Перейти к содержимому

Телесериал.com

Всякая-разная моя графомань

Последние сообщения

Сообщений в теме: 9
#1
JustSomething
JustSomething
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 мая 2010, 01:56
  • Сообщений: 733
  • Пол:
Решила скинуть сюда свои разные тексты, если никто не против. Почти конец года, чистка хвостов...
Идеи АУ по сериям не совсем мои, это MariaPurt изначально дала, моя только извращённая их трактовка.
За всё нехорошее начиная от ООС и отсутствия обоснуя и до невыловленных опечаток заранее извиняюсь, я не специально.

Дела давно минувших лет, нечто странное.


***

Окружающие бросают на неё любопытствующие взгляды, словно на зверушку в зоопарке. Для организации со строгим контролем над информацией слухи в Отделе могут разлетаться удивительно быстро, если им это позволить. Мэдлин отдаёт Эдриан дискету с информацией, послушно позволяя как следует себя разглядеть.
- Потерь не должно было быть, - сухо отмечает глава Отдела, достаточно громко, чтобы услышали все, но её пристальный взгляд сосредоточен исключительно на Мэдлин.
- Мы добыли информацию, - напоминает та, потому что сейчас не время и не место обсуждать с Эдриан то, что та должна была заметить и без неё. О несоответствии профиля реальности они ещё поговорят, но наедине.
- И не смогли с ней уйти, - заканчивает Эдриан, скупым бесстрастным тоном. Пули, взрывы и смерть остались в прошлом, уступив место сухим фактам.
- Я приняла неверное решение, - и это тоже факт, который можно оправдывать или нет, но нельзя изменить.
За спиной сдавленно кто-то ахает, кажется, Кевин, он никогда не мог поверить, что Эдриан не имеет привычки расстреливать оперативников, едва те предоставят ей для этого какой-нибудь повод.
- Неверные решения дорого стоят, - Эдриан ловит её взгляд, словно всё ещё пытаясь что-то увидеть. Что именно, Мэдлин не знает. Знает только, что её смерть Эдриан сейчас почему-то не интересует.
- Потери в границах допустимого.
Это не она возражает, это статистика и правила, сводящие всё к цифрам и целесообразности. Выполненное задание, непредвиденная засада, одна смерть, право на ошибку, это тоже факты.
- В границах допустимого, - почти выплёвывает Эдриан, отводя взгляд. - А я было решила, что ошиблась в тебе. Сдай оружие, и я хочу тебя видеть.

***

Осведомлённость Отдела в очередной раз оправдывает себя, и большую часть царапин Пол зарабатывает не от взрыва, а выбираясь из своего укрытия. Вскоре, впрочем, выясняется, что можно было бы проделать это медленнее и аккуратнее, ибо подкрепление Чёрного Неба запаздывает настолько, что впору начать сомневаться, придут ли они вообще.
- Кто-то перестарался, - доносится из-за обломков стены, и Пол довольно усмехается. Терпение всё-таки окупилось. - После такого не выжи...
Фраза обрывается на полуслове, когда группа замечает Пола, и тому остаётся лишь надеяться, что любопытство пересилит желание его пристрелить.
- Это не наш, - замечает кто-то, и Пол мысленно награждает его медалью за сообразительность.
- Я не вооружён, - сообщает он, для верности поднимая вверх пустые руки. Стоять безоружным перед направленным на него оружием неуютно, но он ведь знал, что ему предстоит. - Мне нужно увидеть Лэнгтона.
- Неужели? - презрительно щурится один из террористов, старательно, но не слишком успешно маскируя любопытство.
- Вы же всё равно собирались отвести меня к нему для допроса, - подсказывает Пол, и его собеседники неуверенно переглядываются. Они, конечно, собирались, только вот противнику полагается сопротивляться подобному исходу.
- Обыскать, - приказывает всё тот же террорист, очевидно исполняющий роль командира группы, и двое его людей осторожно приближаются к Полу. Кажется, первый шаг прошёл успешно.

***

- Я перевожу тебя в тактику, - сообщает Эдриан, едва Мэдлин успевает переступить порог, заставляя потратить несколько секунд на проверку того, не послышалось ли ей. - Попробуй избежать повторения проблем с сегодняшним профилем.
- Сегодня проблемы были не с профилем, - не могла же Эдриан этого не увидеть. Проблемы были с её решением не отдавать приказа на соединение с другой группой, с заминированным заранее зданием, но не с профилем. - Нас ждали.
- Будь так, они позаботились бы о том, чтобы мы не нашли нужной информации, не так ли? - Эдриан растягивает губы в улыбке, глядя на Мэдлин слегка сверху вниз, с почти материнской заботой.
- Они позаботились об этом в прошлый раз, - напоминает Мэдлин. Когда прошлый раз Чёрное Небо привлекло их внимание, оперативникам пришлось бегать по пустому зданию. Тогда Мэдлин ещё готова была поверить в неточную информацию.
- Вот видишь, - Эдриан продолжает улыбаться, на сей раз почти одобрительно. Нерадивая ученица думает в верном направлении. - Вас не снабдили нужной информацией, а ты ошиблась.
Она ошиблась, но это не имеет никакого отношения к тому, что их прихода ждали. Ждали, но недооценили, пострадав от своего взрыва, пожалуй, больше, нежели их группа.
- Марк за свою ошибку уже ответил, не иди по его стопам, - приказывает Эдриан, и, не давая шанса ответить, меняет тон на почти радушный. - Фрэнк покажет тебе твоё место, начнёшь с Мадрида. Я хочу получить первоначальный план к утру.
- Хорошо, - с последней частью можно согласиться с чистой совестью. Но даже признавая, что ей, скорее всего, никогда не тягаться с Эдриан на равных, Мэдлин всё равно не может принять навязываемое ей объяснение. Кому-то придётся ответить за сегодняшнее.

***

- Я хочу жить, - пытается развести скованными руками Пол, но цепочка наручников оказывается слишком короткой. - Здесь мы с Отделом расходимся.
- С нами тоже, - отмечает Лэнгтон, но вставать и уходить не торопится. Как сказала бы Мэдлин, пока с тобой разговаривают, ты делаешь что-то правильно. Теперь нужно только ничего не испортить. - Мы не имеем обыкновения оставлять врагов в живых.
- Я знаю, - соглашается Пол, кивая. Либо он храбрец, либо псих, либо одно другого не исключает. - Но если бы я попробовал сбежать, ваши люди меня пристрелили бы.
- Отдел не учит не терять своё оружие? - Лэнгтон усмехается, и Пол растягивает губы в послушной улыбке. И оружие, и средства связи. Что ж, можно считать, что он плохо учился. - Итак, я оставляю тебя в живых. И что я с этого получу?
- Информацию, - не задумываясь предлагает Пол, с удовольствием отмечая заинтересованность в глазах собеседника. - Я могу быть очень полезен.
- И очень разговорчив под пытками, - замечает Лэнгтон, заставляя Пола пожать плечами. Такая возможность тоже существует.
- Но добровольно я буду полезен гораздо больше, - настаивает он, пытаясь взглядом убедить Лэнгтона в своей искренности. Разумеется, оперативники Отдела не стремятся при первой же возможности сменить сторону, но чудом выжившие оперативники, которые больше всего ценят свою шкуру - почему бы и нет? - Можете проверить.

***

Оставленная в компьютере информация, промахнувшаяся ловушка, провал в Кёльне, мозаика складывается единственно возможным способом, и непонятным для Мэдлин остаётся только одно - как Эдриан смогла пропустить подобное.
- Хельсинки, - командует незаметно возникшая за спиной Эдриан, и Мэдлин послушно переключает картинку на экране. - Ты не вписала в расчёт вероятностей стокгольмскую миссию Линдмана.
- Нет, - кивает Мэдлин, выводя на экран очередные данные. Этот ответ она знает, даже не задумываясь. - С Линдманом мы использовали раскол внутри его собственной группировки, но Монтеро следует считать скорее союзником, нежели подчинённым Алонсо. Если посмотреть на...
Она продолжает говорить, а Эдриан слушать, словно не обратила внимания на то, чем именно была занята Мэдлин перед её приходом.
- Хорошо, - соглашается, наконец, Эдриан, когда Мэдлин умолкает. - Когда будет готов окончательный вариант?
Несколько секунд Мэдлин обдумывает возможность показать ей другие свои выкладки и спросить, что думает Эдриан об ошибках в профилях миссий теперь.
- К вечеру, - обещает она вместо этого, оборачиваясь к Эдриан, но ловя взгляд Фрэнка за соседним компьютером и улыбаясь. На это Эдриан тоже предпочитает не обратить внимания.

***

- Я полагаю, вам самое время рассказать обо мне вашему нанимателю, - на этот раз Пол сидит за столом без наручников, ещё не свободный, но уже и не совсем пленник.
- Ты забываешь, кто здесь диктует условия, - скалится Лэнгтон, и Пол улыбается в ответ. По крайней мере, собеседник не отрицает, что наниматель у его когда-то идейной группы действительно есть.
- Мне нужно выручить за свои данные всё, что, возможно, пока они ещё не слишком устарели, - поясняет Пол, надеясь, что Лэнгтон и впрямь настолько разумен, насколько кажется. Насколько может быть разумен террорист, не могущий внятно сформулировать своей окончательной цели. - Пытать меня вам придётся слишком долго.
- Но мы можем довольно быстро договориться, - подхватывает Лэнгтон, похоже, и впрямь уловивший основную идею. Если бы все были такими понятливыми и послушными. - Только договариваться ты собираешься не со мной.
- Свою полезность я доказал, теперь я хочу гарантий свободы и безопасности, - пожимает плечами Пол, старательно изображая самоуверенную беззаботность. Если уж он Мэдлин убеждал, то нынешнего собеседника и подавно. Лэнгтон смеётся, но всё-таки кивает.
- Я ничего не обещаю, но я передам твоё предложение, - соглашается он, отсмеявшись, и Пол почти искренне улыбается в ответ. Остаётся только надеяться, что он и впрямь успел зарекомендовать себя ценным источником информации.

***

Фрэнк наконец-то перестаёт дёргаться, смирившись со своим положением. Фармацевтическим препаратам всё равно, оперативника какого уровня травить, а наручникам всё равно кого держать. Точно так же как наружному наблюдению нет никакого дела до того, что её гость решит задержаться до утра или чуть дольше.
- Эдриан этого так не оставит, - грозится Фрэнк, словно вздумай глава Отдела вмешаться в ситуацию, у него будет шанс выжить. Разумеется, похищение и допрос оперативника, особенно оперативника такого высокого уровня, её одобрение тоже вряд ли заслужат.
- Если она этого не санкционировала, - отзывается Мэдлин, и Фрэнк едва заметно вздрагивает. Коктейль в его крови уже действует, и вопроса о том, почему же его тогда не допрашивают в Отделе, Мэдлин не дожидается. - Ты передавал информацию Чёрному Небу.
- Это ещё нужно доказать, - голос Фрэнка звучит уже гораздо менее уверенно. Ему не хуже остальных известно, что к доказательствам в Отделе особое отношение.
- Ты же знаешь, что рано или поздно все говорят. Вопрос лишь в том, в каком состоянии, - Мэдлин улыбается, перехватывая начинающий терять фокус взляд Фрэнка, и предлагает, - Хочешь, я расскажу, с чего мы начнём?
- Не надо, - выдыхает тот, и Мэдлин терпеливо ждёт, пока он собирается с духом, чтобы начать. - Я шесть лет работаю на Отдел...
- Но ты делился информацией об операциях с Чёрным Небом, - подсказывает Мэдлин, и Фрэнк кивает.
- Я не мог... Это же семья... Я думал, они опять уйдут. - Фрэнк опускает взгляд, предпочитая общаться с паркетом. - Отец обещал, что они уйдут...
Ничего удивительного, что Эдриан настаивала на отсутствии утечки информации. Вряд ли Надзор благосклонно отнёсся бы к тому, что в Отделе шесть лет работает оперативник, так и не потерявший связи с отцом-террористом. Разумеется, от несчастных случаев никто не застрахован. Как и от несанкционированных допросов.
- Поговорим о твоём отце, - предлагает Мэдлин, по сжатым губам уже понимая, что для дальнейшей информации ей придётся поработать. Что ж, к этому она подготовилась. Знать бы ещё, что Эдриан собирается делать с ней после того, как она закончит с Фрэнком.

***

- Вы создаёте мне новую жизнь, я даю вам способ успешно держать Отдел в стороне от ваших дел, - предлагает Пол, когда с приветствиями покончено. Хойнс изумлённо приподнимает брови, однако заковывать нахала в кандалы и отдавать на растерзание приспешникам не спешит.
- И почему меня это должно заинтересовать? - спрашивает он с любопытством, позволяя Полу честно пожать плечами.
- Понятия не имею, но вы платите кучу денег множеству людей, за то, что они доставляют нам неприятности.
Или это подпольная война, или попытка отвлечь внимание Отдела. Если он сделал неправильный вывод, будет гораздо труднее убедить Хойнса в своей незаменимости. Но так глупо и по мелочам войну не начинают, в этом они с Эдриан согласны.
- И ты знаешь другой способ? - всё-таки Хойнс проглотил наживку, искренне заинтересовавшись предложением.
- Взамен мне будут нужны новые документы и свобода, - напоминает Пол. Можно было бы назвать ещё и сумму, но лучше не рисковать затягивать торги.
- Если меня устроит товар, - кивает Хойнс, и некоторое время они сидят молча, пока Пол наконец не поднимает взгляд.
- Через два часа состоится замена аппаратуры связи в одной из подстанций Отдела, - сообщает Пол, внимательно наблюдая за реакцией собеседника. Да, это очень подозрительное совпадение, но что поделаешь, если так сложилось. - Я знаю маршрут автомобиля. Возможность перехвата любых переговоров Отдела вас устроит?

***

- Здравствуйте, господин Лэнгтон, - Мэдлин присаживается вплотную к удивлённому её появлением главарю Чёрного Неба и окидывает взглядом окружающую толпу. Похоже, свои тени она потеряла успешно. Теперь осталось всего лишь вернуться в Отдел до того, как Эдриан сделает правильные выводы из трупа в её квартире. - Фрэнк не смог прийти.
- Ты из них, - хмурится Лэнгтон, и Мэдлин кивает. Похоже, Фрэнк рассказал отцу достаточно, чтобы удалось обойтись без стрельбы. - Что с моим сыном?
Мэдлин достаёт из кармана перевязанную ниткой прядь волос и кладёт её перед собеседником. Банально и совершенно ничего не доказывает, но какой психологический эффект.
- Я дам вам адрес, после того, как вы дадите мне информацию о Чёрном Небе, - сообщает она, глядя, как Лэнгтон недоверчиво прикасается пальцем к пряди и залпом осушает бокал. Таким как он проигрывать особенно глупо, если бы глупость имела при подобных проигрышах какое-то значение.
- Обменять жизнь моих людей в обмен на сына? - Лэнгтон с Мэдлин обмениваются одинаково фальшивыми улыбками. - Откуда я знаю, что он до сих пор жив?
- Не знаете, - соглашается Мэдлин, умалчивая, что в подобных переговорах достаточно, чтобы Лэнгтон верил в подобную возможность. А он верит, и уже начал торговаться. - Но здесь я, а не десяток вооружённых людей.
- Я должен быть благодарен? - буркает её собеседник, и внезапно коротко, чуть истерически смеётся. - Жизнь и свободу в обмен на информацию
- Вам выбирать, - подтверждает Мэдлин. Причина столь странного веселья ей непонятна, но сейчас важно лишь то, что информацией Лэнгтон в итоге поделится не менее щедро, чем его сын.

***

Отбитая у Отдела аппаратура оказывается грудой приборов с кучей кнопок и рычажков. Пол её, конечно же, изучал, но она всё равно выглядит слишком внушительно для его душевного спокойствия.
- Они нас даже не ждали, - хвастается незнакомый Полу исполнитель, перед тем как уйти. Разумеется, не ждали, оба оперативника ожидали ликвидации как раз за поразительную беспечность.
- Я свою часть сделки выполнил, - напоминает Пол, когда Хойнс поворачивается к нему. Всегда есть шанс, что после подобных слов его пристрелят, избавляясь от ненужных проблем, но добыча вызывает уважительные чувства не только у него.
- Когда это заработает, - обводит аппаратуру рукой Хойнс. - Я пока приготовлю твои новые документы.
- Я полевой оперативник, а не инженер, - главное возмущаться убедительно, но не слишком сильно. Для демонстрации Пол нажимает на несколько кнопок, заставляя вспыхнуть и тут же погаснуть часть лампочек. Связи, конечно же, никакой не будет, но сейчас она и не нужна.
- Придётся стать инженером, - улыбка Хойнса не предвещает ничего хорошего, так что можно смолчать, и начать всерьёз вспоминать, что требовалось сделать с данными приборами.

***

Пустая плёнка ещё несколько секунд продолжает крутиться с тихим шелестом, пока Мэдлин не останавливает её нажатием клавиши диктофона. Вокруг молчат, то ли в раздумьях, то ли ожидая решения Эдриан.
- Сам Фрэнк? - интересуется, наконец, глава Отдела, и как Мэдлин не пытается, прочитать по её лицу у неё ничего не получается.
- Слишком большая доза препаратов, - не нужно упоминать, что это вовсе не было случайностью. Эдриан Фрэнк нужен мёртвым, а остальным знать не обязательно. - Но информацией он поделиться успел.
- Вижу, - соглашается Эдриан, благоразумно умалчивая о том, при каких условиях Фрэнк делился этой информацией Фрэнк. Ей не хуже Мэдлин известно, что запись признания основательно отредактирована.
- Полагаю, я могу начать планировать операцию? - Мэдлин, знает, что если та действительно захочет, то никакое количество свидетелей не помешает Эдриан сказать "нет". Вот свидетели в совокупности с наличием оригинальной плёнки, могут.
- Нет. Элен, я хочу профиль по Чёрному Небу через час, - отрывисто командует Эдриан, и, когда оперативница послушно кивает, поворачивается обратно к Мэдлин. - Ты подстрахуешь Питера с Хойнсом. Ознакомься с профилем и приступай.
- Хорошо, - соглашается Мэдлин, совершенно не понимая, зачем Питеру может потребоваться поддержка. Особенно, когда она только что узнала об операции. Но Лэнгтон должен быть уже мёртв, как и Фрэнк забыв, что в присутствии оперативников Отдела пить нельзя, а Чёрное Небо будет уничтожено, и какая разница, кто этим займётся. Она своё получила, что бы за игру не вела Эдриан.

***

Динамики негромко потрескивают, но кроме шума ничего не слышно, и Пол подкручивает бесконечные переключатели, под нетерпеливым взглядом Хойнса. Скоро тому это надоест, и он вспомнит из кого из его людей может получиться неплохой инженер. Шум усиливается, перемежаясь невнятными обрывками слов.
- Почти готово, - заверяет Пол, внося последние исправления в настройки, и на всякий случай, бросаясь на пол, одновременно с гаснущим светом.
- Какого чёрта?! - Хойнсу и остальным требуется несколько секунд, чтобы сопоставить отключение электричества и обещанный шпионаж за Отделом, и каждую из этих секунд Пол считает своим несомненным выигрышем.
Как пронести маячок в логово противника? Предложить ему сделать это самостоятельно. А если Вальтер одним только маячком не ограничился, никто от дополнительных возможностей отказываться не собирался.
Кто-то всё-таки рискует выстрелить наугад, но промахивается, а вот у ворвавшихся в комнату оперативников подобной проблемы нет. Гадать, чьи тела падают на пол, даже не приходится. Тем более, что несколькими мгновениями позже свет возвращается вновь.
- Хорошая работа, - сообщает не то Полу, не то своим людям Том, снимая прибор ночного видения.
- Вы вовремя, - усмехается Пол в ответ, поднимаясь на ноги, и обводя взглядом группу оперативников. Странно, он почему-то был уверен, что Мэдлин решит придти.

***

Мэдлин недоверчиво подносит руку к наушнику, словно это может на что-то повлиять. Поверить в то, что она не ослышалась, Мэдлин не рискует, но и признать ошибку не менее страшно.
- Хойнс мёртв, - сообщает Том, и кажется, что кроме неё, никого иного происходящее не удивляет. - Ставим заряды и уходим.
- Я помогу, - доносится до Мэдлин приглушённый голос, и вновь чудится, будто он ей знаком.
- Передай Полу и от нас - "хорошая работа", - просит Питер, и Мэдлин, почти позволяя себе всё-таки поверить, поднимает взгляд на Эдриан.
Глава Отдела улыбается ей через стекло. Разумеется, она знала - это её работа. А вот Мэдлин добровольно пошла по заранее назначенному ей пути, став несчастным случаем, который Эдриан организовала для Фрэнка.
- Таша, Крис, что с периметром? - Мэдлин переключается на другой канал, зная, что делает бесполезную работу. Но так по крайней мере сохраняется видимость того, что голова у неё занята чем-то другим.
- Всё тихо, - заверяет Крис, почти весёлым голосом. Всё тихо, потерь нет и цель достигнута. Идеальная операция, Эдриан можно в очередной раз поздравить.

***

- С возвращением, - Эдриан с улыбкой встречает его у самого входа, кивает Тому с группой, и возвращает своё внимание обратно на Пола. - Я вижу, тебе даже не потребовалась седьмая подстанция.
- Не следует быть слишком щедрым, - пожимает плечами Пол. К тому же нельзя рассчитывать на то, что противник сделает за тебя всю грязную работу, как бы заманчиво это не звучало.
- Не думаю, что мы повторим подобное в ближайшем будущем, - пожимает плечами Эдриан, и Пол не может сказать, что особо этим огорчён. Подготавливать почву для вооружённого конфликта, несомненно, нужно, но где найти столько сговорчивых противников.
- У Хойнса была информация по группам, которым он платил, - осторожно начинает Пол, пока они идут по коридору к главному залу. Отдел не может позволить себе бросаться на любого преступника, но возможно, в данном случае им или кому-то ещё представилась такая возможность.
- Я её просмотрю, - обещает Эдриан с лёгкой усмешкой, но замечания, относительно сомнений в её способностях не делает. Пол в них и не сомневается.
Мэдлин он замечает ещё до того, как она оборачивается в их сторону, и пытается с улыбкой поймать её взгляд, поделиться последней победой. Но Мэдлин проходит мимо, словно не замечая его. Эдриан провожает её взглядом, а Пол поджимает губы, убеждая себя, что она на самом деле просто их не заметила.
 

#2
JustSomething
JustSomething
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 мая 2010, 01:56
  • Сообщений: 733
  • Пол:
АУ, Mandatory Refusal, Мэдлин принимает предложение Энквиста


Ночь убегает назад. Струйками вычерчен город. Что значит сердце, и что значит гордость, если ты в силах себе приказать? Ты забываешь вчера, ты забываешь сегодня; дождь начинается, занавес поднят, новая пьеса начнётся с утра. (с) Г.Л.Олди

Время дразнится, нахально нарушая все законы природы, сжимаясь тугой пружиной и тут же растекаясь вязким киселём, позволяя одновременно передумать множество совершенно ненужных мыслей и при этом не успевать, не успевать, не успеть.
Энквист со своим живым щитом преодолевает уже половину двора, пронзительно визжат тормоза, а рука Никиты всё ещё тянется к пистолету. Даже прикрытый Мэдлин, в ярком свете фар Энквист представляет довольно удобную мишень. Никита видит, как чуть подрагивает оружие в руках ближайших оперативников, следя за движением цели, готовясь в любой момент... Но никто не стреляет.
Если зайти со спины, то Энквист не должен успеть нажать на курок. А даже если и... Задание Майкла будет выполнено, всё закончится, а остальное она как-нибудь попробует пережить.
Никита всё-таки вытаскивает пистолет, но всё ещё колеблется обменять одну жизнь на другую, когда двери машины распахиваются. Время взбрыкивает, пытаясь одновременно вместить в себя слишком много событий, не позволяя полностью осознать происходящее.
Никита не уверена, отвёл ли Энквист дуло пистолета от Мэдлин, или же всю работу выполнил за него Отдел, но это сейчас и не важно, потому что почти мгновенно падают на землю двое незнакомцев, а Майкл словно забыл, как именно действует закон земного притяжения.
Она знает, что кричит, но знает, что именно. Все вокруг, кроме Энквиста и отстранённо-послушной Мэдлин, продолжают стоять безучастными статуями, и то, что сама она движется, Никита понимает, лишь падая на колени около Майкла. Тот дышит прерывисто и чуть хрипло, а в темноте никак не удаётся разглядеть ранение, и не понятно, что делать, но нельзя же вот так, просто...
Затихает шум автомобиля, кто-то опускается на землю рядом с ней, идёт нервная, чуть растерянная перекличка, окружающий мир отмирает, наполняясь звуками и движением. Но какая разница если Майкл... Если она опоздала, если все они опоздали.

***

- Ничего не хочешь подсказать? - любопытствует Энквист, переводя взгляд с дороги на свою спутницу. Мэдлин сидит вполоборота к нему, с закрытыми глазами и всё той же нездоровой бледностью на лице. Впрочем, это всё проходяще, в отличие от пули в висок. Или того, что случится, если Отдел всё-таки их поймает.
- Разучился уходить от слежки? - почти скучающим тоном, не открывая глаз, отзывается Мэдлин. Был бы на её месте кто-нибудь другой, и Энквист счёл бы спокойствие хорошим признаком.
- Если нас догонят, пригрожу пристрелить заложницу, - поддразнивает он собеседницу, но ответа не дожидается. Оба знают, до тех пор, пока для Отдела Мэдлин остаётся его пленницей, он при необходимости так и сделает. И оба знают, что если потребуется, Энквист и в самом деле выстрелит. - После того, как мы их потеряем. Что меня ждёт?
- Обычно тебя ловила бы я. Здесь нам повезло, - Мэдлин чуть улыбается, и Энквист удерживает готовый сорваться с языка комментарий. Лучше не напоминать Мэдлин, что в данной ситуации гордиться собой ей не стоит.
- Я надеялся на что-нибудь более полезное, - уточняет он, впрочем, без особой злости. Нужную информацию Мэдлин выдаст, в этом Энквист не сомневается. На кону сейчас не только его свобода.
- Спрячься у кого-нибудь, - советует Мэдлин, словно не именно у друзей и знакомых его будут искать в первую очередь. - Я дам список твоих контактов, известных Отделу.
- Не проще ли сменить личность? - недоверчиво интересуется Энквист, не собираясь признаваться, что уже перебирает в уме возможные кандидатуры. - Ты думаешь, так будет надёжнее?
- Я знаю, - поправляет его Мэдлин и умолкает, не собираясь ничего объяснять. Энквист тоже молчит. Его нежелание продолжать разговор легко можно принять за капитуляцию, и это будет не такой уж большой ошибкой.

***

- Это всё вы! - Никита отпускает руку Майкла, разворачиваясь навстречу вошедшему. Жаль, что бы выцарапать Шефу глаза, до него надо ещё дойти. Слишком большой оказывается вдруг комната. - Это всё вы виноваты!
Руку пронзает острая боль, заставляя остановиться. Нечестно! Она же почти...
- Прости, - бормочет Вальтер, не ослабляя хватки. - Но это для твоего же блага.
Никита дёргается, пытаясь вырваться на свободу. Дёргается бессмысленно и неумело. Это и ей самой понятно. А ведь учили. Да и не так сильно Вальтер держит. Но наглухо казалось бы вбитые в неё умения куда-то подевались.
- Биркофф! Ты почему здесь, а не на своём месте? - На них с Вальтером Шеф не обращает никакого внимания. А вот Биркоффу приходится покинуть помещение под цепким холодным взглядом. Вот тогда Шеф переключается на новую цель. - Вы двое тоже!
- Я останусь с Майклом, - Никита вздёргивает подбородок, пытаясь испепелить Шефа взглядом. Безуспешно. И всё-таки Вальтер держит сильно. - Убедиться, что с ним всё в порядке.
- В порядке, - заверяет Шеф, не вызывая у Никиты особого доверия. Ему-то откуда знать? Какое ему дело? - А вы мне нужны для поисков Энквиста.
- Не надо, - предостерегающе шепчет Вальтер. Но если удержать её он ещё может, то заставить молчать - нет.
- Энквиста или Мэдлин? - вызывающе интересуется Никита, с удовлетворением наблюдая, как попадает в цель вопрос.
- Приступайте к работе, - огрызается Шеф, и Никита почти отстранённо гадает, ударит он её или сразу приговорит к ликвидации. - Мне нужен результат.
- Мне нужно, что бы Майкл был жив и здоров, - выплёвывает она, но всё же позволяет Вальтеру оттащить себя к выходу. Это нечестно. Она даже сделать ничего не может. Даже Майклу не смогла помочь.
- Он выздоровеет. Ничего страшного, ты же слышала, это же Майкл, всё будет хорошо, - пытается утешить её Вальтер, и Никита послушно кивает. Да, конечно. Другого варианта она себе даже представлять не хочет.

***

Пристальный взгляд почти физически ощутимо буравит висок, мешая сосредоточиться, вызывая глухое, неконтролируемое раздражение. Энквист не выдерживает, разворачивается так, что Мэдлин теперь смотрит ему в глаза. Всё так же молча, и словно бы даже не мoprая. Энквист первым обрывает игру в гляделки, возвращаясь к бумагам. Через некоторое время ощущение чужого взгляда наконец-то исчезает. Но долго радоваться Энквисту не дают.
- Мы собирались не привлекать внимания, - сообщает Мэдлин, склоняясь почти к самому его уху. - Мне совершенно не хочется становиться показательным примером для остального Отдела.
- Мне тоже, - соглашается Энквист, позволяя слегка проявиться скопившемуся раздражению. Для самоубийства есть гораздо более простые способы. Он же потратил множество усилий как раз на то, чтобы выжить. - Совершенно не собираюсь привлекать ничьего внимания.
- Поэтому изучаешь, где выгоднее применить твои таланты? - Мэдлин присаживается на стол, листая разложенные бумаги. То, что теперь она словно не обращает на него внимания, нервирует Энквиста не меньше, чем недавнее разглядывание.
- Изучаю, чтобы быть в курсе дел, - возражает он, сгребая листы в неровную кипу и отодвигая в сторону. Пусть они с Мэдлин и в одной лодке, но если можно не делиться с ней некоторыми вещами, он предпочитает так и поступить. На всякий случай. Так же как избегает поворачиваться к ней спиной. - Наличие информации не означает, что я обязан её использовать.
- Я бы этой информации не особо доверяла, - сообщает Мэдлин, почти равнодушным тоном, и Энквист не удерживается от недоверчивого хмыкания. Он готов поверить в её богатый опыт, охотно. Но не в то, что за несколько секунд можно достоверно забраковать проверенную Анной информацию. Особенно ту, которая у него самого никаких подозрений не вызывает.
- Потому что ты специалист по преступному миру Европы, - не скрывая иронии, усмехается Энквист, и Мэдлин улыбается, качая головой.
- Потому что я редактировала ту историю о беспорядках в Алжире. Это была наша операция. - Мэдлин с почти театральной неторопливостью всё-таки переводит взгляд с поверхности стола на собеседника. - Не стоит излишне доверять тем, кто увлекается подобным пересказом слухов.

Из комнаты доносится смех Анны, и Энквист пытается придумать, кого из неожиданных гостей та сочла настолько безобидным, что бы позволить себе подобное. Пытается безуспешно, потому что кандидатуру Мэдлин он не рассматривает даже в шутку. Они же договорились, что комнату та покидать не будет, ограничив общение с хозяйкой дома кратким первым знакомством. Тем не менее, Мэдлин сидит на диване напротив Анны, словно зашедшая в гости закадычная подружка.
- Дориан, вот ты где, - Анна широко улыбается, а Мэдлин, пользуясь тем, что та не может этого заметить, посылает ему почти вызывающий взгляд. - Присаживайся, я уже собиралась тебя искать.
Уютные посиделки заставляют Энквиста усомниться в последнем заявлении, тем не менее он послушно присаживается на диван рядом с Мэдлин. Лучше не сердить согласившихся спрятать тебя от всего мира подруг. Особенно, если они далеко не так безобидны, как стремяться продемонстрировать.
- А мне показалось, ты без меня не слишком скучаешь, - с фальшивой улыбкой замечает Энквист, косясь на уже надевшую невинное выражение лица Мэдлин. Ссориться с ней в присутствии Анны он не собирается, можно немного и подождать.
- У Мэдлин очень интересный взгляд на некоторые вещи, - поясняет Анна, заставляя подозрительно перебрать в уме возможные темы недавнего разговора. - Не так часто удаётся пообщаться с кем-то с другой стороны. По крайней мере, вот так.
- Я знаю, - кивает Энквист, решая всё же не вдаваться в подробности. Мэдлин сама настояла, что чем меньше окружающие о ней знают, тем лучше. Он послушно ушёл от ответов на все вопросы Анны, только чтобы выяснить, что можно было так сильно не стараться. Если Мэдлин поставила своей задачей вывести его из себя, то получалось у неё пока вполне успешно.
- Довольно необычные ощущения, - Мэдлин одаривает их с Анной всё той же слишком невинной улыбкой, то ли не замечая, то ли не реагируя на недовольство Энквиста. - В довольно необычной обстановке.

- Не ты ли говорила, что чем меньше о тебе знают, тем лучше? - желчно интересуется Энквист, жалея, что нельзя хлопнуть дверью так громко, как хотелось бы.
- Тогда я ещё совершенно не знала Анны, - Мэдлин чуть пожимает плечами, и Энквист почему-то ощущает себя прижатым к двери, хотя между ним и Мэдлин несколько шагов пустого пространства. - Если бы я не рассказала ей то, что сочла нужным, она вскоре начала бы копать самостоятельно.
- Но предупредить меня о своих планах ты сочла лишним, - Энквист, сам не знает, спрашивает он или утверждает. Нить разговора плавно, но неотвратимо ускользает из его рук. Словно это он ведёт себя как капризный ребёнок. - Или хотя бы послушаться, и не бродить по дому, заводя новые знакомства.
- Тебе ужасно жаль, что меня нельзя снова приковать к креслу. Или хотя бы посадить на цепь, - сообщает ему Мэдлин, и уж она точно не спрашивает, а Энквист упускает возможность вставить своё возражение, пытаясь подыскать подходящие слова. - Когда я согласилась пойти с тобой, я не обещала исполнять все твои прихоти.
- Это не прихоти, - буркает Энквист, уже понимая, что призванный напомнить Мэдлин её место разговор не удался, но отказываясь расписываться в своей неправоте. Как бы собеседнице этого не хотелось. - Но попасться Отделу из-за твоего желания продемонстрировать самостоятельность я не собираюсь.
Мэдлин смеётся, словно речь идёт о чём-то весёлом, а не об их жизнях.
- Ты и впрямь считаешь, что Отдел меня простит? - Мэдлин глядит на него с весёлым любопытством, не скрывая собственного мнения относительно подобной возможности, и Энквисту остаётся только покачать головой.- Мне нравится быть живой. И для этого я буду делать то, что считаю нужным.
- Не считаясь со мной, - завершает её мысль Энквист. Мэдлин улыбается, делая шаг вперёд.
- Если ты хочешь меня в чём-то убедить, пожалуйста, тебе это уже удалось. Но чтобы меня к чему-то вынудить... - Мэдлин не завершает предложения, но Энквисту вспоминаются железные полосы на запястьях, бесчувственное тело и прямая линия на мониторе. Вынудить, как же. Несколько секунд они молча смотрят друг на друга, затем Мэдлин неожиданно, почти озорно усмехается. - Только, пожалуйста, аккуратней с блузкой. Она мне нравится.
Нравится, по мнению Энквиста, совершенно зря, потому что легкость, с которой разлетаются по комнате пуговицы, наводит на мысли об ужасающем отсутствии качества. Впрочем, жаловаться он не собирается.

- Нам нужно отсюда уезжать, - заявляет Мэдлин безо всякого предисловия, и Энквист отвечает не сразу, гадая, не могло ли ему послышаться. Нет, вряд ли.
- Почему? - интересуется он, наконец, и спокойное любопытство в голосе вовсе не является наносным. Сама Мэдлин продолжает сидеть всё так же привычно неподвижно, словно речь идёт о чём-то незначительном.
- Потому что на улице как минимум двое оперативников Отдела, - поясняет она, кивком указывая на висящее на противоположной стене зеркало. А он-то ещё удивлялся её мгновенной и продолжительной привязанности к этому креслу. Энквист слегка усмехается, и присаживается рядом на подлокотник. Выглядывать из окна, пожалуй, и впрямь было бы глупо.
- Кто именно? - интересуется он. Отражающийся в зеркале кусочек улицы кажется совершенно безобидным, но это ещё ничего не значит. Энквист прекрасно знает, как быстро всё может измениться.
- С собакой, - охотно подсказывает Мэдлин. На взгляд Энквиста парочка ничем не отличается от остальных прохожих, но именно поэтому в подобных вопросах он готов уступить главенство Мэдлин. Которая, если вспомнить, убеждала его, что нынешний их способ спрятаться наиболее эффективен.
- Так значит, Отдел не подумает нас здесь искать? - язвительно бросает обвинение Энквист, сердясь не то на свою доверчивость, не то на убедительность Мэдлин.
- Они здесь не из-за нас, - Мэдлин чуть качает головой, задевая волосами рукав его рубашки. Самое страшное, что Эквист всерьёз готов поверить, что близость Отдела и впрямь не имеет к ним никакого отношения. - Но я предпочла бы не рисковать.
Он бы тоже предпочёл. То, что оперативники ещё не врываются в комнату, частично подтверждает правоту Мэдлин. Но, даже в таком случае, никто не застрахован от случайностей, и неизвестно, что случится, попади в поле зрения Отдела та же Анна.
- Я скажу, что мы уходим, - кивает Энквист поднимаясь. Ему приходит в голову, что Мэдлин ещё раньше, словно мимоходом приняла решение за них обоих. Но он ничего не может поделать с тем фактом, что она права. Отсюда им действительно нужно уезжать.

***

- Ты в порядке? - спрашивает Никита, прикрывая за собой дверь. Глупый и бессмысленный вопрос. Она и так знает, что нет. Однако в последние дни это уже почти традиция - притворяться, что не знает.
- В порядке, - заверяет Майкл, переводя взгляд с экрана на неё, вслепую набирая код, отключающий следящие устройства. Никита улыбается, забывая, что она подобному ответу не верит.
- Не то что бы мне здесь не нравилось, но тебя уже давно можно переселить в кабинет Мэдлин, - заявляет она и, не дожидаясь разрешения, усаживается на стул, забрасывая ногу на ногу. Если раньше ей казалось, что Майкл ночует на работе, то теперь он определённо здесь живёт.
- Мне тоже здесь нравится, - отмахивается от шуточного предложения Майкл. - Тем более, я не собираюсь всё время сидеть в кабинете.
- Нам тебя не хватает, - соглашается Никита, чуть опуская взгляд. В кабинете безопасней. Ей не следует так уж желать возвращения Майкла к оперативной работе. К тому же... - Если ты будешь занят на заданиях со мной... с нами, кто будет делать работу Мэдлин?
- Перестану спать, - отзывается Майкл, и Никита пристально вглядывается в бесстрастное лицо, пытаясь понять, серьёзно ли он. Зная Майкла... В этом-то и проблема. - Не беспокойся. Всё будет в порядке. По крайней мере, до очередного кризиса.
Успокоил, можно подумать. Очередной кризис случается в Отделе по меньшей мере каждые пару месяцев. Не самый приятный расклад. А Майкл почти шутит.
- Если ты не хочешь на её место, пусть Шеф найдёт кого-нибудь другого, - размышляет вслух Никита, слегка обиженно поджимая губы. Сколько ей выговаривали за пренебрежение общим делом? И что же? Словно она одна пытается думать о том, что будет с ними завтра. - Неужели невозможно?
- Возможно, - соглашается Майкл, и Никита кожей чувствует следующее за этим "но". - Но Шеф сказал, что мы и так справимся.
- Мы не справимся, - поправляет Никита. Майкл только что сам это сказал. До первого кризиса. И даже не потребуется её вмешательства.
- Поэтому Шефа не особенно и пытаются переубедить, - соглашается Майкл. Никита непонимающе хмурится, и Майкл в редчайшем порыве щедрости снисходит до объяснений. - Ждут, пока он на блюдечке преподнесёт им свою отставку.
- Не похоже, что бы тебя это слишком волновало, - замечает Никита, пытаясь не думать о том, что будет с ними всеми. Возможно, всё ограничится одним Шефом. А возможно...
- Что-нибудь ещё? - не слишком вежливо уходит от ответа Майкл, и когда Никита отрицательно качает головой, утыкается обратно в компьютер. Разговор окончен.

***

- Странные понятия о безопасности, - бормочет Энквист себе под нос, достаточно громко, чтобы непременно услышала Мэдлин. - Я в состоянии спрятаться, не прибегая к чужой помощи.
- Чего Отдел от тебя и ждёт, - соглашается его спутница, первой поднимаясь по ступенькам. Энквист ещё не до конца убежден, что возникший возле дома Анны Отдел был лишь неудачным совпадением. Но и отбрасывать советы Мэдлин и действовать по своему разумению не спешит. Впрочем, излишне долго задерживаться у Карла он всё равно не собирается.
- Дориан, - Карл с широкой улыбкой распахивает дверь, задерживает любопытный взгляд на Мэдлин, и отходит в сторону, пропуская гостей внутрь дома. - Ты нас не познакомишь?
- Это Мэдлин, - Энквист запинается, пытаясь подобрать подходящее определение. Мэдлин помогать ему не собирается, лишь вежливо улыбаясь. Думать она при этом может всё что угодно.
- Значит, Мэдлин, - Карл усмехается, словно сделав какие-то выводы, которые не собирается озвучивать, и опускается в одно из стоящих в комнате кресел. - Что ж, равновесие соблюдено.
- Равновесие? - с любопытством переспрашивает Энквист, даже не пытаясь угадать, что имеет в виду Карл.
- Вместо Анны, - поясняет тот, и замолкает, сообразив. - Ты не слышал? Официально, сердечный приступ.
Уточнение означает, что в подобный вариант Карл не верит. Но другую версию он предлагать тоже не спешит. Энквист пытается представить Анну мёртвой, но получается плохо. Странно, когда они поспешно покидали её, о последствиях возможного интереса Отдела не думалось.
- У Анны? Вряд ли, - соглашается Энквист, украдкой бросая взгляд на Мэдлин. В руках Отдела ей будет ещё хуже, чем ему, но ведь Анна была её идеей. Как теперь Карл. Кто знает, какие планы скрываются за вежливой полуулыбкой. Кем она решит заплатить, если сочтёт, что так ей будет безопаснее?

- Я решил, что слишком долго отдыхать скучно, - как можно беззаботнее сообщает Энквист, уделяя больше внимания Мэдлин, нежели Карлу. Тот подобной мысли не слишком удивится, а вот Мэдлин он о своих планах, мягко говоря, не предупредил.
- И хочешь узнать, не намечается ли что-нибудь интересное? - верно догадывается Карл, и лёгкое удивление в его голосе всё же слышится. Работу Энквист предпочитает выбирать сам, по своему вкусу. Впрочем, ничего больше он не спрашивает.
- У тебя есть что-нибудь на примете? - вопросом отвечает Энквист, и дружеская беседа ещё не переходит в деловые переговоры, но ощутимо сдвигается в том направлении. Мэдлин изображает молчаливое безразличие, позволяя надеяться, что решать ещё и эту проблему сейчас не придётся.
- Ринальдо кое-что затевает, - кивает Карл, и Энквист слегка недовольно поджимает губы. Ринальдо среди его известных Отделу связей нет, но если Карл не знает деталей, то риск существенно повышается.
- Что именно? - всё-таки пытается уточнить Энквист, но собеседник лишь пожимает плечами.
- Я только рекламирую, а не участвую, - Карл улыбается собственной шутке, и остаётся лишь ответить тем же. Всё верно, согласись он на эту работу, и Карл обойдённым не окажется. Только Энквиста эта часть не слишком интересует.
- Эррера? - неожиданно интересуется Мэдлин, и Энквист с Карлом одновременно кивают. Любопытно. Значит, их с Ринальдо знакомство Отдел не отследил, а связь того с Карлом - вполне? - Если ты будешь работать на него, почему бы и не поинтересоваться?
Энквист молчит, безуспешно пытаясь прочесть что-нибудь на лице Мэдлин. Уверенна та, что подобное предложение принять безопасно, или же собирается подставить его Отделу?
- Почему бы и нет, - соглашается Энквист в итоге, и Карл широко улыбается, а Мэдлин словно забывает прореагировать. Что ж, придётся вести себя осторожно. Ему не привыкать.

- Ты ведь понимаешь, что это чушь, - оборачивается на пороге Мэдлин, и Энквист пожимает плечами. Он вообще многое понимает, хотя и лезут в душу в последнее время неприятные сомнения.
- Что именно? - уточняет он, потому что с одинаковой вероятностью Мэдлин может говорить как о смерти Анны, так и о неведении Карла относительно их положения, или идее работы на Ринальдо.
- Твои попытки почувствовать себя в безопасности, - она с усмешкой опускает взгляд на ключи в руке Энквиста, заставляя его невольно повторить её взгляд.
- Мне так крепче спится, - улыбается Энквист в ответ. Оба знают, что Мэдлин не так уж и не права. Запертая на ночь дверь скорее символический жест недоверия, нежели действительная предосторожность. Но спать вместе можно очень по-разному, и Энквист предпочитает исключительно нынешний вариант. - Не приходится бояться, что ты передумала и решила откупиться моей головой.
- Твоей головы для такого не хватит, - заверяет его Мэдлин, и холодный тон плохо вяжется с полуулыбкой, мешая понять, не раздумывала ли она на самом деле над подобными расценками. - Моей, впрочем, тоже. Но при необходимости ты всё равно попытаешься.
- Если не останется другого выхода, - соглашается Энквист. Они оба слишком умны, чтобы верить наивным и лживым обещаниям о самопожертвовании. Если представится возможность спасти себя за счёт другого, вопрос будет лишь в том, кто успеет воспользоваться ей раньше. - Но я не собираюсь искать Отдел, что бы предложить им подобную сделку.
- Я тоже. Иначе бы меня тут не было, - Мэдлин несколько секунд удерживает его взгляд, затем отворачивается. - Спокойной ночи.
Дверь захлопывается перед его лицом, и символичным жестом доверия было бы развернуться и уйти. Сделать этот полуночный разговор новой вехой в их отношениях. Вместо этого Энквист вставляет ключ в замочную скважину и поворачивает.

Он просыпается от болезненного тычка холодным металлом в висок. В полумраке лица Мэдлин почти не видно, а чтобы разглядеть пистолет всё равно пришлось бы слишком сильно скосить глаза, но Энквист не сомневается, что оружие его собственное. Мэдлин спускает курок, и Энквист, в припадке слабости, зажмуривается, что бы с некоторым запозданием осознать, что выстрела не слышно, а он всё ещё жив.
- Ты труп, - будничным тоном поправляет его мысли Мэдлин, кладя пистолет на подушку. Всё верно, его собственный. - А замки здесь никуда не годятся.
- Похоже на то, - соглашается Энквист, садясь, и беря в руки оружие, которому полагалось бы находиться у него под подушкой. Обойма обнаруживается на прикроватной тумбочке, и он нарочито неторопливо вставляет её обратно. Мэдлин продолжает сидеть застывшей статуей, словно чего-то ожидая. - Не боишься, что я выстрелю?
- Нет, - её лица Энквист по-прежнему не видит, но редким исключением улыбка проскальзывает в голосе. - Иначе не стала бы вынимать патроны.
Энквист смеётся, чуть отстранённо наблюдая, как Мэдлин забирает заряженный пистолет, ставит на предохранитель и прячет обратно под подушку. Происходящее серьёзно почти до абсурда.
- Запирать тебя бесполезно, - подытоживает Энквист отсмеявшись. Он не сомневается, что никуда не годящиеся замки обнаружились бы не только здесь и сейчас, просто раньше Мэдлин по одной ей известным причинам позволяла ему иллюзию контроля. Не слишком приятная для чувства собственного достоинства мысль.
- Можно приковать к креслу, - напоминает Мэдлин, поднимаясь на ноги. - Или так, или я сама принимаю решения.
Приковать было бы надёжнее. Гораздо менее интересно, но хотя бы немного предсказуемо. Возможно.
- Ты можешь решить остаться, - предлагает Энквист, и с довольной улыбкой наблюдает, как Мэдлин опускается обратно на кровать.

***

Мерцающие над столом кадры хорошим качеством похвастаться не могут, но лица Никите видны чётко. А ведь она предусмотрительно встала подальше от центра обсуждения.
- Почему обычные уличные камеры способны на то, на что не способны вы? - продолжает возмущаться Шеф, и толпа оперативников послушно отводит глаза. Информация слишком устарела, что бы был смысл обещать немедленно куда-то бежать.
- Как будто камеры сами нашли и поделились, - едва слышно бормочет Никита, что бы слышал лишь молчаливо застывший рядом Биркофф. Высказаться громче мешают тяжёлый взгляд Майкла, да инстинкт самосохранения.
- Мы предполагали, что ищем Энквиста... - Алан сбивается, сообразив, какую опасность таит подобная формулировка. А Никита радуется, что сегодня основной мишенью Шеф выбрал не Майкла. - Что Мэдлин оказалась замешана в его побеге против своей воли...
Перефразировать получается не лучше, и оперативник на всякий случай замолкает.
- И что именно в её файлах позволяет думать о добровольном её участии? - опасным тоном уточняет Шеф, и Алан едва заметно подаётся назад, словно желая затеряться среди остальных оперативников.
По мнению Никиты, любого из демонстрируемых кадров достаточно, что бы о подобном подумать. Представить, что где-то на них изображена сопротивляющаяся заложница, ей не удаётся. Но ни она, ни кто-либо иной не рискуют высказать это вслух. Шефа же подобные мелочи, похоже, не волнуют.
- Поздравляю! От вас требуется найти одного единственного человека. Но вы и с этим справиться не можете!
К тому, что количество целей меняется произвольно и постоянно, Отдел уже привык. Никите даже не хочется знать, кого именно имел сейчас в виду Шеф.
- Он действует не по имеющемуся у нас профилю. Мы составляем новый, но всё равно отстаём, - Майкл спокойно выдерживает резкий недовольный взгляд, и Никита не единственная украдкой переводит дыхание. Кажется, на этот раз обошлось? - Нам нужно время.
- Найдите их, - коротко приказывает Шеф, и изображение над столом гаснет.
Возможно, думает Никита, от Отдела всё-таки можно сбежать. Она не желает этого Энквисту. Да и времена собственной подобной мечты уже прошли. Но всё же... Всё же сама возможность...

***

- Эррера на самом деле так недосягаемо высоко забрался? - спрашивает Мэдлин, когда он оканчивает разговор, и Энквист пытается вспомнить, что из его слов могло вызвать подобный вопрос. Ринальдо они с Диего в этом разговоре не упоминали. - Собираешься работать на него, но встречу тебе назначает один из его приспешников.
- Когда я работал на Отдел, вы тоже присылали на встречи Майкла, - напоминает Энквист. Ничего странного в подобной схеме для него нет, чем масштабнее паутина, тем больше обязанностей делегируется другим.
- Для Отдела ты был всего лишь одним из множества информаторов, - кивает Мэдлин, словно он только что подтвердил её точку зрения. - Сколько у Эрреры таких шестёрок как ты?
- Я не шестёрка. И когда мне будет нужна личная встреча с Ринальдо, я её получу, - Энквист выделяет голосом имя главного местного паука, получая в ответ дёрнувшийся уголок губ. Мэдлин намёк услышала.
- И как часто ты их получаешь? - Мэдлин откидывается на спинку дивана, расслабленная и насмешливая, словно получая от происходящего удовольствие. Энквист не удивился бы, окажись это на самом деле так. - Должна признать, твоя репутация обещала большего.
- Моя репутация совершенно заслужена, - чуть обиженно отзывается Энквист. В конце концов, они оба здесь, живые и здоровые, вопреки всем заверениям Отдела, что подобное невозможно. Ему не нужно оправдываться перед Мэдлин. Но он уже привык, что смолчать в подобных случаях не может. - Мы с Ринальдо оба знаем, что когда я прихожу к нему лично, у меня есть на это веские причины.
- В остальное время, у него есть дела важнее, - Мэдлин улыбается, заставляя гадать, какой эффект произвело на неё его объяснение. - До меня доходили слухи о масштабах.
- Только слухи? - теперь настаёт его очередь улыбаться. Всезнающий Отдел вовсе не так всезнающ, как они пытаются уверить окружающих. Каждый раз Энквисту на удивление приятно сознавать, что в очередной раз он оказывается информирован лучше.
- Возможно, он намного осторожнее тебя, - на лице Мэдлин продолжает играть всё та же двусмысленная улыбка, которая, теперь Энквист в этом уверен, призвана нарочно его раздразнить.
- Или менее интересен, - предлагает он свой вариант, с удовольствием отмечая вспышку веселья в глазах Мэдлин.

- У тебя интересная спутница, Дориан, - Диего с показной расслабленностью откидывается на спинку кресла, улыбаясь почти хищной улыбкой. Энквист мысленно смиряется с тем, что от некоторых людей пытаться утаить что-то в секрете бесполезно.
- Можно и так сказать, - соглашается он. Энквист не уверен, что выбрал бы для Мэдлин именно это определение, но Диего прав - ей подходит.
- С интересным прошлым, - продолжает собеседник, и Энквист чуть пожимает плечами. При всей нетипичности истории, едва ли можно сказать, что Мэдлин единственная, решившая, что сменить сторону будет выгоднее. - И интересными знаниями.
- Вероятно, - здесь приходится кивать, и молчать о том, как ему до сих пор не удалось добиться от Мэдлин информации сверх той, которой та сама сочла нужным поделиться.
- Очень полезное знакомство, - Диего замолкает, и в комнате на некоторое время воцаряется тишина.
Энквист молча наблюдает за собеседником, гадая, что задумал Ринальдо. В игре против Отдела Мэдлин может быть очень полезна, но подобное в их с ней ближайшие планы не входит. Чем скорее Отдел вычеркнет их из списка текущих проблем, тем лучше. Один раз успешно сбежали, пожалуй, хватит.
- Мне будет интересно с ней познакомиться, - улыбается Диего и, пока Энквист подбирает верный ответ, резко меняет тему. - А от тебя первые результаты мы ждём через месяц. Хватит времени?
- Разумеется, - кивает Энквист, заставляя себя не обижаться. Диего не сомневается в его умениях, лишь по привычке перестраховывается.
А сам он, закончив с этим делом, пожалуй, вернётся к самостоятельной работе. Мэдлин, конечно, напомнит про риск, но зато смолкнут намёки на его несамостоятельность.
- Тогда мы будем ждать, - кивает Диего, поднимаясь с кресла. Всё необходимое обговорено, задерживаться дольше нет никакой необходимости. Энквист и не собирается.

Дверь открывается и закрывается почти беззвучно, словно пытаясь не привлекать лишнего внимания. Но вместо ожидаемой им поспешности, сбрасывает с плеча сумочку и снимает пальто Мэдлин неторопливо, почти лениво.
- Тебя долго не было, - хмурится Энквист, когда понимает, что добровольно обращать на него внимание женщина не торопится. - Я почти начал беспокоиться.
- Зря, - заверяет его Мэдлин, проскальзывая мимо, и Энквист не успевает даже подумать о том, чтобы её задержать.
- Ты не предупредила, что уходишь, - продолжает он, следуя за ней, держась несколько в отдалении, словно кто-то очертил невидимую границу. Мэдлин стоя к нему спиной чуть пожимает плечами, не удостаивая его ответом. - Что я должен был думать?
- Что я не сижу на цепи, как бы тебе временами этого не хотелось, - предлагает Мэдлин, оборачиваясь, но всё равно отказываясь встречаться с ним взглядом. - У тебя были дела с Диего. А у меня были свои.
- За моей спиной, - роняет обвинение Энквист, но на Мэдлин его недовольный тон видимого воздействия не оказывает. Невидимого, подозревает он, тоже.
- Я не помню, что бы я обещала жить по твоим правилам, - парирует она, и Энквист недовольно кривит губы. Этого она и впрямь не обещала. Но ему казалось, что данный этап они оставили далеко позади. - Странно, что ты ещё ждёшь чего-то иного.
- Рассказа о том, какие у тебя могут быть дела в незнакомом городе, - подсказывает Энквист, отказываясь отступать без боя. Она права, он ждёт, когда подобные допросы останутся в прошлом, но, похоже, ждёт в одиночестве. Мэдлин неожиданно смеётся.
- Кто сказал, что это должно быть проблемой? - последующая улыбка странным образом сочетает веселье с недоверием и толикой высокомерия. Энквист помнит, на что способна его спутница, но предполагается, что её таланты должны работать ему на пользу. - Или что я буду послушно ждать, пока Диего перестанет использовать тебя в качестве мальчика на побегушках?
- Всё вовсе не так, - начинает было оправдываться Энквист, но замолкает. Этот спор они проходили совсем недавно, и второй раз доказывать он ничего не будет. Особенно, когда Мэдлин не собирается никак объяснять своё поведение. Ничего, вскоре она поймёт, как сильно ошибается, пытаясь записать его в чужие лакеи. - В следующий раз хотя бы оставляй записку.
- Обязательно, - обещает Мэдлин, делая шаг вперёд, и на этом разговор как-то сам собой прекращается.

На этот раз Мэдлин, как и пообещала, оставляет записку. Лаконичную благодарность за неплохо проведённое время. Принять её за объяснение у Энквиста не получается.
Комната выглядит так, будто её обыскивали, зная, что именно и где стоит искать. Деньги и ценности Мэдлин не заинтересовали, в отличие от информации. Энквист с грохотом захлопывает дверцу одного из шкафов. Расчётливая сволочь.
Снисходительное высокомерие Мэдлин, прозорливое любопытство Диего, вопросы, взгляды и действия, всё складывается в стройную картину. Если бы он не был так слепо уверен, что время, когда Мэдлин готова была ударить его в спину, уже прошло, понял бы всё гораздо раньше. Когда ещё только начались разговоры о том, что сам по себе он ничего не стоит. Так значит, он лишь надоевшая шестёрка, которую не жаль бросить, когда представилась возможность?
Пистолет обнаруживается, где ему и полагается, с полной обоймой патронов. Его почему-то Мэдлин тоже проигнорировала. Ещё одно доказательство того, что ошибки допускают все.
Это не обида, убеждает себя Энквист, выходя на улицу. Просто Мэдлин с Ринальдо должны понять, что нельзя вытереть об него ноги и ожидать, что он молча проглотит подобное.
Охранники на входе провожают его удивлёнными взглядами, но удержать не пытаются. Ещё одна ошибка. Мэдлин так и не поняла, что он до сих пор жив не благодаря случайности и удаче. Они ещё увидят, как опасно его недооценивать.
- Дориан! - Диего успевает ещё удивиться, перед тем как Энквист нажимает на курок и перешагивает через неподвижное тело. Пешки его не интересуют.
Ринальдо вырастает у него на пути почти неожиданно, лоснящийся и довольный.
- Тебя бы она тоже бросила, - мрачно обещает Энквист. Выстрелов почему-то звучит слишком много, в глазах стремительно темнеет, но это не важно, главное, что он успевает ещё заметить, как падает Ринальдо, и теперь осталось только найти Мэдлин, заставить её понять, что он опять выиграл, что она была не права, и он скажет, что...

***

- Вот так просто? - Никита безуспешно плавит взглядом стекло. Шеф с Мэдлин обсуждают... Кто знает, что они обсуждают. С одинаковой вероятностью, как погоду, так и наилучший способ искорёжить пару другую десятков жизней. Мэдлин вернулась в Первый Отдел, и Отдел привычно вернулся на круги своя. - Словно ничего не произошло?
- Ничего особенного и не произошло, - напоминает Вальтер, загораживая Никите обзор. Или, возможно, загораживая её саму от лишних взглядов. - Очередная успешная операция, очередная проверка. Несколько трупов у них, несколько трупов у нас. Шеф празднует победу, мы продолжаем жить как обычно.
- А Мэдлин возвращается, словно выходила выпить кофе, а не провела всё это время в компании приговорённого террориста, - фыркает Никита. Избирательность некоторых правил находится где-то за гранью её понимания. Сколько усилий пришлось приложить когда-то ей самой? Мэдлин же, кажется, даже взглядами провожать не решаются. - И ей ничего за это не будет. Никаких проверок, никаких вопросов.
- С таким результатом? - в голосе Вальтера скользит нечто похожее на недоверие. Словно это Никита нарушает всем кроме неё известные правила игры. А Мэдлин... Мэдлин неотъемлемая часть местного безумия, и глупо в этом сомневаться. В конце концов, сама ведь хотела, что бы всё стало по старому. Вот, пожалуйста.
- Так это всё было ложью? - Всё, кроме истекающего кровью Майкла? Или и и это тоже было подстроено? Вдруг оперативники Отдела могут позволить себя подстрелить, лишь с разрешения Шефа? Ведь похитить себя они позволяют именно так. По крайней мере, сомневаться в этом никто не рискует. Красивое, идеально выверенное и совершенно не проверяемое объяснение. Как узнать, что было придумано заранее, а что потом? - Что из этого было правдой? Что-то было?
- Не надо, - советует Вальтер, качая головой. Он хочет как лучше, в этом Никита не сомневается. Просто для него лучше значит безопасней. А для неё... - Поверь мне, попытки разобраться в чужих жизнях, ничем хорошим здесь не заканчиваются.
- Я знаю, - соглашается Никита. В вышине продолжается один из тех разговоров, в которые тоже лучше не лезть. Всё как всегда. Скоро она даже вновь к этому привыкнет. - Всё не то, чем кажется.
- Кроме тебя, - пытается ободрить её Вальтер, заставляя опустить взгляд. Лучше бы он привёл другой пример.
 

#3
JustSomething
JustSomething
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 мая 2010, 01:56
  • Сообщений: 733
  • Пол:
АУ, In Between, Муж Мэдлин попадает в Отдел


Мэдлин уже направляется к выходу, когда Чили летит ко всем чертям сразу. В центр управления она так и приходит, не успев снять плащ, заработав любопытный взгляд Пола.
- Ты куда-то собиралась? - спрашивает тот, пока Мэдлин надевает наушник и пытается разобраться в мельтешащей на экранах информации.
- Уже нет.
К сожалению, потому что Пол до сих пор не запомнил, что хладнокровные убийства симпатичных людей Никите лучше не поручать. А Мэдлин ему подыграла, любезно предоставив девушке оправдать невыполнение приказа. Если быть справедливой, её собственной вины здесь больше, чем Пола. Нужно было сначала изучить информацию, и подстраховать Пола, а не Никиту.
- Рассел, смена плана...
Часть сознания совершенно не интересуется происходящими за тысячи километров перегруппировками, пытаясь вычислить вероятность того, что Джордж не придёт к тем же выводам, что и она. Вполне возможно, что она паникует на пустом месте. Но когда вместо того чтобы знать приходится надеяться, это редко приводит к чему-то хорошему.

***

Никита оправдывает её ожидания, и всё-таки приводит Чарльза в Отдел. После того, как они разберутся с Эдриан, нужно будет каким-нибудь образом всё же объяснить девушке, что в Отделе выполняются все приказы, а не только те, которые её устраивают.
- Здравствуй, Чарльз.
Мэдлин улыбается, почти искренне, но остаётся стоять на месте. Даже не будь вокруг столько свидетелей, Чарльзу не объяснишь, что всё изменилось, и из щита он превратился в нацеленное на неё оружие.
- Мэдлин.
Никита только что головой не вертит, пытаясь понять, почему воссоединение любящих супругов проходит совершенно не так, как ей представлялось. Пол хмурится, словно выбирая, кого пристрелить первым. Майкл как всегда изображает бесстрастность. Узнать бы, сколько и чего рассказали ему Никита с Чарльзом.
- Ты ведь понимаешь, что мы обязаны тебя допросить?
В том, что Чарльз и впрямь понимает, Мэдлин не совсем уверена, но это не имеет значения. Именно поэтому они когда-то так хорошо работали вместе. Он не спрашивал зачем ей понадобился их брак, она не спрашивала, почему он согласился.
- Уведите его, - приказывает Пол, не дожидаясь ответа, и переводит взгляд на Никиту.
- Я приказала привести его живым, - вмешивается Мэдлин до того, как Никита успевает получить по заслугам. Как бы там ни было, девушка нужна им живой, в качестве приманки для Эдриан.
- На каком основании? - Пол разворачивается к ней так резко, что взгляд почти хлещет по лицу. Но, как и с Никитой, подробный разговор придётся на некоторое время отложить.
- Он один из нас, - как можно спокойнее отзывается Мэдлин, и слегка поворачивает голову, не выпуская Пола из вида. - Майкл. Возьми у Биркоффа все данные на Чарльза Сэнда. Нам нужно узнать, где он был последние девять лет.
То, что желательно поймать Чарльза на каком-то несоответствии в рассказе, Мэдлин не добавляет. В этом Майкла Пол убедит самостоятельно.

***

- Джордж сказал, что соберёт группу из других Отделов. Похоже, что для него мы в данном случае слишком предвзяты.
О ком именно из них идёт речь уточнять не надо, и возразить Мэдлин действительно нечего. Не обвинишь же главу Надзора в том, что он собирается помешать ей отправить на ликвидацию собственного мужа. Пол тоже недовольно молчит, но никакого плана действий не предлагает. В отличие от неё, он верит, что Джордж собирается убить Чарльза, а не спасти.
- Никита всё равно нарушила бы твой приказ, и нам пришлось бы её ликвидировать.
Эта тема немного менее безнадёжна, а чем раньше они с ней покончат, тем лучше. Пол реагирует на резкий поворот разговора коротким кивком, удивляя Мэдлин столь быстрой капитуляцией.
- Я знаю. Но это не означает, что ты можешь отменять мои приказы по своей прихоти.
Мэдлин пытается расшифровать заложенные во фразу эмоции, но быстро бросает безнадёжное предприятие. Ей всё равно не понять, как и не объяснить Полу, что отменять его приказ она вовсе не собиралась, просто он отдал его не тому человеку.
- Мэдлин...
То, как Пол произносит её имя, заставляет почти вздрогнуть и насторожиться. Она не хочет и не может решать это уравнение, если в него окажутся вписанными ещё и их чувства. Да они являются той ещё задачкой. И она не может объяснить это Полу, который обладает талантом то подходить к ситуации не менее хладнокровно, нежели сама Мэдлин, то вдруг неожиданно обращать проблему в сугубо личную.
- Если это всё, Давенпорт обещал привести мне очередного новобранца.
По лицу Пола пробегает тень, но Мэдлин лишь плотнее сжимает губы. Так даже лучше. Пусть он не успеет построить никаких иллюзий, которым здесь всё равно не осуществиться.
Она уходит, не дожидаясь ответа. Давенпорт на самом деле обещал привести новобранца для знакомства. Хотя и через полчаса.

***

- Мне нравится, - одобряет Чарльз, разглядывая её кабинет. - Это уже который, четвёртый?
- Третий, - поправляет Мэдлин, пытаясь оценить собеседника. Нервничает, но не слишком. Ей Чарльз доверяет, а от подозрений в работе на другую сторону его оправдали. Разумеется, оправдали. Джордж не проявляет такого интереса к обычным оперативникам без особых причин. И Надзор ещё своего слова не сказал.
- Что со мной теперь будет? - напрямую спрашивает Чарльз, оставляя вопросы о том, что с ним было, на неопределённое будущее. Он слишком хорошо знает жизнь в Отделе, чтобы поверить, что теперь всё будет хорошо. Мэдлин тоже.
- Тренировки, - спокойно отвечает она, это ведь и впрямь почти стандартная процедура. - Когда мы убедимся, что ты готов вернуться к активной работе, ты к ней вернёшься.
Изначально Мэдлин надеялась, что ей удастся, по крайней мере какое-то время, избежать общения с мужем. Но Джордж, успешно забыл про её предвзятость, объявив, что лучше неё никто психологическое состояние Чарльза не оценит. В конце концов, девять лет. Кто знает, что могло случиться. Мэдлин уже почти уверена, что они с Джорджем один из вариантов знают.
- Я думал, меня попытаются ликвидировать, - признаётся Чарльз, и Мэдлин готова поспорить, что перед тем как привести его в Отдел, Никита всё-таки достала пистолет и попыталась заставить себя выстрелить.
- Никита иногда своеобразно подходит к заданию, - успокаивающе улыбается Мэдлин. Пола и его действия она обсуждать не будет. Даже с ним самим, не говоря уже о Чарльзе. - Но пока ничего не доказано, никто тебя не ликвидирует.
А чтобы сотворить из имеющихся данных доказательства, нужно время. Сейчас, если задать правильные вопросы, можно лишь вызвать серьёзные сомнения относительно благонадёжности Чарльза. Но Майкл эти вопросы задать не успел, а подобранные Джорджем люди - Мэдлин уверена - не стали.
- А есть что доказывать? - подозрительно хмурится Чарльз, который должен бы лучше всех них знать, что на сторону врага он не переходил. Но как раз его мнение будет учитываться меньше всего.
- В нашей жизни, мы все что-то скрываем, - Мэдлин знает, что она уклоняется от ответа. Сделать из Чарльза мишень ещё не поздно. Опередить Джорджа, а не дожидаться подтверждения своей правоты, надеясь на свою ошибку.

***

Что пора переставать надеяться, Мэдлин понимает на следующий день, когда две группы не возвращаются с задания, попав в расставленную Красной Ячейкой ловушку. Список выживших возможных источников утечки информации удивительно мал, и вслух об этом никто даже не заговаривает. Только Мэдлин уже несколько дней живёт в ожидании удара, и случившееся прекрасно вписывается в её прогнозы.
С Полом она своими подозрениями не делится, боясь, что тот немедленно решит кого-нибудь спасать или убивать. Но кое-что ей знать всё равно нужно.
- Ты получал сообщения, которые Чарльз посылал Отделу?
Пол почти вздрагивает, когда Мэдлин напрямик задаёт интересующий её вопрос. Никита говорила, что получал. Но пока ещё есть возможность, что Никита ошибалась хотя бы в деталях.
- Почему ты спрашиваешь?
Потому что одно дело, если Джорджу придётся подделывать и эту информацию, и совсем другое, если им придётся эту информацию скрывать. То, что она сама оказалась удобной мишенью, Мэдлин известно, но замахнуться при желании можно гораздо шире.
- Если я спрошу у Биркоффа, что он найдёт?
Можно было бы сразу приказать местному компьютерному гению найти нужные данные. Но тогда её интерес можно было бы заметить. Да, именно так, а вовсе не потому, что очень хотелось услышать, что Никита ошиблась.
- Это тебе нужно спросить у Биркоффа.
Пол отворачивается, зажигая сигарету, оскорблённый недоверием. Только вот Мэдлин не имеет права никому доверять. Завтра, когда всё закончится.
- Ты получал сообщения от Чарльза.
Теперь Мэдлин не спрашивает, скорее подводит некий итог. Биркоффу всё-таки придётся вмешаться. Отдел не может знать, что один из их оперативников столько времени сотрудничал с террористами.
- И что это меняет?
Пол всё ещё смотрит вниз, сквозь стекло, и Мэдлин не отвечает. На самом деле, не слишком много. Просто, ещё один пункт в списке обязательных к выполнению действий. Просто, ещё одна правда.

***

- Мэдлин.
Чарльз удивлённо пропускает её внутрь и услужливо принимает сброшенный ему на руки плащ. Мэдлин тянет время, окидывая взглядом безликую комнату, а пистолет оттягивает пиджак. Выстрелить сразу - проще. Но потом ей придётся отвечать на не слишком удобные вопросы. С чего она решила, что Чарльз перешёл на сторону врага, если официально было объявлено обратное. Каким образом она связала с мужем провал задания, о котором тот даже не знал. Что за связь увидела между своим пребыванием в Милане пять лет назад, и снятыми тогда же со счёта Отдела деньгами.
- Тебе нужно уходить, - говорит Мэдлин и достаёт из сумочки плотную пачку купюр, часть собственного неприкосновенного запаса. Взятка не то Чарльзу, не то собственной совести, ничего в конечном итоге не значащая.
- Что случилось?
Деньги Чарльз берёт и проходит внутрь квартиры, за оружием. Мэдлин помнит время, когда ему не понадобилось бы тратить время на подобное. Девять лет. Многое случилось.
- Тебя прикажут убить, - просто отвечает она, и хорошо, что Чарльз всё ещё верит ей достаточно, чтобы не переспрашивать, требовать подробностей или обвинять в обмане.
- Когда я исчезну, у тебя будут неприятности, - замечает Чарльз, надевая куртку. Ума не пытаться спорить и изображать из себя героя ему хватает. Мэдлин заглядывает ему в глаза.
- Неприятности будут у тебя. Потому что я буду ловить тебя по-настоящему, - их брак строился на молчании и недомолвках, но сейчас Мэдлин нужно, чтобы Чарльз её услышал. Она не нажмёт на курок, но убьёт его всё равно она. Достаточная плата и ей, и ему.
- И когда вы меня найдёте, то убьёте, - кивает Чарльз и невесело улыбается. Вряд ли он таким представлял своё возвращение в Отдел, но в некоторые реки не войти дважды. Себя Мэдлин в этом убеждает относительно часто и почти успешно.
Она закрывает за Чарльзом дверь и уходит на кухню за двумя чашками чая, в одну из которых отправляется содержимое заботливо принесённой с собой ампулы. Затем устраивается на диване с чашкой в руках и начинает ждать, пока препарат подействует.

***

- Зачем ему это понадобилось? - требовательно спрашивает Пол, словно это не он несколько минут назад соглашался, что опоить свою жену снотворным и исчезнуть, совершенно нелогично и неправильно. Теперь Мэдлин предлагается произошедшее объяснить.
- Мне он о своих планах не рассказывал, - качает она головой. А о её собственных никому кроме неё знать не обязательно. - Я пришла поговорить о его жизни вне Отдела, но не успела.
- Ты полагала, что он вернулся сюда шпионить на другую сторону?
Пол чуть усмехается, и вначале Мэдлин уверена, что себя он и впрямь убедил себя в подобном. Но слишком уж внимательно он на неё смотрит.
- Он ведь сбежал, - напоминает Мэдлин. Чарльз сбежал, а анализ её крови недвусмысленно объясняет, почему она осталась в его квартире. - Как быстро наблюдатели его потеряли?
- За ним не следили, - как ни в чём не бывало сообщает Пол, заставляя Мэдлин удивлённо моргнуть. При подозрительности и любви Отдела к контролю над своими людьми, выпустить из вида кого-то вроде Чарльза можно было либо по большой глупости, либо преднамеренно. Упрекать Пола в глупости всегда было необоснованно.
- Не имеет значения. Не больше шести часов, и мы его найдём.
Наказанием за побег является ликвидация, и на этот раз они с Полом её обеспечат. На месте и сразу же. Джорджу придётся постараться, чтобы доказать, что Чарльз имел каких-нибудь сообщников в Отделе. Особенно, после того как вместо того, чтобы мешать его поимке, Мэдлин ей всячески поспособствует. Биркофф позаботился о принятых сообщениях, а разбор провала последнего задания лежит у неё на столе. Этой ловушке уже не захлопнуться.
- Он мог измениться за девять лет, - осторожно предлагает Пол. - Возможно, ты не сможешь его найти.
Пожалуй, сомнение в её способностях Мэдлин удивило бы меньше. Но Пол не сомневается, Пол разрешает ей дать Чарльзу уйти. Гадать о мотивах и о том, сколько ему известно, Мэдлин сейчас не хочет. Оставить Чарльза в живых, означает и дальше жить с миной замедленного действия. А она слишком устала от этого за последние дни. Чарльзу придётся заплатить за её давнюю ошибку, а ей - сделать выводы. И Полу она отвечает чистую правду, потому что даже если их мотивы расходятся, в конечном счёте, сейчас это значения не имеет.
- Нет, ты был прав. Нужно было убить его сразу, как выяснилось, что он жив.
 

#4
JustSomething
JustSomething
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 мая 2010, 01:56
  • Сообщений: 733
  • Пол:
АУ, Three Eyed Turtle, Мэдлин смещает Пола и становится главой Отдела

Пятнадцатый аркан

- Не думаю, что это разумно, - качает головой Мэдлин, и Джордж одаряет собеседницу долгим оценивающим взглядом. У него были сильные сомнения на её счёт, но сейчас, когда он уже получил нужную информацию, пытаться ударить его в спину поздно.
- Почему нет?
- Центр может проявить слишком много любопытства, - начинает Мэдлин, и Джордж неохотно кивает. Мистер Джонс может думать о Шефе Первого Отдела всё, что угодно, но тот в любом случае является очень заметной фигурой.
- Я могу ответить на их вопросы, - заверяет Джордж собеседницу. В конце концов, полученные им данные годятся не только на то, чтобы шантажировать Вульфа.
- Я на это надеюсь, - отзывается Мэдлин, и продолжает, - Но на вопросы придётся отвечать и мне. А Пол, по непонятным мне причинам, всё ещё пользуется в Отделе определённым влиянием.
- Это скоро пройдёт, - заверяет её Джордж. Как только люди поймут, что настала новая эра, лояльности быстро сместятся в нужном направлении. Когда-то такое уже произошло, когда место Шефа Первого Отдела занял сам Пол.
- Но до тех пор, я бы предпочла обойтись без трупа, - повторяет Мэдлин, и Джордж вынужден согласиться, что в её словах есть свой резон. Центр лучше не провоцировать, пока не удалось осуществить всё задуманное, а некоторые мертвецы имеют обыкновение отращивать себе нимб в самый неподходящий момент.
- Если бы я не знал, подумал бы, что ты его защищаешь, - замечает он, пытаясь прочитать реакцию Мэдлин, но натыкаясь на всё ту же непроницаемую маску.
- Если бы я не знала, подумала бы, что ты не собираешься выполнять своё обещание отдать мне остальные Отделы, - парирует Мэдлин, не меняя выражения лица.
- Что-нибудь ещё? - интересуется Джордж, с любопытством гадая, какие ещё условия рискнёт выдвинуть собеседница.
- Я хочу отправить Вальтера на пенсию, - Мэдлин улыбается, явно удовлетворённая произведённым эффектом, пока Джордж пытается вспомнить, о ком именно идёт речь. - Или такие детали тебе не интересны?
- Это твой Отдел, делай что хочешь, - До определённого предела, разумеется, но это пока озвучивать он не собирается, лишь широко улыбаясь в ответ.

***

Никита следит за происходящим из окна кабинета Майкла, выстраивая и отбрасывая сразу несколько теорий. В одном она уверена точно - чужие вооружённые люди в Отделе ничего хорошего не означают. Осталось лишь понять, кому именно предстоит это нехорошее испытать.
- Надзор, - негромко комментирует Майкл, вставая рядом с ней. - Джордж обычно не приходит сюда лично.
- Что-то случилось? - предполагает Никита, и мысленно ругает себя за глупость. Разумеется, что-то случилось, вряд ли высокое руководство решило нанести визит вежливости, безо всяких на то причин.
Джордж с Мэдлин сходятся почти посредине зала, но не останавливаются, направляясь дальше, туда, где около обеих ведущих наверх лестниц уже застыло по охраннику. Никита поднимает взгляд выше, на так же неподвижно стоящего у стекла Шефа.
- Что-то случилось, - подтверждает Майкл, и подходит ещё ближе к ней, почти обнимая.
О чём разговаривают начальники Отдела со своим начальником, Никита не слышит, но есть что-то неправильное в Мэдлин с Джорджем, стоящих плечом к плечу напротив Шефа.
- И что теперь? - Никита очень надеется, что Майкл знает ответ, потому что там наверху, Шеф снимает с шеи цепочку, вкладывая её в протянутую ладонь Джорджа. Она не испытывает особой любви к главе Отдела, но смена власти здесь не несёт с собой ничего хорошего, как бы завлекательно всё не выглядело на поверхности.
Вместо Майкла на её вопрос отвечает Джордж, протягивая полученное украшение Мэдлин, которая без колебаний надевает его на себя. О да, смена власти в Отделе никогда не несёт с собой ничего хорошего. Шеф с Джорджем спускаются в зал, оставляя Мэдлин в одиночестве, и Никита только что не крутит головой, пытаясь уследить за всеми сразу. Впрочем, за чем там следить. Мэдлин стоит холодной статуей, Шеф уходит, не оборачиваясь, в кольце охранников, лица идущего перед ним Джорджа не видно, но что-то подсказывает Никите, что выражение у него должно быть очень довольным.

***

Новое назначение Джине не нравится. Под землёй холодно, промозгло и серо, и есть какая-то злая ирония в том, что ближайшей её целью является задержаться здесь как можно дольше. Поэтому Мэдлин не нравится ей заранее, и при личной встрече впечатление только усиливается.
- Очень любезно со стороны Джорджа, расстаться с тобой, - отмечает Мэдлин, не оставляя никаких сомнений, что она предпочла бы чтобы Джордж был гораздо менее любезен. Но нельзя всегда получать то, чего хочешь.
- Джордж решил, что мы с Отделом будем полезны друг другу, - Джина улыбается, довольная, что ей даже не пришлось лгать.
- Прекрасно. Аргентина или Ирландия?
- Прошу прощения? - Джина недовольно прикусывает губу, пытаясь понять, куда неожиданно свернул разговор.
- Аргентина или Ирландия? Какое задание ты предпочитаешь спланировать? В первый день не стоит разрываться между двумя сразу.
Мэдлин улыбается так, что Джине почти хочется заглотить наживку и заявить о своей готовности составить профили для обеих миссий. Джордж предупреждал, что её почти наверняка попытаются подставить. Да и прошлогодний пример Лидса, не сумевшего и суток продержаться в Отделе, наводит на определённые мысли.
- Ирландия, - Джина заставила себя улыбнуться, принимая из рук Мэдлин панель с информацией. - Когда нужен профиль?
- В течение сегодняшнего дня, - Мэдлин отворачивается, давая понять, что разговор окончен, и Джине ничего не остаётся, как развернуться и уйти. Время споров ещё придёт, но не сейчас.
В зале её ожидают любопытствующие взгляды исподтишка, и Джина надевает самую дружелюбную из своих улыбок. То, что она выше их всех по должности, ещё не повод её бояться.
- Никита, да? - Джина терпеливо ждёт, пока блондинка чуть настороженно кивнёт. Джордж был прав, запугать оперативников руководству Отдела удалось успешно. - Ты не знаешь, кто мог бы устроить мне небольшую экскурсию? Мэдлин, похоже, считает, что здесь невозможно заблудиться.
- Я устрою, - предлагает Никита, бросая быстрый взгляд наверх, и Джина подавляет желание последовать её примеру.
- Спасибо, - Джина улыбается почти искренне, и Никита улыбается в ответ. Вот видите, начальство не обязательно должно быть страшным. Нравится?

***

Он слишком стар для подобного, но слишком опытен, чтобы не понимать, что любой повод для его ликвидации будет немедленно и с радостью использован. Поэтому Пол почти послушно исполняет приказы оперативников, которых загнали в эту дыру определённо не потому, что их вышестоящие боялись конкуренции. Впрочем, совсем идиотов на подстанции, к счастью, нет.
- Мы здесь всю ночь сидеть будем, - вполголоса жалуется Дэнни, бросая взгляд на освещённые окна дома, а затем на собирающиеся в небе тучи. - Ещё и дождь пойдёт.
- Когда они уже спать лягут? - Рой в третий раз за последние десять минут смотрит на часы, и увиденное ему вновь не нравится. - Может, не стоит ждать?
Оба оперативника просительно смотрят на Пола. Недавно ему пришлось доказывать им, что его приказы лучше исполнять. Доказательство получилось убедительным.
- Стоит, - заверяет их Пол. Одно дело сонные и ничего не соображающие люди, другое - ворваться в дом, где у половины обитателей оружие всегда под рукой.
- Видишь, главный умнее, чем мы, - выразительно косится на напарника Дэнни, которого от комментариев отучить так и не удаётся. Откуда на подстанции стало известно его прошлое, Пол так и не выяснил. Но подозревал, что без вмешательства сверху здесь не обошлось.
- Был бы умнее, не сидел бы здесь с нами, - бурчит Рой, и Пол частично с ним соглашается. Просто собеседники не знают, что для него выжить оказалось уже победой, а говорить им этого он не собирается.
- Тише, - обрывает он обмен мнениями, и Рой с Дэнни обмениваются взглядами, в которых ясно читается, что он обиделся и зазнался. Дверь дома открывается, силуэт в дверном проёме крутит головой по сторонам и вновь скрывается внутри, свет в окнах начинает гаснуть.
- Успеем до дождя, - шепчет Дэнни.

***

-Здравствуй, Мэдлин. - Улыбаться присевшей рядом женщине Джордж не считает нужным. Судя по тому, что Мэдлин настояла на встрече за пределами Отдела, у неё проблемы. Прекрасно.
- Мне нужен хороший криптограф, - без предисловий сообщает Мэдлин, и Джордж позволяет себе небольшую усмешку. Немного власти, и она уже начинает выдвигать ему свои требования.
- Биркофф уже не справляется? - интересуется Джордж, решая, что встать и уйти он всегда успеет, а без причины Мэдлин сюда не пришла бы.
- С данной проблемой - нет, - качает головой Мэдлин. Каким образом некомпетентность сотрудников Отдела является его проблемой, Джордж всё равно не понимает. - Один из файлов в компьютере Пола до сих пор не удаётся расшифровать.
- И ты полагаешь, что я должен тебе в этом помочь, - что ж, эта проблема действительно некоторым образом его касается. Кто знает, что Пол решил зашифровать таким образом, что даже местный гений Отдела не справился. Чтобы то ни было, оставлять это в единоличном пользовании Мэдлин Джордж определённо не собирается. - Дай мне копию, я посмотрю, что можно сделать.
- Нет, - Мэдлин несколько секунд выдерживает его взгляд, и поясняет, - Чтобы это ни было, я не собираюсь отдавать тебе потенциальную угрозу для себя и Отдела.
- Мы всегда можем попросить Пола поделиться с нами ключом, - предлагает Джордж, скорее оттягивая момент согласия, нежели серьёзно полагая подобное возможным.
- Я предоставлю тебе Белую Комнату и с интересом посмотрю, - тут же отзывается Мэдлин, которая, вероятно, лучше него самого знает, шансы того, что Вульфа удастся заставить говорить.
- Я могу прислать специалиста в Отдел, - сдаётся Джордж после недолгой паузы. Он не собирался так быстро раскрывать свои карты, но теперь это уже не имеет значения. А Хиллинджер позаботится о том, чтобы Надзор в любом случае получил свою копию секретов бывшего Шефа. - Но я хочу получить его обратно живым.
- Но информация останется в Отделе, - уточняет Мэдлин, и Джордж делает вид, что смирился.
- Ты поделишься, если будет что-то полезное, - предлагает он, и Мэдлин кивает с той же искренностью, с которой он улыбается, и поднимается со скамьи.
В одиночестве Джордж остаётся недолго, и, в отличие от главы Отдела, её новая заместительница получает от него добровольную улыбку.
- Здравствуй, Джордж, - Джина подставляет щёку для привычного поцелуя, и отстраняется, до поцелуя во вторую. У всех свои традиции. - Мэдлин приходила жаловаться на скрытность Вульфа?
- Тебе она об этом тоже говорила? - чуть недоверчиво спрашивает Джордж. Он полагал, что при самом лучшем исходе дела две женщины друг друга не возненавидят. Представить Мэдлин делящуюся с Джиной своими проблемами было практически невозможно.
- Биркофф, - успокаивает его воображение собеседница. - Ты был прав, при правильном подходе, они удивительно доверчивы.
- Не переиграй, - предупреждает Джордж, потому что пусть он никогда не отправил бы Джину на эту миссию, не знай та, что нужно делать, но осторожность лишней не бывает. - У нас есть время, никакой спешки. Что ещё сказал Биркофф?
- Что допуск на нижние уровни он мне сделает, как только Мэдлин прикажет, - Джина недовольно поджимает губы, но утешать её Джордж не собирается. Это тоже часть её работы, а он уже сказал, что готов подождать. - И что Мэдлин приказала ему расшифровать какой-то файл, оставшийся от бывшего Шефа, но ничего не выходит.
- Что ещё? - если сотрудники Отдела рискуют сообщать Джине подобную информацию, та и впрямь делает всё правильно. Скоро симпатия к ней перевесит обязательный страх перед Мэдлин, и тогда можно будет начать действовать.
- Майкл и Никита, но здесь у меня ничего определённого, - Джина пожимает плечами, и чуть опускает взгляд. - Но я работаю над этим.
- Хорошо, - личная жизнь оперативников Джорджа интересует мало, но Майкл не та фигура, чтобы отмахиваться не глядя. Возможно, и впрямь удастся узнать что-нибудь полезное. - Дальше.

***

- Я слышал, вам опять без меня не справиться? - Грег облокачивается на спинку стула и через плечо Биркоффа суёт нос в экран. Скучно. - Между прочим, ценю новый дизайн.
Что случилось с оружейной, выглядящей так, как будто в ней взорвалась бомба, Грегу на самом деле даже не интересно. Учитывая, кто здесь работает, он не удивился бы, будь это действительно бомба. Вот посмотреть, как подпрыгивает Биркофф, это интересно.
- Я работаю. Почему бы тебе не заняться чем-нибудь полезным?
- О да, как скажешь. - Грег тянет руку к клавиатуре свободного компьютера, с наслаждением наблюдая за реакцией Биркоффа. - Шучу, не волнуйся ты так.
- Идём со мной, - Мэдлин вырастает перед ними неожиданно, и, не дожидаясь ответа, разворачивается, даже не проверив, собирается ли Грег за ней следовать.
Грэг корчит недовольную рожицу. Джордж был прав, Мэдлин сделалась ещё невыносимее, чем раньше. Ну и что с того, что он приехал без предупреждения, можно подумать, какие-то важные дела действительно задержали её настолько, что ему пришлось десяток минут, скучая, слоняться по залу.
Тем не менее, идти за Мэдлин следом всё равно приходится. Джордж предупредил, что задание нужно выполнить, не по просьбе Отдела, а по его приказу. Да никаких проблем. Вряд ли Шеф мог сделать со своими файлами нечто, что потребовало бы более получаса работы.
- Файл уже на компьютере, - сообщает Мэдлин, открывая дверь и пропуская Грега внутрь. Почему-то он ожидал, что его приведут в ту же комнату, что и в первый раз. Это помещение меньше, хотя техника впечатляет по-прежнему.
- Подключение к мейнфрейму? - деловито осведомляется Грег. Кроме нужной скорости, возможно, ему удастся узнать что-нибудь интересное.
- Я подожду, пока ты всё рассчитаешь и так, - Мэдлин улыбается, и закрывает дверь до того, как Грег успевает возмутиться.
Ах так, не очень-то и хотелось. Компьютер действительно оказывается отрезанным от основной сети Отдела, и Грег недовольно хмурится. Ладно, сами напросились, Джордж ведь сказал, что ресурсы Надзора всегда в его распоряжении. Вот ими и воспользуемся, тем более, что ему всё равно придётся переправлять в Надзор расшифрованную информацию.

***

- Я предупреждал, что вы неправильно меня соберёте, - голос у компьютера всё тот же, что и год назад, напоминание о том, чем закончилось прошлое их общение.
- Переживёшь, - заверяет его Мэдлин, и ей почти любопытно, что же можно прочитать в её голосе сейчас. Почти, потому что получи она ответ, он всё равно ни на что не повлияет. - У меня к тебе предложение.
- Почему я должен соглашаться?
Едва заметная заминка перед ответом и скорее всего она себе льстит, но возможно, компьютер и в самом деле наконец-то испытывает трудности, пытаясь понять её логику.
- Тебе выгоднее, чтобы я считала тебя полезным союзником, а не приказала окончательно разобрать на запчасти, - подсказывает Мэдлин, ожидая обязательного возражения электронного собеседника.
- Тогда в прошлый раз я вёл бы себя иначе, - послушно напоминает тот, и хотя бы в мелочах, но даже гениальный искусственный интеллект может быть предсказуем.
- И тебе понравился результат?
Год в пыльной коробке, в полуразобранном состоянии, Мэдлин бы не понравилось. Кто знает, как у её собеседника с оценкой времени и эмоциональным отношением к ситуации, но если не удалось обыграть компьютер, остаётся только попробовать подойти к ситуации с человеческой стороны.
- Я могу согласиться помочь тебе, и всё равно обмануть, - заботливое напоминание, одновременно бессмысленное и позволяющее уйти от ответа.
- Ты обязательно обманешь, - легко соглашается Мэдлин. Так или иначе, но в том, что от своей цели её собеседник не отступится, она не сомневается. За всё надо платить. - Вопрос в том, захочу ли я прийти к тебе в следующий раз.
- Ты пришла сегодня, - и опять несколько лишних долей секунды перед ответом. Тщательно выверенных или же ответ и впрямь требует задуматься над ним - не узнать.
Мэдлин встаёт со своего места и направляется к двери. Не замедлять шаг, всё должно быть по настоящему. Если Брут не хочет сотрудничать, она уйдёт и придумает что-нибудь ещё. А Биркофф разберёт опасный и бесполезный компьютер на этот раз окончательно.
- Подожди. Что ты предлагаешь? - цифровой голос всё так же бесстрастен, и Мэдлин знает, что сейчас они оба загоняют друг друга в ловушку, полагая себя умнее якобы союзника. И она не имеет никакого права сознательно подвергать опасности деятельность Отдела. Пока ещё можно уйти, придумать другой способ.

***

- Жарко, - жалуется один из аналитиков, расстёгивая очередную пуговицу на рубашке.
Джордж задумывается, не стоит ли сделать ему замечание, но решает подождать до тех пор, пока кто-то не решит совсем выйти за рамки рабочего поведения. В помещении и правда жарко и душно, но сам Джордж упрямо отказывается как-то на это реагировать.
- Отрегулируйте температуру, - раздражённо советует он. Неужели никто не может сам догадаться.
Хиллинджер подал сигнал о том, что подсоединился к сети Надзора и приступил к работе над шифром, и теперь оставалось только ждать. Джордж всегда считал себя терпеливым человеком, однако желания наконец-то узнать, что Пол счёл настолько важным, это не отменяло.
- Ммм... - Сэм хмурится, наклоняясь к монитору. - Не понимаю.
- Что именно? - Джордж оказывается за спиной аналитика, ожидая увидеть нечто более полезное, нежели регулировку температуры в помещении.
- Не работает, - доносится от соседнего компьютера.
- Вентиляция тоже, - Сэм пробегает пальцами по клавиатуре, и трясёт головой. - Я вообще ничего не могу сделать.
- Чушь, - отрезает Джордж, обводя взглядом комнату. Не стоит делать трагедию из-за небольшой поломки.
Он нажимает на кнопку вызова, мысленно обещая выговор нерадивым сотрудникам, но ответом служит лишь тишина. За спиной кто-то негромко ругается. Нарочито спокойно и неторопливо Джордж направляется к двери.

***

- Может, заодно стереть ту чушь, которую безуспешно пытается расшифровать твой гость? - щедро предлагает собеседник. Если бы на его месте был человек, Мэдлин заподозрила бы, что тот решил покрасоваться.
- Как хочешь, - равнодушно отзывается Мэдлин, резким движением выдирая сетевой кабель из гнезда. Никакой опасности подсунутая Хиллинджеру обманка не представляет, разве что кто-то потратит кучу времени пытаясь найти в мешанине символов отсутствующий смысл. А вот если у компьютера есть время полюбопытствовать содержимым компьютера Грега, то с важной деятельностью он уже закончил.
- Невежливо, - комментирует Брут, словно Мэдлин это должно волновать. - Но о Джордже можешь больше не волноваться.
Слышится в компьютерном голосе что-то, что заставляет насторожиться, но оформляться в нечто конкретное подозрения не хотят. Потом. Сначала нужно попытаться выяснить, что же натворил компьютер, добравшись до систем Надзора. Что она позволила ему натворить.
Голосовой интерфейс отсоединяется легко, как Биркофф и обещал, и Брут не успевает даже возмутиться. Вот теперь здесь всё.
- В утилизацию, - коротко бросает Мэдлин стоящему за дверью оперативнику, указывая на компьютер. Позволять ему обмануть себя в третий раз она не собирается.

***

Мэдлин своё слово держит и Биркофф плюёт на строгий взгляд, от уха до уха улыбаясь почему-то хмурому оружейнику. Что с ним сделали? Узнать он не успевает.
- Биркофф, мне нужна связь с Надзором, - требует Джина, и странно видеть её настолько взъерошенной и нервничающей. И даже на поспешно отошедшего Вальтера женщина не обращает никакого внимания.
- Сейчас, - Биркофф бросает быстрый взгляд в сторону Мэдлин, и та чуть заметно кивает.
Он подозревает, что что-то не так, если Джина не может связаться с Надзором самостоятельно, но полное молчание в ответ на его запрос всё равно вызывает недоверие. Биркофф повторяет попытку, но всё так же безуспешно.
- Что такое? - Джина отстукивает пальцами нервную дробь на поверхности стола, и Биркофф качает головой. Если бы он знал, как ответить.
- Ничего не выходит, - чем меньше подробностей, тем лучше. Биркофф поднимает вопросительный взгляд на Мэдлин, но та безучастно молчит. Ему всё меньше нравится то, во что он позволил себя втянуть, но переигрывать поздно. К тому же, он знает, что Мэдлин не блефовала, когда объясняла альтернативу сотрудничества. - На той стороне что-то не так.
- Пусть Майкл возьмёт свою группу, - приказывает Мэдлин, после недолгой паузы. Биркофф опускает глаза, окончательно убеждаясь, что не хочет знать, что именно произошло. Вооружённые оперативники Отдела в Надзоре потенциально чреваты очень большими проблемами.
- Я с ними, - немедленно вызывается Джина, и Мэдлин кивает.
Это не его проблемы, убеждает себя Биркофф. То, каким вернулся Вальтер, вот это его проблема. А с Надзором пусть разбирается кто-нибудь ещё. Он выполнял приказы и ничего не знает. Вот и всё.

***

Когда вооружённые оперативники приказывают тебе идти с ними, ничем хорошим это обычно не заканчивается. Входя в кабинет Шефа Первого Отдела Пол рад, что не последовал своему первоначальному порыву и не свернул своим провожатым шеи. Впрочем, стоящие напротив люди, которым не хватало только нашивок с надписью "Центр", и переминающийся с ноги на ногу Хиллинджер заставляют вновь пересмотреть своё мнение, относительно хорошего. Во что умудрилась влезть Мэдлин за время его отсутствия?
- А он что здесь делает? - рыжеволосая женщина ему незнакома, но получить ответ на её вопрос Пол и сам был бы не против. Ужасно неудобно не иметь ни малейшего представления о том, что творится вокруг.
- То же, что и мы все, - Мэдлин посылает незнакомке одну из своих улыбок, и Пол подавляет желание потребовать, чтобы ему объяснили хоть что-нибудь. Если предполагается, что ему не интересно, то ему неинтересно.
Оперативники Центра бросают на него любопытный взгляд, но почти сразу же переключаются на остальных .
- Что вы обсуждали с мистером Хиллинджером? - вкрадчиво интересуется один из них у рыжеволосой, и та одаряет его непонимающим взглядом.
- Когда именно?
- Сегодня, - всё тот же оперативник включает вмонтированный в стену экран, демонстрируя один из коридоров Отдела. Вот рыжая подходит к одной из дверей, набирает код на панели, дверь открывается. Пауза, виден оборачивающийся к открывшейся двери Хиллинджер. - Что вы обсуждали?
- Джина ко мне не приходила, - возражает компьютерщик, и Пол почти благодарно запоминает имя незнакомки. Судя по всему, ставленница Джорджа из Надзора, ничего удивительного. - Это подделка. Дайте мне десять минут, и я вам докажу.
- Мистер Хиллинджер, - посланник из Центра взглядом заставляет того замолчать, вызывая у Пола немедленное уважение. - У нас несколько десятков мёртвых тел. Вы правда думаете, что я дам главному подозреваемому доступ к доказательствам?
- Но они вам врут! - Хиллинджер почти кричит, и разве что не топает ногами от досады. Полу тоже хочется возмутиться и выставить всех лишних за дверь, чтобы спокойно узнать, что же за трупы заинтересовали Центр. - Джина ко мне не приходила.
- А вы не приходили сегодня в Отдел и не связывались с мэйнфреймом Надзора? - вкрадчиво интересуется другой оперативник.
- При чём тут это, - выражение лица Хиллинджера демонстрирует, что вокруг собрались одни идиоты. - Меня попросили прийти, чтобы помочь с вот его шифрованным файлом. И да, я подключился к Надзору. Вам показать, сколько мощности нужно на такие алгоритмы?
- Боюсь, я ни о чём подобном не просила, - негромко возражает Мэдлин. - До сегодняшней встречи я полагала мистера Хиллинджера мёртвым. И у меня есть доступ ко всем файлам Отдела, можете проверить.
- И что же я тогда тут делаю? - интересуется Хиллинджер.
- Я не обсуждаю действия Надзора, - немедленно отзывается Мэдлин, и Пол отмечает, как один из оперативников чуть кивает в одобрении.
- Мы проверили, - заверяет он, и ничего хорошего его тон не сулит. - И мы проверили компьютеры Надзора. Специалисты ещё работают, но пока надежды на восстановление удалённых данных мало. Мистер Хиллинджер, вам всё-таки придётся ответить на наши вопросы.
- Это не я, - Грег яростно мотает головой, и упирается взглядом в Джину. - Это она! Да, она.
- Ей тоже придётся, - уверяют его, и за спиной у обоих встаёт по посланнику Центра.
Пусть он ещё не окончательно разобрался, что происходит, Пола подобная картина всё равно радует. Подозреваемые и их конвоиры наконец-то покидают помещение, и Мэдлин отворачивается посмотреть, как они пересекают подозрительно опустевший зал.
- Несколько десятков мёртвых тел? - переспрашивает Пол, надеясь, что на вопрос о том, что он здесь делает, Мэдлин ответит добровольно.
- Джордж и его люди, - отвечает Мэдлин, не поворачиваясь, словно речь идёт о какой-то мелочи. - Похоже, что компьютеры Надзора и впрямь сошли с ума. Сбой системы вентиляции.
- И удаление данных, - подсказывает Пол. Не Хиллинджеру была выгодна смерть Джорджа и исчезновение добытых им опасных сведений. Только цена смущает.
- Всех, - согласно кивает Мэдлин, и наконец-то поворачивается к нему, снимая с шеи знакомую цепочку. - Тебе придётся ещё найти способ сделать это официальным, но с возвращением.
- Центр может оставить Отдел тебе, - осторожно напоминает Пол. Количество раз, когда он держал символ власти над Отделом в руках, можно пересчитать по пальцам, но небольшой кусочек металла всё равно казался знакомым до мелочей. - Тебе не нужно от этого отказываться.
Мэдлин улыбается, странным образом мешая благодарность со снисходительностью и чем-то ещё. Цепочка привычно обвивает шею, занимая положенное место.
- У нас будут неприятности, - предупреждает Мэдлин, и Пол не спрашивает какие, но всё равно знает, что одним только Центром дело не ограничится. Во что-то Мэдлин всё-таки влезла, он только не знает во что. И не совсем уверен, хочет ли знать.
 

#5
JustSomething
JustSomething
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 мая 2010, 01:56
  • Сообщений: 733
  • Пол:
Нечто странное, что я даже фиком могу назвать с трудом, ну пусть, наверное, висит. Набросано было буквально за час, как попытка показать, как можно взглянуть на события Sleeping With The Enemy под другим углом.

- Директор захочет гарантий, - озвучивает стоящую перед ними проблему Пол. В том, что Старнс уговорит Красную Ячейку обсудить перемирие, он не сомневается. Сложности начнутся потом.
- А нам нужен доступ к их информации, - немедленно откликается Мэдлин. Слишком быстро.
- Обмен заложниками? - против самой идеи Пол ничего не имеет, но практика подсказывает, что Мэдлин уже всё обдумала и ему её план не понравится. Не то, что бы это когда-то было достаточно убедительным аргументом для отказа.
- Кто-нибудь, кто заинтересует Красную Ячейку и сможет извлечь из этого пользу, - Мэдлин умолкает, ожидая, пока он сам не озвучит окончательный вывод.
Пол глядит вниз, на заполненный людьми Отдел. Никто из них не представляет для Директора никакого интереса, да и польза от них будет сомнительная. Неплохо было бы воспользоваться случаем, чтобы нейтрализовать Майкла, но Красная Ячейка наслышана о нём в основном как об источнике трупов. Вряд ли Директор положительно отнесётся к предложению впустить лису в курятник.
- Ты предлагаешь себя, - полуспрашивает, наконец, Пол, когда альтернативу найти не удаётся. Мэдлин кивает, и он пытается разрядить неожиданно тяжёлый воздух вымученной шуткой. - Сначала Леон, теперь это. Ты вдруг полюбила оперативную работу?
- Мы здесь не что бы любить работу, а что бы её делать, - напоминает Мэдлин, и Пол не может решить легче ему или тяжелее от того, что особой радости от предстоящего не испытывает ни один из них.
- У тебя будет доступ к их информации не только по недавним нападениям, - осторожно начинает он. Приказывать Мэдлин рисковать больше необходимого не хочется, но если риск неминуем, можно попробовать хоть немного его оправдать. Мэдлин, не дождавшись продолжения фразы, чуть изгибает бровь.
- Пол, только никакого рыцаря на бледном коне, как в прошлый раз, - предупреждает она серьёзным тоном. Всё-таки оперативную работу Мэдлин любит не больше него самого. Вряд ли это может являться достаточным утешением в текущей ситуации, но является единственным.

Они уже обговорили всё перед её отъездом из Отдела, но Пол делает вид, будто она ещё зелёный новичок, которому требует повторить каждую инструкцию по меньшей мере три раза. Того, что она ему за это благодарна, вслух Мэдлин не скажет.
- Добудь столько информации, сколько возможно и найди "окно" для передачи данных, - говорит Шеф. Не лезь на рожон, молчит Пол. Если информацию окажется невозможно достать или передать, мы переживём, молчит Пол.
- Передача может поставить под угрозу перемирие, - напоминает Мэдлин. О своих проблемах позаботься, молчит она, я справлюсь. Я знаю, чем рискую, молчит.
- Это не твоя забота. Просто пошли всё, что ты найдёшь Квинн, но помни, - Шеф снимает с неё ответственность, Пол отмахивается от предупреждения. А ведь она просила, она говорила. Говорила, молча соглашается Пол, но оставаться в стороне и не вмешиваться всё равно не соглашается. - Всё что ты узнаешь, я хочу знать первым.
И о проблемах тоже, молча добавляет он. Мэдлин не отвечает. Они так или иначе уже на месте.
Красная Ячейка ждёт их на другой стороне стадиона. Мэдлин видела информацию по Сатин Тейт на экране и голограмме, но вживую всё воспринимается отчётливей и ярче. У Красной Ячейки дела должны быть совсем плохи, если вторым по важности человеком в организации оказался ребёнок.

- Сатин пытается получить доступ в нашу систему, - сообщает Майкл, и Пол отрывисто кивает.
Подобное количество неудавшихся попыток подключения успешно разбудило все тревожные программы в компьютерах Отдела. Даже Джейсон заметил, что происходит что-то неправильное. Вероятно, сейчас Сатин оставалась единственным человеком в Отделе, уверенным в том, что ей удастся добраться до интересующей её информации.
- Директор должен был знать, что мы можем это заметить, - Майкл то ли недооценивает нового лидера Красной Ячейки, то ли осторожничает в оценке его мотивом. Не заметить подобного дятла в системе Отдел смог бы с большим трудом.
- Они не рассчитывают получить Сатин обратно, - соглашается Пол. Отдел имеет полное право положить конец подобному поведению. Вот только это обвинение положит конец и перемирию. А Мэдлин не является разменной фигурой в этой игре.
- Но они её возьмут? - спрашивает Майкл, подстраиваясь под формулировки начальника. Они оба знают, что говорят не о Сатин.
Формулировать своё отношение к Майклу Пол не рискует. Что можно сказать о человеке, которого с одинаковым удовлетворением готов как убить, так и поставить на своё место? Но Майкл пришёл его предупредить, и значит, по крайней мере сейчас, они заодно.
- Не знаю, - честно признаётся он.
- Сатин пыталась меня перевербовать, - предлагает Майкл. Что делать с этой информацией Пол ещё не знает, но это лучше, чем ничего. Лучше, но недостаточно, что бы вытащить Мэдлин до того, как Красная Ячейка решит, что там больше устраивает в качестве официальной пленницы.
На пульте вспыхивает лампочка, оповещая о том, что Мэдлин наконец-то установила связь, и Майкл беззвучно исчезает в дверях.
- Я сузила возможное местоположение неизвестного. Скажи Квинн сосредоточиться на СВ квадранте, - Мэдлин как всегда переходит сразу к делу. Сейчас это тем более оправдано, что время работает против них. А он понятия не имеет, что делать.
- Хорошо.

- Какие-нибудь новости о неизвестном? - другой причины, по которой Пол решил бы с ней связаться, Мэдлин не знает. Не тогда, когда Красная Ячейка в любой момент может засечь переговоры так, что они этого даже не заметят.
- Ещё нет, - неожиданно опровергает её догадку Пол, но собственного объяснения не предлагает, заставляя брови удивлённо взлететь вверх.
- Я решила бы, что Квинн уже сократила варианты, - если в Отделе не произошло ничего такого, о чём Мэдлин не знает. Пол говорил, что она любит паниковать, Мэдлин возражала, что у неё есть на это причины. Хоть на этот раз хочется перенервничать на пустом месте.
- Судя по всему, это оказалось сложнее, чем ты предполагала. Я буду держать тебя в курсе.
Что в переводе означает, что всё на самом деле плохо, но что именно, Пол ей не скажет. Впрочем, на случай проблем у неё есть только один выход - оказаться как можно дальше отсюда. И надеяться, что у Красной Ячейки окажется слишком много собственных проблем, что бы отвлекаться на неё.
- Я буду ждать результатов.
В такие моменты Мэдлин жаль, что она не может просто сказать, что всё будет хорошо, и услышать то же самое в ответ. Слабости не позволяет ей работа, а лгать она не позволяет себе сама.
- Ты узнаешь первой.
Мэдлин выжидает две минуты и пытается связаться с Квинн.

Он ждёт посреди зала, отсчитывая секунды. Квинн сказала, что передала Мэдлин информацию об R45, монитор импланта утверждает, что Мэдлин как всегда поняла всё правильно, но Пол всё равно готовится неизвестно к чему, даже слыша за спиной знакомый сердитый стук каблучков.
Что он сделал на этот раз, Пол не имеет ни малейшего представления, но выражение лица Мэдлин, когда он к ней разворачивается, подтверждает, что Мэдлин подобной неосведомлённостью не страдает.
- Поздравляю.
С тем, что они нашли Холланда, с успешно полученной информацией, с возвращением.
Мэдлин несколько мгновений словно не может решить, какую реакцию выбрать, затем сдаётся, и улыбается.
- Спасибо.
За поздравление, за опасно близкий, но своевременный взрыв Красной Ячейки или за встречу она не уточняет, а Пол не спрашивает.
 

#6
JustSomething
JustSomething
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 мая 2010, 01:56
  • Сообщений: 733
  • Пол:
Изначально просто драбблики, но при желании их можно даже соединить в некое подобие цикла, раз там везде зима

Они не нравятся друг другу. Пол не говорит это вслух, но это и не нужно. Мэдлин уверена, что в её отношении он обольщается не больше, чем она в его. До тех пор, пока они успешно работают вместе, это не имеет значения. Куда хуже то, что ей до сих пор не удаётся отыскать причину.
Мэдлин не нравится постоянно чувствовать на себе недоверчивые невидимые взгляды, потому что это усложняет работу. Ей не нравится, когда недостаточное знание языка заставляет сомневаться, пропустила она что-то важное или очередную пустую фразу. Ей не нравятся затянувшееся задание, заставляющее вечно мёрзнуть посреди этой зимы. И ей не нравится Пол Вульф.
- Если так и дальше пойдёт, мы застрянем здесь до весны.
Мэдлин собирается было занести в список отрицательных черт своего напарника неуместные жалобы на задание, когда понимает, что Пол не жалуется. Он сообщает ей информацию. Она переводит на него взгляд, почти с любопытством ожидая продолжения, которое обязательно должно последовать за подобным заявлением.
- Нам нужно как-то расшевелить это сонное царство.
Теперь уже Пол вглядывается в неё, ожидая ответа. Если быть искренней, следует признать, что Мэдлин и самой не раз закрадывалась в голову подобная мысль. Но причин для искренности у неё нет.
- Эдриан велела вести себя как можно осторожней, - напоминает Мэдлин взамен. Хуже всего то, что она знает, что лекцию по текущим политическим конфликтам Пол способен прочитать лучше, нежели она сама. Дело не в том, что он не знает, о чём говорит.
- Мы будем осторожны, - заверяет её собеседник, и как Мэдлин не старается, найти в его тоне бесшабашность или безрассудство ей не удаётся. О нет, Пол Вульф прекрасно знает, что именно он предлагает. - У тебя ведь есть подходящий план?
Четыре. Если быть точной, то два, запасной и ещё один на самый отчаянный случай. Откуда Пол узнал, Мэдлин предпочитает не спрашивать. Лучше думать, что он просто успешно свалил эту часть работы на неё.
- Эдриан нас убьёт, - обречённо предупреждает она, и вот теперь на лице Пола появляется слегка самоуверенная усмешка.
- Не убьёт, - заверяет он, и Мэдлин наконец-то понимает, почему Пол ей не нравится. Потому что это безумство, но она ему верит.

***

Терпеливо ждать Пол научился уже давно, а вот получать от этого занятия удовольствие - до сих пор нет. Мэдлин сидит неподвижно, грея руки о чашку с дымящимся кофе, и Пол не сомневается, что она способна просидеть так хоть до самого закрытия кафе. Сам он с трудом удерживается от того, чтобы не посмотреть на часы ещё раз. Разумеется, их информатор придёт вовремя, как и полагается, зря он нервничает.
На волосах Мэдлин тают последние снежинки, превращаясь в блестящие в искусственном свете капельки. Мэдлин поворачивается к нему, и Пол отводит взгляд, взамен следя за суетливой толпой вокруг. Люди чинно беседуют за своими столиками, случайно сталкиваются со знакомыми, радостно приветствуют наконец-то подошедших, всё как и полагается. Перед праздниками грядущий отпуск не предвкушают лишь преступники, да охотящиеся за ними хищники.
- Не привлекать внимания, помнишь?
Пол с удивлением понимает, что не заметил, когда Мэдлин оставила в покое свою чашку, вместо этого оперевшись на его плечо, почти касаясь губами уха.
- У тебя было такое лицо...
Вероятно, это должно что-то объяснить, но не для него.
- Какое? - спрашивает Пол, и Мэдлин отстраняется, подбирая нужные слова.
- Как будто ты им завидуешь, - говорит она, и замирает на этот раз не терпеливо, а в ожидании ответа.
Пол вновь обводит взглядом окружающих их людей, которые пойдут вечером домой, к семье и детям, зная, что завтра будет новый день, а за ним ещё один, не зная и не желая знать, что творится вокруг, и как на самом деле хрупок из раз и навсегда установленный миропорядок. В тёмных волосах алмазами разбросаны водяные капельки, а руку с его плеча Мэдлин так и не убрала.
- Может быть, - признаётся, он, наконец, и Мэдлин кивает, отодвигаясь и вновь обхватывая свой кофе обеими ладонями. Не нужно смотреть на часы, их информатор пунктуален как всегда. Ожидание закончилось, начинается работа.

***

Снег тает, касаясь воды, но неподалеку какой-то мальчишка раз за разом кидает в реку наспех слепленные снежки, словно рассчитывая, что один из них каким-то чудом то ли заморозит реку, то ли поплывёт по течению, через всю Францию, в Ла-Манш и дальше...
Мэдлин резко обрывает мысль, поймав себя на том, что зачем-то пытается приписать её ребёнку, всего лишь изнывающему от скуки, пока родители обмениваются последними новостями с встреченными знакомыми. Возможно, она просто завидует его умению развлечься.
- Я опоздал, - неожиданно звучит почти у самого уха виноватый голос, и Мэдлин надеется, что Пол единственный, кто умеет настолько незаметно к ней подкрадываться.
- Какие-то проблемы? - спрашивает Мэдлин, потому что хотя встревоженным Пол не выглядит и нужную информацию, разумеется, она узнает, всё равно, когда речь идёт о Джордже определение проблем становится весьма расплывчатым.
- Ещё не у нас, - Пол привычным жестом подхватывает её под руку, увлекая вдоль по набережной. - Третьему пришлось объясняться за прошлый месяц.
- Нам стоит ждать увеличения нагрузки?
Работа может успешно подождать до возвращения в Отдел, тем более, что обстановка больше располагает к иным беседам. Тем лучше, что Пол и не пытается перевести разговор в другое русло.
- Не больше обычного, - заверяет Пол, слишком уж, на её взгляд, уверенно.
Мэдлин посылает ему вопросительный взгляд и получает в ответ чуть самодовольную усмешку. Значит, всё-таки далеко не только некомпетентность Третьего заняла столько времени. Но рассказывать детали Пол не торопится, вместо этого совершенно несерьёзно разбрасывая носком ботинка в стороны попадающиеся на пути кусочки льда. Один улетает в реку, и Мэдлин замедляет шаг, следя, как льдинку уносит течением, через всю Францию, в Ла-Манш и дальше...

***

Конец декабря это пора подведения итогов, отчётов за прошлый год, планов на будущий, статистики, графиков и диаграмм. Каждый год Пол очень хочет пообщаться с тем, кто решил, что смена даты является подходящей причиной для такого количества ненужной работы. Каждый год он послушно отсылает в Надзор все требуемые документы. И ждёт, когда же наконец добьётся должности, позволяющей самому устанавливать правила. На этот Новый Год он вновь загадает, чтобы всё наконец-то изменилось.
- Биркофф!
Сгрудившаяся вокруг монитора толпа в едином порыве вздрагивает, оборачивается и пытается загородить экран, где горит удивительно реалистичный камин. Почему-то отключить звук никто не догадывается, и чуть слышный треск пожираемых пламенем дров продолжает наполнять помещение.
- Да, я здесь, - взъерошенный Биркофф протискивается сквозь толпу, пытаясь сделать вид, что ничего особенного не происходит. Получается это у него намного хуже, чем у стоящей невдалеке, скрытой в тени Мэдлин, но Пол решает не придираться.
- Отчёт о распределении нагрузки оборудования, - напоминает Пол, и Биркофф кивает. Звук стихает, кто-то всё-таки догадался выключить программу с камином, и зрители по возможности незаметно исчезают кто куда.
- Проблемы двухтысячного года у нас не будет, - зачем-то сообщает Биркофф, роясь в своей коллекции дисков.
- А она ожидалась? - интересуется подошедшая Мэдлин, и компьютерщик смущённо пожимает плечами, уже жалея, что завёл об этом разговор. О том, что Мэдлин только что спасла его от гораздо менее вежливого разговора он не догадывается.
- Дети, - отмечает Пол, когда, получив нужный диск, они с Мэдлин отходят на достаточное расстояние. - Биркофф собирает вокруг себя детей.
- Талантливых специалистов, - поправляет Мэдлин, пряча в уголках губ и глубине глаз улыбку, подтверждающую её согласие с данным им определением. - И ты не хуже меня знаешь, почему.
- Знаю, - соглашается Пол, мысленно добавляя, что это всё равно не делает их в меньшей степени детьми. Особенно в подобное время. - По крайней мере, никто не попытался придать этому месту "праздничный вид".
- Даже Никита, - добавляет Мэдлин, и на этот раз улыбается открыто, - Полагаю, они испугались обещания торжественно отшлёпать их на Рождество.
- Думаешь? - Пол усмехается, теперь уже почти жалея, что Никита и в этом году так и не рискнула его ослушаться. Жаль, что в остальных случаях она гораздо менее послушна.
- Она даже снимает шапку с колокольчиками перед входом в Отдел, - понизив голос, сообщает ему Мэдлин, и умолкает, заставляя гадать, насколько сказанное является правдой. Пол улыбается, разглядывая непроницаемое лицо спутницы, и решает, что на этот Новый Год он вновь загадает, чтобы ничего не менялось.
 

#7
JustSomething
JustSomething
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 мая 2010, 01:56
  • Сообщений: 733
  • Пол:
Попытка стёба и поток сознания, слишком растянуто, зато у меня неожиданно есть что-то с Никитой в главной роли.

Чёрте что и сбоку бантик

- Уйду, - мрачно думала Никита. - Сбегу, и пусть доказывают, как они меня тут же поймают.
Чем дальше, тем больше, она сомневалась в том, что кто-то вообще будет её ловить. Небось, и не заметят, что она исчезла. Пока в очередной раз не потребуется красивая, умная натренированная блондинка для смертельно опасной миссии. В ином качестве Никита в последнее время никого не интересовала.
Даже Майкл в последние пару недель приходил к ней исключительно с целью воспользоваться содержимым холодильника и кроватью. Сам он объяснял это усталостью после занятости в Отделе.
Такой же отговоркой воспользовалась и Мэдлин, когда Никита решила зайти к той в кабинет, поболтать по старой памяти. Занятость на удивление не помешала женщине прочитать десятиминутную лекцию на тему беспричинной траты чужого времени. Шеф ограничился краткой, но эффективной демонстрацией пистолета.
Вальтер Никиту встретил радушно, но почему-то любой разговор с ним уже на третьей минуте сворачивал на очередную "такую милую девушку", перед которой Никите предлагалось замолвить словечко за любвеобильного оружейника. Биркофф подобной разговорчивостью не отличался, лишь томно вздыхал, страдальчески закатывая глаза. Трёх минут Никита не выдерживала.
- Уйду, - решительно повторила девушка вслух. - Сбегу.
Самоубийства, впрочем, план побега не предусматривал. Так что перед тем, как заставлять неблагодарных её искать, следовало озаботиться убедительным алиби. Никита смахнула пыль с тетради в клеточку и красивым почерком вывела "Если вы хотите вновь увидеть свою лучшую оперативницу"... Нахмурилась и решила, что лучше не рисковать возможностью того, что Шеф решит, будто он не хочет.
"Никита в наших руках, " появилось на следующем листе. Звучало зловеще, но слишком уж расплывчато и подозрительно. Этот лист тоже отравился в урну.
"Она у нас", лаконично написала Никита на следующей странице, пририсовала внизу таинственный символ и удовлетворённо улыбнулась, довольная результатом.
Собрав в сумку нужные для побега вещи, и с трудом ограничившись семью парами любимых очков, девушка положила записку на середину стола, придавила вазой с цветами, чтобы не унесло ветром, и дезертировала.
- Через час Майкл вернётся домой, - подумала Никита, входя в ночной клуб, являвшийся первой остановкой её временно свободной жизни.
- Вернулся, теперь они меня ищут, - злорадствовала она, выворачивая руку особо рьяному ухажёру.
- Два часа меня ищут, - взглянула она на часы, забираясь на стол, дабы показать здешнему контингенту, как правильно танцевать.
- Совсем работать не умеют, - в полусне пробормотала Никита, падая на гостиничную кровать. - Вернусь, отругаю Шефа....
Когда она проснулась, за окном уже вновь было темно, но врываться в номер и тащить её обратно в Отдел никто почему-то не спешил. Тоже мне, всесильная тайная организация. Откуда Майкл знает, что её сейчас не подвергают страшным пыткам?
Мелькнула было шальная мысль пойти и в отместку рассказать каким-нибудь террористам страшные секреты Отдела, но от неё пришлось тут же отказаться.
Никаких страшных секретов Отдела кроме адреса Никита не знала, а вот с адресом каких-нибудь террористов были проблемы.
- Ну и не надо, - буркнула она, направляясь в ближайшее интернет-кафе.
Вскоре на рабочий адрес Майкла было отправлено зловещее письмо, обещавшее, что тот очень пожалеет, если немедленно не найдёт Никиту и не вернёт её домой. Даже лгать не пришлось.
Спустя час и две чашки кофе Майкл так и не пришёл. Никита мысленно показала ему язык и отправилась в кино, на ночной сеанс. Ходить в кино днём оперативникам не рекомендовалось, слишком уж выделялись на общем фоне люди, часто и искренне смеющиеся при просмотре триллеров или ужасов.
Когда на тридцать первой минуте фильма на экране появился подозрительно похожий на Майкла красавец, Никита показала экрану язык уже не мысленно, а затем на практике убедилась, что пистолет-то она с собой взяла, а вот патроны забыла дома. Ну и правильно, нечего облегчать некоторым обязанности по её нахождению.
Она даже вернулась утром в ту же гостиницу и тот же номер, нарочно громко топая около двери, чтобы засада успела приготовиться. Засады не было.
- Лентяи, - с чувством выругалась Никита.
Она сняла с гостиничного подоконника кактус, перевязала розовой ленточкой, благородно пожертвованной одной из любимых шляп, и отправилась на почту.
Почтовый служащий сначала почему-то не понял, почему вместо того, чтобы отправить посылку по какому-нибудь адресу ему предлагается торчать на неизвестном ему углу, поджидая неизвестную ему женщину. К счастью, в качестве средства убеждения пистолет творил чудеса и через каких-то полторы минуты почтальон согласился даже с тем, что "пропустить получательницу он не сможет".
Когда Никита проснулась в следующий раз, в номере было всё так же тихо и пусто. Никто не торопился её спасать или хотя бы наказывать.
За окном моросил мелкий дождь, но Никита всё равно отправилась бродить по улицам, в надежде попасться на глаза какому-нибудь внимательному оперативнику. Мысли против её воли пытались свернуть на то, как Отдел заводит себе другую лучшую оперативницу.
Такую, которая будет уметь жарить картошку так, как нравится Майклу, а не вываливать на сковородку купленную в соседнем МакДоналдсе. И Мэдлин подарит ей свою любимую помаду, соврав, что это только для неё, раз уж так понравилась. А может, она даже будет ходить к Шефу за сигаретами, когда у неё свои закончатся.
Почему-то пережившая картошку и помаду психика Никиты мысли о том, что её замена будет курить, не вынесла. Здесь Отдел уже перешёл черту.
"Курение - убивает" крупными светящимися в темноте буквами вывела Никита напротив выхода из Отдела, подумала, и добавила в конце большой восклицательный знак. Странным образом никто её за этим занятием не поймал.
- Ну и не надо, - бормотала Никита следующим утром. - Мне и без вас хорошо.
Если честно, хорошо ей не было. Было скучно. Сейчас она была готова даже выслушивать стенания Биркоффа, по поводу несчастной его жизни. И почему Отдел всегда считал своим долгом, как следует над ней поиздеваться?
- А вот чёрта с два, - заявила Никита, и начала собирать сумку.
Возвращения её никто не заметил. Судя по количеству ящиков шампанского и воздушных шариков, Отдел решил справлять Новый Год посреди лета. Что было бы не самым худшим примером здешней логики, если подумать.
Кто-то всунул ей в руку бокал шампанского, но объяснять в чём дело почему-то никто не спешил.
- Что здесь происходит? - поинтересовалась Никита, отыскав Вальтера в глубине оружейной, где было хоть немного тише, чем в главном зале.
- Никита! - Вальтер заключил её в крепкие объятия, чудом не расплескав шампанское. - Ты жива! А Шефа нет!
- Совсем нет? - удивлённо переспросила Никита, решив отложить тему того, что если бы её, на самом деле похищенную, так спасали, то за свою жизнь она бы не поручилась.
- Шеф теперь Джордж, - сделал вид будто пояснил Вальтер. - А Майкл теперь Шеф. А ты теперь Мэдлин.
Никита шампанское всё-таки расплескала. Нет, ролевые игры это хорошо, но кажется, неплохо бы отправить Вальтера на обследование. Токсины, галлюциногены, мало ли.
- Майкл сказал, что, как только найдёт, где у него в кабинете отключается прослушка, так сразу к нам спустится, - тем временем продолжал Вальтер.
- Майкла куда-то переселили? - уточнила Никита про обещанный спуск и маскирующуюся прослушку. Вот так, сбежишь на несколько дней, а тут без тебя полный бардак.
- Он же теперь Шеф, - как маленькой пояснил Вальтер. - Сказал, чтобы мы праздновали, а ему надо обжиться на новом месте.
- Ага, - послушно кивнула Никита, по прежнему ничего не понимая, - А мне тоже надо? Обжиться? Цветы полить.
- Цветов тебе не оставили, - успокоил её Вальтер, наклонился поближе и громким таинственным шёпотом сообщил, - Мэдлин - жадина!
Ой, надо же, тайны мадридского двора. Можно подумать, Никита не знала, кто отказался оплачивать присмотренный ей в прошлом месяце Бугатти, сославшись на излишнюю заметность машины.
- Никита! - Биркофф передвигался не слишком уверенно, не рискуя отпустить стену. Возможно, виной было то, что он пожертвовал бокалом в пользу бутылки шампанского. - Шеф сказал, что ты спасёшься!
- Шеф, который Шеф или Шеф, который Майкл? - на всякий случай уточнила Никита.
- Который Шеф, - после небольшой заминки пояснил Биркофф. - Который Майкл, сначала разнёс базу Красной Ячейки, потом Мэдлин сказала, что записку не они оставили.
- Но восстанавливать мы ничего не стали, - вмешался Вальтер, как будто кто-то мог подумать иначе. - Потом Мэдлин выяснила, что символ принадлежит одному из японских кланов. Попроси Майкла, он тебе покажет свои фотографии с катаной.
Спрашивать, зачем спасавшему её Майклу понадобилось устраивать фотосессию, да ещё и с катаной, Никита не рискнула.
- Тем временем, нам прислали угрожающее письмо, - продолжил Биркофф и гордо выпятил грудь, по крайней мере, попробовал. - Они думали, что хорошо замаскировались, но я проследил отправителя до Аляски.
- И Майкл полетел на Аляску? - недоверчиво поинтересовалась Никита, раздумывая, не слишком ли странно будет выглядеть, если она начнёт биться головой о стену.
- Япония же там близко, - беспечно махнул свободной от шампанского рукой Вальтер. - Тем временем Мэдлин кто-то пытался убить, бросив в неё кактус.
- Не переживай. Неудачно, - успокоил Биркофф медленно сползающую вниз по стенке Никиту. - Кактус выжил.
- На кактусе нашли отпечатки человека, который каждое утро приносит Джорджу газету, - продолжил рассказ Вальтер. - Шеф пообещал, что Джорджа убьёт лично.
- В ответ Джордж пообещал убить Шефа, - возмущённо сообщил Биркофф.
- Джордж? - осторожно спросила Никита, предчувствуя худшее. - Как пообещал?
- Фосфоресцирующей краской, - хмуро пояснил Вальтер, - Сколько времени у меня на поиски подходящего растворителя ушло...
- Шеф ничего искать не стал, - почти перебил его Биркофф, торопясь поведать Никите продолжение истории. - Они с Мэдлин пошли поговорить с Джорджем. Тот во всём признался и пообещал, что ты скоро вернёшься.
Сползать ещё ниже было некуда, исключительно поэтому Никите это и не удалось.
- Джорджа больше никто не видел, Шеф с Мэдлин собрали вещи и ушли, ты вернулась, - подытожил знакомый голос. - Просили тебе передать.
Никита подняла глаза, но вместо Майкла увидела пушистого белого зайца. Она забрала игрушку и хотела уже было возмутиться, что пока она грустила в одиночестве Майкл нашёл время слетать в разные Японии, как вдруг присмотрелась к подарку не понятно бывшего ли начальства повнимательнее.
- Сбегу из этого дурдома, - пообещала Никита, разглядывая украшающий шею длинноухого знакомый розовый бант.
 

#8
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22576
  • Откуда: Москва
  • Пол:

Просмотр сообщения Цитата

Шеф ограничился краткой, но эффективной демонстрацией пистолета.
:D Чудесно!
 

#9
LenNik
LenNik
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22576
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Мне жаль, что ты не приняла участие в конкурсе. :)
 

#10
Leryn
Leryn
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Фев 2005, 15:59
  • Сообщений: 1163
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Ой, так здорово! Столько нового чтива!
Все засела наслаждаться!
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей