Перейти к содержимому

Телесериал.com

Аргентинская невеста. Мгновение перед вечностью.

Автор Gulya.
Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22480
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Аргентинская невеста. Мгновение перед вечностью.

Автор Gulya
.


(на серию 405)

Вокруг ночь. И, как следствие - холод, мрак, одиночество. Самолет, следующий чартерным рейсом в Буэнос-Айрес, разгоняется все больше набирая высоту.
Хорошо, что меня не укачивает! Я так привыкла к перелетам, что летать в самолетах для меня то же, что для остальных ехать в машине. Легкий озноб сотрясает мое тело, но вовсе не от страха. Я не боюсь. Мне просто тоскливо. И я думаю о Майкле...
Скоро огни города, оставшегося внизу, окончательно пропадут, и я никогда больше не окажусь с ним наедине.
Мне кажется, чьи-то глаза провожают меня. Печаль, застывшие слезы, крах надежды в этих глазах. Как горько! Так больно!
Смогу ли я пережить разлуку? Тяжелее не притвориться, что любишь. Много тяжелее знать, что мы, возможно, никогда больше не увидимся.
Я говорила Вальтеру и Биркоффу, сочувственно поедающих куски моего свадебного торта, что вернусь. Но правда ли это?
Афера, запланированная Майклом, вероятно, потерпела фиаско. Иначе, почему он бросил меня? Почему не дал о себе знать? Он отказался от меня? - Нет! Не может быть.
Почему это не произошло несколько месяцев назад, пока я была порабощена Шефом и Медлин. Когда мои чувства и воспоминания были погребены толстым слоем пыли под обломками человека - жестокого и почти безнравственного в реальности? Когда я была уверена, что слова: Я разлюбила тебя - чистая правда.
Я сижу, закутавшись в мех черного манто. Со стороны - возможно, эффектная, сногсшибательная и невероятно удачливая блондинка. Мне выпал потрясающий шанс - мужчина уже на второй день нашего знакомства предлагает мне вступить с ним в брак. Он богат. Хотя богат только его отец, но это уже почти одно и то же. Он веселый, довольно самоуверенный, симпатичный, но он - не Майкл. Увы, не Майкл. Хотя, уж вряд ли, Майкл предложил бы мне руку и сердце. Он любит меня. И он - совсем не тот, за кого я выйду замуж уже через несколько часов.
Подумать только, как мне было хорошо еще неделю назад. Майкл нежно прижимал меня к стене дома в каком-то совершенно сумасшедшем квартале сумасшедшего ночного города; и слушая мои возмущения по поводу злачных мест, предложил переехать к нему. Он был так близко, что меня касалось его теплое дыхание. Боже, как стучало мое сердце! Губы сами собой растянулись в улыбку. Я обещала подумать, но мы оба знали, что ответ будет положительным.
Знакомство с Гельмутом было таким приятным. Поначалу. Что-то было интригующее в намечающихся отношениях. Майкл так забавно ревновал. Он был такой роскошный! Можно было, не таясь прикоснуться к нему, пригладить непослушные вихры на затылке, поцеловать. И самое смешное, что все это страшно нервировало Гельмута. Почему я понадобилась ему? Почему именно я? Почему именно сейчас?
Майкл советовал относиться к этому философски: отделять Анну от Никиты, играть роль. Он думает, я смогу. Конечно, смогу. Ведь мог же он в свое время с Еленой. Но был ли он другим?
Почему Гельмут решил, что я не люблю Фредди? Может потому, что это было ему выгодно?
И зачем мне эти деньги, если единственной драгоценности, которая была мне нужна - любви Майкла - я лишена навсегда.
А может не все так плохо? Может Майкл еще найдет возможность остановить все, прекратить этот фарс, вернуть на круги своя.
Официантка разносит кофе и шампанское - по желанию.
Анна, возможно, должна выбрать шампанское. Она начинает новую жизнь, такую блестящую и чистую, в отличие от прежней. А что же Никита?
Нет, она откажется пить, завернется в свой мех, и будет грустно созерцать мутный туман внизу.
Подумать только, мне придется терпеть его ласки и прикосновения. И, возможно, очень долго. Он не так плох, но он... Как много этих "но"...
Я зацепилась каблуком туфли о ковровое покрытие и здорово подвернула лодыжку. И Гельмут тут как тут - такой заботливый, такой милый. Подхватил на руки, усадил в кресло, массирует ногу. Его пальцы приносят облегчение. Хотя, я наблюдаю за ним, полузакрыв глаза, вполне вероятно, это еще один повод прикоснуться ко мне. Когда-то, да нет, совсем недавно, я согласилась бы сломать себе ногу, лишь бы Майкл был со мною так нежен и ласков. А опытные руки Гельмута... Я с удовольствием избежала бы даже его рукопожатия.
Стрелки часов отстучали время отпущенной мне свободы. Теперь уже скоро конец всему - надеждам, будущему вместе с Майклом...
...Кажется все - и весна умерла. Кажется все - пустота в глазах. Кажется, все и уйти бы надо. Но не могу уйти... Кажется все - и забыть бы надо. Но не хочу забыть...
Самый большой крах, это когда, думая, что он уже не появится, я надеваю манто и собираюсь улизнуть. А Гельмут вырастает за моей спиной - прямо как приговор.
В салоне показывают старую авантюрную комедию - Как украсть миллион". Герои Питера О'Тула и Одри Хепберн - лже вор и дочка художника - нашли друг друга. Они скрываются в задней складской комнатке музея. - Как здесь свободно, - восклицает героиня, с удобством устраиваясь на коленях у героя.
У Майкла на коленях тоже было здорово. Он гладил мое лицо, моя кожа все еще хранит его тонкие чувственные прикосновения.
-И все же, чью невесту я целую? - вопрошает веселый О'Тул.
Как больно! Я - невеста другого. Вот если бы Майкл был здесь со мной! И он спросил бы меня, чью невесту целует... Но здесь только одна невеста, и ее жених летит вместе с ней.
Я прошу Гельмута выключить фильм. Он начинает меня раздражать. Странно, раньше я не припоминала за собой таких яростных вспышек злости. Разве, что с Майклом...
Самолет садится.
Подумать только - уже все.
К трапу подъезжает роскошный белый лимузин. Мы с Гельмутом едем в отель отдохнуть и переодеться. И он не напрашивается в гости. Как мило! Я, конечно, не одуванчик, но Гельмут готов смириться. Правда неизвестно, как долго мне удастся удерживать его на расстоянии. Возможно всего один раз, одну ночь.
Я переодеваюсь в длинную полосатую пижаму. Брюки волочатся по полу, и я закатываю штанины наверх. Укладываюсь в широкую просторную кровать. Хорошо! Однако сон не идет ко мне.
Я все время жду новостей от Майкла, признаков его появления. Я ведь сделала, что могла. Не могу поверить, что тот поцелуй в дверях был нашим последним поцелуем. И я снова слежу за маятником, отстукивающим последние часики моей свободы. Пока его грохот не начинает действовать мне на нервы.
На моем лице не только отбеливающая маска. На нем маска боли и отчаяния. Майкл, ты не можешь так поступить со мной. Неужели те слова в церкви были твоим напутствием: Отделяй Никиту от Анны. Живи по велению сердца, несмотря на удары судьбы... Это единственное, что ты мог сказать?
Портье тихо скребется в дверь. Предполагается, что я - счастливая невеста. Пора вставать и приниматься за завтрак. Но вряд ли мне полезет хоть кусочек в горло. Даже этот замечательный горячий тост с абрикосовым джемом.
Я выхожу из душа в полотенце-тюрбане на голове. Усаживаюсь перед зеркалом. Вглядываюсь в него.
Свадьба - самое прекрасное мгновение, которое может быть у девушки, - помнится, говорила моя мать.
Свадьба с любимым, но не моя свадьба.
Как назло, я чудесно выгляжу. На лице ни тени страдания, ни единого прыщика или пятнышка.
Разные народы имеют разные взгляды на свадьбу. Какое-то африканское племя посчитает кощунственной мысль, что невеста может быть девственницей. А на Востоке белый цвет является цветом печали.
Может приколоть к волосам какой-нибудь цветок? - Нет, не стоит. Наша свадьба будет модернизированной и, соответственно, предполагает соответствующий наряд. По-моему, это манто как раз подойдет. Еще один мазок помадой...
Аргентина встретила нас яркими цветами, потрясающей красоты пейзажами, удивительной волнительностью ароматов. Как-то я уже бывала здесь на миссиях. Но разглядеть город по-настоящему мне не удалось.
-Я покажу тебе все. Город будет твоим, если захочешь, - шепчет Гельмут, по-собственнически обнимая меня за шею.
Я вздрагиваю от его горячего шепота: Конечно.
Я уже была здесь. Я помню ту башню, шпиль того дома, что слева. Тогда по автостраде я мчалась вместе с Майклом. И именно его рука лежала у меня на колене...
На ступеньках у арки стоит темнокожий священник.
-Берешь ли ты Гельмут Фолькер присутствующую здесь Анну Гернер в законные супруги? Обязуешься ли жить с ней в любви и согласии, пока смерть не разлучит вас?
-Клянусь!
Кажется, это уже было где-то, почти в другой жизни. Или только снилось?
-Новобрачные, можете поцеловать друг друга.
Гельмут сначала стоит несколько секунд, словно ничего не соображая. Потом что-то толкает его вперед, и он прижимается к моим губам.
Как - все? Нет, не может быть, чтобы выхода не было. Майкл поможет мне, обязательно поможет. Помоги же! (Всхлип).

21.03.03
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей