Перейти к содержимому

Телесериал.com

21 апреля. Порт-Роял, особняк герцога де Медина.

Адемар, Мэтт, Иона, Джулиана, Адриана
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 16
#11
гадюка в сиропе
гадюка в сиропе
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Мар 2005, 14:08
  • Сообщений: 128
  • Пол:
-Значит, вы не любите беседовать с гадалками, графиня, - уточнил Адемар, намеренно проигнорировав вопрос о ревнивых мужьях. – Очень жаль… Вы утверждаете, что боитесь будущего. Очень даже может быть. Да я и сам прекрасно вижу, что вы боитесь, графиня. Боитесь, весь вопрос чего? Будущего? Или чего-то еще?
Красавица нервно закусила губу. Она с трудом выносила тяжелый мрачный взгляд герцога де Медина, казалось, этот взгляд пронизывал ее насквозь.
-Адемар, вы неподражаемы… - прошептала Иона, чьи нервы сдали окончательно. – Только мне кажется, я вольна выбирать сама, с кем общаться, с кем нет.
-Вы вольны выбирать, когда вы находитесь во дворце английского короля или в своем родовом имении. А на территории этого дома действуют правила, установленные мной. Впрочем, - задумался герцог, - я не настолько жесток, чтобы принуждать такую очаровательную женщину, как вы, заглядывать в свое будущее. Не будем спрашивать у доньи Джулиан, что будет, лучше спросим, что было. Донья Джулиан расскажет вам о вашем прошлом. Посмотрим, что она знает о вас…
Иона была ни жива ни мертва от страха, что обман откроется. А Джулиан взяла в свои руки ее изящную ладонь и начала вглядываться в линии судьбы графини.
-Вам повезло, мадам, - говорила Джулиана красивым низким голосом. – Вы родились под счастливой звездой. Вы удачно вышли замуж, стали первой красавицей королевства. Тьма поклонников, многие из которых умирали из-за вас, любовь короля. Вы – некоронованная королева… Ваш муж погиб из-за необъятной любви к вам.
-Это правда? –строго спросил у графини Адемар, перебивая гадалку. Иона кивнула.
-Новая любовь, новый брак, - продолжала Джули. – Вы были счастливы, но недолго. Ваш второй супруг скончался, но вашей вины в этом не было. Теперь вы свободны…
-Свободна, значит? – процедил сквозь зубы де Медина, со злостью глядя на гадалку. –А вы, графиня, что же вы молчите? Скажите, что эта женщина нагло врет, и тогда я предам ее в руки правосудия. Ее повесят как ведьму, ma belle. Судьба этой шарлатанки предрешена.

 

#12
Lia Welde
Lia Welde
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Фев 2005, 12:28
  • Сообщений: 1074
  • Пол:
Иона замерла в нерешительности. Такой поворот событий не радовал графиню. У нее был выбор – либо подтвердить правоту Джулианы и подвергнуть опасности себя и Вэгранта, либо осудить невиновную на смерть. Разумеется, графиня Лэнгфорд не была образцом добродетели, она частенько наставляла рога собственному мужу и морочила головы чужим, но на подлог решиться не могла. Как она будет чувствовать себя, когда на ее совести будет чужая смерть?
-- А вы сами как думаете? – Иона попыталась уклониться от ответа.

Сообщение отредактировал Линдорф: Понедельник, 04 июня 2007, 19:18:29

 

#13
Lia Welde
Lia Welde
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Фев 2005, 12:28
  • Сообщений: 1074
  • Пол:
ВД. - Написано вместе с герцогом де Медина.
--------------------------------------------------------------------
-Донья Джулиана, - герцог де Медина пристально посмотрел на гадалку, - эта женщина не может быть свободной. Ее муж присутствует здесь, в этом зале, - указал он на стоящего в стороне Мэттью.
Иона торопливо кивнула головой, в подтверждение слов герцога.
-- А ты что скажешь, Руджеро? – вопросила Иона своего мнимого мужа. – Эта сумасшедшая подвергает сомнению законность нашего с тобой союза!
Мэтт приобнял графиню за талию.
-- Надеюсь, милая, ты окажешься умнее, и не станешь принимать во внимание чужие бредни?
-- Не знаю, Руджеро… Честное слово, я готова отправить в Англию гонца за тем священником, что обвенчал нас!
-- И напрасно. Не стоит унижаться перед всяким сбродом, - Вэгрант отлично вошел в роль мужа великосветской дамы.
Джули была смертельно оскорблена. Общественное положение Ионы и странного незнакомца, называющего себя ее мужем, еще не повод говорить о ней в таком тоне. Она подошла к Мэтту и почти силой, неслыханной для такого хрупкого создания, завладела его рукой. Несколько минут она изучала линии судьбы афериста, при этом с каждым новым открытием лицо ее становилось все суровее, а в глазах мелькали недобрые огоньки.
-Вы никак не связаны с этой дамой. У вас не было общего прошлого. Вы никогда не были женаты, и не вздумайте морочить мне голову!
-Скажите слово, госпожа Спалланцани, и я перережу обманщице горло! – торопливо оборвал гадалку Адемар. Рука его потянулась к кинжалу.
-- Будет мокрота! – воскликнула со злорадством Иона.
-Вы хотите крови? – Адемар коснулся острием кинжала нежной шейки Джули, но резать не стал. Намеренно помедлил. – Вы действительно хотите крови?
-- Да, хочу, - подтвердила Иона. – Эта женщина лжет.
-Хорошо, госпожа Спалланцани, - согласился герцог, - она умрет. Но не сейчас, немного позднее.
Адемар позвонил в колокольчик, и вскоре на зов явился его дворецкий.
-Прикажи арестовать ее! – он ткнул пальцем в сторону Джулианы.
Дворецкий выслушал герцога и удалился.
-Вы довольны, графиня? – Адемар закурил сигару и предложил другую даме.
Графиня Лэнгфорд не отказалась.
-- Да, довольна, - отрезала Иона, прикуривая от свечи. – Только боюсь, как бы она не накаркала беды нам с Руджеро!.. – красавица изящно повела плечами, от чего несколько черных локонов плавно легли на ее прекрасную, почти полностью обнаженную грудь.
Вскоре явились люди из личной гвардии герцога де Медина и увели Джулиану. Адри полными слез глазами смотрела, как уводят ее мать, затем бросилась к хозяину и жалобно закричала:
-Нет!.. Вы не должны этого делать! Моя мать честная женщина!
-Простите, донья Адриана, - холодно сказал герцог, - я не знаю, что понимаете Вы под этим словом, но, похоже, ваше представление и мое не совпадают.
Адриана плакала навзрыд и умоляла герцога о великодушии, но достучаться до сурового сердца хозяина ей не удалось. Адемар был непреклонен.
-Руджеро, проводите донью Адриану до дома, - распорядился герцог, и прибавил, обращаясь к прелестной гостье: -Миледи, надеюсь, вы поведете себя благоразумно, и не станете ревновать вашего супруга к этой несчастной?
-- О нет, я ему доверяю! – проговорила Иона, глядя на причудливые узоры, выписываемые в воздухе дымом ее сигары. – Я целиком и полностью уверена в постоянстве чувств моего Руджеро.
Она обольстительно улыбнулась мнимому супругу, и, неторопливо подойдя к Мэтту, обняла его:
-- Ведь я сказала правду, любовь моя?
Мэтт кивнул и страстно поцеловал красавицу в губы.
Адемар тихо хмыкнул, вспомнив, как легко прелестная графиня повелась на его ухаживания. Знает ли Руджеро, на какой штучке женился? Либо господин Спалланцани редкостный идиот (что не похоже), либо в той же мере неравнодушен к хорошеньким женщинам, как его жена к привлекательным мужчинам.
-Надеюсь, моя сладкая, вы поняли, зачем я отправил вашего Руджеро с глаз долой? – хищно улыбнулся Адемар, когда Мэттью и Адриана наконец оставили их.
Иона докурила и тщательно загасила окурок.
-- Я все поняла. Вы на редкость изобретательны, Адемар. Не сомневаюсь, вы давно прослышали о приезде Руджеро, и как по нотам разыграли всю ситуацию…

Сообщение отредактировал Линдорф: Воскресенье, 10 июня 2007, 14:20:53

 

#14
Lia Welde
Lia Welde
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Фев 2005, 12:28
  • Сообщений: 1074
  • Пол:
ВД. - Продолжение.
-----------------------------------------
-Не думал, что вы так легко отпустите своего мужа с другой женщиной, милая графиня, - улыбнулся Адемар. – Вы совсем не любите беднягу Руджеро.
-- Я ему доверяю, - выразительно проговорила графиня.
-Доверяй, но проверяй. Ни один мужчина не откажет себе в удовольствии приударить за красоткой, с которой остался наедине. В том числе и ваш покорный слуга.
-- Это я уже поняла, - Иона снисходительно кивнула. – Все мы грешны, ибо человеки суть…
Герцог де Медина не успел ответить на красноречивое замечание графини – прибывали новые и новые гости, которым тоже следовало уделять некоторое внимание, как бы обворожительна ни была Иона, и как бы ему ни хотелось побыть рядом с нею.
Впрочем, графиня Лэнгфорд никогда не испытывала недостатка в мужском внимании, даже напротив, стоило ей появиться в переполненной народом сияющей бальной зале, как все без исключения мужские взоры устремлялись на нее. Иона даже сетовала на свою исключительную красоту, из-за которой ей приходилось вести глупые, бессмысленные беседы с людьми, совершенно ей неприятными. Но светский этикет не позволял очаровательной королевской фаворитке разворачивать чересчур навязчивых соискателей, а таковыми были почти все поклонники графини. Так уж складывалось, что каждый первый мужчина, который танцевал либо говорил с леди Лэнгфорд хотя бы раз, готов был бежать на край света за одно слово, нежный взгляд, улыбку красавицы. Это ее забавляло…
Но Адемар де Медина не имел ничего общего с теми влюбленными безумцами, мигом терявшими голову из-за прелестной Миракль, он вообще был не способен безрассудно влюбиться даже в самую очаровательную на свете девушку. Его пыл графиня объясняла ослепляющей вспышкой страсти, и не более. Он, бесспорно, интересовался леди Лэнгфорд, но не как обожатель, а как завоеватель. Но графиню беспокоило совсем другое – что, если Адемар вознамерился не только соблазнить первую красавицу Англии, но и сделать ее своей женой? Двум прелестным женщинам титул герцогини де Медина стоил жизни…
И сегодняшний вечер не был исключением. Первый танец королева бала, как нетрудно догадаться, подарила именно хозяину, - и это было оправдано. Близость Адемара опьяняла, его прикосновения сводили с ума, даже тогда, когда были дозволены этикетом, - и графиня совсем забыла о своем мнимом муже.
Зато о нем прекрасно помнил Адемар.
-Миледи, - вполголоса шепнул герцог своей даме во время танца, - ваш благоверный не спешит возвращаться в ваши объятия. Вас это не беспокоит?
-- Нисколько, - холодно ответила Иона. –Как видите, герцог, мне совсем не скучно без него…
-Ему без вас, очевидно, тоже. Невероятно, но супруг самой прекрасной дамы на свете предпочел обществу своей жены общество какой-то оборванки… - усмехнулся герцог. – У господина Спалланцани странный вкус.
-- Пребывание в плену у пиратов очень его изменило, - вздохнула Иона. – В Англии мы обожали друг друга до безумия. Мы просто упивались нашей любовью…
-Ненадолго вас хватило. Впрочем, ходят слухи, что вы всегда были легкомысленны, прекрасная графиня. Полагаю, рано или поздно вы наставили бы вашему Руджеро рога, - заметил Адемар.
Он вспомнил о кровавом пятне, которое нарисовал на портрете Эмилии, и подумал вдруг с сожалением, что убийство Руджеро Спалланцани, которое он запланировал на этот вечер, скорее всего не состоится. А предание о призраке Эмилии надо поддерживать, иначе развеется романтический ореол его образа. Значит, нужно найти другую жертву. Выбор Адемара пал на Джулиану Мадригал.
Когда танец закончился, Адемар увел Иону в сторонку и предложил прекрасной даме выпить вместе с ним вина. Графиня согласилась.
Адемар велел своему слуге принести два бокала с вином, которое обожала королева бала. Отхлебнув из бокала, герцог сделал вид, что глубоко задумался.
-Вы уверены, прелестная графиня, что действительно хотите смерти доньи Джулианы? Не забывайте, у нее осталась дочь, прелестная юная особа, - в голосе Адемара прозвучала издевка.
-- По-вашему, я должна жалеть ее дочь – бесстыдницу, которая окрутила моего мужа?
-У вас двойные стандарты, графиня… Вспомните, сколько раз ВЫ соблазняли чужих мужей? Или… вы считаете, что вам с вашей неописуемой красотой дозволено все?
-- Именно так я и считаю, Адемар, - соблазнительно улыбнулась графиня, смакуя вино. – А у вас есть на это какие-нибудь возражения?

 

#15
гадюка в сиропе
гадюка в сиропе
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Мар 2005, 14:08
  • Сообщений: 128
  • Пол:
- Скромность украшает любую женщину, графиня Лэнгфорд, - иронично заметил герцог, - но только не вас. Вы слишком красивы для того, чтобы притворяться скромной.
Иона и оглянуться не успела, как вдруг оказалась в его крепких объятиях. Адемар резким рывком притянул ее к себе, мечтательно закрыл глаза, представляя себя и эту необыкновенную женщину в другом месте, при других обстоятельствах, в другой одежде, точнее, совсем без оной. Его губы плотно прижимались к нежной шейке графини, язык аккуратно ласкал ее кожу, пробуя на вкус, а пальцы, проникшие за корсет, поглаживали соблазнительную грудь.
Рука графини скользнула по плечу Адемара, и тонкие пальцы коснулись черного шелка его волос. В объятиях этого человека она мгновенно теряла контроль над собой. Еще мгновение – и она будет готова отдаться ему прямо здесь, в бальной зале, при скоплении народа…
-- Адемар, умоляю, отпустите меня… На нас смотрят, - томно прошептала Иона, пытаясь отстраниться, но противостоять натиску Адемара, было крайне сложно. – Вы не щадите ни меня, ни моей чести…
- Нет, прелестная, это вы меня не щадите, - улыбнулся герцог, нехотя отпуская прекрасную даму.
-- Я боюсь вас… - прибавила Иона, хотя сейчас ей было ничуть не страшно. Выпитое вино ударило ей в голову, и начисто смело из ее сердца все потаенные страхи. Она, напротив, жаждала его ласк, но предаваться взаимной страсти здесь и сейчас было глупо и вызывающе даже для темпераментной и эксцентричной фаворитки английского короля. – Я не в силах вам противостоять, и вы прекрасно это понимаете.
- Ну, хорошо, - сказал, немного поразмыслив, герцог, - я не буду компрометировать вас в течение всего этого вечера, но с одним условием, графиня?
-- С каким? – поинтересовалась Иона.
- Эту ночь мы проведем вместе, - пояснил де Медина.
Иона обезоруживающе улыбнулась.
-- Вы прекрасно знаете, что я отвечу вам. Зачем же вы спрашиваете?
- А супруг самой желанной на свете женщины? Не станет ли он разыскивать вас, прелестная? Или он привык, что вы не ночуете дома?
-- Какая вам разница? – легким движением Иона убрала со щеки черный локон. – Если я согласилась вознаградить вас за воздержание, значит, я в состоянии это сделать… Напротив, Адемар, я рада, что отомщу ему за длительное отсутствие. Я получу удовольствие, а он наконец-то прочувствует, что со мной шутки плохи! Но это при одном-единственном условии – вы будете прилично себя вести, и не давать гостям поводов для сплетен.
- Обещаю вам не покушаться на вашу честь при свидетелях! – торжественно поклялся Адемар, скрепив клятву поцелуем ее руки – на этот раз безукоризненно светским.
Иона удовлетворенно улыбнулась.
Желание обладать этой женщиной было так сильно, что Адемару действительно приходилось сдерживаться весь вечер, не искать встреч с нею в саду или в потайном уголке дома, не пытаться украдкой поцеловать ее в губы, или прикоснуться к ее бархатистой коже. И надо сказать, воздержание не прошло даром.
Была поздняя ночь, когда последний, если не считать Миракль, гость, покинул особняк герцога, и всего-то навсего какие-нибудь жалкие мгновения отделяли нетерпеливого испанца от океана счастья и блаженства, в который ему предстояло нырнуть с головой. Иона давно забыла и о Руджеро, и о Джулиане Мадригал, ее мысли были заняты Адемаром…
Иона ждала герцога в его кабинете – том самом кабинете, где висел злосчастный портрет его первой жены. Портрет, на котором, если верить преданию, иногда появлялось кровавое пятно, предвещающее убийство. Графиню окружал приятный полумрак – по распоряжению герцога в кабинете были погашены не все свечи, но мерцание драгоценных камней в волосах, на руках, шее и платье красавицы озаряло кабинет новым, неожиданным светом, бросая причудливые отблески на стены…
Взгляд графини упал на злосчастный портрет, на котором отчетливо виднелось красное пятно…
Иона напряглась. Значит, все слухи – правда, и Адемар нарочно заманил ее сюда, чтобы убить!..
Кровь застыла в ее жилах, когда скрипнула дверь, и в кабинет вошел счастливый, сгорающий от нетерпения, герцог.
-- Адемар, - хрипло прошептала она, указывая тонким пальцем на портрет Эмилии. – Что… это?
Она с ужасом перевела взгляд на шпагу, висящую на поясе мужчины, уже представляя, как сверкающий металл входит в ее горло.
Адемар взглянул на то место, куда указывала Иона, и нисколько не удивился ее испугу, вызванному кровавым пятном на портрете.
-- Что это значит? – дрожащим голосом вопросила графиня.
- То, что нам с вами следует немедленно покинуть кабинет, - спокойно ответил герцог, нисколько не переменившись в лице. – Призрак Эмилии подстерегает своих жертв только здесь.
Крепко обняв Иону за талию, он почти насильно вывел ее за порог кабинета, затем подозвал пожилую служанку с хитрым лицом сводни.
- Элиза, - приказал он, - проводи графиню Лэнгфорд в ее спальню, и обслужите, если графине понадобятся услуги горничной.
Иона отправилась вслед за Элизой. Та, с самым серьезным и сосредоточенным видом довела ее до комнаты, открыла дверь своим ключом и пропустив прекрасную гостью господина внутрь, вошла следом за ней, затем зажгла свечи.
-- Остаться с вами? – спросила Элиза, прекрасно зная, для чего герцог привел в дом эту женщину.
Иона взяла со стола длинную сигарету, и прежде, чем закурить, попросила служанку:
-- Откройте окно. Не думаю, что дым в этой комнате доставит вам удовольствие.
-- Вы будете курить? – переспросила Элиза, подходя к окну.
-- Да, - сухо ответила графиня. Надо же чем-то себя занять перед тем, как сюда явится Адемар…
Почувствовав приток свежего морского воздуха, Иона поднесла сигарету к зажженной свечке, и, закурив, присела на кровать. Ее прелестную головку наполняли самые разные мысли, крутившиеся, правда, вокруг одного человека – герцога де Медина. Почему он не пришел за ней, а заставляет себя ждать? Однако, не успела она найти даже заведомо неверный ответ на свой вопрос, как дверь заскрипела, и вошел Адемар…

ВД. - Страсти накаляются...
 

#16
гадюка в сиропе
гадюка в сиропе
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Мар 2005, 14:08
  • Сообщений: 128
  • Пол:
Иона почти неподвижно сидела у окна, как всегда, прекрасная и величественная. Копна смоляных волос выделялась контрастным пятном, на фоне светлой кожи лица девушки, залитого светом растущей луны. Голубоватый дым обволакивал ее фигуру, и издалека это походило на странное свечение, словно графиня Лэнгфорд была существом из другого мира – прекрасной вампиршей, или на худой конец, ведьмой.
Но для герцога она всегда оставалась самым совершенным средоточием земной женской красоты, прекраснейшим из земных созданий. При взгляде на нее у герцога перехватило дыхание – власть ее несравненной красоты была абсолютна, и сводила с ума даже такого неприступного и бессердечного мужчину, как он.
-Иона, - Адемар подошел к девушке сзади и мягко обнял за плечи. – Простите… я вынужден покинуть вас. Но ненадолго, я обещаю.
Графиня повернула голову в его сторону, и, погасив сигарету, проговорила вполголоса:
-- Что же происходит, Адемар? Неужели это дурацкое красное пятно так вас взволновало?
-Дурацкое-то оно дурацкое… - злобно усмехнулся герцог. –Да только, когда оно появляется на портрете, в доме непременно кто-то умирает. Это злой рок, Иона… - вздохнул он.
Взор его был безумен, а рука непроизвольно легла на эфес шпаги, как будто Адемар ждал, что в любую минуту в комнату может войти кто-то, жаждущий убить его прекрасную графиню.
-- Я не верю, - возразила Миракль, красиво поведя плечами. – Скорее всего, в вашем ближайшем окружении орудует убийца с больной фантазией, склонностью к внешним эффектам и эстетичным убийствам… Он-то и подрисовывает красное пятно на портрете! Странно, что вы не видите таких простых вещей…
-Это исключено, - быстро ответил Адемар. –Эмилия, скорее всего, действительно покончила с собой, но после ее смерти я рассчитал всю прислугу, ибо под подозрением мог оказаться кто угодно. Но история повторилась с Иветти, и наверняка повторилась бы с новой моей избранницей…
-- У вас были родственники, которым представлялась выгодной смерть ваших жен, - предположила Иона, не подозревая того, как близка к истине.
-Мои родственники остались в Испании, штат прислуги в очередной раз поменялся, а проклятие продолжает действовать! – настаивал герцог. –Я уверен, что следующей жертвой темные силы назначили вас!
Иона гордо выпрямилась и встала со своего места, неторопливо подошла к Адемару, взяла его за руку. Он как будто избегал ее, боялся смотреть ей в глаза.
-Иона… - охрипшим от волнения голосом прошептал он, ощутив ее холодную руку в своей. – Я боюсь вас потерять. Вы очень много для меня значите…
Она долго в упор смотрела на него, догадываясь, чего стоили Адемару эти слова. Гордый и красивый испанский герцог никогда в жизни не признал бы, что некая женщина способна иметь над ним власть, если эта женщина - не графиня Лэнгфорд, и над ней не нависла смертельная опасность.
-Я люблю вас, и ваша смерть будет для меня настоящим ударом, - он осторожно сжал ее руку и поднес к губам, с неповторимой нежностью целуя тонкие пальцы.
-- Кто сказал вам, что я умру? Вы будете рядом со мной, вы не позволите мне выйти из этой комнаты, вы защитите меня, если это будет необходимо… - улыбнулась графиня, не спеша радоваться неожиданному признанию Адемара и давать волю своим чувствам. – Ведь это правда?
Сейчас, в таинственном полумраке гостиной, она была особенно красива своей неповторимой, дерзкой, вызывающей красотой, по слухам, дарованной Ионе д’Ивреа нечистой силой. Она казалась посланным на землю искушением смертных, дочерью самого Дьявола. Эта самая желанная и соблазнительная женщина в этом мире несла страдания и смерть всякому, кто влюблялся в нее, но это не охлаждало пыл обезумевших от страсти поклонников, а напротив, только разжигало в них жажду обладания восхитительной и порочной красавицей. Она неотрывно смотрела в непроницаемо темные глаза Адемара, словно гипнотизируя мужчину…
Некоторое время он стоял как громом пораженный. Завороженный этой женщиной, он почти утратил дар речи, и только мысли о задуманном убийстве заставили Адемара вернуться к реальности.
-Отчасти правда. Я не позволю вам выйти отсюда, но сам буду вынужден вас покинуть. Я должен быть там, - твердо произнес герцог, давая Ионе понять, что его решение окончательно и обжалованию не подлежит. –Я хочу увидеть этот призрак своими глазами. Вы меня поняли?
-- И все равно, - упорствовала Иона, - мне кажется, что никакого призрака не существует в природе… Кто-то дурачит вас, зная ваше суеверие и интерес к потусторонним силам! – она попыталась непринужденно рассмеяться, но смех получился фальшивым и каким-то неестественным.
Адемар едва заметно улыбнулся. Его игра была настолько блестящей, что красавице и в голову не приходило заподозрить герцога де Медина в причастности к убийствам.
-Возможно, вы и правы, графиня. По крайней мере, у меня будет возможность в этом убедиться.
Графиня растерянно посмотрела в холодные темные глаза Адемара, как будто пыталась прочесть его мысли. Разумеется, у нее не было причины верить всему, что говорил герцог. Иона чувствовала незримую опасность, исходящую от этого человека, и не позволяла своим чувствам взять над нею верх. Она не верила ни любовному признанию Адемара, которое наверняка направлено на то, чтобы усыпить ее бдительность, ни в его сказки о призраках. Миракль одолевали смутные подозрения, что герцог Адемар де Медина и есть тот самый таинственный убийца собственных жен.
Адемар не мог не отреагировать на ее холодность. Простые и банальные слова признания стоили ему невероятных усилий над собой, но не нашли отклика в сердце его любимой.
-Иона, любовь моя… Моя обожаемая, прекрасная королева! – он с нежностью заглянул в ее красивые, но такие холодные темные глаза. Ни взгляд, ни слова не зажгли в них даже искорки страсти. –Вы не верите мне? Вы не верите, что я люблю вас? – тихо спросил он.
-- Должно быть, вы говорили то же самое вашим покойным женам, - проговорила она. – Я… сама не знаю, верить вам или нет. Я боюсь, что вы лжете. Может быть, самому себе. Возможно, сейчас вы действительно верите в то, что говорите, но пройдет пара дней, и вы поймете, что ошиблись. Я не собираясь уличать вас в цинизме или легкомыслии, я просто хочу дать вам время разобраться. Разобраться в самом себе…
Она по-прежнему стояла рядом, неодолимо прекрасная в мерцающем красно-золотистом платье, и с распущенными черными, как вороново крыло, волосами, и не сводила с него своих полуночно-синих глаз, и на миг Адемару показалось, что в их непроницаемой тьме блеснул лучик света. Но тут же погас, уступив место прежней холодности и равнодушию.
Герцогу пришлось призвать на помощь все свое самообладание.
-Я вернусь к вам, Иона… - произнес он упавшим, почти безжизненным голосом, и вышел из комнаты, затворив за собой дверь. Он отправился осуществлять задуманный план, жестокий и кровавый, даже не отдавая себе отчета в том, зачем он будет это делать. Ему хотелось крови, и не имело значения даже то, что эта кровь будет кровью совершенно невинного человека.

 

#17
Lia Welde
Lia Welde
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Фев 2005, 12:28
  • Сообщений: 1074
  • Пол:
ВД. - Конец - делу венец!

Вначале, Иона едва не бросилась следом за ним, но затем, вовремя взяв контроль над своими порывами, взвесила все, и решила, что лучший способ помешать Адемару натворить мокрых и отвратительных дел – это последовать за ним тайно. Она прекрасно понимала, что сильно рискует – герцог де Медина вполне может отыграться на ней за расстроенный план, но другого выхода у нее не было. Адемар намерен совершить убийство, а она намерена помешать ему. А вот проигрывать, и тем более, отправляться на тот свет стараниями сумасшедшего испанца, в ее намерения не входило...
Посмотрим же, дорогой Адемар, чья возьмет!
Поэтому, не обращая внимания на Элизу, и не давая ей объяснений, Миракль улыбнулась своим мыслям и выбежала из комнаты…
Она осторожно, едва слышно, кралась по коридорам герцогского замка, внимательно прислушиваясь, откуда доносились приглушенные шаги Адемара.
Наконец, графине удалось поймать его след.
Как она и предполагала, герцог направлялся к своему кабинету, где висел злополучный портрет с кровавым пятном. Но был не один, а под руку с какой-то женщиной, закутанной в длинный плащ. Иона понимала, что его спутница и есть предполагаемая жертва «проклятия», и даже считала себя ответственной за судьбу несчастной.
…Тем временем Адемар перешагнул порог кабинета и почти насильно затащил туда Джулиану.
-Мы пришли, донья Джулиана.
-Чему же я должна давать объяснения? – недрогнувшим голосом спросила гадалка.
Герцог зажег свечи на массивном бронзовом канделябре и направил источник света на портрет, чтобы женщина могла видеть кровавое пятно.
-Вот этому, -пояснил герцог, левой рукой уже вытаскивая из-за пояса кинжал.
Лезвие зловеще блеснуло в воздухе, и уже готово было вонзиться в сонную артерию женщины, как вдруг оглушительный вопль пронзил ночную тишину и заставил герцога буквально замереть на месте со смертоносным оружием в поднятой руке.
Герцог остолбенел. На пороге кабинета стояла графиня Лэнгфорд и невидящими глазами смотрела на него в упор.
-- Отпустите ее, - холодно, с усилием выговорила Иона, почти приказывая. –Я все поняла… И тогда догадывалась, но не хотела верить, что вы такой…
-Графиня… - отстраненно прошептал Адемар. Взгляд ее, направленный на Иону, выражал изумление, страсть и боль одновременно. – Я же просил вас. Предупреждал. Вам не следовало сюда приходить.
-- Да, - согласилась девушка, - не следовало. Чтобы не увидеть вашего истинного лица. Скажите, а ваши жены тоже от вашей руки погибли? – коварно улыбнулась фаворитка английского короля. – Вы и мне такую же участь готовили? А я не боюсь вас, представьте себе… - графиня попыталась непринужденно рассмеяться, но смех получился натянутым и неестественным. – Не боюсь, и все! Верите? – шумно вздохнув, графиня приблизилась к Адемару, и встала между ним и Джули, готовая в случае опасности заслонить несчастную собой.
Ледяной взор полуночно-синих глаз, казалось, пронзал насквозь душу и сердце коварного испанского герцога.
Даже сейчас, с беспорядочно разметавшимися по плечам темными волосами, полная презрительного равнодушия ко всему, она была так же красива – соблазнительно, вызывающе красива, и именно ее дерзкая, яркая, неповторимая красота придавала графине силу и смелость, была ее единственным орудием защиты.
-- Вы не убьете эту женщину, - уверенно произнесла Иона. – Если вы осмелитесь это сделать, я поставлю в известность губернатора, а может быть, и короля Испании, и вам несдобровать. Конечно, у вас есть другой выход – прикончить заодно и меня, но вы не решитесь на это. Вы слишком сильно хотите меня. И это вас удерживает…
Адемар, стиснув зубы, прошептал какое-то проклятие и в бессильной злобе швырнул кинжал на пол. Он скверно себя чувствовал – перехватило дыхание, в глазах потемнело. Не отдавая себе отчета в своих поступках, герцог обхватил Иону за плечи, властно притянул к себе и исступленно припал губами к ее рту.
-Да, черт побери! –зло захохотал он, всласть насытившись не столько опьяняющим вкусом ее губ, сколько бессилием, испугом, унижением любимой. – Да, будьте вы прокляты!.. Я не виноват, что спать перестал, как только вас увидел, что вы меня день и ночь преследуете! Вы измучили меня. После вас ни на одну женщину и глядеть-то не хочется…
-- Не хочется – не глядите, - обворожительно улыбнулась Иона, стараясь контролировать свои эмоции и не давать им лишней воли.
Ее прекрасные полуночно-синие глаза с непостижимым любопытством глядели на обезумевшего герцога. Она уже не боялась за Джулиану. Единственное, чего она опасалась – это что Адемар в приступе ярости сделает что-нибудь с собой.
Она бросила беглый взгляд на женщину, которую спасла от неминуемой смерти, и, к своему удивлению, узнала в ней ту самую гадалку, донью Мадригал.
-- Вы? – выдохнула она, пораженная странной встречей. – Вы, мадам? Он хотел убить вас? За что?
Джули не ответила.
-- Уже поздно, - проговорила графиня, поднимая с пола кинжал герцога. – Я провожу вас до дома…
Иона поспешно оправила складки на лифе платья, и даже не взглянув в сторону герцога, направилась прочь, увлекая за собой Джулиану.
-- Вы далеко живете? Я могу взять экипаж. Ночью здесь небезопасно…
Это были последние слова Ионы, которые слышал герцог. Она исчезла из его жизни. Возможно, навсегда. Растворилась во тьме…
Адемар неподвижно сидел в кресле, обхватив голову руками, не желая мириться с тем, что потерял свою единственную любовь. Нет, он, конечно, согласен, что за все нужно платить, но не такой же ценой!
Он просидел в оцепенении минут пятнадцать, затем, очнувшись, тотчас же призвал к себе управляющего.
-Иниго, постарайся добраться до дома леди Лэнгфорд, и проследи за хозяйкой. Я думаю, ты без труда ее узнаешь... - горестно вздохнул Адемар, помыслив, что всякий, знавший Иону, уже никогда не спутает ее с другой женщиной. - Следи за ней тогда, когда я прикажу. И докладывай мне о каждом ее шаге. Особенно о ее посетителях.
-Слушаюсь, сеньор, - кивнул Иниго, и получив разрешение хозяина, вышел из кабинета.

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей