Перейти к содержимому

Телесериал.com

Дэниэл Тич: чужое прошлое, свое настоящее.

продолжение "Лучше поздно, чем никогда"
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 18
#1
Гость_Иден Кастильо
Гость_Иден Кастильо
  • Гость
Фанфик закрыт для продолжения другими авторами, написания приквелов, сиквелов и т.д.

Дэниэл Тич пришел домой с работы и, не переодеваясь, плюхнулся на диван. Усталость сковала все его тело, и не было желания даже принять душ или разогреть в микроволновке ужин. Его новая работа грузчиком на железнодорожном вокзале отнимала немало сил. Однако платили там несколько больше, чем на прежнем месте, когда он работал грузчиком на рынке. Достав из кармана свой дневной заработок, Дэниэл пересчитал деньги, а затем, засунув пару купюр обратно в карман, оставшуюся часть присоединил к своим сбережениям в маленькой шкатулке, хранившейся в самом нижнем ящике тумбочки. Поглядев на свои скромные сбережения, парень в очередной раз с горечью подумал о том, что копить даже на первый семестр обучения в колледже на юриста ему нужно еще очень долго. «Ну да ладно, что-нибудь придумаю», - решил Дэниэл и, спрятав шкатулку обратно в тумбочку, отправился в душ, а затем на кухню.
Его ужин прервал телефонный звонок.
- Алло, Дэнни, привет, - это звонил Марк, приютский приятель Дэниэла.
Они с Марком были очень дружны, пока жили вместе в приюте, несмотря на восьмилетнюю разницу в возрасте. Сейчас же Дэниэл, став взрослым и будучи выселенным из приюта, вел самостоятельную жизнь, а Марк, оставаясь еще подростком, находился в приюте, поэтому возможностей для общения у ребят было немного. Они лишь иногда перезванивались, а виделись совсем редко.
- Привет, Марк, - сказал Дэниэл. – Как у тебя дела?
- У меня-то все нормально. Но я должен тебе сказать, сестре Алегре очень плохо, она умирает. Сегодня приезжала скорая, и врачи сказали, что ей совсем худо. Она зовет тебя, хочет тебя видеть.
- О боже! – вырвалось у Дэниэла. – Марк, я сейчас приеду! Я сейчас приеду!
Дэниэл практически выскочил из дома, едва положив трубку. Сестре Алегре плохо… Она умирает… Нет, этого не может быть. Так не должно быть!


***
Сестра Алегра. Она была воспитательницей Дэниэла с тех пор, как его перевели из приюта в Лас-Вегасе в приют Санта-Барбары. И почему-то она относилась к нему куда лучше, чем к другим детям. Покупала ему вещи и игрушки. Это даже порождало ревность со стороны других детей и некоторые проблемы у Дэниэла. Но он всегда делился и одеждой, и игрушками со своими товарищами по приюту. У него даже вызывало некоторое возмущение такое сложившееся не совсем равенство. Иногда Дэниэл задавался вопросом, откуда к нему такое внимание со стороны сестры Алегры? Один из приятелей как-то сказал ему, что он, очевидно, просто похож внешне на сына сестры Алегры, который был у нее до того, как она стала монахиней, и который погиб. Но как бы там ни было, не имея родной матери, Дэниэл воспринимал, как мать, сестру Алегру и искренне любил ее. И мысль о том, что она может умереть, причинила ему боль и сильно напугала его. «Нет, Марк, вероятно, просто что-то напутал и все преувеличил, - пытался успокоить себя Дэниэл, все ускоряя и ускоряя шаг. Ну откуда же ему что-то знать, когда он совсем не разбирается в медицине? И врачи скорой помощи наверняка ведь говорили не с ним, а с матерью настоятельницей, а источник информации Марка – лишь разнесшиеся по приюту слухи».
Дэниэл, наконец, выбрался из глухих дворов к дороге. Значит, скоро должна быть автобусная остановка. Он жил в таком глухом месте, что до ближайшей остановки было почти пол квартала.
Переходя на другую сторону улицы, Дэниэл услышал женский крик и обернулся. У обочины дороги рядом с машиной стояла девушка, у которой здоровый бугай пытался вырвать сумку. Другой, какой-то темнокожий парень, сидел в той самой шикарной машине (принадлежавшей, по видимому, отнюдь не ему, а все той же девушке) и шарил там, надеясь поживиться какими-нибудь ценностями.
- Помогите! – закричала девушка, и тут же в ответ послышалась нецензурная брань, и бугай ладонью зажал ей рот, другой рукой схватив за горло.
Дэниэл подскочил к ним.
- А ну-ка, отпусти ее! – сказал он бугаю.
- А это еще кто? Нашелся герой… - бугай повернулся к Дэниэлу и тут же получил удар в челюсть.
Не успев опомниться, бандит получил еще удар. Работа грузчиком позволила Дэниэлу накачать мышцы, а как-то давно один знакомый научил его некоторым приемам борьбы.
Поднявшись с асфальта и вытирая с лица кровь, бугай не стал продолжать драку, а бросился наутек. Другой, темнокожий, ретировался еще раньше, выскочил из машины, как только Дэниэл нанес первый удар его подельнику.
Дэниэл подошел к заплаканной девушке.
- Как вы? – спросил он.
- Все нормально. Вы спасли меня, спасибо.
- Не за что. Как вы себя чувствуете? Они вас не покалечили?
Девушка помотала головой. Физически с ней, слава богу, все было в порядке.
- Но они вас ограбили, - констатировал Дэниэл. – Много забрали?
- Да нет, ерунда, - отмахнулась девушка. – Так, сняли бижутерию. Это не страшно.
- А, вот, они все побросали, когда улепетывали, - сказал Дэниэл, заметив, что украшения валяются на асфальте недалеко от места происшествия.
«Бижутерией» оказались золотые сережки с драгоценными камешками и золотая цепочка с кулончиком.
- Вот, возьмите, - подняв все это с асфальта, Дэниэл протянул вещи девушке.
- Спасибо.
Девушка взяла украшения дрожащими руками и положила их в сумочку. Ее все еще немного трясло из-за недавно произошедших событий.
- А у вас колесо проколото, - заметил Дэниэл, взглянув на машину.
- Да, - пробормотала девушка. – Я даже не знаю, как это получилось…
- Зато я знаю, - сказал парень. – Эти гады кладут на дорогу стекла или гвозди и сидят в засаде - так они останавливают проезжающие мимо машины и затем нападают на их хозяев. Запаска у вас есть?
- Да, есть.
- Ну, тогда сейчас все исправил.
Дэниэл поменял колесо. По внешнему виду девушки он догадался, что сама делать это она не умеет, а оставлять ее на дороге одну ждать аварийную службы было опасно.
- Спасибо, - сказала девушка, когда работа была закончена. И, немного смутившись, добавила, - Сколько я вам должна? Ну, за работу…
- Вы издеваетесь?
Девушка смутилась еще больше.
- Я не хотела вас обидеть, но вы поменяли мне колесо, потратили время… Я могу вам заплатить, у меня достаточно денег.
- Это я понял. Но я не возьму от вас деньги.
- Извините.
- Ладно, мне пора. Я очень спешу, - Дэниэл вдруг вспомнил про сестру Алегру.
- Хотите, я подвезу вас? – предложила девушка. – Правда, я тоже очень спешу, - вдруг вспомнила она.
- А вам куда? – спросил Дэниэл.
- На Парк Лейн Стрит.
- О-о-о, нет. Мне совсем в другую сторону. Нам с вами не по пути. Езжайте, куда вам нужно, а я сам как-нибудь доберусь. А вон, кстати, мой автобус.
Дэниэл побежал к подъехавшему автобусу, даже не попрощавшись. Девушка села в свою машину.


***
Дэниэл вбежал в приют. Навстречу ему вышла мать настоятельница.
- Где сестра Алегра? – спросил Дэниэл.
- Она в своей комнате. Я тебя туда провожу, только отдышись немного. Кстати, здравствуй.
- Да, я не поздоровался. Здравствуйте.
- Как поживаешь, Дэниэл? Ты совсем забыл о нас, как только покинул приют.
Парень опустил глаза. Он не мог назвать свою жизнь в приюте счастливой, поэтому и не появлялся здесь с тех пор, как ему сообщили, что он уже взрослый, и попросили подыскать себе другое жилье. Но сейчас ему стало стыдно за то, что он никак не поддерживал связь с теми, кто его вырастил. Может быть, сестра Алегра была больна уже давно, а он… Если б Марк не позвонил ему…
- Скажите, как сестра Алегра? – спросил Дэниэл. – Марк сказал… Но, может быть, все не так уж серьезно? – парень с надеждой посмотрел на мать настоятельницу.
- Все очень серьезно, Дэнни, - ответила женщина. – Возможно, что Господь заберет Алегру к себе уже сегодня. Она хотела видеть тебя, все время звала тебя. Она хочет тебе о чем-то рассказать.
Мать настоятельница провела Дэниэла в небольшую комнатку, где на кровати лежала сестра Алегра. Парень ужаснулся, увидев, как изменилась его воспитательница с тех пор, как он покинул приют. Ей было чуть больше пятидесяти, но выглядела она совсем старухой. Ее некогда белое лицо стало почти коричневым, и она была невероятно худа, от ее тела остались лишь кожа да кости.
Дэниэл, призвав на помощь все свое мужество, постарался все же приветливо улыбнуться и не подать вида, что он чем-то удивлен или испуган.
- Здравствуйте, сестра Алегра. Я пришел, - сказал Дэниэл.
Женщина повернула голову в его сторону.
- Дэнни, ты здесь…
- Да, это я, - парень сел на стул рядом с кроватью и взял воспитательницу за руку. – Вы поправляйтесь.
Алегра покачала головой.
- Нет, я уже все. Господь зовет меня к себе. Но я не об этом хочу говорить с тобой. Я позвала тебя, чтобы… Я должна сказать тебе…
Женщина вдруг замолкла, не в силах говорить дальше. Дэниэл испугался.
- Нет, сестра Алегра, не умирайте! Как же я буду без вас, вы же были мне, как мать. Вы были так добры ко мне и все для меня делали…
Алегра жестом остановила его. Кажется, она нашла силы, чтобы говорить дальше.
- Я вовсе не была добра к тебе, - она покачала головой. – Я просто делала то, за что мне платили.
- Да как же, и вещи, и игрушки вы всегда покупали мне. И дали мне денег из своих сбережений, когда я покидал приют, чтобы мне хватило на первое время.
- Нет, нет, - отрицала все Алегра. – Это делала вовсе не я. На твое содержание мне давала деньги другая женщина, а я лишь выполняла то, за что она мне платила. И когда ты покидал приют, я дала тебе совсем мало денег. Та женщина оставила деньги на твое обучение в университете, а я почти все их истратила на свою операцию. Я украла у тебя деньги, Дэниэл.
- Ах, что вы такое говорите! Да если бы я знал, что вам нужна операция, я бы сам дал вам деньги…
- Ты хороший мальчик, Дэнни, - Алегра сжала его руку. – А вот я… - она не договорила.
- Скажите, кто эта женщина? – спросил Дэниэл. – И почему она помогала мне?
- Ее зовут Кассандра Бенидикт Локридж. А почему она тебе помогала, она расскажет тебе сама. Я попросила позвонить и ей. Какая удача, что она как раз недавно вернулась из заграницы. Скоро она будет здесь.
Мать настоятельница приоткрыла дверь.
- Дэниэл, к тебе приехала какая-то женщина. Попросить ее подождать? – мать настоятельница вопросительно посмотрела на сестру Алегру.
- Нет, пусть идет, - сказала Алегра. Я уже рассказал Дэниэлу все, что хотела. Теперь ее очередь.
Попрощавшись с сестрой Алегрой и пожелав ей поправиться, Дэниэл вышел в холл приюта. Там его встретила хорошо одетая темноволосая женщина лет сорока на вид.
- Вы Кассандра Бенидикт Локридж? – спросил парень.
- Да. Здравствуй, Дэниэл.
- Здравствуйте.
Дэниэл с любопытством смотрел на свою новую знакомую.
- Сестра Алегра сказала мне, что вы оставляли ей деньги на мое содержание. Кто вы такая, и зачем вы это делали? Вы моя мать?
- Нет.
- А кто? Тетя? Родственница?
- У нас с тобой нет кровного родства, Дэниэл. Но я знала твоего отца.
- Вы любили его?
- Как брата.
Дэниэл понимающе кивнул, хотя на самом деле он ничего не понимал.
Кассандра протянула к нему руки.
- Пойдем, я тебе все расскажу.


***
Они уже пол часа сидели на лавочке недалеко от приюта. Кассандра рассказывала Дэниэлу о своем детстве и о детстве его отца – Крейга Ханта. О том, как они вместе росли в приюте, как были дружны, как потом развела их жизнь, как они встретились снова спустя много лет, и как сложились дальше их судьбы.
- А моя мать? – перебил ее Дэниэл. – Вы знали мою мать?
- Нет. О ней я знаю лишь то, что ее звали Мелани Тич, она жила в Лас-Вегасе и, скорее всего, сейчас она уже мертва, потому как много лет назад она написала, что больна неизлечимой болезнью. Вот, это письмо, которое она написала твоему отцу, - женщина достала из сумочки письмо и протянула его Дэниэлу. – Можешь сам все прочитать.
Дэниэл прочел письмо.
- Твоя мать даже не сказала твоему отцу о твоем рождении и отдала тебя в приют, - выделила Кассандра, как ей казалось, главную мысль. – О твоем существовании Крейг узнал только из этого письма. Он бы никогда не оставил тебя, если бы знал о тебе.
- Так почему же он не забрал меня из приюта, когда все узнал?
- Он не мог! – Кэсси со вздохом опустила глаза.
Дэниэлу показалось, что она сейчас заплачет, но она сдержалась.
- Крейг узнал о тебе слишком поздно, - сказал Кассандра. – Он не мог уже ничего сделать. Вот, у меня есть для тебя письмо от него, - женщина протянула Дэниэлу еще одно письмо.
Дэниэл прочел и его. Несколько минут он молчал и лишь цокал языком. Затем сказал:
- М-да, а ведь неправ я был по отношению к Филиппу Мариетти.
- Кто такой Филипп Мариетти? – не поняла Кассандра.
- Это мальчишка из школы, где я учился. В детстве он часто дразнил меня и говорил, что мой отец наверняка какой-нибудь уголовник или убийца. Однажды я даже поколотил его за это. А ведь зря поколотил, он ведь, оказывается, правду говорил.
- Ах, Дэниэл, ну зачем ты так?! – воскликнула Кэсси.
- А как? Разве тут не написано черным по белому, что мой отец убил человека?
- Все не так просто, Дэнни. Крейг – он, по сути, не убийца, его просто довели, загнали в угол…
- Кто довел?
- Они… Кепвеллы. Ты слышал о них? Это семья мультимиллионеров, они живут здесь, в Санта-Барбаре. В них нет человеческого, они относятся к людям, как к вещам, поиграют и выбросят на помойку. Для них сломать чужую жизнь ничего не стоит. Такие и СиСи Кепвелл, и его сын Мейсон. Мейсон Кепвелл сломал жизнь и мне, он разлучил меня с любимым человеком, сделал своей невестой, а потом просто бросил. И Крейга он довел до того, что тот стрелял в него.
- Мой отец убил Мейсона Кепвелла?
- Крейг целился в Мейсона, но промахнулся и случайно попал в другого парня. Тот погиб. Крейга судили за убийство.
- Мой отец сейчас в тюрьме?
- Нет, его приговорили к высшей мере наказания. Его казнили. Я уверенна, - Кэсси вдруг завелась, - Что это Мейсон Кепвелл приложил руку к тому, чтобы Крейга отправили на электрический стул! За убийство ведь могут дать и 20 лет, и меньше, - Кассандра захлебнулась слезами, - Или хотя бы пожизненное заключение, но его… У Кепвеллов, у них же и связи, и деньги, как же, сыночка СиСи хотели грохнуть…
- Жизнь жестока, - сказал Дэниэл.
- Да, это так, - согласилась Кассандра. – Эти люди искалечили жизнь и твоему отцу, и мне, и тебе. Сила всегда на стороне власть имущих.
- Почти всегда, - поправил ее Дэниэл, и черты его лица приняли жесткость. – Почти всегда.


***
Ночью Дэниэл долго не мог заснуть и все ворочался с боку на бок. Что, впрочем, неудивительно, ведь такого насыщенного новостями дня в его жизни еще не было. В один день он узнал и о болезни сестры Алегры, и о существовании тети Кэсси (которая попросила так ее называть и заверила Дэниэла, что теперь она всегда будет с ним рядом), и о своих родителях, причем, информацию не самую приятную. Узнал он и о тех, кто был повинен в смерти его отца и его сиротстве. В один день он почти уже потерял сестру Алегру, потерял надежду разыскать родителей, обрел тетю Кэсси и обрел врагов.
Но было и еще одно событие… Среди полной чехарды мыслей и эмоций в памяти Дэниэла вдруг всплыло личико девушки, которую он по дороге в приют защитил от бандитов. Дэниэл только сейчас подумал о том, как она красива. Длинные каштановые с чуть рыжеватым оттенком волосы, светло-карие глаза, белоснежная кожа, точеная фигурка и какая-то детская трогательность и наивность в ее жестах и движениях, вызывающая желание оберегать ее, защищать. А право же, есть ведь в этом жестоком и несправедливом мире поистине прекрасные создания! С этой мыслью, любуясь девушкой в своем воображении, Дэниэл заснул с улыбкой на губах.


***
Дэниэл стоял в вестибюле университета, внимательно изучая стенд с объявлениями. Его интересовали даты вступительных экзаменов и перечень документов, необходимых для поступления в университет. Теперь, когда тетя Кэсси дала денег на обучение, его мечта выучиться на юриста стала осуществимой. Дэниэл решил поступать на заочное отделение, чтобы иметь возможность учиться и работать одновременно. Хоть тетя Кэсси и обещала обеспечить его всем, сидеть у нее на шее он вовсе не собирался.
Вычитав нужную информацию, парень резко развернулся и случайно выбил книги из рук проходившей мимо девушки.
- О, простите! – сказал Дэниэл, повернувшись и наклонившись, чтобы собрать книги.
- Ничего, - ответила девушка, тоже присев на корточки, чтобы поднять упавшие вещи.
И тут Дэниэл увидел, что это та самая девушка, которую он спас недавно.
- Привет, - сказал Дэниэл.
- Ой, это вы. Привет.
- Как добрались домой? – Дэниэл взял книгу и, передавая ее девушке, случайно коснулся ее руки.
- Нормально. Больше происшествий не было.
- Я рад.
Парень и девушка зачарованно смотрели друг другу в глаза и совсем перестали собирать книги.
Прозвенел звонок.
- Ой, мне же надо на пару! – воскликнула девушка и, поспешно подхватив книги, убежала, оставив Дэниэлу лишь чуть сладковатый запах ее духов, память о прикосновении к ее руке и… что-то еще, чего ему до сих пор никогда в жизни не приходилось испытывать.


***
Мейсон Кепвелл. С некоторых пор это имя стало ему ненавистно. Дэниэл вертел в руках папку с небольшим досье, которое ему удалось собрать за последние несколько дней. Мейсон Кепвелл известный человек. Сын мультимиллионера, судья… Судья. Наверное, такой же судья приговорил и его отца к смертной казни. А может быть, то был друг Мейсона Кепвелла, с которым тот играет по субботам в гольф.… Вот такие люди судят других и управляют чужими жизнями! Но тетя Кэсси неправа, сила не всегда на стороне власть имущих. Простые люди тоже иногда могут что-то сделать. Руки Дэниэла непроизвольно сжались в кулаки. Он еще не знал, что конкретно он предпримет, но вид крови на лице этого самодовольного богача наверняка уменьшит ярость в его душе. Не зря же он недавно справился с бугаем-вором, значит, может он постоять за себя и за других… и отомстить. Отложив папку, Дэниэл выскочил из дома.


***
Саманта с наслаждением намыливала тело ароматным гелем, подставляя себя под струи теплого душа. Услышав очередной звонок в дверь, девушка крикнула:
- Ма, па, вы разве не слышите, что в дверь звонят? Откройте, пожалуйста, а то я в душе!
Когда на ее крик никто не отреагировал, а звонок повторился, Саманта поспешно вытерлась полотенцем и, набросив халат, пошла открывать.
- Неужели никого нет дома? – пробормотала она себе под нос. – Куда же все ушли так быстро? Я иду, иду, подождите немного! – последнюю фразу девушка крикнула уже громко, обращаясь к настойчивому гостю.
Когда же Саманта распахнула дверь, то к своему удивлению увидела на пороге того самого парня, который спас ее от бандитов несколько дней назад, а потом чуть не налетел на нее в институте у доски объявлений.
- Привет, - сказала девушка.
- Привет, - ответил ей не менее удивленный встречей Дэниэл.
- Вы к кому? – спросила Саманта.
- Я… я, кажется, ошибся адресом… - пробормотал парень. – Мне к другому человеку.
- Ошиблись адресом? То есть мы с вами опять встретились случайно? Столько совпадений не бывает…
- Да, я сам удивлен, как часто мы сталкиваемся.
- А ведь мы даже не знаем имени друг друга. Может, познакомимся, наконец, - предложила девушка, пропуская Дэниэла в дом.
- Меня зовут Дэниэл Тич, - представился Дэниэл, протягивая ей руку.
- Саманта Кепвелл.
- Кепвелл? А вы случайно не дочь Мейсона Кепвелла?
- Дочь. А вы все-таки к моему отцу пришли? Его сейчас нет дома, но…
- Нет, нет, - поспешно замотал головой Дэниэл. – Я, правда, ошибся домом, видимо, заблудился, я первый раз в этом районе. А Мейсон Кепвелл – просто известное имя, я читал о нем в газетах.
- А-а, понятно, - протянула Саманта. – Да, о нашей семье часто пишут в газетах, мы уже к этому привыкли. А какой дом вам нужен? Может, я провожу вас? Я хорошо знаю этот район. Только… - девушка окинула взглядом свой вид, - приведу себя сначала в порядок.
- Нет, не стоит. Я сам справлюсь. Я отвлек вас… Извините. Я пойду. До свидания.
Парень пошел к двери.
- Дэниэл, - окликнула его Саманта уже на пороге.
Дэниэл обернулся.
- Мы с вами столько раз встречались случайно, может быть, встретимся еще раз, уже не случайно? – сказала девушка. – Вот моя визитка, позвони, если вдруг захочешь со мной встретиться. Может, схожим куда-нибудь, погуляем.
- Хорошо, - Дэниэл взял визитку.
- И ты не против, что я перешла на ты?
- А то уже давно пора.


***
Дэниэл упал на диван и расхохотался. Ну надо же, какая ирония судьбы! Не придумаешь и нарочно! И что же теперь делать?
Сейчас он четко понимал две вещи. Первое – что он «влип», и второе – что она дочь Мейсона Кепвелла. Из тысяч девушек именно она… Ну почему так?
Дэниэл достал из кармана визитку и повертел в руках. Затем внимательно посмотрел на нее. «Порви, - шептал ему внутренний голос, - Порви, порви, порви и выброси в мусор. Порви на мелкие кусочки. Порви…».
- Да достал ты уже! – крикнул Дэниэл своему «второму я» и разорвал визитку на несколько частей.
А затем, встав с дивана и подойдя к телефону, набрал по памяти номер. Через несколько гудков на другом конце ответили.
- Алло, Саманта, привет, - сказал Дэниэл. – Ты говорила, что я могу позвонить, если я захочу тебя увидеть, и вот я звоню. Как насчет того, чтобы встретиться сегодня вечером? Хорошо. В семь часов тебе удобно? Договорились, у входа в центральный парк. Я буду ждать. Пока.
Положив трубку, Дэниэл быстро, пока не забыл, записал только что набранный номер в блокнотик, а затем отправился в магазин. Покупать цветы.


***
Саманта и Дэниэл шли по улице, держась за руки. Они встречались уже два месяца. И с каждым днем Дэниэл влюблялся все больше. Это было волнующее, околдовывающее, пьянящее чувство. Никогда еще с ним такого не было. Впрочем, в его жизни никогда и не было любви. Никакой. Никто по-настоящему не любил его, и никого не пришлось любить ему. Он всю жизнь был один и, как одинокий волк, боролся за выживание. А сейчас было не так. Блеск в глазах этой девушки пробуждал в нем какое-то неведомое доселе осознание того, что он больше не один, что кто-то его любит, и кому-то он нужен. Такое необычное, непривычное, но очень приятное чувство. Чувство, рождающее и обратное чувство – желание заботиться и о другом человеке тоже. Сделать все, чтобы этой девушке было хорошо. Может быть, это и есть любовь? Но Дэниэл не знал, что такое любовь, чтобы сравнивать. Он просто чувствовал себя счастливым, удивляясь тому, что в этом мире, оказывается, можно быть счастливым.
- Как ты сдал экзамен? – спросила его Саманта.
- Хорошо. То есть, первый экзамен сдал. Теперь остались все остальные.
- Ты твердо решил стать юристом?- хитро улыбаясь, спросила девушка.
- Если не срежусь на вступительных, - ответил Дэниэл.
- А почему ты выбрал именно эту профессию?
- Много платят, насколько я знаю, - искренне ответил Дэниэл. – И работа непыльная, мне кажется.
- Ха, не пыльная! – возмущенно воскликнула Саманта. – Если ты так думаешь, то ты не знаешь, на что идешь! Ты не представляешь, сколько законов нужно будет вызубрить. Готов к этому?
- Ну, что поделать, буду грызть гранит науки, - наигранно-обреченно сказал Дэниэл. – А почему ты выбрала эту профессию?
- О, мне сложно было выбрать что-то другое, - Саманта закатила глаза и рассмеялась. – У меня ведь оба родителей юристы, ты представляешь, что творится у нас в доме? Они, кажется, еще в детстве читали мне вместо сказок уголовный кодекс. Но папа, правда, читал еще и Шекспира. Именно он привил мне любовь к этому поэту.
- Так ты любишь Шекспира?
- Нет-нет, только его творчество, - заверила Саманта.
- Значит, творчество…
Сорвав на газоне небольшой цветочек, Дэниэл протянул его Саманта.
- И роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет, - продекламировал он.
- Спасибо, - улыбаясь, сказала девушка и взяла цветок. – Но только я надеюсь, что у нас с тобой не будет таких проблем, как у Ромео и Джульетты.
- Я тоже, - сказал Дэниэл, но не улыбнулся.
Ему сравнение забавным не показалось.


***
Однажды, когда Саманта привела Дэниэла к себе домой, на пороге их встретил мальчишка-подросток лет четырнадцати.
- Привет, мелкий, - ласково сказала ему Саманта.
- Я не мелкий, мелкий Алан, - ответил мальчик и скорчил рожу.
- Вы оба мелкие, - ответила Саманта, а затем представила своего спутника и мальчика друг другу.
- Познакомься, это мой брат Честер, - сказала Саманта. – Есть еще Алан, он годом младше. Алан, видно, как всегда, гуляет, да, Чес? А это Дэниэл.
Мальчик и парень пожали друг другу руки.
- Твой дружок, да, Сэмми? – спросил Честер.
- Мой друг.
- Ага… - многозначительно понимающе протянул Честер. – Чай будете?
- Ну, будем, гостеприимный ты наш, - сказала девушка. – Иди заваривай. Хотя нет, лучше я заварю, у тебя плохо получается. Подождите меня оба здесь, - велела Саманта Дэниэлу и Честеру и ушла на кухню.


***
Когда Саманта вернулась из кухни, Дэниэл обучал Честера каким-то приемам борьбы.
- Вот что значит мужики, - покачала головой девушка, глядя на них, - Вот что только им нужно. Лишь бы подраться.
- Я учил Честера приемам обороны, - пояснил Дэниэл. – Это иногда бывает необходимо. Но я не учил его нападать первым. А драться мужчина должен уметь. Ведь иногда ему может понадобиться защитить свою прекрасную даму.
Саманта улыбнулась. Да, тут уж ничего не возразишь, особенно если учесть обстоятельства первой их с Дэниэлом встречи. Но на самом деле она была рада, что Дэниэл быстро нашел общий язык с Честером. Дай бог, чтобы он и остальным членам ее семьи понравился.
- Пойдемте на кухню, мальчики, - сказала Саманта.


***
- Ну что, вкусно? – спросил Честер, глядя на Дэниэла, поедавшего торт. – Сеструха пекла.
Саманта так и прыснула со смеху.
- Не верь ему Дэнни, - сказала девушка. – Торт, конечно, из магазина. Я печь не умею.
- Ну что же ты так, - покачал головой Честер. – Я же тебя похвалить хотел, показать, что ты хорошая хозяйка.
- Спасибо, братишка, но Дэниэл и без этого меня любит, - Саманта посмотрела на Дэниэла и улыбнулась.
Тот улыбнулся ей в ответ.
- А вы вообще давно встречаетесь? – спросил Честер.
- А что? – немного с вызовом ответила Саманта.
- Я просто хотел спросить, а ты собираешься представить своего дружка родителям, Сэмми?
- Да, конечно…
- А когда?
Саманта задумалась.
- Можно в субботу устроить семейный ужин, если родители не будут заняты, - сказала она. – Что ты думаешь, Дэнни?
Дэниэл ничего не ответил, лишь несколько погрустнел.
- Да, наверное, в субботу, - повторила Саманта. – Я поговорю с мамой и папой.


***
Провожая Дэниэла до двери и вручив ему книги по юриспруденции, ради которых они собственно и зашли к ней домой, Саманта с беспокойством поглядела в глаза возлюбленному.
- Что-то не так, Дэнни? – спросила девушка. – Тебя пугает встреча с моими родителями? Ты не хочешь с ними знакомиться?
- Я познакомлюсь с ними, если ты этого хочешь, - ответил парень.
Саманта обняла Дэниэла за плечи.
- Не беспокойся, все будет хорошо. Мои родители очень хорошие люди. Вот увидишь, ты им понравишься. Обязательно понравишься.
- Надеюсь, - сказал Дэниэл и кисло улыбнулся.


***
- Ну, как тебе парень нашей дочери? – спросила Джулия Мейсона, когда ужин был закончен, Честер и Алан отправились спать, а Саманта вышла проводить Дэниэла до машины. – По-моему, хороший мальчик.
- А по-моему, голодранец, или по крайней мере был таким до поры до времени. Ты видела, как он держал приборы? Он же совсем не умеет ими пользоваться. Мне показалось, что он так бы и бросил нож и вилку и схватил курицу руками. А его костюм и галстук? Он явно не привык носить такие вещи. Видно, взял на прокат все это.
- Ах, Мейсон! – всплеснула руками Джулия. – С каких пор ты стал таким чопорным? По-моему, раньше все это не имело для тебя большого значения. А современная молодежь и вовсе сейчас все меньше и меньше соблюдает манеры. И какая разница, богат парень или нет? Главное, что он любит нашу дочь, а она любит его.
- Дело не только в его материальном благосостоянии, - сказал Мейсон. – Здесь есть что-то еще… Мне интуиция подсказывает, что этот парень не так прост, как кажется. У меня нехорошее предчувствие, Джулия. Я не знаю, как это объяснить, но этот Дэниэл Тич… он мне кого-то напоминает, только я не могу понять, кого именно. Я как будто уже видел раньше… нет, не его, но кого-то на него похожего.
Джулия задумалась.
- Да, милый, мне тоже так показалось, - сказала она Мейсону. – Может быть, это сын кого-то из наших знакомых?
- Я уже думал об этом, Джулия, но у нас ведь нет знакомых с фамилией Тич. Если только это его настоящая фамилия. Ты знаешь, я решил навести справки об этом молодом человеке. Позвоню своему детективу…
- Мейсон!
- А что такого?
- Саманте это не понравится.
- А Саманте и не за чем об этом знать. Это я так, для самоуспокоения. Ничего ведь не будет плохого, если мы больше узнаем о том, с кем встречается наша дочь.


***
Через несколько дней после ужина, когда Саманта и Дэниэл снова зашли домой к Саманте, их встретил там Мейсон. Хотя обычно в такое время дня он был на работе. Выражение лица Кепвелла не предвещало ничего хорошего. Он так смотрел на Дэниэла, что, казалось, испепелил бы его взглядом.
- Ромео и Джульетта явились, - сказал Мейсон ядовито-саркастическим тоном. – Только вот Ромео не чист на руку. И на душу. И грязно обманывает свою возлюбленную.
- Папа, ты что, пьян? – Саманта испуганно посмотрела на отца.
- Я абсолютно трезв, дочка. Но я должен рассказать тебе о человеке, с которым ты встречаешься. Ты знаешь, что встречаешься с убийцей?
- Что?! – Саманта не верила своим ушам.
- Я не убийца, мистер, - довольно спокойно возразил Дэниэл. – Я никого не убил.
- О, прошу прощения, я хотел сказать – с сыном убийцы! – театрально исправился Мейсон. Затем уже более серьезным тоном добавил. – Ты знаешь, кто его отец, Саманта? Ты знаешь, что его отец преступник и убийца?
- Дэниэл вырос в приюте и не знает, кто его родители, - сказала девушка.
- Он тебе лжет. Какая ж это любовь, когда твой парень обманывает тебя? Ну же, молодой человек, вы расскажете моей дочери о том, кто ваш отец, или это сделать мне?
Казалось, ни один мускул не дрогнул на лице Дэниэла. Однако чувствовалось, что он весь напряжен. Парень поднял глаза и посмотрел на Саманту.
- Я действительно долгое время ничего не знал о своих родителях, - сказал Дэниэл. – Но некоторое время назад тетя Кэсси… Кассандра Бенидикт Локридж, - Дэниэл посмотрел на Мейсона, чтобы убедиться, что тот понял, о ком он говорит, - рассказала мне всю правду. Моего отца звали Крейг Хант, и 15 лет назад, Сэмми, мой отец пытался убить твоего отца, стрелял в него из винтовки. Твоему отцу повезло, он был лишь ранен, а вот другому, случайно оказавшемуся рядом парню, повезло меньше. Он погиб. Мой отец был осужден за убийство на смертную казнь и казнен по приговору суда.
- Браво, молодой человек, - несмотря на саркастический тон, в глубине души Мейсон не мог не признать мужество Дэниэла. Голос парня даже не дрожал. – Вы рассказали все верно, мне нечего добавить. – Отойди от него, Саманта, - Мейсон взял дочь за руку и оттащил от Дэниэла, как будто ей даже стоять рядом с ним было опасно.
Потрясенная, растерянная девушка не сопротивлялась.
- Ну, так что теперь, молодой человек? – продолжил Мейсон. – Зачем вы здесь? Вы хотите отомстить за своего отца, уничтожить меня и используете для этого мою дочь?
- Нет, это не так!
- Да что вы?! А почему же тогда вы скрывали от нее правду?
Дэниэл хотел что-то сказать, но Мейсон не дал ему это сделать. Подойдя к Дэниэлу очень близко, Кепвелл угрожающе прошептал:
- Вот что я вам скажу, молодой человек, - убирайтесь из моего дома и не смейте даже близко подходить к моей дочери. А если я увижу вас рядом с Самантой, вам придется иметь дело со мной. И напрасно вы думаете, что одолеете меня. Только попробуйте начать войну и увидите, что это не вы меня, а я уничтожу вас.
- Что, приговорите меня к смертной казни, как моего отца? – издеваясь, сказал Дэниэл и прежде, чем Мейсон успел что-то ему ответить, вышел из дома.
Мейсон посмотрел на Саманту. Она сидела на диване и плакала.


***
Саманта рыдала на плече у Джулии. Джулия гладила дочь по голове.
- Мама, мамочка, ну скажи, что это неправда, - попросила Саманта. – Это же все не может быть правдой. Ну скажи, ведь это не так – то, что сказал мне папа?
Джулия вздохнула.
- К сожалению, это все правда, дорогая. Крейг Хант действительно пытался убить твоего отца. И то, что Дэниэл его сын, тоже очень похоже на правду. Я, когда только увидела этого молодого человека, все думала, кого же он напоминает мне, а теперь поняла, кого. Дэниэл очень похож на Крейга, Сэмми.
- И ты думаешь, мама, что Дэниэл встречался со мной, чтобы отомстить папе? – спросила девушка.
- А вот этого я не знаю. Это может сказать тебе только сам Дэниэл. Тебе стоит спросить его об этом.
- Я спрошу, мама, обязательно спрошу. Только сначала расскажи мне все о том, что тогда случилось. Пожалуйста, все-все мне расскажи.


***
Дверной звонок буквально раздирался от звука. Дэниэл сидел спокойно, стараясь не обращать на это никакого внимания. Его терпения хватило на несколько минут. Потом он закричал:
- Зачем ты пришла?! Уходи! Разве тебе не сказали держаться от меня подальше?
- Дэниэл, нам нужно поговорить! – крикнула через дверь Саманта. – Открой, пожалуйста!
- Нам не о чем с тобой говорить! – все так же, крича через дверь, ответил Дэниэл. – Уходи! Уходи!
Но девушка не ушла. Она лишь перестала звонить, а застучала в дверь кулаками. Причем, очень сильно.
- Дэниэл, открой, пожалуйста! – не отступала Саманта. – Открой!
Кулаки вновь ударили в дверь.
«Так она разобьет себе руки, - подумал Дэниэл. – Или сломает дверь».
Ругая мысленно и себя, и Саманту, и жизнь, парень пошел открывать.
- Зачем ты пришла? – сказал он, распахнув дверь.
- Чтобы поговорить с тобой, - ответила Саманта и быстро прошла в дом, как бы боясь, что Дэниэл закроет дверь перед ее носом.
- По-моему, нам не о чем с тобой говорить, - возразил Дэниэл.
- Нет, мы должны выяснить все. Разобраться во всем.
- В чем разбираться?! Я – сын убийцы. Разве тебе этого мало?
- Ты не должен отвечать за своего отца. Если, конечно, сам не собираешься поступить так, как он. Скажи, ты ненавидишь моего папу?
- Да, я ненавижу всех жестоких самодовольных богачей, которые улыбаются с глянцевых журналов, ездят на шикарных авто и вершат чужие судьбы, не гнушаясь раздавить человека, как букашку!
- О боже мой! Где ты научился всем этим штампам? Ты всех богатых людей меряешь такой меркой?
- А разве это не так, Сэмми? Но мы сейчас говорим не о всех богачах, а о твоем отце.
- Это не так! И мой отец не такой! Кто тебе наговорил гадостей о нем? Твоя тетя Кэсси?
- Она лишь рассказала мне все, как есть. Я выводы я делаю уже сам.
- «Все, как есть» можно рассказать по-разному, Дэнни! Чего она добивалась, поселив в твоей душе злость, натравив тебя на нашу семью? Она, что, хотела, чтобы ты стал мстить моему отцу и закончил свою жизнь, как твой отец?
- Не смей говорить плохо о тете Кэсси! Она хотела мне добра.
- А может быть, она просто хотела отомстить моему папе за то, что он много лет назад ее бросил?
- Кстати, да, твой отец разрушил жизнь и ей, разлучил ее с любимым человеком.
- С кем? С моим двоюродным братом Уорреном? А я слышала, что тетя Кэсси сама его бросила и собиралась выйти замуж за моего папу. Сама собиралась, никто ее к этому не принуждал.
- А что же еще ей оставалось, когда она думала, что быть с любимым человеком она не может?
- А-а, ну, тогда ясно, - понимающе протянула Саманта. – Когда не можешь быть с любимым человеком, то, конечно, надо поскорее выйти замуж за кого-нибудь другого. Иначе нельзя.
- Ты пришла сюда издеваться?! – не выдержал Дэниэл.
- Нет, я пришла поговорить.
- Полить грязью тетю Кэсси?
- Нет, разобраться во всем!
- В чем?! В том, что я не смог даже увидеть своего отца?! Что я вырос круглым сиротой?! Мой отец был отправлен на электрический стул… Ты хоть представляешь, что пережила тетя Кэсси, когда ей сказали об этом?
- А ты не представляешь, что пережила моя мать, когда отца с пулевым ранением увезли на скорой помощи. А что, должно быть, пережили родные того, погибшего, парня? Ты об этом не думал? Ты злишься из-за того, что твоего отца отправили на электрический стул, но Дэниэл, мне ведь тоже совсем не приятна мысль, что я чуть было не осталась без своего отца в четыре года. Если ты собираешься стать юристом, то ты должен знать, какое наказание законом Соединенных Штатов предусмотрено за убийство человека. И проблемы, какие бы они ни были, с помощью винтовки не решаются.
Дэниэл молчал. Он не мог не признать, что Саманта права. Однако от этой правды ему было очень больно.
- Послушай, Дэнни, - примирительно сказала девушка, подойдя к Дэниэлу поближе и положив руку ему на плечо, - я считаю, что мы не должны копаться в грязном белье наших родителей и выяснять, кто тогда был прав, а кто виноват. Мы не знаем всех обстоятельств, тебя там тогда не было, а я была слишком мала, чтобы понимать, что происходит. Все, что мы знаем, - это рассказы наших родных. А рассказать одну и ту же историю можно по-разному. Твоей тете Кэсси, конечно, было больно, когда суд приговорил твоего отца к казни. Но и моей маме было больно, когда чуть не погиб мой папа. Да и папе тоже было несладко! Но зачем нам с тобой ворошить это прошлое? Все равно сейчас уже ничего не изменишь. У каждого в этой истории своя правда, но только мы с тобой, я считаю, не должны страдать из-за конфликта наших родителей. Давай не будем вмешиваться в это дело. Ты согласен?
Дэниэл кивнул. На какую-то минуту в комнате воцарилось молчание. Затем Саманта спросила:
- Скажи, а ты правда хотел отомстить моему отцу? Ты встречался со мной поэтому?
- Нет, - ответил Дэниэл. – Я действительно какое-то время думал о мести Мейсону Кепвеллу, но отказался от этой идеи, как только увидел тебя на пороге его дома. Я бы никогда так с тобой не поступил. Я не способен на это.
Девушка улыбнулась сквозь слезы. Затем, встав напротив Дэниэла, заглянула ему в глаза.
- Я люблю тебя, Дэниэл Тич, - сказала она.
Дэниэл, встав со стола, на край которого он облокачивался, и, оказавшись совсем рядом с Самантой, крепко обнял ее.
- Я тоже люблю тебя, малыш, - сказал он. – Очень люблю.


***
Расплатившись за номер и получив ключи, Дэниэл и Саманта поднялись наверх. Номер полу-люкс, который обычно снимали новобрачные, оказался большой полупустой комнатой, украшенной живыми цветами, всю мебель которой составляли лишь две тумбочки со светильниками, небольшой шкафчик и большая кровать, такая большая, что ее вид показался Дэниэлу пошлым на фоне почти пустого номера. Но, отогнав от себя эту мысль, Дэниэл призывно посмотрел на Саманту и, взяв ее руки в свои, поцеловал каждый ее пальчик.
- Ну, наконец-то мы одни, - сказал он.
- Да, - немного смущенно улыбнувшись, ответила девушка.
Подхватив Саманту на руки, Дэниэл уложил ее на кровать, а сам лег сверху на нее. Затем впился губами в ее губы и, аккуратно расстегивая пуговицы на ее блузке, стал покрывать поцелуями ее шею и грудь. Саманта пыталась справиться с пуговицами на его рубашке. Наконец ей это удалось. Дэниэл помог ей снять с него рубашку, и рубашка была отброшена на пол. Парень снова наклонился к девушке и вдруг отстранился.
- Нет, так нельзя, - сказал Дэниэл. – Это неправильно.
- Что неправильно? – не поняла Саманта.
- Вот это все, - парень обвел взглядом комнату. – Это неправильно. Вот здесь в отеле… Вот так… Это так пошло.
- Ну почему? Мы же любим друг друга.
- И все равно это неправильно.
- А что же тогда правильно? – спросила Саманта, поднимаясь с кровати и прижимая к груди блузку, вдруг устыдившись своей наготы.
- Что правильно? – на секунду Дэниэл задумался и вдруг, встав перед Самантой на одно колено, произнес. - Саманта Иден Уэйнрайт Кепвелл, ты согласна стать моей женой?


***
- Ты правда хочешь жениться на мне, Дэнни? – спросила Саманта, когда они вышли из отеля, так и не воспользовавшись номером, за который заплатили.
- А разве не ясно, что я говорил серьезно? Я не шучу. Я люблю тебя, Саманта, и хочу прожить с тобой всю свою оставшуюся жизнь. Если, конечно, ты тоже этого хочешь.
- Но… - начала было девушка и умолкла. Тема, о которой она хотела поговорить, была слишком деликатной, и Саманта боялась задеть гордость Дэниэла.
- Где и на что мы будем жить? – закончил за нее парень. – Я уже думал об этом. Недавно я устроился на новую работу в строительную фирму, платят там неплохо. Конечно, не бог весть сколько, но на еду и одежду нам хватит. И я узнавал в банке, если тетя Кэсси станет моим поручителем, мне дадут кредит, чтобы я мог купить дом. Погашать ссуду я буду постепенно из зарплаты. Если потребуется, я могу найти и еще какую-нибудь подработку. Я сделаю все, чтобы ты ни в чем не нуждалась. Конечно, обеспечить тебе такую роскошную жизнь, какую ты привыкла вести в доме твоего отца, я не смогу, но… если ты любишь меня… - на секунду Дэниэл запнулся, сглотнув подступивший к горлу комок, - Если ты хочешь жить со мной, Сэмми, то, поверь, я все для тебя сделаю, я для тебя горы сверну!
На глазах девушка тоже выступили слезы. Она смахнула их.
- Да, я же не ответила на твой вопрос, - сказала Саманта. – Я согласна. Я согласна стать твоей женой, Дэниэл Тич!
Не скрывая крика радости, Дэниэл подхватил возлюбленную на руки и закружил. Когда же он поставил Саманту на землю и заглянул в ее глаза, то увидел в них некоторую тревогу.
- Есть еще одна проблема, - сказала девушка.
- Твои родители, - догадался Дэниэл.


***
Я прошу руки вашей дочери, - произнес Дэниэл, мужественно посмотрев на Джулию и Мейсона, и не надеясь, однако, что их ответ будет благосклонным.
Его предположения подтвердились, ибо отец Саманты чуть не задохнулся от гнева.
- В жизни не видел такой наглости! – вскричал Мейсон. – Я-то думал, что больше никогда вас здесь не увижу, молодой человек.
- Ваши надежды не оправдались, - съязвил Дэниэл.
Саманта тихо сжала руку любимого, давая ему понять, чтобы он успокоился. Если Дэниэл начнет хамить ее отцу, то дело никак не удастся решить миром.
Парень взял себя в руки.
- Мистер Кепвелл, я хотел вам сказать, что люблю вашу дочь. И она любит меня. А что было в прошлом между вами и моим отцом, нас с Самантой не касается. Мы не должны страдать из-за чужих ошибок и отвечать за чужие поступки. Мы с Самантой поженимся и будем вместе, потому что мы так решили. А как вам, - Дэниэл выделил это слово, - на это реагировать, уже вам решать. Вы можете благословить нас, а можете проклясть, это ваше дело. Но мы с Самантой своего решения не изменим.
- Да, это так, папа, - сказала Саманта. – Я люблю Дэниэла и выйду за него замуж независимо от твоего одобрения или неодобрения. Но мне, конечно, будет очень больно, если из-за этого у нас с тобой разладятся отношения. Я бы хотела, чтобы ты понял меня и принял наш с Дэниэлом брак. Я люблю тебя, папа, но ты должен понять, что теперь моя жизнь – это Дэниэл, - девушка умоляюще посмотрела на отца.
Мейсон несколько смутился.
- Я могу сам поговорить со своей дочерью? - спросил он, посмотрев на Дэниэла.
Джулия жестом дала понять Дэниэлу, что ему лучше уйти, и проводила гостя до двери. Бросив ободряющий взгляд на Саманту, парень ушел.


***
- Сэмми, детка, ты рехнулась?! – сказал Мейсон, едва за Дэниэлом закрылась дверь. – Как ты можешь выходить замуж за сына убийцы?!
- Папа, но ведь убийца же не он! Дэниэл не должен отвечать за своего отца. А сам он ничего плохого не сделал и никогда не сделает!
- Откуда ты знаешь, что не сделает? Генетика – сложная наука, а дурные гены…
- Прекрати, папа! Замолчи! Иначе мне станет стыдно за свои гены!
- Что?! Да как ты смеешь…
- Тише, тише… Успокойтесь! – Джулия встала между Самантой и Мейсоном, боясь, как бы эти двое не набросились друг на друга. – Как вы себя ведете? Разве так можно?
- Ладно, другой вопрос, - сказал уже более спокойным тоном Мейсон. – На что вы будете жить?
- Мы с Дэниэлом молодые здоровые люди, мы заработаем на кусок хлеба.
- Да? И с каких же пор ты начала питаться хлебом?- сыронизировал Мейсон.
- Я говорю образно, папа! – Саманта снова перешла на крик.
Похоже, успокаивающих слов Джулии хватило лишь на несколько секунд. И Мейсон, и Саманта снова были возбуждены до предела.
- Дэниэл работает, я тоже могу найти себе какую-нибудь работу, - сказала Саманта.
- И какую же? Официанткой? Посудомойкой?
- А почему бы и нет! Я умею мыть посуду. Я думаю, что мне пора перестать сидеть у вас с мамой на шее. И ничего в этом нет страшного, если я буду работать. Мама вот тоже подрабатывала, когда училась в университете, правда, мам? – Саманта посмотрела на Джулию. Джулия кивнула.
- Ты не знаешь, о чем говоришь, - сказал Мейсон.
- Ну, значит, мне предстоит это узнать.
- Детка, позволь мне поговорить с папой наедине, - попросила Джулия, подойдя к Саманте и положив руку ей на плечо. – А ты пока пойди в свою комнату.
- Хорошо, мама, - согласилась девушка. – Тем более что я уже сказала все, что хотела.
Саманта ушла.
Джулия укоризненно посмотрела на Мейсона.
- Что? Что ты хочешь мне сказать?! – вспылил Мейсон. – Ты, что же, одобряешь это брак?!
- Я хочу, чтобы наша дочь была счастлива.
- А я, думаешь, этого не хочу?! Но она не будет счастлива с этим Дэниэлом. Не будет!
- Почему же? Они любят друг друга.
- А ты забыла, чей он сын?! Яблоко от яблони недалеко падает! Не-да-ле-ко! Всегда!
- А, ну, тогда понятно, почему ты так похож на СиСи.
- Что?! Я не похож на своего отца.
- Ну как же, такого не может быть. Яблоко от яблони ведь недалеко падает. Да, я помню, как СиСи Кепвелл всегда пытался все решать за своих детей. Как он пытался разлучить Иден и Круза, как ему не нравился ни один парень Келли. А сейчас я посмотрела на тебя с Самантой и поняла, что ты – точная копия его.
- Нет, Джулия, нет, я не похож на своего отца, - возразил Мейсон. – Я желаю Саманте добра.
- А разве СиСи когда-нибудь желал своим детям зла? Он тоже всегда хотел добра. Но только родитель не всегда может знать, что на самом деле лучше для его ребенка.
- Я не похож на своего отца, Джулия, - повторил Мейсон. – Я не похож на него, - повторил он еще раз, как заклинание. – Я не похож на СиСи Кепвелла.
- Ну хорошо, хорошо, - сказала Джулия и, обняв Мейсона со спины, хитро улыбнулась. – Ты не похож на СиСи. Но вот смотри, если ты не похож на СиСи, то, может быть, и Дэниэл тоже не похож на Крейга? Ну, если ты не похож на своего отца… Значит, не всегда яблоко от яблони недалеко подает?
Мейсон пробормотал что-то бессвязное.
- Что, милый? – переспросила Джулия.
- Я хотел сказать, что теперь понял, почему ты всегда выигрываешь дела в суде, - ответил Мейсон.
- Ты понял это только теперь? – Джулия, казалось, была удивлена.


***
Поздно ночью Мейсон постучал в комнату Саманты.
- Войдите, сказала девушка.
- Не спишь, детка?
- Нет. Не могу уснуть.
- Из-за меня?
- Входи, папа!
Мейсон вошел и присел к Саманте на кровать.
- Так значит, ты действительно любишь этого Дэниэла? – спросил он.
- Люблю, папа. Очень люблю.
Мейсон вздохнул.
- М-да, наверное, это участь всех отцов – когда-нибудь отдать свою любимую дочь в чужие, незнакомые руки, - проговорил он.
- Так ты согласен на наш брак? – спросила Саманта.
- Сэмми, ты уже почти юрист и должна знать, что по современным законам тебе, чтобы выйти замуж, мое согласие не нужно. Ты вправе поступать так, как решила, а мне остается лишь смириться.
- Так ты смирился?
- Такова моя участь.


***
- Рад, что вы уже приехали, тетя Кэсси, - сказал Дэниэл, когда Кассандра открыла ему дверь. – Как съездили в Европу?
- Хорошо. Развеялась, отдохнула… Помолодела…
- Ну, это вам не нужно, вы и так красавица.
- Входи, подхалим, - Кэсси пропустила парня в дом. – Кофе будешь?
- Да, и смотреть фотографии тоже буду. Вы ведь фотографировались во время поездки?
- Конечно, хоть это была и не первая моя поездка в Европу. Сейчас все принесу.


***
- Париж, - потрясающе красивый город, - заключил Дэниэл, перебирая фотокарточки. – Наверное, мы с Самантой поедем в медовый месяц именно туда.
- В медовый месяц? С Самантой?
- Да. А чему вы удивляетесь, тетя Кэсси? Разве я не писал вам по СМС, что влюбился?
- Ах да, точно! – рассмеялась Кассандра, отдавая должное его непосредственности. – Так значит, твою девушку зовут Саманта?
- Да, Саманта Кепвелл.
- Кепвелл? – Кассандра побелела. – Ты хочешь сказать, что встречаешься с дочерью Джулии и Мейсона?
- Да, с ней. Я понимаю, что…
Кассандра вдруг разрыдалась. Она плакала так горько и отчаянно, что Дэниэл умолк. Какое-то время он смотрел на нее молча, а затем вдруг сказал неожиданно жестко:
- Мне очень жаль, тетя Кэсси, что вы так на это реагируете, но я могу повторить вам лишь то, что мы с Самантой сказали ее родителям. Нас не касаются прошлые отношения между моим отцом и семьей Кепвелл, и мы не должны страдать из-за чужих поступков и ошибок. Мы с Самантой любим друг друга и будем вместе. А как лично вам на это реагировать, решать уже вам. Вы можете благословить нас, а можете проклясть, это будет ваше личное дело. Но только я думаю, что пора бы вам уже забыть о старых обидах, тетя Кэсси. Даже отец Саманты смирился с нашим браком.
- Ах, дело совсем не в старых обидах! – всхлипнула Кассандра. – Совсем не в этом!
- А в чем же тогда?
Усилием воли Кэсси подавила рыдания.
- Дэниэл, это очень давняя и ужасная история, - сказала она. – Никогда не думала, что мне придется рассказать тебе об этом. Боже, это как будто какой-то злой рок! Как будто проклятие на нас висит!
- Да в чем же дело?! – не выдержал Дэниэл.
- Много лет назад в дом СиСи Кепвелла, деда Саманты, пришла некая женщина, представившаяся подругой матери Крейга, твоего отца, Дэниэл. И эта женщина сказала СиСи, что Крейг его сын. Все, конечно, были в шоке от такой новости, и, конечно, был сделан анализ ДНК. Результат анализа оказался отрицательным, он показал, что Крейг вовсе не сын СиСи. И все вздохнули спокойно. Но на самом деле… - Кэсси запнулась. – На самом деле тот анализ был фальшивый. Я заплатила врачу, чтобы он подменил анализы. Крейг сказал, что не вынесет, если окажется, что СиСи его отец, поэтому я и подсунула фальшивые результаты. А настоящий результат анализа… Настоящий результат анализа вот, - сняв со стены картину, под которой прятался сейф, Кэсси достала из сейфа какой-то листок и протянула его Дэниэлу. – Настоящий результат анализа показал, что твой отец, Дэниэл, сын СиСи Кепвелла.
Дэниэл ошарашено смотрел то на протянутый ему лист бумаги, то на тетю Кэсси. Что она такое говорит? Нет, это не может быть правдой! Никак не может быть!
- Мне очень жаль, - сказала Кэсси. – Мне очень жаль, что все так.
Механически, как лунатик, парень взял протянутый ему документ и начал читать. Хотя читать не получалось. От шока какая-то пелена затуманила взгляд, и буквы прыгали перед глазами.
- Ты знаешь, а это анализ я получила не сразу, - продолжала Кассандра. – Как будто сама судьба не хотела, чтобы кто-то знал правду. Первый раз, когда результат анализа был у меня на руках, ветер вырвал документ у меня из рук и унес в океан прежде, чем я успела что-либо прочитать. Я подумала, что, может быть, это и к лучшему – ничего не знать. Меньше знаешь, крепче спишь, как говорится. А потом… Я никогда не думала, что Крейгу вынесут такой приговор! – Кэсси горько разрыдалась. Даже спустя много лет она не могла без слез вспоминать об этом. – И я попросила врача сделать анализ еще раз. Я подумала, что, может быть, я тогда была неправа, когда подменила анализы, может быть, если окажется, что Крейг все-таки сын СиСи, СиСи вовсе от него не отвернется, может быть, Кепвеллы используют все свои связи, чтобы помочь Крейгу… Терять ведь уже было нечего все равно! Но адвокат сказал, что теперь уже ничего нельзя сделать, что приговор уже вынесен, и теперь уже ни Кепвеллы, ни кто-то другой помочь не сможет. Приговор был приведен в исполнение раньше, чем я получила новый результат! А эта бумажка осталась у меня – никчемная, бесполезная… Хотя нет. Я боролась с искушение бросить результат анализа в лицо СиСи, чтобы он узнал, кто был казнен. Чтобы он понял, чтобы почувствовал… О, какая это была бы сладкая мысль, Дэниэл! Но я не смогла… Я испугалась. Я бы подставила врача, который ради меня пошел на должностное преступление, подделав результат анализа в первый раз. Да и сама я могла сесть в тюрьму за свою аферу. А я не могла… Я должна была заботиться о тебе, Дэниэл, я не могла нарушить обещание, которое я дала Крейгу. И я никому ничего не сказала. Я думала, что унесу эту тайну с собой в могилу, но… Мне очень жаль, что мне пришлось тебе об этом рассказать. Поверь, я понимаю сейчас тебя лучше, чем кто-либо другой! Это ужасно – узнать такую правду. Но еще хуже было бы не знать. Представь, если бы вы с Самантой поженились, а потом… Кровосмешение…
От последнего слова Дэниэла ударило будто током. Он знал, что это такое. Когда-то давно к ним в приют принесли новорожденного мальчика. Хотя мальчиком его назвать было трудно. Такого уродливого существа Дэниэл не видел даже в кунсткамере в музее. Ходили слухи, что его родила какая-то девушка-подросток, которую изнасиловал собственный брат. Через несколько часов младенца забрали в больницу, где он и умер. Больше Дэниэл его не видел. Но память об уродце осталась у него на всю жизнь. Нет, Саманта не заслуживает того, чтобы у нее были такие дети. Она не должна страдать. Нет, только не это!
Дэниэл решительно встал.
- Я пойду, тетя Кэсси, - сказал он.
- Куда ты пойдешь, подожди! – Кэсси в испуге схватила его за рукав.
Дэниэл высвободил руку.
- Не беспокойтесь за меня. Со мной будет все в порядке. Мне и не такое приходилось выносить в своей жизни.


***
Дэниэл соврал, когда сказал, что ему приходилось выносить и не такое. Несмотря на все тяготы, которые заставила испытать его жизнь, так плохо ему, казалось, еще никогда не было. Но, если плохо ему, то что же будет с Самантой, когда она об этом узнает? Нет, она не должна об этом узнать! Никогда-никогда!
Дэниэл посмотрел на сжимаемый в руке листок – проклятые результаты анализа.
- Какая грязь, какая мерзость, какая пошлость! – сказал Дэниэл, перечитывая их.
Затем, скомкав лист бумаги, бросил его в мусорную корзину. Саманта не должна знать об этом. Это слишком ужасно. Что угодно другое будет лучше, чем это!
Взяв чистый лист бумаги и ручку, Дэниэл сел за стол и начал писать: «Саманта, я уезжаю из города, но прежде должен тебе кое в чем признаться. Я не люблю тебя и никогда не любил, а встречался с тобой действительно ради того, чтобы в будущем использовать, как орудие мести твоему отцу. Но сейчас я понял, что месть не принесет мне счастья, и потому решил уехать. Я уезжаю в другой город… - Дэниэл почесал ручкой затылок, пытаясь придумать, что еще можно написать, - Где меня ждет девушка, которую я люблю. Я, конечно, подло поступал и с тобой, и с ней, когда, любя ее, встречался с тобой. Надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь меня за это простить. А впрочем, мне все равно. Я желаю тебе встретить достойного человека, который тебя полюбит. Ты – хорошая девушка, Саманта, это просто я подлец. Тебе следует запомнить, что в мире есть такие люди, и не быть слишком наивной. Я желаю тебе счастья. Не поминай меня лихом. Дэниэл».
Закончив писать, Дэниэл положил письмо в конверт и, написав на конверте адрес, заклеил его. А затем пошел собирать чемоданы.
Он как раз закончил упаковывать вещи, когда в дверь позвонили. На пороге стоял человек в форме.
- Вызывали посыльного? – спросил он.
- Да, вот, - Дэниэл протянул посыльному конверт и 10 долларов. Отнесите, пожалуйста, это письмо Саманте Кепвелл. Адрес на конверте.
- Все будет сделано, мистер.
Посыльный ушел.
Взяв чемоданы, Дэниэл спустился вниз. Сообщил хозяйке квартиры, которую снимал, что съезжает, сдал ключ, расплатился за прожитое время. Затем вышел на улицу и погрузил чемоданы в свой черный «БМВ» – подарок тети Кэсси на его день рождения. «Ну вот и все», - сказал сам себе Дэниэл.


***
Загородная трасса была почти пуста. Лишь черный «БМВ» мчался с бешеной скоростью, с каждой минутой все дальше и дальше уезжая от Санта-Барбары. Его водитель крепко держался за руль и не мигая смотрел на дорогу. Губы молодого человека были плотно сжаты, а в горле застрял комок. Но Дэниэл не плакал. Мужчины не плачут.

Сообщение отредактировал natka: Понедельник, 16 августа 2010, 21:12:57

 

#2
Светик
Светик
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2001, 19:06
  • Сообщений: 6218
  • Откуда: Московская область
  • Пол:
Если б не знала личные симпатии и антипатии автора, никогда бы не подумала, что Крейг в «нелюбимых» - кроме безликого «убийца», и то сказанного скорее на основе услышанного, прочитанного – вызубренного «убивать плохо», в фанфике про него нет ничего, что вызвало бы осуждение именно Крейга.
Вот , кто вызывает реальное осуждение, так это Мейсон. Не только и не столько потому, что Дэна не принял. Самовлюблённый, напыщенный индюк, неспособный видеть ничего, кроме собственных обид и собственных претензий :inwall: :evil: :angry: – Джулии и её детям надо памятник при жизни ставить, что терпят такое г… у себя дома, ещё и любят его, понимают и дорожат отношениями с ним. А этой зажравшейся мерзости всего мало.
Мейс в этом фике вообще выглядит каким-то «воплощением безнаказанности» - самый опасный и противный герой НИКАК НИ ЗА ЧТО не ответил. Как будто автор хотел показать, что «избранным» можно наглеть как угодно, и ничего за это не будет. И это – норма жизни. Наверное, жизненно, но обидно и несправедливо очень.
Дэниэл, сын Крейга, унаследовал от папы лучшие качества – заботливый, непритязательный, умеет тонко чувствовать и по-настоящему любить, может пожертвовать своими интересами. :kiss: :rose: Унаследовал он также и недостатки Крейга – склонность принимать спонтанные, не всегда верные решения, от которых потом страдают другие люди, и страдает он сам. :hurt:
Но Дэн в чём-то оказался слабее, трусливее Крейга. :warning: Вызывает осуждение его побег, то, что он лишил Саманту возможности узнать правду, лишил её возможности что-то самой решить и делать выводы. Это нечестно. Получается, что он не доверял ей, считал себя умнее- главнее- более уполномоченным решения принимать. Если когда-нибудь в будущем Сэмми узнает всю правду, у неё будет полное право обидеться на Дэна, высказать ему всё, что думает и дать в глаз. Сейчас Дэна оправдывает только юный возраст.
Финальная фраза – «мужчины не плачут» - смахивает на штамп и что-то выученное, но тоже можно списать на юные годы Дэниэля. Хочется пожелать ему научиться плакать, понять однажды, что те, кто «не плачет» - это никакие не мужчины, а бесчувственные, толстокожие, бесчеловечные киборги, и подражать им не стоит. Но у Дэна ещё есть время это понять…
Джулия вызывает симпатию – умница, понимающая, умеет со всеми поладить и нужные слова найти :girl: . Единственно – странно, что она про Крейга ничего хорошего не вспомнила. У неё были разные воспоминания о Крейге, они трогательно дружили, Крейг с Самантой играл… А Джу не из тех, кто плохое о человеке помнит, а хорошее перечёркивает, будто и не было. Мейсон – да, только убийцу несостоявшегося видеть способен в человеке, но Джу… она всегда ценила людей, умела видеть хорошее… :look:
Саманта приятная девочка, и болтает неплохо, умные вещи говорит – сразу видно, что дочь юристов :talk: :lol: . Смелая, инициативу проявляет – и пригласила Дэна на свидание первая, и пришла к нему сама. Видно, что девочка избалована, привыкла получать лучшее, но в данном случае избалованность её не портит совсем.
А вот братья Сэм удивили – какие-то слишком маленькие для своих 13 и 14 лет. И спать вовремя, раньше всех, ложатся, и себя «мелкими» называть позволяют… Мальчик 13 лет физически сильнее (как минимум равен) 18-летней девочки, с большой вероятностью выше ростом и уж точно себя маленьким не считает. Но, как о сестре заботятся, как один из братишек хотел её в лучшем свете выставить – это трогательный момент. Наивно-трогательный, можно сказать.
Кассандра вызывает сочувствие и чувство беспомощности. Ей, получается, и правда жизнь сломали :cry: :hurt: . Ведь все её неверные роковые решения – от отчаяния, от безысходности, от желания и невозможности что-то исправить…
Немного удивили пересечения с другими фиками – про родство Си Си и Крейга речь шла в «Проделках судьбы», не ожидала увидеть эту тему здесь. :surprised: Сама не знаю, хорошо это или плохо – честно, не могу понять.
Отдельный прикол – когда «Лучше поздно, чем никогда» читала, в голову не приходило, что Кепы лично повлияли на казнь Крейга. Вызывали осуждение законы, судьи, полицейские, кеповское равнодушие, но, казалось, они на Крейга просто наплевали, своих дел хватает. А здесь – веришь Кассандре. Казнь Крейга вообще походила на месть – месть втройне гнусную, подлую и низкую, что Крейг не мог защититься (откуда ему хорошего адвоката взять), его некому было поддержать, кроме Кэсс, и он уже НИКАКОЙ опасности не представлял, убивать его - это было «добивать раненного» в худшем смысле. Но ТАКАЯ сволочь, как Мейсон в ЭТОМ фанфике, способна на всякое, даже на такие мерзости, что и представлять не хочется. :evil: :angry: :inwall:

Сообщение отредактировал Светик: Среда, 01 июля 2009, 15:43:13

 

#3
Фанатка Даша
Фанатка Даша
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 31 Авг 2001, 18:01
  • Сообщений: 698
  • Пол:
Фанфик сильный! :yes: У меня вообще "сиротская" тема в числе самых-самых любимых, а здесь ещё и написано классно :yes:
Сюжет закручен именно "по-барбароски", то есть по законам жанра :lol: Пересечение с "Лучше поздно, чем никогда" - это, ИМХО, плюс. Такой сюрприз читателям в финале :surprised: :lol:
Теперь по героям. В основном, соглашусь со Светой :yes: Насчёт Мейсона всё-таки думается, что он не конченый паразит... Прислушался же к словам Джулии. Проняло. Значит, не всё потеряно :yes:
Дэнни в конце, хоть убейте, осуждение вызывает. Не, я его понимаю. И то, что мелкий, и то, что сам в шоке :shocked:.. И в тонкости отношений его никто вникать не учил.... На мой взгляд, он не трус. А просто маленький идиот :-{ И у Сэмми (если когда-нибудь встретятся) есть повод не просто обидеться, а стукнуть его по башке чем-нибудь, чтобы мозги на место встали.
Сэмми жалко. Это что, получается, у девочки душевая травма на всю жизнь? Дай Бог, чтоб так не было. Если девочка пробивная и Дэна действительно любила, чувствовала - может, и выяснит правду...
Кстати, они ведь двоюродные брат и сестра. Это, конечно, кровосмешение, но у некотрых народов такие браки до сих пор приняты... Если там настоящая любовь... Тема острая, деликатная, но в любом случае, принять решение они должны были ВМЕСТЕ. Дэнни - хороший мальчик :boy: , мне он как герой очень даже симпатичен, но накосячил, конечно... :shocked: :cry:
А вообще, здорово, что фанфик вызывает яркие, противоречивые эмоции :lol: :lol:
 

#4
Светик
Светик
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2001, 19:06
  • Сообщений: 6218
  • Откуда: Московская область
  • Пол:
Единственно, не совсем стыкуются моменты:

View Post Quote

Они с Марком были очень дружны, пока жили вместе в приюте, несмотря на восьмилетнюю разницу в возрасте. .

View Post Quote

Сестра Алегра. Она была воспитательницей Дэниэла с тех пор, как его перевели из приюта в Лас-Вегасе в приют Санта-Барбары. И почему-то она относилась к нему куда лучше, чем к другим детям.

View Post Quote

Он всю жизнь был один и, как одинокий волк, боролся за выживание

Получается, что всю жизнь один Дэниэл не был, и "за выживание", по крайней мере в детстве, не боролся :no: . Напротив, он умело наладил контакт с детьми и избежал возможных конфликтов с другими сиротами (сама автор написала, что у героя были "некоторые проблемы", а не "серьёзные проблемы").
А одиночество и "борьба за выживание" - это проблемы только взрослого Дэниэла, что успело составить не такую уж большую часть всей его жизни.
Кстати, тронуло, что он дружил с мальчиком на восемь лет младше. Крейговская наследственность узнаваема :) :yes: Крейги тоже с малышами ладил.

Сообщение отредактировал Светик: Среда, 01 июля 2009, 15:44:32

 

#5
Гость_Иден Кастильо
Гость_Иден Кастильо
  • Гость
Любовь (маленькое продолжение)
Саманта готовила домашнее задание, когда в дверь позвонили.
- Вам письмо, - посыльный протянул ей белый конверт.
- Письмо? От кого? – удивилась девушка. И, взглянув на конверт, просияла. – От Дэниэла! Спасибо вам большое!
Достав бумажник, девушка вынула оттуда десять долларов и протянула посыльному.
- Вот, возьмите.
- Мне уже заплатили за доставку, - сказал посыльный.
- Это на чай, - Саманта очаровательно улыбнулась.
-Ну, тогда спасибо, - ответил довольный посыльный и, взяв деньги, удалился.
Саманта повертела конверт в руках.
- Какие мы стали романтичные, - проговорила она, усаживаясь поудобнее на диван. – Уже не пользуемся телефоном, а пишем письма. Ну что ж, это тоже интересно.
Девушка вскрыла конверт. Пробежала письмо глазами. Если она и хотела что-то прочитать в этом письма, то явно не то, что там оказалось написано.
Саманта сидела, словно громом пораженная, и тупо смотрела на листок бумаги. Нет, либо она сошла с ума, либо весь мир сошел с ума. Но то, что написано в этом письме, правдой быть не может!
- Что за бред?! – воскликнула девушка и, схватив телефонную трубку, набрала знакомый номер.
Длинные телефонные гудки доносились из трубки бесконечно долго. Наконец девушка оставила телефон в покое. Снова посмотрела на письмо. Зажмурилась и открыла глаза. Затем опять посмотрела на злополучный текст. Он не исчез и не стал другим. Схватив сумочку, Саманта выбежала на улицу.


***
- Он уехал сегодня утром, - объясняла хозяйка квартиры, которую снимал Дэниэл. – Сдал ключи, полностью расплатился и уехал. Нет, он не сказал, куда едет. Я не знаю, где сейчас ваш молодой человек.
- А можно мне в его комнату? – попросила Саманта.
- Зачем? Там сейчас уборщица наводит порядок, готовит комнату для нового постояльца.
Но Саманта уже не слушала хозяйку квартиры. Она вбежала в комнату, где жил Дэниэл.
Невозможно поверить, что его здесь больше нет! Еще вчера здесь были его вещи. Глядя на пустую комнату, Саманта все больше и больше приходила в отчаяние. Ведь если Дэниэла здесь нет, значит, он и правда уехал, значит, правда и то, что написано в той проклятой записке, которую ей принесли утром. По крайней мере, это может быть правдой. Правда – уже часть того, что написано, а это уже плохо.
Саманта ходила кругами по комнате, едва сдерживая слезы. «Но Дэниэл не мог просто так уехать… - думала она. – Куда он уехал? Куда? Должно же остаться хоть что-то, что бы указывало на то, где он сейчас».
Девушка огляделась вокруг. Ни одной знакомой вещи. Дэниэл забрал с собой все. И ее сердце тоже.
Уборщица подняла мусорную корзину, собираясь вынести мусор. Саманта заметила это.
- Нет, не выносите, пожалуйста! – закричала она, уцепившись за край мусорной корзины. – Здесь может быть что-то, что указывало бы, куда он…
- Что вы себе позволяете, девушка?! – услышала Саманта над собой голос хозяйки квартиры. – Я не разрешала вам сюда входить! Уходите немедленно, не мешайте горничной работать!
Саманте пришлось отпустить мусорную корзину и встать.
- Уходите! – повторила хозяйка квартиры.
Порывшись в сумочке, Саманта достала из бумажника стодолларовую купюру и протянула женщине.
- Деточка, да не знаю я, где твой парень, - ответила та, не взяв деньги. – Он не сказал, куда уехал. Поверь мне, здесь ты уже ничего не найдешь.
Саманта разрыдалась. В хозяйке квартиры проснулось сочувствие. Она подошла к девушке и погладила ее по голове, пытаясь утешить.
- Не надо так, деточка, - сказал она. – Все мужики – сволочи. А у тебя их столько еще будет…
Саманта не дослушала ее до конца. Резко отстранившись, девушка выбежала на улицу.


***
Следующим домом, который атаковала Саманта, был дом Кэсси.
- Где он?! – набросилась Саманта на Кассандру с порога.
- Кто?
- Дэниэл. Он уехал. Где он?
- Я не знаю. Я даже не знала, что он уехал, узнаю об этом от тебя.
- Вы лжете! Вы что-то знаете! Дэниэл не мог просто так уехать!
- Значит, у него была какая-то причина.
- Он уехал и прислал мне вот это! – Саманта показала Кассандре письмо. Та прочитала его.
- Ну вот, здесь же все написано, - невозмутимо ответила Кэсси.
- Я не верю во весь этот бред! Это неправда! А вы скажете мне правду!
- Я ничего не знаю!
- Вы лжете! Вы ответите мне! – Саманта схватила женщину за руку выше локтя.
Кэсси поняла, что так просто она от этой девушки не отделается.
- Хорошо, я скажу. Все, что здесь написано, – правда, - воспользовавшись шоком Саманты, Кэсси высвободила руку. – Ты довольна?
- Я вам не верю…- прошептала девушка. – Я вам не верю! – повторила Саманта уже громко.
- А зря. У Дэниэла уже давно есть девушка, которую он любит. И встречается он с ней гораздо дольше, чем встречался с тобой. А тебе следовало бы иметь гордость и не бегать за парнем, которому ты не нужна.
- Говорите, у Дэниэла есть девушка? И как же ее зовут? Где она живет? Дэниэл сейчас с ней? И где же он?
- А этого я тебе не скажу.
- Потому что вы все это просто выдумали, да? Вы ненавидите меня, потому что вы ненавидите моих родителей!
- Я никого не ненавижу. А ты, девочка, пожалуйста, убирайся из моего дома, иначе я вызову полицию. И не беспокой меня больше.
- Я все равно найду Дэниэла, - сказала Саманта. – Если он действительно не любит меня, пусть скажет мне об этом, глядя в глаза. А до этого я не поверю в то, что он мне написал.



***
Саманта подъехала к зданию суда. Был как раз обеденный перерыв, и ее родители пили кофе в кабинете. Девушка показала им письмо и кратко изложила ситуацию.
- Мамочка, как ты думаешь, Дэниэл мог так поступить? – Саманта умоляюще посмотрела на Джулию.
- Я не знаю, дорогая. Но он сам тебе все написал.
- Он не мог такое написать!
- А это его почерк? У тебя были его институтские конспекты, ты можешь сравнить…
- Я не буду ничего сравнивать! – Джулии было невдомек, что Саманта мгновенно узнала почерк Дэниэла. – Даже если все это написано его рукой, это еще ничего не значит! Может быть… Может, он писал это письмо под чью-то диктовку под дулом пистолета! Папа, это не ты нанял бандитов, чтобы они похитили Дэниэла?
- Что?! – Джулия была шокирована. – Не смей говорить такие вещи, Сэмми! Немедленно извинись перед папой!
Саманта молчала. Лишь внимательно посмотрела на Мейсона.
- Я не имею никакого отношения к исчезновению твоего бой-френда, дочка, - сказал Мейсон. – Мне бы такое даже в голову не пришло. Но спасибо, конечно, за твою веру в меня.
Саманта еще раз посмотрела на родителей. Похоже, они действительно ничего не знают. Но что же ей теперь делать?!
Саманта чувствовала, что у нее подкашиваются ноги, кружится голова, и ей казалось, что она вот-вот грохнется в обморок.
- Детка, ты не в себе, - уже ласково сказала Джулия, заметив состояние дочери. – Присядь, отдохни, успокойся. Мейсон, открой окно, здесь, видно, душно. Хочешь воды, Сэмми? Или давай я принесу тебе поесть? Чего ты хочешь?
- Я ничего не хочу! – Саманта решительно встала. Горе придавало ей силы, и отчаяние вновь сменилось решимостью. Голова уже перестала кружиться. – Мне некогда сидеть тут с вами. Я должна найти Дэниэла!


***
- Дядя Круз, дядя Круз, если вы дома, откройте, пожалуйста! – Саманта молотила кулаками в дверь коттеджа до тех пор, пока на пороге не появились перепуганные Иден и Круз.
- Сэмми, детка, что случилось? – почти одновременно спросили они.
Вид у обоих был несколько растрепанный. Похоже, на обеденный перерыв у них были свои планы.
- Дядя Круз, вы должны мне помочь! – выпалила Саманта. – Вы же детектив, вы должны найти его!
- Кого найти, Сэмми? Что случилось?


***
Иден отпаивала Саманту чаем, пока та рассказывала о случившемся. Круз внимательно слушал, пытаясь что-нибудь придумать.
- Ты знаешь, куда он мог поехать? – спросил Круз.
- Нет. Понятия не имею. Но… - Саманту вдруг осенила идея. – У него черный «БМВ». Вы могли бы отследить его машину по системе видео-наблюдения на дорогах? Связаться с дорожной полицией…
- А номер его машины ты помнишь?
- Примерно.
- Если вспомнишь точно, то, возможно, мы найдем твоего Дэниэла.
***
- Такого номера не существует, - в очередной раз сказал Круз, набрав что-то в поисковой системе.
- Я не помню! – в отчаянии воскликнула Саманта. – Я не смогу вспомнить точно! Я видела номер лишь мельком, когда подходила к его машине, у меня не было цели его запомнить… Что теперь делать?!
Девушка заплакала. Иден обняла ее.
- Послушай, Сэмми, не надо так, мы что-нибудь придумаем, - сказала Иден. – У меня есть одна идея. Ты не можешь в сознательном состоянии точно вспомнить номер машины, но в подсознании он у тебя наверняка отложился. Я могу позвонить своему психиатру, тому, который в свое время меня вылечил, он тебя загипнотизирует, и, может быть, под гипнозом ты все вспомнишь.
- Дорогая, мне кажется, не стоит подвергать Саманту гипнозу, - вмешался Круз. – Мне сейчас в голову пришла идея получше. Сэмми, ты говоришь, что Кассандра подарила Дэниэлу эту машину на его день рождения? Мы можем пробить по базе все машины, зарегистрированные в этот день. Если ты примерно помнишь номер машины, ты узнаешь его среди прочих?
Саманта улыбнулась.
- Пожалуй, да.


***
Полицейская машина преградила дорогу черному «БМВ». Дэниэлу пришлось выйти из автомобиля. Полицейский вышел ему навстречу.
- Инспектор Кастилио, полиция Санта-Барбары, - представился полицейский, показав значок. – Вам, молодой человек, придется поехать со мной.
- Я арестован? За что? Я ничего не сделал.
- Вы превысили скорость.
- Тогда выпишите мне штраф.
- В участке. Поехали.
- А как же моя машина?
- Вы приедете за ней позже.
- Что за черт!
- Не чертыхайтесь. Садитесь в машину.
Мысленно ругаясь, Дэниэл подчинился. Поведение полицейского казалось ему очень странным, но спорить с ним Дэниэл не стал. С полицией лучше не конфликтовать – это правило он усвоил еще в детстве.


***
- Куда вы меня везете? – спросил Дэниэл, увидев в окно полицейский участок, оставшийся мгновенно позади.
- В полицейский участок, - невозмутимо ответил коп.
- Полицейский участок был вон там! – почти закричал Дэниэл. – Мы проехали его!
- Мы едем в другой полицейский участок, в тот, который в Санта-Барбаре.
- Что?! Что за бред?! Вы не имеете права везти меня так далеко! Я буду жаловаться!
- Жалуйтесь, - все так же невозмутимо ответил полицейский, не сбавляя скорость.
- Послушайте, - начал Дэниэл уже другим тоном. – Я совсем вас не понимаю. Если вам так хочется арестовать меня за превышение скорости, то почему не сделать это в ближайшем полицейском участке? Зачем вы везете меня так далеко, в Санта-Барбару?
- На самом деле я вовсе не собираюсь вас арестовывать, - сказал полицейский. У меня нет полномочий штрафовать за превышение скорости. И у меня даже нет радара. То, что вы гнали так, что могли запросто разбиться, я заметил невооруженным глазом. А везу я вас в Санта-Барбару для того, чтобы вы объяснились с одной молодой леди, которую вы очень обидели.
- Что?! Вы везете меня к Саманте?! – Дэниэл сразу догадался, о ком идет речь. – Нет, я не поеду!
- Спокойно, молодой человек. Мы на полном ходу, - Крузу показалось, что парень готов выпрыгнуть из машины.
- Остановите! Вы не имеете права везти меня куда-то насильно! Это называется похищение, я учусь на юриста и знаю свои права!
- Послушай, парень, - сказал Круз достаточно жестко, - А тебе не кажется, что то, как ты поступил, - это не мужской поступок? Вот так удрать, ничего не объяснив? Если хочешь расстаться с девушкой, то имей хотя бы мужество сказать ей об этом, глядя в глаза.
- Ах, да вы ничего не знаете! – воскликнул Дэниэл.
- Я – не знаю, - согласился Круз. – Но Саманта имеет право знать все.


***
Саманта села на лавочку рядом с домом, где еще недавно снимал квартиру Дэниэл. Оббегав весь город, девушка не знала, куда еще идти, и пришла сюда – туда, где она последний раз видела своего любимого. Ей хотелось быть поближе к нему, хотя бы так. Просто быть там, где был он. Где воздух был наполнен его присутствием, еще не развеявшимся под неумолимым временем.
Саманта посмотрела на дом. Войти туда она стеснялась после недавнего разговора с его хозяйкой. Поэтому она просто сидела на лавочке.
- Простите, это вы были здесь сегодня утром? – услышала Саманта чей-то голос.
Девушка обернулась и увидела женщину в униформе.
- Меня зовут Кейтлин, я работаю горничной в этом доме, - представилась женщина. – Я убиралась как раз в одной из комнат, когда вы были здесь сегодня. Вы попросили не выбрасывать мусор, и я не стала выбрасывать. Я осмотрела содержимое мусорной корзины и кое-что нашла. Может быть, это то, что вы искали? – женщина протянула Саманте какой-то очень помятый листок бумаги.
Это был документ. Саманта прочла его.
- О боже мой! – воскликнула девушка, изменившись в лице.
- Вы искали не это? – спросила горничная.
- Наверное, это… - пробормотала все еще потрясенная Саманта. – Спасибо вам большое!


***
Круз завел Дэниэла в небольшой кабинет, а затем вышел, оставив молодых людей наедине.
- Привет, - сказала Саманта.
- Привет, - Дэниэл постарался ответить как можно более сухо. – Зачем ты заставила привезти меня сюда?
- Нам надо поговорить.
- О чем? Разве ты не получила мое письмо?
- Получила. Но я не верю ни единому слову из того, что там написано.
- А зря. Потому что все, что там написано, правда.
Саманта молча открыла сумочку, достала оттуда помятый лист бумаги и положила его на стол.
Даже на расстоянии Дэниэл понял, что это за бумажка. Отпираться было уже бессмысленно.
- Правда вот это, - признался Дэниэл, показав глазами на листок.
- А вот что я сделаю с этой правдой!
Достав зажигалку, Саманта подожгла помятую бумажку. Через минуту от нее остался лишь пепел, разлетевшийся по комнате.
- Вот и все, - сказала девушка. – Ну вот и все. По документам мы с тобой не родственники, Дэнни. Не родственники. Нас зарегистрирует любой загс.
- Сэмми, дело же не в документах…
- А в чем? Я не буду рожать детей. Мы будем предохраняться или… я даже сделаю операцию, чтобы у меня не было детей, чтобы случайно не забеременеть. И мы с тобой возьмем кого-нибудь из приюта. Ты ведь не хуже меня знаешь, сколько в мире брошенных детишек. Мы будем очень счастливы, Дэнни.
Саманта облизала пересохшие губы и подошла поближе к Дэниэлу. Ее глаза горели, а взгляд казался почти безумным. Недаром говорят, что любовь граничит с безумством.


Р.S
- Но ты еще должен заслужить мое прощение. Как ты мог так поступить – уехать, написать мне кучу лжи?
- Да, признаю, я был неправ. Я принял решение за нас обоих. Чем я могу загладить свою вину?
- Я подумаю об этом.
- И все-таки я не ожидал, что ты меня найдешь. А ты подняла на ноги всю королевскую конницу, всю королевскую рать…
- Таковы привилегии принцессы. Никогда больше не уезжай!
- Никогда. Я ведь поклялся быть с тобой рядом всю свою жизнь.
- О, деда СиСи идет, - сказала Саманта Дэниэлу, заметив, что фигура СиСи Кепвелла отделилась от толпы свадебных гостей и направляется к ним. – Дедушка, познакомься – твой внук Дэниэл Тич. Ну, я хотела сказать, что, так как я твоя внучка, а он теперь мой муж, то, значит, что и он теперь твой внук…


 

#6
Светик
Светик
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2001, 19:06
  • Сообщений: 6218
  • Откуда: Московская область
  • Пол:
Re: Любовь (маленькое продолжение)
Тронуло "мы стали романтичные" - и фраза милая, и такое... покровительственное отношение Саманты к Дэну показывает (оно и в поведении Сэм заметно).
Ещё позабавил момент, где Сэм письмо перечитала ещё раз, а там содержание прежним осталось. Яркие ассоциации с моим рассказиком про Амадика возникли (кто не читал - "Рождественские сны", соседняя ветка), где он монетки пересчитывает.
Похожие ситуации у героев, вроде нелогично, но... очень понятно.

А вот что реально ОЧЕНЬ пугает, так это решение Сэм "сделать операцию,чтоб детей не было". Надеюсь, девочка не успеет себя покалечить. Это ведь на всю жизнь может быть, а что там у них с Дэниэлом, надолго ли.... Кто знает... Может, она завтра кого другого встретит, годы-то совсем юные, а девочка смелая, активная, уверенная...
Пока она боролась за Дэна, завоёвывала его, он был нужен, а вот сколько она продержится таким Дэном, который вот он, рядом, готовый, бери в любое время?
Круз, конечно, полномочия нарушает, в своём репертуаре, но конкретно фраза "я - не знаю, но Саманта имеет право знать" - сильно. Хотя за пацаном гоняться и пугать почём зря.... Нехорошо.
Кассандра не узнаваема, очень сильно отличается от себя же в предыдущих главах. Куда девалась искренность, готовность помочь? Говорит заученные слова, ведёт себя как по чужому сценарию, как будто роль играет... Впечатление, что её заставили так себя вести, запугали или ещё что-то.. Но неестественно как-то.

Сообщение отредактировал Светик: Понедельник, 06 июля 2009, 18:59:28

 

#7
Гость_Иден Кастилио
Гость_Иден Кастилио
  • Гость
Немного авторских комментариев… Так получилось, что данный рассказ является одновременно продолжением и «Лучше поздно, чем никогда???», и «Проделок Судьбы». То, что это продолжение «Лучше поздно, чем никогда???» объявлялось «официально» с самого начала. А то, что это еще и продолжение «Проделок Судьбы» стало неожиданностью для читателей в конце первой части. Стало это неожиданностью и для меня, когда я сочиняла рассказ. Первоначально рассказы «Лучше поздно, чем никогда???» и «Проделки Судьбы» вовсе не были связаны друг с другом, в «Проделках Судьбы» даже предполагалось, что там Крейг не к смертной казни приговорен, а к 20-ти, например, годам заключения или что-то вроде того. А вот когда я стала сочинять уже рассказ про сына Крейга, мое воображение такой сюжетный поворот закрутило, что получилось в итоге, что «Проделки…» и «Лучше поздно…» связаны между собой, и один рассказ стал продолжением другого. То есть, сначала произошло все то, что описано в «Проделках Судьбы» (в принципе в этом рассказе Крейг мог еще только ждать приговор и не знать еще, каким он будет), потом произошли события, описанные в «Лучше поздно, чем никогда???», ну а потом уже случилось все то, что описано в данных рассказах.
Кстати, на рассказы про сына Крейга меня вдохновили отзывы на «Лучше поздно, чем никогда???» на данном форуме. Когда я сама просто сочинила «Лучше поздно…» я совсем не задумывалась о сыне Крейга, о его будущем, о том, каким он станет, когда вырастет, и т.п. А после отзывов вдруг задумалась, заинтересовалась этим вопросом, и вот что из этого получилось.
Хочу пояснить, что в данных рассказах я представляю в роли Мейсона Гордона Томпсона. Хотя из всех исполнителей Мейсона мне больше всего нравится Лейн Дэвис, но в данной истории в сериале участвовал Гордон Томпсон, именно в Мейсона-Гордона Томпсона стрелял Крейг в сериале, поэтому и в моих рассказах в роли Мейсона тоже он. А так вообще, когда одного и того же героя играют разные актеры, это все равно, что уже разные герои получаются, у них разные уже характеры и т.п.
Я не считаю Мейсона в своих рассказах таким уж плохим, как о нем написали в отзывах. Он в некоторых моментах, конечно, неправ, но он именно, с моей точки зрения, просто неправ (как может в принципе когда-то быть неправ любой человек), но он не гад. То, что он приложил руку к казни Крейга – это только домыслы Кэсси, но вовсе не факт. Может быть, если я все же надумаю написать 3-ю часть к данным рассказам, то там выяснится, кто приложил руку к казни Крейга, и могу сказать, что это были не Кепвеллы. Но вообще в казни Крейга, на мой взгляд, нет ничего сверхъестественного при таких обстоятельствах, какие были в сериале (притом, что он совершил убийство). Когда в сериале в покушении на Мейсона и убийстве Амадо подозревали Уоррена и судили его, то прокурор просил для Уоррена смертную казнь. Уоррена оправдали, но если б не оправдали… А Крейга признали виновным. И если за то же самое преступление Уоррена могли к смертной казни приговорить, то чем Крейг лучше, чтобы прокурор для него другой приговор просил? Конечно, судья не обязан выносить именно тот приговор, который просит прокурор для подсудимого, может и более мягкий приговор вынести, но может и такой вынести, ничего в этом нереального нет.
Но вернемся к Мейсону. Для меня сцена его примирения с Самантой вполне показывает, что он нормальный человек. Они с Самантой любят друг друга, пусть и не всегда сразу во всем понимают. Но для Мейсона, я считаю, это вполне логично – не обрадоваться тому, что его дочь встречается с сыном человека, который пытался его убить. Может, конечно, Мейсону следовало бы сообщить Саманте наедине о том, кто отец Дэниэла, и он был неправ, когда пошел на поводу у эмоций, и устроил целый «спектакль»… Но ничего именно сверхстрашного я в этом все же не вижу. Мейсон просто в ярости был на Дэниэла, потому что подумал, что тот использует, обманывает его дочь, вот и не сдержал эмоции. «Наехать» он, конечно, хотел только на Дэниэла, Саманту обидеть не хотел, но, конечно, и Саманте эта сцена была неприятна.
Но я не считаю, что Джулия и ее дети (кстати, а что означает фраза «ее дети», это намек, что они не от Мейсона?) заслужили именно памятник за то, что они Мейсона любят. Если он К НИМ хорошо относится (ну, по Саманте же видно, что она привыкла получать лучшее, а кто ей это лучшее всю ее жизнь давал? Наверное, и Мейсон тоже), то это вообще норма любить его в ответ, а не подвиг.
Кстати, еще один «плюс» Мейсону в рассказе – это наличие в кадре Честера. Честер – это тот ребенок Грейс, который родился в последней серии «Санта-Барбары», которого Джулия и Мейсон в последней серии решили усыновить (ну, а в моем фанфике они его усыновили, как и хотели в сериале). И если человек растит приемного ребенка, как своего, то, наверное, он не может быть таким уж плохим человеком. И Мейсон доброе дело в моем рассказе в жизни сделал. А Аллан – это тот ребенок, который родился потом у Джулии, в последней серии ведь еще выяснилось, что Джулия беременна. А что касается того, что они для Саманты «мелкие», то могу сказать, что мои знакомые в реальной жизни могут своих младших братьев-сестер, учащихся в институте, «мелкими» называть, притом, что сами всего на несколько лет их старше.
Кто вызывает у меня в фанфике реальное осуждение, так это Кассандра. Она ведь натравила Дэниэла на Кепвеллов, а это могло испортить парню жизнь, если бы он реально начал мстить. И Саманта говорит об этом: «Чего она добивалась, поселив в твоей душе злость, натравив тебя на нашу семью? Она, что, хотела, чтобы ты стал мстить моему отцу и закончил свою жизнь, как твой отец?» Мне казалось, что я достаточно показала в рассказе свое осуждение Кассандры, но, наверное, недостаточно. И замуж за Мейсона (притом, что она любила Уоррена) ее никто не гнал, Кассандра сама сделала свой выбор, поэтому нечего винить теперь других в своих несчастьях, об этом тоже в моем рассказе говорится (из уст Саманты). В рассказе «Любовь» Кассандра не говорит Саманте правду, потому что покрывает Дэниэла. Раз Дэниэл Саманте ничего не сказал, значит, он так решил, и Кассандра старается придерживаться его версии. К тому, Кэсси и самой не надо, чтобы лишние люди знали о том, что она результаты анализа много лет назад подменила, она ведь преступление совершила, когда их подменила.
Осуждение Крейга у меня тоже видно, например, из слов Дэниэла про то, как ему в детстве говорили, что его отец, наверное, какой-нибудь убийца. Вообще родители у Дэниэла, конечно, «супер» - мать проститутка, отец убийца… Дэниэл был очень «рад», когда узнал, какие у него были родители. И Крейга он все равно осуждает за то, что тот не растил его. И «сижу в тюрьме» - не совсем оправдание, потому что не надо людей убивать, чтобы потом твои дети в приюте не росли. У Дэниэла тем более свои «идеалы» в жизни, он юристом мечтает стать, чтобы бороться за справедливость и сажать в тюрьму преступников, и к убийцам поэтому у него не положительное отношение.
Что касается слов Кэсси о том, что Крейга «довели», то я когда писала об этом, чисто переписывала то, о чем мне раньше поклонники Крейга писали. Я их слова в уста Кэсси вложила, сама я так не считаю. Но Кассандре, наверное, свойственно считать так.
Дэнни и Сэмми, как пара, вызвали у меня искреннюю симпатию. Такую симпатию, что я даже написала продолжение к их грустно закончившейся истории. Я ведь сначала совсем не планировала писать вторую часть и хотела закончить все тем, как Дэниэл уезжает из Санта-Барбары. Но герои так не захотели. Рассказ «Любовь» у меня молниеносно сочинился, я записывать то, что «видела» в своем воображении, не успевала. Я просто видела картинки и все, видела, как Саманта бегает по городу, разыскивая своего любимого. Я пыталась «отогнать» от себя эти картинки, но не получилось. Пришлось записывать. Ну, что я могу сказать? Умеет Сэмми бороться за свою любовь. Даже с вредной автором рассказов. Но вообще я была и сама рада за Саманту и Дэниэла, когда они в конце рассказа «Любовь» остались вместе. Для настоящей любви препятствий быть не может, и из любой ситуации (даже, казалось бы, безвыходной) выход найти можно. Вот Саманта и нашла выход…
Да, по поводу решения Дэниэла уехать. Он хотел поберечь Саманту, думал, что для нее будет лучше не знать правду. Ему казалось, что есть что-то мерзкое, противоестественное человеческой природе в том, чтобы любить своего брата. А когда парень просто бросил, потому что он козел – это как бы более «рядовая» ситуация. И Дэниэл, выбирая из двух зол, выбрал то, которое показалось ему меньшим. Ну, ошибся парень… Он потом понял, что он ошибся. Но он не трус. Он просто «слишком много на себя взял».
Круз, с моей точки зрения, молодец. Помог Саманте и Дэниэлу их проблемы решить, Дэниэла нашел и привез. И ничего страшного, я считаю, что Круз немножко на хитрость пошел и Дэниэлу свой значок показал, ведь иначе бы Дэниэл ни за что с ним не поехал. И если бы Круз Дэниэла не привез, Дэниэлу самому было бы сейчас очень плохо (ему же без Саманты жизнь не мила), а так хорошо стало и Саманте, и Дэниэлу. Поэтому небольшая хитрость Круза, я думаю, очень даже оправдана результатом. А вообще Иден и Круз в кадре – это, конечно, я конфетку самой себе дала. Но в принципе, Круз и по сюжету был нужен. Кто бы еще мог кроме него привезти Дэниэла?

 

#8
Светик
Светик
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2001, 19:06
  • Сообщений: 6218
  • Откуда: Московская область
  • Пол:

View Post Quote

Может быть, если я все же надумаю написать 3-ю часть к данным рассказам, то там выяснится, кто приложил руку к казни Крейга, и могу сказать, что это были не Кепвеллы

Но пока третьей части нет, а героя, причём неспособного оказать никакого сопротивления, уже угробили. Кепы, как "сильные мира сего", под подозрением. В сериале были видно их власть и могущество, по крайней мере в поздней СБ.
А так, если сиротке и правда кто-то другой помог умереть - интересно.

View Post Quote

Конечно, судья не обязан выносить именно тот приговор, который просит прокурор для подсудимого, может и более мягкий приговор вынести, но может и такой вынести, ничего в этом нереального нет.

Судья среди всего прочего обязан учитывать и личность осуждённого. Уоррен с Мейсоном тогда были под стать друг другу, у обоих физиономии лоснились от чувства превосходства и правоты. Крейг этим не страдал, по крайней мере, не после истории с Амадиком. Его можно убить, но его незачем убивать, потому что он на рецидивиста не похож и НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛ ОПАСНОСТИ В БУДУЩЕМ. Характер не тот.
Так что его казнь была правдоподобна. Но она доказывает не то, что "убивать нельзя", а что судьи тупые и жестокие бывают. И что законы не всегда справедливы. :evil: :hurt: :inwall:

View Post Quote

А что касается того, что они для Саманты «мелкие», то могу сказать, что мои знакомые в реальной жизни могут своих младших братьев-сестер, учащихся в институте, «мелкими» называть, притом, что сами всего на несколько лет их старше.


Это понятно. Я о том, что мальчику 14 лет неприятно слышать, что он "мелкий", будь у него хоть десять старших сестёр. И он физически сильнее, чем 18-ти летняя девочка (эта самая сестра). Полагаю, у него может быть большой соблазн этим преимуществом воспользоваться. И позволять называть себя мелким он будет как раз в том случае, если он достаточно взрослый, чтобы уступать сестре "как девочке", типа, пусть называет, как хочет, с женщинами не дерутся. И если он не считает понятие "мелкий" большим унижением (а для 14-ти лет более вероятно, что считает).
Что касается "учащихся в институте" - так они как раз не подростки уже, и им доказывать, что они "не мелкие", уже не надо. Им это уже не так болезненно.

View Post Quote

что означает фраза «ее дети», это намек, что они не от Мейсона?

:laugh: :laugh: Ни фига себе логика! Нет, это намёк, что Мейсон деток не заслужил.

View Post Quote

Дэниэл был очень «рад», когда узнал, какие у него были родители. И Крейга он все равно осуждает за то, что тот не растил его.

Дэниэл не обнаглел часом, родителей выбирать и быть довольным-недовольным? :evil: :inwall: Для выросшего в приюте человека любые родители - уже хорошо. Дети часто любят и алкоголиков, и наркоманов, и преступников, потому что это мама или папа. Не важно, какие, важно, что твои.
А Крейг Дэну ещё и письмо написал. Где в любви признавался, хотя даже не видел Дэнни никогда. Дэну вообще хоть один человек в любви и готовности всё ему отдать признавался? Вот так, вслупую отдать, ничего в ответ не требуя, и даже зная, что сам умрёшь? Полагаю, что в жизни Дэна таких людей и поступков не было. И если это Дэна не шокировало, не вызывало хотя бы элементарной благодарности и восхищения, то он... чудовище как-то. Уголовный кодекс на ножках, лишённый живых, человеческих эмоций. Если только слово "убийство" рассмотрел...
Хотя в других эпизодах он довольно эмоциональным мальчиком выглядит. туповатым и менее чутким, чем был Крейг, но не плохим и не бесчувственным.
И вообще странно, Саманта в отношении к Мейсону должна учитывать, что Мейсон любит её (и неважно, как он к чужим относится и сколько чужих жизней поломал и мог поломать). А Дэн почему-то должен наплевать на любовь Крейга к самому Дэну, и проникнуться благородным гневом по поводу убийства незнакомого человека.
Какой-то разный подход. :warning: И этот автор обвиняет меня в двойных стандартах! :laugh: :look:

Сообщение отредактировал Светик: Вторник, 11 августа 2009, 19:59:37

 

#9
Гость_Иден Кастилио
Гость_Иден Кастилио
  • Гость
Мейсон ВЫРАСТИЛ Саманту. Всю жизнь все для нее делал, чтобы у нее все самое лучшее было. Поэтому Саманте есть за что быть благодарной Мейсону. А что Крейг для Дэниэла сделал? Письмо только одно написал. Этого очень мало. Дэниэл уже без родителей вырос, уже как-то без них обошелся, раз их не было, а теперь они уже не больно ему и нужны, раз он им раньше не был нужен. И "не знал" или "сижу в тюрьме" - не очень-то оправдания, потому что, во-первых, не надо спать с кем попало или хотя бы хоть иногда интересоваться судьбой тех, с кем переспал, а во-вторых, не надо людей убивать, чтобы твои дети в приюте не росли. Крейг САМ совершил преступление, сам "накосячил" в своей жизни, а пострадал от этого и Дэниэл тоже. К тому же, Крейг ведь для Дэниэла совершенно незнакомый-то человек. Не всегда можно прям так сразу полюбить того, кого никогда даже не видел. И все же Дэниэл сначала собрался за отца мстить, но потом, слава богу, передумал благодаря Саманте.
 

#10
Гость_Иден Кастилио
Гость_Иден Кастилио
  • Гость
И не все выросшие в приюте дети прям так сразу рады будут любым обнаружившимся родителям. Кто-то, может, и рад будет, а кто-то захочет и по морде дать или сказать: "Или туда, где ты 20 лет шлялся, я теперь и без тебя уже обойдусь". Я знаю такие случаи из реальной жизни. Все люди разные и все могут по-разному реагировать. И это для Светика Крейг хороший, чуткий, жертва и т.п., а Дэниэл ничего о нем не знает, он для Дэниэла совсем чужой незнакомый человек. И по одному письму сделать вывод о человеке нельзя. Кто-то, может, умеет красиво писать или красиво лгать... Я не говорю, что Дэниэл так подумал про своего отца, но просто вообще в принципе бывают люди, которые умеют красиво говорить о том, чего не чувствуют, и одно письмо - еще не основание для того, чтобы объективно делать выводы о человеке.
Да, кстати, Саманте в моем рассказе 19, а не 18. Это не говорится, но я так представляю. 15 лет назад Крейг стрелял в Мейсона, а Саманте тогда года 4, кажется, было. Дэниэлу в рассказе примерно года 23, ему в "Лучше поздно..." 9 лет было, ну, там еще время прошло с момента событий "Санта-Барбары", он где-то на 4 года получается старше Сэмми.
И, кстати, судьи, которые судили Уоорена и Крейга не обязаны иметь такие же моральные критерии, как и Светик, мол, Уоррен уверенный в себе, довольный, его надо казнить, а Крейг неуверенный, с тяжелым детством, когда сидит, подбородок рукой не подпирает и т.п., поэтому его надо пожалеть. Судьи по идее по-другому должны бы личность подсудимого учитывать. Например, у Крейга были в прошлом связи с мафией, у Уоррена не было, Крейг пытался помимо убийства Амадо и покушения на Мейсона еще и других людей убить, а Уоррен не пытался. У Крейга даже больше шансов получить высшую меру наказания, на мой взгляд, чем было у Уоррена.
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей