Перейти к содержимому

Телесериал.com

Новый фанфик

не судите строго
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 3
#1
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Предисловие
«Аппетит приходит во время еды…» - удрученно понадеялся Коул, разглядывая то, что еще десять минут назад покоилось в упаковке и носило гордое название «Спагетти». Теперь же о прошлом макарон напоминал лишь цвет – желтовато серый, прямо как было изображено на упаковке (после того, как она упала в раковину, размокла и изрядно полиняла). Коул осторожно принюхался к собственноручно приготовленному деликатесу – пахло гарью и мылом. Ковыряние в жестко-липкой массе вилкой тоже не дало ожидаемых результатов. Демон еще раз понюхал яство, подумал, сделал выводы и благоразумно решил, что наверняка проживет гораздо дольше, если скормит это кому-нибудь другому.
Коул не хотел принимать скорую смерть от рук Пайпер за переведенный зря питательный продукт, поэтому он быстренько вытряхнул содержимое угоревшей кастрюльки в мусорное ведро, и с невинным видом направился к холодильнику – найти что-нибудь более питательное и не требующее кропотливого кулинарного искусства.
Вот за этим-то занятием и застал его Пайпер… И быть бы ему публично четвертованным, но благоразумие взяло вверх. И как только Пайпер узрела остатки обеда в мусорной корзине, Коул развернулся и позорно бежал под громкий смех ведьмы.
Пайпер посмеялась над находчивостью Коула, осмотрела останки макарон и со вздохом принялась за новый обед, и на этот раз трапеза не была обречена на мусорное ведро.

Часть 1.
Коул выскочил из дома Холлиуэл и, одернув синюю рубашку и раскатав на ней рукава, невозмутимо положил руки в карманы и неторопливо пошел вниз по улице, изредка оглядываясь. Ветер шумел в листве, пришедшее в Сан-Франциско месяц назад лето неимоверно радовало демона своим теплом и, как ни странно, светом. Вот он уже в центре. Люди спешат, не желая наслаждаться теплом солнечной погоды. Коул продолжал идти, поглядывая по сторонам, с интересом наблюдая за городом. Широкие оживленные улицы пропали из виду, когда он свернул в переулок. Повинуясь какому-то звериному чутью, Коул продолжал петлять, и, как вскоре выяснилось, не зря. Он услышал голоса – два насыщенных силой голоса, привлекающие внимание любого познавшего магию существа.
Коул тихо приник спиной к кирпичной спине, ощущая каждый кирпич через тонкую ткань рубашки, и осторожно высунул нос из-за угла. На то, чтобы разглядеть и запомнить лица говоривших ушла секунда, по истечении которой он снова приник к стене всей спиной и откинул назад голову, тщательно подслушивая разговор двух демонов.
Как понял Коул, два эти демона были учителем и учеником. Причем первый был недоволен нерасторопным и нерадивым отроком, о чем ему прилюдно (вернее, придемонно) и сообщил. Коул не рисковал снова высовываться, предпочитая оставаться незамеченным, но его память помогала ему представить весь диалог в лицах, подробно, и с неподражаемой мимикой говоривших.
- Какого черта ты полез к ведьме?!!! – гневно вопрошал «преподаватель», тряся перед учеником узловатым пальцем. Глаза его гневно блистали, а жиденькая беленькая борода плескалась по ветру. Ученик, паренек лет двадцати, неуверенно и удивленно вращал глазами, силясь как можно скорее объяснить свое поведение, но слова не желали появляться на свет, до смерти перепуганные страшным учителем и его сухим пальцем.
- Бр… пр… а! – выдавил из себя парень, трясясь как осиновый лист. Его длинный нос дрожал и изредка натыкался на выставленный у самого лица палец учителя.
- Ага! – зловеще пророкотал старикан, продолжая напирать. – Ну ладно бы просто полез!!! Так нет, он ее заранее предупредил!!! Негодяй!!! Отвечай, зачем ты так поступил, мерзкий мальчишка?!
«Мерзкий мальчишка» громко хлюпнул носом и, стараясь поскорее преобразовать свои мысли в устную речь, затараторил:
- Да, это… ну, как же я… на женщину, эту… того, беззащитную-то… да и без предупреждения? (Коул зажмурился и подавил всхлип смеха, старик за углом тоже всхлипнул, но, видимо, в преддверии инфаркта) … она ведь, того… не виновата… ну, что ведьма… а?
- Сгинь! – взвизгнул учитель, и Коул живо представил, как он подпрыгнул на месте, заставив паренька вздрогнуть) Живо! Без ведьмы не возвращайся!!! Вернее, без ее головы… Пошел вон! И если не добудешь до завтрашнего обеда, будешь сам объясняться с Советом!
Раздался легкий хлопок, и Коул понял, что на одного обитателя подворотни стало меньше – дедок либо самоликвидировался со стыда, либо просто переместился подальше от своего «злобно-доброго» ученика. Слова о Совете заинтересовали демона. В последнее время он не очень часто проверял новости Подземного мира, но все же весть о сформировавшемся Совете, который обладает реальной силой и властью, должна была давно уже просочиться. Смутно предчувствуя, что разговор демонов и есть эта весть, которая «просочится» после того, как Коул расскажет ее сестрам, он выглянул из-за угла. Корка давно высохшего бетона между кирпичами чиркнула по щеке, оставив на смуглой коже белую полосу, постепенно наливающуюся кровью.
В нетронутом солнцем переулке, одиноко размышляя о своем, стоял белобрысый парень. Усиленная работа мысли ясно отражалась на его сдвинутых к переносице бровях и сморщенно курносом носе. Коул медленно вышел из-за угла, царапина на щеке досадливо щипала, и парень имел честь видеть наяву свой самый страшный сон – злой, как черт демон, не спеша, выходит из тьмы с самым зверским выражением лица, которое только можно себе вообразить.
Парень всхлипнул. Коул сдвинул брови, явно давя на неустойчивую подростковую психику отпрыска демонов. Демон сразу понял, что паренек – чистокровный. По-видимому, пацан тоже вспомнил сей прискорбный факт и попытался «восстановить справедливость» путем изничтожений злобного соперника (вернее, конкурента!). Присев, он ловким замахом правой руки, откуда-то из-за уха, швырнул синий светящийся шар прямо в Коула.
Для Коула время остановилось. Он стоял, замерев и разглядывал медленно плывущий в него огненный шар – синий, как вечернее небо, тускло горящий, перевитый лохматыми веревочками ярких электрических разрядов. Он неторопливо двигался, рассекая ставший густым воздух, за ним плавно двигался белый шлейф горячего пара. Шар уже почти вплотную приблизился к демону, и тот лениво оттолкнул горящий комок ладонью, не почувствовав при этом даже его жара. В тот же момент все вокруг ожило, вернулось в привычный ритм. Шар ударился об стену, угаснув в долю секунды, застывшее лицо бледного паренька оживилось и порозовело после того, как тот увидел, что незнакомец, шагнувший из мрака, остановил сгусток огня и энергии небрежным движением ладони.
Лицо парня приняло такой удрученно-насчастный вид, что Коул неволей сжалился над беднягой. Он сунул руки в карманы (как знак того, что настроен он миролюбиво) и вполне приветливо улыбнулся. Парень недоверчиво уставился на демона своими карими блестящими глазами, не осмеливаясь поверить в то, что он сегодня будет таки жить. Коул первым нарушил молчание:
- Эй, ты, - получилось хрипло и зловеще, демон откашлялся и начал заново. – Не бойся.
- Я… я... я и не боюсь, - зажмурившись, громко провозгласил парнишка. Но огненного, или хотя бы ледяного дыхания смерти не последовало, и поэтому он вскоре открыл глаза и с удивлением посмотрел на незнакомца.
- Как тебя зовут? – поинтересовался Коул, переминаясь с ноги на ногу.
- Фрэнк, - живо отозвался парень, как будто давно ждал этого вопроса. – А те… вас?
- Коул. – кивнул «незнакомец». – Мы в одной команде?
Парень быстро-быстро закивал головой – компромисс был достигнут.
***
- Я давно уже в демонах. Многих повидал. Многих, кто стоял у власти. Кстати, кто там сейчас у вас главный? – Коул и Фрэнк шли по направлению к парку Голден Гейтс. Они были знакомы уже около часа, и Коул успел узнать, что парень никогда не слышал о Бальтазаре («Очень жаль, - подумал Коул. – Все великое быстро забывается. Неблагодарные!»). Но, к счастью, Фрэнк знал о Зачарованных, и лишь это не дало ему слишком низко упасть в глазах «друга». Узнав немного о самом парне (выяснилось, что тот старик – это его дед, воспитывающий его после смерти родителей), Коул приступил к выуживанию информации о новом Совете.
- Совет, - посопел немного, прежде чем ответить Фрэнк. Судя по тону, этот Совет внушал эму уважение. – Совет Темных.
«Какое глупое название, они бы еще мушкетерами назвались!» - подумал Коул, но предпочел оставить свои мысли необнародованными – так, чтобы Фрэнка лишний раз не обижать.
- И давно они у… власти? – продолжал допытываться Коул. Фрэнк основательно подумал, прежде чем ответить на этот вопрос – видимо, размышлял, какие последствия будут у его откровений и не оторвет ли ему пресловутый дедушка ноги вместе с ушами. Но все же первое впечатление о Коуле давало о себе знать и парень пришел к выводу, что Свирепый Демон Коул не опасен Совету.
- Они у власти вот уже четыре месяца, - с гордостью за «боссов» ответил Фрэнк. – И они будут там всегда!
- Там – где? – Переспросил Коул, подавив идиотскую улыбку: радостный демоненок, слепо подчиняющийся начальству, вызывал у него только смех. Даже он, будучи в таком же возрасте, как Фрэнк, не смел всецело надеяться на «правящую верхушку». А эти новые демоны, новые воспитанники Совета, слепо ему преданные – явные солдаты. Не «солдаты удачи», а тупые машины для убийств, не имеющие свободы выбора и слова, живущие только в угоду Совету. Но с какой целью Совет создает армию? Покорить мир? Смешно и старо. Нет, здесь что-то другое.
- Что? – не понял Фрэнк. Невинный вопрос собеседника сначала ошеломил его, а потом заставил густо покраснеть, вплоть до кончиков пальцев. Парень смутился и промолчал.
- Ну, ладно. Ты их когда-нибудь видел? – продолжил допытываться демон. – Достоин ли ты чести их лицезреть?
«Конечно, достоин. И похвастается еще, непременно» - про себя подумал Коул, и оказался прав.
- Да, - с вызовом ответил Фрэнк. – Я был у Совета. Мы тогда с де.. учителем были у них. Ну, учитель представил меня совету, мы даже немного поговорили с Высшим.
- Высшим?
- Да, ну, Верховный жрец, Высший, Лидер… как тебе больше нравится. Он главный, и все тут, как ни назови. – отмахнулся демоненок. Лицо его горело от гордости, переполнявшей все его существо.
- Можешь его описать? – попросил Коул, нахмуриваясь.
- Да, могу. Я видел его лицо – прекрасно его рассмотрел. Он такой высокий, и голос у него такой… бархатный, обволакивает… а внешность, ничего особенного. Выдающегося – только длинный нос да шрам на лбу. Да, такой огромный шрам – через весь лоб, от виска до виска.
- А глаза?
- Глаза? Не знаю, не рассмотрел, вроде бы обычные глаза…
***
Пейдж сидела в кресле, укрыв ноги пледом. Яркий свет от настольной лампы, стоящей у ее локтя, помогал ей развеять тьму наступившего вечера, обволакивавшего дом – ведьма усердно занималась маникюром.
Коул с тихим шелестом появился у нижней ступеньки лестницы, ведущей на второй этаж. Дом встретил его приветливо. Мягкие неопасные тени скользили по коврам и паркетному полу, комнаты были окрашены охристым уютным светом вечера, как это всегда бывало в уютных деревянных домах. Белая накрахмаленная занавеска напротив лестницы слегка светилась красноватым светом – если ее отодвинуть, красное заходящее солнце наверняка может и ослепить. Над головой у Коула было другое окно, вместо тонкого прозрачного оконного стекла – разноцветные текстурные куски мозаики. Утром этот витраж отбрасывает радужные лучи на ступеньки лестницы и пол, а вечером стекла лишь тускло мерцали в наступающей темноте.
Коул, тихо ступая, подошел к Пейдж. Ведьма заметила его и удивленно посмотрела на него, ища ответа на свой немой вопрос: «А чего, собственно говоря, ты делаешь тут так поздно?!».
- Коул? – спросила она, так и не дождавшись ответа. – Что ты тут делаешь?
- Живу… немного, - смутился демон, немного щурясь. Сказал он это тихо.
- Ах, да… - Пейдж вытянула пальцы, любуясь розовато-бежевым оттенком лака. – Я и забыла, что ты тут живешь. Извини.
- Ничего. Все в порядке.
- И все же, что ты хотел мне сказать? Я знаю, хотел. Да, признавайся.
Коул устало опустился в соседнее кресло. Свет от лампы осветил его грудь и колени, но плечи и лицо остались скрыты во мраке надвигающейся ночи.
- Да, я пришел предупредить. Я тут разузнал, что у демонов появились новые лидеры.
- Лидеры? - брови Пейдж вздернулись вверх. В отличие от Коула, ее лицо и руки были ярко освещены лампой и казались кожа отливалась всеми оттенками молока. Черная обтягивающая кофточка контрастировала с белизной рук, подчеркивая красоту молодой ведьмы и ее привлекательное бледное личико.
- Да, там у них что-то вроде совета Избранных, - лицо Коула на мгновение передернуло, но ни Пейдж, ни даже он сам этого не заметили. – У них есть лидер, его называют Высший, ну, или как-то так… Но настоящее его имя Брендон Констанс, я знал его. Раньше. Ну, и он глава совета, хотя в совете только шесть демонов, включая его самого. Они что-то вроде… советников, ну, или народного… пардон, заседания демонов, в общем, учитывают их мнение…
- Демократия? – недоуменно спросила Пейдж. – вернее, демонократия? Хм.
- Нет, до… демократии еще далеко. Решает все и за всех Констанс, - отмахнулся Коул. – В общем, я хочу вас предупредить. Если вы его встретите, не надо его убивать. Предоставьте это мне, пожалуйста.
- Ладно, а в чем проблема? Он твой, а как мы его узнаем?
- У него шрам на лбу от виска до виска. Вы его ни с кем не спутаете. – Коул поднялся. – а я пойду еще чего-нибудь узнаю. Может, повезет, и я встречу его раньше, чем он вас…
- Он так опасен? – не поверила Пейдж.
- Да нет, просто он гад. Гад, каких еще поискать. – демон устало поднялся с кресла, тень почти полностью поглотила его фигуру. Еще через секунду его уже не было.
Пейдж осторожно встала, откинув плед. Заглянула под диван (так, на всякий случай) и рысцой побежала к сестрам – докладывать…
***
Коул шагал по старому каменному полу. Серая гранитная крошка неприятно перекатывалась под подошвами его черных ботинок сорок второго размера, при этом она жутко хрустела, нарушая конспирацию. Фрэнк любезно проводил его почти до самых ворот Подземного мира, провел через внешнюю охрану, выдав за своего друга и, едва они перешли границу, Фрэнк откланялся, сообщив (по секрету, конечно), что у него важная миссия по убийству одной несговорчивой ведьмы. Коул пожелал ему удачи, надеясь, что малыш выберет в качестве своей жертвы какую-нибудь ведьму, специализирующуюся на травах – жалко будет пацана, если ему голову оторвут, а так – уши надерут и отпустят.
Пару минут Коул просто стоял на месте, закрыв глаза и сосредоточившись – он искал наиболее большое сосредоточение черной магии (именно там, по определению, должен был скрываться Высший). Место это нашлось почти сразу – за красным склоном невысокой горы, на востоку от главных ворот. Демон неожиданно для самого себя зевнул, потом удивился, нахмурился, и зашагал на запад – в противоположную от Верховного жреца сторону – там он надеялся найти кого-нибудь из Совета.
Пройдя пару сотен метров, Коул приблизился к скалистой стене и пошел вдоль нее. Через пару минут плутания он наткнулся на добротную дверь из черного дерева, заклепанную в лучших традициях мистики медно-серебристыми круглыми бляхами по периметру. Демон взялся за теплую металлическую ручку, дернул – заперто, даже не шелохнулась. Коул отошел на пару шагов, чтобы с разбега выбить ее, но тут взгляд зацепился за приоткрытое окошко в паре метров от непокорной двери. Легко отодвинув ставни демон перекинул сначала одну ногу, потом вторую, и оказался в просторном темном зале. Издали доносился приглушенный голос. Прокравшись по освещенному факелами коридору с каменными булыжными стенами, Коул застыл перед приоткрытой низкой дверцей, из-за которой и доносился голос. Он тихо заглянул в щель между досками и увидел двух демонов в черных как летучие мыши плащах и с кроваво-красными выточками на рукавах и на лацканах – это были одни из советников, так их описывал Фрэнк.
Коул деликатно постучал костяшками пальцев по деревянной створке, кашлянул и зашел, пригнувшись – но все равно задев макушкой косяк – внутрь. Типы в плащах растерялись, и тут один из них тихо вскрикнул, как следует вглядевшись в лицо пришедшего. Вскрикнул и попятился к дальней стене. Второй же воспринял крик товарища за сигнал к действию и рванул на всех парах к «гостю». Коулу хватило четверти секунды, чтобы схватить стоящую в углу урну («С прахом, наверняка. – подумал мимоходом Коул. – Тяжелая!») и, описав дугу, с развороту ударить ею в висок нападающему. Тот нелепо хрипнул и с грохотом упал на пол, подняв облачко пыли. Урна упала на него, прямо на мягкий живот, тип снова всхлипнул, урна с металлическим звоном откатилась под низкий столик, скрежеща по каменному полу.
- Бальтазар! – вскрикнул другой черно-красный тип, отступая. Но места в маленькой комнатушке для такого маневра оказалось катастрофически мало, и он уткнулся спиной в стену. Пару секунд он еще пятился, надеясь каким-то чудом проскочить сквозь камень, но чуда не произошло, и Коул неумолимо надвигался.
Коул узнал его, это был Крег, в прошлом – демон низшего уровня, хотя, как подумал Коул, теперь это уже в не так. Но о суровом прошлом Коулу напоминал не только безобразно серый цвет лица Крега, но и тот факт, что он беспомощно ожидает смерти от его, Коула, руки, вместо того, чтобы защищаться или, хотя бы, бежать.
- Не надо… - провыл загнанный к стене демон, - Я все тебе расскажу-у-у…. у!
- Ну, расскажи… - пожал плечами бывший Бальтазар. Крег, поскуливая, съехал вниз по стене и утроился на полу. Коул поддернул брюки и сел около него на корточки.
- А что ты хочешь знать? – сощурил красные глазки допрашиваемый, пристально глядя на демона.
- Будешь дерзить – я твою мерзкую рожу размажу тут по всему периметру комнаты. – Коул поднес к носу Крега стиснутый до хруста кулак. Тот кулак оглядел и даже понюхал, замолчал и обиженно засопел.
- Ну, - поторопил его Коул.
- Спрашивай. – неохотно проворчал демон.
- А я и так уже все знаю. Просто думал, что ты мне что-нибудь интересненькое скажешь… ну да ладно… - с этими словами Коул приподнял руку ладонью вверх. Ровно посередине, там, в точке, где линии жизни, разума и любви можно пересечь одной прямой, появился оранжевый шар, прекрасный и разрушительный, как сама смерть. Лиловые всполохи переходили в лимонные отблески, тепло согревало сырой воздух Подземной кельи. Воздух вокруг шара раскалился, и дыхание Коула оборачивалось белой дымкой и таяло, растворялось в паре сантиметром от Крега.
Внезапно, издав хриплый сип, переходящий сиплый хрип, сидящий на полу Крег рванулся вперед, ткнувшись лысой и твердой, как камень головой в колени Коула. Тот пошатнулся, но лишь на секунду. Этой секунды Крегу хватило только на то, чтобы добежать до дверцы – и оранжевый шар с треском и злорадным шипением вошел в его спину. Демон закричал, одежда на нем задымилась, вспыхнула синеватыми язычками огня, поглощая хозяина. Крик разнесся по комнате, эхом отскочив разом от всей металлической посуды, стоящей на полу, даже пол тихо завибрировал. Через две секунды пламя из синеватого превратилось в ярко-красное и, попутно лизнув пол, оставило от демона горсть грязного пепла.
Коул подошел к двери, старательно обходя останки Крега, нагнулся над вторым демоном. Тот был жив, о чем свидетельствовало его довольно-таки зловонное дыхание сквозь зеленоватые клыки. Поколебавшись пару секунд, Коул поднялся. Еще один шар сверкнул в его руку, теплые потоки, исходящие от него, закружили в воздухе черные хлопья копоти. Коул замахнулся и, прежде чем лежащий демон что-нибудь понял, пламя поглотило его, растворив душу и превратив тело в горку черного, как сажа, пепла…
- Никто не смеет угрожать Фиби. – сказал Коул. Оглядел комнатку, усмехнулся, вышел из нее и, не таясь, направился дальше по коридору.


--- Это первая часть. Если понравится, то выложу вторую. Пожалуйста, очень жду ваших отзывов.
 

#2
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Вот, пожалуйста. Продолжение.

Часть 2.
Сигнализация – машина мигнула фарами, что-то промычала, и довольно застыла, готовая к обороне от подлых угонщиков. Фиби положила ключи в сумку, и зашагала на работу. Через несколько минут она вышла из подземного гаража, поднялась по лестнице на второй этаж здания редакции.
- Эй, придержите лифт! – крикнула она, заметив, что двери лифта с угрожающей медлительностью закрываются в десятке метров от нее, и оглушительно ударяя каблуками по кафелю, побежала. Чья-то мужская рука тронула створки, и они послушно разъехались вновь.
- Спасибо! – поблагодарила запыхавшаяся Фиби, с трудом восстанавливая дыхание.
- Не за что. – Отозвался мужчина за ее спиной. Фиби замерла.
«Где-то я его слышала…» - пронеслось в голове у нее. Она резко обернулась. На нее смотрели ледяные, как горное озеро, глаза Коула. Его губы искривила саркастическая ухмылка.
- Что ты здесь делаешь? – ведьма смотрела на него своими карими глазами, на ее лице ясно читалось удивление.
- Явно не то, чего бы я хотел… - улыбнулся Коул. Фиби улыбнулась в ответ:
- Прекрати свои грязные намеки, Тернер!
- Это не намек…
Слабый звонок возвестил их о том, что они благополучно добрались до двенадцатого этажа. Фиби перехватила сумку, и направилась в кабинет. Коул последовал за ней, не отставая ни на шаг. Он шел за ней по длинному коридору, видел, как она приветливо улыбается проходящим мимо людям. И даже не видя ее лица, демон знал, что ласковая улыбка не сходит с ее лица – та самая улыбка, оставляющая на щеках милые ямочки. Коул следовал за ней, и люди провожали его заинтересованными взглядами.
«Кто этот высокий брюнет в сером пиджаке? Что он тут делает? Никогда его раньше тут не видела..» - Коул явственно слышал чужие мысли, роем окружающие его. Женские взгляды скользили по нему, и он злился. Он ловил взгляды мужчин, оборачивающихся, чтобы полюбоваться вдоволь на стройные ножки Фиби – и это выводило его из себя.
- Что тебе надо, Коул? – на ходу обернулась Фиби.
- Пойдем лучше к тебе в кабинет, там и поговорим… - ответил Коул, угрюмо наблюдая за худым парнем в черном галстуке, измеряющим ведьму. Его ведьму.
Фиби зашла в свой пустой офис. Солнце полосками освещало ее рабочий стол, проходя сквозь жалюзи. Помимо невесомых лучей света стол также заполняли очень даже весомые папки с бумагами и почтой. Фиби повесила сумочку на спинку стула, и обернулась к Коулу.
А Коул плотно прикрыл дверь и, в свою очередь, обернулся к Фиби.
- Я был в Подземном мире, - начал он. – там у них теперь правит Совет. Пейдж рассказывала?
- Да, да, - рассеянно пробормотала Фиби, садясь на стул.
- В общем, их было шестеро, а теперь только двое. – Признался Коул, тоже присаживаясь на противоположный стул. – Но не в этом дело. Я наконец понял, в чем состоит основная задача Совета.
- И в чем же? – ведьма продолжала смотреть ему в глаза.
«Какие же у нее красивые глаза – невероятно теплые и ласковые» - рассеянно отметил демон, но продолжил:
- Их цель – Зачарованные.
- Это неудивительно, - ухмыльнулась Фиби. – Да девяносто девять процентом демонов только об этом и мечтают. Наоборот, было бы крайне забавно, если бы Совет поставил перед собой совсем иные задачи…
- … и пути их достижения, - закончил за нее Коул. – Они планируют вызвать какого-то духа, или что-то в этом роде… но я уже помешал им. Надеюсь, что помешал. Те двое, которых я убил были подготовлены для жертвоприношения. Видишь ли, темные духи… или боги? Неважно, они требовательно относятся к жертвам, так что надо помешать Констансу набрать новых. Я сделаю это.
- Тогда зачем вводить нас в курс дела? – не поняла Фиби, удивленно подняв брови. Через несколько секунд она поднялась со стула.
- Будьте готовы ко всему, он сильнее, чем вы думаете. Вы можете легко попасться в одну их его ловушек.
- Ты плохо нас знаешь! – отозвалась Фиби, грустно улыбаясь. – Но… мы тебя не бросит.
- Ладно, я знаю, знаю… тебя… вас не отговоришь. Но, пожалуйста..
- Мы будем осторожны, – пообещала ведьма.
- Если что-то пойдет не так, вы ведь должны будете доделать все за меня, - демон тоже поднялся и подошел к Фиби вплотную. Он дотронулся до ее щеки, нежно провел ладонью по мягкой коже, и она положила свою ладонь на его руку.
- Спасибо, - прошептала она и отошла к окну.
«Я люблю тебя» - Коул не сказал этого вслух, да и не нужны были эти слова, она и так прекрасно знала о его чувствах.
***
Шаги Коула гулким эхом отдавались в пустынном зале, он пересек холл, и обеими руками распахнул высокие, до потолка двери. Он оказался в просторном отделанном белым мрамором зале без окон, но зато по периметру стояли невысокие, в половину человеческого роста, колонны из черного оникса с искусно вырезанным по краям узором.
Его встречали. Это был огромный демон, два с лишним метра роста, с горящими зелеными глазами и злобным оскалом. Его черное одеяние с красными выточками шелестя упало на пол, и демон отбросил его небрежным движение ноги. Его звали Рекс, и он был потрясающе ужасен, его светлую кожу не покрывали бесчисленные шрамы, как у большинства демонов, зато на круглых плечах и бугристой спине ярко чернели вытатуированные руны.
Коул скинул свою любимую синюю рубашку, осторожно сложил, и положил в угол комнаты. Краем глаза он уловил едва заметное движение губ Рекса. Оба они знали, что энергетические шары не смогут причинить ощутимого вреда двум мощнейшим демонам Подземного мира. Коул зашагал к своему врагу, и тот пошел ему на встречу. Когда между ними было не более пятидесяти шагов, Рекс побежал. Он в долю секунды настиг Коула, его кулак ударил ему в живот. Время замерло.
Коул видел, как застыла гримаса на лице Рекса, и твердый, как сталь, удар сотряс его. Боль вспыхнула алым цветком в животе, эхом расплескалась по грудной клетке и прошла волной по всем мышцам тела.
Не дожидаясь, пока демон нанесет второй удар, Коул перехватил его мокрую руку и в одно мгновение выгнул ее дугой – Рекс медленно развернулся к нему спиной, гримаса на его лице пришла в движение. Один мощный удар ногой – и хрустнул позвоночник, так беззащитно подставленный врагу. Крик, замирая, отозвался в стенах зала. Тело Рекса начало падать – его ноги медленно начали сгибаться, кожу на спине прорвали маленькие позвонки, хаотично заострившиеся на месте перелома. Коул двумя руками ухватил демона за плечи – пальцы впились в руны на коже, и отшвырнул к стене.
Время качнулось, и Коул ощутил, как воздух начал двигаться быстрее, дыхание участилось, боль плеткой хлестнула по прессу. Рекс с грохотом врезался в колонну из оникса, беззвучно упал на пол, пол еле ощутимо задрожал. Колонна, пошатнувшись, упала на лежащего демона, упала прямо на голову, и раскололась надвое. Послышался зловещий звук: хруст черепной коробки и дробящегося камня. Через секунду пламя охватило мертвого демона, было слышно, как фыркают в огне мелкие осколки колонны, накаляясь и лопаясь. Приторный пепел устлал пол вперемешку с черной ониксовой крошкой.
Коул подобрал рубашку, неторопливо начал отряхивать от пыли, которая вольнолюбиво расположилась по всему залу. Каждое резкое движение цепной реакцией вызывало боль в мышцах. Нижние ребра больно давили на тело изнутри, а кожа на том месте, куда ударил Рекс, начинала стремительно наливаться бордовой кровью. Коул приложил руку к ушибу – кровь пульсировала внутри его тела, но кожа не давала ей выйти наружу, и на теле его еще долгое время будет красоваться отвратительный синяк, который при прикосновении наверняка будет отдаваться болью.
Коул медленно натянул рубашку и начал застегивать маленькие пуговки на манжетах. Тихая одинокая капля крови упала на рукав и расплылась маленьким опрятным пятнышком, демон смахнул еще одну каплю у носа, запрокинул голову и, помянув несговорчивых демонов, их родителей и всю родню до десятого колена едкими, но вполне понятными как людям, так и родне демонов, словами, пошел к двери.
«Придется теперь умолять Пайпер, чтобы постирала… - подумал он. – Или лучше к Фиби подкатить? Интересно, а как Лео относится к стирке?»
***
Не успела мысль о стирающем себе носки старейшине покинуть его голову, как он столкнулся с Фрэнком. Тот с ненавистью смотрел на демона, его маленькие кулаки на худеньких руках были с остервенением сжаты.
- Ты обманул меня! – взвизгнул он и бросился на обидчика. «Обидчик» никак не ожидал такого стремительного и необоснованного нападения (ведь раньше-то парень сначала предупреждал!), и согнулся пополам, касаясь коленками пола, когда острый кулачок угодил прямо в расплывающийся синяк на животе.
Фрэнк опешил и замер, с удивлением глядя на скорчившегося демона. Его огромные глазки недоуменно хлопали, смотря то на свой бледненький кулак, то на демона, не успевшего сблокировать удар. Коул начал подниматься – железные ремни боли, с треском охватившие тело, ослабли, и он тяжело встал на обе ноги, сопровождая угрюмые мысли о будущем противного мальчика злобной гримасой. Такой психологический прием тоже возымел успех, и Фрэнк, напоследок что-то промямлив (что-то типа «Извините, обознался…» - Коул все равно не расслышал), поспешил ретироваться с поля боя, оставив свою «жертву» с головой, полной боли и мыслей о скором возмездии. Коул клятвенно пообещал не ограничивать себя впредь только мыслями, но поразмыслив, не стал преследовать беглеца.
И, как показало будущее, зря. Как выяснилось через пару минут, подлец и не думал прятаться, обратившись в компанию по защите свидетелей, а очень даже резво сгонял за дедушкой, который вскоре и явил Коулу свою морщинистую физиономию с мстительно сдвинутыми белыми куцыми бровями. Не говоря ни слова, боевой дед, стоявший на расстоянии трех метров от демона выбросил вперед сухую руку со скрюченными в непонятной фигуре пальцами («Что-то среднее между кукишем и знаком автостопа», - подумал Коул, с удивлением разглядывая сие творение). Увы, долго любоваться этим произведением искусства ему не позволили: старец сощурил бесцветные глубоко посаженные глазки, и вскинул руку вверх. Чьи-то невидимые когда впились в плечи Коула, больно вывернув назад суставы и, встряхнув, подняли его на метр над землей. Демон только мученически скосил глаза, когда услышал, что левый рукав его рубашки треснул по шву.
Дедок-колдун приписал выражение лица демона к своим заслугам и довольно-таки визгливо и премерзко расхохотался. Коул так внимательно уставился на старичка, как будто в надежде, что тот непременно объявит что–то чересчур важное и срочное, что тот засмущался, и поспешно стряхнул с коричневой хламиды небольшой кусочек паутинки, неизвестно как прицепившийся к сему парадному одеянию. Но вспомнив о цели своего визита, состроил зверскую рожу и нагло посоветовал:
- Трепещи, несчастный!
- У-у-у-у! – охотно подыграл Коул, для правдоподобности немного подергав ногами и запрокинув голову назад. Дед удивился – видимо, его раньше никогда так не боялись.
- А-а-а! – воскликнул счастливый дедок, потрясая сухонькими кулаками. – Теперь не уйдешь! А Высший отблагодарит меня по-царски!
«Мечтай, - мстительно подумал демон, наблюдая, как дедок хихикает своим мыслям. – Отблагодарит он тебя, да. Жертвоприношением». Коул попытался пошевелить рукой, но невидимые железные когти («Похожи на когти дракона» - пронеслось в голове демона, когда что-то острое зацепилось за рубашку и распороло ее от кармана до плеча, когда он попытался высвободиться) продолжали его крепко держать. Ему оставалось только поболтать тяжелыми ногами. Старичок стоял слишком далеко, чтобы попытаться его пнуть как следует. Ощущение полета смешалось с чувством боли во всем теле.
«Еще пара минут, и меня точно стошнит» - мстительно подумала висящая жертва бойкого пенсионера, прикинув заодно расстояние до обидчика - авось удастся испортить деду праздник, познакомив его с утренним завтраком.
***
По-видимому, весть о пленнике быстро распространилась по Подземному миру. Вскоре к месту «распятия» Коула стали сбегаться (и не только сбегаться – большинство предпочитало передвигаться совсем другим способом) демоны, злобно хихикающие и потирающие руки (а также лапы). Собралось уже около трех десятков неприятных рож, взирающих на висящего в воздухе пленника.
Настроение Коула омрачила лишь одна деталь всего происходящего – чесался нос. Но каждая попытка поднять руку сопровождалась болью в плечевых суставах и веселым хихиканьем толпы. «Мученик» стиснул зубы и прикрыл глаза, пытаясь не думать о зудящем органе обоняния.
Но вот ряды демонов раздвинулись, пропуская высокую фигуру в красном кимоно. На лицах собравшихся отразилось безграничное уважение, и Коул, поддавшись общему настроению, скорчил мину. Вошедший был не стар, а очень даже молод – даже моложе Коула. Миленькое личико «дамского покроя» перекосил шрам на лбу от одного виска до другого.
- Попался. – Констатировал факт Брендон Констанс, губы его искривились в злорадном смешке. Коул улыбнулся в ответ, искренне улыбнулся, даже как-то по-детски. Брендон удивился, почесал нос (Коул даже застонал от зависти), услышал стон пленника, и уже собирался снова поехидничать, но его прервал крик.
Демон, стоящий в паре шагов от Высшего, громко взвизгнул, на пару минут оглушив Брендона, и усыпал пеплом низ его кимоно и мягкие темные ботинки. Все обернулись. Сзади стояла Пайпер Холлиуэл собственной персоной. Демон, стоящий всех ближе к стене, решил сделать первый шаг, за что и поплатился собственной жизнью. Кто-то взвизгнул, демоны бросились врассыпную, и это никак не облегчило задачу Пайпер. Еще шесть-семь демонов она успела уничтожить, но остальные бросились к выходу, по пути сбив ее с ног. Через пару секунд она осталась одна, если не считать хихикающего висящего демона.
- Очень смешно. – процедила ведьма сквозь зубы, поднимаясь с грязного пола и отряхивая то место, на которое она имела удачу приземлиться. Поднявшись наконец и придав себе наиболее грозный вид она подошла к Коулу.
- Они разбегутся, нам нельзя упустить Констанса.
- Не беспокойся, - отмахнулась Пайпер и стала обходить висящего демона по периметру. – Там еще Пейдж и Фиби.
- Ага, тогда мне не о чем беспокоиться, - заключил Коул, и посоветовал. – Меня что-то за плечи держит, попробуй… но, ради бога, не задень меня!
Демон, верящий в бога, своими речами вызвал только зловещую ухмылку на лице ведьму. Он прищурилась и взмахнула рукой.
***
- Куда мог деться полуглухой демон в кимоно? – спросила у Коула Пайпер. Первый попавшийся на их пути скорбный вертлявый демон под угрозой лишения необходимых для жизни органов сознался, что Великий Жрец скрывается в своей келье, и что преследователем необходимо сначала на третьем повороте свернуть на лево, потом отсчитать двенадцать и свернуть снова на лево, потом на право.
Вот уже пятнадцать минут Пайпер сомневалась в своих математических способностях, а Коул сомневался в правдивости почившего провожатого, тихо (чтобы Пайпер не услышала) ругаясь, и все еще почесывая нос. Коридор был узкий и невысокий – демон то и дело задевал макушкой каменный крошащийся потолок, укрепленный деревянными, добротно сколоченными балками («Кто-то заботливый постарался, - Коул снова задумчиво поскреб нос). Стены становились темнее и темнее по мере продвижения гостей в логово неприветливого «хозяина», а пол был усеян выбоинами. Невысокий каблучок зацепился за каменный горбик, дернув назад его обладательницу – Пайпер покачнулась и взмахнула руками, левая рука ударилась об стену, град маленькой каменной крошки осыпал головы ведьмы и демона. Коул поддержал Пайпер, обхватив руками ее плечи, не дав ей упасть. Его рука скользнула вниз, по ее руке, и на ладони остался кровавый след – по руке ведьмы стекали тонкие ручейки алой крови, обвивались вокруг запястья и, повисая капельками на кончиках пальцев, падали на пол. Пайпер охнула и положила правую руку на рану.
- Нельзя оставлять здесь следы твоей крови… - Коул стянул через голову рубашку, отчего его темные волосы еще больше растрепались, встав ежиком, и стал вытирать капли крови с пола. Ткань легко впитала самые большие бордовые капельки. Демон продолжал тереть пол, пока остатки Зачарованной крови навсегда не впитались в камень подземелья, потом он поднялся и стал вытирать стену, где осела полоска из затемневшей крови – след от удара. Пайпер белым носовым платком вытерла уже остановившиеся подтеки крови на руке, и зажала довольно глубокий порез.
- Обязательно забери платок с собой, - посмотрел на нее Коул, после того, как закончил изничтожение следов пребывания. – Демонам ни в коем случае нельзя оставлять образцы вашей крови, иначе…
Пайпер махнула здоровой рукой, давая понять, что катастрофические последствия она уже представила, Коул покачнул взъерошенной головой и, поколебавшись, надел рубашку.
- Не оставлять же здесь. – вздохнул он, и отправился догонять Пайпер. – Ты сможешь защищаться одной рукой? – спросил он, когда нагнал ведьму.
- Конечно, - выдохнула Пайпер, наверное, излишне самоуверенно. Коул сразу понял, что она сомневается в своих силах, в воздухе вились ощущаемые лишь им привкусы страха и боли и решимости, как бы то ни было.
***
Брендон Констанс, Великий, Высший Жрец стоял посреди огромной комнаты, освещаемой огромным количеством свечей, которыми были утыканы все ниши и углы, задрапированные бордовой тканью. Он стоял на коленях, перед ним лежала черная книга. Ее переплет охватывали ветви из черного золота, черная кожа переплета блистала в свете живого огня, переливаясь черными оттенками света. Брендон торопливо, но аккуратно, листал широкие страницы, половина из них была девственно-чиста, но кое-где попадались и все исписанные - где-то исписанные от начала до самого конца непонятными рунами и просто ровным наклонным почерком, где-то – лишь коротки заметки, сиротливо расположившиеся на середине листа.
«Невидимость». Жрец остановился, длинный палец с не менее длинным ногтем уперся в строки. Руны, начертанные черными чернилами, обрели себя в словах Великого и тихим эхом раскатились под своды зала. Как только Брендон закончил читать заклинание, и тишина сотрясла воздух, тяжелый ветер пролетел между ним и книгой. Книга захлопнулась с тихим шелестом страниц, легкий мрак лизнул ее с боку, скрыв с глаз. Жрец облегченно вздохнул и уже начал подниматься с колен, как заслушал гулкие шаги за высокой, в два человеческих роста, дверью.
Через недолгое мгновение створки с железным хрустом распахнулись и ударились о стены, отчего пламя на стоящих слишком близко свечах покачнулось в такт потревоженному воздуху.
Перед Брендоном стояли две ведьмы: одна, темноволосая с красивым, правильным овалом лица, презрительно изогнула тонкую бровь, вторая – с рыжими локонами, отражающими свет свечей, и милыми пухлыми губками, - сощурилась, оглядывая противника с ног до головы.
- Тэк-с, - произнесла рыжая и обернулась к спутнице. – А почему он в кимоно?
Брендон впал в ступор, не ожидая такого поворота событий, нижняя челюсть его медленно отвисла. Красное кимоно в мелкий оранжевый цветочек красноречиво и безмолвно вопияло.
***
- Тебе-то какая разница, в чем он? – повернулась к сестре Фиби. – Да хоть в купальной шапочке!
- Да ладно, просто интересно… - пожала плечами Пейдж и снова уставилась на противника. Тот, впрочем, довольно скоро пришел в себя и решил напомнить об этом.
На стену и дверь обрушилось пламя, оно неестественно-красными струйками лизнуло дерево и камень, не тронув впрочем, сестре. Пейдж судорожно вцепилась в рукав куртки сестры и потянула за собой, в дальний конец зала, где потом они обе и материализовались, охваченные бело-синим мерцанием. «Холостая» струя испарилась, оставив след в виде огромной прожженной дыры в дверях. Колдун отряхнул руку и с угрожающей скоростью развернулся – он заметил маневр Зачарованных.
Фиби и Пейдж увидели его злые глаза, ставшие одного цвета с кимоно, и синие жилки поперек лба, исковерканного шрамом. Скрюченная рука жреца напряглась, между пальцев заплясало оранжевое пламя, не обжигающее руку хозяина, зато переливающееся всеми оттенками оранжевого и желтого. Доля секунды – и шар полетел в сторону ведьм. Пейдж, шагнув, и загородив собой сестру, крикнув, вскинула руку.
- Шар! – эхом отозвался зал, драпировка по углам качнулась, не справляясь с потоками застоящегося воздуха. Шар блеснул, на миг окутавшись серебром, но направления не изменил, а с хрустом ударил Пейдж в правое плечо. Удар отбросил ведьму вбок, в противоположную от сестры сторону, Пейдж упала спиной на холодный пол, каждая клеточка тела отозвалась жжением, а плечо горело адским огнем – серая рубашка с шипением обуглилась и порвалась, обнажив розовую обожженную кожу, истекающую нежно-розовой сукровицей. Сознание стукнуло в висок и медленно погасло, погрузим мир в приятную и спасительную темноту. Тело обмякло и замерло.
Фиби, ошеломленная, пару секунд молча смотрела на неподвижную сестру, потом край её сознания выхватил лицо Жреца – тот довольно и неторопливо вытирал руку о красную ткань кимоно. Его злорадный смешок оборвался почти тут же: Фиби налету впечатала в его грудь два острых каблука на железной набойке, Брендон качнулся и упал назад, проехав пару метров по полу. Ведьма опустилась на пол, каблучки глухо брякнули, и подбежала к сестре. Тонкие осторожные пальцы опустились на покрасневшую шею, туда, где еле слышно билась и пульсировала кровь в вене.
- Жива… - тихо произнесла Фиби.
Брендон оторвал тяжелую голову от каменного пола и осмотрелся. Красная ткань халата распахнулась, и он увидел синеющую кожу у себя на груди и две кровавые лунки с сочащейся бордовой кровью. Через секунду он столкнулся взглядом с ведьмой.
Фиби с удивление рассмотрела кровь на груди жреца. Жрец зло сверкнул глазами, и вскочил на обе ноги. Один взмах рукой – и ведьма, не успевшая парировать или увернуться, отлетела в дальний угол зала, сбив пару свечей по дороге.
***
- Стой! – властный голос заставил Брендона Констанса обернуться. На пороге стояла еще одна ведьма. Длинные темные волосы опускались ниже плеч, руки покрывала засохшая кровь, а темные глаза горели. Брендон повел плечами, сбрасывая оцепенение, в которое привел его звук голоса ведьмы, и почувствовал себя смелее. «Что может мне сделать крошечная ведьмочка?» - подумал он и с издевкой поинтересовался:
- Или что?
- Или будешь иметь дело со мной. – Высокий мужчина вступил на пол зала – он был очень высок, выше ведьмы на целых две головы, и силен – его невидимые под рубашкой мускулы содрогнулись и в одной мощном прыжке Коул повалил жреца на спину.
Пайпер, не теряя времени, подбежала к лежащей Пейдж. Пощупав пульс, она кинулась искать вторую сестру. Фиби лежала в углу, покрытая бордовым бархатом, упавшим со стены. Когда Пайпер опустилась перед ней на корточки, она со стоном открыла глаза…
Коул глухо зарычал, стиснув зубы. Полсекунды он лежал на Брендоне, прижимая его к полу своим телом, но жрец без труда избавился он него, пнув ногой в живот. Коул скатился на пол, рукой зажимая отбитый вновь синяк. Брендон вскочил и зло, со всей силы, пнул стоящего на четвереньках демона. Волна боли захлестнула Коула, но этой боли было недостаточно, чтобы погрузить его во мрак – острая боль подхлестнула сознание, и демон стальной хваткой остановил ногу жреца, занесенную для очередного удара. Сжав зубы, Коул дернул ее изо всех сил на себя, Брендон не удержал хрупкое равновесие и снова оказался на полу.
Демон замахнулся, и через долю секунды жесткий кулак впечатался в скулу жреца. Прозрачная кровавая пенка сорвалась с губ Брендона и осела на полу, Коул размахнулся, но второй раз не ударил – жрец нанес удар быстрее. Челюсть, казалось, рассыпалась костной пылью, каждый зуб отозвался нестерпимой какофонией боли, губы стали липкими и горячими.
Жрец стряхнул с себя демона, поднялся и направился к ведьмам. Пайпер уже привела Фиби в сознание, и теперь они обе склонились над Пейдж. Пайпер, увидев противника, вскинула здоровую руку, едва ощутимой волной отталкивая, останавливая колдуна. Но это не сработало, тот даже не обратил внимания на это. Зато Коул явно заслужил его внимания: он приподнялся на локте и вцепился в ногу Брендона.
- Бегите, я справлюсь! – хрипло выдохнул воздух Коул. Слова гулко забулькали где-то в горле, рот наполнился кровью.
Демон рванул на себя подол хрустнувший подол кимоно, Констанс волчком развернулся и бросился на Коула. Пайпер помогла Пейдж встать, и вместе с Фиби они втроем быстро побежали к обугленной двери – Пейдж спотыкалась и сестры поддерживали ее. Руки Фиби скользили по липкой от крови руки Пейдж, но смотрела она только на Коула и Брендона.
- Быстрее, Фиби! – окликнула ее Пайпер. – Он сам справится, раз сказал! Пошли же!
И Зачарованные скрылись за поворотом темного коридора.
***
Коул глухо захрипел, когда жесткие руки жреца обхватили его шею, перекрыв доступ воздуха в легкие. Длинные ногти впивались в шею, оставляя кровточашие глубокие полумесяцы на коже. Демон руками вцепился в кимоно жреца в бессильной попытке оттолкнуть противника. Ткань разъехалась под пальцами, разошлась по шву, обнажив Брендона. Красные лохмотья путались под руками жреца, никак не желая содействовать ему в акте удушения.
Брендону пришлось на секунду ослабить хватку, но и этой мимолетной секунды было достаточно, чтобы Коул смог освободиться от душащих его рук. Констанс с хрипом отъехал в сторону, голая спина скользила по гладкому камню зала. Демон кое-как сел и откашлялся, кровь их распухшего горла лилась тонкой струйкой, просачиваясь через уголки разбитых губ. Темная грязная рубашка превратилась в кровавые лохмотья, сквозь них просвечивали многочисленные синяки и ушибы.
Жрец, не поднимаясь с пола, кинул в Коула светящим багровым шаром. Коул замер на мгновение, моргнул, и взглянул на мир совсем другими глазами. Время неторопливо тянущимися секундами поглотило зал. Гримаса на лице Брендона медленно сменилась маской злобы, алый шар, рассекая воздух, плыл к демону. Вот он подошел совсем близко, Коул ощутил кожей его жар, перетекающий по прозрачным жилам огня, из которых был соткан удивительной красоты клубок. Легким пассом руки он направил шар в противоположную сторону. И время вернулось в привычную колею.
Шар с хищным шипение врезался в Брендона, но не приблизил момент его смерти. Лицо жреца порезала и искорежила боль, а не смертельная агония – огненный шар оставил черный обугленный след на плече. Слащавый противный запах горелой плоти поплыл к потолку. Коул чертыхнулся, и мощным рывком отправил в жреца свой шар; бело-голубой и светящийся, как морозная луна, он врезался в тело противника, откинув его на пару метров назад, но не уничтожив. Констанс опрокинулся, перекатился на живот, хрипло дыша, и стал подниматься на дрожащих от боли руках. На полу остался размазанный кровавый отпечаток горелой кожи.
Коул замешкался, не зная, что предпринять дальше, но тут его взгляд упал на то место, где лежала без сознания Фиби, и на темную ткань, артистичными складками расположившуюся на полу. Одним движение пальцев он накинул шелк на поднимающегося жреца, и ткань покрыла его с головой, обозначив лишь контуры шевелящегося тела. Еще три куска материи сорвались с углов зала и, подчиненные движениям рук Коула, опустились на Брендона, яростно пытающегося сбросить мягкие путы. Демон, прихрамывая, неторопливо подошел к Высшему и взял с подставки у стены длинную свечу. Горящий воск редкими каплями начал скользить вниз, застывая точками на смуглой руке. Выждав секунду, Коул бросил свечу на материю покрывавшую жреца. Огонь лениво лизнул ткань, явно не желая, чтобы та горела, и он помог ей одним движение ладони – и пламя охватило Брендона, чадя, выедая ткань и плоть.
За спиной раздался шорох – вбежала Фиби. Коул обернулся, и она, не замедляя темпа, бросилась к нему, обхватив его за талию и прижавшись к нему всем телом. Он неловко обнял ее за плечи и повернулся лицом к горящему колдуну – так, чтобы Фиби не видела этого. Звонкие крики перешли в утробные хрипы заживо горящего.
Коул ласково провел по темным волосам любимой ведьма, сильнее прижимая ее к своему разбитому сердцу.
Эпилог.
Коул переступил порог дома номер 1329 на Прескотт стрит, деревянная дверь с разноцветными стеклами мягко закрылась у него за спиной, дом встретил его мягким светом настольных ламп. Он прошел в гостиную – сестры сидели там, они тихо о чем-то разговаривали, удобно расположившись на диване и креслах. Яркий камин весело полыхал дровами. Как только Коул зашел, они все трое повернулись к нему. Разговор оборвался.
Пайпер первой поднялась с кресла, где она вольготно располагалась, прикрывшись пледом, и, виновато улыбнувшись, вышла из комнаты. Пейдж тоже встала с диванчика, направилась на второй этаж.
- Всем спокойной ночи! – крикнула она с лестницы, исчезнув из виду.
- Спокойной ночи! – отозвалась Пайпер откуда-то с кухни.
- И вам спокойной ночи. – Сказала Фиби сестрам. Она по-прежнему сидела в широкой кресле, поджав под себя ноги.
- Спокойной ночи, - тихо повторил Коул, и подошел к Фиби.
Огонь в камине приглушенно потрескивал, и демон вспомнил о горящем колдуне, но голос Фиби прогнал жуткое видение.
- Ты в порядке?
- Да, - ответил Коул, слегка припухшие, по абсолютно целые губы, дрогнули, - а ты?
Фиби махнула рукой:
- Тебе больше досталось, чем всем нам вместе взятым.
- Да уж, - проговорил он. – Но ничего, я привык…
- Ты напугал меня, - отозвалась ведьма, ее глаза затопило пламя камина, но когда она подняла их к Коулу, он увидел, что даже огонь не смог придать им зловещее выражение огненной стихии. Вздохнув, он с нежностью посмотрел в теплые, шоколадно-карие глаза любимой ведьмы.
- Ты знаешь, где меня найти, - сказал он и ушел, слившись со мраком, поглотившем большую часть комнаты.
-Знаю, сказала Фиби в пустоту, и обхватила колени руками.

 

#3
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Спустя год с лишним накаталась вторая часть сего безобразия.
Получилось, конечно, не так, как в первой, может быть, уже отвыкла писать вот так, с юмором... но все-таки рискну и выложу продолжение сюда.


Рассказ второй.

Предисловие
Коул сосредоточенно обходил лужи, осевшие на асфальте после утреннего дождичка. Вокруг весело блестели витрины магазинчиков и мокрые вывески кафе и баров; прохожие, наслаждаясь свежим воздухом утреннего Сан-Франциско, неторопливо шагали по улицам, то и дело мимо пролетали сверкающие машины, изредка окачивая людей водой из луж и выслушивая нелестные выражения в свой адрес. Участь обрызганного не миновала и Коула, правда, он успел вовремя укрыться за стайкой подвыпивших весело гогочущих подростков, и его потери ограничились парой капель на рукаве серой замшевой куртки. Философски решив, что могло быть намного хуже и, выслушав нецензурный монолог промокшего подрастающего поколения, он сильно обогатил свой словарный запас.
Едва Коул вывернул на 31-ую улицу, как по лицу его пробежал холодок, пробежал, кольнул и едва уловимо свернул в ближайшую подворотню. Подавшись здоровому инстинкту преследователя, демон ловко лавируя между прохожими, скрылся за стеной ближайшего дома, окна которого выходили прямо на неприглядный переулок, опрятный, но очень уж жуткий. Потянув воздух носом, Коул уловил запах демона – еле слышный привкус его черной ауры. Рядом с ним витал другой аромат – но он не имел ничего общего к магии, скорее, даже наоборот – был продуктом жизнедеятельности смертных, представленный в виде трех контейнеров с мусором. Жгучий привкус зла осел во рту у Коула, он болезненно сморщился и осторожно переступая, стараясь не запачкать бежевые новые ботинки, направился в глубь внутреннего сплетения двориков. Через пару метров он остановился, жадно ловя ртом воздух, стараясь как следует сосредоточится на своих ощущениях – здесь где-то была и ведьма, не очень сильная, иначе бы ее присутствие Коул сразу же уловил бы - скорее, она только еще училась, или была просто обделена активной силой… Тихий вскрик пролетел, задев листочки тоненьких кустиков у бетонных фундаментов домов, Коул напрягся и побежал…
Прелестная молодая ведьма полулежала на асфальте, пытаясь ногой, обутой в синий сапожок, оттолкнуть нависшего над ней с ритуальным ножом демона. Длинный каблучок изредка попадал в цель – в живот или в грудь паскудного противника, не причиняя ему особых неудобств: демон лишь гаденько хехекал и продолжал «играть» с ведьмой, как кошка с загнанной в угол мышью. Он упивался своим превосходством, и не заметил, что кто-то обошел его со спины. За что, впрочем, он и поплатился, пролетев пару метров по воздуху и рухнув в соцветие лопухов около груды старого хлама – тучка пыли на несколько секунд взвилась вверх, а потом плотно осела на поверженном демоне.
Коул аккуратно вытер свою испачканную о демона обувь (вытер о лопухи, сиротливо и одиноко произраставшие около «места преступления»), и протянул руку ведьме. Она поднялась, неловко покачиваясь на длинных шпильках, как олененок, впервые научившийся ходить – и откинула со лба русую прядку волос. «Спаситель», не стесняясь, осматривал жертву темных сил: ей было на вид лет двадцать пять, голубые глаза смотрели немного испуганно и в то же время лукаво, а длинные, по плечи, светло-русые волосы, неряшливо взлохматились.
- Спасибо, - произнесла она и покосилась на поверженного врага, чьи ноги красноречиво торчали из-за зеленой «лесополосы», но руку приняла и даже пожала.
- Не за что, - легко согласился Коул, - вы ранены? По-моему, у вас кровь.
- Где? – вскинула она тонкие брови, и принялась крутиться на месте, разглядывая себя со всех сторон.
- Да вот, - указал демон на ее рукав, на котором явственно зияло пятно свежей крови, медленно увеличиваясь в размерах. Ведьма скосила глаза, ойкнула, и упала к ногам Коула, очень даже быстро лишившись сознания. Когда она очнулась, ее спасителя уже не было рядом.

Часть 1
Коул вернулся на «место преступления». Демона, конечно же, не было, лишь сиротливо пригибались к земле помятые лопухи там, где тот отлеживался.
Мужчина осторожно присел на корточки, двумя пальцами поднял примятый серо-зеленый листок. Горький вкус чужой силы ощущался уже не так остро, как несколько минут назад, он тонкой струйкой сочился по воздуху к ближайшему дому.
Дом знавал и лучшие времена: серая покосившаяся дверь заброшенного особняка, невесть каким образом оказавшегося в одном из переулков Сан-Франциско, скрипнула. Порыв ветра закружил по дорожке из треснутого асфальта пустую пачку из-под сигарет. Коул пнул картонную коробочку и направился в дом. Он демонстративно сунул руки в широкие карманы летних брюк, явно не желая к чему бы то ни было прикасаться в странном месте. Старые занавески, скрывавшие разбитые стекла колыхались, кое-где сквозь широкие щели в половицах проросли хилые пучки травы. Маленькая прихожая неприветливо взглянула на гостя. Потоптавшись для вида на пороге, Коул в пару шагов пересек маленькое помещение, и остановился у покрашенной черной краской двери, ведущей внутрь дома. На двери, снизу доверху, белой краской была нанесен метровый крест. Выведенные чьей-то неловкой рукой он пересекал не только старенькую дверь, но и захлестывал стену.
Коул протянул руку, пальцами дотронулся до шершавой ручки, повернул, толкнул… Дверь даже не шелохнулась.
- Вот так все и начинается… - прошептал демон, с силой вдавливаясь плечом в неподатливые доски. Дверь устояла. Коул отпрянул и, развернувшись полубоком, ударил ногой. С потолка мелкой шушерой посыпалась краска, запорошив темные волосы и плечи, стекла взвизгнули и упали – одни прямо на пол, рассыпаясь на тысячи осколков противного крошева, другие мягко упали на улицу, затерявшись в траве. Демон замер, вслушиваясь в звуки, доносившиеся из-за двери. Тишина….
Но вот за дверью что-то тихо звякнуло, кто-то что-то пробормотал…
- Я знаю, что ты здесь! – рявкнул Коул, отчего остатки недобитого стекла в окнах, невесть каким чудом удержавшиеся, прощально звякнули, разбиваясь. Никто не ответил.
- Я все равно до тебя доберусь рано или поздно… - процедил Коул сквозь зубы. Он вылетел на улицу, на ходу стряхивая рукой с волос белое крошево краски, упавшей с потолка. Остановился на середине дорожки и бросил угрюмый взгляд на дом. Единственное окно закрытого помещения было намертво заложено кирпичной кладкой.
Демон уже собирался исчезнуть, как его внимание привлекла сумочка. Обыкновенная сумочка лежала в кустах, неподалеку от мусорного контейнера. Коул поднял ее, оглядел со всех сторон – самая обычная дешевая черная лаковая сумочка, внутри, как обнаружилось, лежали водительские права и куча визиток. Коул взял документ, с него, радостно улыбаясь невесть чему, сияла ведьмочка, недавно им спасенная.
- Посмотрим, посмотрим… - пробормотал Коул, запихивая ламинированные кусочек бумаги назад в сумку.
***
- Это просто смешно! – фыркнула Пайпер, рассматривая находку Коула. – Где ты видел, чтобы уважающая себя… хм, ведьма… носила ЭТО?
- Я сразу понял, что это уловка, - лениво отмахнулся демон. Он вольготно развалился в одном из старых кресел на чердаке. Пайпер стояла рядом и внимательно рассматривала содержимое сумочки ведьмы, разбросанное по столу.
- Смотри, - она перевернула одну из визиток. – Это что? «Клуб любителей пива»… Неужели они думают, что на такое можно купиться?!
- Заметь, косметики в сумке нет, - поддакнул Коул.
- Ведьма без косметики, ну и чушь! Что делать-то будем? – Пайпер посмотрела на Коула. – Кстати, у тебя что-то в волосах… белое.
- Черт, - вздохнула тот, снова запуская пальцы в черную шевелюру. – Это с потолка. Можно я воспользуюсь ванной?
- Да, - Пайпер сгребла бумажки, и впихнула широким жестом в потрепанный ридикюль. – Там в шкафчике есть шампунь против перхоти!
- Спасибо, - сквозь зубы прошептал Коул, спускаясь по лестнице. Перед дверью в ванную на втором этаже, он нос к носу столкнулся с Лео. Старейшина смерил демона внимательным и даже вполне дружелюбным взглядом и посторонился, открывая Тернеру доступ к ванной.
Коул поспешно закрылся в небольшом помещении и прильнул к зеркалу с манией девицы на выданье. Зрелище его отнюдь не впечатлило.
- Ну что за старик… - сообщил демон своему отражению, которое взирало на него со всей возможной правдивостью. Синяк на левой скуле, непонятно откуда взявшийся, по довольно свежий, если судить по его синеватому оттенку; на прическу и вовсе смотреть больно.
Он скинул рубашку, та послушно улеглась у его ног, и взялся за пряжку ремня. Душ был просто необходим.
***
Маленький сгорбившийся человечек все утро просидел в кустах, наблюдая за особняком Холлиуэлов, но так ничего интересного за все это время и не заметил – из дома никто не входил, и даже не выходил, если не считать утреннего почтальона, который злорадно, на полном ходу своего дребезжащего велосипеда, швырнул газету с явным намерением что-нибудь разбить – наверняка, какие-нибудь личные счеты. Газета ничего не разбила, но послушно плюхнулась в небольшую лужу около крыльца. Почтальон удовлетворенно тренькнул в свой велосипедный звоночек и укатил.
Человечек в кустах даже вздрогнул, когда мимо его укрытия просвистела в воздухе плотно свернутая газета, но он подавил в себе естественное желание мгновенно скрыться, и остался в засаде. В поле его зрения отчетливо просматривалось крыльцо особняка и, соответственно, лужа, воду из которой энергично впитывала утренняя газетка.
Так прошло около получаса. Засевший в кустах неотрывно, до рези в глазах, следил за ландшафтом и экстерьером, но ничего по-прежнему не происходило. Человек уже начал вполголоса костерить погнавшего его сюда «босса», сетуя на затекшие ноги и урчание в желудке, и мрачно составляя в уме возмутительную речь в адрес демонического работодателя.
Он попытался между делом размять затекшие ноги, но от малейшего движения кусты начинали колыхаться, привлекая нездоровый интерес со стороны проходящих по тротуару редких прохожих. Человечек в кустах притих как мышь, не решаясь повторить разминку.
Еще через час небеса смилостивились над беднягой, предоставив немного интересного материала для его скучного и однообразного доселе рапорта. Входная дверь распахнулась, и на пороге нарисовалась стройная ведьмочка, облаченная в джинсы и белую узкую футболку. Девушка что-то недовольно пробурчала, озираясь, и тут же заприметила около крылечка то, что искала. Благодушие на лице ее сменилось угрюмой миной, она неторопливо перемахнула немногочисленные ступеньки и брезгливо подняла останки утонувшей утренней газеты, осторожно держа ее за сухой краешек.
Человечек в кустах от усердия перестал дышать, ловя каждое движение девушки, но та, равнодушно скользнув по кусту, где он скрывался, взглядом, скрылась в доме, оставив на последок только хлопнувшую дверь.
***
- Этот почтальон вконец оборзел! – заявила Фиби, швыряя на обеденный стол размокшую и непригодную для чтения утреннюю газету.
- Фибс, - грозно сощурилась Пайпер, отвлекаясь от плиты с пыхтящим на ней завтраком. – Немедленно убери эту пакость со стола!
- Нет, ты видела?! Он же это нарочно! Я знаю! – по-прежнему горячилась младшая зачарованная, но газетку послушно скинула на пол, ибо знала не понаслышке, что сестра делает с теми, кто приносит грязь в ее кухню.
- Хочешь, я его убью? – на кухне появился Коул в сиреневом халате, принадлежащем когда-то непосредственно Фибс. Он скорчил демоническую ухмылку и смерил взглядом сначала любимую ведьмочку, а потом ее утренний трофей.
- Ха! – сказала та в ответ и поспешила ретироваться, даже ничего не сказав по поводу того, как демон поэксплуатировал ее заветный халатик.
- А мне положен завтрак? – с надеждой, сквозившей в голосе, обратился Коул к старшей сестре.
- Не-а, - откликнулась та, даже не обернувшись.
- А хоть бутерброд какой или чаек? – не сдавался мужчина, подтягивая пояс халата. Его желудок недоуменно заурчал, когда услышал заветные слова «завтрак» и «чаек».
- Н… я подумаю, - сменила гнев на милость Пайпер.
- Спасибо, - Тернер почувствовал себя как дома и занял удобную позицию, с которой он мог бы контролировать все действия занятой готовкой ведьмы, чтобы не дай бог не произошло так, что ему бы выделили самую маленькую порцию вожделенного завтрака. Его взгляд случайно упал за окно, и от внимательных глаз не укрылось легкое шевеление кустов.
- Пайп, - мгновенно посерьезнел он. – По-моему, у вас так кто-то в кустах…
- Опять Ливингстон выгуливает на нашей лужайке свою собаку?! – Пайпер фурией метнулась от плиты и прилипла к небольшому кухонному окну.
- Нет, там что-то похуже собаки, - хмуро произнес свежевымытый Тернер. – Кто-то за вами следит.
- Демон? – ведьма напряженно всматривалась в произрастающие у дома кусты, но так ничего и не заметила.
- Может и человек. Я сейчас проверю. – Коул еще раз подтянул пояс и вольготной походкой отправился на разведку.
На улице было тепло, солнышко уже вовсю припекало, понемногу избавляя дороги от луж. Подавив желание сладко потянуться, стоя на крыльце, демон сошел вниз и старательно отводя глаза от подозрительного куста (чтобы не спугнуть предполагаемую жертву).
Человечек в кустах одеревенел, когда мимо него стал прохаживаться незнакомый мужчина в женском халатике и тапочках. Неожиданно незнакомец сократил расстояние до куста и следующее что почувствовал незадачливый соглядатай – это как увесистая нога в домашнем тапочке отвесила ему ощутимый пинок. Человечек кубарем покатился назад, вывалившись из укрытия. Мгновенно поняв, что его раскрыли, он крысой пробежал по лужайке и перемахнул через низенький забор на соседний участок, даже не оборачиваясь.
Коул тем временем и не думал его преследовать – слишком много чести для смертного придурка, который шпионил за сестрами по приказу какого-нибудь третьесортного демона. Подхватив спадающий с ноги тапочек, Тернер обернулся и увидел, что из кухонного окна на него смотрят все три сестры. Что-то удовлетворенно промурлыкав себе под нос (Фиби видела его «подвиг»!), он отсалютовал ведьмам и не спеша отправился завтракать. Настойчивая мысль о том, что завтрак он таки заслужил, пригревала желудок.
***
Солнце медленно начало клониться к горизонту, отбрасывая длинные оранжевые лучи на Сан-Франциско. Вечно спешащие машины разбавляли тишину города, и по тротуарам слонялись толпы возвращающихся с работы людей. И никто из смертных не обращал внимания на демона, затесавшегося в их ряды. Коул Тернер шагал по улице, целью его был тот самый переулок, на который он набрел сегодня утром. Мимо него проплыл грузный мужчина, что-то яростно кричащий в мобильный телефон, прижатый к толстой щеке. Он неаккуратно толкнул Тернера, и тот покачнулся, выпустил из рук лакированную дамскую сумочку, которую намедни ему «оставила в подарок» странная девица.
Коул выругался и нагнулся за вещью, поднял ее и снова сунул подмышку. Затылком демон почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Обернувшись, он заметил двух хмурых полицейских, сверлящих взглядом его трофей. Коул хмыкнул и смерил их презрительным взглядом, показывая, что он сильно разочаровался в их умственных способностях, раз они приняли его, самого Коула Тернера, за банального вора. Копы смутились и отвернулись от нахального взгляда пронзительных синих глаз.
Вот и печально знакомый переулочек. Демон молнией свернул за угол и остановился. Все так, как и было: три мусорных бака и отвратительный запах. Коул приуныл, никого там не обнаружив, он-то ожидал засады.
И вдруг зловещая улыбка осветило его лицо. Все-таки засада была, чьи-то торопливые паучьи шажочки… Коул обернулся, так резко, что сам еле устоял на ногах. В паре метров от него, на выходе из переулка, замер невысокий сгорбившийся бомжеватого вида мужичок в серых лохмотьях, в котором демон с радостью и тайным ликованием узнал утреннего идиота, скрывавшегося в кустах на Прескотт-стрит. «Находка» не выглядела довольной тем, что его заметили во второй раз, но деру дать отказалась, и почему-то продолжала молчаливо стоять, буравя статного мужчину своими покрасневшими, но бесцветными глазками. Коул потянул носом и вздохнул – засада была омерзительная: от незнакомца веяло ничем не лучше, чем из тех трех мусорных баков.
- Отдай сумку. – Осторожно потребовал мужичок и сдвинул куцые брови. Он протянул сморщенную ручонку и требовательно раскрыл ладонь перед Тернером.
- А что я получу взамен?
Коул презрительно вздернул бровь. Несомненно, перед ним была человек, просто смертный, причем не первой свежести. А то, что его послал демон, даже ежику было понятно.
- А что ты хочешь? – прищурился «бомж», но руку не отпустил, сочтя спор завершенным, причем с выигрышем в свою пользу. Тернер уже открыл рот, чтобы выдать ему ворох требований, как вдруг мужичок, приглушенно пискнув, мышкой кинулся под ноги демоны и, юркнув куда-то вбок, задал стрекача. Коул не успел его поймать, стремительно обернувшись, рука судорожно схватила пустой воздух.
Но тут же он понял причину стремительного бегства ушлого человечка: в переулке прибавилось народу в лице четырех странного вида демонов. Невысокие, бритоголовые, и все на одно лицо, как утки из инкубатора, на него смотрели четыре демона. Двенадцатиконечные звезды, чье изображение украшало торс каждого из появившихся, ясно давали знать, кто они такие.
Коул отреагировал незамедлительно, когда крайний из них сделал неосторожны шаг навстречу. Лакированная женская сумочка взметнулась в воздух и с хлопком отвесила демону звучную пощечину. Тот оторопел и отшатнулся, дав Тернеру пару секунд форы. Он воспользовался этим временем, поспешно откинул в сторону лопнувшую сумочку. Ладонь ощутила знакомое тепло, теперь у него в руке переливался огнем небольшой энергетический шар, переливающийся всеми всполохами красного. Времени целиться не было, и Коул метнул шар не глядя. Демоны кинулись на него, все вчетвером; как оказалось, энергетический шар не достиг цели, разбившись о каменную кладку стены.
Удары посыпались на Тернера как град, все четыре демона со звездами на груди атаковали одновременно и почти синхронно, словно запрограммированные роботы; когда Коул пытался нанести кому-нибудь удар, его забивали оставшиеся без внимания трое, и ему спешно приходилось приниматься за защиту.
Помощь подоспела неожиданно. Один из демонов вскрикнул и рассыпался черными искрами, оставив «товарищей» методично избивать слабо сопротивляющегося Тернера. Коул получил ощутимый удар под ребра, когда руками попытался защитить лицо. Два точно таких же удара последовали в то же место, заставив задохнуться. Следующий пинок пришелся ему по колену, и демон осел, скользя спиной по шершавой холодной стене.
Демоны отступили неожиданно, атака прекратилась. Коул открыл глаза, но ничего не увидел; рукой спешно оттер кровь, сочащуюся из разбитого лба, и увидел перед собой занятную картину. Три избивавших его демона стояли к нему спиной, и тихо, но зло переговаривались с молодой белокурой девочкой. Коул мог бы назвать ее очаровательно, если бы не дерзко горящие демоническим огнем бордовые глаза. Блондиночка увидела, что Тернер смотрит на нее, ее губы змейкой искривились. В обоих руках в шипением материализовались два прекрасных как смерть синих шара, размером с бейсбольный мяч. Шары взвились в воздух и нашли своих жертв, два стоящих по краям демона со звездами, рассыпались черными брызгами. Коул отреагировал мгновенно, и третий демон обратился в прах от меткого броска.
Тернер медленно опустил руку, на ладони которой все еще чувствовался жар пламени. Он легонько улыбнулся спасительнице, сначала робко, потом – во весь рот. Однако злорадная ухмылка не сменилась ведьмочки, не сменилась, как он ожидал, ответной улыбкой. Блондинка медленно подняла руку, в ней блеснул очередной шар.
- Черт! – Коул кувырнулся в сторону, уходя от смерти. В голове крутилась дурацкая мысль: окликнуть девчушку и сообщить ей радостную весть о том, что он нашел ее сумочку.
Тернер откатился за угол, укрываясь от атаки злобствующей блондинки, ее огненные шары падали на него как град, впрочем, цели не достигая. Все они разбивались о стену дома. Пока разозленная обладательница сумочки не соизволила заглянуть за угол, чтобы в упор закидать свою жертву, демон принял решение убираться отсюда излюбленным ему способом, здраво рассудив, что тактическое отступление – это не есть бегство.
***
Коул Тернер материализовался в лифте, неожиданно и соответственно без предупреждения. Некоторое время он стоял тихо, имея счастье лицезреть затылок стоящей впереди него Фиби, волосы ведьмы были забраны в хвостик, открывая милейшую шейку, к вящему удовольствию демона. Долго тишина продолжаться не могла, и Коул привлек внимание девушки, звучно откашлявшись в кулак.
Она молниеносно обернулась, в карих глазах мелькнула готовность к любой неожиданности, даже к лохнесскому чудовищу с занесенным над ней тесаком. Ее ожидания не оправдались, и вместо злобного и отрицательно настроенного демона за ее спиной обнаружился вполне мирный Коул Тернер, причем в весьма не презентабельном виде.
- Коул, - констатировала Фиби. – Что с тобой? – ее глаза с неподдельным ужасом заскользили по его лицу.
- Что? – не понял сначала Тернер, потом обернулся и заметил свое отражение в большом, во всю сторону лифта, зеркале. Половина лица была залита быстро подсыхающей кровью, другая половина была украшена бурыми разводами, нижняя губа распухла, а на левой скуле отчетливо багровела гематома. – А… я нарвался на засаду. Там, в том переулке, где нашел эту чертову сумочку.
- О Господи! Сколько их было? – ведьма полезла в сумку за платком.
- Пятеро.
- Всего лишь? – недоверчиво протянула Фиби, подавая Коулу свежий носовой платок. Тот послушно повозил им по лицу, размазывая кровь еще больше.
- Они были шустрые. Но потом пришла эта блондиночка…
- Блондиночка? – перебила Зачарованная, с ужасом наблюдая во что превращается ее любимый платочек.
- Хозяйка сумки. – Подтвердил Тернер, вытирая о платок грязные руки, словно напоследок. – Они видимо решила оказать мне честь, поэтому избавилась от четверых демонов и сама принялась за меня. Довольно шустрая ведьма. Я еле ушел… На, спасибо. – Он протянул любимой ведьмочке смятый грязный комок.
- Оставь себе, - отшатнулась та.
Лифт пискнул, возвестив о том, что доставил пассажиров на требуемый этаж, остановился и распахнул двери. В поле зрения оказался людный холл редакции газеты «Зеркало Залива». Фиби проигнорировала распахнутые дверки, и обратила все свое внимание на Коула.
- Тебе лучше здесь не показываться… в таком виде.
- Не волнуйся, через пару дней и следа не останется, на мне все быстро заживает, - иронично сообщил Тернер, слегка разочарованный, что Фиби в первую очередь думает о том, что его вид не подходит для появлений на публике, а не о его самочувствии.
- Я знаю, поэтому я и не беспокоюсь, - тихо сообщила ведьма и легонько улыбнулась, разогнав в душе демона накопившуюся было тоску. – Иди домой. Я вернусь с работы, и мы все вместе сходим на то место. Нужно уничтожить демона, который тебя так уж невзлюбил…
- Все вместе – это ты и я? – с надеждой поинтересовался Коул, мгновенно приосанившись.
- Все вместе – это ты, я и мои сестры, - безжалостно добила Фиби. – Давай, испаряйся!
Она махнула рукой и поспешно выбежала из стоящего лифта.
Тернер с минуту глядел ей вслед, и даже высунулся наружу, чтобы получше рассмотреть удаляющуюся спину любимой. Люди понемногу начали на него глазеть, о чем-то тихо шушукаясь, видимо, вычислив, с кем ехал незадачливый побитый. Коул осклабился, посмотрев в упор на одного нахала, который даже остановился, чтобы рассмотреть кровь на лице демона. Осклабился и убрался назад, в лифт, торопливо нажал кнопку первого этажа. Смотря на закрывающиеся двери он с усмешкой думал, что сегодня у Фибс не будет отбоя от назойливо-любопытных коллег.



 

#4
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Часть 2
Закат уже давно отгорел, на город опустился черный вечер. На улицах сгустился мрак и невесть откуда взявшийся туман. Было довольно холодно, и пустынные улицы как будто сковала эта тонкая пленка изо льда, превратив все вокруг в недвижимые декорации. Даже машины не ездили по обычно заполненной пробками 31-ой улице – словно чувствовали, что в этом районе должно произойти что-то сверхъестественное. Впрочем, как здраво рассудили зачарованные, оно было и к лучшему. Чем меньше свидетелей, тем меньше головной боли и других прилегающих к работе ведьм болезней.
Пайпер, Фиби и Пейдж шли впереди, шагая в ногу друг с другом и тихо переговариваясь. Старшая сестра опять спорила с младшей, а средняя лишь изредка вставляла редкие комментарии, и уж совсем иногда призывала родственниц успокоиться и банально заткнуться, чтобы не пропустить неожиданную атаку демонов. Позади ведьм шли двое мужчин: кутающийся в черную куртку угрюмый Коул со следами побоев на лице и слева от него – Лео, не менее хмурый, но зато абсолютно здоровый. Хранитель был принят на вечернюю вылазку лишь по одной причине: он не хотел оставаться дома один.
- Вон тот переулок, - указал Тернер на следующий поворот. – Нам туда.
Сестры, не споря, свернули в указанном направлении. Переулок просто предвкушал неприятности, и являл собой инфернальное зрелище: черные громады грязных стен, окруживших его, горы мусора на заднем плане и незабвенный пар, выходящий из расположенной в асфальте канализационной решетки.
- Классное местечко, - оценила Пейдж и тряхнула рыжей головой. – И долго нам ждать этих демонов-блондинок?
- Не так долго, как нам кажется, - погрустнел Коул, и словно в доказательство ее слов из темноты выступили демоны. Две дюжины бритоголовых демонов, одетых не по погоде, и к тому же все на одно лицо, причем недовольное, окружили «гостей». Парочка нарисовалась даже в начале переулка, перекрыв все пути отступления.
- Его брать живым! – послышался уверенный женский голос. Он прозвучал как выстрел, и послужил демонам чем-то вроде взмаха красным флажком на старте – они как по команде бросились в атаку.
Тернер, как всегда среагировал первым, и успел запустить в сторону демонов три энергетических шара подряд, как на него набросилось около десятка нападающих. Демонические силы Коула оказали бессильны против подлого удара камнем в затылок. Последнее, что он видел – это как Фиби отшвыривает в сторону сразу двух бритоголовых с татуировками на груди, а Лео с кислой миной отмахивается от насевшего на него какой-то неровно обломанной палкой…
***
Коул ойкнул и открыл глаза. Картинка расплывалась, все вокруг ходило ходуном – очевидные последствия после сильного удара по черепу. Аккуратно собрав разбегающиеся чувства, демон сфокусировался на зрении и спустя какую-то минуту уже мог сносно и почти безболезненно разглядывать окружающую его обстановку. Голова отчаянно болела, немного подташнивало, так что отрывать затылок от каменной плоскости он не решился, во избежание эксцессов.
Еще через пару минут вернулись и другие чувства. Тернер попытался пошевелиться, но обнаружил, что не может, руки и ноги его были раздвинуты в стороны и их обхватывали кожаные ремни. Также он открыл для себя, что лежит отнюдь не на полу, а на скалистом подобии алтаря, причем довольно халтурном: спина отлично улавливала все неровности и выбоинки, а может с алтаря просто забыли стряхнуть мусор, прежде чем уложить плененного в неравной (так и решил для себя Коул) битве зла с добром и частично тоже со злом.
Потолок был сносным, и даже довольно красивым, демону посчастливилось полюбоваться параноидальной, но крайне эпохальной сценой убиения младенцев, увековеченной в потолочной росписи. К огорчению такого искусного любителя старины и красоты, как Тернер, автор шедевра оказался на редкость косоруким, потому что и младенцы и убивцы-демоны красовались с одинаковым выражением на дебильных лицах.
- Как тебе полотно великого Архитауруса? – послышался вдохновенно-надрывный женский голос. Коул мог поклясться чем угодно, что, если бы он мог приподнять голову, то увидел бы ту самую блондинку, так его невзлюбившую. – Он написал его за два дня, в порыве благородного творческого откровения, которое случилось, когда к нему спустилась муза.
Тернер благородно промолчал, если бы он прямо заявил этой фанатичке, что музой сие творение и не пахнет, та наверняка бы распсиховалась и сделала бы с ним что-нибудь противоестественное (не с творением, а с Тернером).
- Знаешь ли ты, о, ничтожный, зачем ты здесь? – пропел издевательски ласковый голосок где то над самым ухом демона.
- Понятия не имею, - с энтузиазмом ответствовал Коул и робко предположил: - Может, вы ошиблись?
- О нет! – демоница театрально рассмеялась, но смех постепенно сошел на хрип, и она сорвалась на кашель. Коул закатил глаза – не хватало еще какую заразу от нее подцепить. – Ответ на мой вопрос предельно прост. Мне нужна твоя сила!
- Неужели? – устало подначил ее распластанный по алтарю мужчина.
- Да, да! Именно сила, - продолжала разглагольствовать девица. Коул скосил глаза в сторону откуда слышался ее голос, и увидел саму виновницу торжества. Она говорила, патетически тряся гривой белых волос. – У тебя столько силы, а ты даже части ее не можешь себе вообразить! Пользуешься малой толикой! О! Знаешь, Коул Тернер, ты первый, кто выбрался живым из Пустоши, и первый, кто принес с собой такой лакомый трофей!
Тернер предательски зажмурился, в принципе, ему было все равно, что там болтает девица с поехавшей крышей, его заботило другое – тело медленно замерзало, вот уже и кончики пальцев стали побаливать от ледяного дыхания пещеры.
- И что же ты будешь со мной делать? – скучающий тон демона был как нельзя некстати в такой ситуации.
- Я принесу тебя в жертву и заберу твою силу! – охотно поделилась планами на будущее блондинка. – Я обрету бессмертие, и буду непобедима!
- Здорово. Такого со мной еще не было… чтоб так все торжественно! А свечечки будут?
- Будут, будут, - удовлетворенно хмыкнула демоница. – И свечечки, и много чего другого… надо только дождаться заката солнца. Я вынуждена оставить вас пока, мистер Тернер. Но мои ребятки за вами присмотрят. Оревуар!
Коул с усилием повернул голову и ощутил под щекой холодную каменную поверхность. Блондинка насмешливо послала ему воздушный поцелуй и, шурша каблуками, скрылась где-то в выходящем из пещерки туннеле. Ее место заняли два молчаливых демона-клона с незабвенными татуировками на груди.
- Привет, парни… - поздоровался пленник. Те, естественно, не ответили, продолжая буравить его бессмысленными взглядами прилежных сторожевых слов.
Безвольное лежащее тело постепенно затекало, в ногах и руках стало уже неприятно покалывать, и Коул окончательно решил, что ждать спасения довольно непродуктивно, поэтому стоит что-нибудь предпринять. Дня начала он попробовал подергаться, чтобы проверить, насколько сильно затянуты путы. Путы его надежд не оправдали, оказавшись на редкость добротными. Так как высвободиться самому не представлялось возможным, и Тернер решил пойти на старую добрую хитрость. Требовательная просьба сводить его светлость пленника по естественной нужде, адресованная молчаливым охранникам, постепенно перешла в скорбное наигранное нытье. Через полчаса, поняв, что жаловаться бесполезно, Коул примолк, размышляя о своем незавидном положении. Впрочем, в отчаяние не впал, если уж самому не выпутаться, вся ответственность ложится на сестричек, а они-то спасут его, к гадалке не ходи!
Конечно, существует такая вероятность, что Зачарованные опоздают, но… Коул попытался потрясти головой, прогоняя мысли, но лишь заработал ссадину на виске, отвратительную и тут же начавшую противно ныть и щипать.
- Парни, а долго еще до полуночи? – сжав зубы, насколько мог громко, вопросил он у «сторожил».
- Час. – Ответил ему глухой голос. Ответил и замолчал навсегда. Как Тернер не уговаривал, никто больше не промолвил ни слова. Обиженный, но не побежденный, демон затянул вполголоса триумфальную кантри-песню «Желтая роза Техаса», невесть как появившаяся в его старинном репертуаре, причем целью его было – развлечь не столько себя, сколько помотать нервы охране.
Полночь приближалась очень и очень медленно…
***
- Где кристалл? Где он? – металась Фиби по оранжерее. – Пайпер!
- Успокойся, истеричка! Вот твой кристалл, - ворчливо пошутила старшая сестра, подавая ведьме кристалл, обвязанный кожаным шнурком. Та сразу же бросилась к журнальному столику, на котором, придавленная стеклом, расположилась карта города.
- Сколько эмоций, сколько эмоций… - пробормотала проходящая мимо Пейдж. В руках у нее была светло-коричневая кожаная куртка, дорогая и безнадежно испорченная. Младшая ведьмочка торжественно предъявила ее самой старшей сестре. – Смотри, Пайп. Это только выкинуть!
- Да уж, никакая стирка не поможет, - сморщила носик Пайпер, двумя пальцами приподнимая обгорелый рукав, куда попал энергетический шар. – Отнеси на чердак пока.
- Слушаюсь, - козырнула Меттьюс и мгновенно исчезла в сиянии огоньков. Впрочем, не прошло и минуты, как она присоединилась к склонившимся над картой сестрам. – Как результаты?
- Никаких результатов, - бросила через плечо Фиби.
- Было бы слишком наивно со стороны демонов держать его в городе. Он в подземном мире, я уверена, – тихо проговорила Пайпер. Прописная истина. Фиби вздохнула и отложила бесполезный кристалл.
- А у нас нет карты подземного мира? – прозорливо предположила младшая зачарованная. Пайп хмыкнула, но ничего не сказала, сочтя ответ слишком очевидным для того, чтобы его озвучивать.
- Ты посмотрела демонов в Книге? – вместо этого спросила она у сводной сестры.
- Нет, - та вскинула бровки. – Я последние полчаса только стиркой и занималась!
- Теперь-то ты освободилась. Вот сбегай и посмотри!
- Нет, не надо. Я сама полистаю Книгу, - Фиби поднялась из-за стола и бодро направилась к лестнице. Сестры проводили ее внимательно-сочувствующими взглядами.
- Еще пару месяцев назад она была готова оставить его там, в пустоши, а теперь… посмотри, как она переживает.
- Волнуется, – поправила Пайпер сестру. – Вообще-то ее можно понять…
- Хочешь сказать, что она его любит?
- Не знаю, Пейдж. Может, и любит. Может, и нет. После того, что случилось за последний год между ними…
- Стоп. – Подняла руку младшая Зачарованная. – Это ее личное дело, если мы будем перемывать ей кости, это будет нечестно. Сейчас что мы имеем? Коула похитили – не побоюсь этого слова – по нашей вине, и мы несем за это ответственность. Значит, что? Находим его, освобождаем и только потом выясняем все остальное. По рукам, сестра?
- По рукам, - Пайпер хлопнула по ладошке сестры и бодро скомандовала. – На чердак!
***
- Я нашла ее, - возвестила Фиби, как только сестры присоединились к ней.
- Да? И кто же наша прелестная похитительница демонов? – захихикала Пейдж, пристраиваясь за плечом средней сестры, так, чтобы можно было видеть, что написано в Книге. Пайпер резво подскочила с другой стороны, и тоже обратила взор к древней реликвии.
- Тут нет ничего определенного… - пробормотала Фибс. – Демоница, высший уровень. Те другие демоны, которые были с ней – ее подручные, она сама их… хм… клепает, как клонов. Это ее личная армия, или что-то в этом роде.
- Как нам ее найти? – поинтересовалась ее младшая сестра.
- Вот здесь есть заклинание ее вызова… оно нам ни к чему пока. А есть второе заклинание, на уничтожение. Но, боюсь, это не поможет нам найти Коула…
- Можно вызвать и убить демоницу, и тогда Коул будет свободен. – Предположила старшая зачарованная, оттесняя сестер от Книги. Она желала собственными глазами убедиться, что там больше нет информации об искомом демоне.
- А если он связан или заперт где-нибудь и не сможет выбраться без посторонней помощи?
- Дилемма, - вымолвила Пейдж и исподтишка глянула на маленькие наручные часы. – А скоро уже полночь…
- Надо торопиться, – сообщила Фиби, глядя в пространство перед собой. – Я иду одеваться, через три минуты идем на его поиски.
Она почти выбежала с чердака, оставив сестер в недоумении переглядываться.
- Она сама не своя. – констатировала Пейдж.
Тем временем Фиби Холлиуэл заперлась в своей комнате и устало опустилась на кровать, закрыла лицо ладонями. В голове бешено крутились мысли, причем в основном нерадостные. Где Коул, что с ним… что они хотят с ним сделать, или что уже сделали… Каковы шансы им, зачарованным, вовремя найти его и спасти?
Не зная ни одного ответа на многочисленные вопросы, ведьма поднялась и стала неторопливо прохаживаться по комнате, попутно натягивая на себя легкую куртку на меховой подкладке. Все мысли – только о Коуле, о бывшем муже, о демоне, о бывшем Хозяине… Фиби встретилась в зеркале со своим взглядом. Затравленные, грустные карие глаза, нижние веки украшены легкой синевой, это все от волнения. Вот так, смотря на себя, она с усилием заставила улыбнуться. Тонкие, бледные губы, которых не касалась помада, растянулись в улыбке, сначала неуверенной, потом – открытой. Блеснули белые зубки, но ослепительная улыбка не возымела эффекта: глаза выдавали боль и усталость.
- Коул Тернер, – прошептали ее губы. – Я тебя спасу. Кем бы ты ни был.
***
С наступлением полуночи в пещере становилось все холоднее и холоднее. В этом самом холоде и сгустившемся мраке скучали трое демонов: один из них страдальчески пыхтел на алтаре, делая вид, что он готов к скорой смерти и жаждет лишь одного – выполнения трех последних желаний, ну, или одного, но самого-самого заветного; остальные два игнорировали его с гордостью степных верблюдов. Они угрюмо буравили томными взглядами пространство перед собой и даже не шевелились.
- Быть пленником это так утомительно… - в который раз заявлял Тернер, показательно ерзая на алтаре. – И когда же наконец начнется представление?
С наступлением полночи стало повеселее. Откуда ни возьмись, появился еще десяток демонов-клонов в парадных ленточках поперек лба и их пергидрольная хозяюшка с охапкой нужных вещей в придачу. Она с садистской неторопливостью подошла к лежащему демону, а когда он открыл рот, чтобы напомнить о своем самочувствии, положила ему холодный пальчик на нижнюю губу, призывая к молчанию. Коул икнул, но заткнулся, украдкой поплевываясь. А демоница тем временем начала чинно утыкать алтарь свечами, так что вскоре он стал напоминать праздничный торт.
«Если она начнет мазать меня взбитыми сливками, я точно закричу!» - подумал Тернер, насупившись: от психопатошной девицы можно было ожидать всего.
- Долго мне еще ждать? – не выдержал наконец он.
- Совсем чуть-чуть, - открыто улыбнулась ему в ответ истязательница. – Осталось чуть-чуть потерпеть… тебе так не терпится?
- Да ты уж поторопись, а то на этом алтаре можно и воспаление легких подхватить. – Посетовал Тернер.
- Имей терпение, демон! – прикрикнула демоница, звеня какими-то железками в небольшом черном пакетике.
- Имею, имею… знал бы ты, с кем я общаюсь… - пробурчал демон вполголоса.
- Мальчики, по местам. – Скомандовала начальница «парада», и ее подопечные томной цепочкой обступили алтарь, впрочем, не подходя ближе, чем на два метра. В своеобразном кругу остались двое – поерзывающий от нетерпения пленник и девица, ждущая с минуты на минуту золотого дождя (читай, силы и бессмертия).
Коул приподнял голову (головная боль прошла, помогли песнопения), и перед ним открылся дивный вид: у подножия каменного стола стояла его похитительница, вскинувшая руки и что-то шепчущая в расписной потолок. Свечи добавляли ей свой определенный шарм, невыгодно оттеняя все недостатки ее длинного нескладного носа и впалых щек. Коул лукаво улыбнулся, но промолчал, хотя уже довольно долго приберегал для самого торжественного момента фразу «у вас тушь потекла». Сей коварный прием шел вкупе с «у вас помада размазалась», был сочтен уж слишком жестоким и отложен до самого крайнего случая.
По мере того, как демоница распевалась, в пещере все начало меняться: потолок посветлел, оттенив мерзкий рисунок, стены начали мерцать (оказалось, они были насквозь пронизаны светящимися жилами, похожими на месторождение алмазом), а вокруг собравшихся начал гулять постепенно набирающий силу ветер. Настойчивые, резкие порывы хлестали стоящих в кругу демонов по лицу, взъерошивали волосы приподнявшему голову Коулу и растрепали всю прическу виновнице торжества.
Через минуту Тернер заметил, что в руке у демоницы блеснул ритуальный нож. Положение было выгодное, и пленный сумел рассмотреть все прелести древнего атама: широкое лезвие из очень светлого металла, украшенное искусной резьбой, а рукоятка была выполнена из какого-то металла, очень сильно напоминающего золото. Тем временем блондинка взгромоздилась на колени на алтарь, заняв положение между раздвинутых ног жертвы, и занесла над головой свое орудие. Коул зажмурил один глаз, думая, что она сейчас воткнет ему лезвие в грудь (и тайно надеясь, что по природной косорукости попадет в ребро и запорет всю церемонию), но она поступила иначе. С фанатичным блеском в глазах она начала выцарапывать на груди демона какую-то пакость.
Коул сдвинул брови и попытался разглядеть, чего она там рисует, и увидел, что теперь на нем красуется изображение пятиконечной звезды, в спешке накарябанной трясущимся ножом. Ветер в пещере нарастал – действовало прочитанное заклинание – что значительно затрудняло действия демоницы. Ее худая ручка держала ножик не очень уверенно. Тем не менее, она с настойчивостью червяка продолжала кромсать тело Тернера. Сначала появились пять неглубоких царапин, образующих звезду, потом атам стал проникать глубже и глубже, расширяя раны. Кровь начала медленно, но сочиться, впрочем, демоницу этот факт не устроил (видимо, кровь могла помешать ей что-то разглядеть), и она оттирала ее вытащенной из-за пазухи тряпочкой.
Пленник внимательно, с любопытством наблюдал за ее действиями, изредка сдабривая ситуацию комментариями по типу «ровнее, ровнее, режь!», «держи нож прямо!», «осторожно, не попорть мездру!». Девушка лишь пыхтела в ответ, и некрасиво ругалась сквозь плотно стиснутые зубки.
Наконец она отложила ножик, победно поглядела на результат своих титанических усилий, потом наклонилась, сопротивляясь бьющему в лицо ветру (он стал настолько сильным, что мог бы с гордостью приобрести звание мини-урагана) и выудила откуда-то из-за спины черный фломастер. Не долго думая, она потыкала пальчиками в ребра пленного с левой стороны, что-то подсчитала в уме и наскоро набросала небольшой крестик в указанном месте.
Коул пару минут смотрел на сей мистический крестик, а потом грянул хохот. Он смеялся по всю силу замерзших легких, дьявольски, с нотками садизма, адресованных всем и каждому в частности, кто находился в пещере. Смеялся так, что по неловкости ударился затылком о камень алтаря, но это не остудило его веселья. Демоница сконфуженно смотрела на него, но он не видел ее лица, отчасти потому что оно было закрыто волосами, растрепавшимися от магического ветра, а отчасти – потому что в глазах у Коула стояли слезы, выбитые смехом.
Тернер почувствовал чувствительный удар куда-то под ребра, в область печени, и захлебнулся своей радостью. Смех перешел в хрип, жертва закашлялась, но улыбаться не перестала: миссия по деморализации нападающих была выполнена с блеском, это было заметно по побелевшим костяшкам демоницы, сжимающей ритуальный нож и по ее хриплому, прерывистому дыханию.
- Ну все, пора заканчивать! – выкрикнула она и замахнулась. Коул зажмурился: сильный поток ветра поднял всю пыль с пола и щедро сыпанул ему в лицо.
***
- Нет! – выкрикнула Фиби, и ее громкий голос заглушил визжание ветра. Она отшвырнула стоящих впереди нее демонов (те отлетели, задев своих товарищей по несчастью), и вступила в круг. За ней, след в след, поспешили ее сестры. Пайпер отреагировала молниеносно, увидев на алтаре Тернера и зависшую над ним демоницу; меткий взмах руками, и горячий воздух взорвался около груди похитительницы, откинув ее на пару метров назад. Блондинка взмахнула руками и изящным пируэтом впечаталась в стену.
Демоны-клоны с угрюмыми минами двинулись на сестер, и им ничего не оставалось, как отступить на пару шагов и занять оборону. Пайпер прикрывала сзади, не подпуская никого ближе чем на двадцать шагов, ее сила оказалась очень действенной, не просто откидывая атакующих назад, но обращая их в черную пыль. Пейдж храбро пряталась за спиной самой старшей сестры и изредка награждала метким тычком тех, кто посмел сунуться с тыла.
Фиби выступала впереди, отбрасывая противников – пробивала себе дорогу к алтарю. Наконец, когда Пайпер отправила в преисподнюю последнего демона, бессознательно прикорнувшего у стены, пещера вконец опустела. Даже блондинка, распластавшаяся по полу, куда-то подевалась, видимо, сбежала в пылу битву, пока никто из Зачарованных не добрался до нее.
- Фиби, зайка, как хорошо, что ты здесь… - протянул устало Коул, нацепив на лицо улыбку довольного кота, объевшегося сметаной. Его любимая ведьма остановилась у алтаря, ее сестры – тоже, но по другую сторону. Взгляды всех троих были прикованы к единственному предмету: из-под ребра торчала металлическая рукоятка ритуального атама, которая слегка шевелилась в такт дыханию демона.
- Коул… - просипела средняя Зачарованная, не в силах отвести взгляда от завораживающего зрелища.
- А, это… - Тернер скосил глаза и тоже увидел нож в своем теле. – Ничего, это всего лишь нож. Этого слишком мало, чтобы меня убить, родная, – ласково сообщил он.
- Мерзавец! – сообщила всем собравшимся Фиби и, развернувшись на каблуках, выбежала вон. Коул силился повернуть голову, чтобы посмотреть ей вслед и удостовериться, правда ли она ушла или только сделала вид и спряталась где-нибудь у дальней стены, но не смог это сделать.
- Она ушла, - с улыбкой сообщила ему Пайпер.
- Что я сделал не так? – демон сдвинул брови. – Ой! – Пейдж, движимая любопытством, дотронулась до рукояти атама и пошатала его, желая убедиться, плотно ли тот засел.
- Прости, - испуганно отшатнулась ведьмочка и отдернула руку.
Коул скорчил ей в ответ недовольную рожицу.
***
- Вы меня освободите или нет, а? – в который раз спрашивал Коул у сестер. Те что-то мямлили в ответ, но помогать ему не спешили, они были заняты обшариванием пещеры. Но спустя некоторое время, не обнаружив ничего, кроме подгоревших свечей, вернулись к алтарю и воззрились на несостоявшуюся жертву магического ритуала.
- Освободить? Тебя? – фыркнула Пейдж, поправляя рыжую челочку. – а сам ты не можешь освободиться? А?
- Мог бы, давно бы уже был далеко отсюда! – пробасил Тернер, нетерпеливо ерзая по столу из камня. – Я себе уже мозоли на спине натер. Ну сколько можно?
- Сначала разговор, потом свобода, - не согласилась старшая сестра. – Кто эта блондинка и зачем ей тебя убивать?
- Поправка: не убивать, а принести в жертву, - торопливо затараторил демон, поняв, что, чем быстрее он вывалит сестренкам все, что знает, тем скорее он окажется на свободе, – я ее не знаю, первый раз вообще вижу, имена-фамилии – понятия не имею, цель моего пленения – получение жизненноважных сил и обретение бессмертия. Больше я ничего не знаю!
Сестры обменялись подозрительными взглядами, но промолчали.
- Хорошо, - наконец, промолвила Пайпер и принялась за связывающие демона по рукам и ногам путы. Пейдж же, садистски закусив губу, снова наложила ручки на рукоятку торчащего из тела Тернера ножа и рванула ее что есть силы на себя.
- Ого, - заключила она, оглядывая длину и массивность лезвия, испачканного темной кровью. Коул ойкнул и смерил ведьму недовольным взглядом. «Чтоб тебе икалось, рыжая!» - читалось в его глазах. Пейдж показала ему язычок и обиженно отвернулась.
- Ты свободен! – объявила Пайпер, отряхивая ладошки.
Демон самонадеянно попытался подняться, но у него ничего не получилось, затекшее тело обратилось в камень. Тысячи иголочек впились в спину, бедра и плечи, на шею как будто одели железный ошейник. Рана на теле в виде пятиконечной звезды начала нестерпимо ныть и чесаться, а в то место, где был нож, словно впилась раскаленная кочерга.
- Спасибо, - прохрипел Коул, полностью ощутив на себе весь спектр этих милых ощущений.
- Обращайся, Тернер, - Пейдж хлопнула его по плечу, и они с сестрой, похихикивая, удалились, оставив его одного.
- Лучше бы мне шею свернула… - прошипел демон, даже не смея смотреть на пульсирующее болью плечо.

Эпилог
Негромкий стук дверь заставил Фиби обернуться.
- Войди, Пайп. – Попросила она, продолжая заправлять кровать. Было раннее утро, и солнышко ярко светило в незанавешенное окно, предвещая сегодня хорошую погоду.
- Это не Пайпер, это я… - Коул приоткрыл дверь и втиснулся внутрь, – доброе утро.
- Доброе, - напряглась ведьма и обернулась к нему. В руках у нее была только что взбитая подушка; она прижала ее к животу и обхватила руками – инстинктивно, словно желая отгородиться от незваного гостя. Коул сделал вид, что не заметил этого ее жеста и спокойно сцепил руки на груди, заботливо посмотрел на любимую ведьму.
- Как ты себя чувствуешь? Ты вчера была очень расстроена… - заметил Тернер.
- Да, была. – Тихий, спокойный ответ.
- Это из-за меня?
- Да, это из-за тебя. – Фиби не выдержала и отвела глаза. – Ты вел себя по-свински, заставил нас с сестрами поднять весь Подземный мир на уши! Искать тебя! А ты… ты… ты! – ведьма замолчала.
- Ты расстроена из-за того, что меня не так то просто убить?
- Угадал, - ехидно улыбнулась девушка; поведение Тернера, его самодовольство, понемногу начинало выводить ее из себя.
- Ну прости… - нахмурился демон и сунул руки в карманы. Рубашка, не застегнутая на пуговицы, распахнулась и обнажила белую футболку. На ней отчетливо проступили четыре красных пятнышко – пропитавшая ее кровь.
- Что это? – мгновенно заметила Фиби.
- Это… - Коул с сомнением посмотрел на себя. – Ах, это! Это уже заживает, я вчера эту футболку надел… - демон с готовностью приподнял одежду и продемонстрировал ведьме свой идеальный торс. На груди отчетливо виднелся след выцарапанной пятиконечной звезды, тонкие, белые шрамики, уже готовые вот-вот исчезнуть. – К вечеру этого всего уже не будет.
- Хорошо… - сказала ведьма. Было видно, что она расслабилась, узнав, что все раны не смертельные и не представляют опасности. – А насчет той демоницы не беспокойся, мы с сестрами о ней позаботимся, у нас есть все для этого – и заклинание, и зелье.
- Спасибо, - улыбнулся демон. – Ну ладно, я пойду. А то еще завтра пропущу.
- Беги. – Согласилась девушка.
Мужчина кивнул и неторопливо вышел из комнату. Закрыв за собой дверь, он отправился вниз, на кухню, где его ждал горячий завтрак. На душе было почему-то легко и даже радостно от мысли о том, что он не безразличен таки Фиби Холлиуэл.

 



Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей