Перейти к содержимому

Телесериал.com

Монстр (монстры) на лесной тропе

МерМор
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 693
  • Пол:
Как обычно Моргана внезапно появляется посреди лесной тропы, призывно улыбается, парень – на этот раз худощавый, неловкий, с оттопыренными ушами – останавливается, завороженный её красотой. Она походит ближе. Чтобы он не успел сбежать, очаровательно улыбается, а потом показывает свое истинное лицо и щёлкает огромными клыками.
- О, неожиданно, - говорит парень, - меня Мерлин зовут. Будешь леденец? – и действительно протягивает большой разноцветный леденец на палочке. И смотрит как-то… неправильно. Не бежит, не кричит, не убегает.
Моргана даже отступает на шаг осторожно. Мало ли какие психи неадекватные бродят по лесной тропе? Может, это ей нужно убегать? Осторожно проводит руками по своему лицу. Клыки на месте.
- Я не ем леденцы, - говорит Моргана, - ты же понимаешь, что я жуткое чудовище?
- Глупости, - говорит Мерлин, - ты очень красивая. Как ты можешь быть чудовищем?
Моргана шипит-рычит-скалится, шерсть на загривке встаёт дыбом, глаза алые, клыки в опасной близости от его горла, а потом она понимает – не издёвка. Он действительно считает, что она красивая.
- Не ешь леденцы, значит, - Мерлин деловито заглядывает в свою корзинку, - шоколадку, пастилу, драже, печеньку? Есть засахаренные фрукты, варенье и сладкие пирожки. И рекомендую вишнёвый пирог моего приготовления.
Голову бы ему откусить.
Но пока он не кричит, она ничего не может ему сделать. Такие правила. Все жители этого захудалого городка носят обереги от оборотней, но их страх сводит всю защиту на нет. А этот ушастый просто слишком глуп, чтобы бояться.
Моргана презрительно фыркает на протянутую ладонь, на которой лежат сладости, и гордо удаляется, надеясь больше не встречать этого психа. Итак, сегодня она не поест.
А когда она голодна, ей снятся странные сны. Про красивую принцессу, похожую на неё лицом. Принцесса ей не нравится. Она была слабой и умерла. То ли задохнулась, то ли от разбитого сердца, сны были путанные.

Утром кто-то опять идёт по её тропе. Хорошо, потому что она дико голодна и измотана снами. Моргана поправляет и без того безупречные локоны, оглядывает прекрасно сидящее на ней платье. Она готова.
Она выходит, обворожительно улыбается…
- Опять ты.
- Опять я, - отвечает Мерлин, - я теперь постоянно здесь буду ходить. И никто ещё не отказывался от моих сладостей. Безе, мармелад, ирис, марципан, вафлю, маффин, пряник, мороженое?
- Ты не можешь гулять другой дорогой?
- Может, чизкейк? Ну, возьми хоть что-нибудь, пожалуйста. Ты такая худенькая, тебя нужно откормить. Прям кожа да кости. Вон ключицы как торчат, порезаться о них можно. Может, бисквит?
Отлично, теперь он ещё и хамит.
Моргана на всякий случай щёлкает клыками перед его горлом, но Мерлин только завороженно смотрит на её алые глаза и восхищённо пытается потрогать внушительные клыки. Как бы его спровадить?
- Я люблю зефир, - сдаётся Моргана.
- У меня нет зефира, – и физиономия у него действительно расстроенная. Это, конечно, не дикий ужас и предсмертная агония, но хотя бы так. Моргана удовлетворённо фыркает и уходит в логово.
Больше на тропе целый день никто не появляется. Она голодна до жути. И, ко всему прочему, захотелось зефир. Дурацкий Мерлин с его сладостями. Они же портят зубы и фигуру. Хотя, человеческое мясо, наверное, тоже портит.
А принцессу, кажется, мечом убили. Не понять эти сны.
На тропу она выходит неторопливо. Потому что узнает эти шаги. Эту чёртову походку. Слишком бодрую и жизнерадостную. Нельзя так жизнерадостно ходить в лесу, где живёт страшное чудовище.
- Я принёс зефир. И на всякий случай, сэндвич с ветчиной. А то ты такая бледненькая.
Моргана бурчит что-то о невоспитанных хамах, но подношение благосклонно принимает. Раз уж больше не получается перекусить людьми, подойдёт и ветчина. Наверное, нужно поменять тропу.
Мерлин постоянно улыбается, болтает, пытается всучить сладости. Моргана уворачивается, а когда он уходит, обнаруживает, что карманы плаща заполнены зефиром. Лучше бы он мяса туда напихал.

Утром она понимает, почему у Мерлина с собой всегда много сладостей. Он водит детей через тропу. Конечно, когда в лесу живёт чудовище, нужен проводник. Моргана фыркает. Она никогда не трогала детей.
Глупые люди.

И как-то повелось так – Мерлин водит детей через тропу, носит ей зефир, дети что-то весело щебечут. Моргана осторожно демонстрирует им клыки и алые глаза, когда доверяется, дети в восторге, они не боятся.
Восторженные детские личики согревают сердце, и, наверное, взгляд Мерлина тоже, хотя она ему об этом и не скажет.
И Моргана начинает верить, впервые за долгое время, что возможно, совсем чуть-чуть, самую малость, не такое уж она и чудовище.

В лесу пропадает тринадцатая по счёту девушка. Терпение жителей переполнено. А дети болтливы. Местные жители берут в руки ружья и идут искать «красивую тётю с клыками».

Мерлину снятся странные сны. Часто. В последнее время всё чаще. Сны ему не нравятся.
Они постоянно про паренька, похожего на него внешне. Паренек строил из себя героя, но был трусоват. Была девушка – не разглядеть лица. Он не помог, потому что был такой же, как она, и пытался сохранить секрет. Всё закончилось плохо. Тот паренек был жесток. Мерлин дал себе слово, что не будет на него похож.

Страх и злость. Но страха больше. Люди всегда боятся того, чего не понимают. Руки с ружьями дрожат, люди хотят бежать. Никакие обереги не помогут. Может, Моргане повезёт, и она выживет.
И даже перекусит. Моргана принюхивается. Кровь убитых въедается в тебя. Ничем этом запах не перебить, по крайней мере для оборотня. На тех, кого она съела - этот запах был, они не были хорошими людьми. Правда, на Мерлине, с его чистыми детскими глазами и улыбкой до ушей этот запах тоже был.
Но, может, у него были уважительные причины? Когда ей начал нравиться Мерлин? Она отмахивается от ненужных, опасных мыслей. Шипит-рычит-скалится, но поделать ничего не может.
Нет здесь убийц, а она дала себе слово быть хорошей. А потом в неё начинают стрелять.


Дети болтливы, но понимают, что сказали что-то не то. И им нравится красивая тётя с клыками. А ещё она нравится Мерлину. Значит, нужно рассказать ему. Мерлин усмехается темно, как-то мрачно – вот она проверка на вшивость, вот он звоночек из его снов. И что он теперь будет делать?

Моргана рычит-шипит-скалится, пара пуль пробила кости, встать она не может. Наверное, это конец. А потом - страх, боль, крики. Люди с прокушенными руками убегают. Потому что она не один монстр на этой тропе.
Клыки у Мерлина гораздо поменьше, а глаза отливают золотом, зато есть кожистые крылья, как у дракона. Он бережно несёт её домой. Моргана проваливается в сон. Всё-таки, кажется, принцесса умерла от разбитого сердца, а у её убийцы были такие невинные глаза. Вот и верь после этого людям. Когда она просыпается, Мерлин ей не улыбается, что немного непривычно. Но раны перевязаны. А Мерлин смотрит испытующе и сурово.
Не верит, что она не убивала девушек.
О, на неё часто смотрели с недоверием и злостью. Можно было бы уже привыкнуть. Подумаешь, паренёк с зефиром, улыбка до ушей и смешные уши.
Он ничего не значил. В её логове нашли пряди светлых волос. Глупо говорить, что их подбросили – не поверит. Зачем, вообще, верить клыкастому монстру? А спас он её для того, чтобы предать справедливому суду.
И вот наконец-то, она чувствует его. Страх Мерлина перед ней. Ура?

Моргана выглядела разозленной и… разочарованной? Как будто он подвёл её. Но чего она хотела? Всё было так очевидно, хоть и не хотелось верить.
Но почему бы не поверить? Только, потому что она красивая? Внешность обманчива – ему ли не знать.
Завтра чудовище должны судить и уничтожить, если признают виновным. А его жители обещали простить и принять.
Дети за него заступились. Ведь он водил их по страшной тропе. Глаза у девушки из снов зелёные. Наверное, чувством вины навеяно. Ведь у Морганы тоже зелёные в нормальном состоянии. В нормальном. Хотя может, нормальное состояние для них – это истинное обличие. Но она ведь виновата. А это сомнение – такое неясное, неразумное. Разве может он на него полагаться? Ведь и его судьба решается. Просто отступить. Ему даже не придётся её убивать, как тому ненавистному пареньку из снов. Просто не защищать. Хотя, в его снах с этого всё и началось. Он просто перестал её защищать. Хватит.

Ей бы рвануть к тому присяжному с жестокими глазами. Горло бы вырвать, напоследок бы наесться. От него стойкий запах крови. Свежий такой. Но если честно – не хочется. Уже ничего не хочется. Из неё всегда был никудышный монстр. Пусть, всё закончится. Её приговаривают к смерти – предсказуемо. Ведут на казнь – предсказуемо. Заряжают ружья серебряными пулями – предсказуемо. Мерлин, такой решительный, с золотыми глазами и кожистыми крыльями решительно делает шаг в её сторону – предска…
Стоп, что?
Мерлин решительно идёт в её сторону, берёт за руку, заслоняет собой от людей – шипит, рычит-скалится. Моргана не признается никогда – ничего никого красивее, она в жизни своей не видела.
- Откуда ты узнал, что это не я? – спрашивает Моргана тихонечко, крепко вцепившись в надёжное крыло, и по его растерянному взгляду понимает – не узнал, не уверен. Всё равно пришёл.
Серебряные пули драконов не берут. Так Мерлин говорит, и никто не отваживается проверить. Они просто уходят.

Уходят из города. Моргана без сожаления. Мерлин явно будет скучать по детям и привычной жизни. Теперь они в бегах. И она не представляет Мерлина в бегах. Мерлин – это добрый дядюшка с конфетами. Нельзя ему в лес, подстерегать путников. Не сможет он. Она стала монстром, потому что слабая принцесса из снов была доброй и не выжила. Но иногда Моргана не была уверена. Сны были такие путанные. Иногда казалось, что она не выжила, потому что отошла от доброй стороны, не окончательно ещё, не навсегда, возможно, если бы кто-то поддержал, она бы на неё вернулась, но ушла. Мерлин – добрый дядюшка с конфетами. Нельзя ему в бега. Она бросает последний взгляд – хотелось бы сказать, что решительный, но нет – на лицо спящего Мерлина, беспокойного и такого печального во сне. Наверное, у него тоже путанные сны. Тот человек с запахом крови – надо бы навестить его.

Когда Мерлин просыпается, то Морганы нет. Есть записка, написанная изящным почерком.
И, наверное, это к лучшему. Моргана знает, кто убивал девушек. В лесу в неё стреляли обычными пулями, она уже излечилась, с одним человеком она справится. И это её выбор. Наверное, нужно перестать сражаться в чужой войне. А если у Морганы получится, можно будет вернуться домой. К нормальным.

Человек с жестокими глазами ждёт её. И его ружьё заряжено серебряными пулями. Если Моргана отступит, возможно, он не станет стрелять, ведь так её боится. И она отступает. Герои умирают. Как она могла забыть?

Совсем немного информации о монстрах – лицо той девушки из снов видится очень отчётливо и совсем не радует. И Мерлин знает точно – он идёт за Морганой, не потому что это правильно, а потому что хочет доказать, что не трус.
Наверное, это очень плохо, и он будет гореть в аду. Возможно, уже сегодня.

В городе его узнают и хватают. Он бы мог вырваться, но испуганные детские лица сбивают его с толку. Не хотелось бы, напугать их ещё сильнее. И теперь у него есть уважительная причина не спасать Моргану. Ура?

Совсем немного информации о монстрах – Моргана видит, как скручивают Мерлина, накидывает капюшон на голову и еле слышно отступает в темноту. Почему она, вообще, думала, что сможет стать героем? Она хочет выжить. Разве это так плохо? Разве это делает её монстром? Она просто не хочет умирать, потому что не похожа на других. И почему ей кажется, что она уже говорила что-то подобное?

Мерлин знает всех жителей их небольшого городка. Они ходили к нему в гости, доверяли детей, принимали угощения, звали на праздники. Сейчас они смотрят на него со страхом и недоверием. Потому что у него не такие зубы, потому что у него глаза неположенного цвета, потому что у него есть крылья. Что, вообще, плохого может быть в крыльях? Завтра будет суд, но, кажется, он уже знает приговор. Ему бы разозлится, а лучше сбежать. Но он так устал прятаться. Пусть всё закончится.

А теперь действительно о монстрах – человек с жестокими глазами точит нож. Сегодня ещё одна девушка пропадёт. Милая, хрупкая, светловолосая, такая напуганная, она убегает и кричит. Вряд ли кто-то ей поможет. А потом её грубо хватают и зажимают рот.
Девушка пытается вырваться, она в ужасе, но потом затихает. У того, кто её держит алые глаза и клыки. И ей тоже страшно. Потому что она не единственный монстр на тропе.
И, возможно никогда и не была достаточно монстром.
Но сегодня это плохо. Человек с жестокими глазами находит их, почти по-звериному скалится и наставляет на Моргану ружье. Говорит, что не будет стрелять, если она отдаст девушку. Моргана скалится в ответ и загораживает собой девушку – глупо так по-человечески, не по статусу.
По-Мерлиновски? Первая пуля попадает в плечо, а вторая в ногу, Моргана падает. Если подойдёт поближе, чтобы выстрелить в сердце, возможно, она сможет изловчиться и вырвать ружьё. Или ногу ему прокусить. И разорвать на части как положено монстру, не по-человечески, не по-Мерлиновски. Правосудие по Моргановским меркам выглядит именно так. Но человек подходит и целится, и Моргана понимает – не дотянуться.
Вот и конец. Девушку жалко. Кто же ей теперь поможет?

Крылья у драконов очень твёрдые. Оказывается, ими можно проломить череп с одного удара. Но Мерлин этим не ограничивается – он ещё и горло клыками вырывает, смотрит как-то темно и непривычно секунды две, а потом обеспокоенно и бестолково начинает суетиться рядом. Моргана вяло ворчит. На крики девушки начинают, наконец, сбегаться люди. Люди всегда сбегаются, когда всё позади. Перед тем как вырубиться Моргана читает их взгляды – спокойные, благодарные. У некоторых восхищённые. Сегодня ей не хочется быть нормальной. Во сне у убивающего её мага слишком знакомое лицо, но это не важно.

О самом важном: когда Моргана просыпается, её карманы полны зефира.
Фото/изображение с Телесериал.com
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей