Перейти к содержимому

Телесериал.com

Две стороны прокуратуры

Коул Тёрнер и его Шеф-прокурор
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Темпус
Темпус
  • Автор темы
  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 мая 2012, 22:33
  • Сообщений: 16
  • Пол:
Две стороны прокуратуры

«Леди, меня зовут Коул Тёрнер. Я помощник окружного прокурора»
(Коул Тёрнер – Фиби Холливелл, т/с «Зачарованные», 3 сезон, 1 серия)


«А тебе туда нельзя! Кто-нибудь может вспомнить, что ты был окружным прокурором»
(Фиби Холливелл – Коулу Тёрнеру, т/с «Зачарованные», 4 сезон, 8 серия)


Описание: Кто-нибудь задумывался, когда и как Коул из помощника вырос до должности окружного прокурора?
Персонажи: Коул Тёрнер, новый персонаж (кто именно - будет ясно в конце сюжета).
Размер: мини.
Время действия: между 6-й и 7-й сериями 3-го сезона.
Дисклеймер: все права на персонажей принадлежат их создателям.
Примечание: мой первый фанфик.
Обсуждение: http://www.teleseria...ST&f=44&t=24120
----------------------------------------------------------------------------------------------
Сан-Франциско, здание прокуратуры, 2000 г.

Помощник окружного прокурора города Сан-Франциско Коул Тёрнер, по совместительству являвшийся демоном высшего уровня Бальтазаром, сидел в своём кабинете и думал о жизни. А ему было над чем подумать. Миссия по уничтожению Зачарованных оставалась незавершённой, чем была крайне недовольна Триада. А сам Коул, ранее хладнокровный и невозмутимый, из-за вновь открывшихся обстоятельств уже начинал паниковать.

А ведь начиналось всё очень даже неплохо. В отличие от других демонов, Бальтазар не стал бездумно кидаться на врагов. Вместо этого он последовательно и планомерно втирался в доверие к Зачарованным. И ему это почти удалось. Ещё чуть-чуть, и он был бы достаточно близок к ним для завершающего удара. Но потом Коул внезапно осознал, что с одной из Зачарованных – Фиби Холливелл – он сблизился слишком сильно. Настолько сильно, что их отношения перестали быть для него просто прикрытием. Настолько сильно, что у него, страшно сказать, стали возникать по отношению к ней эмоции. И это были явно не ненависть или ярость, хорошо знакомые Бальтазару. Это было какое-то светлое чувство. Оно было незнакомо, но… приятно, и это ужасно пугало ранее бесстрашного демона. Неужели его всегда подавляемая человеческая половина стала брать верх? Только этого ещё не хватало!

Да к тому же Триада давила на Коула, требуя немедленного выполнения задания. И по глупости своей стала направлять ему «на помощь» других демонов. «На помощь?! Да какая это помощь?! – думал Коул. – Какого идиота пошлёт Триада в следующий раз? Сначала этот самодовольный болван Трокса! Потом Винсерос, тоже мудростью не блиставший. Это ж надо такое сотворить – подцепить способность к эмпатии! Демон-эмпат – что может быть более нелепым?! Разве что… демон, который влюбился в ведьму».

Влюбился… Впервые Коул назвал свои чувства этим словом. Это звучало для него абсурдно. Демоны не могут любить. Они по определению не способны на светлые чувства. И, тем не менее, где-то в глубине своей двойственной человеческо-демонической души Коул понимал, что прав. Он действительно полюбил Фиби Холливелл.

Уже дважды ему снился один и тот же сон: как он сидит в своей квартире рядом с плачущей Фиби, целует её, одновременно доставая из-за спины ритуальный клинок, заносит руку для удара и… не может его нанести. Коул отгонял от себя это видение, но оно упорно возвращалось, угрожая когда-нибудь стать реальностью.

А как же Триада? Братство? Хозяин, наконец? Никто из них не простит ему провала такого ответственного задания. Да, Коулу было из-за чего волноваться.

Ход его мыслей прервала вошедшая в кабинет секретарша:
- Мистер Тёрнер, Шеф срочно хочет вас видеть.
Коул вышел из своего кабинета и двинулся на встречу с Шефом.

В прокуратуре Бальтазар работал уже три года. Внедрило его туда Братство Терновника ещё до того, как он стал подчиняться непосредственно Триаде (отношения между Братством и Триадой в последнее время становились всё более и более напряжёнными). Разумеется, при этом не обошлось без магических манипуляций и методов силового принуждения. Однако и сам Коул не подкачал. Законы он изучал вполне серьёзно, так что по идее даже без своих демонических способностей мог бы быть хорошим юристом. Работа в прокуратуре была для Коула Тёрнера не просто прикрытием. Как ни странно, она ему нравилась.

В принципе он и должность окружного прокурора легко мог бы занять. У Братства было достаточно сил, чтобы обеспечить Тёрнеру поддержку избирателей округа. Однако Коул решил излишне не «светиться» и поэтому ограничился должностью помощника. И поработав некоторое время под руководством своего Шефа, Бальтазар понял, что не прогадал.

Более того, иногда он сожалел, что Шеф руководит им только в прокуратуре, а не в демонических делах. Коул с куда большим удовольствием подчинялся бы Шефу, а не идиотам из Триады. Однако Шеф был крайне далёк от дел тёмных сил. Если бы Коул не знал, что Шеф является простым смертным, то, наверное, принял бы его за спустившегося с небес Старейшину. Хотя возможно, что даже Старейшины по сравнению с окружным прокурором города Сан-Франциско показались бы просто циничными жуликами.

Шеф был, если можно так выразиться, образцом добродетели. Честный прокурор, правильный и законопослушный до невозможности. И при этом решительный и самоотверженный – настоящий борец с преступностью. Его нельзя было заподозрить не то что во взяточничестве, но даже в каких-либо порочащих связях. Не было в этом человеке никакого корыстолюбия, никакой жуликоватости и даже никакой двуличности. Он был образцом «светлого рыцарства», воплощением того, против чего демоны боролись с момента своего возникновения. И, тем не менее, Коул уважал его.

Демон Бальтазар за свою долгую 115-летнюю жизнь повидал немало сражений. Он и сам был смелым бойцом. И именно поэтому с уважением относился к тем, кто готов был, не жалея себя, сражаться за свои идеалы, пусть даже за те, что были неприемлемы демонам. Такими кстати были сёстры Холливелл. К той же породе людей, безусловно, относился и Шеф.

С этими мыслями Коул вошёл в кабинет Шефа:
- Добрый день.
Шеф поднялся из-за стола и двинулся навстречу.
- Здравствуй, Тёрнер. У меня мало времени, поэтому начну сразу, без предисловий. Поздравляю с повышением!
Шеф протянул Коулу руку, тот её рефлекторно пожал, ещё не до конца осознав смысл последней фразы.
- Сэр?
- Моё ходатайство о переводе в другой округ удовлетворено. Теперь ты заступаешь на моё место. К сожалению, я ограничен по времени, поэтому дела передаю тебе прямо сейчас. – Шеф махнул рукой в сторону своего стола, на котором ровными рядами были разложены папки с бумагами. – Впрочем, по большинству дел ты в курсе, так что особых сложностей для тебя это не составит.
Да, Шеф умел вводить людей в ступор.
- Благодарю за доверие, – сумел, наконец, выдавить из себя хоть какую-то фразу Коул. И, чтобы поддержать разговор, продолжил, - А вы тоже уходите на повышение?
- Ну, не совсем, - уклончиво ответил Шеф, - Формально говоря, моя новая должность равнозначна предыдущей. Но на новом месте я смогу принести обществу больше пользы.

Коул подошёл к столу Шефа, на котором лежало то самое удовлетворённое ходатайство о переводе в другой округ. Увидев название этого округа, Коул удивился второй раз. Ну и выбрал же Шеф себе новое место для работы! Самый криминальный округ в США. Да туда даже многие демоны не рискнули бы соваться! «Зачем ему это понадобилось?» - хотел спросить Коул, но вместо этого почему-то задал другой вопрос:
- Но сэр, ведь окружного прокурора должны утвердить на пост избиратели округа. Вы уверены, что население этого, мягко говоря, неприятного места проголосует за вас?
- Ну, - сказал Шеф, подбросив в руке монетку, - Думаю, что удача мне улыбнётся.
И пока Коул раздумывал над услышанным, Шеф продолжил:
- Кстати тебе тоже предстоит пройти через процедуру утверждения избирателями. Пока ты ещё только «исполняющий обязанности». Но, учитывая твой послужной список, уверен, что избиратели поддержат тебя. Если, конечно, ты не сотворишь за это время чего-нибудь «сверхъестественного».

Коул вздрогнул. На какое-то мгновение ему почудилось, что Шеф знал о демонической сущности Бальтазара. К счастью здравое мышление вернулось к Тёрнеру быстро. Нет, под «сверхъестественным» Шеф подразумевал всего лишь что-либо незаконное. Вряд ли такой прагматичный человек, никогда в жизни не сталкивавшийся с колдовством, стал бы верить в магию.
- Сэр, - Коул, наконец, задал, волновавший его вопрос, - скажите, зачем вам всё это? Преступников на ваш век и в Сан-Франциско бы хватило. Неужели вам так надо лезть в такой опасный округ?
- Надо, Тёрнер. Надо. Я рассчитываю нанести как можно больше ударов по преступности. А для этого лучше влезть в самое пекло. Сан-Франциско же слишком райское местечко, на мой взгляд.
«Да уж, райское, как же! – подумал Коул, вспомнив историю с бандитами и демонами-оберегаюшими, - Хотя всё познаётся в сравнении. На фоне нового места работы Шефа Сан-Франциско действительно может показаться тихим, мирным и безопасным городом. Но всё-таки не лез бы ты в пекло, Шеф! Нет там ничего хорошего, могу гарантировать».
Коул молчал, предаваясь своим мыслям. Шеф продолжил говорить:
- Видишь ли, Тёрнер, в каждом из нас есть как светлое, так и тёмное начало. И две эти стороны нашей души ожесточённо борются друг с другом…

Да, похоже, Шеф в этот раз поставил своей целью непрерывно удивлять Коула. Фраза про две стороны души как нельзя лучше описывала состояние самого Тёрнера. Он мог только недоумевать, откуда Шеф может что-либо знать о подобных ощущениях.
- А в нашем мире, - продолжал свою речь Шеф, - в мире, полном злобы, лжи и агрессии тёмная сторона нашей души рано или поздно возобладает. К сожалению, это практически неизбежно. Так что надо сотворить как можно больше добра сейчас, потому что потом будет уже поздно. Нам отпущено не так уж много времени. Надо спешить, пока мы ещё молоды и не до конца обратились к злу.

Такого Коул ожидать не мог. Его Шеф, бесстрашный борец за добро, пример правильности и бескорыстия, оказывается, боялся пробуждения тьмы внутри себя. И, по-видимому, боялся небезосновательно.
- Задумайся над этим Тёрнер, - сказал Шеф, - Либо ты умираешь героем, либо живёшь до тех пор, пока не станешь негодяем.
Коул думал. Почему-то ему совершенно не хотелось возражать Шефу. Было в его словах что-то важное и для самого Бальтазара.
Шеф же взглянул на часы и протянул Коулу руку для прощания:
- Извини, но мне уже пора уходить - преступники ждать не будут. А со здешними делами ты справишься. Удачи тебе, Тёрнер.
- И вам удачи, - ответил Коул, - Уверен, что вам она понадобится, мистер Дент.

Харви Дент, бывший окружной прокурор города Сан-Франциско и будущий окружной прокурор города Готэма, вышел из кабинета и отправился навстречу своему чёрно-белому будущему.

Коул Тёрнер, исполняющий обязанности окружного прокурора города Сан-Франциско, остался сидеть в кабинете, обдумывая услышанное. Всё это казалось ему очень странным, но, тем не менее, какой-то здравый смысл в этих словах был. В конце концов, если даже такой светлый человек как Дент способен обратиться к злому началу, то почему бы тогда злобному демону не быть способным на светлые чувства?
На этой важной для него мысли Бальтазар услышал зов Триады. «Опять, наверное, какого-нибудь болвана в поддержку направляют?». Коул отложил в сторону прокурорские документы и телепортировался в подземный мир. Ему ещё многое предстояло сделать.

КОНЕЦ

Сообщение отредактировал Темпус: Воскресенье, 27 мая 2012, 16:41:20

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей