Перейти к содержимому

Телесериал.com

... и в ненависти.

Автор - Анна Ива
Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22576
  • Откуда: Москва
  • Пол:
... и в ненависти.

Автор - Анна Ива



- Никита! Это же историческое событие, ты будешь стоять рядом с самим Папой Римским.
- Если бы я принимала близко к сердцу каждое историческое событие, участником которого мне довелось побывать, то умерла бы в неполные 24 года от инфаркта, Вальтер. И ни какой он не Папа!
- Ладно, пока ещё нет. Но кардинал Масетти - номер Один в списке претендентов. Как ты думаешь, сколько ещё протянет Иоанн?
- Не знаю, при хорошем уходе... Вальтер, иди к чёрту! Твои шутки иногда меня бесят.
- Ещё один способ почувствовать себя живым, сладкая!
- Почему они всегда выбирают такое время? Без патетики бомбы хуже взрываются или это тяга совмещать приятное с полезным.
- Нет. Они люди, даже если ты так не считаешь, и живут в мире людей, а значит, используют слабые стороны этого мира.
- Вальтер, ты знаешь, я только что подумала - о ком мы говорим, о них или о нас?
- Охотник и добыча мало чем отличаются друг от друга. Все дело в случае и удаче - мы охотимся на них, они на нас. Не советую искать разницу, у нас не так много времени, чтобы тратить его впустую. Ну и как это будет, а?
- Не начинай опять! Мы только охраняем его. Ещё один тяжёлый день в офисе.
- Неплохой день должен получиться! Флоренция прекрасна весной.
- Сейчас февраль, Вальтер.
- Во Флоренции весна никогда не заканчивается, ты сама увидишь.
- Да, в паузах между перебежками от одного укрытия до другого, не забывая постреливать в сторону противника!
- Вы молодые совсем забыли, что такое романтика.
- День Святого Валентина, проведенный в ожидании покушения. Очень романтично. Неужели кардинал обязательно должен быть на этой церемонии?
- Это традиция. Собор, День Святого Валентина, свадебная церемония... Чего не хватает в этой картине?
- Я знаю, ЧТО будет лишним в ней! Как это утомительно: Рождество - бомбы в супермаркетах, 1 мая - угроза террористических актов в общественных местах, июль - сплошная вакханалия приуроченная к очередной годовщине Великой Революции. Иногда мне кажется, что календарь состоит из сплошных праздников. Если это не карнавал в Рио, то бег быков в Памплоне. Я ненавижу праздники. Что может быть прекрасней спокойного будничного дня с чашкой свежего колумбийского кофе и новым диском Velvet Chain.
- О Боже, я надеюсь, ты это не серьёзно! Скажи мне, что ты не слушаешь ЭТО!
- Вальтер...
От звука неожиданно прервавшего их голоса из динамика они вздрогнули.
- Никита, через две минуты ты должна быть у Медлин!
- Спасибо, Биркоф.
Никита поблагодарила динамик. Биркоф практически никогда не оставался на связи для получения ответа, если только в этом не было необходимости.
- Когда вылетаете?
- Через два часа.
- Ни пуха...
- К черту!


Если весна никогда не покидала Флоренцию, то это был не её день. Воздух был холодным и прозрачным. Их работа начиналась, когда кардинал прибывал в собор. Именно тогда они принимали негласную эстафету от охраны Агентства безопасности. Разумеется, личная охрана кардинала ничего не знала ни о дополнительной охране со стороны Агентства, ни о том, что они сменяли её в соборе, и тем более они ничего не знали о самом Агентстве. Кошки-мышки и все полагающиеся тра-ля-ля-ля... Всё как всегда. И "Путь истины" не изменил себе и на сей раз. Всё было, как всегда, бездарно и безвкусно спланировано. Покушение на одного из патриархов церкви при большом скоплении гражданских, в день одного из наиболее почитаемых святых. Что могло быть банальней?
Собор был великолепен. Мрамор стен окрашен всеми оттенками розового светом, проникающим через огромные стрельчатые витражи. Свет. Весь собор состоял именно из света. Всё остальное - мраморная облицовка, хрустальные тяжелые люстры, позолоченные подсвечники, изящные ажурные витражи, золотое шитье алтаря, были только рамой, обрамляющей его. Абсолютный и чистый свет.
Это было неправильно. Напряженные нервы не выдерживали этой дополнительной нагрузки. Почему это должно было случиться именно в ТАКОМ месте. Что было не так с этим миром? Это место, в котором не было места ни им, ни их врагам. Они не должны были быть там. Никогда. Но они были.
"Хорошо! Успокойся и возьми себя в руки. Это просто работа. Делай её и все будет в порядке. Посмотри, как украшена церковь к предстоящей церемонии и не думай о том, что случиться до тех пор, пока это не случиться. А потом будет поздно, о чем-либо думать". Это был не самый лучший способ справиться с накатившей волной плохих предчувствий и отрицательных эмоций, среди которых упрямо брало соло нечто весьма похожее на панику.
" - Люди умирают.
- Но не в таком месте!
- Это не принципиальный вопрос.
- Я не хочу видеть это! Я не хочу быть здесь!
- Хочешь. И будешь. Ты будешь делать то, что должна. Часть тебя хочет этого, признайся в этом себе. То,
что тебе тяжело - не высокая цена за чью-то жизнь. И ... хватит дискуссий. Внутренними бывают монологи. Внутренний диалог - тревожный признак".
Собор действительно был великолепно украшен. Даже скорее потоплен в небольшом море цветов. Это не были розы. Тонкие, хрупкие, белоснежные лилии. Свитые в гирлянды, заполняющие огромные напольные вазы, источающие почти неслышимый аромат. Нарядные, беззаботные, полные предчувствия праздника люди. Воплощение самого понятия торжества. И розовый свет, льющийся сквозь витражи, падающий тонкой вуалью на белоснежные стены, на почти прозрачные цветы, окрашивающий даже холодный воздух идущий от распахнутых настежь дверей собора. Это создавало непостижимую, иррациональную комбинацию - свет в ожидании поцелуя тьмы.
И потом это началось. Внешняя суета, скрывающая внутренне спокойствие и уверенность. Звуки органа ставшие воздухом. Лица людей, обращенные к алтарю. Улыбки женщин с небольшой примесью зависти. Немного потерянные взгляды мужчин. Господи, они бояться этой церемонии даже участвуя в ней в качестве приглашенных звёзд! Это их единственная точка соприкосновения с "коллективным бессознательным"?
- До визуального контакта 5 секунд.
Голос Майкла прозвучал прямо внутри головы. Эти новые средства связи были действительно хороши. Странно, спокойный и глухой голос не имел на нее обычного эффекта. Стадия "я вся в игре" не наступила. Это был плохой признак - паника прибывала. "Плохое место, плохое время, но...эй, I'm cool! Прямо сейчас." Это звучало жалко даже для неё самой. Но игра началась, и это было хорошо. Всё что начинается, имеет свой конец, так или иначе.
А вот и он, долгожданный "визуальный контакт". Невеста шла по бархатной дорожке между рядами, и головы гостей поворачивались к ней как стрелки компасов. Она так восхитительно дисгармонировала с тяжелым великолепием собора. Её ... ммм ... платье. Оно было скорее порванное ветром облако. Множество слоев жемчужно мерцающего газа. Единственная дань уважения традиции, свадебный букет. О да, конечно, это были лилии. Но кто знал, черт возьми, что можно найти лилии серебристого цвета?! "Кен" больше соответствовал классическим представлениям о том, как должен выглядеть "счастливый новобрачный". Хорошо, почти соответствовал. Если бы в его петлицу не был помещен букетик почти чёрных пармских фиалок. Это была довольно необычная пара. Хм, правильнее сказать, это должно было стать довольно необычной церемонией. Никита вздохнула. Можно ехидничать сколько угодно, но это было красиво. Даже слишком красиво.
Кардинала, казалось, совершенно не заботило то, что стоящая перед ним пара была далека от католического стандарта Большого Дня. Звуки органа стихли, он улыбнулся ободряюще паре и начал церемонию. Никита слушала его вполуха. Попытки убедить себя, что бежащие вниз спины мурашки только результат порывов холодного воздуха от распахнутых дверей, уже не работали. Она знала, плохое случиться. С минуты на минуту.
Эти двое не успели даже поцеловать друг друга. Вернее, муж даже не успел поднять вуаль от лица его жены. За секунду до начала, внутри головы прозвучал голос кого-то из внешней команды:
- Мы атакованы!
Когда Никита пролетала те метры, что отделяли её от кардинала, она уже слышала глухие хлопки выстрелов. Кардинал даже не понял, какой ураган снес его за резной алтарь морёного дуба. Прижатый к полу весом Никиты он был так ошеломлен этим неожиданным падением, что дал ей несколько дополнительных секунд, чтобы сориентироваться. Звуки, доносящиеся из-за алтаря не оставляли ни малейших сомнений относительно того, что происходило "вовне": крушение мебели, крики, топот множества ног, звуки разлетающегося вдребезги стекла, хруст ломаемого пулями мрамора, первый взрыв. Взрыв - это плохо, очень плохо. Несколько тупых ударов с внешней стороны. Хорошо, старинное дерево это выдержит. Сверху сыпалось мраморное крошево и колючие осколки витражей. Кто-то видно слишком высоко послал очередь. Более сильный взрыв поколебал пол. Отвратительный, режущий по нервам, скрипящий звук пришёл сверху. Никита подняла голову и увидела, что прямо на неё, сверху, движется бронзовая люстра полная острого как лезвие хрусталя. Последним её движением было стремительное скольжение вглубь алтаря, пихая впереди себя кардинала.
... Это хорошая штука, посттравматический шок. Несколько блаженных часов до того момента, когда натянутые струны нервов разорвутся, бросая тело в агонию боли. Страх вырвется наружу, и ты утонешь в нём, потеряешься в бессмысленной темноте. Самопроизвольное сокращение мускулов, боль, боль везде. Пол, на котором ты лежишь, становиться бесконечностью. Стремительное желание встретиться с землёй опасно тянет к окну. Но это иллюзия. Иллюзия, что близость земли и травы принесёт облегчение. После "выпуска" чувствуешь себя так, как будто тебя выпили, осушили до дна. В тебе не больше смысла, чем в кактусе на подоконнике. И это хорошо. Это значит, что сон будет глубоким, как маленькая смерть, и не будет кошмаров. Плохо то, что такой выпуск можно позволить себе не всегда. Тогда это накапливается, оседает глубоко внутри, не забывая напоминать о том, насколько жесток будет следующий "выпуск". Так что шок - это всё что нужно, для того, чтобы сдать оружие Вальтеру, отчитаться перед начальством или, если конечно повезёт, просто написать отчёт. Потом можно идти домой и надеяться, что "выпуск" прибудет, а не просто осядет на дно, чтобы слиться в будущем с другими.
Это всё о чём могла думать Никита, когда смотрела в иллюминатор. Низкий рёв моторов самолёта отдавался вибрацией глубоко внутри. Всё прошло довольно успешно. То, что займет несколько страниц мелкого текста в отчёте или около часа обсуждения с начальством, было закончено в течение приблизительно 7-8 минут. Быстро, стремительно и, как всегда, целая вечность. Не было ни сил, ни желания смотреть на тех, кто сидел рядом. Особенно на Майкла. И не было сил закрыть глаза: немедленно всплывал образ растоптанного свадебного букетика. Как патетично! Кто-то погиб, кто-то был ранен, кто-то до конца своих дней будет бояться заходить в церкви. А её наиболее болезненное воспоминание разрушенный букетик! Но она имеет право. Она знает, что это никогда не будет заканчиваться. Никогда.
Они вместе вошли в Центр Связи. Сеймур поднял голову от монитора и удивленно присвистнул:
- Ничего себе!
- Закройся, Биркоф!
- Никита, я ... ты просто ... Ничего себе! Ты выглядишь так ...
- Как будто на меня упала тяжеленная, вся усыпанная острым стеклом штука? Так и было.
- Нет. Ты просто...
- Биркоф, оставь её в покое.
Неожиданное заступничество Майкла заставило её почти сорваться:
- Закройся, Майкл!
Сеймур посмотрел на неё, потом на него. Открыл рот, но, передумав, закрыл его ни сказав ни слова. Из ниоткуда, возник улыбающийся, как преклонных лет Чеширский Кот, Вальтер.
- Даже не начинай, Вальтер!
- Остынь, сладкая! Вас желает видеть начальство. Имелось в виду - НЕМЕДЛЕННО.
- Прямо сейчас? Я могу хотя бы сменить эту ... одежду ... и вычесать из волос осколки!
- Если это входит в понятие НЕМЕДЛЕННО, то, несомненно.
Тяжелый вздох был единственной вещью, которую она себе позволила. Двигаясь с грациозностью уличного оборванца, о которой смотревшие на неё мужчины уже почти забыли, она поплелась в кабинет Медлин. Вальтер и Сеймур немедленно переключили своё внимание на лицо Майкла. Выражение этого лица удержало их от каких-либо вопросов и комментариев. Майкл позволили себе задержаться. Он вынул из петлицы ещё свежие, почти чёрные фиалки. Покрутив крошечный букет в пальцах, он замер меньше чем на мгновение. Потом положил букетик в карман и двинулся вслед за Никитой.
- Вальтер! Бедлам, это где-то в Англии?
- Фактически, "Бедлам" - это ...
- Да. Спасибо, я только что понял.

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей