Перейти к содержимому

Телесериал.com

Еще один вариант продолжения

первый опыт
Последние сообщения

Сообщений в теме: 52
#1
bastet
bastet
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Янв 2008, 15:10
  • Сообщений: 106
  • Пол:
Всем привет ;) !
Уже несколько месяцов втихомолку читаю фанфики на этом замечательном сайте, и вот наконец решилась представить вам начало своего собственного творения. С нетерпением жду откликов и ответа на первоочередной вопрос: нужно ли эту затею с моим первым фанфиком продолжать?
Вот, собственно, и фанф...

Сегодня у Адама был удачный день. Он получил свою первую отличную отметку по французской грамматике. Папа будет доволен. Надо будет сейчас же рассказать ему. А еще мисс Андерсон пересадила его к Анжеле. Это здорово: Анжела прикольная девчонка, с ней интересно играть после уроков, и ее мама готовит обалденную лазанью. И еще она очень красивая. Если удастся отпроситься у папы пойти в гости к Анжеле, будет просто здорово! Он должен его отпустить, сегодня он получил высший балл!
Адам спрыгнул с подножки желтого школьного автобуса и бодро зашагал к небольшому кирпичному домику, утопающему в зелени яблочных деревьев. Еще с порога он почувствовал вкусный запах. Яблочный пирог! Папа приготовил его любимый яблочный пирог! Здорово! Где он, хочется побыстрее его обрадовать!
Адам пробежался по комнатам: папы не было ни на кухне, в кабинете за большим дубовым столом, ни в гостиной. Он быстро взбежал по лестнице на второй этаж, кинул сумку на пол, привычно шепнул «привет» большому маминому портрету на стене перед кроватью и бросился в спальню отца. Он прислушался под дверью: может быть, папа просто настраивает струны виолончели. Но нет, виолончель глухо молчала: в спальне никого не было. «Мастерская, – обреченно подумал Адам, - папе опять плохо. Надо помочь ему».
Адам не любил мастерскую. Конечно, там было много интересных штук: машинные железки, токарный станок и множество электронных приборчиков. Когда Адам пытался посмотреть, что это за приборы, отец почему-то всегда останавливал его: «Это нельзя трогать». Но в общем мастерской веяло холодом, несмотря на систему центрального отопления. Когда Адам заходил в мастерскую и видел отца, сидящего к нему спиной на широком стуле, он каждый раз чувствовал холодок по коже: казалось, что в мастерской стоит ледяная тишина и тысячи маленьких ледяных иголочек сверлят мозг. Адам догадывался в чем дело – папа очень скучал по маме, но не хотел, чтобы это видел Адам. Пару раз он заставал его в спальне: папа стоял у окна, скрестив руки на груди, с закрытыми газами. «Надо что-то делать, - подумал Адам. И позвал, - Пап?»

Сегодня после тренировки Он смотрел новости по телевизору и наткнулся на репортаж о гражданской войне между Израилем и Палестиной. Сообщалось о большом количестве жертв, кровопролитных сражениях на улицах и неумелых действиях властей. Все это было неважно: за спиной репортера он неожиданно успел заметить силуэт высокой стройной женщины в черных очках. Женщина быстро взглянула в камеру и поспешно отвернулась, но сомнений быть не могло – это была Она. Никита. Майкл на секунду зажмурил глаза, снова открыл, досмотрел репортаж до конца, и потом еще с полчаса щелкал пультом по всем центральным и кабельным каналам. Безуспешно. Он и сам это знал. Однако незаживающая рана в сердце давила так сильно, что порой перехватывало дыхание, поэтому переключение каналов было ничем иным как очередной отчаянной попыткой убедить себя самого, что он может в любой момент увидеть Ее.

Майкл был оперативником Первого отдела до мозга костей. Можно было назвать его лучшим в мире оперативником: обладая выдающимися аналитическими способностями, он считался превосходным стратегом и одновременно был превосходно подготовлен физически. Когда это было нужно, Майкл противостоял всему Отделу и самому мистеру Джонсу. Только в одном он был бессилен: они с Никитой сами вырыли себе яму, столкнули в нее свою любовь и вот уже два года поистине с мазохистским упорством наслаждались процессом ее разложения. Да, он должен воспитать Адама. Да, у мальчика должно быть нормальное детство, особенно после всего того, что он пережил. Но это ничего не меняло: у самого Майкла больше не было жизни.
Хотя Майкл не очень любил разговаривать вслух, всю жизнь в Отделе он вел сам с собой длинные логические монологи: «Как нужно действовать? Что я должен предпринять? Что я за это получу? Сколько будет жертв, если я поступлю по плану «А»?» Но с появлением Никиты в отделе все изменилось. Несколько лет он боролся с самим собой, пытаясь запрятать чувства вглубь сердца и придавить сверху армейским ботинком – только бы она выжила, и Отдел ничего не заподозрил. Она любила его и ненавидела, боготворила и презирала – но так по-настоящему и не знала, насколько сильно он нуждается в Ней, и как она играючи управляет им, если только по-настоящему хочет.

Никита стала стажером Майкла по приказу Шефа. Сначала Майкл наблюдал за новенькой издалека: помогал, страховал, подсказывал, успокаивал. Он не заметил, в какой именно момент начал испытывать к этой бесшабашной, рисковой, всегда идущей наперекор правилам девушке больше чем симпатию. Наверное, с первого дня, как Ее увидел… Но это было немыслимо: в Отделе не разрешались личные связи между сотрудниками. Майкл слишком хорошо знал правила – малейшим проявлением своих чувств он автоматически отправлял Никиту на ликвидацию.
Майкл слишком давно – после смерти Симоны – не чувствовал ничего. Он забыл, что такое радость, счастье, любовь, удовольствие. В жизни его была только тупая боль, вина за то, что не уберег Симону, и ночные кошмары с великим разнообразием сюжетов. Потом потребовалось жениться на Елене Вачек, племяннице одного из самых влиятельных террористов, и Майкл тщательно разыгрывал роль любящего мужа. Кажется, получалось неплохо. Только приходилось постоянно себя контролировать: здесь нужно улыбнуться, здесь – рассмеяться и поцеловать. Правда потом родился сын, Адам, и Майкл обнаружил, что сильно привязался к нему. Но сердце по-прежнему глухо молчало, тщательно отгоняя от себя бесполезные в Отделе волнения.
И тут появилась Никита. Такой маленький солнечный лучик, который заразительно смеялся над шутками Вальтера, постоянно теребил с вопросами Биркоффа, бесстрашно задирал самого Майкла. И она была свободна. Несмотря ни на что. Запреты и уговоры на нее не действовали. Сначала Майкл приходил в ярость от неповиновения стажера, но очень скоро на замену злости пришло мучительно-сладостное ожидание встреч с Никитой, неистовое желание постоянно видеть ее, слышать, осязать – ЧУВСТВОВАТЬ. Отныне в нем постоянно существовали два Майкла: волевой, холодный, расчетливый, циничный стратег Первого Отдела жестоко подавлял страстно влюбленного и страдающего от невозможности быть с любимой человека, одновременно пытающегося сделать все для благополучия Никиты и ее душевного равновесия. Лишь несколько раз второй Майкл вырывался наружу, и воспоминаниями об этих мгновениях: объятиях, прикосновениях жила душа, и трепетало сердце.
…А потом Отдел разлучил его с Еленой и ребенком, и тогда Майкл мертвой хваткой вцепился в последнюю ниточку, которая еще связывала его с жизнью – Никиту. Своим присутствием в Отделе, своей верой и любовью Никита спасла его, вытащив наконец из той пучины постоянного отчаянья, в которой Майкл находился последние несколько лет. Эту последнюю и НАСТОЯЩУЮ любовь он не мог предать и не мог больше прятать от Нее – чувства были сильнее, и разум перестал сопротивляться. Эта игра ва-банк несколько раз чуть не стоила Ей жизни, и он иногда презирал себя за это (о своей собственной жизни Майкл думал по-другому «я жив, только пока жива она»). Но нужно было признать, что та огромная волна любви и нежности, которой он позволил выйти наружу, изменила все. Его существование в отделе отныне было подчинено одной цели: сохранить любовь Никиты и сделать так, чтобы ей ничего не угрожало.
А потом было разрушение отдела и смерть мистера Джонса, после чего Никита встала во главе обновленного Первого Отдела. Он же получил долгожданную свободу и сына. Они даже поклялись вновь встретиться, когда Адам вырастит и перестанет нуждаться в отце…

…Жизнь без Нее оказалась невыносимой. Майкл знал, что поступил правильно. Только думал, что у него хватит силы воли не видеть Никиту и просто заботиться о сыне, но очень скоро почувствовал, что ошибся. ЭТО не было жизнью, и даже Адам не мог ему в этом помочь. Без Никиты: без ее нежной кожи, такой мягкой, бархатной, с россыпью смешных маленьких веснушек, без звуков ее голоса, копны невесомых белокурых волос, в которые можно зарыться лицом и вдыхать Ее запах, улыбки, без каждой клеточки ее тела, такого родного, такого любимого, желанного - особенно когда она только-только проснулась и смотрит такими большими синими бездонными глазами - не было самого Майкла.
- Па-ап! – требовательно прозвучал звонкий голос, - я тебя уже третий раз зову! Ну, пап!
Майклу потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, что это Адам, что он уже вернулся из школы и нуждается в его внимании. Он с трудом открыл глаза, повернулся к сыну и изобразил улыбку на лице. Нужно было чаще улыбаться – для Адама.
- Привет! Прости, я задумался.
- Я получил 10 баллов по грамматике. Там были такие сложные предложения, и еще нужно было выбрать, какую букву поставить в конце слов, и подобрать прилагательные. Я все сделал, и на тренировку сходил потом, сэнсей меня опять хвалил. А я сказал, что мы с тобой занимаемся, и он сказал: «Приведи папу в школу, хотелось бы с ним познакомиться»… - Адам спешил поделиться школьными событиями.
«Учитель ищет знакомства со мной. Они решили подобраться ко мне через Адама? Кто? - пронеслись мысли, и тут же нашлось объяснение, - Стоп, я проверил всех учителей школы и родителей учеников. По всем каналам они обычные люди. Адаму ничто не угрожает».
- Пап, ты придешь? Я сегодня показал ему твой захват через левое плечо, и все аплодировали.
- Я подумаю, Адам.
- Ты опять скучаешь по маме, да? Это же правда? Я могу чем-то помочь?
- Иди сюда, - позвал Майкл сына, - пойдем обедать. А потом я отвезу тебя к Анжеле. Только позвони, когда соберешься домой.
- Пап, откуда ты знал?!



 

#2
bastet
bastet
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Янв 2008, 15:10
  • Сообщений: 106
  • Пол:
- Майкл вернулся с задания, мэм. Все прошло успешно. Когда следует подать рапорт?
Никита вздрогнула и оторвалась от монитора, на котором только что внимательно изучала месторасположение группировки Торреса на юго-западе Франции.
- Через час, Фокс. Можешь идти.
Нет, она похоже никогда не перестанет болезненно реагировать на каждого мужчину с именем Майкл. И до конца своей карьеры в Отделе будет всматриваться в каждого оперативника в черном полупальто. Это невыносимо! Сколько так может продолжаться! Майкл живет вместе с сыном. Он счастлив. Он наконец-то получил то, что заслужил за все время нахождения в Отделе – СВОБОДУ!
Никите вдруг вспомнилась Его улыбка. Он очень редко улыбался, и еще реже – искренне. Но в эти мгновения менялся весь Его облик: как будто с лица его снимали Железную Маску: на щеках появлялись чуть заметные ямочки, а в глазах плясали веселые чертенята. Как-то раз он учил Ее играть на виолончели: ничего не получалось, инструмент выдавал только резкие фальшивые ноты. И тогда Никита решила изобразить, как играет на виолончели сам Майкл: широко расставила ноги, сделала донельзя серьезное лицо, растрепала волосы и широко размахнулась смычком. Майкл от души расхохотался, и сказал, что она замечательная актриса. Он так заразительно смеялся тогда, запрокинув голову назад…
Никита встряхнула головой, отгоняя видение. Ей снова ужасно захотелось воспользоваться системой слежения: просто набрать код оперативника, его имя и фамилию и все… Информация о том, где сейчас находится Майкл, появится на экране монитора. Ведь он так и не вынул чип из своего тела.
А может быть, сама Никита уже не нужна Ему. Они долго не виделись. За это время вокруг Майкла наверняка крутилось множество хорошеньких женщин. Он даже вполне мог из соображений ответственности за судьбу Адама выбрать ему мачеху, пусть нелюбимую, но зато хорошую хозяйку, любящую детей. И по утрам Он подает своей новой жене кофе в постель!
Что она несет?! Все это чушь, Майкл любит только ее! Нужно сосредоточиться на Торресе. Его группировка была одной из самых кровожадных во Франции: ради денег они не гнушались ничем. Взрывы, убийства, киднеппинг, торговля наркотиками в качестве побочного направления. Руководитель банды Фернандо Торрес два дня назад чуть не был схвачен в своем бункере, был ранен, но смог уйти через тайный ход. Погибли два оперативника второго уровня. За провал Никита была вынуждена долго и нудно объясняться с Центром. Второго промаха не будет. Фокс разработает стратегию захвата и представит ее Никите через два часа.
Нужно еще решить, что делать с Биллом и Мирандой. В последнее время Никита с ужасом осознавала, что НАЧАЛА ПОНИМАТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ некоторых действий Пола Вульфа – бывшего шефа Отдела. Например, сотрудники, заводившие любовные связи вне Отдела, смертельно рисковали не только собственной любовью и семьей, но и всем Отделом - ведь в случае захвата и пыток они могли выдать его месторасположение. Связи внутри Отдела разрешались, но также четко контролировались. Камеры в домах подчиненных пока сохранялись, но включали только в том случае, если оперативник подозревался в предательстве. Таким образом, дома появлялось время на личную жизнь, и сохранялась иллюзия свободы.
Так вот, насчет Билла и Миранды... Никита глубоко вздохнула: несмотря на все полномочия она старалась не вмешиваться в личные отношения оперативников. Слишком хорошо она помнила их любовь с Майклом, когда тот, рискуя жизнью, карьерой и подчас любовью Никиты старался сохранить ее собственное благополучие. Только по прошествии лет она поняла СКОЛЬКО раз он ее защищал перед Шефом и Мэдлен, получая выговоры, отстранения от заданий, временное понижение оперативного статуса. Когда у него была возможность исчезнуть из Отдела, он вернулся, чтобы забрать ее с собой.
Никита вспоминала свои прошлые вольные или невольные «увлечения»: Грэга, Юргена, замужество с Гельмутом Уолкером - и сразу перед глазами вставал Майкл, плотно сжатые губы, потухшие глаза, крепко сцепленные кисти рук и тихий, ровный голос: «Когда ты была с Ним, я слушал. Это было непросто». Действительно непросто. Как я могла так поступать с ним, даже во имя Отдела. Ведь Ему было больно, очень больно…
Она настолько погрузилась в воспоминания, что Куин пришлось повторить дважды:
- К нам пришло сообщение по каналу «каппа». Гриф абсолютной секретности. Замечание, что только вы можете его прочитать.
- Хорошо. Перешли мне его, Квин.
Последнее, что помнила Никита, это лицо Торреса на мониторе. Потом наступила темнота.

- Никита! Очнись, детка! Что случилось? – к носу поднесли нашатырь, и Никита с трудом разлепила глаза. Вокруг толпились люди: взгляд выхватил Джейсона, Квин и Вальтера, склонившегося над ней в тревоге.
- Я в порядке. Возвращайтесь к работе.
- С тобой точно все в порядке, Никита?- Джейсон выглядел озабоченным.
- Да. Здесь просто стало душно. Я прошу всем вернуться на свои места.
Оперативники по очереди начали выходить из Поднебесья. Никита поднялась с пола и слегка прикоснулась к руке Вальтера, когда тот было двинулся вслед за остальными. Потом она нажала кнопку, и снаружи Поднебесье затемнилось. Никита бессильно прижалась к стеклянному занавесу.
- Они схватили его, Вальтер.
- Кого, моя сладкая?
- Они схватили его и пытали. Еще они хотят, чтобы Отдел забыл об их существовании, и тогда они сохранят ему жизнь.
- Никита, – Вальтер был растерян,- о ком ты говоришь? Кого они схватили?
- Майкла.
Вальтер отступил к противоположной стене и со страхом посмотрел на Никиту. Когда-то - сейчас казалось, что он очень давно – он был уверен, что Майкла невозможно было так просто схватить. Но о нем ничего не было слышно уже пару лет, могло произойти всякое…
- Как это могло случиться, детка? Никто не знает, где Майкл.
- Они выследили его. А теперь Торрес прислал мне эту пленку. Он дает нам 72 часа, Вальтер. У меня 72 часа, чтобы спасти Майкла.
- Детка, – старый оперативник положил руку на плечо Никиты, - я знаю, это не мое дело… Ты ведь до сих пор любишь его, да?
- Вальтер!- В этом возгласе было столько боли и отчаянья, что последний мгновенно замолчал. – Никита медленно опустилась на пол Поднебесья и закрыла лицо руками. Она пыталась сдержать слезы, но они все равно текли между пальцев. Она так давно не позволяла себе никаких эмоций по поводу Майкла, что устала держать это в себе. – Я люблю Его. Я всегда буду любить Его. Он – моя жизнь, Вальтер! Я не могу так больше. Я не могу без Него. Я устала. Мне нужно спасать Его. Что мне делать, Вальтер? Что мне делать?
- Никита, - старый оперативник явно был в замешательстве, - я не знаю. Ты сейчас – глава Отдела. Я только думаю, что тебе не стоит бросать на поиски Майкла все имеющиеся у Отдела ресурсы. Центр не одобрит этого. Ему не нужны нервные срывы сотрудников, тем более твоего уровня.
- Я знаю, Вальтер, - Никита уже стояла на ногах, - я сама найду его.
- Сладкая, но ты же…
- Меня заменят Квин и Фокс. На несколько дней. И еще… ты поедешь со мной, Вальтер. Мне будет нужна твоя помощь.

***
… Он стоял, прижавшись спиной к холодным кирпичам бункера, а Она в ярости кричала о том, что Он опять обманул ее по указке Отдела. Каждой ее слово глухо отдавалось выстрелами в сердце, в мозг, в кожу, - но ничего нельзя было поделать. Сейчас первостепенной задачей было выбраться из логова «Красной ячейки», а не говорить Никите о своих чувствах. Он молча смотрел на ее лицо, покрытое глубокими царапинами от крысиных коготков, и думал, что, наверное, при виде пыток Никиты не смог бы сдержаться и размазал бы по стенке всех этих подонков, которые посмели такое с Ней сделать. Сколько их там было: пять, десять? Не важно: он не успел защитить Ее от пыток, она страдала по его вине. Осознавать это было невыносимо. Она не простит его. И правильно: он сам себя никогда не простит.
Такого издевательства над Ней больше не будет. Пусть она никогда больше не посмотрит в его сторону. Ему достаточно просто наблюдать за ней издалека: любоваться, как она откидывает со лба непослушные волосы, улыбается, прикусывает нижнюю губу, когда сердится. А еще: когда сидишь в кабинете, и неожиданно слышишь стук каблуков в главной зале Отдела, ее шаги ни с чем не спутаешь: они такие легкие, такие… особенные. Даже сейчас: в гневе, с растрепанными волосами она прекрасна! Как же хочется прервать на полуслове этот страшный монолог, прижать ее к себе, вытереть с лица кровь…
- Поговорим позже. Нужно выбираться отсюда
- Все кончено, Майкл! – выплюнула Она ему в лицо, - нам не о чем разговаривать.
…Он судорожно вздохнул и затравленно оглянулся на Никиту: «Как мне заслужить твое прощение…» Поэтому даже не успел понять, откуда стреляли. Только увидел, что у Никиты подкосились ноги, и она упала на каменный пол бункера. Сердце вздрогнуло, как будто стреляли в него самого, и перестало биться. Он рванулся к Ней на помощь, захлебываясь на ходу воздухом - уже на полпути чувствуя Смерть, и понимая, что вновь не успел… И на этот раз ничего исправить будет нельзя.

… Майкл резко открыл глаза. Подобные кошмары в последнее время все чаще посещали его, но этот был особенно реалистичным. Он разжал кулаки и посмотрел на кровавые отпечатки на ладонях. Полежал еще с полминуты, вглядываясь в темноту спальни. Тревога не проходила.
С его Никитой что-то случилось


Ну, вот так как-то... Дальше продолжать?
 

#3
Гость_111111
Гость_111111
  • Гость
Классно!!! :) Очень классно!!! -) -) Дальше...? Обязательно, непременно, что за вопросы? :yes: :yes: :yes:
Ты молодец...!!! В духе LFN, хорошо читается, к тому же альтернатива конца - всегда интересно!
 

#4
RedFish
RedFish
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Дек 2007, 12:32
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Конешн продолжать!!!!! :angry: :angry:
Тут уже как минимум 4 очень интересных фанфа начатых и оборванных на таком же месте!!!!! вы что все издеваетесь???!!!
И именно на том месте где Майкл мучаеться а Никили плохо или оч плохо.
Вы что, все сговорились???? :shocked:
:angry: ТРЕБУЮ ПРОДОЛЖЕНИЯ!!!!!!!! :evil:
 

#5
Гость_алексан-дра
Гость_алексан-дра
  • Гость
Мне тоже понравилось, продолжать обязательно :) !!!
 

#6
Lelik
Lelik
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 2 Авг 2006, 11:11
  • Сообщений: 652
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
Без вопросов!А то народ взбаламутится!!!!!! :p
Отличная версия продолжения.Сам язык повествования очень качественный,и...абсолютно не чувствуется что автор-новичок!!!!!!!!Похвально! :girl: Заинтриговало!
Сюжет держит в эмоциональном напряжении,заставляя переживать уже пережитое,вспоминать о позабытом и вновь все прочувствовать заново!
Спасибо за ЛФН -продолжение! :)
С нетерпением буду ждать дальнейших развитий событий!
Но не торопись,пускай лучше будет так же качественно,где каждая фраза,слово так же тщательно продуманы и в духе сериала! :love:
 

#7
Darulka
Darulka
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Сен 2007, 15:35
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Россия, Вологда
  • Пол:
bastet , добро пожаловать! :D
Отличный фанф! :good: :good:

Просмотр сообщения Цитата

Сюжет держит в эмоциональном напряжении,заставляя переживать уже пережитое,вспоминать о позабытом и вновь все прочувствовать заново!
ППКС!
Надеюсь на скорое продолжение! :yes:

Сообщение отредактировал Darulka: Четверг, 17 января 2008, 00:02:30

 

#8
RedFish
RedFish
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Дек 2007, 12:32
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Прошу прощения у автора, но что такое ППКС ,Даруль?? я уже раза 3 встречала в твоих постах.
 

#9
RedFish
RedFish
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Дек 2007, 12:32
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Moscow
  • Пол:
Спетрила тока когда уже отписалась...Подписываюсь под каждым словом?!
СОРРИ..

Сообщение отредактировал RedFish: Четверг, 17 января 2008, 03:51:39

 

#10
Darulka
Darulka
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Сен 2007, 15:35
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Россия, Вологда
  • Пол:
RedFish, правильно угадала :)
Эт значит, полностью согласна! ;) ;)
 



Ответить


  

Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей