный.– Любую волшебную вещицу, что у тебя с собой.
— У меня были только башмачки, я их тебе уже отдал!
— Тогда боюсь, тебе пора.
— Ты хочешь мою шляпу?– подозрительно сощурился Джефферсон, недобро глядя на Румпеля.
Тот противно рассмеялся и замотал головой:
— Лишить Шляпника шляпы - было бы чересчур даже для меня! Мне достаточно будет твоих «сломанных» часов. Согласись, пустяковая плата за возможность соблазнить Королеву!
Джефферсон дёрнул за цепочку, выуживая из кармана брегет, и уже протянул было Тёмному, но вдруг остановился.
— Слишком пустяковая,– подтвердил Шляпник.– И это настораживает. Что ты задумал?
Румпельштильцхен с трудом удержался, чтобы не цапнуть часы, так велико было искушение. Но он поборол желание, дабы не вызывать подозрений.
— Ничего особенного. Просто эта сделка устраивает меня ничуть не меньше, чем тебя. Да, Регина сделала первый шаг во Тьму, вырвав сердце и лишив жизни человека. Так пусть сделает и второй шаг,– глаза Румпеля маниакально заблестели.– Её Величество ещё не познала вкуса измены. Женщине всегда трудно в первый раз изменить мужу. Пускай сделает это с тобой. В отличие от короля, ты молод, привлекателен, авантюрен. Всё должно получиться!
— Тогда почему бы тебе не помочь мне безвозмездно,– обезоруживающе улыбнулся Джефферсон.
— Сделка есть сделка! Ты получаешь услугу, я – плату. Иначе не интересно.
Шляпник, наконец, отдал часы Румпельштильцхену и, усевшись обратно в кресло, лукаво спросил:
— Тебе доставляет удовольствие портить Королеву, да? Ты развращаешь её, делаешь безжалостной… Не боишься, что когда-нибудь твоя ученица зайдёт во Тьму дальше тебя и решит потеснить учителя?
Румпель спрятал часы поглубже в карман и, осклабившись, пафосно выбросил руку вверх.
— Никто не может быть могущественнее Румпельштильцхена! Но ты прав, мне доставляет удовольствие делать из Королевы - Злую Королеву!
За окнами послышался звук подъезжающей кареты, и настенные часы пробили ровно шесть. Быстро поднявшись из кресла и одернув сюртук, Шляпник замер, предвкушая появление Регины. Двери распахнулись сами собой, являя Королеву во всём её величии. Узкое платье цвета спелой вишни с глубоким декольте и высоким воротом умело подчёркивало все прелести фигуры, высокая причёска соблазнительно открывала шею и ключицы. Джефферсон сглотнул от удовольствия, в мыслях уже рисуя обнаженный образ женщины. Грациозной походкой Регина прошла в центр зала, не удостоив молодого человека даже взгляда.
— Добрый вечер, ваше величество,– театральным полупоклоном приветствовал Королеву Румпельштильцхен.– Как всегда, пунктуальна.
— А ты, как всегда, язвителен.
— Я могу себе это позволить,– недвусмысленно заметил Тёмный и кивнул на Шляпника.– Помнишь Джефферсона?
— А должна?– надменно повела красиво очерченной бровью Регина, по-прежнему не глядя на Шляпника.
— Вы самолично выдали мне бумагу о свободном передвижении по вашим владениям,– напомнил Джефферсон, пытаясь привлечь к себе внимание Королевы.– Не помните?
Румпельштильцхен перевёл хитрый взгляд со Шляпника на Регину и обратно, после чего насмешливо сказал:
— Она помнит, потому и игнорирует тебя.
— Да-а,– печальным тоном протянул Джефферсон,– понимаю, я привёл того доктора, что разрушил ваши надежды. Я сожалею. Однако,– Шляпник дерзко упёрся взором в женщину,– если судить по внешнему виду, это обстоятельство пошло вам на пользу.
Королева медленно повернула голову в сторону Джефферсона, испепеляя того убийственным взглядом.
— Регина!– окликнул Румпельштильцхен, не без оснований опасаясь за жизнь своего партнёра.– Джефферсон - мой гость. Не забывай об этом.
— Как я понимаю, сегодняшнее обучение отменяется?– недовольно осведомилась Королева.
— Напротив. Я пригласил Джефферсона как раз для нашего занятия.
— Мы будем превращать человека в таракана?
Запрокинув голову, Румпель от души рассмеялся.
— Нет, милая! Не сегодня! Сегодня будет магия грёз.
Тёмный довольно потёр ладоши и жестом пригласил всех к столу. Опередив женщину, Шляпник отодвинул перед ней стул. Регина сделала над собой усилие и не стала противиться. Между тем Румпельштильцхен наколдовал чая с угощениями.
— Как заказывал,– обратился он к Джефферсону, который застыл возле сидящей Королевы и не сводил взгляда с её соблазнительного декольте.– Шляпу убери.
— Что?– очнулся Шляпник.
— Шляпу убери,– по слогам повторил Румпель.
Джефферсон поспешно переложил цилиндр на подоконник и хотел было сесть рядом с Королевой, но Тёмным указал ему на стул напротив. Хозяин замка заботливо разлил чай в кружки гостей.
— Прошу,– приторно улыбнулся он.– Конечно, тебя, Джефферсон, чаепитием не удивишь. Отдаю должное юмору Червонной Королевы. И всё-таки мой чай необычен.
Регина первой сделала глоток и вдруг замерла. Пространство озарилось непонятным свечением и вспышками, голос Румпельштильцхена стал неразборчивым и далёким, черты лица Джефферсона странным образом изменились, и женщина увидела Дэниела. Королева вздрогнула и так стремительно поднялась со стула, что тот упал.
— Что было в чае?– резко обратилась она к Тёмному.
— Магия грёз,– расплылся в сладкой улыбке Румпель.– Что тебе привиделось, милая?
— Ничего. Обрати действие зелья!
— Не-е-ет. Сама обрати.
— Я не знаю ингредиентов!
Тёмный довольно хихикнул:
— Допей до донца. Распознай. Нейтрализуй.
— Я не распознаю,– холодно процедила Королева.
Черты лица Румпельштильцхена обострились и стали суровы:
— Тогда не трать моё время понапрасну! Возвращайтесь домой, ваше величество.
Шляпник довольно причмокнул, потягивая чай.
— Корень мандрагоры, сонная фиалка,– принялся перечислять Джефферсон,– лимонник, листья горной травы… ммм… ещё что-то терпкое… такое знакомое…
— Чёрный шиповник и яд гремучника,– хмуро добавила Королева, не сводя гневного взгляда с Румпельштильцхена.
— Прелестно!– восторженно захлопал в ладоши Тёмный.– Осталось распознать всего один ингредиент! Кстати, Джефферсон, а тебе что-нибудь привиделось?
— А должно было?
— Всё зависит от того, чем ты грезишь, чего хочешь.
— То, чего я хочу, видится мне и наяву без волшебного чая,– иронично улыбнулся Шляпник, быстро покосившись на Королеву.
Румпельштильцхен вопросительно посмотрел на ученицу:
— Ну, что? Знаешь последний компонент?
— Нет!
— Знаешь! Сделай ещё глоток и назови мне его!– жёстко приказал Тёмный.
Скрипнув зубами, Регина перевела на свою чашку такой взгляд, словно ей налили смертельного яда и заставляли пить.
— Впрочем,– меланхолично заметил Румпель,– раз тебе ничего не грезилось, можешь спокойно возвращаться домой, обратное зелье тебе не нужно.
Шляпнику такая идея совсем не понравилась, осторожно поднявшись на ноги, он обошёл стол и поднял всё ещё лежащий на полу стул Королевы. Женщина взглянула на Джефферсона и, вновь узрев Дэниела, поспешно отвернулась, затем решительно взяла чашку, допила содержимое до конца и вдруг разжала пальцы. Осколки фарфора разлетелись у ног Королевы, испуганно-ошарашенный взгляд метнулся к Румпельштильцхену.
— Споры золотого гриба,– осипшим голосом выдавила Регина.– Но в нашем мире нет противоядия ему!
— Именно поэтому здесь Джефферсон,– лукаво улыбнулся Тёмный.– Его шляпа позволяет пройти в любой из волшебных миров! Правда, здорово?!
— Так пусть отправляется немедленно!
— О! На твоём месте я бы не стал доверять такое дело Сумасшедшему Шляпнику. Он пойдёт за одной вещью, потом вспомнит о другой, отвлечётся на третью… В лучшем случае явится через полгода…
— Я не могу ждать полгода,– строго перебила Королева.
Румпельштильцхен задумчиво почесал подбородок, возвёл глаза к потолку, перевёл на подоконник, где лежал волшебный цилиндр, и, наконец, щёлкнув пальцами, сказал:
— Тогда отправляйся с ним. А я погружу королевство в сон, чтобы ни твой супруг, ни кто-то другой не заметили отсутствия твоего величества.
— Идти с ним?– искоса глянув на Джефферсона, переспросила Регина.
— Тебя что-то смущает в нём?
— Н-нет.
— Тогда в путь,– подмигнул Румпельштильцхену Шляпник и, забрав с подоконника цилиндр, обратился к Королеве:– Сколько человек войдёт в волшебный мир, столько и выйдет - закон шляпы. Так что держитесь меня, когда окажемся по ту сторону портала.
Джефферсон сдул несуществующие пылинки с цилиндра и, установив его на полу, ловко раскрутил.
— Обожаю чудеса!– восторженно прошептал он и протянул руку женщине.– Ваше величество…
«Я могу контролировать свои грёзы! Ничто не властно надо мной!– сказала себе Королева, а затем менее уверенно добавила:– Ну, хоть ненадолго смогу…»
Она осторожно подняла глаза на Шляпника, отчаянно борясь с наваждением, заставляя сердце молчать, а память забыть… Образ Даниэля поблек и рассеялся, являя привлекательное лицо молодого человека с озорными глазами. Слабо улыбнувшись, Регина вложила руку в ладонь Джефферсона, и они вместе шагнули в портал. Фиолетовый вихрь поглотил пару и волшебный цилиндр.
— Неплохая сделка, Румпельштильцхен,– похвалил себя Тёмный и вытащил из кармана часы Шляпника.– Последние компоненты не всегда легко достаются. Но тем приятнее обретение желаемого. А если в процессе получишь и другие удовольствия, то сделка становится GOLD!

ГЛАВА 2.

«Время искушений».

Фиолетовая дымка рассеялась, и Королева со Шляпником оказались в круглом зале с множеством разноцветных дверей. Джефферсон пригладил взъерошившиеся волосы и весело улыбнулся Регине.
— Это переходы в волшебные миры: Лукоморье, Зазеркалье, Средиземье, Черногорье, Дракония, Десятое Королевство и прочие, прочие, прочие. В какой из миров хотелось бы отправиться вашему величеству?
— Мы здесь не ради путешествия,– сухо напомнила Регина, рассматривая зал и избегая встречаться взглядом с молодым человеком.– В каком мире есть золотые грибы?
— Золотые грибы есть в нескольких мирах, а вот противоядие - только в одном - Солнцедалье.
— Какая дверь?
— Попробуйте угадать,– весело предложил Шляпник.
Королева бросила суровый взгляд на Джефферсона. Ей было не до игр, но, похоже, этот любитель чая не понимал всю серьёзность положения.
— Золотисто-жёлтая,– поспешно отозвался мужчина, указывая на противоположную сторону зала.– Весёлое местечко, вам понравится.
— Сомневаюсь.
Регина быстро направилась к указанной двери, но Шляпник нагнал её и ухватил за руку.
— Нет! Разделяться нельзя! Мы внутри шляпы - если мы потеряемся, то навсегда останемся здесь!
Королева ощутила приятное тепло на запястье. Слишком приятное! Резко отдёрнув руку, она перевела взгляд на Джефферсона и едва не отпрянула. Перед ней снова стоял Дэниел.
— Наваждение… сейчас пройдёт…– успокаивающе пробормотала Регина.
— Что?
Взгляд женщины потёмнел:
— Я сказала это вслух?
— Нет,– недолго думая, соврал Шляпник.– Просто ваши мысли отражаются от стенок цилиндра и…– увидев, как изменилась в лице Королева, Джефферсон неловко улыбнулся:– Я шучу. Простите.
Регина пронзила молодого человека убийственным взором и резким жестом указала на золотисто-жёлтую дверь.

Зелёный мягкий ковёр душистых трав простирался до самого горизонта, где в дымке охры утопало огромное солнце.
— И где здесь искать противоядие?– изумлённо поинтересовалась Королева, пристально рассматривая однотипный пейзаж.
Шляпник развязал узел галстука и расстегнул верхние пуговицы рубашки, поскольку температура в этом волшебном Мире была значительно выше, чем в предыдущем.
— Во дворце Солнцеяра,– отозвался Джефферсон, указывая вперёд.– Только пешком будет далековато. Лучше бы, конечно…
Не дожидаясь окончания фразы, Регина сделала пас руками, и перед ней тут же появились два буланых единорога.
— Не поняла,– женщина перевела удивлённый взгляд на Шляпника.
— В Солнцедалье нет лошадей,– улыбнулся тот.
— А почему на них только уздечки? О сёдлах в этом Мире тоже не знают?
— Это скорее связано с некоторыми нюансами использования магии. Вы скоро привыкните. Кстати, вам не помешало бы сменить наряд на более подходящий для верховой езды.
Королева взмахнула рукой, и вместо платья на ней появился топ и шаровары из тонкой серебристой ткани, украшенные монистами.
— А это ещё что?!– возмутилась Регина, ошарашенно глядя на свой наряд.
Джефферсон с трудом оторвал взор от стройной фигуры женщины и как можно невозмутимее сказал:
— Для здешних мест - более чем скромно.
Не желая ничего слушать, Королева с помощью магии попыталась переделать свой наряд - раз, другой, третий… но ничего не происходило.
— Солнце заходит,– указал на горизонт Шляпник.– В этом Мире магия напрямую зависит от Солнца. Вы только что растратили всю магию, теперь придётся подождать до утра. Если, конечно, завтра небо не закроют тучи.
— Что?! И ты только сейчас об этом говоришь?!
Гнев Регины был почти осязаем. Если бы у неё осталась хоть капля волшебства, Джефферсон сейчас превратился бы в букашку.
— Ну-у… Вы же не спрашивали меня об этом?
— О чём ещё я не спрашивала, но должна знать?– ледяным тоном поинтересовалась Королева.
— Ммм… царь Солнцеяр - большой сластолюбец. У него сорок жён… По крайней мере, было сорок, когда я последний раз посещал Солнцедалье. Полагаю, за противоядие он запросит с вас вполне определённую плату…
— Какую это?– нахмурилась Регина.
Шляпник расплылся в мечтательной улыбке:
— Если бы я был на месте царя…
— Ты на своём месте! Так что не забывайся.
— Простите, ваше величество. Тогда - не знаю.
— Хватит предположений. Поехали.
Королева подошла к одному из единорогов и нежно потрепала его по загривку, после чего бросила суровый взгляд на мужчину.

Два всадника на лёгконогих длинногривых единорогах неслись по бесконечной зелёной равнине в закат. Мужчина был чуть позади, чтобы иметь возможность любоваться спутницей. Даже без седла Регина держалась по-королевски: безупречная осанка, балансировка, гибкость. О мышцах её ног при такой скачке Джефферсон вообще старался не думать, дабы не лишиться рассудка. Но искушение было так велико… Теперь, с лёгкой подачи Румпельштильцхена, Шляпник мог грезить о том, что раньше казалось запредельным.
Через пару часов пейзаж сменился лиственным лесом с огромными деревьями.
— На ночь остановимся здесь!– окликнул Регину Джефферсон.
Женщина осадила единорога и недоумённо уставилась на поравнявшегося с ней Шляпника.
— Где - здесь?
— В лесу.
— Это неуместная шутка,– строго повела бровью Королева.
— До дворца Солнцеяра всё равно не будет никаких селений,– спешиваясь, объявил мужчина.– А без отдыха мы вообще никуда не доберёмся. К тому же лучшего места для ночлега не найти. Посмотрите внимательно.
Регина перевела взгляд на лес, но ничего особенного не обнаружила. Разве что многовато было деревьев-исполинов, чьи корни выступали из земли аж на несколько футов.
— И что я должна узреть?– скептически поинтересовалась Королева, всё ещё не покидая спины единорога.
— Деревья. Под их корнями огромное пространство! Где-то можно даже в полный рост встать. Это лучшая защита от дождя, хищников и посторонних глаз.
— Чьих глаз?– насторожилась женщина.
— Ну, это я образно,– улыбнулся Джефферсон, приближаясь к Регине и протягивая руку, чтобы помочь спуститься.– Идёмте, ваше величество.
Королева приняла помощь и очень вовремя. Ноги от постоянно напряжения так онемели, что предательски дрогнули, едва коснулись земли. Джефферсон поймал Регину в объятья, не дав упасть. Его рука оказалась на пояснице женщины как раз там, где заканчивался топ. Королева почувствовала приятное тепло и непроизвольно подняла глаза на мужчину. Родное, любимое лицо было так близко, горячее дыхание обожгло губы, и томительная, пьянящая дрожь прокатилась по всему телу.
— Дэниел,– беззвучно прошептала Регина, приподнимаясь на носочки.
Её губы почти коснулись губ Джефферсона, но в последнее мгновение рассудок взял верх над искушением. Королева так резко отпрянула назад, что мужчина едва не потерял равновесие.
— Отпусти меня,– сухо приказала Регина.
Шляпник встряхнул головой, отгоняя прочь наваждение и пытаясь совладать с эмоциями. Он не понял, что случилось? Ведь Королева хотела поцеловать его! Он видел! Видел в её глазах такое желание, что готов был поверить в его истинную природу, а не волшебную! Что же такое сотворил Румпель? Как действует его «магия грёз»? Сколько ещё понадобится времени, чтобы Королева сдалась?
— Я сказала: отпусти,– уже совсем недружелюбным тоном повторила женщина.
— Прости…те,– размыкая объятья, выдавил Джефферсон.

В течение получаса Регина молча наблюдала, как Шляпник оборудует их ночлежку: огромными листьями папоротникообразного кустарника мужчина заплёл дыры в «стенах» и настелил пол. А ещё принёс светящихся пауков и рассадил их на потолке вместо светильников.
— Если эта гадость упадёт мне ночью на лицо…– грозно начала Королева, но Джефферсон её поспешно перебил.
— Не упадёт. Они в спячке. Идёмте.
Шляпник протиснулся между корней дерева, снял с себя сюртук и расстелил на полу.
— Конечно, не королевское ложе…
— Конечно,– скептически подтвердила женщина, опускаясь на свою «походную кровать».
Джефферсон прилёг в паре футов от Регины, закинув руки за голову и разглядывая светящийся потолок. Однако, несмотря на внешнюю безмятежность, желания обуревали Шляпника как никогда. До Королевы можно было дотянуться рукой, но сейчас это расстояние казалось бесконечно непреодолимым.
— Не понимаю мотивов Румпельштильцхена,– вдруг прервала тишину женщина.– Зачем он отправил меня сюда? Показать ценность магии? Научить бережно относиться к ней?.. Это отвратительно, я даже не могу наколдовать себе кровать!
Джефферсон перевернулся на бок, подперев голову рукой:
— Румпель любит повторять, что его мотивы - это только его мотивы. Я давно перестал пытаться понять их. А если Тёмный всё-таки открывает кому-то свои мотивы, то тоже с определённой целью. Поэтому лучшее вообще не задумываться над такими вопросами.
— О, боги… И чем я так провинилась, чтобы лежать под деревом в компании пауков и слушать умозаключения Сумасшедшего Шляпника?!
Королева отвернулась от мужчины и закрыла глаза.

ГЛАВА 3.

«Время масок».

Регина стояла на опушке леса и смотрела на небо, радуясь всходящему солнцу. Где-то неподалёку Шляпник надевал уздечки на единорогов (без волшебства делать это было трудновато).
Королева ударила в ладоши, призывая магию:
— Хочу быть в обычном костюме, накрашенная и умытая. Быстро!
Пространство вокруг женщины задрожало, искрясь оранжевыми бликами. Строгий брючный костюм сел точно по фигуре, на лицо лёг красивый макияж и… небеса Солнцедалья померкли, закрываясь чёрными тучами и извергаясь проливным дождём.
— Надо быть осторожнее в своих желаниях - их могут понять буквально,– скептически заметил Джефферсон, ведя под уздцы единорогов.
— Ты… это всё из-за тебя,– выдавила Регина и ткнула указательным пальцем в грудь мужчины.– Какого чёрта ты явился к Румпельштильцхену?!
Королева убрала с лица мокрые волосы и выхватила из руки Шляпника поводья своего единорога. Джефферсон промолчал, во-первых, потому что не знал, что ответить, во-вторых, потому что Регина в ответе не нуждалась. Она вообще не нуждалась ни в чём и ни в ком! И это заставляло желать её ещё больше.
Крепко ухватившись за холку животного (как учил когда-то Дэниел), Регина посильней оттолкнулась от земли и лихо скользнула на спину единорога.
Глядя на такую картину, Джефферсон тихо прошептал:
— Я съём собственный цилиндр, если в Солнцедалье упущу свой шанс соблазнить эту женщину.
— Ты остаёшься здесь?– недовольно спросила Королева, грозно посмотрев на застывшего Шляпника.

К полудню промокшие до нитки Регина и Джефферсон прибыли к огромному городу. Дождь уже кончился, но тучи по-прежнему закрывали небо. Высокие строения с песочно-оранжевыми куполообразными крышами возвышались над каменными городскими стенами. У центральных ворот почему-то образовалась очередь из людей, повозок, единорогов и даже слонов.
— Хм… странно,– спешиваясь, пробормотал Шляпник,– пойду, взгляну, в чём дело…
Он вернулся довольно скоро и, развязав свой пышный галстук, быстро распорол его, превращая в платок.
— Хорошо, что дождь смыл макияж,– заметил мужчина.– Уберите волосы и повяжите платок, как бандану. Женщин в город не пускают… И оденьте мой сюртук, чтобы скрыть грудь.
Регина бросила испепеляющий взгляд на Шляпника.
— Ну, извините,– развёл руками Джефферсон,– что я могу поделать, если у вас есть грудь? Стража на воротах её тоже заметит, если не прикрыть декольте.

Въехав в город, Шляпник первым делом завернул к гостинице - двухэтажному домику с вывеской «Пыль дорог».
— Почему мы не едем к царю?– нахмурилась Регина.
— Потому что в таком виде не стоит этого делать. В своём мире вы может быть и королева…
— Что значит, может быть?!– возмущённо перебила женщина.
— Ну, королева,– поправился Джефферсон, спрыгивая с единорога.– А в Солнцедалье вы - никто. Здесь есть только царь и… все остальные. К тому же в столице творится что-то странное: на улицах почти нет женщин. А те, что есть - в паранджах. И это в городе Солнцеяра - сластолюбца и любодея!
Регина безразлично пожала плечами и, спешившись, направилась вслед за Шляпником. В холле гостиницы за стойкой дремала дородная женщина, видимо, хозяйка. Едва она узрела посетителей, тут же скрыла лицо, прицепив на место длинный конец паранджи. Джефферсон вопросительно посмотрел на даму, но та, похоже, не собиралась расспрашивать, чего желают гости.
— Есть номер с двумя комнатами?– поинтересовался Шляпник.– Для меня и… брата.
— Сколько угодно,– недоверчиво буркнула хозяйка.– Но меньше чем на сутки не даю.
Мужчина покопался в дорожной сумке и извлёк из неё кусок золотой нити Румпельщтильцхена.
— Мы берём!
— На сутки?
— Как получится. А почему вы спрашиваете?
— Потому что никто не задерживается теперь в столице,– вздохнула хозяйка.– Даже купцы. Скидывают товары местным дельцам и уезжают подальше.
Шляпник бросил озадаченный взгляд на Регину и снова посмотрел на даму:
— А что их не устраивает?
— Новые законы в связи с трауром царя.
— Он в трауре? Что случилось?
— Вы, видать, совсем издалека, если не знаете,– удивилась и несколько оживилась хозяйка.– Он казнил своих жён! Всех!.. Приказал убрать из развлекательных заведений женщин. А по городу нам теперь разрешено ходить только в парандже.
Регина изумлённо посмотрела на даму и, понизив голос, спросила:
— Он казнил сразу сорок жён?
— Сорок одну.

Королева вошла в номер, придирчиво разглядывая мягкую мебель, узорчатые ковры, раздражающе светлые обои. Пока Регина выбирала себе комнату (а разница была не велика), Шляпник ушёл в ванную.
— Н-да, Румпельштильцхен, угостил чайком…– мрачно процедила женщина, брезгливо оценивая вид за окном.
— Ваше величество, я приготовил вам ванную,– входя в комнату, объявил Джефферсон.– Коль скоро вам предстоит играть роль моего брата вне стен этого номера, то здесь я буду играть роль вашей горничной. Думаю, это будет справедливо.
— Думаю, это минимум, что ты должен сделать.
Ледяной тон Регины заставил мужчину вспомнить своё место - где-то очень далеко от трона неприступной Королевы. Однако отчаиваться Джефферсон не собирался. Приблизившись к женщине, он быстро расстегнул и снял с неё свой сюртук, после чего взялся за жакет Регины.
— А вот разденусь я как-нибудь сама,– строго остановила Королева.
— Я не собирался вас раздевать. Только жакет. Мне надо снять с вас мерки,– Шляпник достал из кармана жилета тонкую ленточку с полосками.– Пока вы греетесь в ванной, я схожу на местный базар и куплю вам мужскую одежду. А заодно порасспрашиваю про Солнцеяра.
Стянув с Регины мокрый жакет, Джефферсон измерил лентой окружность её головы, длину руки и спины, обхват талии, бёдер. Когда Шляпник дошёл до обхвата груди, Королева неуютно поёжилась. Рубашка ещё не успела просохнуть и предательски липла к телу, а Джефферсон явно не торопился с измерениями.
— Я вас смущаю?– с видом искренней предупредительности поинтересовался он, зафиксировав ленту на груди, но так и не взглянув на мерку.– Не смотрите на меня, как на мужчину. Относитесь, как к своей горничной.
— Смотреть на тебя, как на мужчину?– холодно усмехнулась Королева.– Ты себе польстил.
— Да, виноват, извините,– согласился Шляпник, присев на корточки и измеряя внешнюю и внутреннюю длину ноги.– Для вас ведь не существует мужчин, кроме его величества… молодого… красивого… сильного… любящего… заботливого… интересного…
Джефферсон умышленно растягивал слова, украдкой наблюдая, как каменеет лицо Регины. На последнем слове рука мужчины, скользившая по внутренней стороне ноги Королевы, остановилась в наивысшей точке. Женщина вздрогнула и поспешно сделала шаг назад.
— Для горничной ты слишком много болтаешь,– сквозь зубы процедила Регина, глядя на Шляпника сверху вниз.
— Всё. Мерки снял. Пошёл на базар.
Прежде чем Королева успела что-то ответить, Джефферсон ретировался.

«…кроме его величества… молодого… красивого… сильного… любящего… заботливого… интересного…»– без конца вспоминала Регина слова Шляпника.
Даже тёплая пенная ванна с травами и цветами не могла сейчас успокоить её. Каждое слово вонзалось иглой в растревоженную душу. Нет, её нынешний супруг не обладал ни одним из перечисленных качеств. Её, Регину, привезли в замок, как понравившуюся вещицу из далёких стран, а ещё - как мать для обожаемой избалованной дочурки.
Королева передёрнулась, вспомнив прикосновения и поцелуи супруга. Терпеть это с каждым разом становилось всё труднее. Конечно, возраст уже не позволял королю часто посещать спальню жены, но Регине от этого легче не становилось. По ночам предоставленная себе Королева предавалась воспоминаниям о Дэниеле. Память о его поцелуях до сих пор жгла губы, любящий взгляд преследовал и сводил с ума. И почему Регина не настояла на близости тогда… когда всё ещё было возможным? Нет, Дэниел был слишком порядочным, слишком заботливым. Он и бежать-то не хотел, думал всё сделать по правилам… Какая глупость! Правила… Кому они нужны?! Теперь у Регины нет даже воспоминаний о ночах с любимым! Нет ничего, кроме несбывшихся надежд!
Странная мысль пронеслась в голове женщины: а может «магия грёз» - её шанс получить эти воспоминания? И что, что на самом деле это будет Джефферсон? Для неё же это будет Дэниел!.. Молодой! Красивый! Сильный!.. Она не станет контролировать «зрение», она увидит то, что хочет… Того, КОГО хочет!
Регину бросило в жар:
— Нет… это безумие. Или?..
— Или что?– заходя в ванную комнату, поинтересовался Шляпник.
Королева на мгновение оторопела, а затем в своей излюбленной холодно-высокомерной манере сказала:
— Вот этот предмет за твоей спиной называется дверь. В неё обычно стучат, прежде чем войти.
— Я отсутствовал больше часа, а вы до сих пор в ванной. Я встревожился.
— Напрасно.
— Вам чужда забота?
— Лучше бы ты позаботился об обеде.
— Я и о нём позаботился,– кивнул Джефферсон.– Наша гостеприимная хозяйка «Пыли дорог» как раз накрывает стол.
Мужчина, взял с полки большое оранжевое полотенце и развернув его, приблизился к ванной. Уже собравшись было возмутиться, Регина увидела, что Шляпник закрыл глаза. Лёгкая улыбка тронула её губы. Почему бы и нет? Сам вызвался примереть маску горничной, так пускай прислуживает.
— Этот солнечный цвет начинает меня раздражать,– ступая босой ногой на пол и оборачиваясь в полотенце, заметила женщина.
— Не только вас,– хмыкнул Джефферсон и осторожно открыл глаза.– Кстати, нам надо сделать ещё одну вещь, которая вам тоже не слишком понравится.
Королева вопросительно повела бровью.
— Постричь вам волосы. Конечно, мужчины носят в Солнцедалье чалмы и дастары, но не стоит недооценивать волю случая. Убранные под чалму волосы могут случайно выбиться или вообще придётся где-нибудь снимать головной убор.
— Где? В мужских термах, банях? Думаю, на мои короткие волосы там никто не посмотрит.
— О, да…– тихо пробормотал себе под нос Шляпник.– Мы, правда, идём во дворец Солнцеяра, а не в термы… но мало ли что он может потребовать с гостей. Да вы не переживайте, как только мы снова окажемся в нашем мире, вы с помощью магии вернёте волосам прежнюю длину.
— Мы идём во дворец Солнцеяра?– встрепенулась Королева.
— Да, в качестве богатых купцов из дальних стран.
— Ну, хорошо, стриги,– вздохнула Регина, а потом вдруг спросила:– А ты умеешь?
— Я виртуозно обращаюсь с ножницами, поверьте!

Королева озадаченно смотрела на себя в зеркало, не понимая, нравится ей или нет? Волосы на два дюйма выше плеч - женщины так не носят, во всяком случае, в известных ей мирах.
— А что,– убирая свои любимые ножницы в сумку, прервал тишину Джефферсон,– если бы не мужская привилегия носить короткие волосы, многие женщины могли бы выглядеть гораздо интереснее…
— Интереснее - не знаю, но что я выгляжу странно - это точно.
— А мне нравится и так.
Регина оторвала взгляд от своего отражения и медленно перевела на Шляпника. Тот пристально смотрел на неё, и было в его взоре что-то волнительное и дерзкое.
— Так мы сегодня идём во дворец?– меняя тему, поинтересовалась Королева.
— Да, вечером будет приём. С тех пор, как царь казнил своих жён, у него мало развлечений,– с деланным сочувствием ухмыльнулся Джефферсон.– Принимать купцов из дальних стран - одно из.
— А почему он казнил всех жён?
— Они ему изменяли.
— Что, все?
— Ну-у-у… он уличил нескольких, а те, желая обелить себя, рассказали про всех остальных. Солгали или нет - никто не знает. Но Солнцеяр им поверил,– Шляпник развёл руками.– В общем, он поклялся, что больше не женится ни на одной! А поскольку он тот ещё сластолюбец, то, борясь с искушениями, женщинам в своём городе повелел ходить в парандже под страхом смертной казни.
— И не пускать в город пришлых женщин,– добавила Регина и оценивающе качнула головой.– Разумно.
Джефферсон изумлённо уставился на Королеву:
— Вы считаете такое поведение нормальным?
— Я сказала: «разумно», а не «нормально». Впрочем, мне нет никакого дела до его поведения. Мне от него нужно только противоядие!
— Ну, тогда будем обедать и собираться на приём,– улыбнулся Шляпник, жестом приглашая Регину к столу.

— И какие же костюмы они носят?– поинтересовалась Регина, поправляя запах своего длинного шёлкового халата цвета охры.
Шляпник развернул свёртки, лежащие на кровати женщины, представляя на её суд местную моду. Здесь были расшитые золотом чёрные шаровары, рубашка с воротником стоечкой, безрукавный короткий камзол и чалма. Обувь скорее походила на кожаные короткие носки.
— А что тут?– спросила Королева, указав на соседний свёрток.
Мужчина развернул и его и извиняющее улыбнулся.
— Что это?– не поняла Регина, рассматривая плотную (с крючками) ткань шириной в 10-12 дюймов и тёмную склянку.
— Простите, ваше величество, но… нам придётся стянуть вам грудь. Камзолы в Солнцедалье узкие…
Королева шумно выдохнула.
— Румпельштильцхен, я тебе этого не прощу!– процедила она.– А в бутыли что?
— Масло сонной фиалки. Но это потом. Давайте я помогу застегнуть вам повязку.
— Я сама переоденусь.
Регина указала Джефферсону на дверь. Однако вскоре поняла, что поспешила - крючки совершенно не желали застёгиваться. Надев шаровары и приложив ткань к груди, женщина позвала Шляпника. Тот явился через мгновение, словно поджидал за дверью. Он уже был полностью одет, костюм Джефферсона отличался только цветом - лиловый.
Королева многозначительно кивнула через плечо, указывая на застёжки повязки. С трудом сдержав довольную улыбку, мужчина взялся за концы ткани, не забыв при этом коснуться обнажённой спины Регины.
«А с каким наслаждением я буду это расстёгивать вечером»,– подумал Шляпник, бросив хитрый взгляд на склянку с маслом, всё ещё лежащую на кровати.
— О-у…– выдохнула женщина, напрягаясь точно струна.– Я… не смогу… дышать… Можно не так сильно?
— Потерпите, скоро привыкните,– заверил Джефферсон, ещё туже стягивая повязку.– Вы сами виноваты, что своей магией навели тучи на Солнцедалье. Теперь приходится решать проблемы старыми способами.
— Ты ещё поучи меня, как обращаться с магией,– сердито буркнула Регина.

Фото/изображение с Телесериал.com



ГЛАВА 4.

«Время пари».

Фото/изображение с Телесериал.com

file:///C:/Users/134E~1/AppData/Local/Temp/msohtml1/01/clip_image002.jpgДворец Солнцеяра был самым высоким зданием и находился точно в центре города. Множество башен с куполообразными крышами тянулись вверх к самому солнцу. Которого сегодня, правда, почему-то не наблюдалось.
Немногочисленных гостей (от силы дюжину) советник царя - визирь Раар - проводил в главный зал. Здесь на возвышении среди расшитых золотом и драгоценными камнями подушек и шелков возлежал царь Солнцедалья. Его лицо было сурово, взгляд безучастен и чёрен, как его горе.
Раар подводил к нему по одному купцов и представлял. Те раскланивались и приносили Солнцеяру дары, в ответ царь лишь сдержанно кивал. Наконец, очередь дошла до Шляпника и Королевы.
— А это купцы из ваших южных провинций,– объявил визирь,– братья Джеф и Кор.
— Я давно не был в южных провинциях,– задумчиво пробормотал царь, чуть задержав взгляд на Регине.
— С вашего последнего визита там ничего не изменилось,– заверил Шляпник.– Разве что леса стали зеленее, а единороги - самыми быстрыми в Солнцедалье. Коих мы и приносим в подарок лучезарнейшему царю.
Солнцеяр несколько мгновений молчал, затем вдруг принял сидячее положение и грозно заметил:
— Самые быстрые единороги у меня, в столице!
— Да. Теперь будут у вас. Целая пара,– внезапно вмешалась в разговор Регина.
Втянув голову в плечи, визирь испуганно посмотрел на купцов и на всякий случай отодвинулся от них подальше. Солнцеяр впился в Королеву жёстким взглядом, но та и не подумала смутиться.
— Простите моего младшего брата, светодарящий,– осторожно произнёс Джефферсон.– Он молод, горяч. К тому же занимается не только продажей единорогов, но и их выездкой. Кору тяжело смириться, что его единороги уступают в скорости вашим…
— Нет, не уступают,– упрямо возразила Регина, строго глянув на Шляпника.
Она не собиралась, как прочие купцы, остаться незамеченной царём и уйти отсюда без противоядия. Брови Солнцеяра грозно сошлись на переносице, он уже повернул голову в сторону стражи, но тут Джефферсон отвесил «братцу» подзатыльник и упал на колени перед правителем. Всё присутствующие в зале последовали его примеру, на ногах осталась стоять только Регина.
— О, солнцеподобный, прости юного глупца!– воззвал Шляпник и так сильно ударил женщину под колени, что та полетела на пол.– Заткнитесь!– тихо зашипел на Королеву Джефферсон.– Больше ни слова!
Солнцеяр медленно сошёл со своего возвышения и приблизился к сидящей на полу Регине.
— Так ты хороший наездник?– пренебрежительным тоном поинтересовался царь.
Королева вопросительно покосилась на Шляпника.
— Лучший в наших краях,– ответил за Регину Джефферсон.
— Видимо, у вас плохие наездники, раз безусый юнец среди вас лучший.
— Если бы великий Солнцеяр не был царём, я бы предложил ему пари…– словно невзначай обронил Шляпник.
Правитель быстро обернулся к Джефферсону и жестом велел тому подняться.
— Что за пари?
— Пари?
— Ну, да. Ты сказал, что предложил бы пари,– нетерпеливо напомнил Солнцеяр.– Какое?
— О, нет-нет, светлейший… Я не смею…
— Говори. Я приказываю!
— Я поставил бы состояние на то, что мой брат победит в скачках любого из твоих наездников,– горячо заверил Шляпник.
Царь перевёл недоверчиво-оценивающий взгляд на Регину, затем вернулся к Джефферсону.
— Зачем мне твоё состояние?– пожал он плечами.– У меня такие богатства, что не снились ни одному смертному.
— Вообще-то мне богатства тоже не нужны. Играть интересно на то, что боишься потерять!
— Я уже ничего не боюсь потерять,– мрачно пробормотал Солнцеяр и вернулся на своё тронное ложе.
Джефферсон помог Регине подняться и, задумчиво потерев подбородок, сказал:
— Слышал я алхимик у тебя есть… такой, что не имеет себе равных в Солнцедалье.
Царь вопросительно изогнул бровь, ожидая продолжения.
— Будто бы может изготовить любое снадобье, противоядие или эликсир…
— Да, был у меня такой делец,– перебил Солнцеяр.– В темнице теперь прохлаждается. Приворотное зелье одной из моих жён состряпал… а та предыдущего визиря соблазнила! Жену и визиря я, конечно, казнил, а алхимика… Ну, мало ли… вдруг ещё пригодится.
— Поставь на кон его,– предложил Джефферсон и украдкой подмигнул Королеве.
Регина с трудом сдержалась, чтобы не выказать своё удовольствие. Не так уж и плох был Сумасшедший Шляпник. А если честно, то хорош! Так искусно подбить царя на пари… Интересно он с самого начала это запланировал? Или то была импровизация из-за её вмешательства? Но ведь он неспроста принёс в дар единорогов и оговорился, что они лучшие. Он не мог не знать, что заденет царя.
— Раар,– обратился к визирю Солнцеяр и указал на купцов, всё ещё стоящих на коленях,– этих выпроводи. А с братьями из южных земель я сегодня поужинаю.

Стол, точнее - ковёр, обложенный по периметру мехами и подушками, был заставлен всевозможными яствами и винами. В центре дымилась аромолампа, источая обволакивающий дурман. Хозяин и два его гостя полулежали, лениво потягивая напитки из золотых кубков.
Во время ужина Джефферсон благоразумно не заводил разговора о пари и запретил это делать Регине. Солнцеяр сам вернулся к теме в конце трапезы:
— Хорошо, я подумал. Я отдам тебе моего алхимика. Но за достойную ставку с твоей стороны. Чем дорожишь ты?
Шляпник обезоруживающе улыбнулся и развёл руками:
— Чем и все: жизнью, свободой…
Регине не слишком понравилась такая ставка, она вдруг вспомнила, что из волшебного мира по закону шляпы одна вернуться не сможет. Да и Джефферсона было немного жаль. Лишиться жизни или свободы из-за того, что Румпельштильцхен угостил чайком - было слишком.
Солнцеяр задумался, внимательно смотря на Шляпника, затем вдруг перевёл взор на Регину и принялся разглядывать её не менее дотошно.
— Отдашь мне брата, если проиграешь,– наконец заявил царь Джефферсону.
— Что-о?..– напрягся тот.
— Ты пока недостаточно дорожишь жизнью и свободой. Мне не интересно забирать их у тебя. А вот любимый младший братишка…– Солнцеяр переместился поближе к Регине и коснулся пальцами её щеки.– Как нежная кожа… как у девчонки... Ещё ни разу не брился, да?
Шляпник почувствовал, что внутри него всё закипает. На ум почему-то пришла мысль о ножницах, лежащих в сумке.
— Так что?– убирая ладонь от лица Регины, поинтересовался царь.– Согласен?
— Нет!– выпалил Джефферсон.
— Да,– одновременно с ним ответила Королева.
— Юношеская самоуверенность,– печально усмехнулся Солнцеяр, обводя Регину завистливым взглядом.– Ничего. Это скоро пройдёт.

Королева почувствовала себя неуютно под пристальным чёрным взором сластолюбивого красавца. На мгновение она даже испугалась, что царь давно догадался, что она - женщина и просто играет с ней. Но потом разум здраво рассудил, что обида на женский пол не позволила бы Солнцеяру терпеть такой маскарад.
— Если позволите, мы выберем время, а вы - место,– нарушил тишину Джефферсон.
— В парках дворца достаточно места,– объявил правитель.– Протяжённость центральной аллеи более мили.
— Замечательно. Мы прибудем во дворец, когда солнце будет в наивысшей точке.
На всякий случай Шляпник решил подстраховаться: вдруг Регине придётся применить магию ради победы. Хотя с магией в Солнцедалье у Королевы явно что-то не заладилось.

Джефферсон и Регина вернулись в гостиницу поздно вечером. Едва мужчина закрыл дверь номера, тут же получил хороший подзатыльник.
— Это за то, что ударил меня во дворце,– сухо пояснила Королева.
— Отрезвляющее превращение из брата в горничную,– потирая место ушиба, усмехнулся Шляпник.
Женщина проигнорировала его реплику, направляясь в свою комнату.
— Умираю от усталости,– на ходу снимая чалму, камзол и рубашку, выдавила Регина.– А этот дурманящий аромат просто сводил с ума… Джеф!– окликнула мужчину Королева так, как называла во дворце Солнцеяра.– Где ты там?! Во имя… кого угодно!.. расстегни эту жуткую повязку!
Регина без сил упала на постель лицом вниз прямо поверх покрывала. Ей показалось, что прошла целая вечность прежде, чем Джефферсон тронул крючки.
Когда повязка, наконец, оказалась расстёгнута, Королева нашла в себе силы, чтобы на секунду приподняться и вдохнуть полной грудью. Пьянящая волна кислорода ударила в голову, и тут Регина почувствовала на своей спине маслянистую жидкость и тёплые ладони мужчины - сильные и нежные одновременно.
— Масло сонной фиалки,– пояснил Джефферсон, заботливо массируя каждый измученный повязкой дюйм.– Сейчас всё пройдёт, доверьтесь мне…
Закрыв глаза, Королева и не подумала останавливать Шляпника, слишком приятно было то, что он делал. Уже сквозь полудрёму она поняла, что её перевернули и растирают маслом грудь. Невольный стон сорвался с губ женщины, и тело само выгнулось навстречу оживляющим ласкам. Регина не стала открывать глаза, и без «магии грёз» представив, что это делает с ней Дэниел.
Спустя ещё несколько минут, она лежала уже полностью обнажённая на разобранной постели, и ладони мужчины изучали её тело сантиметр за сантиметром. Согревающая волна накрыла Королеву с головой, а когда рука мужчины скользнула на внутреннюю сторону её бедра, Регина едва не задохнулась от желания. Ещё никогда она не ощущала ничего подобного, это было невероятное, фантастическое чувство.
Пожилой супруг не мог дать ей ни настоящей любви, ни настоящего удовольствия. Королева и не знала, что физическая близость с мужчиной может быть настолько приятной.
Джефферсон не верил в происходящее. Нет, он, конечно, планировал и надеялся, что всё примерно так и будет, когда покупал масло сонной фиалки, но реальность превзошла все самые смелые ожидания. Сейчас неприступная Королева была полностью в его власти, абсолютной власти - он понимал это краем помутившегося сознания. Не желая больше ждать ни минуты, мужчина поспешно разделся и опустился на постель возле Регины. Его губы коснулись губ женщины: сначала осторожно, нежно, затем дерзко, требовательно… И Королева подчинилась. Ему!
Плавясь от страсти и сгорая в мужских объятьях, Регина приоткрыла глаза. Ей было всё равно магия ли, наваждение, помешательство заставляли её видеть Дэниела, главное - видеть. Но в этот раз мир жил реальностью - она узрела Шляпника.
— Что?..– на мгновение оторопела женщина.
Однако Джефферсон не дал ей опомниться, накрывая её тело своим и оставляя точку возврата далеко позади.

file:///C:/Users/134E~1/AppData/Local/Temp/msohtml1/01/clip_image004.jpgРегина смотрела на небо в ожидании рассвета, ей не спалось. Слишком много мыслей было в голове: и о проведённой с Джефферсоном ночи, и о предстоящих скачках, и о магии, которая не хотела покоряться Королеве. Сердце тревожно билось, руки холодели.
Дворик гостиницы, наконец, осветили первые лучи.
— Так, надо собраться,– сказала себе Регина.– Желания не должны быть двусмысленны. Пусть здесь появится пара единорогов в полной сбруе… дорогой сбруе,– поспешно уточнила женщина,– игреневой масти… тёмно-игреневой… здоровые, резвые, послушные… Ничего не забыла? И пусть при этом погода не изменится,– на всякий случай добавила Королева и хлопнула в ладоши.
В следующее мгновение в центре двора стояло два единорога. Всё оказалось так, как загадала Регина, вот только животные были со сросшимися боками.
— Да что за издевательство?!– не выдержала Королева, запуская в сиамских близнецов сгусток магии.
Единороги тут же исчезли в оранжевой дымке.
— Отвратительный мир!– гневно процедила женщина.– Никогда сюда больше не вернусь!
— Не стоит зарекаться,– послышался добродушный голос Шляпника.
Регина ничего не ответила и даже не обернулась. Нужно было сразу расставить всё по местам: она - королева, Джефферсон - случайная связь. Ночь (пусть даже она была фантастической) не меняла сути вещей.
— Я немного взволновался, не обнаружив тебя рядом,– тихо шепнул мужчина, обогнув Регину и встав прямо перед ней.
Королева на секунду забылась, увидев, что Шляпник в одних шароварах. Взгляд сам собой остановился на тугих квадратиках торса.
— Ваше величество,– взяв себя в руки, наконец, произнесла Регина.
— Что?
— Ты забыл добавить: «ваше величество»,– прохладно пояснила Королева.
— Аааа… Простите, ваше величество… Я немного взволновался, не обнаружив вас в своей постели… то есть в Вашей постели… после НАШЕЙ сладкой ночи,– исправился Джефферсон, дерзко глядя на женщину.
Вызов был брошен. В ожидании реакции Королевы Джефферсон не без удовольствия отметил, что, невзирая на бессонную ночь (а он позаботился, чтобы Регина не уснула), выглядела женщина нереально хорошо. Самолюбие мужчины отнесло этот факт на свой счёт.
— Тебе повезло, что я не контролирую последствия своей магии в этом мире,– жёстко объявила Королева,– иначе ты бы уже превратился в жука.
— Да, с магией у вас действительно проблемы. Наверное, потому, что желаете слишком многое, а о том, что надо отдать что-то взамен - не помните.
— Взамен?
— Это же магия.
— Когда-нибудь я вспомню тебе эти слова,– пообещала Регина.– Или ты полагаешь, что если сам не творишь магию, а лишь заключаешь сделки с такими как Румпель, то взамен можно ничего не отдавать?
Джефферсон беззаботно развёл руками:
— Отдавать нечего. Я ничем не дорожу.
— Это пока,– холодно улыбнулась Королева и, на мгновение замерев, дважды хлопнула в ладоши.
В центре двора друг за другом появились два красавца единорога с уздечками и под сёдлами.
— Так-то!– самодовольно тряхнула головой Регина и направилась назад в гостиницу.
«Упаси меня проведение заключить когда-нибудь сделку с вами, ваше величество»,– хмыкнул про себя Шляпник.

Солнцеяр со своим визирем стоял в центре парка, выбирая аллеи, на которых днём должны были пройти скачки.
— И здесь они закончат, сделав круг в две мили,– объявил Раар.– А тут поставим высокую трибуну, чтобы вы могли видеть наездников в любой момент.
— Деревья на правом повороте срубить!– приказал царь.
— Вековые дубы?.. О-о… да, конечно, как пожелаете.
— А ещё мне нужна победа.
Визирь почтительно поклонился:
— Тагир - лучший наездник вашего царства.
— До Тагира тоже кто-то был лучшим…
— Понимаю. Может шип в копыте единорога Кора?
— Нет!– категорично ответил Солнцеяр.– Животное может пострадать, а вместе с ним и наездник. Мальчишка мне нужен живым и невредимым!

Джефферсон затянул потуже подпругу единорога, на котором восседала Регина, и, убедившись, что поблизости нет людей Солнцеяра, тихо сказал:
— Если почувствуете, что не можете честно выиграть скачку, применяйте магию. Какими бы ни были последствия!
— Разумеется,– высокомерно отозвалась Королева.– Я не намерена проигрывать.
— Думаю, Солнцеяр - тоже. Удачи!
— На удачу рассчитывают слабые, а я рассчитываю на себя.
Регина ударила единорога пятками в бока и вывела на линию старта. Здесь уже ожидал наездник царя - невысокий жилистый мужчина с худощавым лицом.
— Кор,– представилась женщина, взглядом расстёгивая подпругу на единороге Тагира.
Мужчина ничего не ответил, лишь смерил оценивающим взглядом соперника.

Солнцеяр устроился на троне в центре пирамидальной трибуны. Возле него, ступенькой ниже, стоял Раар, а у подножия несколько стражников.
— Мы победим?– поинтересовался царь у своего советника.
— Разумеется, солнцесияющий.
Правитель сделал знак, чтобы начинали скачки.
Едва наездники тронулись с места, Тагир вместе с седлом оказался на земле. Придворные Солнцеяра дружно охнули и попадали на колени, уже предчувствуя гнев своего правителя.
— Что-о-о?– поднимаясь с трона, ошарашенно прохрипел царь.
Но, Тагиру надо было отдать должное, он не растерялся и тут же вскочил на спину единорога, продолжая гонку. Хотя, конечно, от Регины лучший наездник Солнцедалья отстал безнадёжно.
Джефферсон, глядя на происходящее, не мог сдержать улыбки. Он и не сомневался, что падение - дело рук (точнее - магии) Королевы.

— На рассвете ты будешь казнён,– пообещал Солнцеяр визирю, уныло наблюдая, как Кор выворачивает на ведущую к трибуне аллею.
— Подожди, ликоподобный,– падая на колени, взмолился Раар.– Сейчас всё переменится. Твой алхимик сделал мне порошок, я рассыпал его в конце пути. Только единорог Тагира сможет проскакать по этой дороге.
— Да?– Солнцеяр тут же приободрился.
И действительно футов за пятьдесят до финиша, единорог Регины вдруг припал на передние ноги, и Королева, перемахнув через холку животного, полетела на землю. Всё, что она успела сделать в следующее мгновение - откатиться в сторону, чтобы не оказаться затоптанной единорогом Тагира.
Лучший наездник Солнцедалья подтвердил свой «титул», финишируя под дружные аплодисменты немногочисленных зрителей, а Регина осталась лежать на обочине.
— Я предупреждал тебя, что мой выигрыш не должен пострадать?!– зашипел на Раара царь.– Ты всё равно будешь казнён на рассвете!.. Стража! Увести визиря в темницу!
Солнцеяр поспешил на аллею, где Джефферсон уже стоял на коленях над Региной.
— Вы целы?– встревоженно спросил Шляпник.
— Я - да, моё самолюбие - нет,– безучастно отозвалась женщина, глядя на чистое синее небо.– Я ненавижу Румпельштильцхена.
— Ну-у-у… его никто не любит.
— Что с ним?– строго спросил Солнцеяр, появившись за спиной Джефферсона.– У меня хороший лекарь!
Регина чуть улыбнулась царю и приняла сидячее положение.
— Спасибо, я в порядке.
Она поправила волосы и вдруг обнаружила, что чалмы на голове нет. Вот теперь Королева оценила предусмотрительность Шляпника. Настороженный взгляд метнулся к Солнцеяру, но тот явно ничего не заподозрил. Да и возможно ли было представить женщину с короткими волосами?
— А ты действительно хороший наездник,– похвалил Регину царь.– И единороги на юге быстрые. Будешь теперь заниматься выездкой у меня при дворе. Дам тебе помощников и титул. А сейчас пойдёмте во дворец, отпразднуем мою победу! Джеф, не печалься, будешь видеться с братом, когда пожелаешь! Идём!
Выиграв, Солнцеяр мог позволить себе быть великодушным.



ГЛАВА 5.

«Время секретов».


В отведённых для Регины комнатах, женщина привела в порядок одежду и вышла в коридор, где её ждал слуга. Он проводил Королеву в зал для трапез. Помимо Джефферсона и царя здесь ещё были трое придворных, которых Регина видела на скачках. Всё они полулёжа устроились у «стола» без какого-либо официоза: головные уборы отсутствовали и рубашки (у всех, кроме Шляпника) были расстёгнуты.
— Наконец-то,– жестом подзывая Королеву, весело протянул Солнцеяр.– Девушки столько не прихорашиваются, сколько ты! Или ты синяки свои пересчитывал? Садись возле меня. И сними дастар. Я разрешаю. Жарко.
Регина прошла мимо лежащих вельмож, едва не запутавшись в подушках, и опустилась на ковёр справа от царя.
— Вообще-то сегодня я разрешил и расстегнуться,– продолжил Солнцеяр,– но ты, наверное, как и брат, мерзлявый уроженец юга.
Женщина сняла чалму, естественным движением поправляя волосы, и тут поймала на себе странный взгляд царя. Или он ожидал ответа?
— Я? Да,– кивнула Королева.– Ваш климат для нас не настолько тёплый.
Царь протянул Регине инкрустированный драгоценностями кубок.
— Тогда согрейся вином. Других способов во дворце нет - всех женщин я разогнал!– грозно объявил правитель Солнцедалья.– Хотя, конечно, я - не зверь… если нужно, буду отпускать тебя в город. Нужно?
— Что?– спросила Регина раньше, чем поняла, как прозвучит её вопрос.
Мужчины дружно захохотали, а Шляпник бросил на Королеву предупреждающий взгляд.
— Да у него, поди, и женщин-то ещё не было,– весело заметил один из вельмож.
— Я… не доверяю женщинам,– с нарочитой рассудительностью объявила Регина.
— Это правильно!– поддержал царь и одобряюще обнял одной рукой Королеву за плечи.– Я сразу понял, что мы подружимся! Вот, держи… жалую тебе…
Царь снял с мизинца перстень с огромным камнем и надел женщине на палец: сначала на один, потом на другой. Но кольцо было слишком велико - сваливалось. Солнцеяр озадаченно посмотрел на Регину.
— Если хотите пожаловать меня, выполните просьбу,– предложила Королева, игнорируя остерегающий взгляд Джефферсона и возвращая перстень царю.
Подвыпившие, заболтавшиеся вельможи вдруг замолчали, осторожно покосившись на правителя. За такие дерзкие заявления он мог, не раздумывая, казнить.
— Просьбу?– нахмурился Солнцеяр.– Отпустить тебя домой? Нет!
— Я и не собираюсь возвращаться в южные провинции,– даже не солгала Регина.– Я всего лишь хотел попросить противоядие от золотого гриба.
Во взоре царя появилось любопытство.
— Зачем тебе?
— Пусть это останется моим секретом,– лукаво улыбнулась Королева и, опомнившись, тут же стала серьёзна.
— Я не люблю секреты! Ни у кого не должно быть от меня секретов! За секреты я могу сурово наказать!
— Это для нашего старшего брата,– поспешно вмешался в разговор Шляпник, видя, что Солнцеяр приходит в негодование.– Он отравился спорами золотого гриба.
Вельможи тихо захихикали, а царь расплылся в довольной улыбке.
— Лиран,– обратился он к одному из придворных,– проводи Джефа к алхимику, пускай сделает ему зелье. И побольше.
Вельможи снова дружно загоготали. Регине даже стало интересно, что же происходит с тем, кто отравится спорами золотого гриба? Что за «весёлый» компонент подмешал в чай Румпельштильцхен? Она знала действие некоторых зелий, в которых золотой гриб лишь входит в состав, но про действие в чистом виде - нет.
Джефферсон и Лиран покинули трапезную, а царь сделал какой-то знак слугам, и скоро в зал принесли сосуд необычной формы с гибкими трубками, прикреплёнными к основанию.
— Наргиле?– предложил Солнцеяр.
Одобрительно закивав, вельможи разобрали трубки. Царь вопросительно посмотрел на Регину.
«Если бы я ещё знала, что это такое…»– хмыкнула про себя Королева, но всё-таки присоединилась к остальным.
Она сделала глоток, пологая, что это коллективное распитие какого-то напитка, но вместо жидкости, рот заполнился сладким дымом. Едва не задохнувшись, Регина закашлялась.
— Что, слишком крепкий для южан?– с вызовом спросил Солнцеяр, пронзая женщину подозрительным взглядом.
— Напротив!– заносчиво ответила Королева.
Вновь поднеся трубку к губам, она сделала несколько хороших глотков. На самом деле это оказалось даже приятно. Тело расслабилось и погрузилось в медовую дрёму. Регина прикрыла глаза, а когда открыла их в следующий раз, обнаружила, что в зале уже никого нет, а она почему-то ест виноград с рук Солнцеяра. Царь лежал рядом с ней, подперев голову рукой и рассматривая лицо Королевы.
— У тебя такая нежная кожа,– пониженным голосом произнёс мужчина, медленно проводя пальцем от виска к губам Регины.– И лицо… красивое… слишком…
Солнцеяр поднёс очередную ягоду ко рту женщины. Его тёмный взгляд был таким странным и гипнотизирующим. Королева разомкнула губы, но царь не убрал пальцы, после того, как положил ягоду в рот. И тут до Регины дошло, что ситуация вышла из-под контроля - Солнцеяр желает близости.
«Только этого не хватало,– ужаснулась Королева.– Он из-за отсутствия женщин теперь заглядывается на мужчин…»
— Ты ведь не с юга?– вдруг сказал царь.– Сколько ещё у тебя секретов?
Регина попыталась подняться, но мужчина удержал её.
— Любого другого на твоём месте, я бы уже казнил.
Наклонившись к Королеве, Солнцеяр осторожно коснулся губами её губ. Женщина едва не ответила на поцелуй, так велик был соблазн - не хватало сил устоять перед этим грозным красавцем с чёрными глазами. Но мысль о том, что царь целует «юношу», отрезвила рассудок.
— Нет!– воспротивилась Королева, отпихнув мужчину и быстро откатившись в сторону.
— Мне не отказывают!– жёстко произнёс Солнцеяр, поднимаясь на ноги.
Регина тоже попыталась принять вертикальное положение, но голова слишком сильно кружилась, и притяжение земли, казалось, непреодолимо. Всё, что смогла женщина - встать на колени, придерживаясь одной рукой за пол.
— Что со мной?– сдавленным голосом спросила она.– Что это была за отрава?
За дверью послышалась странная возня.
— Всего лишь солнцелист-дурман,– царь подошёл к Королеве и, ухватив её одной рукой за грудки камзола, поставил на ноги.– Только женщины и дети не курят его! Тебя что, в семье считают ребёнком?– Солнцеяр с вызовом посмотрел на Регину и язвительно добавил:– Или женщиной?
В ответе, впрочем, царь не нуждался. Грубо притянув к себе Королеву, он впился жёстким ртом в её губы. Резким движением мужчина разломал застёжки камзола и снял его с Регины. И тут Королева нашла в себе силы: она не только оттолкнула Солнцеяра, влепила ему оглушительную пощёчину, но ещё и удержалась на ногах.
— Ни одна женщина не смела поднимать на меня руку,– яростно процедил правитель Солнцедалья.– За это ты получишь сорок плетей! Стража!
Королева невольно оглянулась на дверь, но ничего не происходило.
— Бездельники!– выругался царь и в его руке откуда-то появился плетёный кнут.– Сам накажу!.. Спиной ко мне! Рубашку снять!
«Почему он сказал: «ни одна женщина»?– вдруг спросила себя Регина, но обдумывать эту мысль времени у неё явно не было.
Королева сделала пас руками, чтобы избавиться от Солнцеяра, и тут три высокие колонны, подпирающие свод трапезной задрожали и начали обваливаться. Потолок заходил ходуном, грозясь в любую секунду обрушиться и погрести навечно и царя, и Регину.
— «Восстанавливающее заклятие»!– быстро приказал мужчина, и в тот же момент помещение приняло исходный облик.– Не советую применять магию в моём присутствии,– грозно предупредил Солнцеяр, разворачивая кнут во всю длину.– За это получишь ещё сорок ударов!
Регина выбросила руку вперёд, и кнут вылетел из ладони царя прямо в окно. Правда, при этом вылетели и всё рамы.
— Сколько секретов открывается сразу,– ухмыльнулся мужчина.– Что ж, давай и в этом посоревнуемся!
В следующее мгновение Королева оказалась на ковре со связанными руками и ногами. Царь неспешно приблизился и встал над женщиной.
— Ты что же думала, что я мог бы править такой огромной страной, будучи незнакомым с магией? Любой плохой колдун, вроде тебя, тогда бы меня сверг! У тебя слишком мало практики. Это во-первых. А во-вторых, главный закон магии - не расходовать магию!
— Так ты знал, что я не… парень?– удивлённо спросила Регина, даже не пытаясь пробовать на прочность верёвки.
— Дорогая, у меня было сорок жён и наложниц столько, что евнухи со счёта сбились… Я был бы идиотом, если б не заподозрил в тебе женщину.
— Почему же не сказал?– насторожилась Королева.
Губы Солнцеяра расплылись в тонкой улыбке, он присел на корточки возле Регины и поправил локон, упавший ей на лоб.
— Потому что никто не смеет обманывать меня. А если смеет, то кара будет ужасной.
Женщине стало не по себе. Значит, всё это время царь наблюдал за ней и готовил наказание? Видимо, месть будет незабываемой…
— Казнишь меня?– тихо спросила Королева.
Из-за двери вновь донеслись непонятные звуки.
— Не сейчас. А то не получу удовольствия ни от мести, ни от… тебя.
Регина приняла сидячее положение, дабы лишить мужчины возможности смотреть на неё сверху вниз.
— Удовольствие от меня? А как же зарок?
— Я зарекался не жениться и не любить. Обе проблемы легко решаются,– ухмыльнулся Солнцеяр.– Теперь я буду наслаждаться женщинами лишь одну ночь, а на рассвете казнить. Таким образом, я избавлю себя от опасности влюбиться и жениться.
Губы Регины тронула снисходительная усмешка:
— Очень самоуверенное заявление. Почему-то мне кажется, что рано или поздно обязательно найдётся женщина, из-за которой ты нарушишь зарок.
— Может, это будешь ты?– насмешливо спросил царь и коснулся ладонью лица Королевы.
— Нет, это не моя сказка.
«Я не собираюсь умирать на рассвете, даже после ночи с таким раскрасавцем,– добавила про себе Регина.– Я вообще пока не собираюсь умирать».
— Женщина, когда ты поймёшь, что здесь только я решаю, что и как будет?!– рассердился Солнцеяр, опрокидывая Королеву на подушки.
Безжалостно давя сопротивление, он впился губами в её шею. Гнев и страсть, охватившие мужчину, не позволили ему расслышать приближение врага.
Разобравшись со стражей (это заняло несколько минут), Шляпник ворвался в трапезную, куда его категорически отказывались пускать, и, заметив на ковре борющуюся пару, выхватил из сумки ножницы. Два острых лезвия вошли Солнцеяру точно под правую лопатку.
— Где тебя носило?!– возмутилась Регина, не без помощи Джефферсона отпихивая в сторону тело царя.
— Так я же…
— Я же! Я же!– недовольно перебила Королева и указала на свои руки и ноги.– Развяжи!
Шляпник резким движением вытащил ножницы из спины находящегося без сознания Солнцеяра и разрезал путы на женщине.
— Не стоит благодарности,– буркнул он.
— Противоядие у тебя?!
— У меня.
— Тогда бежим отсюда!.. И пусть будет дождь!– хлопнула в ладоши Регина.
За окнами тут же разразилась гроза. Менять погоду в Солнцедалье Королева, кажется, научилась без эксцессов.
— Это зачем?– удивился Шляпник, помогая женщине подняться на ноги.
— Чтобы он,– Регина кивнула на царя,– не смог воспользоваться магией… ни для лечения, ни для погони.
— Кажется, я что-то пропустил. Ладно, расскажешь по дороге. Бежим!

ГЛАВА 6.

«Время сомнений».


Румпельштильцхен листал книгу с рецептами зелий, когда прямо перед его столом открылся портал и оттуда вышли Регина и Джефферсон. Они заявились в странной одежде, промокшие, а у Королевы ко всему прочему волосы были обрезаны выше плеч.
— Добрый вечер,– поприветствовал гостей Тёмный, откладывая книгу в сторону.– Уже всё? Получили, что хотели?
Румпель перевёл любопытный взгляд с Регины на Шляпника. Тот как-то неопределённо улыбнулся и, водрузив цилиндр на голову, сказал:
— Вынужден откланяться. Много дел. Буду признателен, если кто-нибудь из вас вернёт мне сюртук.
Королева щёлкнула пальцами, и сама поразилась, с какими подробностями «загадала» одежду. Даже не забыла оговориться, что ткань должна быть сухая. Регина и Джефферсон приняли тот же облик, какой у них был три дня назад, включая длину волос и легкую завивку Королевы.
— Прелестно!– захлопал в ладоши Румпельштильцхен.– Вижу, путешествие не прошло для тебя даром, милая!
— Румпель… Ваше величество…– Шляпник коснулся пальцами цилиндра, слегка поклонился и ретировался.
Тёмный с интересом уставился на Регину, но та даже не проводила Джефферсона взглядом.
— Вот противоядие,– ставя перед Румпельштильцхеном на стол разноцветную склянку, объявила Королева.
— Противоядие?.. Ах, да… «Магия грёз». Но разве ты ещё под действием зелья? Оно ведь было рассчитано только на сутки…
— Что-о-о?!– и без того тёмный взгляд Регины потемнел ещё больше.
Только теперь женщина поняла, почему ночью в гостинице не «увидела» Дэниела - чары уже рассеялись.
— Тогда зачем ты отправил меня в тот мир?!– возмутилась Королева.
— А ты как думаешь?
Тёмный вышел из-за стола и приблизился к Регине. Его колючие глаза подозрительно сузились.
— Чтобы я поняла ценность магии?– неуверенно предположила женщина.
— Я бы даже сказал: БЕСценность!
— А если бы меня там убили?
— Гм… об этом я не подумал,– дотронувшись указательным пальцем до подбородка, озадаченно пробормотал Румпель.– Но, дорогая моя, ты должна уметь выходить победительницей из любой ситуации! Иначе к чему все наши занятия?
— Ты обманул меня!
— Ха… Я просто не сказал всей правды.
— Это тоже урок?– нахмурилась Регина, недовольно скрестив руки на груди.
Румпельштильцхен многозначительно улыбнулся, храня молчание. Не к чему было знать его ученице о том, что двигало учителем, когда он согласился пригласить Шляпника на чай. В этой сделке каждый получил что-то своё. Правда, получил ли Джефферсон то, что хотел - Тёмный так и не понял.
— Милая, ты мне ничего не хочешь рассказать про тот мир?– вдруг поинтересовался Румпель.
— Что именно?
— Были ли какие-то новые впечатления, ощущения?
— Там всё было ново,– не скрывая обиды, отозвалась Регина.– Но сейчас я хочу отправиться домой и отдохнуть.
Настенные часы пробили шесть вечера.
— О! Время просыпаться,– заметил Тёмный и, упреждая вопрос женщины, добавил:– я же погрузил королевство в сон, дабы никто не заметил твоего трёхдневного отсутствия.
— Не жди от меня благодарности.
Королева одарила Румпельштильцхена мрачным взглядом и, гордо вскинув голову, продефилировала к двери.
— Было или не было - вот, в чём вопрос,– задумался Тёмный, подходя к окну и наблюдая, как Регина садится в карету.

Расправляя несуществующие складки на платье, Королева откинулась на спинку сиденья. Разговор с Румпелем сильно растревожил её. Карета мягко тронулась, и тут со стороны противоположного сиденья из тени показалось знакомое лицо.
— О чём говорили?– поинтересовался Джефферсон.
— Неважно.
— Ты выглядишь расстроенной,– пересаживаясь на сиденье к Регине, заметил мужчина.
— Он думает, что я стерплю? Он ошибается. Я проучу его! И ты мне поможешь.
Шляпник взял ладонь женщины в свои руки и поднёс к губам.
— Не вспоминай о Румпеле,– нежно прошептал Джефферсон.– У нас имеются воспоминания более приятные. Ночь в гостинице… и вчерашняя…
Шляпник улыбнулся, вспоминая, как они ночевали в лесу на обратной дороге. Регине в этот раз не помешали ни пауки, ни отсутствие мягкой кровати. Она была сама страсть и желание!
— Будут и другие, когда ты мне поможешь,– прохладно объявила Королева.
Джефферсон на мгновение растерялся.
— Ты меня используешь?– прямо спросил он.
Регина перевела тёмный взгляд на мужчину и чуть улыбнулась.
— Используешь?– повторил вопрос Шляпник.
— Ты помнишь сегодняшнюю ночь?– повела красиво очерченной бровью Королева.
— Конечно.
— Тогда не задавай глупых вопросов.
Да, Джефферсон до мельчайших подробностей помнил ночь и свои чувства. Тогда ему казалось, что и чувства женщины он знает. Но знает ли?
Мужчина промолчал, но сомнения так и остались.

КОНЕЦ


Сообщение отредактировал Vladimir: Среда, 31 мая 2017, 21:16:07

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей