Перейти к содержимому

Телесериал.com

Конкурс фанфиков.

Голосование! До 6 января!
Последние сообщения

  • Тема закрыта Тема закрыта
Сообщений в теме: 3

Конкурс фанфиков

Грег [ 5 голосов]

Процент голосов: 50.00%

[50.00%]
Выбор [ 5 голосов]

Процент голосов: 50.00%

[50.00%]
Всего проголосовало: 10
Голосовать
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22465
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Работы размещены в порядке их поступления. :)
Орфография и пунктуация авторские.
 

#2
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22465
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Грег

Забавно как одно и то же событие может вызывать абсолютно разные чувства. Когда выпадает первый снег, большинство людей вспоминает про Рождество, а у меня это явление природы вызывает отвращение. Мокро, холодно, тоскливо…
Вот и в тот вечер в заснеженном Париже я сидел на лавке, голодный и замерзший, наблюдая за одинокими прохожими торопящимися вернуться в тепло и уют родных жилищ. Она же была абсолютно другой, это чувствовалось сразу. Никуда не спешила и казалось не обращала внимание на хлопья снега сыпавшегося на ее пальто и непокрытые волосы. Хрупкая фигура поравнялась с моим пристанищем и неожиданно мелодичный голос произнес
-- Мерзнешь?
Я не смог ничего ответить, раздумывая уйти ли мне прочь или остаться на лавке, ощущая магнетический взгляд шоколадных очей пристально вглядывающихся в зелень моих глаз.
Было в этой женщине нечто крайне опасное, но в то же время она была очень несчастна и одинока, своим обостренным чутьем это я понял сразу. Такие красивые и успешные женщины не ходят пешком по полуночному городу и не заговаривают с незнакомцами, присаживаясь на лавочку.
Аромат ее духов кружил голову, и хоть я не люблю запахи парфюма, неожиданно сам для себя придвинулся поближе и спросил
-- Как тебя зовут?
-- Медлин
Мы просидели на скамейке долгие полчаса в полном молчании, но все теснее прижимаясь и время от времени заглядывая в глаза друг к другу.
Наконец Медлин встала, вздохнула, сделала шаг вперед и неожиданно на что-то решившись, спросила
-- Пойдешь со мной?
Никогда в моей жизни не было ничего подобного, я не верю людям, но что-то было в голосе Медлин заставившее меня подняться и пойти рядом с ней. Идти пришлось недолго, и всю дорогу я спрашивал себя «Грег, что ты делаешь? Беги пока не поздно!»
Но я не улизнул, а зашел в богато обставленную, но какую-то нежилую квартиру. Не было во всем этом великолепии какого-то домашнего тепла и уюта, чего-то неуловимого, что делает жилище Домом. Единственное, что было живым в квартире так это бонсаи, конечно, если этих уродцев можно считать настоящими растениями. Большой кожаный диван в гостиной вызвал у меня вполне определенные желания, но помня наставления мамы о том, как нужно вести себя в гостях, сдержался.
Ужином меня угостили на кухне, ничего другого и не ожидал, памятуя о том кто я. Еда к слову была так себе, Медлин явно не мастерица готовить, а предпочитает покупную пищу. Ну что ж и на том спасибо.
Выразив благодарность всеми доступными мне способами я притих, ожидая, что последует дальше. Медлин выглядела растерянной и я ее вполне понимал, у самого, несмотря на внешнюю браваду, сердце уходило в пятки. С одной стороны очень хотелось остаться, но с другой душу терзали сомнения – зачем я этой роскошной брюнетке? Знакомые рассказывали немало леденящих душу и кровь историй о таких вот встречах.
-- Знаешь, уже поздно, пошли спать – проронила женщина после долгого раздумья, положив руку мне на голову и легко поглаживая по уху.
Непривычная ласка вызвала у меня весьма странные чувства, вдруг захотелось закрыть глаза, прижаться к Медлин поближе и сидеть так не шевелясь.
И мы действительно просидели почти полночи, успев осознать за это время, что нужны друг другу, а потом до рассвета я смотрел на спящую Медлин, вспоминая ее слезы и сбивчивый рассказ об умирающей матери, которая ее так и не простила.
Утром Медлин выглядела подавленной и кажется стыдящейся своих ночных откровений, но я уверил ее в том, что все что произошло ночью останется между нами. Кажется, она успокоилась, хотя впечатление легковерной особы не производила, но я очень старался.
-- Вернусь поздно и надеюсь ты будешь здесь – произнесла женщина на прощанье, закрывая дверь.
Если честно была у меня такая мысль – сбежать куда глаза глядят, но в голосе Медлин было нечто такое что заставило меня остаться.
Конечно, я очень люблю свободу и помыкать собой не позволю, но почему бы и не совместить приятное с полезным? Ей одиноко и нужен кто-то готовый выслушать и утешить, так почему бы не я? Тем более, когда на улице так холодно и неуютно. До весны подожду, а там видно будет, может подамся в Прованс? Я раньше жил в Марселе, потом в поисках лучшей жизни перебрался в Париж, но почему бы еще не попутешествовать?
Однако, когда пришла весна мне уже никуда не хотелось уходить. Солнышко припекало, а я сидел на подоконнике и блаженно щурился, ведь бонсаев в доме больше не было. Намеков Медлин понимать не захотела, и тогда в один прекрасный день я просто сбросил все горшки на пол.
-- Грег, зачем ты это сделал? – причитала Медлин, перебирая черепки.
Мне, конечно, не хотелось ее расстраивать, но должна же Медлин понимать кто в доме хозяин и что нечего загромождать окна всякой ерундой.
Преподанный урок она усвоила и уволокла выжившие растения куда то в отдел. Уж не зная что это, но именно так она называла свою работу в разговоре с Полом. К слову ненавижу этого мужчину, пару раз заходившего к нам в гости. Вечно от него пахнет сигаретным дымом, который я не выношу. А еще он смотрит на меня с такой брезгливостью, вроде как недостоин я жить в одном доме с Медлин. Так и хочется вцепиться в физиономию этому франту и представлять, как кровь заливает холеное лицо. Но подозреваю, что Медлин расстроится, если я обойдусь с ее начальником подобным образом.
У нее вообще очень сложная и напряженная работа и масса непокорных подчиненных. Чего стоит некая Никита, взбалмошная девица срывающая выполнение планов? Да как она вообще смеет огорчать мою ненаглядную Медлин?! А ведь там есть еще и Майкл, тоже непреходящая головная боль. Очень уж Медлин расстраивается, что Майкл губит себе жизнь и карьеру, связавшись с непутевой блондинкой, по которой давно ликвидационная миссия плачет.
Вот недавно у Медлин чуть истерика не приключилась, еле успокоил. А как хорошо все начиналось! Пол уехал куда-то на пару дней, главным оставили Майкла, Медлин блаженно жмурилась рассказывая как отдохнет… И тут как гром с ясного неба – парень ощутил себя начальником. Понятное дело дров наломал, Медлин крови попортил. Полу командировку сорвал…
Медлин конечно в долгу не осталась, вот за что я уважаю ее и ценю так за умение ответить на удар еще более изощренным ударом, так что Майкл с Никитой свое сполна получили и поделом. Нечего с Медлин препираться, это только мне позволено.
Чего греха таить, люблю я ее иногда помучить – возьму уйду из дома, а потом притаившись в зарослях наблюдаю как она сидит на скамейке во дворе и ждет моего возвращения. А уж как потом радуется когда я, вволю насладившись ощущением своей власти над ней, возвращаюсь в родные пенаты. Медлин даже готовить научилась, ведь я принципиально отказался есть консервы и теперь каждый день специально для меня она готовит свеженькое. А я стал таким привередливым, сам себя не узнаю, вот что хорошая жизнь делает. Но посещение парикмахерской не для меня! Нет, нет и еще раз нет! Медлин в первый месяц нашей совместной жизни решила, что надо меня привести в порядок, «придать стиль» как она выразилась.
Ну я ей потом устроил! Разнес в квартире все до чего смог добраться. Трое уборщиков с весьма недобрыми лицами полдня выносили мусор, а потом еще и ремонт неделю делали. Думал, Медлин меня выгонит, но нет, обошлось. Сказала только «Ну ты просто Кестлер какой-то». Я так понял, что это одобрение и продолжил точить когти о давно приглянувшийся мне диван в гостиной. Когтеточку, специально купленную для меня, демонстративно игнорирую. Ну разве что иногда, когда хочу показать какой я примерный кот то специально зову Медлин и у нее на глазах пару раз царапну когтями дощечку.
Она так радуется, начинает меня хвалить и угощать всякими вкусностями с руки. Но так балую я ее нечасто, а то привыкнет, ценить перестанет.
Сегодня Сочельник, а завтра Рождество, Медлин обещала вернуться пораньше и приготовить для нас праздничный ужин. В холодильнике дожидается своего часа обожаемая семга, сыр, а еще индейка, которую я тоже очень люблю.
Что-то Медлин задерживается, я уже начинаю волноваться как бы мой подарок не испортился. Специально для нее словил огромную, жирную крысу, еле в форточку затащил, не говоря о том, что бестия сражалась как одержимая, с трудом одолел. Но Медлин будет довольна, она всегда гордится моими охотничьими трофеями, говорит, что я могучий и грозный зверь удивительной красоты. И это правда!
Ну вот, пришла наконец
-- Муррррр Медлин!
 

#3
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22465
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Выбор.

Она сразу заметила их…
Город сверкал огнями, пах новогодними елками, подмигивал разноцветными витринами. Но она все равно не могла оторвать взгляд от смеющейся пары. Так бывает каждый год. Будто воздух наполняется волшебной отравой, сводящей всех с ума. Люди ходят с мечтами на лицах, улыбаются каждому встречному, тащат горы разноцветных свертков. Когда выпадает первый снег, мир сходит с ума. Когда выпадает первый снег, большинство людей вспоминают про Рождество.
Никита тоже вспоминала про Рождество. Она любила ночные улицы Парижа, любила их блеск и отстраненность. Нарядные ели напоминали ей о детстве, о сказке и ожидании чуда. Пусть всего-то на минутку.
Они были отличной мишенью. Счастливые, безмятежные, занятые только собой. Женщина тихо улыбалась, пряча улыбку в красивую вязаную шаль, ее спутник что-то показывал ей в витрине. Никита присмотрелась. Это были раритетные каминные часы, небольшие, с фигурками по бокам. Маленькие танцующие балерины. Он что-то сказал, махнув в сторону магазина и обняв ее за плечи, она засмеялась в ответ и провела по его коротким седым волосам.
Никита устало вздохнула и потерла глаза. Она знала, что будет дальше. Она уже несколько дней следила за ними. Мужчина обнимет спутницу за плечи, и они медленно побредут вдоль по улице, поднимутся по темной лестнице в небольшую квартирку на последнем этаже старого дома, затопят камин и, накрывшись пледом, предадутся воспоминаниям. А может быть, воспоминаний не будет, потому что они навсегда выкинули из памяти свою прошлую жизнь. Будет лишь потрескивающее пламя, чудесные часы на каминной полке, и мечты о будущем.
Звякнул дверной колокольчик, и пара зашла внутрь магазина. На секунду Никита потеряла их из виду, в очередной раз спросив себя – не сон ли? Эти двое… это не могло быть правдой. Они были прошлым, необратимым и бесповоротным. Они уже давно были мертвы. Они должны были быть мертвы, Никита это точно знала. И все же, это были они – Пол и Мэделин.
Никита потерла озябшие ладони, размяла виски. Она старалась не поддаваться всеобщему праздничному помешательству, неглубоко вдыхать пьянящий зимний воздух. Она устала. Накануне ее вызвали в Центр и настойчиво объясняли задачу, будто боялись, то какие-то детали ускользнут, что возникнет малейшее недопонимание. Крайне важная миссия, которую нужно было выполнить лично, хотя Никита уже давно не работала сама. Она ведь уже год - Шеф Первого Отдела. Однако сейчас ей самой пришлось выйти наружу, приблизиться, опознать их. Потому что, она все помнила. Еще был Вальтер, но это дело не для него.
- Если бы он узнал, сошел бы, наверное, с ума! – Никита горько улыбнулась и посмотрела на небо. В эту реальность было трудно поверить даже ей.
Они все время были рядом, жили в пятиэтажке на улице Сент-Антуан, в небольшой квартире под крышей. И, кажется, ничего не замечали вокруг. Мэделин все так же любила цветы, а они любили ее, радуя роскошными цветами. Пол носил длинные черные пальто и всем другим удовольствиям предпочитал итальянскую стряпню ближайшего ресторанчика, где его все знали и шумно приветствовали каждый раз, когда он заходил. Они не оглядывались назад, гуляя по улицам, не вздрагивали от громких хлопков и автомобильных сирен, не замечали слежки. Они вели себя, как обычные люди, никогда ничего не слышавшие о Первом Отделе. Это было так странно, потому что казалось Никите совершенно невозможным. Разве возможно забыть смерть?
Хлопнула дверь, и послышался женский смех. Мэделин, смеясь, натягивала перчатку, и Никита подумала, что раньше никогда не слышала ее смеха. Иногда улыбалась, но чаще просто бесстрастно изучала свой объект. Пол о чем-то говорил ей, держа в руках большую красную коробку, продавщицы ее красиво упаковали. Яркое пятно мешало Никите сосредоточиться. Она поморщилась и пробормотала себе под нос:
– Наверное часы… Как романтично…
Будто услышав ее, Мэделин оглянулась, медленно обвела взглядом пространство и вдруг поймала своим взглядом взгляд Никиты. Мир вокруг замер, время остановилось. Никита заворожено смотрела, не отводя глаз, внутри похолодело. Он, этот взгляд, снился ей в ночных кошмарах и в обычных снах. Но между ними целая площадь, заполненная праздником, суетой, голосами, хаотичным движением. Они не могли ее видеть, точно не могли. Это было бы слишком фантастично. И все же… Всего пару секунд, но Никита могла поклясться, что Мэделин ее видела. Пара медленно двинулась прочь. Переведя дух, Никита поднялась и пошла за ними. Пришло время закончить работу…

Это был их мир, было ясно с первого взгляда. Вокруг было уютно, старая деревянная мебель, тяжелый габардин штор, простота линий. Никита осмотрелась по сторонам. В камине потрескивали дрова, мягкое тепло наполняло комнату. Пол налил себе виски и сел в кресло.
- Тут мило… Отмечаете Рождество? – с иронией в голосе спросила она Мэделин, сидящую напротив, – Кто бы мог подумать...
Та улыбнулась в ответ, пододвигая ей бокал.
- Ты удивлена? Вина?
- Да, удивлена… Вы и праздники всегда ходили по разным улицам, - Никита с вызовом посмотрела на Пола, тот в ответ поднял свой бокал. – Как вам это удалось?... Я не понимаю, как все это вообще возможно. Я попала в параллельную реальность?
Она многозначительно посмотрела вокруг. Ситуация ее нервировала. Праздничное убранство комнаты не соответствовало ее настроению.
-Твой отец всегда любил игры, Никита. Ему позарез был нужен Отдел. Как выясняется, для тебя... А мы мешали его гениальным планам.
- Я не хотела этого!..
- Кто б сомневался… - Вульф хищно рассмеялся, - ты хотела другого. Но твоего мнения никто и не спрашивал. Не так ли? Ты была пешкой в этой игре, где у многих был личный интерес.
- И у тебя, Пол…
- Да и у меня, конечно, тоже. Было бы странно, если б его не было, я ведь отдал этому чертовому Отделу все. В итоге ты получила его, мы получили свободу и надежное прикрытие. Надеюсь, ты счастлива?
- А вы?
Никита почувствовала, как горят щеки. Нахлынувшие воспоминания об отце по-настоящему разозлили ее. Черт возьми, он улыбается! Он смеется! Сейчас ваш уютный мирок рассыплется, как карточный домик. Я пришла разрушить его, как когда-то вы разрушили мой.
- Боюсь, вашей сказке, - она демонстративно обвела взглядом комнату, - пришел конец.
Мэделин выдержала ее взгляд с удивительным спокойствием. В ее взгляде не было страха.
- Тебе не хватает твердости в голосе, Никита, когда объявляешь приговор, - насмешливо сказала она, слегка покачивая бокалом. - Ты пришла убить нас?.. Вряд ли меня или Пола испугает смерть… Ты ведь понимаешь… И все же, тебе не хватает твердости.
Никита поднялась и не спеша прошлась по комнате. Пригубив вино, она остановилась у небольшой импровизированной оранжереи. Орхидеи цвели и казались равнодушными в своей экзотической красоте. Минутная передышка помогла девушке взять себя в руки.
- У тебя по-прежнему легкая рука, Мэделин. Меня всегда восхищало твое умение добиваться желаемого, даже от цветов.
- Молодец! – Мэделин кивнула. - С тех пор, как мы виделись в последний раз, ты кое-чему научилась. Просто орхидеи любят постоянное внимание.
- Я пришла дать вам выбор, - Никита достала из кармана пистолет и, проверив обойму, сняла его с предохранителя. - Они хотят, чтобы вы вернулись. Или исчезли навсегда. Теперь уже без всяких игр… И мне придется это сделать.
Пол засмеялся, его положительно веселила эта ситуация. Он встал, поставил тяжелый бокал и подошел к Никите, так близко, что той пришлось немного отступить назад.
- Ты угрожаешь нам? Думаешь, ты сможешь убить меня прямо здесь, глядя прямо в глаза? Впрочем, тебе не придется. Мы согласны, - он повернулся и присел рядом с Мэделин. - Ну, кто сказал, что чудес не бывает. И все же… мы можем попросить отсрочку до завтра? Сама понимаешь, Сочельник, Рождество…
Никита с облегчением кивнула. Ее миссия была выполнена, все прошло много легче, чем могло, но это совсем не радовало ее. С другой стороны, их не будет рядом, они не вернутся в Отдел.
- Они хотят, чтобы вы взяли на себя текущий анализ персонала и альтернативное стратегическое планирование, так как, по их мнению, это слабое место Отдела. Это на первое время. Ваше… м-м-м… убежище оборудуют соответствующей защитой.
- А что думаешь ты? - Мэделин внимательно посмотрела на Никиту.
- Полагаю, у меня нет выбора.
- Не расстраивайся, в конце концов, мы ведь столько пережили вместе, что уже почти родственники. И помни, они всегда будут любить игры. Выпьем за Рождество?

***
Никита резко проснулась. Подняв голову, она осмотрелась вокруг, ее комната в Отделе отличалась крайним аскетизмом. Не смотря на уговоры Вальтера, она никак не хотела обживаться, подсознательно подчеркивая, что это временное жилище, что если она окружит себя комфортом, это станет ее личным признанием того, что Отел с ней навсегда.
- Это был кошмар… Приснится же такое…
Она потерла глаза.
- Пол и Мэделин живы и снова в Отделе… Я явно слишком много работаю. Вообще в последнее время у меня совсем не было отдыха… Надо рассказать Вальтеру – посмеемся вместе…
Она поднялась и сделала несколько энергичных движений, чтобы размять затекшие мышцы. Внезапно запищал коммуникатор. Никита обернулась. На мониторе появился текст:
«С добрым утром! Надеюсь, ты хорошо спала? В прикрепленных файлах мои рекомендации по личному составу и прогноз по развитию военной ситуации в Судане. Любящие тебя, Пол и Мэделин.
P.S. Не пугайся, про любовь это шутка. Да, чуть не забыла… С Рождеством!»
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей