Перейти к содержимому

Телесериал.com

Течение времени.

Автор - Анна Ива
Последние сообщения

Сообщений в теме: 5
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22477
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Течение времени

Автор - Анна Ива

Медлин поудобнее устроила голову на подушке и улыбнулась про себя. Сегодня у неё было время для маленького ритуала, который она иногда позволяла себе перед сном. Это было время свободы, когда её мысли могли течь как им вздумается, когда отступал вечный контроль, когда она принадлежала только себе. Такие моменты выдавались редко. Работа, ставшая жизнью, и жизнь, ставшая работой, заполняли ее всю без остатка. Мысли перед сном, дело обычное для всех женщин, стали для неё непозволительной роскошью. Они отвлекали, утомляли и лишали сна. Этого было достаточно, чтобы признать их опасность и начать с ними борьбу. У каждого свои методы борьбы с внутренними демонами. Интересно, как укротил своих Поль. Она никогда его не спрашивала. То, что в этот момент она подумала о Поле, было даже забавно. Ведь именно с него всё и началось. Когда-то эти минуты перед сном были заполнены только одним - не думать о Поле. Это была её вечерняя молитва.
Медлин попала в Отдел полная страшных предчувствий в отношении того, кем она была. Вечный вопрос, кто же она - убийца или жертва колёс судьбы, требовал разрешения. Чтобы получить на него ответ, нужно было спуститься в самую бездну, и она спускалась. Один страшный шаг сменял другой. Медлин стремилась достичь границ того зла, на которое была способна. Ей хотелось достичь края и, наконец, остановиться. Именно поэтому она испытывала себя, не имея жалости ни к себе, ни к другим. Эдриан так никогда и не смогла понять этой её тяги к саморазрушению. Они были слишком разные, и пришли из разных миров. Эдриан, получила блестящее образование и воспитание. Аристократка и по рождению, и по духу, она жила идеалами. Её энергия, питаемая идеализмом, и изощрённый ум не находили достойной цели. Но Холодная война такую цель дала. Мужчины, устроили из мира доселе невиданную площадку для игр, и Эдриан не могла упустить такую возможность. Она не собиралась играть по правилам, установленным в этой игре. У неё были свои правила, и она выводила на шахматную доску свои фигуры. Идея создания личной гвардии из отверженных обществом была не нова: были янычары у турецких султанов, опричники у русских царей, камикадзе у японских императоров. Не нова была и идея тайности, ею за всю историю человечества кто только не пользовался. Новизна была в том, что власть, которую получал тот, кто управлял организацией, была по сути своей неподконтрольна почти никому и ничему, и распространялась не на одну страну или регион, а охватывала всё занимаемое человечеством пространство. Это было достойно Эдриан, и она создала Отдел. Управляя Отделом, она всегда испытывала чувство личного превосходство, иногда перерастающее в хорошо скрываемое презрение, по отношению к тем, чьими жизнями она распоряжалась. Ведь это были хищники, посаженные на короткую цепь, которую она держала в своих руках. Это и стало, в конце концов, причиной её поражения. Она не была готова к тому, что у послушных фигур на шахматном поле, возникнет желание самим сыграть партию.
Для Эдриан Отдел был лишь элементом большой игры, где шёл смертельный поединок интеллектов. Элемент, от которого в случае необходимости можно было отказаться. Для Медлин Отдел был всей её жизнью.
Эдриан готовила из Медлин совершенное оружие, где красота, холодный интеллект и железная воля, должны были слиться воедино, неся неизбежное поражение противнику. Это оружие она ковала на погибель себе, так как никогда не предполагала, что оно может быть обращено против неё. Медлин поручалось исполнение заданий, которые Эдриан избегала выполнить лично из-за того, что это противоречило её принципам (хотя Джордж всегда с неодобрением относился к подобным двойным стандартам в Отделе). Такого рода задания становились вехами на пути в бездну, достичь которой стремилась Медлин. У неё не было иных желаний, и именно этого Эдриан не понимала. Рано или поздно Медлин сломала бы саму себя, стремясь достичь крайней точки возможного зла, если бы не случай, изменивший для неё всё.
События того дня стали звеньями цепочки, которая до сих пор удерживает всех их вместе. В Отделе царила атмосфера нервозности - Джордж приехал принимать ежегодный "парад". Это была пятая такая проверка со времён существования Отдела. Прошёл год с тех пор, как Медлин закончила подготовку, и стала действующим оперативником. Эдриан не без труда налаживала стабильную работу Отдела, болезненно реагируя на критику со стороны "Опекунского совета". Приезд Джорджа означал тотальную проверку. К тому же, поговаривали, что он привёз команду своих людей, готовых заменить любого, кто будет признан некомпетентным. Как на беду, перед самым его приездом, из камеры временного содержания вырвался рекрут, служивший в Корее и перестрелявший весь свой взвод. Он сумел захватить оружие, и во время его усмирения пострадало несколько сотрудников, в том числе и инструктора по рукопашному бою. Чтобы не нарушать режим работы Отдела, выбывшие были временно заменены сотрудниками Джорджа. На этом инцидент был исчерпан и всё потекло своим чередом. Эдриан и Джордж засели за отчёты, остальные занялись привычными делами.
У Медлин в тот день была обязательная индивидуальная работа с инструктором по рукопашному бою. Войдя в зал, она стала искать глазами замену своего инструктора. Один из заменяющих работал с группой новичков, которые ещё не были готовы к индивидуальным занятиям. Другой сидел на татами и внимательно за ними наблюдал. Было очевидно, что в процесс подготовки он не собирается вмешиваться. Медлин поняла, что сидящий и есть человек, которого она ищет. Пока он не заметил её, она решила к нему присмотреться. Среднего роста, сложение выдавало человека сильного и тренированного, осанка профессионального военного. Сколько ему лет, сразу трудно было определить - коротко стриженые волосы серебрились сединой. Она подошла ближе и сказала: "Здравствуйте, я, Медлин." Мужчина повернулся к ней и ответил: "Здравствуйте, Медлин. Я, Поль". У него были насмешливые серые глаза, и если он был старше её, то совсем ненамного. Что касается седины, то ранняя седина становилась привычным делом для Отдела. Воспоминания того дня двойственны. С одной стороны это начало всего, что стало смыслом её жизни. С другой - большего позора ей переживать не приходилось. Она никогда до этого не сталкивалась с оперативником четвёртого уровня. Только несколько оперативников в Отделе имели уровень три, а сама Медлин должна была получить второй. Тренировка вылилась в "избиение". К её окончанию она уже почти ненавидела чужака. И ещё эта насмешка в его глазах! Ему, по всей видимости, доставляло удовольствие наблюдать за тем, как она пытается оказать ему сколько-нибудь существенное сопротивление. Единственным утешением было то, что она смогла удержать разбушевавшиеся в ней эмоции и таким образом сохранить лицо. Со стороны она выглядела спокойной, собранной и даже доброжелательно настроенной. А в глубине души, она жалела, что этот крупный специалист рукопашного боя не успел поучаствовать в поимке сбежавшего рекрута, вооружённого огнестрельным оружием. Когда они закончили, у него хватило наглости спросить, не хочет ли она выпить кофе, когда закончит все свои дела. Наверное, тогда у неё впервые получился тот взгляд, от которого у многих впоследствии кровь стыла, и над которым она безуспешно (к неудовольствию Эдриан) билась. Во всяком случае, на наглеца он подействовал как надо, тот даже в лице переменился. И это была её первая победа над Полем. Да, богатый выдался на "первые события" день. Когда она вышла из зала, то дала выход гневу. Как разъярённая фурия, Медлин ворвалась в оружейную. Там, вместе с Гюнтером, за столом, заваленным железным хламом, сидел человек средних лет, в рубахе жуткого цвета. Увидев Медлин, он расцвёл в улыбке: "Здравствуй, сладкая моя!". Гюнтер, содрогнулся, услышав это. Репутация Медлин держалась не на сплетнях. Но эти слова подействовали на неё самым неожиданным образом. Этот человек был так смешон, его манеры прожженного донжуана так нелепы, что она улыбнулась и, во второй раз за этот день, сказала: "Здравствуйте. Я, Медлин."
Пока шла проверка, она успела познакомиться со всеми людьми Джорджа. Человек из оружейной был специалистом по взрывчатке, оружию и связи. Специалиста такого уровня Эдриан давно пыталась заполучить в Отдел, и, наконец, добилась своего. С Полем Медлин общалась только по вопросам, касавшимся Отдела, чему была несказанно рада. Этот человек внёс в её чувства сумятицу, нарушил ровное течение мыслей. Он разбудил в ней те чувства и эмоции, которые она считала безвозвратно ушедшими. Это мешало ей, мешало её работе, лишало сна. Медлин злилась на себя, она не могла совладать с собой, перестать думать о нём. Именно тогда она и решила посвящать пятнадцать минут перед сном борьбе с собственными мыслями. Иногда она одерживала победу. Иногда проигрывала, и с горечью признавалась сама себе, что эти проигрыши лучшее, что было в её жизни. Но проверка закончилась, и Джордж отбыл. Вальтер возглавил оружейный отсек. Жизнь потекла своим чередом. Медлин чувствовала, как обретает утерянное внутреннее равновесие, это придавало ей уверенности. Но откуда-то из прошлого вернулась тоска. Тоска по жизни.
Эдриан незаметно наблюдала за Медлин. Ей с самого начала пребывания Джорджа в Отделе было ясно, что произошло нечто, беспокоящее Медлин. И если она не ошибалась, происшедшее могло быть очень полезно Отделу.
Через месяц, Эдриан собрала ведущих оперативников на внеочередной брифинг. Она выглядела очень довольной, сообщая собравшимся, что завтра в Отдел прибудет новый Старший стратег, и что все присутствующие должны помнить его по недавнему визиту в составе проверяющей команды Джорджа. Когда брифинг закончился, она задержала Медлин и сказала с улыбкой: "Нам очень повезло, что Поль выбрал именно Первый Отдел. Он долго работал под началом Джорджа, но чтобы добиться большего, ему необходимо больше жизненного пространства. Ты будешь работать под его началом. Теперь он твой непосредственный начальник". Медлин слушала её и понимала, почему она улыбается. Если Эдриан считает, что Поль остановил свой выбор на Первом Отделе, в какой-то мере, и из-за неё, значит, так оно и было. А новое назначение Медлин - это ещё одна нить, с помощью которой Эдриан будет ею управлять. И не ею одной.
Следующая неделя стала настоящей пыткой для Медлин. Каждая минута, проведённая рядом с Полем, становилась испытанием её выдержки и умению владеть собой. Но самым трудным было то, что Поль, как будто не замечал её попыток установить дистанцию. Он не реагировал ни на её холодный тон, ни на враждебность. Шаг за шагом, ломая возведённую Медлин стену отчуждения, Поль приближался к ней всё ближе и ближе. Она чувствовала наблюдающие глаза Эдриан и это единственное, что давало ей силы продолжать свою внутреннюю борьбу. Медлин проигрывала, оставалось последнее средство, чтобы оттолкнуть Поля. Неожиданно для него, вместо очередного отказа, она приняла приглашение поужинать вместе. Ужин она помнила плохо, но ясно помнила, как холодно и прямо рассказала ему о том кто она и как оказалась в Отделе. Она сидела и ждала его неловкого "Я сожалею" или чего-нибудь подобного. За этим бы последовало замечание о позднем времени и предложение вызвать ей такси. Но в комнате висела тишина. Потом Поль поцеловал её. Медлин встала и ушла не простившись. Она несколько часов бродила по городу, пока не зажглись фонари. Когда она пришла домой, то увидела сидящего на лестнице Поля. Пройдя мимо него, она поднялась на свою площадку и отперла двери. Её сопротивление больше не имело смысла. Войдя в квартиру, Медлин оставила дверь распахнутой.
Вместе с Полем в её жизнь ворвался свежий ветер, наполняя её запахами, яркими красками, эмоциями. Никогда прежде ей не работалось так тяжело и легко в одно и то же время. Она была сильной и слабой, уязвимой и всесильной. Ей снова снились сны. Но над всем этим витала тень Эдриан. Медлин ждала расплаты, и день её пришёл.
Альберт Молина был тем человеком, что стоял у истоков создания Агентства. Опытный политик и руководитель, он стремился удержать контроль над всеми отделами. Для этого были хороши все способы и методы. Его решительное и резкое вмешательство в дела Отдела было постоянной головной болью Эдриан. Неоднократные стычки вылились в постоянную вражду и открытую конфронтацию. С Молина что-то нужно было решать. Но именно он привёл Поля в Агентство и рекомендовал его Джорджу. Разговоры о необходимости пресечения попыток оказания влияния Молина на работу Отдела Эдриан вела давно, но Поль избегал прямых ответов. Какое-то время она это терпела.
Готовилась серьёзная операция на Кубе, Поль был руководителем основной группы. Но перед самой отправкой, Эдриан сообщили об экстренной ситуации в Камбоджи, и вместо него группу возглавила Медлин. Камбоджийский кризис был успешно разрешён, и по возвращении, Поль направился в Центр управления. Там уже был Вальтер. Он и сообщил, что при выполнении задания группа столкнулась с непредвиденно сильным сопротивлением, не смогла уйти по намеченному маршруту отхода, и вынуждена была укрыться в горах. Связь с ними плохая и шансов на то, что они самостоятельно выберутся, нет. На вопрос Поля, что предпринято для эвакуации группы, Вальтер только выразительно посмотрел на двери кабинета Эдриан. Когда Поль вошёл в кабинет, она сказала: "Рада видеть тебя Поль. Поздравляю с успешным завершением задания". На его вопрос, что с кубинской операцией, Эдриан ответила: "Мне жаль. Но у нас нет ни средств, ни возможностей для оказания помощи. У них осталось около 18 часов, потом всё будет кончено". Поль молчал всего несколько секунд, а потом сказал: "Хорошо. У тебя есть несколько минут, чтобы обсудить вопрос, касающийся Молина?"
Через несколько дней Поль зашёл навестить, отпущенную из медлаба Медлин. На вопрос, как она себя чувствует, Медлин ответила, что всё в порядке. После нескольких минут тяжёлого молчания, она заговорила. В её словах была горькая правда, с которой нужно было смириться. Она сказала, что между ними должно быть всё кончено, что их отношения невозможны и должны быть прекращены. Её голос дрожал, но в глазах была решительность и непреклонность. Поль тяжело вздохнул и сел рядом с ней: "Они не оставят нас в покое. Один раз они уже использовали наши отношения в собственных интересах и на этом они не остановятся. Это только начало" - "У тебя есть доказательства того, что Джордж имел непосредственное отношение к устранению Молина?". Поль посмотрел на Медлин и отрицательно покачал головой: "Но я уверен, что он причастен. Иначе Агентство устроило бы серьёзное расследование обстоятельств происшедшего". Они ещё немного помолчали, потом Поль обнял Медлин, и она очень тихо сказала ему: "Ты прав - они не остановятся. Но самое страшное не в этом, они и так получат от нас всё, чего пожелают. Страшнее всего то, что рано или поздно они захотят использовать нас друг против друга, и для нас это будет концом. У нас нет выбора, мы должны пройти через всё это: предавать друг друга, лгать друг другу, отказаться от наших воспоминаний, оставив себе только веру в нас и немного надежды на то, что мы сможем сделать это. Ты думаешь, у нас получится?" - "Я думаю, это единственный для нас путь".
Когда Медлин вернулась к своим обязанностям, происшедшие в ней перемены Эдриан заметила не сразу. Постепенно она оправилась от ранения и эффективность её работы восстановилась. Но в её отношениях с Полем, и ранее не афишируемых, установилась холодность и официальность. Они были отлично работавшей командой. Два профессионала полностью поглощённых своим делом. Ничто не напоминало о той лавине страстей, что недавно бушевала между ними. Эдриан недоумевала. Она пыталась несколько раз поговорить и с Медлин, и с Полем, но это не прояснило картину их разрыва. Казалось, что они вдруг потеряли друг к другу интерес, и всё что их связывало теперь - работа. Эдриан устраивала проверку за проверкой, сталкивала их в ситуациях, требовавших проявления хотя бы дружеских чувств или элементарного сочувствия. Они проходили проверки, не проявляя никакого взаимного интереса. Эдриан была не из тех, кто умеет проигрывать, но и она была вынуждена признаться Джорджу: "Вероятно, их отношения не выдержали столь сильного давления. Очень жаль, мы имели прекрасную перспективу" - "Возможно. Но есть вероятность того, что, то, что мы видим прекрасно разыгранный спектакль. Ты уверенна, что они не обыграли тебя на твоей же площадке?". Эдриан лишь снисходительно улыбнулась в ответ: "Они ещё слишком молоды и неопытны для подобных игр. Ещё не пришло время, когда они станут угрозой для нас". Джордж лишь с сомнением покачал головой.
Так потянулись дни, недели, месяцы, годы. Они были наполнены ложью, притворством, невыносимой тоской и мучительной болью. Медлин в совершенстве овладевала искусством самоконтроля, её чувства и эмоции ушли так глубоко, что всем казалось - их и нет вовсе. Но они были, они рвались наружу, отнимали покой и рвали сердце на части. Однажды, когда стало совсем невыносимо, Медлин пригласила на ужин одного парня из медлаба и бросила ему своё тело, как кость собаке. Заполнившее её отвращение к себе, на какое-то время превысило всё остальное. Она могла не думать о Поле, чувства как будто растворились в той мутной волне, что затопила её. Теперь, каждый раз, когда Медлин чувствовала, что теряет контроль и готова послать к чёрту всякую осторожность, она прибегала к однажды испытанному средству. И было неважно, что лекарство горше болезни, что Эдриан несколько дней всем своим видом выказывает ей своё презрение. Важным было только то, что чувства уходили далеко-далеко, становились почти прозрачными и невесомыми. Одно время Медлин даже думала, что они уйдут совсем, но они всегда возвращались. В какой-то момент её стала тревожить одна вещь: всякий раз, как чувства оживали, они всё настойчивее требовали выхода, всё сильнее рвались наружу.
Полю с течением времени тоже всё тяжелее было скрывать свои чувства. Он не был так изощрён в лицедействе как Медлин. Его неровное поведение стало привлекать к себе внимание Эдриан. Медлин больших трудов стоило заставлять его вспомнить об осторожности. Эмоции копились, не находя выхода, готовые обрушиться как снежный ком, погребая их под собой. Наступил момент, когда оба поняли, что сложившаяся ситуация продолжаться больше не может, она себя исчерпала. Это стало началом новой фазы их отношений, которая в какой-то мере длилась и по сей день. Тайна их отношений стала самой защищённой информацией в Отделе. У них не было сообщников, и выдать их было некому, кроме них самих. Если кто и считал, что Поль увлечён Медлин, то ему и в голову не приходило, что это увлечение взаимно. Не было также желающих обсуждать эту тему: привлечь к себе пристальное внимание одного из них было делом опасным, а обоих - чистое самоубийство.
Отдел набирал силу, опыт, формировалась структура связей, агентурная база, определился костяк ведущих оперативников. Механизм работал чётко и отлажено. Но это казалось всё меньше и меньше интересует Эдриан. Она перепоручала всё больше и больше дел Полю. Что занимает её время и внимание не знал никто. У Медлин появилось необъяснимое чувство тревоги. Когда они встречались с Полем, то никогда не говорили о делах. В этот раз, это беспокойство заставило её нарушить негласно установленное правило. Поль неожиданно серьёзно отнёсся к её беспокойству, необъяснимое поведение Эдриан настораживало и его. Они решили, что используют свои внутренние связи для получения нужной им информации. Связанная с этим опасность разоблачения была ничтожно мала по сравнению с угрозой, скрывавшейся за действиями Эдриан. После месяца сбора информации, стало ясно, что над Отделом нависла угроза свёртывания. Эдриан разрабатывала план реконструкции, предполагавший создание новой структуры на базе Отдела, который должен был исчезнуть, как будто его никогда и не было. Участь рядовых сотрудников была предрешена. Медлин в подробностях помнила тот решающий разговор, после которого началась внутренняя война за власть в Отделе. Поль без предупреждения пришёл к ней поздно ночью, выглядел он уставшим: "Эдриан собирается свернуть Отдел. Личный состав, за исключением особо ценных сотрудников, будет ликвидирован". Медлин не была потрясена этой новостью: "Джордж. Она метит на его место". Поль кивнул: "Да. Если новая структура будет более эффективной и экономной, у Эдриан появится реальный шанс занять его место". "Но новая структура не может быть эффективнее Отдела. Он работает максимально эффективно" - Медлин констатировала факт. "Об этом знаем только мы, Эдриан и Джордж. Совет узнает об этом, когда дело будет сделано, если вообще узнает" - Поль начал ходить туда-сюда по комнате, как всегда это делал, когда что-то беспокоило его. "Тогда из разряда ценных сотрудников мы попадаем в разряд опасных свидетелей. Думаешь, Джордж выступит на нашей стороне в случае конфронтации?" - Медлин потёрла виски. "Конечно, нет! Ввязываться во внутренний конфликт он не будет. Но, по крайней мере, он и не встанет на сторону Эдриан. Джорджу понятно, что задумала Эдриан, но он предпочтёт уладить всё нашими руками. Он знает - пока, мы для него не опасны" - Поль, наконец, остановился. "Кого ты собираешься привлечь внутри отдела?" - "Есть несколько человек. Нам повезло, что Вальтер принял нашу сторону. Я уже начал действовать, сегодня утром подключишься и ты". Медлин подошла к Полю, прижалась к нему и сказала: "Как бы всё не закончилось, я рада, что мы будем вместе".
Через пять дней, на брифинге для ведущих оперативников Джордж сказал: "Разрешите представить вам нового руководителя Отдела. Я надеюсь, что новый Шеф поможет проявиться лучшим вашим качествам". Эдриан была выброшена с площадки. Но не из игры. Она будет необходима и им, и Джорджу. Когда прейдёт время.
Годы текли, Отдел стал эффективным оружием в борьбе с хаосом, то и дело захлёстывающем мир. Однажды Поль зашёл в её кабинет и сказал, что в новом пополнении есть кое-что могущее её заинтересовать. Этим "кое-чем" был молодой военный, убивший старшего по званию офицера, его звали Юрген. Наблюдая за его подготовкой, Медлин убедилась в том, что этот молодой человек станет одним из лучших в отделе оперативником. Во всяком случае, от возможных перспектив его роста у Вальтера дух захватывало. Когда обучение было закончено, Юрген приступил к работе и добился блестящих результатов, несмотря на то, что в самом начале у него были проблемы с адаптацией в Отделе. Однажды, во время одного из обсуждений планов на предстоящие операции Поль спросил у Медлин: "Ну, что ты думаешь о Юргене. Он тот, кого ты искала?" - "Я не уверенна. Мне ещё нужно время". Поль удивлённо поднял брови: "С ним что-то не так?" - "Нет. Просто я не уверенна". Больше они к этому разговору не возвращались. Через несколько лет Юрген получил статус пятого уровня и стал лучшим из наставников.
Медлин читала отчёт о проведении текущих операций, когда в дверь её кабинета постучали. Она пригласила стучавшего войти. В кабинет вошёл Юрген. Он поздоровался и Медлин предложила ему сесть. Юрген выглядел уставшим. "Что-то случилось?" - спросила она. "Нет, ничего нового. Я пришёл к Вам со своей старой головной болью" - "Может, имеет смысл подумать об отсеве?", Медлин отложила отчёт в сторону. "Я категорически против этой меры" - "Но ты бьешься с ним полгода, а результатов нет". Юрген вздохнул: "Результаты есть, и отличные результаты. Я пришёл в Отдел, имея за плечами солидную школу подготовки и практики. Моя здешняя подготовка была лишь необходимой формальностью. А этот мальчишка пришёл прямо с улицы, но то, на что он способен, меня поражает. Феноменальная реакция, неординарное мышление, хладнокровность. Мне не удаётся подчинить его. Тактику, когда учитель заставляет ученика ненавидеть себя, чтобы добиться нужных результатов он раскусил через месяц после начала занятий. И с тех пор только тем и занимается, что обращает мои методы преподавания против меня. Он, кажется, был начинающим террористом? Нам повезло, что руководитель их группы был обычным демагогом, а не профессионалом. Пусть спасает Бог его противников, если он закончит обучение". "Вот именно, если закончит. Если судить по записям в личном деле - он первый кандидат на отсев", Медлин перелистнула страницу личного дела. "Я пришёл к Вам для того, чтобы убедить составить индивидуальную программу подготовки, меняющуюся в зависимости от его ''успехов''. Программа подготовки должна меняться, как только он к ней приспособится. Это даст возможность руководить им. Нестандартные ситуации требуют нестандартных решений" - "Индивидуальная программа подготовки, меняющаяся на протяжении всего курса? В нашей практике это будет в первый раз". Юрген, наконец, улыбнулся: "Я искренне надеюсь, что и в последний. Он сегодня отстранён мною от занятий и в любое время будет в Вашем распоряжении для полной психологической оценки" - "Хорошо. Я вызову его, как только освобожусь". Юрген встал и пошёл к двери, но Медлин остановила его: "Ты считаешь, что он действительно этого стоит?" - "Он стоит и большего. Будем надеяться, что он этого не знает", Юрген ещё раз улыбнулся и вышел.
Через несколько недель, во время обеда Поль спросил, закончила ли она работу с Юргеном. Медлин ответила: "Да. Но только первый этап" - "Это касается его подопечного? Я слышал, он извёл всех инструкторов и был одним из главных кандидатов на отсев". Она кивнула и спросила: "А что ты ещё о нём слышал?". Поль улыбнулся и сказал: "Вчера ко мне заходил Вальтер. Он был очень зол от того, что у нас появился новый Вильгельм Телль, и побил его рекорд точного попадания. Мало того, теперь он регулярно бьёт рекорды Вальтера, установленные им при использовании разных видов оружия" - "Юрген был прав. Материал стоит затраченных на него усилий". Поль внимательно посмотрел на Медлин и спросил: "Есть ведь что-то ещё? Ты довольна не только успешной работой с подопечным Юргена"- "Знаешь, Поль, мне кажется сейчас мы почти близки к тому, что ищем уже несколько лет". "Ты считаешь, что этот мальчишка тот, кто нам нужен?", Поль выглядел удивлённым, "Он здесь всего несколько месяцев. Других ты изучала годами, прежде чем сделать выводы" - "Может сейчас он и не тот, кто нам нужен, но он может им стать. Если же я ошибаюсь, у нас уже есть Юрген".
Прошло несколько лет. Юрген оказался абсолютно прав в отношении своего подопечного (он вообще почти никогда не ошибался на их счёт). Майкл через три года после начала работы получил четвёртый уровень допуска и стал наряду с Юргеном лучшим действующим оперативником. Во время одного из своих визитов в Отдел, Джордж сообщил, что Специальный отдел нуждается в оперативнике высокой квалификации. Кто будет переведён в Специальный отдел, должны решить Поль и Медлин. Обсуждение возможных кандидатов закончилось на Юргене и Майкле. "Ты думаешь, следует отдать в Специальный отдел Юргена? Но опыта у него больше чем у Майкла и именно поэтому он больше подходит нам. Тебе придется принять решение сейчас, Джордж не оставил нам другого времени" - "Я согласна, что у Юргена больше опыта. Но главный вопрос заключается в том, сможет ли он воткнуть кол в сердце любимой кошки?". Поль был немного удивлён: "Ты, думаешь, он не сможет этого сделать?" - "Думаю, что сможет. Только вряд ли и он, и кошка смогут после этого жить". Медлин встала из-за стола и подошла к Полю. Он задал вопрос: "А Майкл, по-твоему, сможет после этого жить?" - "Он сможет не только жить, но и заставит жить кошку. Они оба смогут повторять это столько раз, сколько понадобится". "Тогда мы можем начинать" - "Боюсь, что нет. У нас ещё нет кошки", Медлин положила руку на плечо Пола. "А как же Симон?" - "Она не та, кто нам нужна. Его чувства к ней сильны, но если мы поведём их тем путём, который выбрали, эти чувства закончатся ещё до того, как будет пройден первый круг. Весь результат, который мы получим - зря потраченные времени и усилиям. Но Симон важна сейчас. Майкл учится любить и быть любимым. А когда появится его кошка, нам важно не упустить этот момент. Его гордость и чувство вины перед Симон не позволят признаться даже себе в том, что до её появления он не знал истинной сущности любви. Мы не станем вмешиваться в его внутреннюю борьбу, её результат предрешён. Главным для нас станет предотвращение преждевременного сближения. Они оба должны будут быть готовы к тому, что их ждёт".
Когда Майкл решил, что Симон погибла на операции, то замкнулся в себе, отгородившись от всего мира, желая остаться наедине со своей болью. Его поведение заставило Поля беспокоиться. Он считал, что они совершили ошибку, отложив задуманное. Но Медлин была спокойна и уверенна в своей правоте. Майкл должен был узнать, что, значит, потерять любимого человека, должен был заглянуть в глаза отчаянию, понять всю невосполнимость такой потери. В том, что он смирится с потерей Симон, Медлин была уверенна. Поль убедился в этом, когда увидел, что Майкл способен продолжать играть роль счастливого семьянина. Ожёг первой потери затягивался. Медлин видела, что Майкла мучит чувство вины перед Симон, за то, что он остался жив, за то, что у него были семья и сын. Именно из-за этого чувства вины он не давал боли уйти, цепляясь за воспоминания, которые с каждым днём становились всё более призрачными.
Время шло. Медлин вчитывалась в личные дела поступавших рекрутов, вглядывалась в бесконечные вереницы женских лиц на фотографиях и всё ждала, и ждала. Это было одиннадцатое по счёту личное дело в тот день. С фотографии на Медлин смотрели огромные от ужаса глаза. В тюрьмах всегда получаются чрезвычайно выразительные фотографии. Она взяла папку с делом и пошла к Полю. Через час он вызвал к себе Майкла. Вручая ему личное дело, Поль внимательно наблюдал за его реакцией, но тот лишь скользнул безразличным взглядом по фотографии. Когда Майкл ушёл, Поль спросил: "Ну и, по-твоему, именно так он должен себя вести?". Медлин улыбнулась его раздражённому тону: "Майкл видел только фотографию. Подожди несколько минут, и мы всё узнаем". Они подошли к включённому монитору. Посреди комнаты на голой кровати билась привязанная ремнями к ней женщина. Открылась дверь, вошёл Майкл. Вколов женщине антидот, он стал расстегивать держащие её ремни. Лица он видеть не мог, оно было закрыто волосами, рассыпавшимися, пока она пыталась убежать из снившегося ей кошмара. Пока Майкл справлялся с ремнями, женщина пришла в себя. Как только её руки стали свободными, она одним прыжком соскочила с кровати и съёжилась в углу. Теперь видно было её лицо. "Совсем девочка", сказал Поль. "Лучше посмотри на Майкла", Медлин отошла от экрана давая Полю возможность видеть всё происходящее в комнате. Она уже увидела всё что хотела. Поль смотрел на экран и не верил своим глазам. Майкл выглядел так, словно увидел бог весть какое чудо, а не перепуганную насмерть, растрёпанную, тощую девчонку. "Медлин, она пыталась напасть на него!" - "Так ей и надо. Походит пару дней с синяками. Пойдём, через три минуты начинается брифинг по алжирскому вопросу". Поль улыбнулся, глядя в экран: "Добро пожаловать домой, кошка!", и пошёл вслед за Медлин.
Да, так всё начиналось. Они все прошли долгий путь. Их девочка выросла, повзрослела. Она уже, кажется, понимает, где её место в жизни и рядом с кем. Эдриан им, похоже, удалось вернуть в игру. И в том, что именно к ней Джордж обратиться за помощью, она не сомневалась. Джордж не понимает очень простой вещи - нужно знать, когда пришло время уходить. И тут дело не только в амбициях Поля, Джорджа и даже её. Невозможно остановить круговорот жизни. Новое приходит на смену старому. Мы с Полем позаботились о том, чтобы наше место было кому занять. Джордж этого не сделал. Он думает, что положение вещей удобное ему, будет длиться вечно, стоит только устранить угрозу с нашей стороны. Что ж, пусть надеется на то, что сможет переступить через нас, купив предательство. Он видит в них тех, кого видел в нас - вечно идущих в нескольких шагах позади цепных зверей. Как и Эдриан, он видит только то, что хочет видеть, и верит этому. Он давно идёт путём, который мы выбираем для него. Эдриан станет приманкой, на которую он клюнет, а Майкл и Никита теми хлебными крошками, что к этой приманке приведут. Когда ловушка захлопнется, закончится эта история. И начнётся новая. Они должны ещё многому научиться. Ещё очень многому. А если добавить к этому необходимость хотя бы раз в неделю спасать мир, то становится ясным, что и они, и мы в обозримом будущем будем очень заняты.
 

#2
Гость_Delf_
Гость_Delf_
  • Гость
Суперский фанф :good: И как это я его раньше не читала? Получила массу удовольствия! :love:
 

#3
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22477
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Шикарный фанф. :) Я сама его обнаружила не так давно, разбирая старые диски.
 

#4
MariaPurt
MariaPurt
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Мар 2003, 11:11
  • Сообщений: 1668
  • Откуда: Крым
  • Пол:
Лен, это такая настройка архива, что я именно внем не могу скачивать страницы???:(
 

#5
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22477
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Нет, никакой настройки особой в архиве нет. :)
 

#6
Стейси
Стейси
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 28 Фев 2011, 22:26
  • Сообщений: 76
  • Откуда: Украина, Киев
  • Пол:
И мне очень понравился фанф! :yes:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей