Перейти к содержимому

Телесериал.com

Дилогия от Kate

(перевод)
Последние сообщения

Сообщений в теме: 9
#1
VMV
VMV
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Авг 2006, 08:45
  • Сообщений: 158
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Предлагаю вашему вниманию дилогию от Kate.

Первую часть дилогии, "Пошли меня к черту" ("Direct me to hell"), переводила Марго, я сейчас взялась за перевод второй, "Прекратив сражаться" ("Throwing the battle").

Вещь небольшая, но на мой взгляд, интересная. :)

Сообщение отредактировал VMV: Понедельник, 30 июля 2007, 13:42:11

 

#2
VMV
VMV
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Авг 2006, 08:45
  • Сообщений: 158
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Пошли меня к черту
(автор перевода Марго)


События происходят после эпизода "Последняя игра"

******************
Она медленно просыпалась. Было тихо, и, судя по тусклому свету за приоткрытым окном, утро только начиналось.
Тело ощущало непривычную тяжесть. В первый момент, еще не совсем проснувшись, Никита подумала, что это кот, который забрался ночью через окно и нахально разлегся у нее на животе. Но уже в следующий миг вспомнила: она не дома, это не ее кровать и гостиничный номер, где она находится, отделяют от земли четырнадцать этажей.
Тяжестью был Майкл, растянувшийся почти поперек нее. Его голова умостилась прямо на ее диафрагме, лицо было повернуто к ногам, правая рука перевешивалась через живот. Почувствовав ее движение, он тоже шевельнулся, его рука сильнее обвилась вокруг ее тела и накрыла ладонью грудь. Слабо улыбнувшись, Никита потихоньку переместила ее пониже, в более безопасное место. До сигнала будильника оставался еще почти целый час, и ей не хотелось разбудить его. Майкл выглядел почти таким же усталым, как она сама.
Впервые за месяц ей удалось проспать дольше четырех часов подряд.
Вздохнув, Никита заложила руки за голову. Всего месяц… А кажется, прошла целая вечность. Она моталась по всему земному шару – с Ямайки в Филадельфию, оттуда в Джакарту, потом в Барселону, Майами, Рио, затем в Лондон и Мехико. Перелеты следовали один за другим без малейшего перерыва. Она так часто пересекала часовые пояса, что порой «сегодня» смешивалось в ее представлении с «вчера» или «завтра».
Но, в конце концов, дата не имела значения. Она получала приказ, выполняла его и тут же приступала к следующему заданию.
Рука Никиты легла на макушку Майкла.
Она не видела его неделями. Последней миссией, где участвовали оба, была Барселона, но даже тогда они входили в разные команды.
Для этого задания их соединили.
Никита машинально поглаживала волосы Майкла. Она не собиралась говорить об этом, но ей нравилось, что они стали короче и теперь открывали его шею. Сейчас, пока он спал, она могла потихоньку изучать его затылок. Нащупав кончиками пальцев огромную, с гусиное яйцо, шишку, она задалась вопросом: при каких обстоятельствах он получил по голове на сей раз? Прикосновением легчайшим, как шепот, она погладила место, где из-под волос виднелась загорелая кожа. Майкл пошевелился во сне, и пальцы Никиты замерли.
Хорошо, что он здесь.
Она посмотрела вниз, и уголки ее губ изогнулись в тихой усмешке.
На них обоих было слишком много одежды. Они, словно бы, собирались использовать ночное белье в качестве своеобразной брони против всякого рода неуместности. Для такого случая Никита припасла серо-голубое нечто, что называла про себя «пижамой дедушки-моряка» или просто «полосатым уродством». Одеяние Майкла было очень похожим, отличаясь только коричневой цветовой гаммой. Легенда обязывала их изображать женатую пару, однако круглосуточного наблюдения не предполагалось. Поэтому, дабы не усложнять существующего, и без того запутанного положения, они безмолвно согласились сохранять между собой некую, достаточно дальнюю, дистанцию.
Это решение оба соблюдали неукоснительно. По крайней мере, когда бодрствовали. Никита не забыла своего краткого пробуждения вчера вечером, когда Майкл пришел, чтобы лечь спать. Она свернулась калачиком на своей половине кровати и почувствовала, как прежде, чем скользнуть под одеяло, он осторожно подвернул простыню вокруг ее спины. Они заснули очень целомудренно, Майкл слева, Никита справа… Вот только во сне все как-то незаметно перемешалось.
Миссия должна была продлиться дня два-три, не больше. Вчера вечером, во время званого ужина, они установили контакт с целью. Никита четко выполнила все, что от нее требовалось, однако, сразу после возвращения в номер он спросил:
-Когда ты в последний раз спала?
-В самолете.
-Нет, я имею в виду, по-настоящему спала? Дольше, чем пару часов?
-Не знаю…
-Вчера? Два дня назад? На прошлой неделе? – настаивал он.
-Майкл, я не помню. Моя работа….
-Была безупречной, - перебил он, - но она останется такой недолго, если ты не будешь отдыхать. Ложись, выспись.
-Мне нужно составить отчет.
-Я составлю сам. Спи.
Слишком утомленная, чтобы спорить, Никита упала в кровать. Она заснула в половине десятого, а сейчас было около семи. Почти девять часов сна! Она чувствовала себя погрязшей в роскоши.
Постепенно, однако, блаженное ощущение комфорта таяло, уступая место размышлениям о текущих проблемах.
Никита не была глупа. Решаясь в свое время на конфронтацию с руководством Отдела, она прекрасно понимала, что вступает в опасную игру. Теперь пришла пора пожинать плоды своего рискованного решения.
Не смотря на ее открытое неповиновение, они не ликвидировали ее. Такое попустительство со стороны шефа сначала сильно озадачило Никиту. Однако, чем больше она думала об этом, тем понятнее становился его план.
Они не хотели убивать ее. Она должна была погибнуть на задании.
Это было идеальное решение, полностью освобождавшее руководство Отдела от каких-либо подозрений. Для всех она просто погибла бы, выполняя свою работу.
Никита знала, что в Отделе к ней относятся хорошо. Не то, чтобы она пользовалась всеобщей любовью, как, например Гейл, которая была искренне мила и общительна с каждым. В отличие от нее, было довольно мало людей, которых Никита назвала бы своими друзьями. Но уважали ее многие. За справедливость, за лояльность, за готовность в любой момент прийти на помощь. На нее можно было положиться. Если бы завтра Гейл суждено было умереть (что весьма сомнительно, учитывая ее положение в Отделе), нашлось бы немало тех, кто горевал о ней. Но если бы внезапно исчезла Никита, те же самые люди отреагировали бы по-другому. Конечно, они бы грустили о ней. Но еще важнее то, что они были бы разгневаны.
Никита не питала иллюзий на свой счет и, если бы это зависело от нее, давно выбрала бы смерть. Она безумно устала, и не только от бесконечных операций. Она устала жить без надежды.
Никита снова вздохнула.
Она просчитала свои шансы. Вероятность благополучного исхода менялась каждую неделю, и изменения были не в ее пользу. Дело было не только в частоте миссий, но и в их местоположении. Рослая, белокурая Никита привлекала внимание везде, но в Филадельфии, Майами или Лондоне все-таки хоть как-то могла слиться с толпой. Даже в Рио или Мехико, если покрасить волосы, она могла бы не так уж сильно бросаться в глаза. Но на Ямайке, в Джакарте, в Бомбее или Барселоне она выделялась, словно амазонка. Ее следующим назначением планировалось несколько недель пребывания в Центральной Африке – даже не в Южной Африке или каком-то из прибрежных городов, где она, возможно, имела бы шанс, но в самом сердце континента, где белые люди все еще были меньшинством, а белые женщины и вовсе редкостью. Не впервые девушка сожалела о том, что у нее такая светлая кожа.
Никита устроилась поудобнее, лениво пропуская сквозь пальцы пряди волос Майкла. Сейчас они стали такими короткими, что даже не вились.
Она должна была сказать ему. Она проанализировала вероятность своего выживания тремя различными способами, и каждый раз результат получался одним и тем же. Если ей очень-очень повезет, она протянет месяцев шесть. Но, учитывая ее «везучесть» в последнее время, шесть месяцев выглядели чересчур оптимистичными. Более реалистичной оценкой были бы четыре месяца, но она не удивилась бы, если бы не прожила больше двух.
Майкл уже не спал. Она почувствовала это. Теперь можно было вставать и отправляться в ванную.
********************
-Выглядишь лучше, - отметил Майкл, глядя на ее отражение в зеркале. Он плавно провел станком вдоль линии подбородка и ополоснул лезвие в заполненной водой раковине умывальника.
-Спасибо.
Никита, одетая в белую майку и нижнюю юбку, сплюнула в ванну зубную пасту, ополоснула рот водой из-под крана и вытерла лицо краем полотенца, свисавшего с его плеча. Подойдя к зеркалу, она внимательно изучила свое отражение и вздохнула.
-Ну, хорошо… - пробормотала она, больше себе, чем ему, и как хирург, готовящийся к операции, разложила на полочке содержимое своей косметички.
Майкл немного посторонился, давая ей место.
Подушечками пальцев Никита легко помассировала кожу лица с увлажняющим кремом, затем нанесла основу.
-Ты знаешь, я скоро еду в Африку…
-Куда?
Майкл тщательно обрабатывал верхнюю губу, снимая лезвием аккуратные полоски геля для бритья.
-Может быть, Конго… Может быть, Ангола…
Придирчиво изучив свое лицо, Никита выбрала карандаш для век.
-Краткосрочное задание?
-Нет… Надолго…
Наклонившись к самому зеркалу, она вывела ровные линии по контуру глаз, затем нанесла на ресницы немного туши и напоследок чуть подтемнила брови.
Майкл закончил бриться, ополоснул лицо и промокнул его полотенцем.
-Это бессмысленно.
Вместо ответа Никита сосредоточенно рассматривала три тюбика с помадой, потом выбрала один и быстро подкрасила губы.
-Кто назначил тебя на задание?
-Мэдлин.
Никита собрала косметику и застегнула сумочку.
-Она теперь назначает меня на все операции. Или шеф.
Майкл вышел из ванной следом за ней. Уголком глаза Никита наблюдала, как он надевает и застегивает рубашку, в рассеянности пропуская петлю. Она подошла, чтобы помочь ему исправить это упущение, и, разгладив складочку на его груди, протянула руку за висящим на спинке стула галстуком.
-Знаешь, Майкл, - пробормотала она, сосредоточенно выравнивая узел, - пора бы тебе научиться делать это самому. Я не собираюсь заниматься этим всегда.
Она взглянула ему в лицо и быстро отвела глаза.
-Сколько? – спросил он.
-Думаю, в пределах двух – шести месяцев, - спокойно ответила она.
-Биркофф учел?...
-Майкл, я сама сделала анализ. Незачем его расстраивать.
-Я что-нибудь придумаю, - резко проговорил он.
-Пожалуйста…
Никита слегка коснулась его руки, и он уставился на ее ладонь, словно это было какое-то диковинное животное.
-Майкл, пожалуйста. Я рассмотрела все варианты. Альтернативы нет. На этот раз – нет.
-Ты жалеешь?...
-О том случае? Нет.
Она сняла руку с его плеча и, собрав свою одежду, прошла в ванную.
-Я была к этому готова.
Никита натянула юбку и застегнула молнию.
-В конце концов, это всего лишь немного ускорило события. Честно говоря, удивительно, что я вообще протянула в Отделе столько времени.
Она заметила отражение его лица в зеркале и поспешно добавила:
-Майкл, ты же сам это сказал: я умерла уже давным-давно.
Они закончили одеваться в тишине, молча вышли из номера и вошли в лифт. Приступая к своей роли, Никита просунула руку под локоть Майкла, и они вышли в холл гостиницы, выглядя, как любая пара, отправляющаяся на прогулку.
-Никита…
Он остановился посреди холла.
-Ты можешь дать мне немного времени, чтобы попытаться что-то сделать?
Никита покачала головой.
-У меня его нет.
Он перешел к запасному варианту.
-Тогда, пообещай мне, что будешь осторожна, насколько возможно. Останешься в живых… два месяца. Может быть, к тому времени…
Никита вздохнула.
-Я не могу дать обещание, которое не в состоянии выполнить. Как я могу обещать?...
-Пожалуйста…
Сколько раз она слышала от него «пожалуйста»? Такая малость… И все же…
-При одном условии, - проговорила Никита. – Если к концу двух месяцев ничего не изменится, ты согласишься с тем, что будет. Ты отпустишь меня. Я имею в виду – здесь…
Она дотронулась пальцем до его виска, затем погладила по щеке.
-Хочешь сказать, чтобы я не вздумал исполнять Вагнера?
Он заработал ее небольшую усмешку.
Вагнер, оперативник четвертого уровня, был в Отделе своего рода легендой. Когда его подруга, имевшая третий уровень, погибла на одной из миссий, он застрелился, после чего был официально осужден за неподобающую эмоциональную слабость и тайно оплакан большинством своих товарищей. Однако позже оперативники, вообще имевшие склонность к черному юмору, обрели привычку называть любое проявление романтических чувств «исполнением Вагнера». Он стал чем-то вроде специального святого Отдела. Рассказывали, что кое-кто обращался к нему с просьбами о помощи при любовных неудачах, а сотрудник, который занимал теперь его бывшую квартиру, даже устроил в укромном уголке небольшой алтарь.
-Обещаешь, Майкл?
Он прикрыл глаза, кратко признавая ее догадку, и кивнул.
-Два месяца.
-Я постараюсь, - вздохнула Никита.
Они прошли сквозь вращающиеся двери.
Лучи солнца заиграли в белокурых волосах Никиты сотнями разноцветных искр. Уже стало довольно жарко, однако Майклу казалось, что солнечный свет проникает сквозь толстый слой льда.
Два месяца. Конечно, он сможет что-нибудь придумать.
Взвизгнув тормозами, подъехало такси, и Никита села в машину.
-Майкл?..
Она протянула руку, и он сел рядом, твердо положив ее ладонь в сгиб свого локтя. Майкл наклонился к водителю, назвал адрес, а затем повернулся к Никите.
-Два месяца, - напомнил он. – Ты обещала.
-Ты тоже, - ответила она и, в знак скрепления их взаимной договоренности, легко коснулась губами его рта.
Его пальцы напряглись на ее запястье.
Оставшуюся часть поездки они молчали
 

#3
VMV
VMV
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Авг 2006, 08:45
  • Сообщений: 158
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Прекратив сражаться.
(Автор перевода VMV)


*****
«Мне нужны Дэвис, Джереми и Никита» - спокойно произнес Майкл – «Дэвис и Джереми должны подготовить подходы и отступить, Никита и я – исполнители»

Хорошо, что у него есть возможность официально затребовать ее и по вполне законной причине. Текущая миссия касалась человека, с которым им уже доводилось встречаться, Зоян фигурировал в одной из первых миссий Никиты и он наверняка запомнил ее. А раз самый простой способ внедрения в его окружение основан на их давнем знакомстве, возобновление совместной работы Майкла и Никиты было оправдано.

Медлин изучила параметры миссии и медленно кивнула.

«Выглядит неплохо, Майкл. Можете готовиться…, но тебе потребуется другая оперативница» - равнодушно добавила она – «Несколько дней назад Никита была ранена»

Если его сердце и дрогнуло, снедаемое страхом и болью, это не отразилось ни на лице, ни в голосе.

«Когда она вернется к работе?»

«Не знаю» - Медлин продолжала читать план миссии, анализируя риски и внося незначительные изменения. Ее внимание, казалось, было полностью поглощено работой и отвечала она как-то рассеянно – «Возможно, совсем не вернется. Ее ранение довольно серьезно»

«Понятно»

Она отстранилась от монитора и слегка нахмурилась.

«Надеюсь, ты не возражаешь? Конечно, это означает, что потребуется ввести в курс дела нового человека, но это неизбежно»

«Разумеется. Будут рекомендации?»

Медлин вернулась к изучению профиля.

«С этими параметрами… Я думаю, хорошим вариантом могут стать или Женевьева или Соломон. Женевьева довольно молода, но у нее хорошие данные. Соломон – мужчина, но роль жены здесь не релевантна, ее можно заменить, скажем, партнером по бизнесу…»

«Тогда я бы предпочел Соломона» - после краткого раздумья откликнулся Майкл.

Через несколько минут Медлин закрыла программу и вернула ему диск.

«Хорошая работа, Майкл. Приступаете через несколько дней?»

«Да»

Он вышел из ее кабинета: движения – сдержаны, лицо – бесстрастно, сердце – вырывалось из груди.

Ранена. Серьезно ранена. В нем поднимался гнев: она обещала продержаться два месяца! О чем она думала! Ему так необходимы эти оставшиеся две недели!...

Она обещала! Она обещала. Она обещала…

Чем ближе он подходил к своему кабинету тем сильнее клокотала в нем ярость. Тем не менее, он спокойно закрыл за собой дверь, опустил жалюзи и сел за рабочий стол. Постепенно его гнев переключился на другой объект…

«Это Отдел…»- думал он- «Они просто вымотали ее. Неудивительно, что она была ранена…». Больше всего на свете ему сейчас хотелось, чтобы сейчас она, как прежде, влетела в дверь его кабинета и плюхнулась на единственный, стоящий специально для нее стул.

Все верно, у него оставалось еще две недели из оговоренного с Никитой срока, чтобы придумать стратегию их выживания. Как и она, он многократно проанализировал развитие событий, отыскивая уязвимые места, накапливая силы для ответного удара, изыскивая возможности и… не находя их. Это походило на головоломку или причудливый танец, а может быть на лабиринт… если бы только он мог найти выход…

Одна из причин, почему Майкл так ценился в Отделе, были его экстраординарные тактические способности. Про себя он сравнивал свою работу с войной. В юности тактика ведения боевых действий занимала его, и он увлеченно изучал знаменитые сражения. Его интересовало все: разработка планов, личности командиров и участников, эффективность определенных маневров, причины побед и поражений. Знаменитые своими победами военачальники обычно жертвовали чем-то малым, чтобы позже получить решающее преимущество. Это был совершенно иной подход к ситуации и Майкл принял на вооружение приемы триумфаторов прошлого.

Отдел наступал – Майкл руководил сражением. Отдел отступал – он готовил следующую атаку. Иногда он сознательно разделял свои силы, чтобы сбить противника с толку и окружить его. Иногда он «в лоб» атаковал главные силы, мощно и беспощадно. Но всегда он был на шаг впереди событий и главной его целью была победа.

Все изменилось, когда его материалом стала Никита. Цель любой ценой выиграть войну отошла на второй план, на первом прочно обосновалась девушка. К счастью, обе цели никогда не были взаимоисключающими. Зачастую стремление обезопасить Никиту укладывалось в стратегию выполнения поставленных руководством задач.

Она стремилась приблизиться – он отступал. Она уходила – он крадучись подбирался поближе. Постоянно удерживая ее рядом для того, чтобы контролировать ее безопасность, но не настолько близко, чтобы случайно навлечь на нее беду.

Но сейчас все изменилось… Он уже не знал точно, на чьей он стороне, но абсолютно ясно осознавал, что проигрывает.

В тысячный раз с того дня, когда он видел ее в последний раз, он перелопачивал в памяти все войны в истории человечества, чтобы найти то, что он смог бы использовать сейчас. Троянский конь – не подходит, битва при Креси – хаос не поможет… Он вспоминал Кромвеля, Нельсона, Кампбелла, Гарибальди, Шермана и Гранта, Китченера, Рузвельта, Наполеона…
Майкл вставил диск в компьютер и открыл программу, но его мысли витали далеко от плана текущей миссии.

Они все видят. Они все знают.

Он не мог пойти навестит ее в медотсек – Отдел узнает об этом. Он не мог запросить профили ее последних миссий – Отдел наблюдает за ним. Он не мог даже получить доступ к ее истории болезни – Отдел выследит его. Они обложили его со всех сторон. Его поймали в ловушку.
Ему не нравилось быть пойманным в ловушку. Как стратег он одновременно и восхищался и презирал такой подход. Тактически, осада врага была приемом, древним как мир и стопроцентно эффективной в определенных сценариях. Он уже не помнил, когда это началось, но он приспособился к этой блокаде. Они понижали его в должности – он спокойно подстраивался под ситуацию. Они продвигали его – он блестяще справлялся самыми безнадежными заданиями. Они держали его при себе, тогда как любой другой давно бы уже получил под начало собственную подстанцию – он не жаловался. Они соблазняли его властью – он затаивался. Он знал, что они не понимали его и теперь разыгрывали свою последнюю карту – Никиту.

«Что ж, они, кажется, на грани отчаяния. Хорошо, потому что я тоже. И, наверное, у меня есть какое-то оружие, чтобы защититься, мне просто нужно его найти»

Отчаяние. Отчаяние на войне. Отчаянные люди на войне. Гитлер … под конец войны его охватило отчаяние… Кастер? Нет, слишком высокомерен. Хотя именно это и стало его визитной карточкой – смесь отчаяния и высокомерия. Цезарь? Царь Давид? Саул?

Майкл в очередной раз перезапускал программу. Он чувствовал чье-то присутствие в своей системе, за ним следили, наблюдали за его работой. Вот и пусть думают, что он работал над документами. Он справится.

Они все видят. Они все знают.

Он закрыл глаза и еще раз мысленно перебрал свои варианты.

«Итак: Никита выживет. Тогда, пройдя соответствующий курс лечения, она вернется к активному статусу. Или, если ранение было слишком серьезным, ее ликвидируют. С другой стороны, она могла бы поправиться и быть переведена в другое подразделение – к Биркоффу например. Она хорошо управлялась с техникой и сам Биркофф не раз говорил, что в другой ситуации признал бы ее годной к работе в Коммуникационном Центре. Или… Никита не выживет…» - Майкл задумчиво коснулся пальцами подбородка и снова погонял туда-сюда программу - «В этом случае…»

«Ты пообещал»- напомнил он сам себе и почти услышал ее голос- «Обещай мне, что не будешь играть Вагнера»- и он кивнул, соглашаясь не думать о самоубийстве. Хотя, если быть до конца справедливым, она тоже не сдержала данного обещания.

Майкл невидящим взглядом смотрел в монитор компьютера, потом для приличия пощелкал клавишами…

Они все видят. Они все знают.

Майкл сжал зубы. Хорошо. Пусть так.

************

Ему понадобится время, чтобы позаботиться о Никите и предстоящем сражении, поэтому миссию Зоян он назначил на следующий день, а не на конец недели, как это планировалось ранее. Они без потерь вернулись на базу и после отчета Майкл, наконец, снова отправился в свой кабинет.

На этот раз он выбрал кружной путь. Для успешного шпиона у него был один серьезный недостаток – стоило ему появиться, как люди сразу обращали на него внимание. Конечно, лучше всего было бы прибегнуть к помощи электронных средств, но эта опция сейчас была недоступна. Поэтому пришлось вернуться к традиционному методу получения информации – подслушиванию.

Майкл зашел в общий компьютерный зал и сел за терминал. Он ждал.

Люди приходили и уходили. Новички и опытные оперативники – они выполняли свою работу и периодически удивленно косились на него. Но он ни с кем не заговорил и даже не шевелился, казалось, полностью сосредоточившись на своем мониторе, а потому все вокруг постепенно забывали о его присутствии и он стал невидимкой. Предметом интерьера.

Он слушал.

Кто-то из оперативников боялся быть ликвидированным из-за неудачи в Тегеране. Женщина переживала из-за своего бывшего мужа, которого она накануне видела на углу. Если Отдел узнает – его ликвидируют и некому будет позаботиться об их ребенке. У третьего были проблемы с показателями. Четвертая боролась с депрессией.

Поток чужих горестей лился на Майкла со всех сторон, он стиснул зубы и ждал.

«..Никита..» - до него наконец долетел обрывок чьей-то фразы и Майкл отбросил от себя весь прочий шум.

«Это несправедливо!» - тихо продолжала Сара – «Вы слышали, что произошло?»

«Только то, что она попала под перекрестный огонь» - откликнулась Натали.

«Не совсем…»

«Я слышала..» - тихим шепотом перебила обеих Джудит, быстро развернувшаяся на своем стуле- «..у нее нет шансов. Кто-нибудь ее видел?»

«Они никого не пускают» - сказала Сара- «Даже…» -ее голос упал до шепота- «Даже Майкла»

Три пары глаз развернулись в его сторону. Майкл продолжал печатать, игнорируя их.

Все еще в полголоса Сара продолжила:

«Я слышала, она получила пулевое ранение в голову…»

У Майкла упало сердце.
«Если бы это было так, она бы давно была мертва» - отозвалась Джудит.

«Это то, что я слышала» - настаивала Сара.

На краткий миг повисла напряженная тишина, прерванная решительным голосом Натили:
«Что ж, давайте выясним!»

И два голоса дружным хором заторопились отговорить ее:

«Натали, не надо…»

«Тебя ликвидируют…»

«Ну и что, если я это сделаю?! Все и так знают, что я люблю похулиганить»- усмехнулась Натали – «Кроме того… мне нравится Никита и я думаю, то как с ней поступили… не правильно…»

«Что ты имеешь в виду?»- спросила Сара

«Сара, ты такая наивная…» - фыркнула Натали – «Ее убил Отдел, это также точно, как если бы ей в голову выстрелила собственноручно Медлин…»

«Потише, Натали…» - цыкнула Джудит, снова опасливо оглянувшись. Майкл сконцентрировался на том, чтобы выглядеть погруженным в работу – «Это не так, ее ранили на операции…»

«Да? С чего бы? Она молодец. Вам не доводилось работать с ней, но Никите многое по плечу! Давайте хотя бы посмотрим, а?»

Все трое еще раз огляделись и видимо ничего подозрительного не заметили, а Натали тем временем прокладывала себе потайную тропку в недра секретных баз данных Отдела.

Майкл почти улыбнулся. Натали, конечно, была дерзкой, но у нее на то были основания. Не раз и не два Биркофф запрашивал ее перевода к нему, но Медлин всегда отказывала. У Натали было много талантов, но из-за своего поведения ей будет трудно работать под руководством Биркоффа. Положа руку на сердце, Майкл сильно сомневался, что ей будет легко работать в Отделе вообще – из-за ее наплевательского отношения уже пострадало несколько оперативников.

«Вуаля!» - Натали торжествующе улыбнулась и обе ее приятельницы тут же заглянули в экран.

«Господи Иисусе» - ахнула Сара – «Вы только посмотрите на это… Я и не знала, что у оперативников может быть так много заданий подряд…Это, наверное, какая-то ошибка, должно же у нее быть время на отдых…»

«Открой это» - Джудит указала на какую-то область на экране и Натали снова погрузилась в работу – «Сейчас… Еще минутку… Готово!»

«Так, что у нас тут…»- тихо пробормотала Джудит

Внимание Сары привлекло что-то на экране и она спросила:
«Джудит… что это значит?»

Джудит, когда-то интерн в госпитале, наклонилась поближе к экрану и начала комментировать медицинские термины:

«Ранение пришлось в плечо…, она упала… и ударилась головой… До тех пор, пока не спадет внутренняя гематома, рекомендованы седативные средства…»

Сара вздохнула с облегчением:

«Ну вроде бы все не так плохо…»

«Тебе когда-нибудь приходилось падать с тридцатифутовой лестницы?!»- саркастически выгнула бровь Натали – «Это, знаешь ли, испытание для здоровья!»

«Ладно, но для жизни это не опасно»

«Пожалуй…» - задумчиво откликнулась Джудит – «Все зависит от того, как долго ее будут пичкать седативным препаратами… Насколько серьезны неврологические повреждения… И как скоро она потом придет в себя … Честно говоря, сказать трудно, этим данным уже без малого неделя, но будь она моей пациенткой, я бы не торопилась с оптимистичным прогнозом… »

«Уверена?» - переспросила Сара

«Да»- мягко ответила Джудит и Майкл краем глаза заметил, как она в задумчивости потерла лоб – «Тем более, что препараты на которых ее держат, чтобы поддержать кому, имеют какой-то странный побочный эффект…Плохо дело. Жаль, она здорово помогла мне с теми интерфейсными модулями, с которыми я так мучалась…»

«Помните, когда Джеррода на миссии Хандал оставили как убитого? Никита вернулась за ним»-тихо сказала Сара.

«Она была по-настоящему добра ко мне, когда я прошлой осенью сломала ногу» - так же тихо отозвалась Натали - «Помнишь, ты еще боялась, что она не срастется как надо?»

Джудит кивнула.

«Она приходила ко мне каждый вечер и заставляла делать упражнения. Убеждала, что если я смогу пройти курс восстановительной терапии, меня не назначат в расход» - Натали затихла, сворачивая программу, пока ее не заметил Биркофф.

Эти молодые женщины еще немного посидели вместе, ни слова не говоря. Джудит смахнула непрошенную слезу, Сара обняла ее за плечи.

«Это неправильно»- твердо сказала Натали-«Не правильно то, что они с ней сделали…»

************

Майкл подождал еще полчаса, пока Натали, Сара и Джудит не ушли. Он переделал кучу ненужной работы и, наконец осознав, что больше ничего полезного ему все равно не узнать, ушел.

Проходя мимо Коммуникационного Центра, он услышал раздраженный голос Биркоффа.

«Послушай, Гейл, я не знаю» - говорил он- «Я не притрагивался к тем файлам»

«Ну ведь кто-то же их трогал...»

«Вот и выясни, кто это сделал» - буркнул он - «Запусти программу отслеживания сигнала»

«Парень, ты просто в плохом настроении!» - Она резко отвернулась от него и даже ее плечи выражали раздражение.

Биркофф вздохнул и тихонько погладил ее по спине.

«Прости… Прости, Гейл, я только… Мне очень тяжко из-за всего того, что случилось с Никитой…»

Гейл не посмотрела на него, но ее спина явно расслабилась и она коснулась его руки своей и тихонько сжала пальцы.

«Я знаю. Я бы предложила поговорить об этом, но ты же знаешь, как Медлин отреагирует, если узнает, что мы шепчемся о Никите… »

Биркофф снова вздохнул: «Проследи сигнал и сообщи мне, когда все будет готово, ладно?»

Печатая команды, Гейл пробормотала:

«Это несправедливо… То, что они с ней сделали…»

«Отдел вообще несправедлив…»

«Я знаю… И все же…»
Не останавливаясь, Майкл прошел мимо. Пришло время подготовить базу для атаки.


Продолжение следует :)
 

#4
VMV
VMV
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Авг 2006, 08:45
  • Сообщений: 158
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Майкл завершил все свои дела в пятницу.

В субботу он из третьих рук узнал, что Никита вышла из комы. Она реагировала на внешние раздражители, но окончательно в сознание еще не пришла. В довершение всего, у нее развилась пневмония, и шансы на ее выздоровление снизились с 30 до 10 процентов.

В воскресенье Майкл пошел в церковь.

В понедельник продал свой дом. Первой же заинтересовавшейся паре. Для этого он уступил в цене и подарил свою мебель.

Во вторник он отдал большую часть своей одежды на благотворительные цели.

В среду разместил объявление о продаже автомобиля. Запросив ровно половину от его реальной стоимости, к 9.00 утра он решил и эту проблему.

В четверг, когда рынок внезапно упал, он начал продавать свои акции.

В пятницу он заполнил формуляр на получение цианида.

************

«Медлин?» - Биркофф нервно переминался с ноги на ногу у двери ее офиса. Когда она приветливо улыбнулась ему, он нервно сглотнул.

«Что случилось, Биркофф?» - Медлин закрыла файл, над которым работала и кивком пригласила его войти.

Биркофф сел и нерешительно откашлялся.

«Наблюдается подозрительная активность на счетах одного из оперативников»

«Какая именно?»

«Разнообразная…»

«Что за оперативник?»

«Майкл»

Медлин сцепила пальцы в замок и задумчиво поинтересовалась у Биркоффа:

«Он в последнее время открывал файлы Никиты?»

«Нет. Начиная с …»- Биркофф сверился с данными -«…с 14 июня…»

«Ты уверен?»

«Абсолютно. Согласно Вашим указаниям, я усилил меры безопасности. Эти файлы довольно легко открыть, но совершенно невозможно остаться при этом незамеченным. Вот список тех, кто интересовался ими» - сказал он, вручая ей мини-диск.

«Очень интересно»-ответила Медлин, просматривая имена – «Теперь расскажи мне о Майкле»

Пытаясь описать ситуацию, Биркофф ответил:

«Похоже, он избавляется от лишнего…»

Медлин явно ждала продолжения и Биркофф снова откашлялся:

«Он продал дом, машину, большую часть акций. И его счета пусты..»

«Куда делись деньги?»

«Ну.. большая часть - в Музей Современного искусства…»

«Прошу прощения?…»

«Он также пожертвовал крупные суммы Чикагскому школьному округу, Денверской общественной библиотеке, отделению «Матери против пьяных водителей» в Лос-Анжелисе… Выжившие жертвы Холокоста тоже получили жирный кусок..»

«Кто?»

«Эта группа предъявляет иски швейцарским и австрийским банкам, отказывающимся открывать информацию о счетах жертв Холокоста, размещенных в них накануне и вовремя Второй мировой войны. Майкл сделал им большое пожертвование…»

«Что еще?»

«Это все, что мне удалось узнать доподлинно. Но сумма этих расходов не совпадает с размерами его депозита»

«Анонимные пожертвования?»

«Вероятно» - ответил Биркофф – «Кроме того, он опустошил свои счета в Отделе»

«Да?»

Назовите это взяткой или оплатой нелегальных услуг, но эти счета предназначались для того, чтобы иметь возможность делать платежи наличными.

«Если верит Гейл, Священное Сердце недавно получило пожертвование на 1,5 миллионов долларов на реставрацию»

«Священное Сердце?»

«Ну… собор, Гейл изредка ездит туда… »

«А Майкл?»

«Не знаю. Я не разбираюсь в этом»

Пауза, казалось, длилась целую вечность. В конце концов Медлин заговорила:

«Если это все, то ты можешь идти. Мне понадобятся копии документов»

Биркофф поспешно вручил ей компакт-диск. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

Медлин улыбнулась:

«Отличная работа, Биркофф»

Он кивнул и вышел так быстро, как это только было возможно.

«Я не сделал ничего плохого» - убеждал он себя- «Просто выполнил свою работу. Майклу прекрасно известно, как проделываются такие фокусы... он должен был понимать, что это будет замечено… О чем он только думал?»

Но ничего не помогало. Биркофф чувствовал себя Иудой…

Сообщение отредактировал VMV: Вторник, 31 июля 2007, 13:06:26

 

#5
VMV
VMV
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Авг 2006, 08:45
  • Сообщений: 158
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Когда Майкл входил в кабинет Медлин, лицо последней украшала приветливая улыбка. Он вежливо кивнул ей и сел на предложенный стул, приготовившись к самому важному сражению в своей карьере. Пусть видит - он прекратил борьбу, он бросил оружие. Следующий шаг за ней.

«Я хочу знать, что это такое» - весьма любезно осведомилась Медлин, разворачивая свой монитор таким образом, чтобы он смог увидеть открытый файл.

«Обычные финансовые отчеты» - быстро определил Майкл.

«Это не обычные финансовые отчеты. Это твои финансовые отчеты. Что произошло?»

Майкл слегка склонил голову:

«У меня были некоторые расходы»

«Понятно. На музей современного искусства?»

«Люблю Пикассо»

«Чикагский школьный округ?»

«Недавно читал, что им не хватает денег даже на закупку писчей бумаги»

Медлин продолжала:

«Денверская общественная библиотека?»

«Вы знаете, что в их фондах нет ни одного экземпляра Торы?»

Медлин на секунду отвлеклась:

«Нет, я этого не знала»

«Единственный экземпляр был выдан, но так и не вернулся обратно» - Майкл позволил легкому раздражению прозвучать в своем голосе.

«Что рассердило тебя сильнее - кража Торы или то, что библиотека не возместила потерю?» - поинтересовалась Медлин.

Майкл равнодушно пожал плечами:

«Думаю, деньги им пригодятся»

«А как на счет тебя?»

«У меня уже есть экземпляр Торы»

«Я имела в виду, почему ты не потратил деньги на себя?»

«Мне не нужно много» - спокойно ответил Майкл, слегка меняя свое положение – «А деньги не должны лежать просто так»

Медлин снова взглянула на экран

«Матери против пьяных водителей?»

«Они делают много полезного» - в очередной раз вежливо прокомментировал Майкл.

«А организация жертв Холокоста?»

«Моя мать была еврейкой»

Губы Медлин слегка дрогнули:

«Священное Сердце?»

«Собор нуждается в реставрации»

На этот раз Медлин по-настоящему улыбнулась:

«Ты же понимаешь: для любого оперативника подобное поведение стало бы основанием для отстранения от работы»

«Я сделал что-то не так?» - невинным голосом поинтересовался Майкл и позволил Медлин продолжать свою игру.

«Ты ведешь себя так, будто бы у тебя… изменились планы»

«Не понимаю» - Майкл искусно сыграл удивление, предлагая собеседнице новый плацдарм - «Деньги были моими, не так ли? Вознаграждение за выполненную работу?»

«Конечно»

«Тогда почему Вас беспокоит, как я их потратил?»

«Потому что согласно этому отчету, у тебя теперь нет ни дома, ни машины, ни инвестиций, ни сбережений»

«Мне ничего этого не нужно» - спокойно сказал Майкл, готовясь к нападению.

«Что же тогда тебе нужно?»

Майкл молча смотрел ей в глаза.

В конце концов, она отвела взгляд первой, и Майкл мог праздновать свою первую маленькую победу, но все же не позволил себе расслабиться.

«Ты считаешь, мы несем ответственность за текущее состояние Никиты?»- мягко поинтересовалась Медлин.

Майкл приготовился к ее следующей атаке, а его собеседница тем временем продолжала:

«Могу тебя заверить, мы делаем все возможное для того, чтобы помочь ей…»

«Я совершенно в этом уверен» - спокойно ответил он, сохраняя на лице выражение полного безразличия.

Медлин замолчала. Майкл выиграл второй раунд.

«То, что произошло – произошло во время операции…»

«Я понимаю»

Патовая ситуация. Он ждал. Он знал, каким он будет ее следующий шаг. Нужно только запастись терпением.

«Пытаешься доказать, что все это невозможно взять с собой?» - спросила Медлин, по-прежнему внимательно разглядывая собеседника.

«Я ничего не пытаюсь доказать» - его голос был спокоен, все внутренние силы пошли на то, чтобы замедлить пульс. Он не ожидал такой легкой победы, а она, кажется, уже не за горами.

Медлин откинулась на спинку своего кресла и, облокотившись на подлокотники, сцепила перед собой пальцы.

«Что будет, если она не выживет, Майкл?»

«Я готов к этому»

«Понятно. Мне доложили… Майкл, Майкл… » - начала она и в ее голосе прорезались интонации матери, ласково журящей своего непослушного ребенка – «Ты так молод. У тебя такой потенциал… Неужели ты не понимаешь, сколь многого ты еще можешь достичь в жизни?… В Отделе?…»

Майкл решился:

«Например?» - он не нападал, но и сдавать позиции не собирался.

«Ты хотя бы предупредишь нас за две недели?» - серьезно спросила Медлин, в то время как в уголках ее рта затаилась улыбка.

«Посмотрим» - он снова и снова оценивал свое положение и дал себе единственную рекомендацию – терпение, только терпение…

«…или тебя следует принудительно защитить от попыток совершения самоубийства?» - продолжала Медлин.

Ответа не последовало. Только в его глазах, как обычно спокойных, отражалась уже не его душа, а ее…

«Майкл» - медленно произнесла она, снова кладя руки на стол и облокачиваясь на них, нагибаясь вперед – «Скажи, чего ты хочешь?»

Его дыхание замерло в легких. Столь скорая победа казалась невероятной. Он не проронил ни слова, их взгляды встретились, неся собеседнице понимание его боли и … знания.

«Мой Бог, неужели она готова сдаться? Я победил? Поверить не могу…»

«Час в день Майкл. Пока она не выздоровеет … или не умрет»

«Идиот» - выругал себя Майкл- «Глупо было надеяться, что все позади…»

«Я не понимаю, о чем Вы» - холодно ответил он вслух.

«О разрешении навещать ее» - улыбнулась Медлин, и Майкл последним усилием не позволил своему разочарованию выплеснуться наружу.

«В этом нет необходимости» - спокойно ответил он, собирая последние силы для очередного раунда.

«Чего ты хочешь?» - вновь задумалась она глядя сквозь его глаза, сквозь его боль, сквозь его сердце…

«Мне нужно все» - категорично ответил Майкл, стремительно атакуя.

Повисла напряженная тишина.

«А что, если она не захочет этого?»

«Это будет ее решение» - Он снова и снова атаковал – «Не Ваше. И не мое»

«Мы все принадлежим Отделу» - сопротивляясь, напомнила ему Медлин.

И он нанес свой последний удар:

«Отдел эффективен настолько, насколько эффективны его лидеры»

«Допустим» - согласилась она – «… допустим…»

Медлин медленно повернулась к своему монитору и закрыла файл с финансовым отчетом:

«Хорошо. Это все, Майкл»

Он ничего не сказал. Ему нечего было сказать. Выходя из кабинета, он вежливо поклонился ей и она вернула ему поклон.

Выйдя в коридор, он прислонился к бетонной стене. Его рубашка под пиджаком была насквозь пропитана потом, ощущение было такое, будто за последние десять минут он пробежал двадцать миль на голодный желудок.

«Она не сказала, что я победил» - напомнил он себе, хотя было абсолютно ясно, что эта партия осталась за ним. Теперь, когда Никита поправится, обстоятельства станут для них значительно более благоприятными.

Удачно, что он все-таки вспомнил о печальной судьбе Наполеона и понял, какая тактика может принести ему желаемую победу. Чтобы выиграть этот бой нужно было просто-напросто прекратить сражаться. Он потерял все – теперь Медлин точно знала, каковы его уязвимые места и какие методы манипуляции будут наиболее эффективными. Но он добился своего. Никита будет жить.

Он подождал, пока его дыхание не успокоится, а руки – перестанут дрожать и только после этого позволил себе направиться туда, куда звало его сердце.

***********

Такая бледная. Почти прозрачная. Из разговоров Гейл и Биркоффа он знал, что за два последних дня ее состояние стабилизировалось. С ней все будет в порядке. Нужно время. Майкл тяжело вздохнул, глядя на многочисленные трубочки и капельницы, опутавшие ее тело. На его взгляд она выглядела скорее мертвой, чем живой и в голову лезли малодушные мысли – уж не была ли его авантюра пустой тратой времени…

Майкл облизнул пересохшие губы:

«Никита»

Она не отреагировала.

Он наклонился чуть ниже, рассматривая следы боли и утомления на ее лице.

«Никита»

Лоб нахмурился, веки затрепетали, она изо всех сил пыталась открыть глаза. В конце концов, ей удалось… Напомнив себе о микрофонах и камерах, он тихо сказал:

«Я нашел способ защитить нас… Защитить тебя…»

Внезапно его посетила мысль, что говорить все это ей, лежащей в медотсеке, окруженной медицинской аппаратурой, просто нелепо…

«Мы прекратили сражаться» - тихо сказал он то ли ей, то ли самому себе.

Майкл внимательно посмотрел на нее, желая убедиться, что она поняла все, что он хотел сказать. Глаза Никиты, затуманенные лекарствами, были почти равнодушны, она не могла ни говорить, ни двигаться, но … с большим трудом ей удалось слабо кивнуть. Рука Майкла скользнула по покрывалу и нашла ее руку и легонько сжала ее. В ответ ее пальцы слегка дрогнули и, будто исчерпав все свои силы, она снова закрыла глаза. Сейчас ей нужен покой.

Убрав руку, он на мгновение задержался, чтобы еще раз посмотреть на нее.

Давно нужно было привести в порядок обстановку вокруг них – и с политической и с финансовой точки зрения, у него в рукаве были кое-какие заготовки. Но когда Никита попала под удар, а в довершении всего была ранена, действовать пришлось быстро. Поиски прецедента в мировой истории, наконец, привели его к походу Наполеона в Россию в 1812 году.

Уверенный в своей победе, Наполеон вторгся на страну, но не учел, что население этой страны совершенно не желает быть завоеванным. После отступления регулярной армии, с минимальной поддержкой, русские объединялись, чтобы отстоять свою страну. Сначала французская армия успешно наступала, но жители в отчаянном вызове сжигали свои города, не желая сдавать их врагу. Они уничтожали посевы и хранилища, чтобы не дать захватчикам воспользоваться плодами своего труда. Такого французы не видели никогда. Голодая, жестоко страдая от холода, они со всей ясностью осознавали, с чем столкнулись на этот раз. Во Францию с Наполеоном вернулись 40 тыс человек, тогда как в поход он выступил с 600 тыс.

Майкл спокойно оценил произошедшее в прошлом – оборонявшиеся прекратили организованное сопротивление, отказались от всего, чтобы в конце концов выиграть. Он сделал то же самое. Ставкой стала жизнь Никиты. План был очень рискованным. Отчаянным. Не раз за прошедшую неделю он задавался вопросом, сработает ли эта затея. Не уподобляется ли он не русским, а Наполеону, самонадеянно атакуя и веря в свою победу. Сейчас, после короткой беседы с Медлин, он понимал – это был их единственный шанс. Она сдалась. Это сражение закончено.

«Не совсем» - напомнил он себе - «После каждого сражения наступает период адаптации. Сторонам нужно привыкнуть к новому положению дел, подсчитать потери, найти ресурсы. Ближайшие месяцы будут напряженными… Не важно»

Он бросил последний взгляд на Никиту и вышел.

«Не важно. Ничто не имеет значения. Ничто, кроме победы»

Конец.

 

#6
Гость_denika
Гость_denika
  • Гость
О господи, Машка! Скажи мне, что это было?! :surprised:
Вроде ведь не гэг, нет?... Но определенно, что-то из серии "медленно и печально". :D ...
Я-то ведь думала... А по силе воздействия на мою неокрепнувшую психику... ;) В общем, никак не могу сообразить, то ли тут ржать, то ли рыдать надо... А потому делаю и то и другое одновременно. :p

Для начала заценила рассказ вот тут:

Просмотр сообщения Цитата

Они все видят. Они все знают.
Тихо всхлипнула, пытаясь подавить нездоровые ассоциации :hurt: ....

Затем нежно умилилась мысленному перебору великих стратегов в посках подходящей тактики.... Цезарь, Саул, Наполеон... Надо же! :good: ....И почему-то не к месту вспомнила всем известное: "Двуногих тварей миллионы..." Совсем не к месту, в общем.... :look:

Не смогла пропустить мимо и это:

Просмотр сообщения Цитата

Для успешного шпиона у него был один серьезный недостаток – стоило ему появиться, как люди сразу обращали на него внимание.
Ах, как же все-таки трепетно мы все его любим! :D

Просмотр сообщения Цитата

«Это неправильно»- твердо сказала Натали-«Не правильно то, что они с ней сделали…»
Оооо, все остальное в Отделе , разумеется было устроено совершенно правильно! Гы. :drink:

Над словом "цианид" честно попыталась проникнуться трагизмом ситуации и прослезиться... :shuffle: Но в связи с тем, что как раз в этот момент сползала под стол от ржача оно вышло не очень убедительно.... :cool:

Просмотр сообщения Цитата

«Похоже, он избавляется от лишнего…»
На этом месте я все-таки не удержалась и утерла скупую слезу (я ведь вся такая впечатлительная!)..... Нифига же себе, сколько у Майки "лишнего"-то!!!! :surprised: Одному только собору полтора лимона отвалил! Не хило однако, "вознаграждаются" сотрудники Отдела-то за "проделанную работу"! Шоб я так жил!!!! :cry:

Последний же диалог Медди и Майки даже комментировать не возьмусь... Он меня доканал... :D Пикассо, Тора, "Матери против пьяных водителей" , мама-еврейка - в сочитании с собором "Священное сердце"!.... :haha: Куда катиться этот мир?! Либо моя что-то не так поняла, либо ты сильно увлеклась, либо у самой Кейт нехилое чувство юмора.... :D
В общем, ура! Лю. :kiss: :faint:

ЗЫ: Судя по содержанию, девушка писала этот рассказ еще до выхода на экраны третьего сезона - т.е. не имея на тот момент ни малейшего представления о последующих событиях . Иначе вряд ли б решилась предположить, что Меделин способна поверить самоубийцу-Майкла (что и в принципе вещь невероятная - Майки-то кто угодно, только не оный). Да и денежки ему там явно было кому передать, помимо благотворительных целей.


 

#7
Lelik
Lelik
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 2 Авг 2006, 11:11
  • Сообщений: 652
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
А мне вот очень очень понравилось. :girl:
Вернулась с юга и сразу же за фанф как уселась,так до сих пор не слезаю!Два раза перечитала.За две недели безумнго соскучилась по любимым героям! :yes: :)
VMV,отдельное спасибо за качественный(как обычно) перевод.Очень легко и приятно читается.Ты куда то сначала пропала,я даже в розыск хотела подавать...Как же так,караул-пропал наш один из лучших переводчиков!Но вернувшись,я обнаружила приличный кусочек десертного материала.Ням-ням-ням! :D Скушала его с удовольствием! :faint:
Как и ожидала, VMV нас ознакомила с очередным шедевром! :good:
А насчет самоубийства Майкла...Он бы сделал это.Тому доказательство последняя серия 5 сезона,когда папашка Никиты дал ему таблеточку...Ну помните,да?И еще когда Мэдлин его спросила "Ты ведь не боишься смерти?,на что наш мужчинка спокойно ответил "благодаря вам". :tease:
Умереть для него-это лишь легкий способ избавиться от всех проблем тягостной жизни,но он же не дурак и прекрасно понимает что при его кончине этих тягостей жизни изрядно прибавится у начальства...Он же лучший среди всего остального сброда.Поэтому Майкл и решил рискнуть пошантажировать собственным самоубийством начальство,ведь так? :talk: Не просто так же он начал все распродавать?Майкл прекрасно знал что об этом узнает Мэдди.
Не мог же он в открытую придти к ней в кабинет и начав плакать и рвать на себе волосы кричать о том что покончит с собой если любовь всей его жизни загубят злодеи-душегубцы начальники?! :laugh: Нет,конечно.Слишком романтично-сопливо,и абсолютно не в стиле ЛФН.Поэтому Майкл и главный герой,что действует более продумано,расчитывая каждое последующее дейстие,ход,шаг за шагом-не впадая в отвратительные истерики.
Но неужели Мэдлин такая дура что решила будто Майкл не догадается что это ее рук дело,а не сложившихся чрезвычайных обстоятельств? :idiot: Раньше она действовала более тонко и изощренно...Чтоб никто не догадался!Фантазия видимо исчерпала себя...Эта парочко видимо конкретно ее.достала-даже заумную пакость устроить не может!
Особенно понравилось самое начало фанфа,и описание пижамок!
Читая вступление про то что Никита сначала перепутала лежащего на ней Майкла с котом,я решила что фанфик будет про начало их отношений.Мож там по пьяни они...повеселились,а на утро...началась веселуха!В общем забавно получилось бы ! :D
Но к удивлению работа оказалась более чем серьезной,(что не менее приятно.)
Ладно,не буду отвлекать переводчика своей писаниной.
Машуля,ХАЧУ продолжения!Не пропадай больше!Рада что ты объявилась! :girl: :love:
 

#8
Darulka
Darulka
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Сен 2007, 15:35
  • Сообщений: 199
  • Откуда: Россия, Вологда
  • Пол:

Просмотр сообщения Lelik (Среда, 06 декабря 2006, 11:20:56) писал:

Машуля,ХАЧУ продолжения!Не пропадай больше!Рада что ты объявилась! :girl:  :love:
"Машуля!" Ты все таки опять пропала! :cry: :cry: :cry:

Возвращайся!
Продолжения очень хочется! :yes:

Сообщение отредактировал Darulka: Среда, 31 октября 2007, 01:28:00

 

#9
Lelik
Lelik
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 2 Авг 2006, 11:11
  • Сообщений: 652
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
Вот видишь Маш...Количество твоих фанов растет!И правда-ты не закончила этот фанф...Ай-я-яй! :warning:
 

#10
Lelik
Lelik
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 2 Авг 2006, 11:11
  • Сообщений: 652
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
Ой,вот я Балда Ивановна.Перечитала заново работу и увидела это слово-КОНЕЦ.Значит кина больше не будет...А жаль.
Загляни Машенция в личку,я тебе там письмецо накатала...Может возьмешься за перевод того что я тебе посоветовала,хотя я в этом не очень и разбираюсь... :look:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей