Перейти к содержимому

Телесериал.com

Любовь в пекле ада

работа Lelika и Татьяны
Последние сообщения

Сообщений в теме: 307
#211
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:

Просмотр сообщения Цитата

Бейкер, его стремление к искуплению грехов( спасение Ник)...его поведение с Андреа Соти .. - как случившийся факт...Ник стало катализатором ....той послд. каплей ужасов, которая больше не смогла удерживать его боль...его стремление что-то менять....Сердце оттаивает на глазах....эмоции рождаются внутри и их невозможно контролировать...даже физически..( те непроизвольные улыбки, которые он не смог удержать и подарил Сати)....он вновь ощущает прелесть жизни....хочет вкусить ее полностью.....
Ты знаешь я стала его любить. Наверное грязь и боль личная сейчас затмевает всё и всех. Поэтому Бейкер нравится мне все больше и больше.

Скоро они вообще перестанут говорить, макл и Никита, все перейдет на уровень сознания, и общения глазами.

Просмотр сообщения Цитата

Стремление Мэдлин защитить Пола и Сару....как они похожи с Майклом - использует все условия, обстоятельства, сложившиеся на данный момент в свою пользу...В том числе приход Ник в себя после шока - мгновенно оценивается Медлин и используется для защиты Пола...
Сейчас я поставила ее в рамки Майкла Адама и Елены. Желание любыми способами защитить их. Теперь ей близко состояние Майкла.

Просмотр сообщения Цитата

Он уже давно решил, принял то , что только он и только он принимает важные решения ее жизни, право ее смерти - принадлежит ему....
Хотелось показать это и ты молодец что увидела. Спасибо.

Просмотр сообщения Цитата

Очччень жду продолжения
Тперешнее мое состояние не дает возможности дать продолжение быстро. Как только я справлюсь с собой и своими эмоциями. Сразу же все будет. Надеюсь это будет скоро. :)
 

#212
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
Вешаю весь фанф сначала, для тех кто не читал совсем, и для тех кто забыл о чем читал раньше. (Просто искать части работы в наших разговорах трудновато).

И продолжение есть последним постом.

У Никиты внутри будто перевернулось сердце, когда она увидела как Майкл
достал из-за пояса нож, и провел холодным острым лезвием по своему лицу. Она
знала, что он ей не поверил ни на секунду, и поэтому не ожидала такой реакции.
Внешне Никите удалось удержаться от непрошеных слез, изобразив непроницаемую
маску холодного равнодушия и спокойствия. Но ее сердце истекало такими же кровавыми слезами, так та, которая вытекала из раны Майкла.
За несколько таких коротких и одновременно ужасно продолжительных и давящих секунд перед их глазами прошло всё то, что они пережили вместе. Их чувства и боль предстоящей разлуки. Он протянул ей оборудование, и они разошлись в разные стороны. Он с твердым намерением вернуть ее, она доделать незаконченное и найти его. Тонкая нить, связывающая их сердца не порвалась, она лишь сильнее натянулась и от этого натяжения стало невыносимо больно и тоскливо.

На следующий день, как ни в чем не бывало, Никита в последний раз
переступила порог Первого Отдела. По крайней мере, так она думала, что
последний…
Надо было сдать оружие, для работы в центре она ей не понадобится. Она подошла к оружейке и отдала пистолет юному заместителю Вальтера. Постояла немного, вспоминая, сколько сделал для нее Вальтер за эти четыре года, а она…. Как поступила она…предала… Нет! Никого она не предавала. Это он так считает, он думает что она иуда. Ну, пусть пока думает. Придет время, и он все поймет и простит. Этот родной старик всегда понимал ее.
Проходя мимо Центра управления, она спиной почувствовала прожигающий взгляд Кейт, но не обратила на него никакого внимания. И здесь она была виновата. Никите показалось что за пультом сидит Биркофф, вот кого ей по настоящему быль жаль, и часто не хватало, но это был всего лишь Джесон, Сеймур больше никогда не сделает для Никиты ничего. Его больше нет. Но ведь и с его братом можно найти общий язык. Стоит только захотеть.
- Надо бы посоветовать Джонсу взять его в центр – подумала Никита, сворачивая в коридор ведущий в поднебесье.
Вдруг она резко развернулась и пошла в другую сторону. Есть еще одно место, куда бы она хотела зайти, перед тем как навсегда покинет ненавистный Отдел.
Кабинет Майкла……….. Она прислонилась к косяку двери, не решаясь войти. Странно, но здесь всё еще было как при Майкле. Сердце дрогнуло в предчувствии беды, но Никита отмахнулась от этих предчувствий. Она прошла во внутрь, провела рукой по клавиатуре. Казалось, она все еще хранит тепло его рук. Снова необъяснимое томящее чувства приближающейся беды коснулось ее сердца. Ей как будто показалось что запах неповторимый запах Майкла всё еще здесь.
- Пора уходить, а то я совсем расклеюсь и начну сочинять то, чего уже быть не может. Плавной походкой пересекла зал для брифингов, поднялась в кабинет к Мистеру Джонсу за дальнейшими указаниями.
То что она увидела за открывшимися дверями, заставило на некоторое время
остановиться ее сердце.
В кожаном кресле восседал Шеф собственной персоной, спокойно курящий
сигарету, а за рабочим столом находилась темноволосая знакомая до боли
фигура, которая, увидев изумленную Никиту, грациозно поднялась ей на встречу и
мило улыбнувшись, предложила пройти в кабинет.
– Почему? - тихо спросила Никита.
– Почему я жива? - все так же приветливо улыбаясь, уточнила Мэдлин – Все просто ты решила поиграть с нами, а мы приняли условия твоей игры.
– Для того что бы тебе стало всё понятно – продолжил Шеф, – я скажу тебе что Мик Штопель наш двойной агент и необыкновенно талантливый актер. По-моему он прекрасно справился с ролью Джонса. Как ты считаешь, Никита?
Никита молчала. Она понимала, что это конец. Одно ее утешало. Она смогла дать Майклу свободу.
– Ты - девчонка! Выскочка! Сколько раз жизнь и судьба давали тебе шанс? Сколько? Ты наверно уже и со счета сбилась. Никто и никогда не мог перехитрить систему Отдела! И ты наивно полагала что тебе это удастся?
- А разве мне это не удавалось много раз – Никита решила играть в открытую. Нет?
- Ты забываешься, Никита – в разговор вступила Мэдлин. Не стоит испытывать наше терпение. Оно не безгранично.
- Брось, Мэдлин – Никита сверкнула глазами. Если бы у вас было решение Центра о моей ликвидации, ты вряд ли снизошла бы до объяснений, да и Шеф тоже – она перевела дух, – значит, есть желания, которые вам исполнить не под силу.
- Да ты права – Пол был страшно зол и одновременно доволен. И Никита поняла что то, что они ей уготовили гораздо хуже пули. - По особому распоряжению
Джонса, тебя не ликвидируют, но мы внесли свои коррективы в наказание. На некоторое время тебя понизят в звании.
– С сегодняшнего дня ты – агент первого уровня с правами и обязанностями рекрута – тихо сказала Мэдлин.
– Что равносильно ликвидации… - шепотом закончила за нее фразу
Никита.
– К тебе будет приставлено круглосуточное наблюдение. И если ты пройдешь
проверку, то в скором времени будешь вновь повышена, Теперь можешь идти приступать к работе. Удачи! – дал последние распоряжения Шеф.
- Твой наставник………..
Сердце Никиты замерло.
- Джо Бейкер – Мэдлин снова выдержала паузу, пытаясь увидеть реакцию Никиты.
Но даже без того что бы особенно присматриваться было видно, она в ужасе.

Никита как будто в тумане подчинилась приказу и покинула
кабинет. По щекам текли слезы, но она не обращала на это никакого внимания и
даже не предпринимала попыток остановить этот соленый поток выхода
обрушившихся на нее эмоций. Она остановилась. Ей было некуда идти, а точнее не к
кому. Она самолично отправила Вальтера на базу обучать рекрутов. Не было и Майкла. Никита улыбнулась, хоть кто- то из них свободен и счастлив. Пусть он никогда и не узнает, какой ценой ей это удалось, но она все-таки смогла подарить ему свободу.
Она шла по коридору к лифтам. В голове было пусто, за исключением одного имени – Джо Бейкер. Она знала его, точнее была наслышана. Джо был агентом уровня Майкла и должен был занять его место после ликвидации. Он был достоин заменить его, с одной маленькой поправкой……. У Джо Бейкера не было сердца. Внутри него постоянно была черная туча, поливающая кислотным дождем поверхность души. Там, где- то глубоко у него не было ничего доказывающего что он человек.
Никита знала, что он редко берет рекрутов. А если берет, то делает из них лучших агентов, ломая и перекручивая их жизни, характеры, судьбы, чувства, мысли и все то, что делает человека человеком. Из- под его рук выходили роботы убийцы, которые не задумывались о том для чего и для кого надо убивать виновных или невиновных людей. Они исполняли приказ.
Бейкеру – единственному наставнику было разрешено рукоприкладство, и он довольно часто этим пользовался. Но не этого боялась Никита. Она знала, что Бейкер применит власть ради того что бы доказать себе и попытаться доказать Никите, что он выше и сильнее Майкла. От одной мысли о том, что ей придется подчиниться, и сделать все что потребует Бейкер Никите стало страшно и холодно. Но если не подчинятся, то, вряд ли она сможет выйти из отдела до конца своих дней. А выйти надо было как можно скорее. Там в ее квартире был спрятан маленький передатчик. Тот, который Майкл дал ей при первом побеге из отдела. У него был такой же, в надежном месте и только так она могла связаться с ним. Надо во что бы то ни стало пережить всё, что ей уготовано, и выжить.
Выживать ей в%F

Сообщение отредактировал Татьяна: Пятница, 08 декабря 2006, 21:20:10

 

#213
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
Выживать ей всегда помогал Майкл и надежда на свободу. Теперь у нее не
было ни того, ни другого.
Никита шла по коридору, постепенно переходя на бег и, поражаясь тому что вокруг нее до сих пор еще не рушатся стены, потолок, не взрывается воздух. Ее МИР, в котором она находила спасение от Отдела целых семь лет, только что рухнул и рассыпался вдребезги.
Вдруг она передумала и повернула к шлюзам.
- Лучше один день свободы, чем вечность ЗДЕСЬ!”- подумала Никита, убегая в сторону выхода. Она неслась босиком по пустынному серому коридору, и только тусклые одинокие лампы являлись свидетелями ее дерзкого побега. В тишине раздавалось лишь слегка
сбившееся дыхание и приглушенный звук от босых ног, которые со скоростью
ветра мчались к долгожданной свободе.
Вот остался последний поворот, еще два шага и вот он лифт восточного портала. Никита набрала код, и как не странно ей показалось, лифт распахнул свои двери. Зыбкий холодок предчувствий сдавил горло, и чувство страха снова спустилось вниз живота.
Она осторожно вошла в лифт и снова набрала комбинацию цифрового кода. Двери закрылись, и кабина понеслась вверх. Беспокойство не отпускало, но Никита должна была пройти этот путь. Она не могла смириться с тем, что ее снова обманули и использовали. Она знала, что там, наверху, скорее всего ее уже ждет взведенный курок, и пуля, которая поселится в ее теле навсегда.
- Ну и пусть. Пусть. ……Пусть……. – твердила Никита.
Когда двери лифта распахнулись, световая вспышка ослепила ее, выводя из реального мира. Она успела подумать только о смерти. И перед тем как потерять сознание, ей показалось, что она услышала тихий голос Майкла и почувствовала его ни с чем не сравнимый аромат.

Он сидел у ее кровати, в мед блоке, и пытался понять чему она улыбается во сне. Наверно ей снилось что то очень красивое и необыкновенно теплое и радужное. ЕЕ улыбка была настолько легкой и спокойной, что он решил не будить ее. Хотя время поджимало.
То что она рассвирепеет, когда откроет глаза, он не сомневался, поэтому и хотел продлить минуты ее сонного блаженства. Он легко прикоснулся к ее волосам, и она проснулась.

Придя в себя, Никита увидела белый потолок мед блока, его отвратительно
белоснежные стены и …Майкла. Она резко отшвырнула от себя его руку и, спрыгнув с больничной кровати, прижалась спиной к стене.
Сложившаяся ситуация напоминала их первую встречу. Никита недоуменно изучала его фигуру, лицо, шрам…Шрам! Это без сомнения был Майкл. Вот почему ее преследовало чувство что он был там в кабинете. Вот почему ее преследовала мысль что что то должно случиться. Но она как всегда отмахнулась от нее. И тут Никита поняла всё. Он……. Он участвовал в этом фарсе, в этой комедии. Он не просто участвовал, он играл главную роль. Если бы не он ….. если бы не он она никогда бы не вернулась в отдел в образе Куин, хотя это и было частью плана. Если бы не он она не вернулась бы в отдел и позже, когда по ее наводке их засекли у банка. Никита пару раз отрицательно покачала головой, не желая в это верить.
- Нет - еле слышно прошептала она.
Майкл занял наблюдательную позицию, и ждал бури, но Ник сползла по стене и уткнулась в коленки лицом. Нет, она не плакала, а испытывала такую сильную боль, что даже не могла произнести не слова.
В помещении повисла гробовая тишина.
- Ты не хочешь задать свои вопросы? – тихо и беспристрастно спросил Майкл.
- Нет – еще раз повторила Никита.
Он поднялся с кровати и направился к выходу.
- Майкл – она позвала, еще на что то надеясь. ЕЕ голос звучал, как мольба – скажи что все это неправда. Скажи что я долго спала, и это был ужасный сон. Скажи что всё по-прежнему и не будет тренировок и Бейкера. Скажи что я все еще оперативник второго уровня. Скажи что ты всё еще.. – она запнулась – ты все еще мой наставник и руководитель группы. Скажи……
- Нет, Никита. – Он даже не повернул головы. – Все, так как ты знаешь. У тебя два дня на отдых, поскольку я не рассчитал дозу препарата, а потом начнутся тренировки и тестирование. – Майкл замолчал на некоторое время, а затем продолжил – Шеф прав ты должна научится отвечать за свои поступки. Ты должна перестать играть своей судьбой и судьбой многих людей. Бейкер поможет тебя преодолеть всё то, что для агента лишнее и не нужное.
- Всё то, что дал мне ты? – Никита принимал бой, и Майкл это чувствовал.
- Да. Я был слишком мягок к тебе и позволял много лишнего. И вот собственно и результат.
- Тогда уходи!!! - Никита задыхалась, гнев душил ее и не давал сказать, но она собралась с мыслями и произнесла последнюю фразу. _ Уходи, Майкл. Я должна ответить за всё что сделала. За то что позволила себе любить тебя. За то что люблю жизнь, за то, что ненавижу, когда убивают невинных, за то что в моей жизни был ты, за то что я хотела что бы ты был свободен и счастлив. Я должна ответить за свою ошибку, за то что я поверила тебе. За то, что думала о том что мы можем быть вместе.
Каждое ее слово ударяло кнутом по его сердцу. Было нестерпимо больно. Но он умел терпеть боль и страдания. Он мог всё или практически все. Единственное чего бы он не смог сейчас ………Он не смог бы посмотреть ей в глаза.
- Тренировки начнутся через сорок восемь часов. Отдыхай. – Он вышел из мед блока.

Эти сорок восемь часов тянулись неимоверно долго. Никита успела вспомнить, понять, решить, испугаться и взять себя в руки. И снова испугаться. Она не боялась смерти, не боялась этой жизни. Ей было страшно от того, что она осталась одна. Ни слова, ни жеста, ни взгляда, который мог бы сказать ей, что надо сделать, как повести себя, что предпринять. Хотя….. если быть справедливой раньше она мало прислушивалась к тому, что говорил ей Майкл. Ей казалось, что вся ее жизнь зависит только от нее и от него. Но вышло все, так как предсказывал Майкл. Механизм отдела крутится и она снова в жерновах. Они будут ломать и стирать то, что есть у нее, а потом выбросят за ненадобностью.
Слез не было, как и не было раскаяния. Была одна тупая боль. Боль…………… Она пожирала ее, делала слабой.
Никиту перевели в отдельную комнату. В такой она жила, когда появилась в отделе. Кровать, матрас на ней, тумбочка и динамик интеркома, который незамедлительно, как только она вошла в комнату, приказал явиться в тренажерный зал.
Наспех собрав полу длинные светлые волосы в аккуратный тугой хвост, Никита поспешила последовать отданному приказу. Стальные двери сами собой открылись, впуская одинокую фигурку в мрачное полутемное помещение в центре, которого стоял мужчина.
Бейкера можно было назвать красивым. Темные прямые волосы. Волевой подбородок. Вобщем природа постаралась, производя на свет такого мужчину. Глаза его были огромны и очень темные. В них не было мягкости, любви, ласки, в них была жесткость, даже жестокость.
В напряженной тишине раздавался гулкий отзвук легких шагов Никиты и постепенно смолк когда она достигла своей цели. Глядя в надменное лицо мужчины, Никита холодно с ним поздоровалась. Но тот, никак не отреагировав на приветствие, изучал ее лицо презрительно-равнодушным взглядом.
Он блуждал глазами по ее лицу, затем спустился ниже и стал рассматривать ее фигуру, подолгу задерживаясь на разных интересных местах.
- Я всегда хотел получше рассмотреть тебя, Ни-ки-та. – Он произнес ее имя нарочито мягко, но при этом его глаза так сверкнули что Никите захотелось спрятаться.
- Ну и как я тебе – с легкой усмешкой спросила она.
- У Майкла отличный вкус – он процедил имя Майкла сквозь зубы – но он сильно отличается от моего. Поэтому если тебя посещают мысли обо мне как о потенциальном партнере для достижения своих целей, можешь забыть об этом.
- Надеюсь, ты хорошо изучил мое досье. И понимаешь что ты тоже не относишься к тому типу мужчин, которых я предпочитаю, – Никита решила что такой тон более подходит к разговору с Джо. Хотя и не знала чем это может закончиться.
- Я слишком хорошо тебя знаю. – Бейкер смотрел на нее, не отрывая взгляда, и от этого холодный дух страха поселился внизу ее живота. – И……… и если мне будет необходимо сделать то, о чем ты сейчас подумала, я без угрызений совести сделаю это.
- Ты говоришь о пуле в твоем пистолете, – снова усмехнулась Никита. Она понимала, о чем он говорит, но намеренно произнесла эти не нужные слова.
- Пуля – это самое простое –Бейкер снова сверкнул глазами, – но у меня нет такого задания. Зато есть другое: сделать из тебя то, чего не смог сделать Майкл.
- Сломать меня. Это будет не сложно.
Внешне Никита казалась абсолютно спокойной, но внутри была подобна сжатой пружине. Неожиданно быстро Джо Бэйкер произвел выпад рукой, который должен был придтись в область лица Никиты. Но та ловко увернулась от удара и даже попыталась сама начать нападать, но была блокирована последующей чередой резких выпадов, прыжков и обманных ударов со стороны своего нового наставника. Так, без единого слова, прошло сорок минут интенсивной тренировки. Никита и Бейкер сражались на равных, и никто не хотел уступать друг другу, Джо- из принципа, Никита - из гордости и упорства. Но не могла же тренировка длится вечно. Оба противника взмокшие от пота, тяжело дыша, по принятым правилам вежливо поклонились друг другу.
- Ну, что ж не плохо. – Бейкер взял со стула полотенце – совсем не плохо. Кое- чему Майкл все-таки тебя научил.
Услышав имя Майкла, она вздрогнула. Но тут же взяла себя в руки.
- Как он сделал тебя,– Бейкер усмехнулся – все кто знает об этом еще не решили плакать им или смеяться.
- Ничего – тихо ответила самой себе Никита.
В зале был только один стул, и Никита собралась сеть на него. Но реакция наставника была незамедлительной. Он с силой ударил по ножке стула, и он с грохотом отлетел в угол. Никите с трудом удалось удержать равновесие что бы не упасть.
- Это первый урок. Надеюсь, тебе не стоит объяснять, что он означает. Ты будешь делать то, что я тебе скажу.
- Хорошо – снова ответила себе Никита. –Будем болтать или может, приступим к делу? - вновь став серьезной спросила девушка. _К чему теоретическая болтовня Джоуи, если практика важнее? Ну, чего же ты ждешь? - начала заводиться Никита. Обида и злость на Майкла вновь начали брать над ней верх. Бэйкер медлил, постепенно сокращая расстояние между ними.
- Эмоции всегда мешали тебе, Никита. Позже мы над этим поработаем. Я тебя сломаю. Это всего лишь вопрос времени.
Никита снова замахнулась, страстно желая дать ему по физиономии, но это была ее ошибка. Бэйкер был отличным бойцом, и в то же мгновенье она уже лежала на полу, а из виска струилась кровь. Помог стул, отброшенный учителем.
- Не стоит больше даже пытаться, –он был зол, но одновременно доволен, что ему дали укрощать не слабого котенка, а такую тигрицу как Никита.
- Не буду, – снова самой себе сказала Никита.
- Тебе надо в мед блок – он протянул ей руку.
- Обойдусь - ответила девушка, и, пренебрегая рукой, самостоятельно встала с пола.

Майкл смотрел на экран. В голове не было ни одной мысли. Он просто смотрел на то, как его Никита пытается отразить атаку наставника. Они были достойные противники, но от этого ему не становилось легче.
- Тебе не стоит вмешиваться, – Мэдлин подошла слишком тихо. Впрочем, как и всегда. – Она отличный агент, просто……… - она как будто подбирала слова, – просто ей не хватает разума и твердости. Бейкер даст ей всё что необходимо.
- Каковы его полномочия? – Майкл даже не знал, зачем он это спросил, все равно Мэдлин не скажет ничего. Но она как будто хотела смять тот стереотип, который сложился у него.
- Он волен, пользоваться любыми методами и способами – она перевела дух – мы не хотим терять Никиту. Надеюсь, ты это понимаешь, Так же как и то что тебе не стоит вмешиваться в процесс тренировок.
- Я понимаю.
- Тебя ждет Шеф, – отчеканила Мэдлин и, повернувшись на каблуках, уверенно пошла по коридору.
Майкл еще раз взглянул на экран. Никита утирала кровавый след у виска.
- Отличная работа Майкл! – Шеф выглядел довольным - Мы подали в Центр директиву о твоем повышении и получили добро. Теперь ты агент шестого уровня с полномочиями главного стратега. Можешь приступать к работе. Твой статус уже пересмотрен. – Шеф снова гадко улыбнулся.
- Хорошо. - Майкл спокойно покинул кабинет
- Он дурачит нас - обратился Шеф к Мэдлин.
- Не думаю, – женщина повернулась лицом к Шефу - Майкл предал Никиту. Теперь она его к себе близко не подпустит. Хотя мы много раз ошибались на их счет, – она помолчала, – иногда я думаю, а стоило ли всё это, тех сил что мы потратили на то что бы разлучить их.
- Думаешь, не стоило? – Пол настороженно прислушивался к Мэдлин. Он всегда имел свое мнение как на этот счёт, так и на другие, но у нее было особенное чутье. Ведь это она устроила весь этот фарс и не проиграла. Он доверял ей….только ей одной.
- Иногда, я уверена что стоило, иногда мне кажется, что мы слишком много времени уделяем им. Но вернемся к нашему разговору. Возможно это спектакль.
- Это легко проверить. Но придется пойти на крайние меры, после которых Никита будет долго восстанавливаться. Но это стоит того. Изменим инструкции для Бейкера.
- Я разработаю программу.
- Полностью на тебя полагаюсь. Дадим Майклу испытательный срок, пока Джо будет работать с Никитой. Надо отвлечь Майкла, вывести его из игры, на время. Из отдела мы его убирать не станем и даже позволим наблюдать за происходящим. А происходящее его должно заинтересовать. Я хочу что бы он вышел из себя, а для этого необходимо включить другую программу. Ты, понимаешь, о чем я?
- Конечно, – Мэдлин пожала плечами – но, не думаю что будет просто.
- Да, но при этом мы узнаем истинное отношение Майкла к происходящему. Он должен будет себя выдать и помочь ей. А она принять его помощь.
- Посмотрим. Мне кажется, ты не до оцениваешь Майкла – Мэдлин покинула кабинет Шефа.
Он знал чего стоит это повышение. Он заплатил за него высокую цену. Он предал. Нет…. Не Никиту, он предал себя, свою жизнь, свои мысли и чувства. Можно было найти оправдание. Можно было суметь себя успокоить. Это сделал бы любой другой человек, но не Майкл.
Несколько месяцев изо дня в день он смотрел на экран и наблюдал за Никитой. Казалось, что она уже пришла в себя и начала понимать что единственный путь этот, тот который ей предложили. Тренировки проходили более спокойно и по основному плану. Никита работала и в эту работу она вкладывала все силы, которые у нее еще оставались. То было единственно правильным решением. Ей нельзя было расслабляться, нельзя было вдаваться в воспоминания тем самым начинать жалеть себя. Она должна была быть твердой.
Все эти четыре месяца, он не видел ее, не разговаривал с ней. Так было надо. Но ведь это совсем не значило, что он не думал о ней. За это время он понял насколько она нужна ему, насколько сильны чувствами, которые он испытывает и ….. насколько он бессилен что либо сделать.
Майкл нажал кнопку интеркома.
- Бейкер, зайди ко мне.
- Хорошо – Джо отошел от Никиты.
- Начальство вызывает, – усмешка незаметно проскользнула по ее губам. – А тренировка?
- На сегодня хватит, –Бейкер вышел.
Никита так и осталась стоять посреди зала с виртуальным пистолетом в руках. Она сняла очки и положила пистолет. Сколько раз она занималась на этом тренажере. Даже и не вспомнить. Вальтер, Майкл, Юрген каждый из них ее обучал, каждый из них вкладывал в нее что то от себя. Каждый из них учил ее любить жизнь и окружающих ее людей. А сейчас, сейчас она учится убивать всех, кто мешает великой цели отдела. А если она ослушается, если прекратит исполнять то, что требует Бейкер??? Ведь они не ликвидируют ее, не смогут, а значит, начнутся побои и истязания. Джо это умеет ему ничего не стоит. Но ведь Никита знала, что телесную боль легко перенести. Она не бывает вечной и постоянной, в отличии от другой боли.
- Нет…..нет……. и нет, – сказала она вслух – я не буду думать о тебе, Майкл, не надейся. Ты предал меня, ты………. Да пошел ты к черту, Майкл! – последние слова она сказала громко, не рассчитывая, что они будут услышаны.
Но в другом конце отдела сидя у монитора Мэдлин довольно улыбнулась.

Никита вошла к себе в комнату и рухнула на кровать. Но, как только ее уставшее тело коснулось жестокого матраса, душа приготовилась плакать, а разум удариться в воспоминания, интерком голосом Бейкера возвестил:
– Итак, у тебя задание. Брифинг через час. Готовься.
– Разве агентам первого уровня можно участвовать в операциях?
– Мы оба прекрасно понимаем, что твое понижение это наказание не больше, ты - оперативник третьего уровня. Могла бы добиться и большего, но не хочешь. Моя задача заставить тебя захотеть, и выбить дурь из твоей головы - спокойно продолжил Бэйкер. – Готовься.
После брифинга, облачившись в снаряжение, она направилась за оружием и обомлела от удивления. За столом находился Вальтер, лучший друг который в свое время заменил ей отца, которого в принципе у нее никогда и не было.
– Ты чем - то удивленна?
– Здравствуй Вальтер! - приветливо улыбнулась ему Никита.
Плотно сжав губы, Вальтер сделал вид, что занят рассматриванием нового поступившего оружия.
– Я знаю, что ты на меня в обиде. Но я же хотела как лучше, понимаешь?
– Ты предала Отдел, умудрилась сбежать из него и проиграла. Ставки слишком высоки, я тебя предупреждал об этом сотни раз.
– Я ни о чем не сожалею Вальтер.
– Не хочу больше говорить об этом. Вот твое оружие. Убирайся, пока я не наговорил лишнего. Никита с виноватым видом медленно подняла со стола небрежно брошенный автомат и отошла в сторону, дожидаться свою группу, иногда бросая тоскливые взгляды в сторону непреклонного старого оружейника.

Он проходил мимо. Он даже не увидел, он почувствовал ее.
- Что ты здесь делаешь? – он пытался придать своему голосу твердость, – разве у тебя есть допуск?
- Ага, – Никита смотрела на него с вызовом – сегодня получила. У меня задание. Выезжаю через - она на несколько секунд задумалась – пять минут.
Майкл подошел слишком близко. От этого у Никиты сбилось дыхание, и сердце начало бешено отстукивать немыслимый ритм. Он смотрел на нее сверху вниз, она боялась поднять глаза, она чувствовала его взгляд
- Готова? – голос Бейкера вывел ее из состояния анабиоза, – поехали.
Никита кивнула головой и отправилась следом за учителем.
- Удачи детка – Вальтер не смог сдержаться. Он любил эту девочку. И не мог держать на нее зла.
- Спасибо.
- О чем вы говорили с Майклом?
- Он удивился, увидев меня на первом уровне.
- Да, и что всемогущий Майкл не знал что у тебя задание?
- Не знаю, – Никите не хотелось разговаривать, – да и какое это имеет значение. Знал или нет.
- НЕ имеет. Сделаешь свою работу хорошо, твоя жизнь изменится не на много, но все-таки. – Бейкер не понял, что произошло сейчас. На минуту ему показалось, что голос у Никиты не дрогнул как всегда, когда она говорила или слышала имя Майкла.
- Неужели так бывает? – думал руководитель группы, стоя у шлюза и внимательно осматривая своих людей, – неужели она действительно успокоилась? Нет, это простая игра. Она дурачит меня и окружающих. Мэдлин меня предупреждала.
Последней шла Никита, как всегда на ходу застегивая куртку. Бейкер заметил, что ждал ее появления из-за поворота, хотел ее увидеть. В мозгу застучали слова Шефа Она не просто оперативник, она сумела приручить Майкла, а уж тебя сможет и подавно. Так что веди себя осмотрительно. Бейкер сплюнул и зашел в шлюз.
А еще эта новая программа, которая станет предпосылкой для стычек с Майклом, да и не только с ним.

В фургоне Никита стала рассматривать оперативников, которые, как и она ждали своего выхода, которые, как и она не знали, вернуться ли они с этого задания. Что то настораживало, но вот что. Она никак не могла понять. Никита решила не думать об этом и закрыла глаза. Память вернула ее в тот день когда на задании она должна была умереть.
- Вот оно – от предчувствий Никиту обдало жаром. Она быстро открыла глаза и поняла. Половина группы, точнее четыре человека были не похожи на остальных. Они нервничали больше других. – Это ликвидационная группа. - Такие же неуверенные оперативники сидели тогда с ней в фургоне. – Они не должны вернуться с задания.
- Мы на месте. Установите заряды. Никита приведет их в действие. Занять позиции.
У Никиты закружилось в голове. Вот оно, снова, началось. Она на задании. Как раньше. Не зная, зачем и почему она это делает. Но раньше она могла положиться на Биркоффа и Майкла, а сейчас…….. Она ясно ощутила свое одиночество.
Группа из пяти человек, включая Никиту, с легкостью проникли в подвал здания и быстро справились со своей задачей. Чтобы вернуться обратно в фургон, необходимо было идти по верху.
- Всем ждать – голос Бейкера четко произносил команды. – Никита, 20 градусов на восток, там небольшая проблема, устрани ее и через 45 секунд активируй заряды.
- А остальные успеют выбраться? – Никита ждала, но она знала ответ. Она знала что эти четверо останутся здесь навсегда, но, почему то спросила.
- Прекрати задавать вопросы, –Бейкер терял терпение, – выполняй приказ.
Никита подошла к одному из оперативников.
- Уходите сейчас, не ждите приказа, – произнесла она практически одними губами, – вперед.
Сама же принялась выполнять приказ. Когда она взяла курс и прошла 500 метров, как приказал Бейкер, она еще раз подтвердила себе намерение руководителя. Она была вне здания, и взрыв не мог задеть ее.
- Никита активируй заряды, – услышала она команду Джо, и нажала на кнопку детонации.
- Надеюсь, они успели уйти, – произнесла она вслух, нажимая на кнопку, и тут же получила ответ.
- Если они ушли, ты сама ликвидируешь их, но уже в отделе, один на один.
Так только Никита открыла дверь фургона, ее оглушил сильнейший удар. И теряя сознание, она успела почувствовать, как кто-то из ребят успел подхватить ее на руки.
Очнулась она от боли в плечах. Открыв глаза, Никита поняла почему. Она висела на крюке.
- Ты пришла в себя – это хорошо, но не думаю, что надолго – Бейкер стоял напротив нее, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
- Что это значит? – прошептала девушка.
- Это – наказание за невыполнение приказа – новый удар обрушился на ее лицо – почему, Никита? Неужели тебе не надоело бунтовать и совершать ошибки?
- Что ты называешь ошибкой? Четыре спасенные жизни? – Никита почувствовала, как ее губы наливаются свинцом.
Через несколько минут она говорила только языком. Голова не чувствовала удары, так же как собственно и все ее тело. Огонь внутри нее начинал медленно тлеть, и она знала, как только он разгорится в полную силу, ее уже не будет. НЕ будет боли…. Но и ее уже не будет.
Бейкер был беспощаден. Удары сыпались один за одним.
- Я хочу что бы ты уяснила, ты будешь выполнять приказ, чего бы это тебе не стоило.
- Я не могу, – прошептала Никита, – можешь сразу убить.
- Желаешь легкой смерти, – он прошелся по комнате, – не дождешься. В первую нашу встречу я сказал, что сломаю тебя. Отступать и показывать свою некомпетентность я не собираюсь.
Пелена застилала ее глаза. Никите казалось что она уже где-то далеко. Оттого прозвучавшая фраза и голос, который ее произнес, показались ей чем - то из другого мира. В реальном мире этот голос не мог сказать этого, по крайней мере, по отношению к ней.
- Достаточно, Бейкер – Мэдлин стояла, заложив руки за спину, – достаточно. Надеюсь, ты не задался целью убить ее?
- У меня есть на это полномочия, и я еще не закончил.
- На сегодня закончил, – Медлин нажала кнопку вызова – врачей в четвертый блок.

Очнулась Никита все в той же медицинской палате. Она не чувствовала своего тела, а лица кажется не было вовсе. Открыв глаза, она увидела возле себя Вальтера.
- Вальтер, помоги мне, – она не могла шевелить губами, – только ты………. Только ты сможешь мне помочь.
- Не проси меня об этом детка, не надо – старик почти плакал
- Мне не кого больше просить, я не могу больше, пойми, – предательская слеза выкатилась из распухшего глаза и сразу же защипала по щеке. – Никита поморщилась.
- Не стоит плакать, иначе всё лицо будет гореть.
- Помоги мне, – снова попросила Никита, – я прошу только пистолет.
- Если ты собираешься застрелить Бейкера, то с удовольствием помогу тебе.
- Нет… Если я убью его, то придет другой, третий – Никита попыталась открыть глаза пошире, но это ей не удалось.
- Тогда не жди от меня помощи. Попроси кого-нибудь еще. – Вальтер вышел из мед блока.

Свежих мыслей не было. На душе у нее было легко. Она все-таки смогла спасти несколько оперативников и о совершенном поступке нисколько не сожалела. При этом Никита знала, что ни одного из них уже нет в живых. Если бы она поступила иначе……. Хотя даже и думать об этом не стоит. Она никогда не сможет послать на смерть таких же, как она. Таких же… они, так же как и Никита провинились, но наказание ее было значительно мягче, чем для них. Или нет….. Наверно смерть лучшее наказание. Испытание болью невыносимо, особенно если ты понимаешь что не для чего его терпеть. Нет того, что бы могло дать сил идти дальше.
- А мне.. мне есть для чего жить и бороться? – она задала вопрос сама себе и тут же ответила – Майкл.
Как только это имя было вытащено на свет, воспоминания как тараканы поползли с разных сторон. Она закрыла их на большой амбарный замок, но сейчас они как то выбрались на свет. Время когда Майкл был ее наставником, казалось ей сейчас самым спокойным временем ее пребывания в отделе. Какой же она тогда была глупой и наивной! Тогда она с замиранием сердца ожидала каждое такое сообщение интеркома, который голосом Майкла сообщал ей о тренировках. Часами проводила время в Отделовском гардеробе только ради того чтобы найти самые обтягивающие футболки и майки и чтобы хотя бы раз заметить на себе оценивающий взгляд Майкла. А сколько раз Никита себя ругала за то что засмотревшись на накаченное крепкое, слегка блестевшее от пота тело Майкла, пропускала удары, после чего стыдливо краснела, и, выслушивая свои ошибки от тренеров вновь сосредоточившись, бралась за дело, пока вновь не отвлекалась на Майкла. Никита слегка улыбнулась и сразу же поморщилась. Боль давала о себе знать. Ее первая проведенная с Майклом ночь на лодке в Лионе. Она тогда впервые узнала, насколько такой замкнутый человек как Майкл может быть настолько страстной и чувственной натурой. Их тайные встречи вне Отдела. Они вносили некую долю романтизма в их отношения. Майкл тогда очень сильно рисковал своим положением, но он хотел ее, хотел быть только с ней. И Никите было все равно, где он назначал встречи, хотя нередко бывало и такое что в помещении не было не только кровати но и вообще никакой мебели. И тогда им приходилось заниматься любовью прямо на голом полу, одеяло им заменяла собственная одежда, и время постоянно их ограничивало. Майкл тогда многому научил Никиту, руководя каждым ее движением, прикосновением, поцелуем…Она тогда стремилась к быстрому результату, стремясь показать Майклу все на что способна. Но его это не устраивало. У него было намного больше опыта в любовных делах и Майклу приходилось, чуть ли не силой укрощать все порывы Никиты, заставляя ее насладиться каждой минутой отведенного им времени. Ей ни с кем не было в постели так хорошо как с Майклом. Она поражалась тому, как он мог долго сдерживать себя, дожидаясь пока она полностью насладится моментом. Затем они стали встречаться открыто. У них появился козырь - Эдриан, и некоторое время начальство их не трогало. Каждую ночь они проводили вместе, в мягкой уютной постели. Потом был небольшой перерыв в отношениях из-за ее свадьбы. Она очень серьезно ко всему отнеслась и сильно переживала собственную измену. Майкл пытался не затрагивать эту тему и казался равнодушным к происшедшему. Но это было не так. Когда ее раненую на одном из заданий подобрал тот сумасшедший, Майкл спас ее,
и взял для обоих отпуск. Одиннадцать счастливых дней пролетели мгновенно. Он помог забыть обо всем на свете, даже о чувстве вины перед ним за вынужденную измену…
Но ведь он не сказал что всё это фарс. Он знал, но молчал. Хотя……….. Она тоже много раз молчала, скрывала от него двойные задания. Для других у нее было оправдание: она хотела для него безопасности, спокойствия. А для себя. Для себя ничего не было. Никакие оправдания не делали ее сердце спокойней. Они так и существовали, обманывая друг друга, не говоря, друг другу всей правды. Именно существовали, потому что жили только в те минуты, когда были вместе. Когда не надо было притворяться и врать другим и себе. Главное себе. От постоянного обмана самой себя, Никита и научилась скрывать врать и изворачиваться. Если бы можно было стать такой как раньше. Прямой и не желающей жить обманом.
Никита отмахнулась от воспоминаний. Сейчас ей хотелось просто уснуть. Лучше навсегда, но это было из области невозможного.
ПРОШЛО ДВЕ НЕДЕЛИ. Никита постепенно начала приходить в себя. На лице практически не осталось никаких следов от недавних побоев, лишь в области пресса сохранилась пара неприметных кровоподтеков. Врачи не были поражены таким стремительным выздоровлением организма. Никита не один раз попадала к ним в лазарет, и доктора были давно наслышаны о ее удивительной способности восстанавливаться.
Она все время ждала что он придет, посмотреть, сказать пару слов, но он не приходил. И Никита перестала ждать. На самом деле, Майкл проведывал ее. Он приходил поздно ночью, когда его Никита уже спала. Долго смотрел на нее и отмечал для себя любое изменение. Сегодня пропала опухоль лица. На следующий день синяки стали менее заметны. Вот уже лицо приобрело нормальный вид. Только вот Никита всего этого не видела. Не видела боли и слез. Боли за нее и слез бессилия. Не слышала тяжелые вздохи, вырывающиеся из его груди. Да и не стоило. Если бы она была свидетелем всех этих слабостей Майкла, то жалость к себе росла бы внутри нее каждый день и вскоре для других эмоций и переживаний не осталось бы места.
Об этом думал Майкл. Он знал, что его сильная девочка выдержит всё. Но на, сколько ее хватит. Ведь он сам ее воспитал. Сам ее слепил и прекрасно ее знал. Знал, что решение уйти она уже приняла и не раз. Это была особенность Никиты. Казалось, сил больше нет, и смерть будет избавлением от боли и мук, но, в последнюю минуту жажда жизни брала свое и желание смерти становилось прозрачным, почти эфемерным. Но так было раньше, а что будет сейчас? Он не знал. Вальтер рассказал ему о ее просьбе, и Майкл понимал что сил у нее практически не осталось. Боль не физическая, боль моральная, боль от одиночества и отсутствия цели в этой призрачной жизни убивает ее. Эта боль постепенно сожрет Никиту и сделает из нее либо робота, либо труп в прямом смысле этого слова. То что Вальтер ей отказал еще не значит что она не найдет способ и средства. Но сейчас он был бессилен что либо сделать. Он постоянно как молитву повторял только одно: «Держись,…держись.. осталось совсем немного. Я что–нибудь придумаю, что-нибудь сделаю. Только держись».


- Что означает то, что ты только что сказала? – Джо решил прикинуться дураком
- Ты правильно меня понял. Ты можешь… - Мэдлин помолчала несколько секунд, – ты должен это сделать. Так мы сможем сломать Никиту, а заодно и узнаем что предпримет Майкл. Ты же понимаешь что он достойный противник? Кроме того, по - моему ты ни чуть не хуже него и у тебя есть возможность это доказать. Кроме того, как известно из сломанного материала легко построить новый - вежливо улыбнулась Мэдлин.
С каменным выражением лица Джо Бейкер покинул кабинет начальства, и как только за ним сомкнулись стальные двери, позволил себе расплыться в довольной, хищной улыбке. Он направился прямиком в мед блок. Игнорируя увещевания врачей о сохранении стерильности в помещении Бейкер, стремительно вошел в нужную ему палату. Медленно подошел к изголовью стоящей около стены кровати, и не заметно для самого себя залюбовался спящей перед ним девушкой. Длинные светлые волосы в беспорядке разметались по подушке. Грудь Никиты, едва скрытая тонкой, перевернувшейся во сне маечкой спокойно вздымалась и опускалась в такт дыханию. Белоснежные руки спокойно покоились на ткани скрывающей бедра. Нежная, недавно зажившая кожа лица, без единого намека на косметику в свете тусклых ламп казалась, чуть ли не прозрачной. Ее красота и одновременно простота завораживали и не давали оторвать глаз. В этот момент он на все сто понял и принял желание Майкла любить эту женщину, защищать и прощать ей всё что она делала. Он понял, насколько сложно ему будет сделать то, о чем приказала Мэдлин. Кроме того, Майкл не вмешается, но после этого он - Джо Бейкер станет его врагом. И Майкл не успокоится, пока не сотрет его с лица земли. Бейкер не заметил, как его рука протянулась к слегка тронутой румянцем щеке Никиты и осторожно прикоснулась к шелковой на ощупь коже. Девушка слегка вздрогнула во сне, и еле слышно прошептала имя Майкла. Как только он услышал это от нежности, которую он только что испытал не осталось и следа, лицо Бейкера исказила гримаса ярости и брезгливости. Чтобы дать выход эмоциям, он с силой ударил ногой по железной ножке кровати, от чего та заходила ходуном. Моментально проснувшаяся Никита, интуитивно захотела соскочить с постели, но опередив ее на долю секунды, Бейкер больно схватил ее за руки и прижал к простыням.
Он прижался своей щекой к лицу Никиты. Волна возбуждения залила всё его сознание. Он был слишком зол на нее, на Майкла, на Мэдлин и на весь мир, который заставил его жить и бороться за эту чертову жизнь. Она – вот эта девчонка сейчас была ближе всех тех, кого он ненавидел и на нее он сейчас выплескивал свою ненависть. Но эта ненависть была ничто по сравнению с тем желанием, которое он испытывал, прижимая красивое тело к больничной кровати.
- Добрый вечер, Солнышко! Ты как всегда ошиблась
Никите показалось что он не говорил, а шипел, как кобра, которая готовилась ее ужалить. Она с плохо скрываемой ненавистью посмотрела на наставника
- Как мило с твоей стороны навестить меня - она попыталась вырваться из его железных тисков, но у нее это плохо получалось, правильнее будет сказать не получалось вовсе.
- Я рад что доставил тебе удовольствие и поскольку ты уже окрепла и можешь сопротивляться то в пять утра, я жду тебя в комнате виртуальных упражнений. Продолжим тренировки.
- Точнее сказать – Никита злобно улыбнулась – ты продолжишь меня избивать.
- Нет – Бейкер наконец, отпустил ее и отошел на расстояние – тебе понравится то, что я придумал. По крайне мере ты сможешь ощутить себя полноправным агентом, членом команды. Ведь у нас здесь что то вроде семьи.
Он вышел из мед блока, оставив Никиту размышлять о новой пытке, которую она испробует на себе завтра утром. Даже при очень развитом воображении, Никита и представить не могла что ее ждет.

В эту ночь он совсем не спал. Он вообще забыл что такое сон. Он не выходил из стен Отдела с того самого дня, как вернулась Никита. Он наблюдал, ждал, о чем то размышлял, а ночью шел в мед блок и смотрел. Смотрел, как будто чувствовал, что скоро ее не станет. Он знал что, как только она уйдет для него не будет смысла в этой жизни. Ему просто не для чего будет жить. Сначала он думал о том что стоит ликвидировать Бейкера, и на этом закончатся ее страдания. Потом он понял, что таким образом он не сможет оградить ее от них. Под ними он подразумевал Шефа и Мэдлин. Потом он продумал план ее побега, но здесь эгоизм взял свое. Если он выпустит ее, как он будет жить. Он будет ее искать, что бы вернуть и в итоге все начнется сначала.
Сейчас, спустя много месяцев, он знал что ему стоит сделать. Он знал, как прекратить всё это. Одно задание.… Только одно и Шеф поймет что она готова к работе, поймет что всё что он затеял, приведет к тому что он потеряет хорошего агента, но как ей сказать об этом, как дать понять что он подведет почву, а ей надо только правильно и точно выполнить его указания. Он с трудом оторвал от нее взгляд. Он слышал все, что сказал Бейкер. Черная змея подозрений медленно проползала в его душу. В отличии от не спящей и ломающей голову Никиты, он догадался о том, что будет завтра и от осознания предстоящего, ему становилось настолько больно и страшно как не было больно и страшно никогда в его жизни. После такого она долго не придет в себя ее придется вытаскивать, но он не может вмешаться. Не сейчас. После задания он сделает все, что бы Никита вышла, наконец, из отдела и вернулась в его группу, а потом…. Потом он поможет ей, как помогал много раз. Его любовь поможет ей встать на ноги и окрепнуть. А Бейкер….. Бейкер умрет….Это Майкл уже точно знал. Он так решил, а значит так и будет.
Утром, наспех приведя себя в порядок, Никита вошла в зал. Бейкер ждал ее.
- Ну, что начнем? – Никита была готова к упражнению – или у тебя другие планы?
- Для начала, – Бейкер подошел достаточно близко для нападения, и Никита интуитивно продумала отражение атаки - немного рукопашной. Или у тебя есть возражения?
- Что то ты слишком вежлив сегодня, Бейкер – Девушка чувствовала подвох, но никак не могла понять что произойдет. – А в принципе мне все равно рукопашная, так рукопашная. Никита взмахнула рукой, и как показало дальнейшее это, было верное движение, поскольку Джо начал нападать.
Через тридцать минут у нее не было больше сил отражать его натиск. Она как видно не очень оправилась от «последнего урока». Но наставник не прекращал нападать, и вскоре Никита лежала на полу. И вот тут дав волю ярости и перестав притворяться, Бейкер всем своим весом навалился на Никиту и начал стягивать с нее белую майку. Моментально пришедшая в себя девушка помешала ему это сделать, со всей силой удержав его за руки. Тогда Бейкер просто-напросто разорвал тонкую ткань и со всей яростью прижался губами к губам Никиты, чувствуя как в нем все больше и больше нарастает желание. Уворачиваясь от поцелуя она начала вертеть головой в разные стороны. Чтобы предотвратить это бесполезное сопротивление, Бейкер крепко сжал ее голову руками и уже со страстью прижался к нежной коже губ. Его язык властно завладел ее ртом. Кое-как Никита умудрилась больно укусить мужчину за губу, но это только распалило его еще больше. В ответ, крепко держа ее за руки, он впился зубами в нижнюю губу девушки, и не размыкал их пока она не застонала от боли. На мгновение он оторвался от поцелуя, чтобы посмотреть на произведенный эффект от своих действий. Из слегка распухшей нижней губы тоненькой струйкой стекала на подбородок алая кровь. Бейкер все-таки не удержался и прокусил ее нежную кожу. Какого же было его изумление, когда он увидел выражение лица своей жертвы. Никита не испытывала страха, она с вызовом в его глаза. От нее исходила такая ненависть что Джона некоторое время остановился. Во взгляде явно читалась непокорность…и неясная надежда.
– Мразь! - со злобой в голосе произнесла она
В ответ Бейкер одной рукой стянул с нее тренировочные штаны. Как Никита не извивалась, железные тиски рук не выпускали ее ни на секунду. Он хотел полностью прочувствовать мягкость и упругость ее тела, ощутить сбившееся дыхание, участившееся сердцебиение…Для этого ему было необходимо самому освободиться от одежды… Слегка ослабив хватку, он начал стягивать с себя футболку. Никита вырвала свои руки, и изо всех сил врезала Бейкеру по его похотливой физиономии кулаком, тем самым, отбросив его с себя куда-то в сторону. Бейкер на несколько минут потерял сознание. В чувства его привела череда непрерывных ударов ногой в живот и пах. Никита полностью отдалась ярости, и стоя в одном лишь нижнем белье, изо всех сил лупила по обмякшему телу ногами. Она практически выбилась из сил. Но Бейкер давно уже был машиной, а машинам не свойственна боль. Дождавшись пока Никита выдохнется и потеряет бдительность он, улучив момент - схватил ее за ногу и заставил опрокинуться на пол. Но не успел удержать ее. Никита с грацией пантеры вывернулась из-под него и вновь поднялась на ноги. Она пристально посмотрела на него. Человек, который сейчас стоял перед ней начал покрываться кровоподтеками от сыпавшихся на него ударов, но он не обращал на это абсолютно никакого внимания. Ей стало жутко. Перед ней был кто угодно, но не человек… Бейкер вновь начал разглядывать ее пожирающим взглядом. Никита вдруг осознала что стоит посередине зала в одном лишь нижнем белье, и слегка покраснев медленно направилась к своим уцелевшим штанам. Бейкер последовал за ней, перегородив путь к выходу. Его забавляла эта непокорность и подростковая стыдливость. Он никогда в жизни не встречал таких красивых не испорченных женщин. Никита оставалась для него загадкой, которую он собирался разгадать а затем уничтожить. И вдруг он осознал что если бы сейчас ему дали приказ остановиться, он первый раз в жизни отказался бы подчиниться.
Никита до сих пор не верила в реальность происходящего. Ее много раз пытались убить, но чтобы изнасиловать - такого с ней еще не случалось. Никита дико устала, силы были на исходе…и она пропустила удар. Бейкер не заставил себя долго ждать, и накрыл упавшую Никиту своим мощным накаченным телом. Сопротивляться было бесполезно, но она не сдавалась. Вскоре наставнику надоело ее сопротивление и он с силой ударил ее по лицу, от чего Никита моментально потеряла сознания. Она пришла в себя от возникшей боли в руке. Бейкер вколол ей какое то вещество.
- Как самочувствие? - отшвырнув в угол шприц, прошептал ей на ухо противник. Этот препарат позволит тебе бодрствовать в течение суток, не позволяя терять сознание. Ты же такая чувствительная с этими словами Бейкер грубо приник губами к нежной коже груди. Никита начала вырываться и почувствовала что полностью обнажена, в принципе, как и сам Джо. От отвращения она вскрикнула и попыталась освободить прижатые к полу ноги.
Попытки освободиться не принесли результата, а только позволили ей перевернуться на живот.
- Сейчас я хочу видеть твое лицо - хриплым от возбуждения голосом произнес Бейкер, и с силой выкрутив ей руки, заставил перевернуться на спину. Он получал истинное наслаждение, от осознания того что необузданная непокорность практически им повержена. Бейкер даже начал пытаться ласкать дрожащее, но до сих пор сопротивляющееся тело Никиты, но понял что это опасное занятие, так как только он ослаблял захват девушка с удвоенной энергией начинала выкручиваться из железных объятий. Ему нравилось что она сопротивляется…он чувствовал скольжение ее нежной кожи по своему телу…ощущал, как учащенно трепыхается в груди неприступное сердце девушки…От оказанного ему сопротивления Бейкер ощущал некое подобие удовлетворения. Чтобы Никита не затихала, он грубо сжимал ладонями ее грудь, плотно сжатые бедра…От каждого его прикосновения Никита вздрагивала как от ожогов. Не в состоянии больше себя контролировать, мужчина властно прикоснулся к бедрам девушки, которая еще плотнее их сжала и попыталась оттолкнуть с себя причиняющие невыносимые муки ладони. Тогда с силой разведя ноги своей ученицы, Бейкер одним резким движением погрузился весь без остатка внутрь Никиты, которая вскрикнула от пронзившей ее боли. Одной рукой Бейкер зажал ей рот, не в силах сдерживать себя. Помутненным взглядом он наблюдал как с каждым его движением неописуемое отчаяние и ужас зарождались в хрустально-прозрачных глазах. Ее ногти впились в удерживающие руки Бейкера. Но тот поглощенный удовольствием, не обращал на это никакого внимания, и продолжал поддерживать заданный им темп. С громким сбившимся дыханием он продолжал двигаться в одном казалось бесконечном ритме и каждое погружение в нее наносило сердцу Никиты огромную кровоточащую рану. На мгновение он замер….. Из глаз Никиты медленно текли слезы. Бейкер слегка приподнял голов, чтобы посмотреть на нее, и медленно проведя по ее щеке языком слизнул соленые дорожки.
В какое то мгновение, посмотрев в ее потухшие глаза он понял что натворил, исполняя приказ. На минуту он стал слаб. Он друг явно ощутил что всё это было ошибкой, что он должен был поступить по-другому. Быстро поднявшись на ноги начал одеваться.
Никита уже не плакала, слезы просохли. Направляясь к ней, он ждал увидеть в ее глазах боль, страх и ненависть. Бейкер медленно подошел к ней и присел рядом на корточки, и заглянул ей в лицо. ЕЕ глаза, казалось, потухли, в них не было ничего ни ожидаемой боли или ненависти, не желаемого страха. Они просто умерли. Джо понял что эти погасшие глаза больше не дадут ему уснуть. НИКОГДА.
Майкл молча стоял в тайной комнате наблюдения, его руки не были как обычно сложены, показывая уверенность, они безвольно висели как плети. Плечи были опущены. Он как будто мысленно отключился от произошедшей на его глазах трагедии, и молча наблюдал за сидевшей около холодной стены Никитой. Майкл не трогался с места. Он словно телепатически хотел поддержать ее и передать свои силы. Он как молитву шептал те слова, которые многие месяцы подряд повторял про себя «Держись…. Прошу тебя, держись.»
Через некоторое время девушка поднялась с пола и, одевшись, вышла из тренировочного зала. Только теперь, когда комната опустела, Майкл почувствовал как по щеке скатилась горячая одинокая слеза, оставив после себя огненную дорожку. Он медленно разжал кулаки. От впившихся в ладони ногтей его руки окрасились в ярко-алый цвет. Майкл бросил мимолетный взгляд на то место где сидела Никита, и с силой вновь сжав кулаки, направился к себе в кабинет.
Через двадцать два часа, как и обещал Бэйкер, Никита погрузилась в сон. Ее сновидения были наполнены леденящим душу ужасом вперемежку с необъяснимым страхом. Ей снился Майкл, она протягивала к нему руки и просила о помощи, но он не мог подать ей руки между ними зияла огромная пропасть. Она беспокойно металась по белым простыням, иногда сминая податливую ткань в кулаках, и постоянно что-то вскрикивала во сне. Медики постоянно заходили к ней в палату и вводили успокоительное, но ничего не помогало. Через некоторое время все начиналось заново.
- Если не принять меры – один из врачей теребил халат руками – мы можем потерять ее. Слишком высок риск. Температура поднимается, мы не можем подобрать успокоительное.
- Сделайте всё возможное – Мэдлин слушала отчет врача и наблюдала на мониторе беспокойный сон Никиты.
- Она не спит. Это лихорадка. Забытье. Она может не очнуться.
- Она очнется – Мэдлин отошла от монитора. Сомнения снова начали терзать ее. Правильно ли она поступает. Да и есть ли в этом необходимость. Никита любит жизнь, а она ее постепенно лишает желания жить. Вдруг вспомнилась Сара. Никита очень похожа на нее, такая же белокурая и голубоглазая. Сара была не такая как на Мэдди, абсолютно не похожа не внутренне не внешне. Тогда Мэдди казалось что мама любит Сару больше, а еще эта кукла. Она снова кинула мимолетный взгляд на монитор. За что? Почему? И тут же ответила на свой вопрос: таковы правила.
Она нажала кнопку интеркома
- Майкл, зайди ко мне. Надо поговорить.
Майкл вырос перед ней через несколько минут.
- Бейкер снова перестарался. И мы боимся что это повредит Никите.
- Что я должен сделать?
- Не знаю.
Брови Майкла взлетели вверх. Такой ответ был не в стиле Мэдлин. Он знал что без приказа Джо не пошел бы на это. Значит приказ был. И исходил от Мэдлин. В этом он тоже был уверен, так что же она сейчас хочет?
- Я не должен вмешиваться. Это приказ Шефа.
- Да. Приказ нарушать не стоит. – Она смотрела в его глаза пытаясь понять что перевешивает сейчас ненависть или боль. Жалость к Никите или желание вот здесь и сейчас застрелить ее Мэдлин. Холодный рассудок или жгучее желание отмстить. Но хотя она и была великолепным психологом и хорошо знала Майкла, она так и не смогла разглядеть ничего, что помогло бы ей понять чего следует от него ждать.
- Я могу идти.
- Да.

Он зашел в палату и, подойдя к кровати, аккуратно поправил тонкую простынь укрывающую Никиту. Она не открыла глаз. Майкл нагнулся и поцеловал ее в лоб. Он пылал. Девушка вдруг начала снова стонать, затем стон перешел в крик. На шум пришел один из врачей у него в руках был шприц.
- Хватит – голос Майкла был жесткий и не терпящий возражений. – Больше вы не будете колоть ей никаких препаратов.
- Но если мы не сделаем этого она может …
- Не может. Этого не будет. Оставьте нас, – он был уже более спокоен, но глаза….. Доктор испугался этих глаз. Казалось что он сможет убить своим взглядом.
- Хорошо.
Майкл сел на кровать и аккуратно словно это был сосуд с живой водой взял свое сокровище на руки. Никто не слышал что он говорил. Никто не видел его скупых мужских слез. Никто не мог видеть сколько боли было в его глазах. Никто не знал что сейчас, впрочем, как и всегда, он готов был отдать не только часть а всю свою жизнь за то что бы повернуть время вспять и не дать ей сделать ошибку, которую она совершила, за которую она сейчас расплачивается. Никто не видел как он аккуратно качал ее на руках и тихо по-французски говорил ей какие то слова. НИКТО и НИКОГДА не узнает истинную цену его любви к ней.
Когда Никита затихла, и лихорадочное забытье перешло в глубокий сон, он осторожно положил ее на кровать и вышел из палаты.

Никита проснулась среди глубокой ночи. В палате царил мрак, и лишь тусклый свет скромно просачивался через маленькое окошко двери, чуть заметно освещая силуэты находившихся в помещении предметов. Она почувствовала мягкий запах туалетной воды Майкла, но тут же поняла что ее это не волнует. Она перестала чувствовать, перестала ощущать, не могла больше вдыхать аромат, когда то любимого ею парфюма. Тело ныло от проявившихся синяков, ссадин, ушибов и тех терзаний которым подверг ее Бэйкер, но это было ничто по сравнению с тем какую боль испытывало ее кровоточащее сердце. Сознание Никиты начало смутно заполняться минувшими событиями дня... Не обращая внимания на боль, она резко соскочила с кровати и ринулась в ванную комнату. Ее вывернуло наизнанку от омерзения. Побледневшая девушка, быстро содрав с себя одежду, встала под ледяной душ, надеясь что холодная вода приведет ее в сознание. Струи воды резвыми змейками деликатно заскользили по обнаженному измученному телу, как бы пытаясь смягчить ее боль и унять хотя бы телесные раны. Размеренный шум воды успокаивал, вводя разум в некое подобие транса, заставляя отойти на задний план все негативные мысли и переживания и… воспоминания. Время как будто погрузилось в вакуум, перестав иметь какое-либо значение. Создалось успокаивающее впечатление нереальности всего происходящего. Никита прижалась телом к холодной стенке душевой кабины, сделав воду теплее и не тронувшись с места, простояла в таком положении несколько долгих томительных минут. Неожиданно она вздрогнула, и, очнувшись от размышлений схватила с полки мочалку, нервным движением руки вылила на нее неимоверное количество ароматной жидкости для душа, и начала отчаянно натирать свое тело, которое на столь грубое обращение не замедлило отозваться дикой пронзающей болью. Но Никита не обратила на это никакого внимания. С дрожью в руках она усиленно натирала грубой тканью плечи, живот, бедра, грудь... Но и этого ей было мало. Она по-прежнему чувствовала себя ГРЯЗНОЙ, униженной, оскорбленной и ... сломленной. Она как будто хотела смыть с себя всю ту ненависть, ярость, злобу, похоть которую выплеснул на нее Бэйкер. Дверь душевой кабины резко распахнулась, показав в своем проеме взволнованного Вальтера. Никита интуитивно отскочила назад больно ударившись о преграду. Даже не посмотрев на названного гостя, она медленно соскользнула вниз по стене и крепко обняла колени. Вода все так же продолжала литься из душа, смывая с сидевшей на полу девушки пену. Выключив шумевшую воду, Вальтер схватил большое махровое полотенце и завернул в него безучастную ко всему Никиту. Как ребенка поднял ее на руки и перенес обратно в палату на кровать. Осознав, кто перед ней находиться, девушка облегченно вздохнула, но затем ее взгляд снова затуманился, устремившись куда то вдаль. Вальтер успел раздобыть еще одно полотенце, и тихо присев на край постели начал осторожно вытирать мокрые волосы Никиты, с которых ручьями стекала вода. Его беспокоила то, что она не плачет, что ее глаза сухи и мертвы. Именно последнее определение и беспокоило Вальтера. Глаза Никиты всегда были зеркалом ее души. В них отражалось всё. Боль, страх, любовь, нежность, а сейчас в них не было ничего. Они были пусты и не выражали никаких эмоций.
Он бы и сам не отказался сейчас заплакать точно такими же ручейками, какие стекали с ее волос, но из последних сил старался держать себя в руках. Сердце добродушного старика обливалось кровью при виде застывшего перед ним "привидения".
- Поплачь, детка и всё пройдет. Выплесни со слезами всё что накопилось.
- Не могу, Вальтер. Да и не зачем. Мои слезы не смоют всего того что случилось, – она говорила с большим трудом. Каждое слово точно выдавливалось из нее силой – Когда то ты сказал, что ставки слишком высоки, а я не послушалась. Теперь я поняла. Для меня как в покере ставок больше нет. Я как в рулетке не успела поставить на красное. И поэтому в моей жизни теперь только зиро и черное.
- Не надо так говорить. Ты сама меня всегда поддерживала и учила жить ради того что осталось.
- А что осталось? Скажи мне, что осталось? Молчишь…. Ничего не осталось.
- А я?
Никита промолчала, но старик не обиделся на нее. Он всё понял и от этого ему стало еще хуже. Он видел Майкла и видел как каждую ночь он приходит сюда к ней, но не мог ей об этом сказать. НЕ мог. Ей сейчас не нужно было это знать, не нужно было себя жалеть.

- Она не справится с заданием, слишком свежа рана – Мэдлин подняла глаза – не сейчас….. может позже.
- Хорошо – Пол поднес маленькую чашку с кофе к губам и отхлебнул немного – прекрасный кофе. Пусть Майкл возьмет Элли. Она не так хороша как Никита, но ведь выбор невелик. У нас совсем не осталось агентов уровня Никиты.
- Да, подготовка новых рекрутов идет очень медленно.
- Ведь дело не в этом,- он помолчал, словно подбирая слова – просто должен согласится что в паре они незаменимы.
- Нет. Наверно потому что им не приходится играть свои чувства.
- Да его глаза не мигая, уставились на Мэдлин – а ты?
- Что ты хочешь сказать? – женщина была крайне удивлена.
- Ты много раз говорила, что бываешь со мной потому, что я этого хочу – он замолчал. Пауза тянулась слишком долго - а сама ты когда - нибудь хотела близости со мной.
- Что ты хочешь услышать?
- Правду.
- Какую. Их много.
- Правда, всегда одна.
- Не знаю.
- Хорошо – шеф решил уйти от трудной темы – дай Майклу все необходимые инструкции до брифинга и пусть он подготовит Элли к операции. Она затянется. Я подозреваю что подобраться к нему будет очень сложно. Легенды должны быть углублены и продуманы до мелочей.
- А если Майкл будет против работы с Элли. Ей ведь еще не положено участвовать в таких разработках. Задание под прикрытием это сложно, да и уровень у нее низковат.
- Если он будет против, пусть предложит свою кандидатуру. – Шеф вышел из кабинета.
Мэдлин задумалась. С одной стороны состояние Никиты как нельзя, кстати, подходило под запрограммированную легенду, да и что говорить, работая с Майклом они всегда были вне подозрений. Но назначать ее сейчас могло бы стать роковой ошибкой. Слишком многое было поставлено на карту. С другой стороны Элли слишком молода, и еще не совсем готова для подобных операций. Кроме того, ей не хотелось усугублять то, что уже сделано. Никита теперь не была опасна для них. Для себя - да. Для них - уже нет. А вот Майкл был непредсказуем, и его реакция может быть опасна для отдела. После их последнего разговора Мэдлин впервые в жизни не могла понять состояние оперативника. Она очнулась от раздумий и нажала кнопку интеркома
- Майкл, зайди ко мне.
Оценить его душевное состояние не составило труда. Всегда ровные плечи были опущены, глаза были устремлены куда то позади Мэдлин и постоянно избегали встречи с ней.
- Майкл, ты в курсе что на сегодняшний день основная разработка отдела это Бен Соти. Нам нужен его архив и планы предстоящих террористических актов, которые он оплачивает. Подобраться к нему можно только сблизившись с его женой. Все бы было просто если бы Андреа не любила или как Лиза Феннинг боялась своего мужа. Но здесь ситуация намного сложней. Поэтому мы разработали операцию для двух агентов под прикрытием. Андреа очень общительна и если рядом в соседнем особняке поселится молодая пара, то мы можем рассчитывать на знакомство с ней и попытку проникновения в дом. Вторым агентом будет Элли. Если бы эта операция была запланирована ранее, я бы предложила кандидатуру Никиты, но в связи с тем что она временно не способна выполнить операцию такого уровня, мы решили что тебе лучше поработать с Элли. Знаю, что на не совсем готова к такой работе, но у нас нет выбора.
- Выбор всегда есть. Я просмотрел файл, связанный с Соти и его женой. Кроме общительности Андреа Соти еще и очень любит помогать женщинам со слабыми расстройствами, связанными с жизненными ситуациями, поэтому я настаиваю на утверждении Никиты.
- Если мы согласимся, сможешь ли ты проконтролировать ее действия? Ты ведь и раньше, когда она была более предсказуема, не всегда мог предугадать ее поступки. А тем более предотвратить их
- Я смогу ее контролировать.
- Хорошо. Я поговорю с Шефом.
Майкл развернулся что бы уйти, но потом повернулся и, глядя в глаза Мэдлин произнес.
- Сейчас у нее нет возможности делать еще что либо, кроме как бороться за свою жизнь и свои рассудок. Ты постаралась.
Теперь после его ухода она точно знала, что если не остановиться сейчас, с Майклом возникнут проблемы и будут они гораздо хуже тех, которые они имели после его разлуки с Адамом. Она вдруг остро ощутила насколько сильно он зависит от состояния Никиты. Он как губка впитывал всю ее боль и весь ее ужас. И от этого становился еще более жесток и прямолинеен. Эти последние слова не были в стиле Майкла, они шли откуда то изнутри, от его раненного сердца и переполнившийся болью Никиты души. Она поймала себя на мысли что устала от этого. Что у нее больше нет сил бороться с Никитой, с Майклом, с их чувствами, а главное она устала скрывать от себя что тоже человек, а не машина планирующая, убивающая чувства и карающая поступки. Она тоже хочет, что бы рядом был такой же Майкл, который будет забирать часть ее страданий и боли. Который переложит на свои плечи большую часть ответственности и груза, который она несет вот уже много лет. Первый раз за много лет она ненавидела себя за то что когда то устроила себе весь этот ад. Но ведь если бы не было всего этого, не было бы и……….
- Нет, я не имею права расслабляться, не имею права себя жалеть и думать о своих чувствах. Работа, прежде всего, – она, встала и направилась в кабинет Шефа. Необходимо было внести изменения в план согласно пожеланиям Майкла.

- Что с тобой Джейс – Кейт подошла довольно близко и от этого у Джейсона практически замерло сердце. Несколько месяцев назад он даже не думал что его жизнь перевернется с ног на голову. Но вот уже не держал зла на Наоми, привык носить очки, и сблизился с Кейт. Он становился похожим на Биркоффа и иногда его даже называли так, но если раньше его это раздражало, то в последнее время он перестал это замечать. Он сумел понять что здесь в этом месте такие вещи это мелочь. Что здесь постоянно надо бороться за свою жизнь. А когда в его жизнь вошла Кейт, он понял что теперь надо будет бороться и за ее жизнь тоже.
Он протянул ей микродиск.
- Вчера систематизировал архив Мэдлин –он вздохнул – и вот что нашел.
- Ты скопировал ее файлы – Кейт была в ужасе – Ты сошел с ума. Если до нее это дойдет…….
- Посмотри – Джейсон прервал поток ее слов.
Он никогда так с ней не разговаривал и никогда его лицо не выражало такого ужаса и неподдельного презрения. Она вставила диск в RC-17 и когда началась запись ее лицо выражало такой же ужас, как и у Джейсона.
- Что это?
- Не знаю. Пытка, эксперимент, воспитание, тренировка – он повышал голос – не все ли равно как это называется. Важно что это произошло.
- А ты уверен что это не проверка?
- Уверен. Этот файл был закрыт специальным кодом, как впрочем, и все файлы связанные с так называемой реабилитацией Никиты.
- Так ты еще и коды взломал. – Кейт перешла на шепот – ты либо сумасшедший, либо решил уйти из этой жизни тихо и незаметно Она бросила диск по ноги и наступила на него каблуком. – Все сделай вид что ты ничего не видел – и она изменила выражение лица – Майкл! Тебе что то надо?
- Джейсон, мне надо с тобой поговорить, зайди ко мне.
- Хорошо – юноша поднялся.

- Мне нужна твоя помощь – Майкл тянул время, пытаясь понять насколько он, может доверять Джейсону. Если бы перед ним был Биркофф, то он бы не колебался, но ведь это не Сеймур. Наконец он решился – Мне надо что бы ты отключил камеры слежения за боксом Никиты.
- Хорошо – спокойно ответил юноша, – но удержать закрытым эти каналы слежения я смогу всего лишь несколько минут, потом я должен буду якобы устранить неполадку.
- Мне будет достаточно пяти минут.
- Хорошо, – он запнулся, – передавай Никите привет.

- Он хочет что бы вместо Элли пошла Никита. Он уверен что сможет проконтролировать ее действия. Нам это подходит. Теперешнее ее состояние как нельзя кстати. ЕЕ боль расположит к ней Андреа и сблизит их, а значит, нам не составит труда проникнуть в его дом.
- Надеюсь, твои выводы и выводы Майкла основаны на фактах?
- Да я тщательно изучила все аспекта дела и считаю что Никита подходит больше чем Элли, но…….
- Тебя что то смущает?
- Да. Меня настораживает она сама.
- Поговори с ней. Выясни всё что надо и только после этого утверждай состав группы. Кроме того, стоит поинтересоваться ее показателями. Бейкер сделал достаточно, но все таки стоит оценить ее состояние и готовность к операции.
- Хорошо – Мэдлин вышла.
Прядя к себе, она вызвала Бейкера.
- Мне нужны показатели Никиты.
- Вы получаете их каждый день.
- Я хочу получить полный отчет сегодня. Так что приступай к тренировке немедленно.

Он с трудом оторвался от ее глаз.
- Два километра на дорожке, затем стрельба. Приступай. – Бейкер старался быть жестким, но с каждой минутой его сердце всё сильней сжималось. Он видел тень, призрак Никиты. Когда то голубые и сильные глаза стали серыми и безжизненными. ЕЕ боль была написана в них и от этого становилось гадко и противно. – Кларк, подключи датчики, Мэдлин нужен полный отчет. Чего ты ждешь Никита, выполняй приказ.
Она покорно встала на дорожку и тренировка началась. Никита старалась не думать. Она просто выполняла упражнения и считала.
- Два километра, упражнения, снова два километра, снова упражнения и опять два километра.
- Достаточно. На сегодня хватит. – Бейкер обернулся на Кларка – у тебя всё есть для отчета.
Кларк кивнул
- Отправляйся к себе – теперь он вынужден был снова посмотреть на Никиту. – Отдыхай.

- Майкл, где ты?
- Я на месте, ты готов?
- Да – Джейсон перевел дыхание – у тебя пять минут.
- Хорошо –Майкл вошел в бокс Никиты.
Войдя, он заметил ее лицо не выражает никаких эмоций кроме смертельной усталости.
- Нам надо поговорить.
Он хотел посмотреть в любимые глаза и понять что происходит. Как идет ее выздоровление. Надо было попытаться объяснить ей что она должна сделать, до того как Шеф и Мэдлин начнут готовить ее к операции. Надо объяснить что стоит выполнить задание. И тогда всё изменится. ЕЕ выпустят из Отдела наружу и она сможет восстановиться. Она молчала, но ведь он уже привык что она молчит.
Он подошел к ней так близко как будто хотел почувствовать ее.
- Никита, надо выполнить только это задание, но выполнить хорошо. Это будет нелегко, но ты должна справиться. Ты должна постараться ради себя самой. Когда все это закончится ты выйдешь отсюда и все кончится.
- Зачем ты мне это говоришь? – она подняла на него глаза и он испугался. Испугался ее голоса. Он был такой же бесцветный и полон смертельной усталости, как и она, сама сейчас. Но одно то что она после долгого молчания заговорила с ним уже говорило о том что она придет в себя. Путь будет долгий и трудный. А когда им было легко? Когда он потерял память и она работа за двоих, рискуя собой. Или когда он не мог снова начать жить после разлуки с сыном и она охраняла его, заставляя его жить дальше. Тогда он понял насколько она нужна ему. Или когда он ликвидировал последствия процесса Гелмана, пытаясь вернуть ее чувства, мысли, ее саму - прежнюю.
- Если все пройдет гладко, тебя восстановят и выпустят наружу. Для тебя этот кошмар закончится. Сделай как я прошу.
- Хорошо. Но всё это не имеет значения. Я сделаю как ты хочешь.
Майкл обнял ее и прижал к себе. Сердце его забилось в ускоренном ритме. Но он вдруг понял что ее сердце не бьется в унисон с его как раньше. Оно молчало. Он наклонил голову к ее уху
- Прости меня, Никита – прошептал Майкл – прости.
Она аккуратно высвободилась из его объятий, подняла глаза и…….. ничего не ответив, отвернулась. Майкл еще некоторое время стоял на месте не имея возможности сделать шаг. ЕЕ глаза…. Он не мог представить что они могут быть такими. Потухшими, безжизненными……В успехе операции он не сомневался. Она сделает все как надо.
- Майкл, время – голос Джейсона вывел его из оцепенения.
- Спасибо – он взял ее за плечи и развернул лицом к себе – Готовься, скоро тебя вызовут, затем брифинг и мы выезжаем.
В ответ она только кивнула головой.
Мэдлин намеренно произносила слова очень медленно, как бы растягивая удовольствие. На самом деле она пыталась увидеть реакцию Никиты.
- Вы останетесь одни. Мы не можем
 

#214
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
Соти наверняка будет интересоваться вами. Группы подойдут только тогда, когда у вас будут данные из его архива.
- Ясно. Связи тоже не будет?
- Нет. Вся операция построена на строгой секретности, поэтому все тяготы разработок, движения и принятия решения будут возложены на ваши плечи. Вы готовы?
- Да – Майкл говорил за двоих. Никита по-прежнему молчала.
- Вот ваши документы – Мэдлин открыла маленький кейс - С сегодняшнего дня вы – Никита и Майкл Уэст. Остальное уже в доме. Там есть всё что необходимо. Выезжаете через полчаса. Это все.
Они поднялись.
- Никита, это задание аттестационное для тебя. От его выполнения зависит твое дальнейшее положение в отделе.
- Она понимает – Майкл снова говорил за нее.
- Надеюсь.
Никита только кивнула головой.
=============================================================

Дом находился на окраине Леона. Белый домик с зеленой крышей. И красивыми полукруглыми окошками. Рыжая дорожка вела от калитки до крыльца. По краям дорожки были разбиты аккуратные клумбы. Аромат цветов разносился по всему саду. Это было, похоже, на рай. Около веранды росли большие темно-зеленые туи, предавая строгость и завершая своей утонченностью общий вид. На веранде стояли большие плетеные кресла и такой же плетеный столик.
Майкл открыл дверь и посторонился, пропуская вперед Никиту.
- Как тебе дом? – ему хотелось разговорить ее услышать что нибудь, не касающееся отдела и операции.
- Майкл, не стоит пытаться сделать то, что тебе не под силу – она водила пальцем по стеклянной поверхности журнального столика – я очень люблю тебя, но ты не сможешь сделать так что бы то, что случилось просто перестало быть. Ты не сможешь вычеркнуть это из моей жизни. Поэтому………. Не стоит даже пытаться. Просто прими все как есть и давай разбирать вещи.
- Хорошо - он сглотнул – я не могу повернуть время вспять, но я могу попытаться вылечить твою рану.
- Такую рану не вылечишь. Она не затянется никогда. Это будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь. Мне не стоило выходить за тебя. Мне следовало жить одной, но я сделала это и теперь только ты если захочешь, можешь исправить.
- Я не хочу, да и нечего исправлять. Я связал свою судьбу с женщиной которую люблю и разрывать это нет никакого смысла.
- Значит, не стоит больше говорить об этом.
- Стоит …. Я хочу что бы ты мне всё рассказала. Ты вот уже почти два года молчишь, но ведь так нельзя. Ты не посещаешь психолога, почти не разговариваешь со мной. Ты замкнула эту боль в себе. Но ты же обычный человек, ты не можешь молча прожить полжизни, постоянно пряча свою боль и делая вид что все нормально.
- Майкл, я прошу тебя, не стоит тратить свое красноречие на то что ничего не стоит. То что случилось, уже случилось и давай не будем пытаться это исправить, всё равно уже ничего не исправишь, – она взяла сумку, открыла и начала выкладывать вещи. – Ты поможешь мне?
- Я должен съездить в город за продуктами – Майкл улыбнулся - иначе мы умрем с голода - он, не желая того сам постепенно входил в образ Майкла Уэста.

Красивые, тонкие руки легли на его плечи. Он поднял голову, желая увидеть ее лицо. Каждый раз когда она прикасалась к нему, он испытывал смешанные чувства. Он, несомненно, любил ее. Трепетно и с нежностью, с которой не любил никого. Он не мог вспомнить, к кому бы он испытывал такие чувства. Он готов был простить ей всё. Дать ей все что она пожелает. Подняв голову, он увидел изумрудно зеленые глаза, выражение которых предвещало бурю.
- Я устала ждать – женщина медленно обошла стул и присела на колени мужа, – сколько еще?
- Дорогая, ты же знаешь, моя работа предполагает осторожность в знакомствах, – он старался быть строгим.
- Знаю, – она вздохнула – но они такие милые. И потом мне скучно, с тех пор как мы переехали сюда, у меня совсем нет знакомых.
- А мадам Жером? – мужчина не желал сдаваться.
- Она годится мне в матери. Я общаюсь с ней, но ведь это совсем не то, чего бы мне хотелось.
- Пока я ничего не могу тебе ответить, Андреа – Мужчина был непреступен – Эд начал работать по ним, но пока - он перевел дыхание, изучая выражение лица жена, – нет полной картины. Поэтому тебе придется подождать, – он потянулся в ней для поцелуя.
- Тогда ты тоже сможешь подождать – сказала женщина, вставая с его колен, – думаю Эд сможет сделать это быстро. Поскольку у меня есть только один способ повлиять на твое решение, я его применяю – она развернулась на каблучках и, качнув бедрами, собралась выйти из комнаты. – Подумай дорогой. Стоит ли то о чем я прошу, так дорого.
- Ну, хорошо – побежденный ее чарами он поднял трубку – Эд это Бенждамен. Отложи все текущие дела и направь людей на проверку моих соседей. Что то она затянулась. Я хочу знать с кем рядом я живу, – трубка заговорила, он выслушал и добавил, глядя на жену – если возникнут проблемы…… убери их и дом этот тоже что бы в дальнейшем не возникало необходимости отрывать ребят от основного дела – он положил трубку на стол – Ты довольна?
- Спасибо, дорогой. Но ведь поговорить я с ними могу? До того как Эд узнает все что тебе надо знать – она подошла слишком близко, и он почувствовал волну необыкновенного желания. Сколько раз он ловил себя на мысли что ради этого желания обладать ей он готов сделать то, что не стоило бы делать. Обнимая ее тело он думал только о ней и забывал кто он и каково его предназначение.
Вот и сейчас, целуя ароматные плечи жены, он уже решил что нет ничего плохого в том, что она будет общаться с этой парой. Она умела заставить его думать по-другому, не призывая разум. Беджи знал что это никуда не годится, надо мыслить трезво, надо уметь отказывать себе в удовольствии ради дела. Но как только он снимал с нее последние части одежды, он снова забывал о трезвости рассудка.
Майкл давно проснулся, но намеренно не вставал, он ждал пока она сможет привести себя в порядок, внутренне. Каждая проведенная ночь с ним в одной постели давалась ей с трудом. Он это чувствовал. Он делал вид что спит и слышал как она, ворочаясь в постели, вздыхала и всхлипывала. Постель была достаточно широкая и он в течение ночи он при желании мог и не почувствовать ее присутствия. Он ждал, он знал, что скоро она привыкнет к нему, вспомнит его захочет быть рядом и он снова почувствует запах ее волос, тепло ее тела, увидеть страсть и любовь в ее глазах.
Она без сомнений справлялась с поставленной задачей, она прекрасно исполняла роль жены и хозяйки дома. Ее состояние только поддерживало легенду и делало ее более реалистичной. Но как он хотел что бы это состояние, наконец, прошло. Как он хотел что бы она снова стала такой как прежде. Маленьким непослушным щенком которого постоянно надо вытаскивать из каких то переделок. Он снова хотел видеть ее виноватое лицо, когда уже всё улажено. Сейчас она была безучастна, и это его угнетало. Такие моменты с завидной периодичностью возникали в его жизни. Они заставляли его забывать об отделе и операции, они заставляли его думать только о ней. Всё остальное казалось не важным, не нужным и эфемерным. Было только одно что имело смысл в эти моменты – она. ЕЕ жизнь, состояние ее души. Вот и сейчас был такой же момент. Он готов был послать ко всем чертям Соти и всё что с ним связано, лишь бы она вернулась.
Он встал, оделся и спустился вниз. Долго стоял, приклонившись к косяку дверей маленькой кухни и наблюдал за своей женой. Она варила кофе, но мысли и чувства ее были где-то далеко и Майкл догадывался в каком мире они бродили. Он подошел сзади и снова убедился в том что перед ним стоит не его девочка.
- Доброе утро, Никита – Майкл наклонился и поцеловал жену в висок. Она вздрогнула и он это почувствовал, сердце сжалось, он отошел в сторону – что у нас на завтрак?
- А что бы тебе хотелось? – она попыталась улыбнуться, глядя на него и подавая ему чашку кофе.
Он задержал ее руку. От прикосновения он снова вздрогнула и попыталась высвободиться, но железная хватка Майкла не позволила ей сделать этого.
- Что нибудь легкое – он заглянул ей в глаза. – Ты плохо спала?
- Нет, я в порядке – она, наконец, вытащила свою руку и, взяв чашку, присела рядом.
- Давай поедем в лес, погуляем, подышим воздухом, побудем вместе, – он посмотрел на нее с такой надеждой, что она решила не сопротивляться.
- Поедем, но мне надо управится с клумбой, иначе цветы погибнут – Никита вдруг поняла что не хочет оставаться с ним наедине без наблюдения Соти. Она вдруг почувствовала как страх подобрался и холодной рукой ласкает низ ее живота. Она боится Майкла!!!!!
- Хорошо, я пока съежу в город и привезу те удобрения которые ты просила еще вчера, а потом поедем гулять.
Оставшееся время завтрака прошло в молчании. Ни Майкл, ни тем более Никита не могли ни о чем говорить. Сказать было что и иногда в такие минуты молчания она думала что вот сейчас она скажет ему всё и, расплакавшись, уткнется в его свитер. Боль с каждой слезинкой будет уходить из нее и она, наконец, сможет спокойно заснуть у него на груди. Ведь только рядом с ним она могла выспаться раньше. Никита встала из-за стола и всё еще держа кружку в руках подошла к окну. Солнце проснулось окончательно и постепенно заливало сад. От ночной грозы листья покрывали капли, которые были, похоже, на маленькие бриллианты. Природа была чиста и от этого на ее душе становилось еще чернее.
Он подошел сзади и не смотря на ожидаемую реакцию обнял ее. Зарывшись лицом в ее волосы и вдохнув их аромат, он прошептал
- Я люблю тебя. Что бы ни было, как бы ни стало и что бы не получилось. Как бы ни было раньше и что бы не случилось потом, есть только это.
- Я знаю – она вздохнула, отошла от него.
Они стали собираться. Никита взяла маленькие грабельки и надев перчатки вышла в сад. Майкл взял ключи от машины и пошел в гараж. Через насколько минут Никита услышала как джип выехал из гаража.
Она начала полоть клумбу и не переставала думать о Майкле. За чем? Если бы он сказал ей тогда что всё это игра фарс, возможно бы она отказалась от всего этого и смогла бы……… а что она хочет ведь она сама много раз обманывала его. Скрывала от него часть а иногда и все аспекты того что она делала. Чего же она хотела от него. Да и он то не виноват в том что произошло. Или виноват? Она не знала. Она только чувствовала боль и обиду. Перед глазами постоянно стояла хищная улыбка Бейкера. Как только это имя всплыло в ее сознании она как будто снова почувствовала прикосновение его рук к ее телу, сердце забилось в бешеном ритме. Никита уронила грабельки и в уходящем сознании почувствовала как кто то пытается ее усадить на что то твердое. Она с трудом разлепила глаза.
- Ну, вот попейте водички – зеленоглазая женщина аккуратно поддерживая голову Никиты пыталась напоить ее водой
- Что случилось?
- Вам стало плохо, а я как раз зашла познакомится, как оказалось вовремя. Вам лучше?
- Да, да мне лучше. А кто вы?
- Я ваша соседка Андреа Соти. Мне очень хотелось с вами познакомиться, но ваш муж – она замолчала.
- Что мой муж? – Голова нещадно кружилась, но Никита понимала что этот обморок сыграл в ее пользу и следовало продлить это состояние до приезда Майкла.
- Он почти не оставляет вас одну. Давайте я помогу вам дойти до дивана и прилечь, а сама зайду как нибудь в другой раз – ее глаза казались спокойными.
- Нет… я прошу вас побудьте со мной. Мне так неловко, но я боюсь оставаться одна в таком состоянии. А Майкл уехал в город, но он скоро вернется. – она умоляюще посмотрела на Андреа.
- Ну хорошо, хорошо не волнуйтесь. Я побуду с вами пока не вернется ваш муж.
- Спасибо – теперь Никита должна была молиться, что бы Майкл задержался.
Между тем Андреа устроила Никите сущий допрос. В какой то момент в воспаленном сознании Никиты возник образ Мэдлин.
- Как вас зовут?
- Никита.
- Ваш муж англичанин?
- Нет, он француз.
- А почему у него такое американское имя и не совсем американская фамилия?
- Его отчим был из Англии и решил что Мишель Уэст не звучит, и мой муж стал Майклом
- А вы? У вас мужское русское имя….
- Я американка, а насчет имени… не знаю, мама так захотела, а мне оно всегда нравилось.
- Ты извини меня за допрос. Ничего что я на ты?
- Нет. Все в порядке.
- Я слишком любопытна. Это не единственный мой недостаток. Но, в общем…. – она умолкла на время, и Никита попыталась рассмотреть ее лицо.
Огромные зеленые глаза, прямой правильной формы нос, в меру пухлые губы. Она была красивой. И что, несомненно, умной женщиной, но вот только для чего она сейчас представлялась полной дурочкой, Никита не могла понять. Ведь Соти следил за ними и теперь должно быть знает все что ему нужно, от чего же тогда такая реакция у его жены.
Она знала что озарение придет позже, но придет, поэтому спокойно прикрыла глаза и стала слушать спокойный голос новой знакомой.
- Так вот мы с мужем , его зовут Бенджамен, переехали сюда не так давно, и у меня здесь совсем нет знакомых, ну а поскольку, как ты уже успела заметить я люблю поболтать, мне было крайне необходимо с кем-нибудь познакомится.
- И ты для этого ждала три недели? – Никита попыталась улыбнуться в ответ, и у нее это вышло.
- Ну, как-то сразу было неудобно. – Она поправила подушку так, что бы Никита могла сидеть – ты на вид довольно здоровая женщина, а тут обморок. Ты давно на солнце?
- Нет не давно. Успела прополоть треть грядки. – Никита вспомнила то, что предшествовало обмороку, и снова побледнела.
- Ну. вот опять – она протянула ей трубку – позвони своему доктору
- Нет. Я еще не нашла подходящего – Никита вдруг ощутила что краснеет.
- Тогда мужу. Тебе плохо и лучше будет, если он приедет сейчас же.
Никита молча взяла трубку, но тут же ее положила.
- Почему? – гостья выглядела грозно – тогда я сама – она нажала несколько кнопок и найдя номер Майкла поднесла трубку к уху.
Никита блаженно закрыла глаза. Всё шло по плану. ЕЕ обморок как всегда оказался кстати.
Через несколько минут у калитки, громко провизжав тормозами, остановилась машина, открылась калитка и зашуршал гравий дорожки. Это был Майкл. Она бы узнала его шаги из тысячи. Да что там из тысячи из миллиона.
Он практически ворвался в дом и сразу же подошел к Никите.
- Что случилось? – он был встревожен не на шутку. – Никита, что случилось?
- Ничего страшного, я полола грядку и, видимо перегрелась и вот результат – она говорила извиняющимся тоном – прости, но я не знаю, что могло случиться. У меня нет никакого объяснения.
- Ей стоит поспать, – обратила на себя внимание Андреа,– хорошо что вы так быстро приехали. ЕЕ состояние внушает опасение. Ваша жена постоянно бледнеет, я бы, на вашем месте, отвезла ее к врачу.
- Майкл, познакомься, это – наша соседка, Андреа – Никита решила, что наступил подходящий момент для знакомства.
- Очень рад и спасибо что помогли – мужчина, галантно склонившись, поцеловал руку зеленоглазой гостье.
- Я просто оказалась в нужном месте в нужное время вот и вся моя заслуга. Ну, мне пора – она повернулась к двери.
- Андреа, - Майкл попытался ее остановить – я бы хотел кое что вам объяснить. – А ты, дорогая, - теперь он смотрел на бледную Никиту, постарайся уснуть, я скоро вернусь.

Они вышли на веранду, и Майкл жестом пригласил женщину сесть.
- Хочу объяснить вам - он на мгновенье как будто запнулся
- Не стоит. Это совсем необязательно.
- Но я хочу. Дело в том что Никита вообще малообщительный человечек – последнее слово он произнес с особой нежностью – а с вами она пошла на контакт и теперь вы сможете ей помочь. Я думаю, что сможете.
- Но чем? Я ведь не знаю даже что с ней.
- Я расскажу – он взял небольшую паузу и закурил – Мы поженились около двух лет назад. Но нашей свадьбе предшествовало какое то ужасное проишествие с Никитой. Она никому ничего не сказала, но за день до свадьбы она предложила мне расторгнуть всё. Я не послушался, и решил, что время и моя любовь к ней вылечат эту боль, но я ошибся. Она не только не стала моей, но и замкнулась настолько что не подпускала к себе никого кроме меня. Вот уже почти два года она не заводит знакомств, а если случается что надо поддерживать какое то общение, она просто заставляет меня покинуть то место, где мы живем. С вами она не только заговорила, но и попросила вас побыть с ней. А это уже прогресс. Так вот Андреа, не бросайте ее. Она немного странная, но вполне адекватна, а к странности молчать или не всегда слышать, ведь не так сложно привыкнуть. Возможно, через некоторое время она расскажет вам, что случилось или захочет после общения с вами рассказать мне и тогда я смогу ей помочь. Ну, что, вы поможете нам? – Майкл точно знал, что она согласится, поскольку он тщательно изучил ее досье и теперь не сомневался в успехе.
- Хорошо, Майкл, я попробую, но ведь я не могу вам ничего гарантировать.
- А мне и не надо никаких гарантий. Я люблю свою жену и буду рад уже тому, что у нее есть подруга.
- Хорошо. А теперь я пожалуй пойду.
- Спасибо, Андреа – Майкл снова поцеловал ей руку.
- Ну что прогулка отменяется? – Никита спустила ноги на пушистый ковер.
- Не думаю что нам стоит идти гулять, но если конечно ты хочешь, то пошли – Майкл более внимательно посмотрел на нее и увидел много мелочей говорящих о том что обморок был настоящий.
- Я могу… - она не смогла сказать что хочет потому что, это было неправдой. Точнее она хотела вырваться из этого, напичканного подслушивающей аппаратурой, дома. Но она по прежнему с ужасом думала о том что ей придется остаться наедине с Майклом. Не с Майклом Уэстом, а с Майклом Самюэлем. А это была большая разница – Так пойдем?
- Да –Майкл еще раз пристально посмотрел на свою жену. Что то подсказывало ему, что в его отсутствие что то произошло, страшное для Ник.
Они вышли из дома и направились в рощу. Она была неподалеку. Супруги молча шли по пустынной тропинке. Вот уже и не слышно звуком цивилизации. Он держал ее за руку, так было нужно и она принимала такие жесты без страха и боязни, но, как только они углубились в рощу достаточно для того что бы остаться незамеченными, она спокойно освободилась от его руки и отошла от него чуть дальше.
- Сегодня я получил известие из Отдела.
- Ты же сказал что связи не будет – она удивленно посмотрела на Майкла – значит они следят за нами, как и Соти?
- Нет, они просто сообщили, что проверка закончена. Поэтому видимо, его жена пришла именно сегодня. Так что теперь мы можем вздохнуть свободно на некоторое время.
- На некоторое время… - тихо проговорила Никита.
- Ты контролируешь ситуацию?
- Да, конечно, единственное что меня сейчас занимает, это то, как вести с ней себя дальше.
- Поэтому я и позвал тебя на прогулку. Я рассказал ей все, что она должна знать, и теперь я думаю, визиты участятся. Ты просто должна не сразу пойти на контакт.
- Я поняла. Это всё? Тогда давай вернемся домой.
- Нет. Не все.
Никита внутренне напряглась, готовясь к его допросу. Она по глазам еще дома поняла что его не избежать, но что говорить, она не знала.
- Твой обморок был спланирован или ты действительно себя плохо почувствовала? – Майкл повернул ее к себе лицом, приподнял за подбородок, так что бы видеть ее глаза.
- Да, я увидела ее за кустами жимолости, которая растет вдоль забора и приняла препарат вызывающий обморок – она врала и при этом хорошо знала что он не верит ей не сколько.
- Хорошо. Пусть будет так. Хотя мне казалось, что я имею право знать всё, что происходит, хотя бы потому что нас здесь всего двое и мы всегда доверяли друг другу.
- Да? – Никита свирепела. С одной стороны ей хотелось, что бы замолчал и перестал так пристально смотреть на нее, с другой стороны, она думала о том, что сейчас подходящий момент для того что бы сказать ему всё что скопилось.
Он отпустил ее подбородок и еще сильнее сжал руками ее плечи, не давая ей отвернуться.
- Отпусти меня, Майкл. Мне нечего больше добавить.
- Хорошо – снова сказал он и выпустил ее из своих рук.
Из рощи они выходили молча, при этом она машинально сунула свою руку в его.
- Ну как тебе соседи? – Бен налил вина в два бокала и протянул один из них жене.
- Они простые люди. Жена мила, не очень разговорчива. Муж наоборот .
- Что он не красив?
- Нет…. Он прекрасен, а самое главное что у него большая душа и он не просто любит свою жену, а готов отдать всё что есть, включая собственную жизнь за нее.
- Ты все это узнала за час пребывания в их доме? – Бен и сам прекрасно знал всё то, о чем говорит его жена. Он ведь получил полный отчет от Эда, который постоянно слушал и смотрел за ними.
- Ну что ты меня распрашиваешь, их дом наверняка полон твоими устройствами и ты сам все отлично знаешь.
- Ну вообщем да, - Бэн улыбнулся и поцеловал жену, - но ведь ты знаешь как я ценю твое мнение. И меня остался один вопрос. Если они любят друг друга, то почему им чужды обычные человеческие наклонности?
- Ты как всегда в своем репертуаре – она вздохнула – хочешь спросить, почему твой братец не наблюдает сцен исполнения супружеского долга. Ему наскучило просто следить, ему нужна другая картинка?
- Ну не злись, но ведь на самом деле. Женаты они не долго, и по всем параметрам должны бы не вылезать из постели. Она слишком хороша, что бы не желать ее. Объясни мне.
- Все гораздо проще, чем ты себе надумал, Бен. С ней случилось какое то несчастье и она не желает заниматься с ним любовью, а он слишком любит ее что бы ранить. Вот и всё.
- Ты уверена в этом? – Бен насторожился.
- Абсолютно. Ты же знаешь что я психолог, а то с какими глазами он это рассказывал и его и интонации не оставляют сомнения в том что это правда.
- Ну ладно. Хочу тебе сказать что проверка окончена и ты можешь продолжать с ними общаться.
- Спасибо, дорогой - она обняла мужа.
Ночь была душной. Каждый раз закрывая глаза Никита видела Бейкера. Она вздрагивала и открывала глаза. Майкла не было, он читал в гостинной. Каждый вечер он читал допоздна, давая ей возможность уснуть и забыть о том что она должна спать с ним и каждый раз когда он входил она делал вид что спит. Никита поднялась и взяла со столика успокоительные таблетки. Открыв пузырек, она ногтем подцепила одну таблетку и проглотила ее. Она знала что ей надо выспаться. Сил уже не оставалось. Она почти не спала все это время.
Когда Майкл пришел в спальню он понял что она спит по настоящему а не притворяется как делала каждую ночь. ЕЕ дыхание было ровным. Он приоткрыл окно и лег в постель. Развернувшись так, что бы видеть ее, он стал рассматривать родное лицо.
Постепенно сон забирал его в свои объятья. Ему тоже нужен был отдых, он тоже почти не спал с тех пор, как она вернулась в отдел.
Майкл проснулся от того что Никита кричала. Он включил ночник и посмотрел на нее. Волосы разметались по подушке, руки словно крылья раненой птицы отбивались от чего то невидимого. Он прикоснулся губами к ее лбу. Ее лоб пылал. Майкл тронул ее за плечо
- Никита.. очнись
- Что случилось? – она открыла глаза – моя голова…. Что со мной?
- Тебе приснился кошмар и у тебя жар – Майкл открыл маленький чемоданчик и достал оттуда ампулу и шприц.
- Что? – она как будто испугалась.
- Это быстро снимет жар. Не беспокойся. Доверься мне. Все будет хорошо. – он набрал лекарство в шприц и сделал ей укол.
- Что со мной Майкл? Я как будто прокаженная, все плохое липнет ко мне мгновенно.
Он прикрыл ее рот рукой.
- Тшшшш тихо, родная, не надо, не стоит так говорить. Это обычная простуда скоро тебе станет легче.
- Я не про это, ты же прекрасно понял меня.
Она вскочила с кровати.
- Ты же всегда был правильный! Так что же происходит сейчас! Отчего же ты сейчас изменяешь себе!!!
Он знал что это бесполезные выкрики и что систематизировать и применить их к чему либо не возможно. Но он боялся сейчас одного. Операция почти завершена, осталось только проникнуть в дом Соти. И Никита сейчас могла все разрушить. Нет ему было наплевать на операцию, и на свою судьбу тоже, но ведь этим она могла поставить под удар зыбкое равновесие, в ее собственной судьбе которое сложилось сейчас. Он резко поднялся и, подойдя к ней, ударил ее по лицу. Она замолчала и потерла ладонью скулу. Майкл подошел к ней совсем близко. Он протянул руки и прижал ее к себе.
- Тихо не надо кричать. Скоро все закончится. Температура это не смертельное заболевание.
- Ненавижу, как я тебя ненавижу – ее плечи начали подергиваться и он понял что она наконец заплакала.
Он гладил ее волосы и молчал. Он знал что сейчас в болях и муках рождается его девочка, та которую он любит, та на которую он мог положиться, та которая всегда не смотря ни на что любит его. Рыдания сотрясали ее, она то плакала, то икала.
- Как ты мог, как ты смел – она колотила своими кулачками по его плечам - Ты допустил все это, ты позволим им…………
Он должен был прекратить поток слов. Его губы коснулись ее губ и она впервые за много месяцев не вздрогнула от его прикосновения. Поцелуй захватил его целиком. Он уже забыл какие сладкие на вкус ее губы. Когда поцелуй закончился, Майкл отодвинул ее от себя.
- Ненавижу тебя, господи как я тебя ненавижу – она продолжала всхлипывать но это были уже не рыдания, которые сотрясали ее несколько минут назад.
- А я вот наоборот люблю тебя – он снова обнял ее.
Она чуть отстранилась от него и посмотрела ему в глаза. Постепенно она начала понимать что старые ощущения возвращаются. Запах его тела такой родной и любимый уже не раздражал, а наоборот манил к себе терзая душу и пробуждая желание. Его руки по прежнему держали ее не отпуская ни на минуту. Она уткнулась лицом в его грудь. Слезы беззвучно полились из ее глаз. Он снова прижал ее к себе, давая возможность ощутить то же, что ощущал он сам, давая возможность этим спокойным слезам унести остатки боли, грязи и унижения. Они как будто омывали ее душу, делая ее снова нежной, доброй страстной, открытой. Он уже знал что как только она перестанет плакать он увидеть ее прежние глаза. Голубые так похожие на хрусталь. Такие родные и хранящие все ее эмоции, все ее чувства, всю ее саму без остатка. Наконец поток соленых слез иссяк и Никита подняла голову. Он не смог удержаться. Он целовал ее глаза, лоб, губы. Каждое прикосновение его губ доставляло ей удовольствие и теперь он это точно знал. Не страх, не ужас, а именно удовольствие. Он остановился и посмотрел ей в глаза
- Как ты? Все в порядке?
- Да, все хорошо. Теперь все хорошо. Прости я не знаю что со мной. Я не могу объяснить. Я как будто проснулась……. очнулась от лихорадочного забытья. Что это?
- Просто твоя душа устала плакать. Она хочет радости и эмоций. Просто пришло время тебе проснуться. -Майкл поднял ее на руки и отнес в постель. - Тебе надо поспать. Я буду рядом, а завтра мы поговорим – он укрыл ее одеялом.
Она задержала его руку, затем поднесла ее к губам и поцеловала. Он наклонился к ее лицу
Я люблю тебя, Никита .

- Что у нас по Соти? – Шеф выглядел усталым и раздраженным
- Все идет по плану – Мэдлин не отрывала глаз от экрана компьютера. В последнее время она старалась не смотреть в глаза Полу. Ей было сложно справляться со своими эмоциями – Майкл и Никита готовы перейти к завершающему этапу. Контакт создан и уже довольно прочен. Они ждут подходящего момента. Две группы зачистки в боевой готовности. – Она отвечала коротко и односложно.
- С тобой все в порядке? – осведомился Шеф, изменив при этом интонацию своего голоса.
- Да. Со мной всегда всё в порядке, просто необходимо проверить информацию о старых связях Соти.
- А что они вызывают подозрения и могут повлечь за собой трудности в операции.
- Несомненно.
- Хорошо через час я хочу иметь полную информацию о том что тебя беспокоит. Операции должна закончиться успешно и не поздней чем через месяц. Надеюсь, ты это понимаешь. Мы слишком затянули и агентство не довольно.
- Да, я понимаю.
Он ушел, на глаза навернулись непрошеные слезы. В последнее время она была слишком мягкой, слишком уязвимой и………. совершенно одинокой. Ей было трудно. Она не могла сосредоточиться. Она знала, что это неминуемо приведет к ошибкам. К одной уже привело. Вчера она узнала, что Элли беременна и не только не приняла соответствующих мер, но и не смогла доложить Шефу о ситуации. Эта была непростительная ошибка. Но самое главное даже не это, а то что медика доложившего ей об этом она приказала ликвидировать. Да и это было не главное, главное что в какой то момент она пожалела и мать и еще не рожденного младенца. Не только пожалела, но и четко решила помочь девочке. Это признак слабости. Она это знала. Она так же понимала, что будет с ней и беременной Элли когда Пол узнает правду. Он не сможет убить ее – Мэдлин, но для усмирения ее эмоций он просто убьет девочку.
Мэдлин отмахнулась от мыслей и снова устремила взгляд на экран. Данные подтверждались, Соти когда то очень тесно работал с Вачеком, а после его смерти, когда агентство не смогло произвести качественную зачистку организации Вачека, у Соти появился новый партнер Миша Беренца – правая рука Саллы Вачека. И теперь игра могла обернуться рассекречиванием Майкла, поскольку Беренца знал его в лицо. Но где выход? Майкла не отозвать. Одна Никита не справится с окончательной фазой операции, но ставить под угрозу всё что они уже сделали и исход самого дела не было никакой возможности.
- Надо все обдумать – говорила сама себе Мэдлин –убрать Беренцу не выход, Соти заподозрит неладное и тогда операция затянется, хотя….. – Мэдлин вдруг осенила мысль. – Надо изменить легенду Никиты, связать ее с ним и тогда его смерть не покажется Соти подозрительной.
- Мистер Кроуфорд зайдите ко мне, – она до сих пор обращалась к Джейсону на вы.
Через несколько минут он уже стоял перед ней. Она еще раз содрогнулась, увидев насколько он стал похож на Биркоффа.
- Необходимо вызвать Майкла на связь, я меняю легенду Никиты. Он должен знать об этом. И помочь ей.
- Хорошо. – Джейсон знал что это не всё. Он научился читать по выражению лица «мамочки» что еще не всё сказано. В этом он отличался от своего брата.
- Здесь все что надо знать Майклу – она протянула ему микродиск.
- Отлично. Сделаю всё быстро – он развернулся что бы покинуть ее кабинет. Но прозвучавшие слова не только остановили его но и заставили испугаться.
- Я знаю что к Вам в руки попало то, что не должно было попасть никогда. Надеюсь, мистер Кроуфорд Вы понимаете что это не должен видеть никто. Хотя думаю Кейт Вы уже это показали. Не так ли? Так вот если Вы дорожите ее жизнью, а вы дорожите, поскольку Ваши чувства к ней достаточно сильны, это должно быть уничтожено, и не должно гулять по отделу в качестве доказательств моей жестокости. Вы поняли меня мистер Кроуфорд?
- Да – юноша так и остался стоять к ней спиной не в силах повернуться.
- Это разумно. Вы удивлены что я так много знаю о Ваших отношениях с Куинн? Не стоит удивляться. В этом месте я знаю практически все и обо всех, таковы мои обязанности. И если ваши отношения не будут вредить работе, то рушить и ломать их никто не собирается. Вы слышите меня?
- Да – Джейсон медленно на ватных ногах вышел из кабинета.

Она с легкостью открыла глаза и потянулась. Майкла в комнате не было. Никита встала и, накинув на плечи халат спустилась в кухню. Муж готовил завтрак. Аромат сваренного кофе будил странное и такое забытое желание вкусно поесть. Раньше она ела что бы жить, а сейчас ей хотелось устроить пир, так она была голодна. Никита не отрывала глаз от спины Майкла. Она знала что он уже почувствовал ее приход и странное желание обнять его вдруг накрепко поселилось в ее душе.
- Ты решила прожечь своим взглядом дырку в моей спине? – он смеялся, и она это слышала, – пощади.
- Доброе утро, дорогой – Никита подошла к нему сзади с намереньем осуществить свою непреодолимое желание
Ее руки обвили его талию, а голова уютно устроилась на его широкой спине.
- Сегодня такой прекрасный день, давай сходим куда-нибудь погулять
- Отличная идея, только сначала я должен съездить в город.
- Я поеду с тобой – она не хотела его отпускать от себя.
- Нет, ты останешься дома – он повернулся и Никита поняла что возражать бесполезно.
- Ну, хорошо, хорошо. Только ты должен приехать быстро иначе желание гулять пропадет совсем – Ник надула губы и Майкл снова улыбнулся. В такие минуты она напоминала ему маленькую девочку, и создавалось впечатление, что она никогда не проходила весь этот ад, который был в ее жизни.
В эти редкие мгновенья он еще больше хотел защитить ее от всего и всех, от Отдела, от миссий от ранений, как тела, так и ее хрупкой души. Он, несомненно, любил ее. С того самого дня как она появилась в отделе. Было в ней что то неощутимо мимолетное, то что уже тогда затронуло его сердце. Желание уберечь это сокровище заставляло его преодолевать все мыслимые и немыслимые преграды установленные на пути его чувств. Они сметали всё. И постоянно заставляли его нарушать правила, установки и директивы Отдела. Сейчас глядя в ее глаза у него было только одно желание увести, забрать, спрятать и никогда никому не отдавать. То что случилось этой ночью вообще могло, никогда не случится. И он уже начинал привыкать к мысли что она навсегда останется такой. Но судьба снова дала ему шанс и сейчас он, глядя в родные, небесно голубые почти хрустальные глаза, благодарил судьбу за то что у него снова есть шанс. Он знал что необходимо сейчас до окончания операции придумать, как и что будет дальше. Уйти из Отдела пока не представлялось возможности, а значит, он должен был ее убедить в том что ее новые ощущения необходимо скрыть, спрятать так глубоко что бы ни одна живая душ не разгадала перемены. Так будет спокойнее, так будет лучше. Пока он не придумает и не сделает свой следующий ход.
- Майкл – ее голос вывел его из размышлений – что то случилось?
- Нет - он снова подарил ей свою прекрасную, но такую редкую улыбку – я просто хотел сказать что очень красива и я очень люблю тебя.
Она поняла что перед ней уже Майкл Уэст.

- Расскажи мне о себе, Никита. – Андреа улыбалась и в этот момент ее глаза напоминали глаза Майкла.
- А что бы тебе хотелось узнать?
- Как ты познакомилась со своим мужем. Мы с Беном познакомились когда я хотела угнать его Мерседес.
- Неужели? – Никита была удивлена. Аристократка с хорошими манерами – воровка?
- Ну ладно. Давай я начну. Я ведь дитя улицы. Я не знаю своей матери, а про отца я вообще молчу. Мать сдала меня в католический приют 3 – ох часов отроду. Из которого меня выгнали через 10 лет. Ну не нашла я общего языка с богом, что было им со мной делать? Так я оказалась на улице. Прибилась к общине бездомных, там и росла. В семнадцать мне уже не было равных в воровстве. Я могла украсть всё. Начиная с кошелька и заканчивая машинами. При этом я никогда не пила и не принимала наркотики. Мои соплеменники считали меня выходцем из богатой семьи. Но кто это знает. Так вот. Я угоняла машины, а потом глава нашей общины возвращал их людям за вознаграждение. Стоит ли говорить и том что прятали мы эти машины мастерски и если клиент отказывался платить мы жгли их прямо у них под носом. Никто не заявлял о нас потому что нас боялись. В этой общине были люди, умеющие и готовые к убийству. Так что боязнь жителей была оправдана. Как раз мне приглянулась шикарная машина и когда я почти вскрыла ее меня схватили охранники и притащили в офис к Бену, у него тогда был бизнес на двоих. Ты знаешь что это такое? – Никита кивнула головой – Его партнера звали Вачек – Никита вздрогнула, но быстро справилась с ситуацией. - Так вот Бен велел меня вымыть и переодеть. И когда меня притащили в дорогих шмотках и с прической, он сказал что я буду жить в его доме. Так и получилось, а несколько лет назад мы поженились. И ты знаешь, Ник, я ни о чем не жалею. Бен прекрасный человек и прекрасный муж.
- А дети? У тебя есть дети?
- Нет, – она вдруг погрустнела и от этого ее глаза стали изумрудными – Бен считает что сейчас не время для детей, – через секунду она уже снова улыбалась – ну а как ты познакомилась с Майклом.
- Наша история менее занятна, чем твоя. Отец у Майкла умер когда ему было 3 года, мать сразу же вышла замуж и они переехали в Южный Уэльс на родину мистера Уэста. Там мы и познакомились. Позже гораздо. Он выручил меня из беды и стал моим ангелом – хранителем.
- То есть?
- У Уэстов была кондитерская, и Майкл таскал мне пирожные. Мы ведь с мамой жили очень бедно, а отца у меня тоже не было. Потом Майкл уехал и вернулся только два года назад, пришел ко мне и с порога заявил что собирается на мне жениться и не желает слышать отказа. Через пару месяцев осады я согласилась. Но за несколько дней до свадьбы…… - Никита замолчала и побледнела, – Прости, Андреа, как-нибудь потом расскажу. Не сейчас я пока не готова.
- Ник, мы общаемся с тобой уже не один месяц, неужели страх так велик, что ты не можешь рассказать мне что случилось.
- Не сейчас – она увидела, как Майкл заходит в кафе и вздохнула с облегчением.
- Здравствуйте, Майкл – Андреа протянула ему руку и как всегда получила поцелуй.
- Доброе утро. Никита, почему ты не предупредила что уйдешь из дома, я волновался.
- Андреа пригласила меня на чашку кофе, и потом я думала что ты задержишься в городе и решила согласиться. Не могу же я сидеть дома постоянно?
- Извините нас, но нам пора – Майкл выглядел очень расстроенным или даже правильнее будет сказать свирепым
- Ничего. Мы уже получили дозу общения на сегодня. До свидания Никита – женщины расцеловались - До свидания Майкл – он снова галантно поцеловал ей руку.

Они шли по их постоянному маршруту. Парк, дальняя аллея, роща. Он как всегда держал ее руку в своей. И как всегда молчал. Сегодня Никита всем своим существом чувствовала, что то не так, но она привыкла подчиняться, а начинать разговор здесь было привилегией Майкла
- Мэдлин чуть углубила твою легенду – они зашли в густую рощу
- Что там нового, говори – Никита присела на траву, не боясь испачкать брюки, – это будет сложно?
- Нет - он снова замолчал. Молчанием он пугал Никиту, но она постаралась не обращать на него внимание. Она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Она хотела впитать в себя эту рощу. Ее запахи, звуки, движения.
Майкл присел рядом.
- Ты же знаешь, что Соти раньше работал с Вачеком. После зачистки в живых остался Миша Беренца.
Никита вздрогнула и открыла глаза
- Не может быть! Но ведь он знает тебя как Майкла Самюэля – мужа Елены. И ты вроде бы погиб для него и для нее, кстати тоже. – Никита ждала объяснений, но предчувствие жадно поглощало остальные ее чувства. Она не знала…. Она думала что просто теперь боится за Майкла, но что то в нем самом, в его голосе, в его лице и глазах говорило что это еще не всё. Она ждала и, наконец, он, вздохнув, объяснил причину своего состояния.
- Ник, Елена погибла. ЕЕ больше нет. Адам в приюте.
- Отдел?!- в уголках ее глаз начали собираться слезы.
- Нет. Она стала жертвой пьяного водителя, – он повернулся к ней и Никита увидела, сколько скорби в его глазах. Она снова не поняла к чему больше относилась эта скорбь к смерти Елены или к сиротству Адама.
- Ты уверен?
- Отдел не причем.
- Мне жаль. И я даже не знаю что сказать. Но я знаю одно, нам стоит забрать Адама и спрятать его от Отдела и тогда ты сможешь спокойно работать и жить.
- Вряд ли я буду спокойно жить. Но ты права я должен заняться судьбой Адама. Но для начала ты должна начинать посвящать Андреа в свою проблему. Так вот всё остается, как есть кроме имени человека – Майкл замолчал.
- У него появилось имя? – она разговаривала сама с собой – это Миша Беренца. А что даст нам упоминание Беренцы в легенде?
- Ты должна убедить Андреа в том что он виновник твоего состояния и…… - он намеренно затянул паузу – потом ты устранишь Беренцу. Соти будет считать что ты убила своего обидчика. Кроме того, Беренца видел и тебя тоже так что ваша встреча заставит его удивиться. Главное что бы Андреа это увидела. Так что приступай к разработке.
- Хорошо. Когда я должна это сделать?
- В ближайшее время. Агентство требует ускорить миссию. Мы итак ее слишком затянули. Этот четырехмесячный отпуск лучшее что было в моей жизни, но и он должен окончиться. Вскоре пригласи Андреа на завтрак. Я должен буду осмотреть дом Соти.
- Каким образом? – Никита боялась за него и это было написано на ее лице.
- Не бойся. Всё будет хорошо. Продумай свой рассказ до мелочей. Она должна не только поверить тебе но и рассказать об этом мужу. Кроме того, тебе на время придется остаться одной. Я должен найти и изолировать Адама. Когда я вернусь, мы произведем выемку. Операция закончится и мы вернемся в Отдел.
- Мы вернемся в Отдел….. – как заклинание повторила Никита.
- Да и еще одно. В Отделе не должны узнать что ты изменилась. Особенно Вальтер, – предугадывая ее вопрос сообщил, Майкл. Надо что бы ты пока играла старую роль. Ты должна быть безучастна ко всему и даже….. – он замолчал – даже ко мне. Я прошу тебя. Так нужно. Пока. Это временно, - он поднял ее подбородок и поцеловал нежным и глубоким поцелуем – даже ко мне – прошептал Майкл, отрываясь от губ Никиты.
- Хорошо, я попробую.
- Нам пора возвращаться – Майкл взял ее за руку и они пошли по аллее.
- Сегодня первый день осени – задумчиво проговорила Никита
Они сидели на открытой веранде местного кафе и обе лениво ковыряли в вазочках с мороженным. Солнце еще не было осенним, а поскольку полдень уже давно вступил в свои права, оно становилось невыносимо жарким и прогоняло редких прохожих в тень рощи и парка.
- А я люблю осень – Андреа улыбнулась и посмотрела на собеседницу, – скоро зацветут поздние огненные лилии, роща станет похожей на цветной карнавал. Желтый, красный, зеленый………… я люблю гулять по осенней аллее. А ты? Тебе нравится идти и слушать как, тихо перешептываясь, падают, словно вальсируя желтые листья?
- А ты романтик – Никита словно выходила из забытья. Ей сейчас было совсем не до осенней погоды и аллей. В этот момент Майкл уже должен был спрятать Адама, и только богу известно как все прошло. Отдел может всё узнать и тогда ее Майкл никогда больше не увидит своего сына. Темные огромные глазки Адама всплыли в ее сознании. Маленькое творенье Майкла. Его плоть, унаследовавшая от своего отца трудную долю, необходимость бороться за свою хрупкую жизнь, прятаться от Отдела, от Беренцы, да собственно, от всего мира.
- Ник, ты где-то совсем далеко. Пойдем-ка пройдемся. Майкл вернется сегодня?
- Майкл… - она повторила его имя, но тут же взяла себя в руки – да, сегодня. По крайней мере, он обещал вернуться сегодня.
- Ты скучаешь? Не отвечай, вижу, что скучаешь.
- Я беспокоюсь. Я всегда за всех беспокоюсь. Это недостаток моего характера, который, по мнению нашего окружения, проносит мне только одни сплошные беды.
- Это не недостаток. Это твое достоинство. Знаешь, чем больше я с тобой общаюсь, тем больше привязываюсь к тебе. У меня много знакомых, но вот подруг, похожих на тебя, совсем нет. Мне удивительно легко с тобой. Я чувствую себя так только с двумя людьми. С тобой и Беном. Он - мой муж и знает обо мне даже больше чем я сама, а ты….. ты просто поселилась в моем сердце и не желаешь оттуда убираться. Я с ужасом думаю, о том что будет, если ты решишь покинуть Долину.
- Успокойся, я не собираюсь покидать это место, по крайней мере, сейчас. Это место мне нравится. Мне спокойно здесь. Большие города угнетают меня и напоминают ………….
- Пойдем – Андреа встала. Она знала что когда человек идет он более расположен к разговорам на трудные темы.
- Сегодня плачу я – Никита сделала попытку улыбнуться, – ведь я приглашала.
- Ну, хорошо – женщина нехотя согласилась, – хотя это неправильно.
- Ну, мы же не станем спорить?
- Нет - она взяла сумочку – не будем.
Никита положила на столик деньги и они спустившись по ступенькам веранды и, окунувшись в удушливую жару улицы, поспешно свернули в парк, направляясь к дому.
Они шли молча, думая о своем. Андреа – о том что надеть к обеду, ведь у них сегодня большой гость. Никита продолжила размышления об Адаме. Вот уже и парковая аллея перешла в узкую дорожку и Никита, с трудом оторвавшись от мыслей о Майкле и Адаме начала трудный разговор.
Андреа знала, что время пришло, она чувствовала что сейчас ей просто надо слушать. Поток слов, вырвавшийся из души и сердца Никиты смешанный с солеными слезами и горьким привкусом боли и одиночества проникал в ее, Андреа, сердце. Оно сжималось ей было страшно. Страшно за Никиту. Девушка бледнела, слезы то просыхали, уступая место ненависти, то снова выступали в уголках ее глаз, показывая насколько сильна ее боль и огромен ее страх, то лились по бледным щекам успокаивая и смывая грязь от слов произносимых ею. Закончив, она остановилась и прислонилась к дереву, как будто ища опору. Она старалась отдышаться, как будто бежала длинную дистанцию.
- С тобой все в порядке? – Андреа заботливо посмотрела ей в глаза и убрала прядь волос с покрытого мелкими капельками пота лица.
- Да все хорошо. – Никита улыбнулась и глубоко вздохнув, отошла от дерева, – пойдем домой. Я устала, – она незаметно посмотрела на часы, украшавшие руку Андреа. Нужно было сыграть еще один дубль. И этот дубль был самый трудный. Встреча с Беренцей.
- Да, пожалуй, нам пора. У нас сегодня гость к обеду, Бен просил не задерживаться.
- А что важный гость? – Никита сотворила из своего лица подобие заинтересованности.
- Для мужа - да. А для меня………… Я привыкла к тому, что в нашем доме часто бывают партнеры Бена по бизнесу.
Они подошли к калитке. Никите надо было задержать ее еще так как объект еще не прибыл, а план Майкла требовал присутствия Андреа при их встрече.
- Зайди, посмотришь новый сорт лилий. Майкл привез накануне из города, я посадила, но не думаю что они приживутся. А цветы изумительно красивые.
- Ты знаешь, чем меня можно привлечь – она вошла в открытую калитку и подошла к кусту лилий. Пригнувшись, внимательно рассматривала цветок и поэтому не видела, как Никита положила под язык маленькую таблетку. Она начинала молить бога что бы Беренца, наконец, появился. Потом после всего этого она ляжет на диван, укроется мягким, клетчатым пледом и продолжит возносить просьбы к Господу за Майкла и Адама. Она часто думала о том что теперь после стольких деяний она не может обращаться к Богу за помощью, но, однако упорно продолжала просить.
- Ну, что скажешь? – Никита почувствовала легкое головокружение. Средство начинало действовать» Ну давай же, давай, где ты запропастился?»
- Цветы прекрасны, но ты права для посадки и время не очень подходящее и куст слишком велик - Андреа оторвалась от наблюдения за цветами – но все равно даже несколько дней просто любоваться этим творением уже чудо Ник с тобой все в порядке? – она подошла к забору и увидела на бледном лице Никиты ужас перемешанный с болью. Андреа повернула голову в ту сторону, куда смотрела Никита и увидела………….. Мишу, выходящего из своей машины. Она снова посмотрела на подругу, ее руки держались за забор так сильно, что костяшки ее пальцев побелели от напряжения. Казалось, сейчас она упадет, и только этот забор не дал до сих пор это сделать.
Беренца не отрывая взгляда, смотрел на Никиту. Вот оно! Эта женщина сестра Майкла Самюэля погибшего вместе с Саллой в палате больной Елены. Но что она здесь делает? Здесь, слишком близко от Бенджамена. Его лицо начинало выражать те чувства и эмоции, которые рождались у него внутри. Черная туча подозрений закрадывалась в его сознание. Он знал уже что Майкл был виновником смерти Саллы. Он чудом уцелел во время зачистки остатков организации Вачека. Он знал что это- Первый Отдел. И, скорее всего эта голубоглазая красавица, тоже Первый Отдел и теперь им нужен Соти.
Андреа все поняла. Так ей казалось. Она теперь знала, кто виновен в том что вот уже более двух лет Никита поглощена и растоптана страхом, болью и грязью.
- Тебе плохо? – Андреа была взволнована – помочь дойти до дома?
- Нет, не стоит, я сама – Никита с трудом оторвала глаза от Беренцы – спасибо.

 

#215
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
Она отцепила руки от забора и осторожно ступая по желтой дорожке, качаясь, пошла к крыльцу. Андреа взглядом проследила, как она вошла в дом и, сменив выражение лица, поспешила навстречу Мише.
- Миша, я рада тебя видеть – она улыбалась, как будто ничего не случилось, –извини что встречаю тебя не должным образом, но вот задержалась что бы полюбоваться новыми цветами. Ты же знаешь мою слабость.
- Знаю, – он вроде бы перестал сомневаться, так, по крайней мере, ей показалось. Он извлек из машины огромный букет разноцветных благоухающих лилий – надеюсь, твои вкусы не изменились?
- Нет – Андреа как завороженная смотрела на букет. Желтые, красные, белые, сиреневые и даже золотистые – редкий сорт, с кроваво-красной каймой – все они источали необыкновенный аромат – ты как всегда угадываешь все что мне нравится. Но я плохая хозяйка, прости, пойдем в дом. Бен давно тебя ждет.
Она протянула свободную руку, указывая по направлению к дому и они углубились в сад Соти.
Никита, войдя в дом, сразу же приняла другую таблетку – противоядие и тут же, как подкошенная рухнула на диван.
Сколько прошло времени, она не знала. Очнулась Никита от легкого прикосновения рук мужа.
- Никита – шепотом позвал он, когда девушка открыла глаза, – что то случилось, ты снова плохо себя чувствуешь?
- Нет все в порядке – так же шепотом произнесла она
Майкл, вздохнув, попытался спросить что то еще, но она рукой прикрыла его губы.
- Все хорошо. Все в порядке – теперь она рассчитывала что он поймет ее.
- Хорошо, пойдем спать. Уже поздно, - он помог ей подняться.
Никита попробовала идти, но ноги отказывались слушаться. Она была похожа на тряпичную куклу. Не долго думая, Майкл взял ее на руки и отнес в спальню.
- Приготовить тебе ванну? – он заботливо погладил ее по волосам. Она должна была понять, что ему необходимо с ней поговорить, а ванная комната была единственным местом, которое Майкл очистил от жучков и видео наблюдения.
- Да, было бы не плохо – она улыбнулась и задержала его руку в своей. Лишь на миг, на короткое мгновение, но этого было достаточно что бы понять что всё хорошо. Его руки, как и глаза, отражали в своих действиях и состоянии все что происходило внутри него самого. Нет, его руки никогда не дрожали и никогда не были холодными. Просто она и сама себе не могла объяснить, что и как ей передавалось от него посредству его рук и глаз. Просто это было и всё. И понять она не могла, да и не хотела этого понимать. Но ей и не надо было этого знать, она лишь хотела, что бы так было всегда. Понимать и чувствовать его по рукам, глазам. Она не помнит, когда этому научилась, не так давно, а может быть она умела это всегда. С первого взгляда, с первого прикосновения. Умение молчать было наукой, которую он знал в совершенстве. Майкл пытался ее научить и преуспел в этом. Она смогла не только понимать его без слов но и говорить с ним точно так же, используя свои глаза и руки.
Он ушел в ванную, а Никита снова предприняла попытку встать и она ей удалась. Вальтер предупреждал что у этого средства есть побочные эффекты, но она не придала этому значения. Тогда ей было все равно, даже если бы он сказал что после приема препарата она через какое то время покинет этот бренный мир.
- Зачем ты встала? – Майкл выглядел озабоченным. Никита сделала еще один шаг, и он подошел к ней – я помогу.
- Спасибо - Никита улыбнулась своей следующей мысли, – а мыться ты мне тоже будешь помогать?
- Если будет нужно, меня вряд ли что-нибудь остановит.
Он довел ее до ванной и, прикрыв дверь, предпринял попытку помочь ей раздеться. Никита слабо запротестовала.
- Не стоит – она как будто попыталась взять себя в руки – ванна ведь только предлог. Как все прошло?
- Тебе стоит расслабиться. Вода этому поспособствует – он уже аккуратно снял с нее блузку. Близость ее тела пьянила. В какой то момент он потерял контроль над собой и медленно водил пальцами по ее спине. Каждое прикосновение доставляло ему наслаждение.
- Если ты продолжишь, ванна мне не понадобится – ее дыхание становилось тяжелым и от этого голос был еще более низким и хриплым – Майкл, я задала вопрос – ее губы почти касались его, так как он все сильнее обнимал ее.
- Всё хорошо – вздохнув, он нехотя отпустил ее от себя. – Адам в безопасности.
- На долго? – она сняла остатки белья и погрузилась в живительную воду.
- Не знаю, – он задумался, – надеюсь, это место скроет его пока будет длиться операция. Потом я что-нибудь придумаю - он посмотрел на нее. Ее гибкое и красивое тело уже полностью скрыла пена. Вздох разочарования вырвался из его груди. На нее он мог смотреть часами. Он до сих пор не привык к ней, к огромному несметному сокровищу, которое теперь и всегда принадлежало ему. Он никогда не мечтал. Для него это было непозволительной роскошью. Сейчас глядя на нее он в очередной раз подумал о том что должен сделать так что бы она, и Адам принадлежали только ему, что бы никто и никогда не только не смог но и в мыслях не имел забрать их у него, - как твои дела?
- Все прошло по плану. Беренца узнал меня, а я естественно узнала его. Андреа сделал необходимые выводы, – коротко сообщила Никита – теперь остается только подождать удобного момента – она закрыла глаза, посчитав что дала Майклу исчерпывающий ответ.
- Никита - позвал он девушку и замолчал.
- Что? – она не открывала глаз –надо сделать что то еще? Или я что то упустила.
- Нет. Просто я хотел ……. – он встал и подошел к двери.
Она напряглась. Ей очень хотелось услышать эти слова. На протяжении четырех месяцев изо дня в день он повторял их, не боясь что кто – нибудь кроме нее их услышит. Сначала они звучали не привычно и от них в душе поселялся страх, но после той ночи они стали как живительный бальзам, как наркотик, который хотелось принимать снова и снова. Можно конечно это было списать на задание, но ведь она знала что они были сказаны ее Майклом, Майклом Самюэлем, а не Майклом Уэстом. Она чувствовала это
- Я просто хотел сказать…………. Что жду тебя. Не задерживайся – он вышел и прикрыл за собой дверь, поэтому и не видел разочарования на ее лице.
- Как идет подготовка Лионской операции? – Бен стоял у окна и курил – всё в порядке? Надеюсь, средства отпущенные на нее достаточны?
- Да все нормально. Меня беспокоит не операция, а возможное вмешательство Первого отдела.
- Каким образом? Первый отдел тащится на хвосте. Они до сих пор не разобрались с заводом в Венгрии, который мы взорвали пять месяцев назад - Соти улыбнулся – по-моему, Миша, ты преувеличиваешь мощь Первого Отдела. Это всего лишь правительственная подотчетная организация. Вряд ли мы им по зубам.
- Они смогли вычислить и убрать Саллу.
- А сколько лет они за ним гонялись? – он налил вина себе и гостю.
- Не важно. Важно что они смогли это сделать, и наша безупречная система охраны и допусков дала сбой, а их по-прежнему работает.
- Не беспокойся Миша, у меня все под контролем. Я хочу знать прибыли ли ракеты?
- Да, вчера все получили. С братьями Перруз работать было более спокойно, но к сожалению выбирать теперь не приходится.
- А что братья – работа того же Отдела?
- Да. Это уже доказанный факт. Почерк Отдела.
Беренца молчал, но Соти чувствовал, что он хочет сказать еще что то. Он ждал, и терпение Беренцы дало сбой.
- Я хотел спросить тебя о твоей соседке?
- А что она тебе понравилась? Хочу тебя предупредить, Миша, это подруга моей жены.
- Меня это мало волнует. Ты проверял ее?
- Да.
- Как тщательно?
- Эд проверил. Там все в порядке. Муж и жена. А почему ты заинтересовался? Она конечно очень хороша, но ……
- А как зовут ее мужа? – Беренца напрягся. Ранее неуловимое чувство тревоги накрепко поселилось в его сердце, и он уже не мог его оттуда прогнать. Оно начинало пожирать его.
- Майкл Уэст, кажется, спроси у Андреа. Это ее друзья. Она общается с ними. Меня это всё совсем не интересует.
- Зря. На твоем месте я бы был осторожнее.
- Миша, ты становишься параноиком. После смерти Саллы ты боишься всех и каждого. Нельзя думать что все кто нас окружает – враги. Есть и обыкновенные люди не примыкающие ни к той, ни к этой стороне.
- Хорошо если это так. Просто она показалась мне знакомой. Я бы хотел поговорить с Эдом.
- Лучше поговори с Андреа, она теперь знает о них больше чем Эд. – Бену стал надоедать этот разговор и он в который раз пожалел что поддержал Беренцу на собрании Коалиции. Организации нужен был другой лидер, а ему более надежный партнеры. Их деятельность предполагала огромный риск, а сейчас с увеличением количества и масштабов террактов риск возрастал в геометрической прогрессии. А Беренца становился обузой со своими предостережениями и подозрениями.
- Хорошо я поговорю с твоей женой. Но вот что – он замолчал, обдумывая следующий шаг. С одной стороны если он сейчас расскажет Соти о своих подозрениях, то Бен непременно воспользуется этим в продвижении в Коалиции, а если промолчит и Майкл Уэст окажется Майклом Самюэлем- мужем Елены и виновником смерти Саллы, а так же сотрудником правительственной организации по борьбе с терроризмом это даст ему козырь перед Коалицией против Бена. Он сам устранит Майкла и Никиту и предоставит полный отчет, где укажет несостоятельность Бена в соблюдении правил Коалиции.
- Ну и …. – Бен ждал продолжения.
- Ты прав я поговорю с Андреа. Мне она показалась знакомой вот и все - Беренца сотворил на лице подобие улыбки – и если эта та же Никита, то я буду рад нашей встрече.


Она тихо прошла в комнату. Стараясь не разбудить Майкла, легла в постель и осторожно прикрылась одеялом.
- Ты слишком долго – Майкл открыл глаза как только ее рубашка шершавым кружевным краешком коснулась его вытянутой руки.
- Я не хотела тебя разбудить, прости.
- Я не спал. Я ждал тебя.
- Зачем?
- Хотел убедиться что с тобой все в порядке.
- Всё хорошо – она подвинулась ближе и он, почувствовав ее рядом, инстинктивно обнял ее, – ты был прав, ванна помогла мне прийти в себя.
- Хорошо – он поцеловал ее в макушку.
- Майкл, я хотела тебе рассказать….. – она замолчала и сжала его руку.
- Я знал, что что то произошло сегодня, но я привык к твоему молчанию, поэтому и не стал заводить бесполезный разговор.
- За два года я не смогла рассказать тебе, что случилось тогда в Париже, во время моей поездки перед нашей свадьбой.
Он прикоснулся к ее губам.
- Не надо. Я всё знаю. Я не хотел, что бы ты страдала. Сначала я считал, что молчание вернет тебя. Потом, когда понял что это ошибка, пытался разговорить. А теперь, тебе не стоит снова переживать все это.
- Мне уже легко, потому что сегодня я все рассказала Андреа. Это не больно… Теперь не больно….Я могу и хочу что бы ты услышал все.
- Есть только одно, что бы я хотел услышать от тебя – он вздохнул – только одно…. Его имя, если конечно ты можешь мне это сказать.
- Почему только это?
Майкл молчал. Сейчас пришло время рассказать ей о том, что он чувствовал, когда смотрел на все это. Стоило аккуратно подбирать слова. Для того что бы не ранить ее снова и для тех, кто сейчас слушал их разговор.
- Я впитал всю твою боль и отчаяние, я был рядом, я знал, я чувствовал. Мне хотелось бы это предотвратить, но я не смог, не сумел. Ты одна справлялась с этим. Я знаю, как было больно и страшно. Я видел, как безысходность и усталость заливала твою душу. Я видел, как ты уходишь от меня, и от всех кто нас окружал. Но я знал, что когда-нибудь ты снова станешь прежней, той которую я всегда любил.
- А что ты мог сделать тогда для меня, если я сама виновата в том, что произошло.
- Нет, Никита, тот, кто виноват, знает это и заплатит. Я так решил. В тот момент когда понял, что произошло. В тот момент когда я держал тебя на руках, а ты вздрагивала в бреду. Тогда я решил что никто больше не прикоснется к тебе. Я не позволю, чем бы это для меня не обернулось.
- Так ты все таки был в…… - она осеклась, – в больнице. Я чувствовала, что ты приходил, но отгоняла от себя эту мысль. Не верила. Я думала что ты …..
- Все хватит, – он прервал поток ее слов, боясь, что она наговорит лишнего. Он страстно желал ее, но он привык ждать. Ждать когда она сама скажет ему, что время пришло, что она готова. Хотя…… даже ее слова ничего не будут значить, пока он сам не убедится что всё хорошо, что она снова та Никита, что она сможет дойти с ним до конца, как всегда, не останавливая и не спрашивая ни о чем. Желание той Никиты всегда отражается ее глазах. Порой огонь страсти настолько жарок, что каждый взгляд, каждое слово, каждое движение ее рук обжигает не только кожу, но и сердце. Он видел и чувствовал это много раз. Эти воспоминания настолько захлестнули его, что он еще крепче прижал ее к себе.
- Майкл – тихо позвала она, отрывая его от воспоминаний, – о чем ты думаешь?
- О тебе….. о тебе прежней, о тебе настоящей. Когда всё кончится, и ты успокоишься, снова став НИКИТОЙ, – он сделал ударение на ее имени, – и я буду знать, что ты не только пережила всю эту боль и грязь, но и готова к дальнейшему развитию событий, я увезу тебя и спрячу от всех. Ты будешь принадлежать только мне, и я ни с кем не буду тебя делить. Ни с самой тобой, ни с твоими воспоминаниями. И рядом не будет никого. Ни друзей, ни врагов. Только ты, одна ты….
- А ты?- она усмехнулась – где будешь ты?
- Там куда ты посмотришь, там, где ты захочешь. Тебе будет стоить только подумать.
- Я уже придумала – она отстранилась от него и, перевернувшись на живот подтянулась так что бы его глаза были прямо перед ней, а их губы находились на расстоянии нескольких миллиметров друг от друга.
Она лежала на его груди и он впервые за долгие месяцы почувствовал как бьется ее сердце. Как ускоряется его ритм и каждой минутой становится страшно от того что оно вот вот выскочит из ее груди. Он осторожно гладил ее по спине, и даже через прохладную ткань рубашки он чувствовал ее горячее тело. Он не дышал, он боялся спугнуть то хрупкое равновесие, которое создалось сейчас между ними. Он ощущал ее дыхание на своем лице. Оно словно теплый бриз ласкало его кожу, его губы. Он не хотел ждать, он не мог ждать, но он должен точно знать, он должен быть уверен, он не может допустить ошибки. Она самое дорогое что есть у него. Что осталось от его прежней жизни. Когда то он имел многое, а сейчас есть только она одна. Он еще крепче прижал ее к себе, от этого их лица стали еще ближе. Никита нервничала, и это становилось всё заметнее.
- Никита, всё в порядке?
- Да…. Теперь да. Темно и твое молчание…… надо включить свет, мне страшно
- Чего ты боишься? – он снова положил её на свою грудь и осторожно начал перебирать ее волосы.
- Я должна видеть и слышать тебя, что бы не думать о том что рядом не ты, а он.
- Кто? Кто он – Майкл снова входил в роль. Ей это не нравилось, но работа есть работа - не знаю как его зовут…. Те есть имя я знаю……Нет
- Никита – он включил ночник, который давал подобие света и поцеловал девушку – кто он? Я хочу знать.
- Сегодня я его видела. Он приехал к нашим соседям – она облегченно вздохнула.
- Ну всё, хватит я не хочу больше тебя терзать. Скорее всего, ты обозналась. Давай спать, - он снова обнял ее и не отпускал до тех пор, пока крепкий и спокойный сон не забрал ее в свои объятия.
Он осторожно переложил ее на вторую половину постели и, прикрыв одеялом, встал и вышел в гостиную. Майкл должен был все обдумать.

================================================================
Джо тестировал рекрутов. С каждым годом Отдел брал на работу все более недалеких людей. Так было проще. Они словно роботы выполняли все, что от них требовали. Вот и сегодня было так же. Каждый из них проходил первый тест после двухгодовой подготовки. У некоторых из них уже был опыт полевой работы, некоторые участвовали в миссиях под прикрытием, но все равно это были рекруты. Отдел надзора усилил правила, и уровни теперь присваивались по гораздо более сложной шкале. Вот и он - Джо ждал шестого уровня, но увы…. Как только Шеф был готов повысить его, Отдел надзора пересмотрел правила и Шеф не смог ничего сделать. Радовало одно: Майкл, который так же должен был пойти на повышение, тоже был не удел. Он отобрал пятерых из десяти и подал знак Кларку. Когда рекрутов увели, он добавил
- Остальных в расход. Они никуда не годятся.
- Хорошо – Кларк кивнул.
Он шел по улице. Мелкий дождь не раздражал его. Он вообще перестал чувствовать еще тогда, девять лет назад, когда первый раз убил человека. Да это был один из группы террористов, но все равно он был человеком. Тогда Джо перестал чувствовать и жалеть…. Жалеть себя и…… других. Он понимал что это работа, работа на всю жизнь, а сама жизнь может быть короткой, если он будет уязвимым. И он не был таковым, пока в Отделе не появились его счастье, боль и сердце в одном лице, с огромными удивленными карими глазами. Анджела….его первый рекрут, который снова поставил его мир с головы на ноги. Он стал видеть и чувствовать снова. Он любил, но даже это было не главное. Главное было то, что она, только она одна понимала его. Она могла сделать его счастливым. Несколько минут общения с ней и мир снова становился разноцветным. Он снова жил. Даже после кровавой битвы, когда он шел по трупам, когда кровь была повсюду, когда руки слипались от нее, одно только воспоминание о глазах Анджелы успокаивало и предавало сил. Он любил перебирать ее каштановые кудри и, глядя в ее похожие на огромные вишни глаза, говорить о том что любит.
Она была чем-то вроде маяка в его никчемной жизни. Тогда он считал, что сможет защитить ее от всех. Он сможет сделать ее счастливой. Он не думал о том, что полюбив, стал уязвимым для себя и его жизнь, так же как и ее с каждым вздохом, с каждым словом о любви и с каждым вырванным у судьбы свиданием и поцелуем становится короче на целую вечность.
Джо вошел в дом и включил сигнализацию. По дороге, бросив пальто на пол, он захватил бутылку с виски и стакан. Сев на маленький диван, он налил себе изрядную порцию. Бейкер залпом выпил содержимое стакана и лег, предварительно взяв в руки фотографию красивой молодой женщины с огромными карими глазами и крупными локонами блестящих волос. Он прижал ее к своей груди и пролежал так довольно долгое время. Как назло в голову лез их последний день. Ее последний день. Последний день ее жизни. Утром, после совещания, они встретились в шестом секторе и, она сказала ему что ждет ребенка. У него даже дух перехватило. Он постоянно думал о ребенке. О его сыне, о новом смысле его жизни. Именно поэтому он был виновен в ее смерти. Он не обратил внимания на много нужных и важных вещей, хотя был обязан досконально изучить план операции. И если бы Джо это сделал, он еще до начала миссии понял бы, что о ребенке знает не только он, и что их отношения уже намозолили глаза начальству. А он … он как дурак, как неопытный юнец всё предоставил случаю. Это потом он узнал что она первая в очереди на ликвидацию, а ведь Лоренс, тогда именно Лоренс сидел за пультом, много раз пытался его предупредить, но Джо был настолько счастлив и поглощен новостью, что не слышал и не видел ничего. Всё что он помнил из того жуткого дня………её глаза святящиеся радостью, ее губы говорящие ему о любви и…………. кровавое пятно на ее груди. Пуля попала прямо в сердце. Он знал что ей не больно, что она не страдала. Он помнил как кричал в темноту, а дальше …… дальше ничего не было.
Вдруг вспышка осенила его сознание. Он даже вскочил с дивана, по-прежнему крепко прижимая фотографию к груди. Майкл!!!!!…… он подошел к нему и помог встать. Он что то говорил, но Джо вспомнил только свои слова о ней, о ребенке, который умер там же. Именно он заставил его молчать тогда, именно он заставил его жить. Только вот зачем? Зачем нужна была ему эта жизнь, если он не смог защитить тех, роднее и ближе которых у него никого не было.
Он снова сел и выпил еще. Виски перестало забирать его еще тогда. Давно. Тогда же, когда боль для него снова перестала существовать. Он мог пить, но только для того что бы в теле поселялось тепло, внешне которое ему было недоступно. Сейчас он уже не думал об Анджеле. Сейчас его мысли занимал Майкл.
Когда началась эта непримиримая борьба? Борьба, которую поддерживали Шеф и Мэдлин. Джо даже не называл это борьбой. Он определил этому состоянию другое название – ненависть. Да, он ненавидел Майкла. С той самой минуты, когда после долгих метаний он осознал свою потерю. В жизни Майкла была Симона. Пусть тихо и незаметно, но он смог создать маленький мир, в котором они были счастливы. Ненависть не ушла даже тогда, когда Симона не вернулась с задания. Почему то он не испытывал жалости к умершему Майклу. А ведь он погиб тогда вместе с ней. Его не было самого в этой жизни. Только его тень скользила по отделу. Он перестал чувствовать, и в какой то момент Бейкер понял, что Майклу тогда было так же темно и страшно жить. С одной маленькой поправкой…….. у Джо больше не было пристани, а у него появилась Никита.
Никита……. ЕЕ пустые и залитые безысходностью глаза снова всплыли в его сознании. Он отогнал их. Он снова начал вспоминать. Первые шаги по Отделу, он уже тогда видел то, что пока не видел никто. Только ей, ей одной Майкл мог улыбаться. Только ее одну он не наказывал за провинности и не выполнение приказов. Уже тогда Бейкер чувствовал, что именно в ней он нашел то, что потерял со смертью Симоны. Каждый жест, каждое слово было для нее и выдавало его отношение к ученице. Не было слов что бы описать, как Джо хотел сломать, разорвать и уничтожить этот островок, на который Майкл выбрался после долгого скитания в океане боли и понимания что это навсегда.
Он наблюдал и видел, как они борятся за свое право быть вместе. Майкл готов был отдать всё за то что бы быть с ней рядом. Он много раз был приговорен к смерти, и исполнение наказания вот вот должно было случиться, но каждый раз что то помогало ему выбраться из сложнейших передряг, устроенных Никитой или из-за нее. Теперь он понимал что это судьба. Их судьба, и он не может ничего сделать против Бога. Он, наконец, понял что насколько сильно их желание быть вместе, настолько же сильным будет сопротивление этой самой судьбы, но не в лице Бога, а в лице Шефа и Мэдлин.
После того, как он вышел из зала он ощутил полное опустошение. Ему в первый раз за долгие годы стало страшно от того, что он совершил. Пока он насиловал Никиту, он думал о том что сейчас Майкл чувствует каждый удар, каждое прикосновение, всю ту внутреннюю боль, которую испытывала Никита. Кровь и бессилие. Ужас и сотрясение сознания. Он был жесток потому, что хотел что бы Майкл почувствовал, каково это когда больно. Тогда ему было плевать на то что его соперник так же как и он много раз умирал, его занимало то, что умел воскресать, и поднимать голову после каждого удара этой ненавистной судьбы, под названием Первый Отдел. Он не только сам заново учился жить и любить, но учил этому Никиту. Отдел всеми средствами старался сделать так, что бы Никита оставалась отдельно взятой биологической единицей, даже использовала процесс Гелмана. Но и здесь чувства, сила и необыкновенно огромное желание Майкла вернуть ее, прежнюю, сделали свое дело, и она снова стала живой.
Странно но к ней он никогда не испытывал ненависти. Он никогда не сравнивал ее с Анджелой и не приписывал ей любовь судьбы. Наверно потому что всю злобу на этот мир, всю ненависть и всю боль связанную со смертью Анджелы он перенес на Майкла. За что? Это как раз и был самый главный вопрос последних дней его жизни. А виновен ли Майкл в его беде и смерти любимой женщины? Вмновен ли он в том что мир Джо Бейкера рухнул в одно мгновенье, в тот момент когда пуля унесла две жизни? Он постоянно отгонял эти вопросы от себя, но в последнее время он все чаще задавался ими. Ответы были. Но Джо не желал их принимать, в таком виде, в котором они напрашивались. Но сегодня он примет их. Это просто. Он ненавидел Майкла из-за его внутренней силы. Из-за его умения противостоять натиску Отдела, из-за его желания защитить то, что как он думает, принадлежит ему, из-за его умения предвидеть и сделать так, что бы всё было, как он захочет, за то что у Майкла в глубине души осталось еще много теплоты и сострадания, которого не было у Джо. За то что по-прежнему хотел жить и не просто жить он хотел дышать полной грудью и делал для этого всё. Он имел право хотеть покоя и счастья не только для себя, но и для нее. Вот почему Джо хотел сломать Никиту. Он знал, что в тот момент Майкл мог только наблюдать за происходящим. Он ничего не сделает для того, что бы помешать Бейкеру причинить боль Никите. А ведь после потери Адама, именно она стала смыслом его жизни. Он один из немногих кто знал о существовании сына Майкла. И это было еще одна причина для ненависти. Даже в этом он обошел Бейкера. Но Джо теперь, только теперь понял, как трудно иметь сына в другом мире. Сейчас Отдел пытается безуспешно найти Адама. Бейкер знает что именно Майкл, спрятал ребенка. Сегодня его вновь посетило необъяснимое желание поведать кто, когда и куда увез мальчика. Он знал, где сейчас Адам. Но, какая то сила остановила его. Он на мгновение вспомнил ее глаза, ее улыбку когда она говорила ему о ребенке, и перенес долю Адама на своего, не родившегося сына он понял что вряд ли смог бы пережить то, что переживает сейчас Майкл. И что будет если Адам снова окажется в руках отдела. Он, наконец, понял, насколько трудна и безысходна жизнь Майкла. Теперь он понял, что сын делает Майкла уязвимым, не для врагов, а для самого Отдела. Отдел манипулирует им, не только посредству Никиты, но и имея козырь на руках, более мощный, чем Никита.
Теперь вся эта ненависть и месть не доставляли ему наслаждения от победы. Все это приглушало ненависть и делало месть ненужной и не приносящей успокоения. Он положил фотографию и достал железный кейс. Он уже все приготовил. Самое главное это микродиск, который он держал сейчас в руках.
- Это всё искупит. Всё – Джо несколько раз повторил это и, положив микродиск в кейс, убрал его.

Эд поспешил к брату.
- Надеюсь то, что ты мне собрался сообщить важно, – Бен был зол и не прекращал зевать.
- Это важно. Миша тот, кто изнасиловал Никиту. – Эд был доволен произведенным впечатлением.
- Не может быть……. – Бен как будто прикидывал что то в уме – Миша, конечно, очень жесток, но правила организации Вачека не давали таких возможностей. Все то что хоть как-то могло навредить работе, пресекалось на корню. И к тому же почему она все еще жива? НЕ думаю что это оплошность.
- Все так, и ее муж не очень поверил в это. Считает, что она обозналась.
- И правильно считает. Это мог быть кто угодно, но не Беренца. Хотя………. – он замолчал на несколько минут, как будто прикидывая, что это может дать ему – если мы углубим это, и дадим мужу доказательства, то либо он сам, либо его жена захотят избавить мир от злодея. А нам сейчас это на руку. Естественно после смерти Миши Коалиция будет охотиться на тех, кто лишил его жизни, но ……..для нас это не будет иметь никаких последствий. И мы не понесем потерь.
- Что ты задумал? - Эд испугался мыслей брата – Коалиция слишком велика и нам не поглотить ее. Неужели ты думаешь, что они не поймут, что это мы руками этих людей избавились от лидера.
- Коалиция велика, но…… несколько последних событий чуть уменьшили влияние Беренцы. Кроме того, он сам и эти двое будут мертвы, так подтвердить или опровергнуть тот факт, что Беренца нарушил правила организации будет не кому.
- Ты прикажешь убрать этих двоих своим людям?
- Я об этом подумал только что. Так мы сможем показать, что отомстили за смерть Миши, хотя и не одобряем нарушение им правил организации. Подготовь всё что надо. Видео и фотографии. Да ты и сам знаешь что в таких делах надо. Он должен поверить что Миша виновник.
- Хорошо. Похоже ты прав. И если мы сделаем так, как надо, мы сможем прибрать к рукам Коалицию. Ведь Макмаффин только следит за организацией. Хотя и успех кажется призрачным.
- Если мы сможем избавиться от Беренцы, то Макмаффин не будет большой помехой. Он уже стар и не может управлять делами такой организации. Он держится только на авторитете. На старых заслугах, на уважении к нему тех, кто правит Коалицией. Все, Эд работай у тебя слишком мало времени. Завтра перед отъездом Миши я приглашу на ужин эту пару. Пусть они сделают свое дело, а мы сделаем свое. Да, и вызови Грэга и Мартина. Завтра вечером они нам пригодятся.
================================================================
Андреа поднялась с постели и босыми ногами прошла в душ.
- Дорогая - голос мужа прервал ее размышления – какие у тебя планы на сегодня?
- Я бы хотела съездить в город, - она закрыла кран, вытерлась пушистым полотенцем и вышла из ванной, - а почему тебя заинтересовали мои планы на день?
- Я бы хотел пригласить на ужин твоих друзей – он старался выглядеть обыденно, как всегда. Он хорошо знал свою жену и должен был заставить ее поверить в искренность своих намерений, - ты не против? Хочу познакомится с Майклом. Соблазн стал слишком велик. Ты только и говоришь об Уэстах. Боюсь, я вынужден буду ревновать, – он засмеялся – врага надо знать в лицо.
Она подошла и присела на край кровати. Погладив мужа по руке, тихо произнесла.
- Ревность здесь ни к чему. Майкл слишком любит свою жену, поэтому у меня нет шансов занять хотя бы малюсенькое место в его сердце. Хорошо я приглашу их к ужину, но………… - она замолчала, делая вид, что обдумывает сказанное – ведь у нас Миша, а это не очень удобно.
- Глупости, Миша тоже наш гость так что не вижу никаких препятствий.
- Ладно – женщина стала приводить себя в порядок. Она надела тонкий льняной костюм и взяла сумочку.
- Хочешь, Мишель отвезет тебя и подождет в городе, пока ты не закончишь свои дела? – спросил он когда жена наклонила голову для поцелуя.
- Нет, ты же знаешь, я люблю сама сидеть за рулем. Это дает ощущение свободы. – она, поцеловав мужа, снова улыбнулась и вышла за дверь.

 

#216
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
Никита проснулась от ощущения холода. Она открыла глаза и не нашла рядом мужа. В доме было тихо. Не надевая халата, спустилась вниз. В кухне было пусто. Она прошлепала в гостиную и увидела что он спит на маленьком диване. Она развернулась что бы уйти, но голос Майкла заставил ее передумать.
- Доброе утро – он открыл глаза, и теперь был поглощен тем, что рассматривал ее. А посмотреть было на что, короткая мышиного цвета рубашка, чуть прикрывала стройные ноги, шелковая ткань, струясь, облегала берда. Маленькие бретельки болтались внизу, открывая прекрасный вид на оголенные плечи. Грудь была прикрыта тонким кружевом, таким легким и невесомым, что казалось, его совсем нет.
- Привет…Ты спал здесь? Всю ночь? – она выглядела расстроенной.
- Нет – быстро соврал он – я ушел под утро, не спалось я решил почитать и уснул Она повернулась и направилась в кухню.
- Что? – он незаметно улыбнулся.
- Я пошла варить кофе. День наступил и хотя ночь была приятней чем утро, а день вообще будет неизвестно каким и надо…………
- Что? – снова повторил он и снова улыбнулся. Ему нравилось ее бессилие и желание высказаться. От невозможности сделать это она свирепела, и Майкла это очень смешило.
- Надо………..Отстань Майкл!!! – она злилась - надо просто кому то приготовить завтрак. Сегодня это сделаю я –она прошла на кухню.
Майкл перестал сдерживать себя. Он смеялся так громко, что Ник непременно должна была его услышать. И она услышала. Девушка стояла посреди кухни и пыталась собрать воедино остатки благоразумия. Но смех Майкла был настолько заразительным и к тому же до сих пор никогда ни при каких условиях она не видела и не слышала как он смеется. Никита улыбнулась, а затем оглядела кухню в поисках предмета по-тяжелее. Взяв скалку, поскольку ничего другого не нашлось, они тихо на цыпочках попыталась выйти из кухни. Но, как только она подошла к двери , сильные руки Майкла схватили ее и перебросив через плечо он сделал попытку отнести ее на верх. Она начала отбиваться. Скалка естественно осталась где-то у двери.
- Отпусти меня, рабовладелец – ей доставляло удовольствие дурачиться.
- Не-а – и он снова засмеялся. Легкий как ветер и такой заразительный смех сметал напряжение последних месяцев и давал ощущение легкости. Заставлял забыть что она агент контрразведки второго уровня, а он пятого и что у них серьезное задание, которое не предполагает дурачества. И что скоро им придется вернуться в тот ад в котором они живут.
- Майкл, пусти, мне не удобно я ведь почти раздета.
- Почти? – он снова засмеялся – вот уж никогда не подумал бы, что то что на тебе надето можно считать хоть какой то мало-мальской одеждой.
Хорошо что в этот момент ее голова была позади него, иначе ее вид рассмешил его еще больше. Она продолжала колотить руками по его спине, потому что ноги он крепко держал, и не намерен был отпускать. В какой то момент он потерял равновесие, и они оба под совместный хохот свалились на мягкий ковер. Он оказался сверху, и, не собираясь слезать в нее, любовался на ее раскрасневшееся от борьбы и смеха лицо. Ее глаза блестели и излучали спокойствие и безмятежность. ЕЕ руки пытались освободиться, и она предприняла последнюю попытку. Она начала щекотать его между ребер. Продолжая удерживать ее своим телом, он, все так же улыбаясь, взял ее руки в свои, и переложил их над ее головой. Теперь ее лицо было слишком близко. Так близко что он чувствовал ее дыхание на своих губах . Он машинально отпустил ее руки и хотел закончить все это, но почувствовал ее губы на своих, а ее руки нежно и аккуратно перебирали его волосы. ЕЕ поцелуй был стыдливым и простым. Она не пыталась завладеть его губами, так же как и его чувствами, она просто сделала это машинально.
- Никита, – прошептал он, – остановись. Не стоит……….
Она прикрыла его рот своей рукой. Майкл не мог оторвать взгляда, он провел большим пальцем по ее лицу, очерчивая его контуры, он как художник невидимой кистью заново рисовал ее портрет. Глаза, нос, губы, брови. Он как будто изучал ее лицо заново. Дыхание его участилось, сердце практически перестало биться. Он наклонил голову и снова остановился. Его волосы, отросшие за время операции, растрепались в игре, и Никита заправила непослушный локон ему за ухо.
Майкл не ожидал, что столь простой жест вызовет у него приступ сильнейшего возбуждения. Он наклонился к ее губам. Тело Никиты напряглось, он это почувствовал, но остановиться не было никаких сил. Его губы, дразня, нежно касались ее рта. Майкл целовал их, переходя к уголкам ее губ, как будто желая услышать что то.
- Майкл… - она с трудом выдохнула – я люблю тебя.
Это звучало как приглашение, как разрешение, как сигнал. Он снова посмотрел на нее. ЕЕ глаза были прикрыты, из груди вырывалось прерывистое дыхание. Она несомненно ждала его ласк, поэтому следующий поцелуй обжег, поманил и заставил идти за ним. Она дрожала в его руках, но он так и не мог понять, что вызывало эту дрожь. Сильное желание или страх.
- Не бойся - сказал он оторвавшись от ее губ – доверься мне.
- А я и не боюсь. С чего ты взял? – она отрыла глаза и он увидел прежнее выражение. Страсть, желание, любовь.
Он осторожно, словно боясь разорвать «подобие одежды» снял с нее рубашку. Его сильные и требовательные руки начали исследование любимого тела. Горячие ладони мучительно медленно, изучали буквально каждый сантиметр. С трепетом поглаживая шею, Майкл постепенно переместил свои руки на обнаженную грудь девушки, и затаил дыхание в ожидании последующей реакции...
Она потянула края его майки и он позволил снять ее. Никита почувствовала его тело. Она еще больше задрожала в его руках. Майкл освободил от растрепавшихся волос ее шею и провел горячим, манящим языком линию от мочки уха до основания плеча. Закончив с линией, он прикусил это место, как бы намечая его. Затем вернулся обратно, то прикусывая, то целуя ее чувствительную кожу. Никита застонала. Он оторвался от своего упоительного занятия и залюбовался проделанной работой. Линия припухла. Он начал спускаться ниже, периодически останавливаясь и ловя каждый стон и вздох Никиты. Он не мог ошибаться, не имел права. Он очертил контур ее груди, и ее тело потянулась за уходящей рукой, желая догнать ее и снова заставить прикоснуться к ней. Через некоторое время ей казалось что его руки везде. Не было ни одного места на ее теле, которое не испытало его ласки. Оно приятно ныло, и было невероятно легко и сладко. На смену рукам пришли губы, и это заставило ее практически кричать от желания и удовольствия.
- Майкл…..
- Нет
- Я прошу тебя….
- Нет
Сильные руки повернули ее на живот, и теперь свою долю ласки получала спина. Майкл прокладывал дорожку из поцелуев вдоль позвоночника. Нежными прикосновениями губ он доводил Никиту до исступления, вкладывая в каждый поцелуй всю нежность и страсть на которую был способен. Его руки тоже не бездействовали. Майкл положил их под нее, когда переворачивал на спину, и теперь они настойчиво ласкали ее грудь. Каждое прикосновение его губ дарило наслаждение и заставляло произносить его имя снова и снова, моля и прося о продолжении как о помиловании. Он не спешил, он хотел выпить эту чашу до дна. Он слишком долго ждал.
- Майкл – сбившееся дыхание дало о себе знать, ее голос звучал еще более низко – я хочу видеть тебя. Позволь мне…
Он молча снова развернул ее к себе лицом и припал к жадным губам. Поцелуй был долгим и медленным. Майкл всем телом приник к ней, для того, что бы она почувствовала насколько сильно он желает ее. На некоторое время Никита потеряла нить событий, и не помнила, когда он успел избавиться от брюк. Она ощущала его. Она хотела его. Это было единственное желание заставляющее быть податливой и бесстыдной. Он не мог и не хотел больше сдерживать себя. Желание любить ее, было настолько сильным, что он уже не мог остановиться. Жаркая волна накрыла их. Он дарил ей минуты наслаждения. Они были долгими, горячими и необыкновенно чувственными. Её губы припухли от его поцелуев, глаза блестели. Она охрипла от стонов, но он все еще не желал останавливаться. Он проникал все глубже, и ей казалось что он повсюду. В ее мыслях, чувствах, разуме, стонах и удовольствии. Она только изредка открывала глаза, дабы зрительно убедиться что это Майкл. Хотя в этом не было никакой нужды. Она под своими руками, на своих губах и всем своим существом чувствовала его. От всего этого нещадно кружилась голова, это было как пытка, сладкая пытка удовольствием, и она хотела что эта пытка никогда не кончалась.

Они встретились в шестом секторе. Мэдлин выглядела спокойной в отличии от ее собеседницы, которая явно нервничала и без конца теребила край черной блузки.
- Запомни все, что я тебе скажу. Если сделаешь в точности, ничего не упустив, останешься жива – она включила панель, которую принесла с собой.
- Хорошо – голос девушки дрогнул.
- И главное ничего не бой ся. Я все продумала и предусмотрела.
- Хорошо – снова повторила та, но страх сдавил ее горло, и на глазах выступили слезы.
- После установки зарядов, ты начнешь отход, я позабочусь о том, что бы Джейсон на время потерял твой датчик из виду. Повернешь на 20 градусов к северу, там есть незащищенный сектор, и выберешься наружу. У тебя на отход будет не больше 30 секунд. Ты должна успеть. Как только покинешь здание, приложишь к левому боку вот это, – она подала ей маленький кружок. – Чуть пониже груди. Вот здесь – рука Мэдлин коснулась ее и она вздрогнула – дождешься пока здание взорвется. В десяти километрах от места операции тебя ждет машина. У тебя 10 минут для достижения цели. – Мэдлин подняла глаза - ты все понимаешь?
- Да – коротко ответила та.
- Конечное место твоего путешествия вот здесь, – она указала на панель, – видишь?
Машину оставишь в нескольких километрах от него. Дальше придется пешком.
- Да.
- Здесь - Мэдлин протянула ей пакет – всё что тебе необходимо на первое время. Документы, кредитка и передатчик. Я думаю, что не стоит говорить, что никто не должен видеть его. Ты сможешь им воспользоваться только тогда, когда я сама выйду на связь.
- Я поняла - девушка дрожала и Мэдлин на мгновенье усомнилась что она сможет все выполнить так как надо. Если здесь сейчас была Никита, она бы не стала сомневаться в том что ей это под силу, но Элли……
- И еще одно. Не вздумай в течение трех дней снимать глушитель частот – она взглядом указал на маленький кружок в руках Элли – только через три дня. К этому времени я успею сделать так, что бы твои часы никто не сможет отследить. Ты всё поняла, девочка?
- Да – она наконец смогла поднять глаза на Мэдлин – зачем вам все это?
- Считай это моей прихотью – она с нежностью ( а это она всегда умела) посмотрела на девушку – не задумывайся ни о чём таком. Думай о себе и помни о Первом отделе. Только постоянные мысли о Первом отделе уберегут тебя и не позволят совершить оплошность. Тебе надо продержаться только три дня. Потом я выйду на связь – она прикоснулась к руке Элли – а теперь ступай, готовься к операции.Девушка ушла. Мэдлин смотрела ей в след и думала о том что всё должно получиться. Сегодня открыв файла групп на ликвидацию, она увидела ее имя и очередь. Задание не было сложным, оно было связано с ликвидацией базы Коалиции. В таких операциях скидывание балласта, в виде отработанных оперативников, было крайне удобным. И Шеф всегда использовал их для ликвидационных миссий.
Мэдлин глубоко вдохнув, и, нацепив маску спокойствия и безразличия на лицо, пошла к себе. Ей предстояло трудное утро. Через час группа выезжала на задание, и она еще должна была сделать кое что. А именно: надо было отсегментировать северный обзор, для недоступности датчиков отдела. Это была простая операция, но она занимала довольно большой промежуток времени. Так что приступать надо было немедленно. Она вошла в кабинет
- Мистер Кроуфорд, я хочу получить файлы обзора по операции во Франкфурте.
- Они уже у Вас, мэм – отчеканил Джейсон
- Спасибо, Мистер Кроуфорд.
Она набрала комбинацию цифр, и по экрану побежали строки. Мэдлин следила за ними и, выбирая нужные, останавливала поток, делая только ей понятные исправления. А в это время маленькая, хрупкая Элли садилась в черный фургон Отдела.
================================================================
Надо наконец встать с пола – прошептала Никита не в силах даже двинуться с места – и наконец сварить кофе.
- Пожалуй, ты права – он посмотрел на нее и, увидев легкое разочарование на ее лице, добавил – я насчет кофе.
- Вот и хорошо – она кулачком свободной руки ткнула его в бок – ты и сваришь, а я хочу все таки одеться.
- Зачем? – он снова напрашивался на удар в бок, – ты полдня пробыла раздетой – усилием воли сдержал улыбку.
- Хорошо, остаток этого дня я буду ходить по дому голой – она задумалась – интересно, ты хоть кофе сварить сможешь?
- Хочешь проверить? – Майкл засмеялся и разомкнул руки .
- Нет – Ник легко вскочила на ноги и поспешила на верх.
- А зря.
Майкл встал с пушистого ковра и, одевшись, принялся наводить порядок. Гостиная выглядела как поле боя. Он поднял ее рубашку и поднес ее к своему лицу. Воспоминания от полученного удовольствия заставили его вдохнуть аромат холодной ткани, которая все еще хранила тепло Никиты. Она так и застала его с рубашкой в руках. Она подошла сзади и попыталась обнять его, но он тут же развернулся и, взяв ее за подбородок, поцеловал. ЕЕ руки такие легкие практически невесомые легли ему на плечи. Он подхватил ее и посадил на стол, широко раздвинув ей ноги. Их тела снова соприкоснулись.Теперь ей было некуда отступить, и снова начал ласкать ее спину. Она открыла глаза.
- Майкл – простонала девушка.
- Что? – снова спросил он.
- Кофе – напомнила она и покачала головой.
Он нехотя отошел от нее.
- Уже иду – Майкл скрылся за дверями кухни.
- Я возьму почту – крикнула ему вслед Никита и без особого желания спрыгнула со стола.
Вернувшись с улицы, она была уже Никитой Уэст. Она откинула газеты для мужа и начала разбирать письма. Счета в одну стопку, все остальное в другую. Отложив рекламные проспекты и каталоги, она нашла небольшой конверт желтого цвета без обратного адреса. Никита взяла в руки прибор и провела по внешней стороне конверта. Он молчал. Она вскрыла конверт, и содержимое высыпалось ей на колени. Фотографии и видеодиск. Отложив диск в сторону она стала рассматривать лица.
- Майкл - выкрикнула она
Он тут же пришел.
- Что это, Майкл? – она передала ему фотографии и он облегченно прикрыл глаза
- Не бойся все хорошо. Никто не обидит тебя снова.
- Но зачем? Кому надо все это? Я ведь говорила тебе что это он. Теперь нас не оставят в покое – она тихо заплакала.
- Не плачь. Всё будет хорошо. Просто он хочет дать понять, что бы ты молчала. И о заявлении в полицию даже не мечтала. Он преследует только одно, снова напугать тебя и заставить молчать. – Майкл Уэст обнял свою жену.
- Думаешь это так и есть? – она все еще не успокоилась.
- Да.
Он встал и поставил диск в плеер. Отличная работа. Монтаж радовал глаз. Все было натурально. Миша был виден отлично. Теперь, по их сценарию, Майкл должен был поверить своей жене. Значит, они преследуют ту же цель. Избавиться от Беренцы. Что ж хоть что то общее у них есть.
В дверь постучали. Майкл выключил плеер, собрал фотографии и жестом велел Никите вытереть слезы. Она подчинилась и нацепила дружественную улыбку. Майкл, убедившись что все в порядке, открыл дверь
- Здравствуй, Майкл – Андреа улыбнулась и протянула ему руку.
- Здравствуй, проходи – поцеловав ее он посторонился, пропуская в дом.
- Привет, Ник. Я на минутку. Хочу пригласить вас сегодня к нам на ужин. Муж хочет познакомиться – она развернулась к Майклу – он хочет знать врага в лицо – она улыбнулась – ну и что? Вы придете?
- Как скажет Никита – Майкл с нежностью посмотрел на жену.
- Я не против, только ведь у вас гость. Предполагается большой прием?
- Нет. Только вы, Миша и брат Бена - Эд.
- Во сколько нам надо быть – Майкл задал вопрос и пристально посмотрел на гостью.
- Ужин в семь. Приходите около половины седьмого.
- Хорошо. Мы будем – дежурная улыбка осветила лицо Никиты.
- Отлично я вас жду – Андреа повернулась что бы уйти, но остановилась и улыбаясь произнесла – не смей быть привлекательней меня, Ник.
- Не буду – успокоила ее подруга – не беспокойся.
Когда Андреа покинула дом, Никита, предвещая реплику Майкла, сказала тоном капризной жены
- Нам надо в город, дорогой, хочу купить новое платье – и сделав паузу, добавила ,– ведь ты составишь мне компанию?
- Как скажешь – Майкл выглядел абсолютно спокойным.
================================================================
Результатом похода по магазинам стало платье цвета неба, с закрытой грудью и ромбообразным вырезом на спине. Она хотела выглядеть строго. Майкл побыл с женой чуть больше получаса и отправился по своим делам. Ему было необходимо приготовиться к сегодняшнему вечеру. Через час он уже сидел в открытом кафе и ждал Никиту.
- Майкл - она окликнула его и подошла к столику – ты закончил свои дела?
- Да, мы можем ехать домой, или ты хочешь пообедать в городе? –он снова с необыкновенной нежностью посмотрел на нее.
Ей стало не по себе, по спине побежали мурашки.
- Нет – наклонившись, шепнула ему на ухо – я хочу домой, мы не закончили утром…….. наш разговор. Перед операцией я хочу дослушать то, что ты мне хотел сказать.
- Неужели? – Майкл улыбнувшись, поднялся и обняв жену повел ее к машине.
================================================================-
Она задумавшись сидела около зеркала. Прическа и макияж были нетронуты, она безвольно водила пушистой кистью по лицу. Она думала о том, что завтра они вернутся в Отдел. Всё будет кончено. Майкл снова отдалится от нее и ей придется играть непростую, теперь непростую для нее роль. Никита вздохнула, и этот вздох был замечен Майклом.
- Что то не так? Если не хочешь, давай останемся дома.
- Нет. Дело не в этом. Просто я чувствую себя усталой и выжатой, как будто я бежала длинную дистанцию и теперь мне хочется покоя. Обыкновенного покоя.
- Когда мы вернемся – он вложил в последнее слово все что хотел вложить – ты отдохнешь. И всё снова вернется на круги своя.
- Да. Наверно ты прав.
Он понял что если сейчас не принять меры, операция будет под угрозой. Еще там в городе он сделал перестановку сил. Выемку проведет он. Пусть хотя бы это не будет ее работой.
- Никита. Иди ко мне.
Она подошла, присела на край кровати и протянула ему руку. Его ладонь была теплой и успокаивающей. Нет, она не боялась. Это была ее работа и она привыкла убивать. Она просто хотела что бы сейчас этот дом вместе с ними как в сказке унесло бы куда то далеко далеко, там где никого нет. Там где не надо играть и притворяться. Там где можно любить и не бояться что завтра уже не наступит. Майкл следил за каждым ее вдохом и выдохом. Он знал, что сейчас творится у нее в душе. Для них завтра уже не будет. Общего завтра. Для каждого будет свое. Но общего уже не будет. Снова придется искать пути и способы побыть вместе мгновенье, секунду, минуту. Он уже привык каждое утро видеть ее рядом, и не ощущать боли, отправляя ее в самое пекло.
- Я люблю тебя - тихо сказала она.
- Не смей – привстав он обнял ее – даже не думай – он убрал растрепавшиеся волосы с ее шеи и тыльной стороной ладони провел по пульсирующей жилке. Он как будто почувствовал в этих словах прощальные нотки. Нет. Этого не будет. Он придумает, как им жить с этим дальше. Он любит. Он всегда любил, и именно она, эта самая любовь в последний момент помогала ему принять решение. Правильное решение. Никита закрыла глаза и постепенно отдавалась во власть его рук, которые ласкали ее снова и снова. Ей нужно было сейчас именно это. Она хотела получить последнюю порцию отпущенного ей блаженства. Быть рядом, чувствовать его руки, его губы. Слышать его голос. Смотреть в его глаза, которые забирали и уводили далеко в другой мир, в мир , где она была счастлива, потому что рядом был он. Его губы пройдя долгий путь и осчастливив шею, скулы, лоб, брови, глаза, спокойно и без лишней суеты накрыли прохладным поцелуем ее рот. Руки двигались по ее плечам, массируя, и даря наслаждение. Она ловила каждое прикосновение, ей почему то казалось что все это в последний раз. Что больше она не сможет любить его, что скоро она снова останется одна в той кромешной темноте, в которой она прибывала долгое время.
- Майкл – прошептала Никита – скажи мне, мне надо слышать, я хочу знать.
- Я всегда буду рядом.
- Нет – запротестовала она – не то.
- Я люблю тебя.
- Нет, Майкл не это.
- Я сделаю все, что бы ты никогда не было одна. Слышишь, Никита, никогда.
- Да – это всё что она смогла сказать, прежде чем Майкл заставил ее забыть все, в том числе кто она и зачем она здесь. Она не могла скрыться от него. Он был везде, вытесняя все сомнения, весь страх, всю боль предстоящей разлуки. Она не могла думать. Да что там думать она не могла дышать и, окунувшись в аромат его тела, она поняла ,что знает и любит только его. Что в этой дурацкой жизни он, единственное, почему она еще живет.
================================================================
Они вошли на террасу. Охранник открыл им дверь и жестом пригласил во внутрь.
- Все очень странно, Майкл – прошептала Никита, делая вид, что поправляет мужу воротничок рубашки, – они даже не обыскали нас.
- Да. Если что, действуй по обстоятельствам, – он посмотрел на нее, – я буду рядом. У нас все получится.
- Я знаю – она поцеловала мужа и, услышав сзади шаги обернулась.
- Рад с вами познакомиться – Бенджамен протянул руку Майклу – Андреа практически, поселилась в вашем доме. И теперь я вижу, что основания для беспокойства у меня были – он старался выглядеть непренужденным.
- Бен, перестань – его жена улыбалась – Майкл, не обращайте на него внимания. Он любит подурачиться.
- Ничего, я его прекрасно понимаю. Обладая такой женщиной, перестаешь спать по ночам. – он поцеловал Андреа руку – вы ослепительны.
- Вот видишь, солнышко, мы с Майклом поняли друг друга. Вы – Майкл наверно тоже редко спите по ночам. Ваша жена очаровательна. Никита, вы разбили мое сердце. И не смей мне противоречить – она обнял Андреа – ну что ж пойдемте я познакомлю вас с братом и Мишей.
Никита вздрогнула. Это увидели все, включая Бена. Он понял, что дело выгорит. Майкл взял Никиту за руку, и уверенность снова пришла к ней. Они вошли в большую хорошо освещенную комнату. Эд Соти сидел на диване. Никита отметила про себя что он так же противен ей, как и его братец. Отвратительная рожа. Но ее не интересовал Эд. Ее интересовал тот, кто стоял к ней спиной и наливал себе виски.
- Миша, познакомься с нашими соседями, – у Бена от предчувствий зачесались руки.
Беренца повернулся и, увидев Майкла, не смог скрыть эмоций.
- Майкл – выдохнул он.
В тот же момент все услышали хлопок и Миша с удивленным лицом лежал на полу. Присутствующие обернулись на Никиту, в ее руках дымилась маленькая беретта.
- Браво, Никита – Эд подошел к ней и забрал пистолет.
- Ты сделала то, что должна была. Он большая сволочь. Так что слез не будет – Бен нажал кнопку – Грэг, Мартин.
Двое бритоголовых с террасы зашли в комнату.
- Уберите трупы – это было последнее что услышали гости перед тем как одновременно прозвучали два выстрела.
Андреа закрыла глаза. Из под длинных ресниц скатилась слеза.
- Вот и всё – прошептала она – всё.
Она боялась открыть глаза, но ей надо бы это сделать, она должна была сама увидеть, что их больше нет. Нет части ее жизни, нет отдушины, которую она нашла в образе белокурой и голубоглазой Никиты.
Голубое платье Никиты окрасилось в красный цвет. ЕЕ белокурые волосы разметались по полу. Белая кожа, казалась прозрачной. Голубые глаза хрустальными. Даже в смерти она были прекрасны и любили друг друга. Он крепко держал ее за руку, не желая отпускать одну в мир иной. Андреа подошла и присев на корточки ладонью прикрыла ее веки.
- Это было настолько необходимо? – она обращалась к мужу.
- Да - ответ словно пощечина ударил по лицу – убирайте трупы. – последовал приказ. Сделайте так что бы их никогда не нашли – он снял трубку – Мистер Макмаффин, Мишу погиб. Да… в моем доме. Девчонка из его прошлого…. Да…. Ее уже нет…. Мы постарались…. Подробнее при встрече – он нажал на кнопку – Мэри, помогите мадам. Иди спать дорогая. Всё будет хорошо.
Мэри помогла Андреа встать, и проводила ее на верх, в спальню.
- Ну что ж, Бен, надеюсь ты сделал все так как надо.
- Теперь Коалиция наша – Соти вздохнул и налил себе виски – угнетающее зрелище. Первый раз в жизни мне стало жаль этих людей.
- Она была действительно хороша. – Эд расстегнул черный мешок и еще раз посмотрел на Никиту. - С Андреа проблем не будет?
- Нет. Она тяжело перенесет потерю. Но перенесет.
- Ты бы ее отправил отдыхать.
- Да, завтра поговорю. Приготовь самолет. Утром мне надо в Париж, Макмаффин ждет.
- ВСё прошло по плану. Хотя в отчете сказано что операция была под угрозой
- Да….. Но все получилось и Центр доволен. – Шеф посмотрел на Мэдлин последнее время она была какая то странная. ЕЕ односложные выражения, взгляд, устремленный мимо него. Всё это говорило о том что что то неладно.
- Миссия во Франкфурте прошла успешно.
- Да я видел отчеты. Балласт скинут. – он снова пристально посмотрел на женщину. – что у нас с новенькими?
- Бейкер тестирует новичков, он сейчас за Майкла – она наконец отвела взгляд от монитора – но пока результат почти нулевой. Всё это не то.
- Да я вижу. Но у нас нет выхода. Нам нужны новые оперативники. Сейчас состав укомплектован на 80 процентов. Я не говорю что надо сразу искать замену ушедшим, но надо стараться восполнить пробелы иначе Центр будет не доволен.
- Мы делаем все возможное.
- Знаю, но как ты понимаешь этого мало.
- Да, я понимаю – Мэдлин перевела дыхание – мне нужен отпуск.
- Насколько ты хочешь покинуть Отдел и кто тебя заменит?
- На 5 дней. Замену я подготовила. Куинн справится с моделированием и анализом, остальное пока терпит.
- Дело Соти завершено. Остатки Коалиции в зачистке. Осталась только Андреа. Но это тоже пока терпит. Необходимо подойти к этому с другой стороны. Но это после – он помолчал и добавил – когда ты хочешь уехать?
- Я не говорила что собираюсь уезжать, но хотелось бы завтра.
- Хорошо. Инструктируй Куинн и можешь отдыхать, но ты знаешь правила, при необходимости..
- Знаю, Пол – она прервала его – не стоит объяснять мне то, что очень хорошо помню.
Он вышел, Мэдлин нажала кнопку интеркома
- Куинн, зайди ко мне в кабинет.
Остаток дня Мэдлин посвящала Куинн в детали разработок и аналитических выкладок. Она оставалась работать с Бейкером, поэтому Мэдлин была спокойна. Джо всегда действует соответственно инструкциям и плану. Куинн необходимо только анализировать полученную информацию. Планирование будут производить Джейсон и Бейкер. В общем дыры были закрыты, и она покинула стены Отдела.


В эти минуты она понимала что такое боль. Она была повсюду, везде. Спина, живот и даже ноги и руки сковала боль. Она лежала на кровати в поту. Ей было страшно. Она звала маму. Она как будто снова стала маленькой девочкой и упав, содрала колено. Ей хотелось материнского тепла и помощи, но рядом не было никого кроме странного , молчаливого доктора.
- Доктор - она постаралась отдышаться – когда это кончится?
- Скоро – ответил тот и вышел.
Через некоторое время дверь открылась и вошла Мэдлин. Она села на кровать и взяла ее за руку.
- Скоро все кончится, девочка. Потерпи еще немного.
- Но я не могу, не хочу все это терпеть . Почему? За что?
- Не говори глупостей.
Боль снова прорезала словно ножом и она закричала.
- У нас проблемы – доктор обращался к Мэдлин, но она уже ничего не слышала.
- Что?
- У нее слабое сердце. Она не выдержит. Надо отвезти ее в больницу.
- Она была абсолютно здоровой. Что же произошло? Ей нельзя в больницу. Сделайте всё что в ваших силах.
- Такое бывает, сердце орган сложный и во время беременности могут происходить серьезные изменения. Такие как например развитие порока желудочка. Если не хотите везти ее в больницу, я должен знать – он пристально посмотрел в глаза темноволосой женщине – кем можно пренебречь
Снова выбор. Опять приходиться выбирать. Каждый день она делала выбор. Работа всегда была в качестве приза за правильный. Сначала ее жизнь и выбор не в ее пользу. Потом Пол – и тот же результат. Затем Никита – приз явно был не ее. Теперь это. Она в первый раз сделала правильный шаг, и тут снова выбор. Нельзя. Невозможно. Не нужно.
- Никем - вынесла приговор Мэдлин и добавила, – ребенок должен выжить – она покинула комнату.
- Хорошо - доктор все понял. Он боялся эту темноволосую женщину. Было что то страшное в ее глазах. Она несомненно боролась с собой, но плохо то что в этой борьбе она проиграет.
Через час ребенок родился. Девочка. Очень похожая на своего отца. Мэдлин взяла малышку на руки.
- Теперь я позабочусь о тебе – она взяла крохотную ручку – тебя ждет трудная судьба, но мы всё переживем, правда, Сара –она смотрела в ее голубые глаза и боялась даже представить что будет с ней когда обнаружат этого ребенка. Он не должен был выжить. Так решил ее отец. Эта программа была обречена с самого начала. Но Шеф упорно шел по всем кругам и наконец получив одобрение Центра решил что первым будет он. Центр давно хотел получить супердетей, так Мэдлин называла детей лучших агентов. По программе этих детей должны были вынашивать молодые оперативницы, не прошедшие полевую подготовку. Но здесь было одно но…. Маленькое, но одновременно значимое. Никто из доноров не должен был знать, кто из матерей является носителем его ребенка. Так и было. Первый опыт, но никто так и не узнал, что Элли беременна. Доктор , проводивший операцию умер как только Мэдлин узнала что результат положительный. Она никогда бы не позволила своему ребенку стать ребенком Отдела, а Сара была почти ее. Она считала что могла бы стать ее матерью, если бы……. Если бы не огромное количество причин, которые никогда не позволили есть стать обычной, в прямом понимании этого слова, женщиной. Работа….. Вот и отец этого голубоглазого чуда, не знал что подписал приказ о ликвидации не только этой матери, но и своему ребенку одновременно. Иногда ей казалось что жизнь жестока с ней, но сейчас держа в руках маленькие пальчики она понимала, что более жестокой чем по отношению к этому ребенку судьба не будет ни с кем. Но ей было все равно. Главное что она сделала это. И теперь у нее есть опора жизни. Ради нее, ради голубоглазой Сары она будет теперь жить. А отец…… он узнает, но позже. Не сейчас. Но узнает. Мэдлин почем у то казалось что ей снова придется прибегнуть к выбору или что еще хуже к шантажу, для того что бы маленькая Сара могла иметь семью, а потом и отца. Семья была уже намечена.
Она протянула доктору пачку денег.
- Здесь слишком много – доктор отодвинул деньги.
- Спрячьте тело – Мэдлин сверкнула глазами и доктор снова испугался – это деньги за всю работу.
- Но……
- Я не принимаю никаких но – она достала пистолет – все просто доктор. Вы захороните тело, как меня не касается и забудете все что вы видели, получив за это приличную сумму денег. Или…. Или и вы и тело останетесь здесь, но уверяю вас, это соседство вас уже не побеспокоит. Так что…. Сделаем выбор. Деньги или пуля.
- Хорошо – дрожащими руками он взял пачку денег. – я сделаю как вы хотите, только уберите это – он указал на пистолет.
- Прекрасно – Мэдлин встала и взяв Сару на руки поспешила уйти, но дойдя до дверей она обернулась и произнесла – надеюсь доктор вы понимаете что я буду следить за вашим молчанием, а пуля в моем пистолете будет ждать своей работы. И еще я прекрасно стреляю – она обворожительно улыбнулась отчего у доктора пробежали мурашки по спине.
Он снова кивнул, и женщина ушла.

 

#217
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
Через час она уже входила в неприметный домик на окраине Парижа. Пожилая женщина приняв ребенка удалилась, вторая чуть моложе осталась и приготовилась внимательно слушать указания.
- Здесь – она протянула кредитку – достаточно средств. Это совсем не значит, что Сара останется у тебя навсегда, через некоторое время ты отдашь ее тому кто за ней придет - она присела на диван – но сначала о вас.
- Да вчера еще я была в клинике, сегодня и приехала со свертком в руках – девушка, не боясь, смотрела ей в лицо – не стоит перепроверять меня, Мэдлин, я помню все что ты сделала для моей матери. Сбоя не будет. Для всех я мать девочки.
- Отлично –она подала ей документы – это свидетельство о рождении. Твою дочь, Ким, зовут Сара Мария Флеминг – она посмотрела на девушку – теперь о главном. Я не знаю сколько это продлится. Но скоро Сару заберут.
- Кто это будет?
- Это не главное. Главное что у этого человека будет вот это – она протянула Ким фотографию на которой был медальон. Он представлял из себя железный прямоугольник с выбитым номером. Такие носят солдаты армии США с личным номеров – только после того как ты подержишь это в руках, ты передашь этому человеку Сару.
- Я поняла.
- Затем вы с матерью покинете этот город. – она встала – мне пора. Позаботься о ней.
- Не беспокойся. Я все сделаю.
Когда Мэдлин ушла, Ким поднялась на верх и подошла к кроватке малышки. Мать Ким молчавшая всё это время отвернулась что бы скрыть свои слезы.
- Успокойся мама скоро всё закончится и мы уедем - Она обняла пожилую женщину за плечи – скоро всё кончится.
Ее мать наконец нашла в себе силы, что бы произнести несколько слов.
- Ты ведь ничего не знаешь, Ким. Ты не знаешь кто мать и отец этой девочки. А если..если они ищут этого ребенка. Мэдлин способна на многое, я видела ее возможности. Она никогда не играет по правилам. Посмотри в ее глаза и ты сразу все поймешь. Там пустота и чернота. Там нет жалости и сострадания к боли и немощи. Зря, ты дочка согласилась с ней.
- Но если бы я не сделала этого, тебя бы уже не было в живых. Спасая тебе жизнь, он возвращала к ней меня. Я перед ней в долгу, а ты всегда учила отдавать долг. Не так ли, мама? – Ким повернулась к матери – для нас очевидно что ее мать мертва, а отец не знает о ее существовании. Это единственно верно, как и то, что я мать Сары.
- Хорошо, надеюсь ты знаешь что делаешь?
- Доверься мне – она снова обняла мать.



Он решил обмануть Отдел. В который раз…… Он сбился со счета. Когда были получены» разрешающие убийство» факты, Майкл понял что Отдел не станет мешать Соти. Им нужны были диски с данными по Коалиции, но самое главное у них будет. Смерть Беренцы и сам Соти. А если выемка не удастся, то в принципе ничего страшного не случится. При этом Шеф вполне мог рассчитывать на смерть двух агентов, с которыми он изрядно помучился. Не зря у Майкла возникало странное ощущение, когда он изучал план разработки и самой операции. Хотя он мог и ошибаться. Мысли бились и просились наружу. Майкл, сидя в уличном кафе, размышлял. Он уже знал распорядок дня Соти и его прислугу. Не только изучил, но и смог приручить одну из них. Мэри, молоденькая, но уже давно знающая Соти и его семейство первая попалась на крючок Майкла. Через неделю «знакомства» он уже обнимал ее тело в придорожном мотеле месте их первой встречи. Догадывалась ли об этом Никита? Вряд ли. Да и разница очевидна Мэри – это задание, а Никита- это………. Он знал все. Он четыре месяца пристально наблюдал и скрупулезно изучал все данные, которые он собирал сам и которые выпытывал у девушки. Теперь он знал что в плане слишком много ошибок. А значит……… значит, их смерть тоже может стать ошибкой. Так, по крайней мере, напишет в отчете Шеф. Но ведь он достаточно силен, что бы предотвратить эти ошибки. Кроме того, он сейчас неподконтролен Отделу. И это, кстати, его еще больше угнетало. Такое на его памяти первый раз, когда он сам планирует и действует во всем за исключением последней стадии операции. Следовательно, надо произвести замену дисков раньше. Завтра они ужинают у Соти и должны быть мертвы не позднее 19:30. Это тоже было рассчитано, но уже не им, а Беном. Теперь план. Майкл уже не мог без плана. Он работал так 9 лет и привык сначала иметь четкий и развернутый проект, а потом действия. Если он сможет ликвидировать Соти, Отделу нужны будут диски. У них не будет выбора.

Он вернется в Долину. Никиты нет дома, так же как и Андреа, они в парке. Сегодня вообще суматошный день для них. Соседка вовлекла его жену в облагораживание парка Долины, и с самого утра они занимались покупкой и доставкой посадочного материала. Это совсем не значит, что они делали это вдвоем. Там было много людей, и Майкл тоже помогал им. Вот сейчас он, например, выбирает лилии для главной клумбы. Вышеуказанные цветы уже ждали в его машине. Теперь он должен был привезти их к дому Соти. План был готов. Основная прелесть его заключалась в том, что Андреа использует свои дом сегодня в качестве пристанища для работающих. Там происходит что то вроде временного пикника. Соседи, поработав, идут есть, и пить в соседский особняк, ну не совсем туда, а на задний двор. Прислуга в доме сбилась с ног, так что проникновение будет легким. Майкл уже изучил систему сигнализации дома, вычислив тех, кто ее устанавливал. Возможны вариации, но Соти – глупец в одном, он считал что в этом забытом богом месте, никто и никогда не будет интересоваться его деятельностью. Он даже своих головорезов убрал из дома. Майкл знал расположение комнат, и местонахождения компьютера Соти, но было одно но… Оно заключалось в том, что система могла быть блокирована при неправильном вторжении, или самоуничтожиться. Для этого ему и нужен был Джейсон, который уже все знал и готов был сыграть невинного зрителя во время завершения операции. Он передал Майклу дешифратор, канал связи и «любимый» атрибут Майкла, очки с мини камерой для общего обзора. « Любимый» потому что ему всегда они мешали, и как сказала Никита во время одной из редких встреч, выглядел он в них как ботаник. Она естественно пошутила, но эти слова почему-то врезались ему в память. При воспоминании о Никите, ему стало тепло и хорошо, но одновременно он понял что слишком засиделся за разработкой и пора везти лилии в дом Соти.
- Майкл – Андреа спешила к нему, – а мы уже заждались. Привез?
- Все как вы просили – Майкл искал глазами Никиту.
- Она воооооон там – женщина указала на группу людей, которые копались в огромной клумбе – выгружай цветы, а твоя жена их разберет по сортам и цвету, – она сложила руки рупором – НИ—КИ --ТА - прокричала она и от группы отделилась фигура - ну всё работайте, а мне еще надо дать кое какие указание садовнику, там – она указала в другую часть парка.
Она подошла, и он вновь ощутил прелесть деревенской жизни. Ее щеки раскраснелись. Упрямый, безудержный, но такой легкий и свежий ветерок, ласкал ее волосы, нежно теребя теплой ладошкой каждый локон. Глаза блестели, и казалось, солнце стыдилось сравниться с ними своей ослепительностью. Майкл подошел и обнял Никиту.
- Мне надо в дом. План изменился. Прикрывай, – он поцеловал ее и посмотрел в глаза. На мгновение они потеряли свой блеск и, видя это, солнце поспешило перехватить пальму первенства.
- Хорошо – он присела на корточки и начала перебирать лилии, раскладывая их в разные кучки.
Он вошел в дом и сразу же наткнулся на Мэри.
- Добрый день - он подмигнул ей - вы должны меня спасти – он улыбнулся, выбрав для атаки свою самую очаровательную улыбку.
- Что то случилось?
Он подошел к ней так близко, что у девушки перестало биться сердце.
- Я соскучился, – прошептал Майкл – не хочу больше слышать отказ.
- Но во дворе твоя жена – она указала на окно.
- Не важно, в доме должно быть место, куда мы могли спрятаться, – он коснулся своими губами ее губ – другого случая может и не представится.
- Если только маленькая гостиная – она уже не дышала, она ясно чувствовала только желание огромное и всепоглощающее.
- Веди, – он подтолкнул ее вперед, прибавляя решительности.
Мери привела его в голубую гостиную, и Майкл решил что дальше тянуть нет смысла. Здесь было несколько причин. Первая – лилий было не так много, что бы Никита сидела около них достаточно долго. Вторая - Андреа, она могла в любой момент придти и увидеть его и Мэри. Про то что в дом может войти Никита, он даже не подумал. Все случилось довольно быстро. После того, как последний стон Мэри вырвался наружу, и он услышал слова любви, Майкл осторожно надавил на сонную артерию девушки. У него было около 20 минут. Этого было достаточно: голубая гостиная находилась рядом с кабинетом Соти. Майкл активировал связь.
- Джейсон ты готов?
- Да – прошептал мальчик
- Я начинаю, – Майкл включил компьютер и начал загрузку пароля. Дешифратор помогал, но медленно, время заканчивалось – Джейс сколько еще?
- Двадцать секунд не более, вставляй диск, сейчас система откроется.
Как только диск был вставлен, система дала разрешение на вход, и информация пошла на диск Майкла.
- Все конец связи – он дал отбой Джейсону. Хорошо что он не видел в тот момент как к его щекам, наконец, прилила кровь.
Майкл должен был вернуться к Мэри. Он прошел в гостиную и привел ее в чувства.
- Мне надо идти. Моя жена………..
- Да, увидимся завтра после приема. Ты сможешь? – мольба в ее глазах была настолько красноречива, что он быстро соврал.
- Конечно. Как только Ник уснет, я приду за тобой.
Всё. Теперь их жизни почти ничего не угрожало. Почти. Это почти был Соти и его братец, но об этом он позаботится. Он вышел во двор и как оказалось вовремя. Ник уже закончила свою работу, и к дому не спеша, подходила Андреа. Снова господин случай помог ему. Но, как только он посмотрел в глаза своей жены, он ощутил странное чувство неведомое ему до селе. Чувство стыда………………….


- Ты уверен, что это стоит того? – Мэдлин стояла, заложив руки за спину.
- Абсолютно. Нам не нужны диски. Мы получим Соти. И, кроме того, есть небольшой шанс потерять в бою наших неуязвимых противников.
- Я не верю что Майкл так легко сдастся – она подошла поближе – надеюсь, все пройдет, так как надо.
- Пройдет так, как надо мне – Шеф явно нервничал – иди в тактический и проследи за всем сама.
- Я должна отдать приказ?
- Нет, приказа не будет. Их убьет Соти, а мы просто пожнем плоды работы Майкла.
- Надеюсь, – она вышла из кабинета. То что Шеф хочет решить две проблемы одновременно это хорошо. Но сколько раз он падал, пытаясь сесть на два стула сразу. Но сделать было уже ничего нельзя, а значит надо довериться случаю и умению Майкла выбираться из самых тяжелых ситуаций.

За некоторое время до начала операции.

Приехав в город, Андреа набрала номер только ей известного телефона.
- Саймон, собери людей. Жду вас через час на месте. Прихвати с собой Матиаса. Мне нужны латексные маски. Фотографии у меня.
Трубка не ответила. Но Андреа знала, что там на том конце провода все поняли и сделают в точности. Она посмотрела на часы 11:00. У нее был час для того что бы обеспечить оправдание своего пребывания в городе. Женщина остановила машину около торгового центра и зашла во внутрь. Сорок минут должны были подтвердить многочасовой поход по бутикам и лавкам.
Ровно в назначенное время Андреа вышла из магазина с пакетами ненужных ей вещей и села в машину. Теперь встреча, от которой зависела жизнь двух небезразличных ей людей. Придется пожертвовать двумя ребятами Катариной и Максом, но все должно быть правдоподобным. Конечно, после этого она уже больше никогда не увидит Никиту, но всё это уже было не важно. Важно что она снова одержит верх над своим мужем и его братом. Она сможет обвести их вокруг пальца. Она считала, что, если все пройдет гладко, она искупит много грехов своей жизни с Беном.
Дверь открыл Саймон.
- Все в сборе? – теперь уже никто не узнал бы в ней жену Бена Соти, настолько разительны были произошедшие с женщиной перемены.
- Да – он закрыл за гостьей дверь и проследовал в комнату.
- Матиас – Андреа протянула ему снимки – Маски нужны уже сегодня – она повернула голову к женщине – сделаешь графические копии голоса и настроишь тембраторы. Он мало общался с ними, так что думаю не должен ничего заподозрить. Но все таки постарайся приблизить тембр к норме. Бен хитер как лис.
- Хорошо – девушка кивнула головой – когда мы с Максом должны быть на месте?
- Ужинаем мы обычно в семь.
Девушка снова кивнула головой. Андреа быстро описала план действий остальным членам группы. Они молчали. Они всегда молчали и только впитывали то, что говорила хозяйка.
Через час, сев в свою машину, она спокойно перевернула в голове весь разговор с группой и, сделав вывод о том что она ничего не упустила, завела мотор и отправилась в Долину.

Майкл следил за ней. Она сразу показалась ему знакомой. Не то что бы он знал ее, просто некоторые ее действия и поступки выказывали в ней не просто жену террориста. Было что то неуловимо знакомое. Что легкое, но одновременно тягостно привлекающее его внимание.
Машина Андреа остановилась возле дома, но она направилась на задний двор дома Майкла и Никиты. Майкл ждал. У него было время, Никита пробудет в магазине еще не менее часа.

Соседей не было дома. Это кстати. Она вошла через заднюю дверь на кухне. Никита никогда не закрывала ее и Андреа знала эту привычку подруги. Она так же знала и то что Никита всегда пьет только молоко. А Майкл минеральную воду. Она много раз замечала как Ник войдя в дом, доставала из холодильника пакет с молоком и не наливая в стакан выпивала содержимое пакета. То же бы и с Майклом, только в отличии от Ник он пил только воду. Открыв холодильник, она нашла начатый пакет молока и несколько бутылок с водой. Не снимаю перчаток она взяла пакет и бросила в него две маленькие таблетки, подумав немного она, решила что хватит и убрала молоко. Теперь очередь за бутылками с водой. Андреа взяла одну из них и ввела шприцом тот же препарат что и в молоко. Это заставит их расслабиться на время, и ее люди смогут без шума вывезти их из дома, а Катарина и Макс займут их место.
После того, как незваная гостья покинула дом, Майкл тихо прошел тем же путем. В кухне ощущался запах ее духов. Конечно, если посчитать время, то этого не должно было быть, но ведь он приехал раньше. Андреа не думала, что Майкл будет следить за ней, и это была ее ошибка. Он проверил дом и не найдя ничего подозрительного, отметив для себя что наблюдение снято (он не нашел аппаратуры), поняв что сегодня решающий день, снова вышел на кухню и заглянул в холодильник. Одного взгляда было достаточно. Майкл взял в руки ближайшую бутылку минеральной воды. Открыв ее, он сделал небольшой глоток, почувствовав слабый едва уловимый привкус. Пакет с молоком Майкл оставил нетронутым. Теперь он уже знал, что она не собирается их отравить, а значит, вреда Никите не будет.
- Ну, что ж, давай поиграем в твою игру, Андреа Соти – подумал выходящий из дома Майкл. Он добрался до своей машины и решил что пора забирать Никиту. По дороге в город Майкл понял, что Ник лучше не знать о его находках и о его планах. Пусть все идет, так как хочет Андреа. Он, почему-то, был уверен, что она действует самостоятельно. Снова что то еле уловимое, знакомое промелькнуло в сознании.

Она вошла в дом и поднялась на верх уже в своей спальне она услышала, как машина Майкла подъехала к дому. Она снова набрала номер и отдала распоряжения.
Майкл целовал прохладную кожу жены. Он должен был заставить ее расслабиться и успокоится. ЕЕ последние слова выбили его из колеи, но необходимо было сделать, так что бы она снова поверила в то, что завтра будет общим.
- Майкл – она открыла глаза – моя голова…. Что происходит?
- Тихо, все хорошо, так надо, так должно быть – Майкл, понимая, что ее сознание сейчас уйдет, продолжал начатое. Постепенно девушка успокоилась, и дыхание снова выровнялось. Осталось совсем немного времени. Через несколько минут она заснет, и он должен сделать тоже самое. Он не хотел отступать от плана Андреа, этого требовала безопасность Никиты и успех операции в целом. Он почувствовал, что Никита без сознания. Майкл перевернул жену и лег рядом, предварительно положив ее голову к себе на грудь. Он ждал и прекрасно видел, как они вошли. Упаковав их в мешки, сначала Ник, а потом и его вынесли из дома. Группа работала тихо и слаженно, что еще раз заставило Майкла подумать о знакомых методах.
Когда он освободился от своего мешка, первое что увидел, это, лежащую рядом Никиту в доме было тихо. Он проверил ее пульс, он должен быть уверен, ее сердце ровно билось. Она крепко спала. Майкл поцеловал ее лоб.
- Джейсон координаты – Майкл включался в операцию, точнее в ее подобие. Теперь он понял действия Андреа, и необходимость убирать Соти отпадала сама собой. Он и Никита избежали смерти, они даже не появились в доме.
- Ты с десяти километрах от Долины –ответил юноша быстро он ждал, но не понимал что помешало Майклу быть в заданной точке – что случилось?
- Всё в порядке. Подведи группы к дому Соти.
- Отлично - сказал он Майклу – синяя и красная группы на позицию номер один.
Он положил Никиту на кровать и стал выбираться из дома. Через десять минут он уже был на месте. Он знал что сейчас один из бойцов, а это, скорее всего Джо или Девенпорт попытаются забрать то, что он уже давно сделал. Диски были у него. Майкл видел, как два охранника загружали трупы в машину. Он знал, чьи это тела. Они с Никитой должны были бы быть там в этих черных мешках. Он подумал о том, что у Шефа всё могло бы получиться. Всё… Но Шеф должен быть знать что Майкл сможет выполнить операцию и спасти жизнь себе и Никите.
- Джейсон ты готов? – теперь Майкл слышал голос Деневпорта. Значит, он не ошибся.
- Да. Отсылай. – Джейсон смотрел на экран – информации нет, проверь наличие файлов.
- Файлов нет. Они уничтожены – Девенпорт не знал что и как он должен сейчас сделать.
- Всем группам!!! Произвести зачистку. Соти и его жена должны быть взяты живыми – этот приказ уже отдал Майкл.
- Но, Майкл, у нас нет нужной информации. Файлы перенесены. И, кроме того, о его жене Шеф не давал распоряжений.
- Я отдаю. Выполняй – Майкл улыбнулся сам себе – файлы у меня. Производите зачистку.
- Внимание план претерпел изменения помимо Соти в живых оставить его жену. Девенпорт на вторую позицию.
Когда начался этап зачистки, Майкл отключил связь и, сев в свою машину понесся прочь от места действий. У него было свое задание, он должен быть вернуться за Никитой. Он не мог доверить ее никому. Он должен был быть рядом когда она придет в себя.

Она очнулась от его прикосновений к своему лицу.
- Майкл, что происходит? - она оглядела комнату, – где мы?
- Потом, сейчас ты должна запомнить все что я тебе скажу, – он наклонился к ней так близко что его дыхание шевельнуло ей волосы.
- Хорошо.
Он инструктировал ее, так же как и раньше не упуская ни одной детали. Как когда то когда она поверила Джулии и чуть не сорвала операцию. Он никогда не повторял дважды, и она научилась понимать и запоминать все с первого раза. Она смотрела в его глаза и слушала. Когда, наконец, поток слов иссяк Никита, не выпуская его, их своих рук, а она за время инструктажа успела обнять его за плечи, спросила
- Когда нас выведут?
- Скоро.
- Сколько? – задала она следующий вопрос.
- Не более часа.
- Мы не закончили – она лукаво улыбнулась.
- Сейчас не время, Никита, надо выбираться от сюда.
- Если ты и дальше будешь тратить драгоценное время, то его совсем не останется.
- А если я сейчас сделаю то, что ты просишь, то ты, вряд ли сможешь играть свою роль дальше – он постарался отстраниться, но она быстро перенесла свои руки за его шею и еще крепче сжала их.
- Майкл…
Ему ничего не стоило пресечь этот порыв Никиты, но он много лет пресекал ее, и он устал от этого безумно. Она ведь хотела так мало. Еще мгновенье побыть вместе. Одному богу было известно, когда еще он сможет обнять ее, почувствовать ее дыхание, услышать свое имя произнесенное в плену страсти и удовольствия. Он, так же как и она, сейчас, хотел снова и снова ощутить и почувствовать ее. Но стоило ли рисковать? Легкий поцелуй был ему ответом. Пока его мозг размышлял о правильности решения, его руки уже блуждали по ее телу, а губы прикасались к ее губам дразня не столько ее, сколько его самого. Он обвел контур ее губ языком пробуя их на вкус и, пытаясь привлечь ее в эту игру. Она включилась , даря ему не мыслимое наслаждение своими поцелуями. Она вкладывала в них всё. Она хотела принять в себя всю его энергию, всю его любовь, считая, что всё это поможет ей справиться с собой там……, в Отделе. Она хотела удержать на своей кожи тепло его тела для того, что бы не замерзнуть там………, в холодной мире Отдела. Она хотела забрать его силу, что бы противостоять жестокости там……….., в Отделе. Она хотела получить, как щит, его чувства что бы защитить свои чувства от ударов там…….. в Отделе.
Он знал все это и, безропотно отдавал ей все что она хотела взять. Он вдыхал в нее свою силу. Его руки легкими прикосновениями отдавали ей его чувства. Его тело дарило ей свою энергию и тепло. А взамен……. Взамен он брал ее образ. Свет ее глаз что бы не жить в темноте там…… в Отделе. Чистоту ее души что бы не испачкаться о грязь там… в Отделе. Волшебный звук ее голоса что бы идти на него в кромешной тьме там…. в Отделе. Он хотел запомнить каждый ее вздох, каждый стон, каждое слово что бы не остаться одному, когда ее не будет рядом там …. в Отделе.
Он убрал ее волосы с лица и снова поцеловал ее губы.
- Ты помнишь, что я сказал тебе вчера.
- Да. Я помню.
- Никогда не забывай об этом, Никита – он снова поцеловал ее – это поможет тебе там.
- Да – она посмотрела в его глаза и прочла все что хотела услышать, но …. Но ей так надо было что он сейчас сказал ей это. Ведь здесь и сейчас с ней был ее Майкл – я люблю тебя - Она еще сильнее прижалась к родному, и дающему тепло и уверенность Майклу.
Кольцо из его сильных рук продолжало держать хрупкое и желанное тело и, необходимость разомкнуть этот круг с каждой минутой становилась все более призрачной.
- Я люблю тебя, Никита – сказал он и с огромным усилием и разочарованием выпустил из своих объятий, то единственное что было у него – Нам пора.
- Да – эхом отозвалась Никита – пора.
Одевшись, они вышли из дома и поспешили в заданный квадрат, где их уже ждал транспорт что бы увезти, разлучить, забрать часть жизни каждого и воздух которым они дышали. Для того что бы разделить неделимое целое, которым они были. Перед тем как сесть в машину, она в последний раз с нежностью посмотрела на Майкла и, получив ответный легкий и невесомый, наполненный такой же нежностью взгляд зеленых глаз, она стряхнула с себя остатки наваждения и уже через несколько секунд ее глаза снова стали пустыми, а взгляд был устремлен в неизвестность.
- Как дела у нашей звездной пары? – Джейсон положил перед Вальтером панель – микросхему заменил, остальное, твоя забота.
- Спасибо за помощь, Джейс, - Вальтер выглядел настолько усталым, что в данный момент к его состоянию подошло бы определение «изможденный» - Никита по прежнему. Молчит. А Майкл….. Майкл участвует в разработке новой миссии, насколько я знаю.
- Я думал совместное задание поможет Никите, но, увы
- А откуда ты знаешь, что ей нужна помощь Майкла?
- Вальтер, ты забываешь что я не Сеймур, и знаю гораздо больше чем мне полагается.
- Значит, и умрешь ты гораздо раньше, чем твой брат.
- Что за настроение?
Старик не ответил и углубился в оружейку. Джейсон постоял еще минуту и пошел на рабочее место. Кейт была поглощена работой. Она изменилась, после того, как пять дней замещала Мэдлин. Теперь они реже встречались. Что то мешало им.
- Кейт – позвал Джейсон, и девушка подняла, наконец, голову – вчера я так и не дождался тебя. А ведь у тебя был выходной.
- Я работала с Мэдлин, так что о выходном пришлось забыть. Зря ты волнуешься, ничего не изменилось. Даже более того, но об этом поговорим позже. Мне пора … операций в Боливии начинается. А там сложная команда. Бейкер взял с собой Никиту, и еще возможно изменение плана.
Джейсон не видел плана, по новой директиве Центра, они с Куинн стали взаимозаменяемыми и теперь вели разные операции. Это давало возможность передохнуть и свежим взглядом посмотреть планы и этапы. Мэдлин поддержала Джорджа по поводу директивы и как всегда не прогадала. Коэффициент потерь по вине отдела информации снизился почти в два раза.
- Ну, что ж увидимся после операции, и Джейсон надел «связь» для работы с группой в Венгрии.

Бейкер сидел в фургоне и продолжал отдавать команды. Он делал это механически, как робот. Он вообще никогда не задумывался над планом, который утвержден. Зачем? Ведь его уже разработали и что важного случится, если он переменит его и несколько человек уцелеют?
- Я на месте – тихий голос Никиты вывел его из состояния ступора.
- Работаем. Кларк создает коридор для отхода Никиты. Вторая проводит зачистку на месте – он переключился на другой канал – Кейт, что у нас с отходом?
- Все по плану. Северный коридор. Он чист.
- Отход по северному коридору – Джо снова разговаривал с командой – Никита что у тебя?
- Образцы взяла, могу отходить.
- Отлично, у тебя 30 секунд.
- Ясно – она отходила. В сознании она держала образ Майкла, что бы не было желания остаться здесь навсегда. Она постоянно думала о нем, и только присутствие кого либо рядом выгоняло этот образ из ее сознания. Она даже не знала где он, в какой части земного шара. Но ее грело тепло его тела, оставленное им в их последнюю встречу. Вспомнив, она улыбнулась.
Она почти подошла к выходу когда почувствовала боль. Она знала, что эту боль может причинить только пуля. У нее совсем не оставалось времени, но, даже если бы оно было у нее не осталось сил для дальнейшего следования плану. Никита сползла по стене и перед тем как потерять сознание увидела Кларка, отводящего от нее пистолет.
- Никита – Джо повторял ее имя - на связь.
- Кейт что с Никитой?
- На сканере она еще есть, но, скорее всего, ранена. Она не движется.
- Я за ней, отсрочить взрыв возможно?
- Нет, активация началась.
- Сколько времени у меня –он уже выбегал из фургона – сколько?
- Тридцать секунд. Я думаю, тебе не стоит даже пытаться.
- Координаты!?!? – заорал Бейкер так, что у Кейт зазвенело в ушах.
- Датчик фиксирует ее в трехстах метрах от синий зоны.
Бейкер бросился в здание. Зачем? Он задавал себе этот вопрос все время пока бежал. Ответа не было. Да он и не желал на него отвечать. Триста…..Двести…. Сто.… И вот, наконец, он увидел ее. Быстро проверив, пульс и убедившись, что Ник еще жива он перебросил ее через плечо и понес к фургону.
- Джо у тебя десять секунд – у Кейт затряслись руки – скорее, –но уже через пять секунд она спокойно констатировала что он в безопасности.

 

#218
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
Майкл вошел в Отдел через восточный портал. Всё было хорошо. Он не только сумел сделать всё что надо по операции, но и смог перепрятать Адама. Теперь у него в запасе было несколько месяцев, что бы найти место и придумать, как в следующий раз спрятать сына от Отдела. Как только дверь шлюза открылась, Майкл по обыкновению увидел лица Шефа и Мэдлин.
- Поздравляю, Майкл –лицо Шефа светилось – ты, как всегда блестяще справился с поставленной задачей.
- Это было не сложно, – по лицу Майкла никогда не возможно было сказать сложно или нет. Он всегда делал все по плану, по крайней мере, тогда, когда это не касалось Никиты.
- Отдыхай. Отчет можешь предоставить завтра, – Шеф фирменной походкой отправился к себе.
- Что то еще? – Майкл поднял глаза на Мэдлин, которая не собиралась уходить.
- Я хотела сама сообщить тебе. Мы ведем расследование, но……………………
- ……………
- Никита – Мэдлин замолчала
- Что Никита? Она снова отказалась выполнять приказ? Мэдлин, ты же знаешь, что Шеф дал мне четкие указания насчет Никиты.
- Нет, на этот раз все серьезнее. Она в операционной. Пуля прошла слишком близко от сердца. Врачи делают все возможное.
Майкл посмотрел на нее еще более пристально
- После расследования ты получишь информацию первым. Ты имеешь на это право.
- Да – он повернулся и пошел в Отдел.
Она не могла знать, что сейчас он готов был убить каждого кто попадется на его пути. Усталость прошла мгновенно. Он ускорял темп, он практически бежал. Подойдя к смотровому окну, он увидел, что в операционной никого нет. Первая мысль пошатнула его. Она не давала дышать, она убивала, она заставляла сердце останавливаться. За мгновенья в голове пронеслось всё, и в сознании, почему то всплыли ее заплаканные глаза. Он тряхнул головой и постарался переключить мысли, но ничего не выходило. Хрустальные слезинки, выкатываясь из любимых глаз, тихо сползали по щекам. И он чувствовал на своих губах вкус этих слез.
- Ей очень плохо. Я это чувствую, но, если бы она умерла, я бы знал, я бы понял, я бы ощутил, – прошептал сам себе Майкл и отправился в мед блок.
Около ее кровати стоял Вальтер.
- Как это случилось?
- Пока не знаю, но Джейс делает всё возможное. Наберись терпения Майкл. Скоро мы будем знать всё.
Майкл взял ее руку, она была холодной. Он поднес ее к губам. К черту всё! Пусть все видят и все знают.
- Никита, - он тихо позвал ее, но не одна жилка не дрогнула на ее лице – Никита, я здесь – он снова поднес ее безвольную руку к губам.
Вальтер тихо покинул палату, через некоторое время зашел врач, и Майкл вышел. Он направлялся к тактическому отделу. По его данным там сейчас был Джейсон. Майкл не желал ждать отчета Мэдлин. Он знал что этот отчет будет, такой, какой необходим Шефу. А Шефу не надо лишних проблем.
- Ну? – Майкл выглядел удручающе и Джейсон начал доклад.
- Пуля не наша. Однозначно.
- Глупо думать о том что бы использовалось наше оружие, – его глаза были пустыми, и одновременно в них было что то страшное. Не злость, нет…….. они как будто жили отдельно от своего хозяина.
- Пленка с записью окончания операции повреждена.
- Это тоже меня мало интересует. Запись могла стать испорченной и после отчета. Кто из вас вел тактический контроль? – Майкл поднял глаза на Джейса и тот первый раз в жизни испугался.
- Кейт – сказал он заикаясь.
- Замени ее и пришли ко мне - безапелляционно заявил Майкл.
- Хорошо.
Через две минуты Куин зашла в кабинет Майкла. Он выключил прослушку.
- Рассказывай
- Майкл, мне нечего сказать, Джейс ведь объяснил тебе, что пленки нет. Так что кто и зачем стрелял в Никиту, я не скажу. Дождись пока она придет в себя и спроси ее.
- Кто вынес ее из под огня? – взгляд стал еще менее проницательным.
- Бейкер – тихо произнесла Кейт и отошла к двери, опасаясь, бури.
- Повтори – Майкл сверкнул глазами.
- Бейкер. За тридцать секунд до взрыва он запросил ее местонахождение и пошел туда за ней – она перевела дыхание – Майкл, оставь меня в покое, я итак нервничаю. Изменение плана оперативником пятого уровня, это еще, куда не шло. А вот все остальное. Мэдлин уже вызвала меня к себе.
- Не бойся – он как будто размышлял, – расскажешь, как все было. Вряд ли им надо углубляться в детали. Иди.
Кейт еще постояла, вроде что то хотела добавить, но тут ожил интерком
- Майкл, она пришла в себя, – это был Лоренс, единственный из медперсонала, кому Майкл мог доверять.
- Сейчас буду, Мэдлин не должна увидеть ее раньше меня.
- Я все сделаю, – Лоренс отключился.
Он тихо подошел к ее кровати и взял за руку.
- Майкл – не открывая глаз, прошептала пересохшими губами Никита
- Тшш, молчи - Майкл прикоснулся губами к ее руке – теперь все будет хорошо. Мне нужны только два ответа.
- Да… – ответила она на первый, не озвученный Майклом вопрос – Кларк. Я видела его - она перевела дыхание, слова довались ей с трудом, – больше ничего не помню.
- Кто вынес тебя? – Майкл был неумолим.
- Не знаю – она, наконец, смогла открыть глаза - я уже не видела – Майкл я не могу так больше. У меня, у меня нет больше сил. Сделай что нибудь. Прекрати эту пытку.
- Помни о том что я сказал тебе перед операцией – он наклонился к ней и, не удержавшись, коснулся своими губами ее губ – я сделаю все что надо. Доверься мне. И еще ты скажешь Мэдлин правду. Они, скорее всего уже ликвидировали Кларка – он снова поцеловал ее – я люблю тебя.
Он пошел к выходу, но ее вопрос не только остановил его, но и заставил снова ей соврать.
- Майкл, ты ведь знаешь, кто вынес меня? – вопрос был задан.
- Нет. Никита, Мэдлин придет с минуты на минуту, сосредоточься. Она не должна знать, что ты здорова.
- Я помню - прошептала она – я люблю тебя – она надеялась что он не услышал, но это была ее ошибка. Он вернулся к ее кровати.
- Забудь об этом, пока забудь – он нагнулся к ее лицу – я знаю, и……….. если тебе это важно, это будет всегда, я обещал тебе.
Он вышел из мед блока.

Она только что просмотрела все пленки с заданием. Мэдлин знала, что Шеф отдаст распоряжение убрать Никиту, но она не знала что это случится так скоро. Кларка уже ликвидировали. Бейкер привел приказ в исполнение только что. Но ее не беспокоило решение Шефа. Он ненавидел Никиту, и Мэдлин теперь уже знала причину. Сегодня она получила последние доказательства. Она понимала его, кроме того, Центр, последнее время был недоволен работой Отдела и претендент на место Пола был теперь известен. Догадаться не составляло большого труда. Так что решение Шефа было понятно, непонятно было другое………. Что заставило Джо Бейкера вернуться за Никитой? Почему он это сделал? Бейкер ненавидел Майкла и Никиту. Мэдлин отчетливо знала за что. Эта ненависть и подтолкнула ее в выборе наставника для девушки после ее разоблачения. Но вот что произошло во время операции? Она пока не понимала. То что озарение придет, она знала ей стоило только подождать. Она не могла допустить двух вещей. Первое – никто и никогда не должен был заменить Пола, пока она жива и пока он сам не захочет уйти. То что это будет не смерть, она была уверена. Она не даст ему умереть раньше, чем сама уйдет. Второе – она не могла выпустить из под контроля еще и Бейкера. Надо было, что бы хотя бы он остался таким как есть. Он должен механически выполнять все что ему прикажут и тогда……. Если придется исполнить то, что она задумала, Бейкер заменит Майкла. Это она тоже уже просчитала. И еще стоило приставить к Бейкеру человека, который поможет ей в этом разобраться, и сделает так что бы она была на шаг впереди Джо. То что он умен и может обвести их вокруг пальца, она поняла еще тогда, когда он получил свой пятый уровень. Она понимала, что он и Майкл будут соперниками во всем, и подстегнуть Джо можно было только одним способом. Только это обстоятельство могло перевести здоровое соперничество в ненависть. Смерть Анджелы и разрешение на брак Майкла и Симоны. Это тогда сработало, но Симоны не стало, и Мэдлин взяла под свое покровительство зарождающиеся отношения Майкла и Никиты. В то время она еще не понимала, какая сила эти двое, если они вместе. И насколько силен Майкл, в своих чувствах к Никите. И через что он может пройти для того, что бы она была рядом, для того что бы ее чувства были постоянны. Любовь Никиты сделала его сильным и уязвимым одновременно. Только вот сила проявлялась постоянно, а использовать его уязвимость становилось все тяжелее и тяжелее. Конечно, был еще Адам, но сейчас мальчик был неподконтролен Отделу и это еще более озадачивало Мэдлин. Сейчас на Майкла не возможно было давить. А ей необходим был контроль над ним. Было только одно, что Майклу сейчас стоило бы узнать, и тогда он снова постарается приблизить, даже приковать к себе Никиту своими чувствами настолько что бы она не смогла уйти, не смогла оставить его. Слышала только то, что он говорит, видела только то что он делает, знала только то, что он знает. То что Майкл преуспел в воспитании Никиты, Мэдлин тоже хорошо знала. Она строптива, но не с ним. Почему? Потому что Майкл, как думает Никита, единственное, что у нее еще осталось. Она не знает одного…… Но это пока ей знать не следует. Позже. Когда Мэдлин поймет, как можно использовать это на благо Пола и Сары. Ведь она тоже, как и Майкл может и хочет заботиться о тех, кого любит. Она нажала кнопку вызова
- Лоренс, Никита пришла в себя?
- Да, только что.
- Отлично – Мэдлин перенабрала код – Девенпорта ко мне.
- Проследишь за Бейкером, – сказала она когда оперативник вошел в кабинет, – но учти промашек, как с Майклом я не допущу.
- Слушаюсь - только и сказал оперативник и вышел из кабинета.
Она пошла в мед блок.
Никита давала короткие ответы, на такие же короткие вопросы, которые задавала Мэдлин.
- Если тебя это утешит, – завершая допрос, сказала она - Кларк уже ликвидирован. Бейкер убрал его.
- Не утешит. Меня бы утешило, если вы оставили меня в покое - она не открывала глаз, Мэдлин отлично знает ее, а после операции с Соти, она не видела Никиту. Не получилось. И теперь та отчаянно боролась с искушением наговорить лишнего.
- Как знаешь. У тебя есть ко мне вопросы?
- Есть. Один – она перевела дыхание – Кто?
- Твой наставник, - ответила Мэдлин на такой простой вопрос – Бейкер – она покинула палату, и Никита с облегчением вздохнула.
Нет, новость не принесла ей облегчения. Радость ее была в том что Мэдлин, наконец, ушла. Никита начала думать о том, почему он вытащил ее из этого пекла? Ответов не было. Вопросы прожигали сердце. Но ответов не было.

Во одной фразе была вся Никита. Теперь Мэдлин не сомневалась, что она пришла в себя. Она снова та Никита, с которой она боролась. Достойный противник. Теперь у Мэдлин не было больше причин скрывать правду от Майкла. Сейчас это было единственно правильным, на ее взгляд, решением и она направилась к нему в кабинет.
- Ну, что ж – сказала она, входя к нему – расследование, закончено, Кларк – виновник ранения Никиты ликвидирован. Я знала, что ты не захочешь самолично его устранять, и поручила это Бейкеру.
- Хорошо – Майкл оторвал глаза от компьютера – что нибудь еще?
- Да – она протянула ему диск - посмотри это.
- Новая операция?
- Нет, –она повернулась к выходу, но остановилась - Я хочу что бы Никита снова была в твоей группе. Бейкер закончил программу реабилитации. С него достаточно. Последняя операция показала, что он уже на полпути к самоуничтожению – она улыбнулась – никогда не понимала, откуда у Никиты такой дар. Все кто приближается к ней, становятся неуправляемыми, как и она сама.
- Просто вы плохо знаете ее – Майкл пожал плечами.
- Изучи это внимательно. И пойми, что это уже больше чем предположения. Это свершившийся факт.
Она вышла. Теперь надо ждать. Она возвращает ему Никиту и то что он увидит, ускорит его реакцию. Они снова будут вместе. Следующий шаг это доклад Полу. Надо переубедить его в том что Никита готова выйти наружу и временно снять наблюдение за ее квартирой.
- Ты что то хотела? – Шеф стоял в полуоборота, когда он вошла.
- Да, я допросила Никиту и дала указание ликвидировать Кларка - она подошла ближе - это было необходимо, иначе мы потеряли бы контроль над Майклом.
- Хорошо - она посмотрел ей в глаза - но ведь еще не все?
- Я посчитала необходимым, отстранить Бейкера от программы Никиты и вернула ее в группу Майкла. Кроме того, считаю, что ее стоит выпустить наружу и снять наблюдение с ее квартиры.
- Это невозможно. Если оставить ее без наблюдения, мы снова потеряем контроль над ней.
- Нет, я все просчитала. Никита оправилась от шока после программы, и теперь она снова в строю. Она наша соперница в полном смысле этого слова. И Адама пока не нашли. Надо дать им понять что мы отступили, тогда они допустят очередную ошибку, и мы сможем снова взять их под контроль.
- Майкл никогда не поверит в это, а стало быть, твое мнение о возможности снова получить его сына, несостоятельно.
- Не поверит, и поэтому проверит, и найдет все, как я тебе сказала. Я дала ему информацию. Он примет ее к сведению и не захочет потерять Никиту это во –первых.
- А во-вторых? – Шеф начал убеждаться в том что и на этот раз Мэдлин принимает правильное решение.
- Во-вторых, – она намеренно выдержала паузу – Майкл не допустит что бы Никиты стала выше него. Его самооценка, как я и говорила, напрямую зависит от мнения Никиты, и если она станет Шефом Первого,- при этих словах Пол вздрогнул, – он не сможет работать здесь, а значит, его судьба будет решена. Она не захочет ликвидировать его – это ясно, и выпустить из его Отдела ей будет неподвластно, потому что Центр станет пристально следить за ней, и она будет жить в этой паутине. С другой стороны он не сможет повлиять на ее чувства после того, как она узнает правду. Поэтому для начала он попытается оградить ее от правды, а потом если правда все таки всплывет он не допустит ее к руководству Отделом. По крайней мере, сделает все что бы этого не случилось. Он попытается принудить ее отречься от всего.
- Но ведь мы много раз ошибались на счет Никиты - Шеф хватался за соломинку.
- Никита непредсказуема, но действия Майкла определены. Он заставит Никиту снова любить себя, и если мы не станем вмешиваться, через некоторое время она станет предсказуемой и понятной, потому что в ее жизни снова будет только он.
- И…………….
- Дальше все просто. Она узнает правду, но сделать уже ничего не сможет. С собой не сможет. А он как я и говорила, сделает все что это случилось.
- Хорошо. Посмотрим, насколько предсказуемы Майкл и Никита.
- Еще Андреа Соти. По базе данных ее не нашли, поэтому я считаю что надо оставить ее до определения. Отчет Майкла показывает, что она тоже производила разработку Соти, только с другой стороны.
- Интерпол? – Шеф снова посмотрел на Мэдлин и ее начал преследовать взгляд Сары.
- Возможно. У них есть глубоко закрытые базы данных, где хранятся профайлы таких сотрудников.
- Но если это Интерпол, то мы обязаны выдать резидента.
- Да, но при условии, что резидент жив. А это пока недоказанный факт. Я попросила Бейкера заняться этим. Думаю, они должны найти общий язык. Скоро мы будем знать все что нам необходимо.
- Если Отдел надзора узнает, что мы держим сотрудника Интерпола, боюсь, последствия могут быть значительными.
- Не узнает. Пока. Я подумала о привлечении Андреа к нашей работе.
- Что ж ее действия были четкими. Видимо сказывается отличная подготовка. Попробуй.

Она уже много дней сидела в этой комнате. И теперь ее мысли занимал один вопрос. Почему она белая? Ведь белый цвет не является раздражителем, наоборот последние изыскания психологов-колористов доказали что белый цвет, так же как и голубой положительно влияет на психопатическое состояние человека. Они должны бы об этом знать. Щелкнули замки, и в помещение вошел молодой человек. Андреа отметила что он красив и прекрасно владеет собой.
- У меня один вопрос, на который не ответила ваша предшественница – она посмотрела прямо ему в глаза – Майкл и Никита, ваши люди?
- Я пришел что бы задавать вопросы, а не отвечать на них – Бейкер попытался улыбнуться. Почему то эта женщина вызывала у него улыбку – но на этот отвечу – он помолчал несколько мгновений – они наши оперативники и предвещая ваш второй вопрос отвечу сразу они живы и снова в строю. Чего не скажешь о вас.
- Давайте на ты. Мне наскучило делать реверансы с вашей начальницей.
- Хорошо – он снова поймал себя на мысли, что улыбается, но исправив эту оплошность, он продолжил – у вас, прости, тебя есть два выхода. Первый очевиден, – Джо положил на железный столик пистолет – здесь одна пуля. Я не собираюсь делать это за тебя. Ты сделаешь это сама. Второй – он собирался сделать паузу, но женщина, снова подняв на него свои зеленые глаза, ответила
- Меня устраивает второй вариант, только вот по закону, если вы относитесь к коалиции организаций по борьбе с терроризмом, а вы я уверена, относитесь к таковой, вы должны выдать меня моим старым хозяевам. Не так ли?
- Да, должны. Но только если ты жива.
- А что разве меня уже нет? – она улыбнулась, и Бейкер почувствовал легкость.
- По оперативным сводкам вы погибли во время завершающей части нашей операции.
- Вашей? Но эта была многолетняя разработка Интерпола. Вы вмешались и чуть не провалили дело.
- Согласен, но только с тем что мы вмешались в разработку твоих хозяев. Но операция прошла по плану.
- Если бы я вовремя не заменила ваших людей на своих, сейчас вы бы не досчитались как минимум двоих. И выемку дисков проводить было бы некому, – она снова улыбнулась, ей доставляла удовольствие небольшая перепалка с этим человеком.
- Ты снова ошибаешься. Диски были получены до того, как ты подставила своих людей. Вот мы и пришли к основному вопросу. В нашей организации не принято ставить успех операции в зависимость от жизни тех, кто ее выполняет. Ты должна подумать, что тебе выбрать.
- Я уже сделал свой выбор, но у меня есть одна просьба.
- Нет, – он покачал головой – это невозможно – пройдешь переподготовку и тесты, тогда, может быть, встретишься с ней в Отделе – он направился к выходу.
- У вас используется система наставничества? Если да, то кто мой учитель? – крикнула она ему в след.
- Я, – снова улыбнувшись, произнес Джо.


- Ну-ка, малыш, иди к мамочке – Ким с неописуемым восторгом следила за неуверенными шажками маленькой Сары –умница – она подхватила девочку на руки и стала кружиться по комнате.
- Ким, осторожнее – ее мать была менее оптимистична – уже девять месяцев от нее нет вестей.
- Может оно и к лучшему, мама. Плохие вести приходят быстро, а отсутствие плохих вестей это уже хорошо.
- Не знаю…. – мать задумалась – всё это очень странно. Хотя может ты и права. Но уже поздно пейте молоко и спать.
Ким взяла стаканчик-поилку и подала дочери. Она и сама всегда пила теплое молоко на ночь. Так ей лучше засыпалось, хотя в последнее время ей постоянно снились кошмары. Она видела смерть. НЕ кого то близких, а просто смерть. Она ощущала боль потери, но каждый раз когда она должна была увидеть того, кого потеряла, Ким просыпалась. Сознание того что сон может стать явью, постоянно мучило ее. Она боялась засыпать и каждый раз, при появлении, первых лучей солнца, она радовалась что день начался и ей временно не надо бояться ночи. Она полюбила Сару, но всегда заставляла себя помнить, что скоро девочка покинет не только ее дом, но и ее жизнь. Так было даже лучше, и Ким просила судьбу, что бы это случилось как можно раньше. Что бы разлука была не слишком тягостной. Маленькая Сара была ее миром. Она полностью погрузилась в ее воспитание. Прогулки, игры, обучение. Все это занимало все ее время, всю ее саму.
Ким забрала у девочки стаканчик и, взяв на руки, ушла на верх. Мать тяжелым и тревожным взглядом проводила ее.
- Господи, прости меня, но я должна это сделать. Ради, Ким. Она не может всю свою жизнь отдавать долг за меня.
Пожилая женщина медленно пошла в свою комнату. Ей надо было все обдумать. Мысль, посетившая ее только что, была на первый взгляд абсолютно абсурдной. Но в ней, несомненно, были свои плюсы. Один, из которых, это то, что у Ким не было связи с Мэдлин. И пока та появится пройдет достаточно времени, для осуществления задуманного.


Он уже не думал о том что узнал. Ему необходимо было продумать их шаги. То что Шеф и Мэдлин имеют хороший и четкий план действий он не сомневался, ведь зачем то его посвятили в детали. Значит, он должен выступить вроде катализатора эмоций. В том что Никита выдала себя, Майкл уже не сомневался. Ну а что он собственно хотел от нее? Она всегда была как на ладони не только для него и вездесущей Мэдлин, но для Шефа, который редко давался в анализ личностей и деталей. Кроме того, он сам был виноват. Надо было держать ее на контроле, а он все доверил ей самой. Теперь стоило выбираться из всего этого.
Ник уже жила в своей квартире и наблюдение за ней было снято. Он проверял. До ее выхода после реабилитации от ранения, переподготовки и тестирования. Самая главная странность была в том, что именно он проводил все эти мероприятия с Никитой. Странно потому, что во-первых на это существует определенная директива, которая указывает что руководитель группы не может производить переподготовку своего бойца, а тем более его тестирование. Вчера Майкл нашел то, что называется нарушением правил Отдела. Отчет о тестировании был подписан Девенпортом, хотя подавал его он – Майкл. Это недоказуемо, но все-таки на такие открытые нарушения Шеф никогда не шел, не имея необходимости, а, значит, необходимость была. Во-вторых, само назначение его на эту работу было неоправданным. Поскольку начальство постоянно следило за тем, что бы они были вдалеке друг от друга.
Это изломанность принципов и давила на Майкла. Мэдлин никогда не отступала, а, значит, есть что то еще. И это что то толкает ее на нарушение. Майкл видел резюме Отдела надзора по очередной проверке Первого. Оно было более чем красноречиво. Центр был недоволен выполнением миссий 8 и 9 класса. А что касается 10, то последняя, случившаяся перед проверкой, была провалена. Значит, Шефу грозит наказание, и его наказанием станет Никита. Теперь Майкл знал, кто и для чего привел ее в Отдел. Кто незримо оберегал ее от всего. Чьи прозрачные руки толкали ее сюда снова. Но было что то еще, и это было сильнее, чем наказание Пола. Ему необходимо было в этом разобраться.
Итак, он подводил итоги. Они хотят что бы он сблизился с ней снова, у них на глазах, они хотят успокоить ее и лишить его возможности четко мыслить. Они думают, что скрыв от нее правду, он сможет оттянуть процесс перемещений в Отделе. Кроме того, дав ему свободу действий, они считают, что он сможет привязать к себе Никиту так, что без него она не сделает ни одного шага, тем самым он должен будет заставить ее отречься от управления отделом, если в этом будет нужда. Потом спокойствие и размеренность жизни, может привести их к Адаму. Малейшая оплошность, и он потеряет сына навсегда. Он не может им дать понять что знает их планы, а следовательно он должен сделать так как они ждут. При этом не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что Никита может быть задействована в этом. ЕЕ легко сломать и переубедить. Она несознательно может нанести вред. Так часто бывало и Майкл это помнит. Значит, надо оградить ее от этого. Потому что тогда, скорее всего он потеряет и ее. Идти строго по их плану, но для Никиты это должно быть полной неожиданностью. Следовательно, надо вести ее к тому, что он идет к ней вопреки приказу, потому что он так хочет. И еще ему не стоит скрывать кто она. Она должна с этим смириться и принять все как есть. Даже если она захочет потом идти своим путем, он не имеет права молчать. И этот разговор будет как нельзя кстати подтверждать что у нее теперь есть защита, и их отношения могут спокойно развиваться так как им захочется. А потом он выведет ее из игры. Одним точным ударом. Она будет принадлежать ему и уже никакая незримая сила не заставит его отдать Никиту на съедение чудовищу под названием Первый отдел. Итак, цели были намечены, а средства….. любые средства здесь подходили.
- Майкл, ты меня слышишь? – Никита стояла в полуоборота к плите и одновременно пыталась следить за кофе и за Майклом.
- Да, ты сказал, что хочешь пойти поужинать – он улыбнулся – я не против.
- Нет, – она сняла турочку с плиты и вздохнула – я сказала что не хочу выходить. Давай поужинаем дома.
- Извини. Я задумался.
- О чем? – он подала ему чашку с кофе, и присев рядом обняла его за плечи.
- О тебе – он солгал ей снова - и тут же как будто решив реабилитироваться добавил – о нас.
- Как то странно слышать это от тебя. Ведь для тебя нас никогда не существовало, в полном смысле этого слова - она прикоснулась рукой к его щеке и провела по немного отросшей щетине.
- Для меня не существовало нас по отдельности. Просто обстоятельства всегда были таковы. Ты же знаешь.
- Знаю – Никита осторожно забрала у него чашку и поставила ее на пол.
Сев к нему на колени, и ощутив его запах она прикрыла глаза. Голова закружилась, моментально делая ее несостоятельной что либо говорить и делать. Майкл провел рукой по ее голому плечу. Она вздрогнула.
- Почему ты думаешь, что нам это сойдет с рук, – она снова задала ему такой старый вопрос.
- Мне все равно. Для меня это уже не имеет никакого значения - он развернул ее к себе лицом, и посадил так что ее ноги были широко разведены, а ее тело прикасалось к нему почти полностью – важно что мы вместе, и нам не надо скрывать то, что мы чувствуем.
- Наверно, ты прав – выдохнула она – но мне почему то кажется - она легко прикоснулась своими губами к его губам - что всему этому скоро придет конец.
Он прижал ее к себе настолько сильно, что ей невозможно было вдохнуть.
- Пусть так, пусть…. – глубокий, страстный, бесстыдный и соленый на вкус поцелуй закончил фразу за Майкла.
Он аккуратно перемещал свои руки вдоль ее ног, уверенно двигаясь к бедрам. Юбка не имела значения, даже через плотную ткань она чувствовала, как его ладони обжигали кожу.
Не было ничего. Всё как будто замерло и время остановилось. Точнее оно было подчинено движению его рук на ее теле, и губ не выпускающих ее губы из сладкого плена. Он как волшебник управлял не только желанием, но и временем ее жизни. ЕЕ руки освобождали его от одежды, и когда часть ее уже лежала на полу, он почувствовал ее горячее дыхание на своем теле. Руки Никиты нежно перемещались вверх по его спине. Он знал конечный пункт их движения и с замиранием сердца ждал. Когда они достигли цели, она осторожно начала перебирать его волосы. Каждое ее прикосновение усиливало его желание.
Он справился с ее блузкой гораздо быстрее, чем она с его свитером.
- Боевая подготовка, – выдохнула Никита, – скоро я даже не буду успевать следить за твоими движениями.
- А тебе и не надо следить – он улыбнулся и снова легко коснулся ее губ – тебе надо только подчиниться.
- Да, – прошептала она, – я подчиняюсь.
Блузка составила компанию свитеру. Майкл прикоснулся губами к ее шее, осторожно прикусил чувствительное место. Его поцелуи, можно было сравнить с прикосновениями крылышек бабочки. Невесомые, нежные, мягкие как шелк. Его губы ласкали ее шею, плечи, грудь. Они были повсюду. Изысканная пытка. Это мог делать только Майкл. Ты еще ничего не получила, но твоя голова отказывалась понимать, в ней оставалось только одно желание. Снова и снова чувствовать прохладное и шелковое прикосновение его губ и горячие ладони на своем теле. Она решила противостоять пытке, что бы продлить ее. Ей страстно хотелось перестать себя контролировать. Но она, кусая губы, держалась из последних сил. Зная, что Майкл ждет, и слышит каждый вздох, Никита не давала себе возможности показать ему, что у нее нет сил сдерживать себя. Он чувствовал ее игру, и не совсем понимая зачем ей все это, принимал ее условия. Майкл продолжал движение по ее груди, дразня прикосновениями языка ее тело, пытаясь сломать защиту, которую она поставила для себя. ОН умел ждать и знал что это не продлится долго. Никита никогда не страдала размеренностью. Ей всегда надо было все и сразу. Но сейчас она поражала даже Майкла. Он встал с дивана, продолжая держать, ее одной рукой на весу, осторожно расстегнул молнию ее юбки. Сделав несколько шагов в сторону спальни, он, наконец, услышал ее голос
- Нет, Майкл - дыхание ее было ровным, и он снова удивился ее выносливости. Такое было впервые.
- Ты же обещала подчиняться, – он смотрел в ее открытые глаза. Они становились менее прозрачными, а это был признак того, что он на правильном пути.
Он проследовал прежним маршрутом и положил ее на прохладное покрывало кровати. Она снова открыла глаза. Рассматривая Майкла, она чувствовала что ее терпению и стойкости приходит конец. Остались его последние капли и как только его губы снова коснутся ее тела, она не сможет больше сдержать себя. Он давно научился читать ее мысли. Сняв остатки одежды, при этом отметив для себя что Никита закрыла глаза, а значит победа уже близка, он вновь начал легкими поцелуями прикасаться к ее телу. Теперь у него было больше пространства для действий. Он начал с ее ног. Каждый сантиметр, каждый пальчик ее ножек испытал на себе пытку лаской. Когда Майкл уверенными шагами добрался до ее бедер, она застонала. Но теперь он решил сделать так, что бы она просила, умоляла его. Он решил идти ее путем. Двигаясь выше, он уже чувствовал как она дрожит от желания. ЕЕ стоны становились похожи на крики. Он слышал свое имя. Касаясь губами ее груди, он чувствовал биение ее сердца и сбившееся дыхание.
- Майкл, – прошептала Никита, – прекрати, – ее голос стал еще более низким и хриплым – я сдаюсь. Я не могу сопротивляться тебе. Я хочу…….. – стон, вырвавшийся из ее груди, остановил поток слов.
- Нет, – ответ был короткий, – ты хотела, ты получишь то, что хотела. Он продолжал ласкать ее грудь, доводя ее до бешенства смешанного с диким необузданным желанием.
Никита попыталась применить силу и перевернуть его на спину, но ее руки были тут же перехвачены и прикованы к подушке над головой.
- Не стоит, – он улыбался, и это ее злило, а его заводило еще больше.
- Ну я прошу – она попыталась изменить положение своих ног, но ей это тоже не удалось и оставив попытки сделать это она прошептала - я умоляю.
Он склонился над ее лицом и заглянул в ее глаза.
- Теперь ты поняла, что всегда будет, так как я хочу – он снова улыбнулся. Эта игра доставляла ей удовольствие и он это знал поэтому и принял условия.
- Да – она с трудом перевела дыхание и смиренно продолжила - я поняла………. я прошу.
В такие минуты он не просто хотел ее, он чувствовал себя на вершине блаженства. Каждый раз он пытался покорить ее плоть, потому что ее сердце давно уже принадлежало ему, и каждый раз когда он слышал « Майкл, я хочу» его сердце останавливалось.


 

#219
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
- Там было все по другому - она тихонько пристроилась у него на груди и слушала как успокаивается его сердце.
- Не было никакого «там» - он погладил ее по спине и дойдя до шрама под лопаткой, вспомнил все что он успел пережить когда не увидел ее в операционной – есть только мы. Остальное - декорации нашей жизни. Мы словно в театре играем свои роли, произносим ненужные слова. Но главное то, что есть в нас. Это не игра, и как бы не сменялись декорации, это останется навсегда.
- Но ведь ты чувствовал там то же что и я? – она начала водить пальчиком по его груди.
- Мои чувства к тебе, ведь ты имеешь ввиду именно это, не зависят от места. Они используют нас, а мы должны использовать время и место. Вот и вся премудрость.
- Каждое такое задание выбивает меня из колеи. Оно ломает меня и то, что я успеваю возводить внутри себя для защиты.
- Ты научишься быть сильной и переключать сознание, а вместе с ним и твои желания столько раз сколько будет нужно. Это сложно, особенно для тебя, но если ты не сможешь этого делать, дальше жить будет еще сложнее.
- Я стала задавать себе вопрос – она развернула голову и посмотрела на Майкла - что бы стало со мной, если бы я осталась на улице?
- Ничего. Ты так же как и в Отделе пыталась бы выжить. С одной только разницей, ты осталась бы на улице.
- С двумя – Никита улыбнулась – я была бы там одна……………
- Иногда мне кажется, что я бы и там нашел тебя, – он обнял ее еще крепче – я не могу отделаться от мысли, что ты просто должна была появиться в моей жизни.
- Это было бы прекрасно но судьба распорядилась по другому – она вздохнула – но все равно я поняла что ничего не исправить.
- А разве надо что нибудь исправлять? – Майкл снова посмотрел ей в глаза. Он решал сейчас трудную задачу. Он должен был рассказать ей о том, что узнал недавно. Иначе когда правда всплывет, а то что она всплывет, он не сомневался, она не сможет больше верить ему. Он с таким трудом возвращал ее доверие, что снова потерять его означало потерять навсегда не только это зыбкое равновесие, но и ее саму – судьба говоришь? Может быть. Послушай, Никита, есть еще кое что помимо судьбы.
- Ты пугаешь меня, – она умостилась по удобнее на его груди – зачем? Мне так хорошо. Не делай ничего что бы испортить этот момент.
- Но ты должна это узнать от меня, иначе потом тебе будет еще сложнее, еще больнее – он притянул ее к себе так что ее глаза оказались совсем близко и сцепил на ее спине свои сильные руки.
- Хорошо, я слушаю, но предупреждаю, что если разговор будет тяжелым я не стану слушать – она прикоснулась губами к его губам – и не дам тебе договорить. Я знаю способ, – Никита улыбнулась.
- Ты помнишь своего отца? – Майкл заходил издалека – если да, то расскажи о нем.
- Нет, не помню. Наверное, потому что все пьяные дружки матери закрыли воспоминание о человеке, который был отцом. То что он был другим, я не сомневаюсь. Но я не помню ни его лица, ни его самого. А почему ты спросил? – она насторожилась и напряглась. Майкл по прежнему крепко удерживал ее руками и напряжение почувствовал мгновенно.
- Твой отец – он замолчал. Господи! Как же трудно было переступить черту. Но она должна была это знать – это мистер Джонс – он снова замолчал ожидая реакции Никиты.
- Майкл, ты решил пошутить, – она попыталась улыбнуться, но ее взгляд натолкнулся на суровое выражение лица Майкла и его холодные полные здравого рассудка глаза, – откуда ты это знаешь?
- Медлин дала мне доказательства. Но ведь ты знаешь, что я не привык доверять Мэдлин и проверил все сам. Это правда, Никита. Человек –тень стоящий во главе всех отделов - твои отец. Вот почему ты попала в отдел. Это не судьба. Это вмешательство человека.
- Но почему? – она размышляла, – я столько всего вынесла. Почему, Майкл? Я не хочу это знать!- ее голос срывался на крик - как он мог заставить свою дочь пройти через это! – из ее глаз потекли слезы. Майкл по прежнему держал ее в объятьях не давая вырваться, как будто это могло помочь ей сейчас – это очередная ложь Отдела! Я устала! Пусти меня! Ты с ними заодно! – она начала вырываться и ему пришлось применить силу что бы удержать ее.
- Успокойся, Никита – он говорил как можно спокойнее и тише – не надо кричать. Это нечего не изменит. Он - твой отец. И это проверено. Это факт, доказанный мной. Кроме того, – он все еще пытался ее успокоить, но ему с трудом удавалось удержать ее в своих руках, – надо подумать не о том, как он это допускал, а как все это будет выглядеть дальше. Надо суметь защитить себя от Шефа и Мэдлин, ведь ты претендент на должность Шефа – он повысил голос, – и они в любой момент могут убрать тебя!
- Пусть! Мне все равно! – она уже не вырывалась, а просто тихо плакала.
- А мне нет……..он повернул ее к себе – мне не все равно. Ты и Адам все, что есть в моей жизни, – он смотрел в ее заплаканные глаза – я не позволю ни тебе, ни им решать когда тебе умирать. Я не хочу, не могу и не стану жить без тебя.
- Но – она не договорила. Прохладный поцелуй не дал ей сказать. Следующий, унес из головы почти все.
Майкл знал что это практически единственный способ, не считая транквилизаторов, успокоить Никиту. Он снова увел ее в мир удовольствия и держал ее там до тех пор, пока она, выбившись из сил, заснула у него на груди.
- Завтра договорим, – прошептал Майкл – завтра. Ты все поймешь и успокоишься.

 

#220
Татьяна
Татьяна
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Янв 2006, 21:15
  • Сообщений: 464
  • Пол:
И новый маленький кусочек. Клятвенно обещаю что к вечеру воскресенья будет еще.


- Расскажи мне о себе – Андреа смотрела ему прямо в глаза. Ей нравилось рассматривать его и он постоянно отводил взгляд. Это было их третье свидание, но дальше ужина дело не заходило. Она почти ничего о нем не знала, но разве то, что болтали в отделе и кое что из рассказов старого Вальтера. А ей хотелось что бы он сам познакомил ее со своей жизнью. Кто он? Каков? Хотя на многие вопросы она уже могла ответить сама, но все таки…………. Андреа ловила себя на мысли что он ей нравится. ЕЕ волновали прикосновения его рук во время тренировки или когда он подавал ей пальто в ресторане. Она несомненно увлеклась им. Сначала она не понимала, что ее привлекает в нем. А потом, когда он стал более спокойным, перестал бояться ее саму и ее улыбку и стал отвечать на нее своей, она поняла что ей нравится в нем. ЕЕ привлекала его внутренняя борьба со своим злом. Как это не глупо звучало, но это была именно такая борьба. Он старался оттаивать. Сам по себе. Она лишь немного ему помогала. Андреа верила в то, что он скоро станет тем, кем ей хотелось. Она понимала что то что заложено в нем спрятано столь далеко что иногда, кажется, это невозможно откопать, но каждый раз когда они были вдвоем она ловила что то доброе и ласковое.
- А что бы тебе хотелось узнать? – он смотрел на нее. Эта женщина стала занимать все его мысли и он начинал думать о том что пора бы прекратить такое близкое общение, но каждый раз он находил причину этого не делать. ЕЕ зеленые глаза преследовали его. Они смогла вытеснить из его сознания пустые и безжизненные глаза Никиты. Он очень хотел понять как ей это удалось, ведь прошло не так много времени. Он хотел просто побыть обычным человеком. И самое главное он хотел отдохнуть от всего. А с ней он отдыхал. Многомесячные тренировки сблизили их. Он поражался ее желанию растормошить его. Даже на сложнейших тренажерах, улыбка почти не сходила с ее лица.
- Не знаю. Расскажи всё, что ты можешь. То, что позволяют правила Отдела.
- Я пришел сюда почти десять лет назад, одновременно с Майклом – он начал повествование. Сейчас ему было плевать на запреты. Он должен был кому то излить себя. Скинуть с себя черноту и грязь. Открыть свое сердце и душу. А была ли у него душа? Наверно она давно уже была метрва и поэтому сейчас он начинал чувствовать как она рождается заново. Вряд ли она будет чистой и светлой, но ему бы хотелось что бы она не была больше такой черной.
Тяжело. Но Он уже начал. Первые тренировки, первая операция, первый убитый им человек. Ненависть к Майклу. Смерть любимой женщины и ребенка. Никита. Издевательства и насилие. Иногда он думал что никому не сможет этого рассказать. Ему казалось что он будет носить это в себе. Но сейчас от каждого сказанного слова становилось легче. Из сердца уходила тяжесть, с души смывалась грязь и боль. Отчаяние и ненависть к себе.
- Значит легенда Никиты это правда? – ее зеленые глаза посмотрели в его карие.
Он просто кивнул головой и опустил взгляд. Ему не было стыдно. Ему было гадко и противно.
- Но ведь ты спас ей жизнь – она не спускала с него глаз – это должно искупить вину.
- Этого мало. Она никогда не простит меня, и я к этому готов. Готов к мести Майкла. Готов к смерти, потому что его месть это смерть. Единственное что я могу еще сделать, это помочь им быть вместе.
- Но как? – она отпила из бокала – ты ведь не можешь пересмотреть правила отдела.
- Это им и не нужно. Достаточно того что она останется жива, а остальное решит сам Майкл.
- Он любит ее. Это неоспоримо – она вздохнула – я видела его глаза когда он смотрел на нее. Поэтому я и не усомнилась в их отношениях.
- Да. Это началось с момента ее появления в отделе. Тогда она была другой. Юной и пытающейся перевернуть мир. Сейчас она сломана, разбита, растоптана и унижена. Они и я с ними заодно сломал ее. Сделал ее такой. Жестокой и непримеримой.
- Но в ней много чего осталось. Нежность, любовь, а это главное. И еще у нее есть тот кто поможет ей снова стать прежней Никитой. Как бы ни был сломан человек, если в его сердце осталась любовь, он остается человеком.
- Значит я уже не человек – он снова опустил взгляд – потому что в моем сердце нет ничего.
- Не правда – она взяла его за руку и по телу пробежало живительное тепло – ты человек. Ты рождаешься сейчас заново, ты пересмотрел свою жизнь и понял что ненависти больше нет, что она должна простить тебя, чего бы это тебе не стоило. Ты думаешь о Майкле, а значит ты начинаешь чувствовать. Поэтому ты – человек.
- Ты знаешь, а начинаю тебе верить. Ты обладаешь странной силой убеждения.
- Это не убеждение, это ты. Ты сам начинаешь дышать. Не я делаю тебе искусственное дыхание, а ты сам дышишь. Понимаешь, сам. И я рада что рядом. И если тебе нужна будет помощь, ты должен попросить ее у меня.
- Хорошо – ужин подходил к концу, но ему так не хотелось расставаться с ней – я отвезу тебя домой?
- Отличная идея – она встала.
Джо Бейкер и Андреа Соти покинули ресторан.


Утро было прекрасным, Никита открыла глаза и поняла что она не одна. Запах кофе, разносившийся по квартире дразнил и обещал что это утро не будет похожим на другие. Майкл был с ней. Почему? Она вспомнила вчерашний разговор. Он считает что теперь Джонс( она не могла назвать его отцом даже в мыслях) будет защищать их. Какая глупость. Он и раньше был ее отцом, но все проблемы они решали сами. То что происходит сейчас не дает уверенности. Вчера она еще была довольно осязаемой, а сегодня становилась совсем призрачной. У их отношений нет будущего. По крайней мере в Отделе. И потом даже если не будет Шефа, вряд ли они смогут жить вот так. Просто, встречаясь когда им хочется. И не прячась от всевидящего ока Отдела. Вчера он сказал что она претендент на место Пола. Но ведь есть Майкл, Девенпорт, Бейкер и наконец Мэдлин. А кто такая она. Агент второго уровня. Видимо она вчера что то не так поняла. Никита подумала о Джонсе. Она всегда была безотцовщиной. Она всегда была сама по себе и там на улице и здесь в отделе. Хотя нет здесь она считала отцом Вальтера. Ник улыбнулась вспоминая его лицо. Он единственный кто любил ее, ну кроме Майкла. Интересно, а он любит ее или ей только так кажется. То что он делает доказывает его чувства, но сомнения все таки есть. Его постоянные валентайн миссии превратили Майкла в механизм, который включался тогда, когда нужно. Взять хотя бы Лизу. Если бы Никита не знала что это игра, она бы точно поверила что он любит ее. А Елена? Нет там было все по другому. Елену он любил, наверное любил. По крайней мере он испытывал к ней нежные чувства. Она была матерью его единственного ребенка. Но даже если он и не любит ее, даже если так, ей абсолютно все равно. Он принадлежал ее и это главное. Хотя принадлежит ли? Никто и никогда не знал, не знает и не будет полностью знать Майкла. Это неподвластно никому. А ей тем более.
Она встала и накинув халатик спустилась ( если это можно так назвать) на кухню. Майкл разливал кофе в кружки. Странно. Он так же как и Никита не терпел маленькие чашечки, он всегда пил из большой кружки. Она улыбнулась и он это заметил.
- Доброе утро – он подал ей кофе – выспалась?
- Да, кажется – Никита обхватила кружку двумя руками – мы не закончили вчера.
- Это хорошо что ты сама начала разговор. У нас множество проблем. И их надо решить. Времени у нас мало, а точнее его совсем нет. То что они будут пытаться нас убрать, не поддается сомнениям. Здесь как раз все ясно.
- Нас? – Никита перебила Майкла .
- Не перебивай меня. Если они убьют тебя, то им придется расстаться и со мной поскольку я не оставлю их в покое, а справиться они вряд ли сумеют. Шефу будет спокойнее если он одним ударом отправит нас на тот свет. Поэтому я думаю что план уже есть.
- Легче всего нас просто пристрелить в Отделе.
- Ты не права . В Отделе много свидетелей – Майкл сел на диван и поманил ее к себе.
- Но все они будут молчать. Все хотят жить – она присела на край, но он властным взглядом приказал изменить местоположение и Никита пересела к нему на колени.
- Не все. Подумай о Вальтере, о Джейсоне. Во-вторых ему не оправдаться перед твоим отцом.
- Не называй его так – она сгримассничала.
- Это не важно. Проще будет пристрелить нас где нибудь на задании. К тому же сейчас идет разработка Омара Морниса. Это довольно сложная миссия и я думаю для нас она станет последней. По их расчетам должна стать последней. Но я кое что сделал.
- Но ведь ты не знаешь наверняка. Эта миссия насколько я знаю очень важна для Шефа и здесь не может быть никаких других расчетов кроме операции. Один неверный шаг и мы провалим дело. А ей кажется присвоена 10 степень?
- Там будет удобнее всего. База Морниса должна быть уничтожена.. Я думаю, что нас пошлют в самое пекло, и сделают так, что бы никто и никогда не нашел даже кусочка нашей кожи, а не то что тел. Это нам на руку с одной стороны – Майкл уже не разговаривал с Никитой, он размышлял вслух и от того что она слыша ее утренние страхи отступали все дальше и дальше – мы можем попытаться уйти.
- Ты ведь знаешь где база? – она посмотрела ему в глаза, одной рукой обняв его за шею – ответь.
- Я знаю достаточно – он лишь мельком взглянул на нее – достаточно что бы выжить или……. Или что бы остаться там навсегда.
- У тебя есть что нибудь?
- Никита – он провел рукой по ее бедру – я не должен, пока не должен рассказывать тебе всё. Ты не должна знать ничего кроме того что тебе будет необходимо для выполнения миссии, иначе будет сложно. Они не должны ничего даже заподозрить, иначе нам не выбраться оттуда. А я- он улыбнулся и посмотрел на нее пристальным взглядом – пока не намерен умирать. Не сейчас.
- Майкл - она потерлась о его щеку – даже если мы уйдем они найдут нас и все равно прикончат.
- Есть еще что то. Я не могу понять что. Но какое смутное чувство насчет Мэдлин. Она совершает одну ошибку за другой. Это не похоже на нее. Как будто у нее в жизни появилось что то еще помимо Отдела и Шефа. Но я пока не разобрался. А в этом необходимо разобраться. Возможно это поможет нам выжить. Но времени очень мало, его практически не осталось. В любой момент может прозвенеть звонок…….
В эту минуту ожил телефон Майкла. Никита вздрогнула.
- Вот и все, время вышло. – он обнял ее и потянулся за телефоном – Да – это было все что он сказал в трубку – мне пора.
- Морнис? Так рано? И почему только тебе? - ее глаза были испуганы.
- Не думаю, хотя все может быть. Скорее всего нужна поэтапная разработка, я же говорил тебе что задание сложное– он поцеловал Никиту – я не должен был говорить тебе об…о Джонсе, поэтому прошу тебя сделай так, что бы никто не узнал. И еще…………
- Надо скрыть свои эмоции и чувства – она передразнила Майкла.
- Наоборот, теперь ты должна показать всем что у нас все хорошо.
- Ты уверен? – она была ошарашена заявлением Майкла.
- Да.

На совещании у Шефа присутствовали семь человек включая самого Пола.
- Помимо теневых групп в операции будут участвовать три основные. Первая группа – группа Майкла работает по главному направлению, а именно Морнис и его база данных.Затем она устанавливает заряды и уничтожает базу.
- Мы знаем – в разговор включилась Мэдлин что Морнис сотрудничает с несколькими крупными государственными деятелями, поэтому база данных должна быть доставлена в Отдел, как и сам Омар.
- Вторая группа – продолжил Шеф – группа Бейкера будет осуществлять внутренний контроль и обеспечит отход первой. Третья группа – это твоя, Девенпорт, обеспечивает чистоту внешнего периметра и кроме того твои люди должны обеспечить отход всех групп и зачистку территории , но только после передачи данных в Отдел. Когда данные будут здесь начнется второй этап операции, мы должны взять все кто в списках. Расстановка сил ясна? – Шеф посмотрел на Майкла.
- Мне все ясно. Моя группа берет материал и заложника и передав их Бейкеру отходит.
- Вот именно. И никакой самодеятельности – Куинн и Джейсон работают на месте. Мэдлин в тактическом. На ней поддержка из Отдела.
- Каковы предполагаемые потери? – Бейкер задал вопрос.
- Потери не имеют значения. Если мы возьмем Морниса и получим доступ к базе данных, нам все простится и зачтутся все прошлые грехи и даже будущие.
- Многие не вернутся. Так что будьте к этому готовы – Мэдлин посмотрела на Майкла – приблизительно 30 процентов основных групп и чуть более у теневых.
- Надеюсь это стоит того? – Бейкер был неумолим.
- Операция 10 класса предполагает потери значительно большие, чем операции других классов. Ты прекрасно это знаешь. – Шеф начинал злиться. Ему достаточно было Майкла и Никиты, что бы еще терпеть вопросы Бейкера – надеюсь это всем понятно. Займитесь плотной разработкой плана вместе с Куинн и Джейсоном и собирайте группы для инструктажа. У вас 5 часов на все. Все свободны.
Когда оперативники ушли Пол повернулся к Мэдлин.
- Надеюсь, тебе не стоит объяснять что они не должны вернуться.
- Ты говоришь о Майкле и Никите? – поинтересовалась Мэдлин, заранее зная ответ.
- Да. Джейсон будет на месте, Вальтера я выведу из игры сразу же после снаряжения групп. Так что помочь им изнутри будет некому.
- Ты дал необходимые инструкции Девенпорту?
- Да. После получения информации. Его группа произведет дополнительное минирование здания снаружи. Все рассчитано по секундам. И если ты не станешь им помогать, говорю это потому что знаю тебя, они останутся там навсегда.
- Хорошо. Пусть будет так как ты хочешь. Надеюсь, это разумно.

Она сидела на балконе и думала о Джонсе. Ей до сих пор казалось что это не может быть правдой. Она пыталась вспомнить хотя бы одну черту его лица или голос, но все было тщетно. Он как будто ушел из ее памяти навсегда. Теперь Никита не знала что ей делать дальше. Она рассчитывала только на Майкла. Теперь оставшись одна она прекрасно понимала какую угрозу представляет для Шефа. Не только тем что может занять его место, а просто самим своим существованием в отделе, она может нанести вред ему и Мэдлин. Смерть неизбежна. Сейчас ей как никогда хотелось жить. Но голова отчетливо рисовала картину будущего. А может поторговаться с Шефом? Ну и глупость. Майкл прав надо спасти свою жизнь, а потом думать о чем то еще. Воспоминание о Майкле согрело ее душу.
- Интересно – сказала она сама себе – что там происходит? А вдруг……… Нет! – оборвала она себя на полмысли - не стоит об этом даже думать. Он все сделает как надо. Но почему до сих пор нет вызова? Прошло ведь уже более 6 часов, как он ушел.
Она встала с кресла, и через секунду зазвонил ее телефон. Дрожащими руками она взяла трубку.
- Жозефина – тихий голос Майкла вернул ее в нормальное состояние.
- Да – она нажала кнопку отбоя и стала одеваться.


В трех блоках шел инструктаж. Основные группы Отдела оговаривали позиции и план.
Операция была одна, но задачи у всех разные. Руководитель каждой группы преследовал разные цели помимо выполнения задания.
Первый – должен был спасти жизнь себе и любимой женщине. Это стало главным и проведя инструктаж Майкл приставив к стене устройство дающее помехи на все мониторы, подойдя к Никите попытался сказать всё что ей надо было знать.
- Будет трудно. Но нам надо поставить две задачи. Уцелеть и выбраться оттуда. Ты меня понимаешь?
Кивок.
- Ты должна делать только то, что скажу я ,тогда есть маленький шанс.
Кивок.
- Это тебе для связи со мной - он подал ей маленький кружок.
Кивок.
- Я знаю что тебе страшно, но другого шанса у нас не будет, потому что мы сюда не вернемся. Ты меня слышишь, Никита?
Кивок.
- Я сделаю все как ты скажешь. У меня нет выбора. Я не хочу умирать. Не сейчас.
- Ты должна повторять это постоянно. И возьми себя в руки. Никто не должен ни о чем догадаться – он обнял ее и поцеловав в висок прошептал – иди к Вальтеру. Выезжаем через 10 минут.
- Я люблю тебя. И если ты сможешь выжить, помни об этом.
- Я уже говорил что не хочу оставаться в этом мире без тебя. Не заставляй меня повторять это много раз.
Она освободилась из его объятий и направилась за снаряжением. Сегодня был последний день. Она или выживет и никогда не вернется в отдел или останется там навсегда, но при этом было в этих двух обстоятельства одно сходство. И в том и в другом случае она НИКОГДА НЕ ВЕРНЕТСЯ СЮДА. Получив снаряжение, она еще раз посмотрела на Вальтера. Он всегда был для нее чем тот большим чем просто друг. Он был ей отцом. Он любил ее с первого дня как только увидел. Он поддерживал ее. Он верил что они с Майклом могут быть счастливы здесь в отделе. Сколько раз он рисковал своей жизнью ради ее, ради них. Она сбилась со счету.
- Операция будет сложной – Вальтер посмотрел в ее глаза – Многие не вернутся. Береги себя девочка.
- Спасибо Вальтер, что бы не случилось, помни я люблю тебя.
- Ну-ну вы и раньше с Майклом участвовали в переделках, но судьба хранила вас, – он снял с шеи свой армейский медальон и отдал его Никите, – пусть он сохранит тебе жизнь, как когда то сохранил мне.
Она поцеловала старика и ушла. Он еще долго смотрел ей в след, ему вдруг показалось что Никита попрощалась с ним навсегда.

Руководитель второй группы преследовал те же задачи что и Майкл с одной разницей, он и Андреа должны были вернуться, а вот Майкл с Никитой нет. Это идеальное задание для исчезновения Майкла и Никиты из его жизни. И он сделает все, что бы это случилось.
- Ты должна быть рядом. Не покидай заданный квадрат и свою позицию. Ты мне нужна. Я должен сделать так что бы все прошла гладко.
Кивок.
- Андреа, есть только я и мои приказы. Больше половины людей не вернутся, и мне бы не хотелось, что бы в их числе была ты.
Кивок.
- Запомни позиция и постоянная связь.
- Да, я все поняла.


Руководитель третьей группы был в более худшем положении. С одной стороны его группа будет вести внешний периметр, а с другой стороны он получил приказ. Майкл и Никита должны быть ликвидированы. Они не должны вернуться в отдел ни под каким видом. Шеф дал понять что если будет осечка, то он – Девенпорт будет убит. Так что у него не было выбора. Хотя и Майкл и Никита были ему небезразличны. Майкл был классным оперативником и много раз спасал его шкуру от ликвидации. Он один видел в нем приемника на свое место, а Ник…… Никита была просто хорошим другом. Многие озлобятся на Шефа после операции. Ведь все знают что их посылают в самое пекло, где выжить не только нет никакой гарантии, но и теперь за их жизни никто не даст ломанного гроша. Но приказ есть приказ, кроме того он ничего не может сделать. А если бы мог?

Группы грузились в транспорт. Командиры осматривая своих людей заходили в лифт следом за ними.
Первая группа……………………. Никита последняя. Бейкер посмотрел на нее пытаясь понять что он чувствует, но мысль так и не пришла в его голову. Девенпорт мысленно простился с ними. Майкл зашел следом.
Вторая группа……………………. Андреа Джо с нежностью посмотрел на нее. Нельзя было рисковать ей. Она занимала слишком большое место в его жизни и последнее время в его сердце. Бейкер зашел следом.
Третья группа……………….. Девенпорт осмотрел своих людей. Все было в порядке. Он уже собрался за ними, когда его окликнул Шеф
- Все должно идти по плану. Ничто не должно тебе помешать.
- Слушаюсь, сэр – он наконец покинул Отдел.



 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей