Перейти к содержимому

Телесериал.com

Гемстоун 4. NC-18 (Эта история содержит сцены, которые не рекомендуется читать детям до 18 лет).

Автор Leigh перевод M$M, CC, JNK.
Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22557
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Гемстоун

Автор Leigh Перевод M$M, CC, JNK.


ВНИМАНИЕ: Эта история содержит описание сцен, которые не рекомендуется
читать детям до 18 лет. Автор заранее предупреждает об этом. Так как Вы
предупреждены, то ответственность ложится на Вас, а не на автора.

Глава 2 (часть 1)

Решение Никиты объявить Майкла своим мужчиной не вызвало восторга Мэдлин.
Спокойно, сжав руки перед собой, она смотрела на дочь. "Я не против, чтобы
у тебя был мужчина", размеренно сказала она, "Но мне не нравится, что ты
выбрала того, кого знаешь очень мало".
"И к тому же он - Скайтианец, " добавила Никита, не сводя пристального
взгляда с матери. "Ведь это - настоящая причина твоему упорству, не так
ли?"
"Я так считаю".
"Я тоже думала об этом", Никита вздохнула и подошла к окну. Нахмурившись,
она посмотрела на город. "Майкл не может исправить того, что он -
Скайтианец, а я то, что - Ватианка. Это несправедливо, что ты оцениваешь
его только поэтому".
"Возможно. Но ты не можешь игнорировать факт, что он - Скайтианец. Он
воспитан по их традициям и принятия их ценностей. Я очень сильно
сомневаюсь в нем".
"Мама!"
Никита сердито посмотрела на нее, и Мэдлин скрестила руки на груди
"Хорошо. Я знаю, что ты любишь его или считаешь, что любишь его".
"Я знаю это, " ответила Никита, и ее мать тихо вздохнула.
"Но ты ведь не сказала ему?"
Никита, чувствуя себя немного виновато, удивленно посмотрела на нее. "Для
этого не нужно слов. Но я уверена, что он это знает".
Удивление мелькнуло в глазах Мэдлин. "Ты говоришь это так, как будто не
уверена в этом".
"Это не так, " Никита, нахмурилась и, отвернувшись от ее взгляда, подошла
к окну.
Мэдлин подошла к ней и мягко обняла за плечи. " Я понимаю, что я могу быть
не права", сказала она, обнимая Никиту. "Но я хочу быть уверенна, что ты
знаешь, что делать".
Никита сжала ее руки, и слегка повернувшись, прижалось щекой к ее щеке,
как делала давным-давно, когда было еще девочкой. "Я люблю его, " сказала
она тихо. Ее глаза потеплели, и она задумчиво продолжила. "Он красивый, и
гордый. Ему не очень по душе, что я забочусь о нем. Но когда он смотрит на
меня, мама, я вижу в его взгляде такую любовь ко мне, что перехватывает
дыхание". Никита посмотрела в глаза Мэдлин. "Он дает мне счастье, и я хочу
быть с ним".
Мэдлин несколько мгновений пристально смотрела в глаза дочери. Затем мягко
коснулась волос Никиты и заправила прядь за ухо. "Ты можешь просто жить с
ним, не объявляя его своим мужчиной", мягко предложила она, и резко
осеклась, увидев, как блеснули глаза Никиты.
"Хорошо, ты победила", сказала она с вздохом, и глаза Никиты осветились
радостью "Скажи Майклу, что я хотела бы с ним увидеться".
*
Майкл беспокойно вышагивал в личных покоях М'ирен. Три дня назад она
уехала в Понтус, чтобы повидаться с матерью и узнать, как продвигается
восстановление города, но он подозревал, что разговор большей степенью
будет касаться его. Чувство томительного и неизвестного ожидания бесило и
раздражало. Выполняя приказ М'ирен, слуги обращались с ним вежливо,
исполняя его каждую просьбу. Но ему до смерти надоело сидеть во дворце.
Закон Ватиа запрещал ему быть в Колизее или наблюдать за тренировками
воительниц. А Вальтер покинул его, предпочтя ему общество книг и
медицинских свитков в библиотеке М'ирен.
Так как сегодня больше было нечего делать, он с неудовольствием стал
раздеваться, чтобы лечь спать. Майкл прекрасно понимал, что реальная
причина его плохому настроению, не отсутствие бурной деятельности, а его
тоска по М'ирен. Она сказала, что сегодня будет дома, но как он не
прислушивался к звуку копыт Алерия, он ничего не слышал, кроме шагов
охраны, патрулирующей дворец. Недовольно бормоча, Майкл улегся под
прохладными простынями и несколько минут смотрел в потолок, мысленно
уносясь к женщине, которая так сильно изменила его жизнь. Дыхание его
немного замедлилось, веки опустились, и он уснул.
*
Было уже поздно, когда Никита со своей охраной въехала в Понтус. Город
спал, и только стража бдительно патрулировала стены и улицы. Айлла с
охраной встретила ее на ступенях дворца. Никита, оперевшись на
предложенную руку спрыгнула с лошади. Алерия увели, и она повернулась к
сестре. "Как дела?" спросила она.
"Все спокойно", ответила наставница. Они стали медленно подниматься по
ступенькам, но остановились, пристально глядя друг на друга. "Как разговор
с матерью? "
Никита посмотрела на ночное небо, наслаждаясь видом ярких звезд. "Это было
тяжело...", сказала она, и, посмотрев в глазе сестре, счастливо
улыбнулась, "но она согласилась"
Айлла рассмеялась и, обняв Никиту, поцеловала ее в щеку. "Я рада за тебя,
Никита", сказала она, и ее глаза затуманились. "А сейчас иди. Думаю,
кое-кто из наших Скайтианцев лег спать в очень кислом настроении из-за
отсутствия своей М'ирен".
"Хорошо", Никита вздохнула и с тоской посмотрела на темные окна своей
спальни. "Я тоже скучала по нему".
Она пожелала спокойной ночи Айлле и быстро взбежала по ступенькам во
дворец. Слуги уже готовили для нее ванную в одной из пустующих гостевых
комнат. Быстро направляясь туда и проходя мимо личных покоев, понадобилась
вся сила воли, чтобы не остановиться и не войти. Никита пересилила порыв и
спокойно выкупалась, облачилась в простую и мягкую рубашку, расчесала и
распустила волосы. Она мягко открыла дверь и тихо, стараясь пока не будить
его, вошла, прикрывая за собой дверь. Несколько секунд Никита
рассматривала спящего Майкла и, улыбнувшись, заметила, как крепко он
сжимает подушку у груди. Откинув одеяло, она тихо скользнула к нему.
Устроившись поудобнее, она мягко вытянула у него из рук подушку и устроила
ее за своей головой. Майкл застонал и проснулся.
"Шш- " прошептала она и ее руки обняли его талию. "Это - я. Я - дома"
С радостным стоном он обнял и притянул ее к себе, с жадностью ища ее губы
в темноте "M'ирен", прошептал он. "Любимая".
И пришла тишина ....
************
Ранним утром тишину покоев М'ирен разорвал негромкий и мягкий смех Майкла.
Он лежал на спине, с любовью и радостью в своих зеленых глазах пристально
смотрел на нее. Она сидела на нем, между его сильными, мускулистыми ногами
и пальцами мягко касалась его живота. "Хватит!" засмеявшись, потребовал
Майкл и, перехватив пальцы Никиты, нежно сжал их. Совершенно случайно,
когда они занимались любовью, она узнала, что он боится щекотки. И теперь
не упускала возможности обнаружить у него еще одно чувствительное для этой
процедуры место. Он не мог сдержаться от смеха, и это приводило ее в такую
радость, что она никак не могла удержаться, чтобы еще не "помучить" его.
"Я еще не закончила," сказала она и посмотрела на него с хитрой усмешкой
на губах.
"Ну конечно", хрипло ответил он. Он притянул ее к себе ближе. Ее
взъерошенные ото сна и игры волосы накрыли их лица, создавая неповторимый
по своей красоте занавес. Они пристально посмотрели друг на друга и
поцеловались.
Насладившись поцелуем, она слегка отступила и обняла его, с небольшим
вздохом прижалась головой к его плечу Она почувствовала, как он
удовлетворено вздохнул и мягко поцеловав его плечо, посмотрела на Майкла.
"Ты счастлив здесь, Майкл? "спросила она.
"Конечно".
Никита освободилась от его рук и села перед ним. "Ты, правда, так думаешь?
Правда? "
Уголок его рта слегка приподнялся, и брови в замешательстве нахмурились.
"Да. Правда", ответил он.
Она отвела глаза и взяла его за руку. Несколько секунд она просто смотрела
на их сжатые руки и затем спокойно продолжила " Моя мать считает, что наш
союз ни к чему хорошему не приведет" и, ожидая его ответа, подняла взгляд
на него.
Майкл приподнялся на локте и пристально посмотрел на нее. "Ты говорила с
матерью? О нашем союзе? "
"Тебе это не нравится? " спросила она и немного нахмурилась, пытаясь
понять его настроение.
Майкл покачал головой. "Нет, это другое". Он выпрямился и сел. "M'ирен",
сказал он, не отводя от нее глаз. "Я просто удивлен и все. Я не думал, что
ты захочешь -" он замолчал и выжидающе посмотрел на нее. "Что значит
союз?"
Немного колеблясь с ответом, она слегка прикусила нижнюю губу.
"M'ирен - "
"Это значит, что я хочу разделить свой жизненный путь с твоим" быстро
выпалила она. Сердце заколотились и голос осекся, когда она посмотрела на
Майкла. Майкл не отводил от нее пристального взгляда. "Ведь ты же знаешь,
что я чувствую к тебе, Майкл," добавила она сдерживаясь, ее глаза искали
его. Напряженная тишина повисла между ними.
"M'ирен - "
Ладонями Никита закрыла уши и яростно замотала головой. "Не называй меня
так!" застонала она и зажмурила глаза. Затем быстро обняла Майкла и,
прижав его спиной к кровати, накрыла своим телом. Она пристально
посмотрела в его глаза. "Не называй меня так" повторила она, ее голос
звучал низко и хрипло. "Не здесь. И не так"
Майкл пристально и в замешательстве смотрел на нее. "Что происходит, M'и-"
он вовремя замолчал, так как увидел как опасным раздражением вспыхнули ее
глаза. Помолчав, через несколько секунд он мягко продолжил "Я не понимаю".

Чувствуя, что больше не может сдерживаться, Никита закрыла глаза, и,
затаив дыхание, выпалила "Майкл", ее голос звучал глухо, и она уткнулась
лицом в его шею. "Я люблю тебя".
Он застыл, его руки прекратили мягко поглаживать ее спину. С широко
раскрытыми, изумленными глазами он посмотрел на нее, и резко отодвинув ее
от себя, сел. Никита выпрямилась и тоже села. "Что ты сказала? " шепотом
спросил Майкл. Краска бросилась ей в лицо, она зажмурилась и опустила
голову. "Я сказала, что я люблю тебя" ее голос звучал тихо и напряженно.
Она замолчала, ожидая его ответа, но тишина затягивалась и она вскочила,
чтобы убежать из спальни, от него.
"Не уходи"
Его голос задрожал, и, обернувшись, она увидела, как в его глазах блестят
слезы. Пальцами руки он коснулся ее губ. "Повтори, " прошептал он. "Смотри
мне в глаза и повтори это, пожайлуста. "
Чувствуя невообразимое облегчение, она посмотрела на него. "Майкл",
повторила она и не отводя своих глаз от его произнесла. " Я люблю тебя"
На секунду он прикрыл глаза, затем мягко притянул к себе и обнял. Майкл
погладил ее по волосам, поцеловал в висок и мягко сжал ее в объятиях,
слегка покачивая.
Через несколько минут Никита отодвинулось, чтобы увидеть его глаза,
понять, что он чувствует после этого признания. Она с нежностью улыбнулась
и, проводя ладонью по его щеке, заправила прядку ему за ухо. "Я хочу жить
с тобой, " сказала она мягко, "чтобы ты всегда был рядом. Как мой друг,
как любовник, как мой мужчина".
"M'ирен", прошептал Майкл, глубоко потрясенный ее словами. Но Никита мягко
прервала его, прижав палец к его губам.
"Шшш"- она пристально глядела на него. "Я долго хотела услышать, как ты
произносишь мое имя" вздохнула она. "Ты сделаешь это для меня?"
Он поцеловал ее ладонь и мягко прижался к ней щекой. "Ты уверенна?"
спросил он, и она с согласием кивнула. Наклонившись к его уху, она
прошептала его.
Отклонившись назад, она увидела, как засеребрились его глаза от любви. Он
мягко обнял ее и нежно, аккуратно, как никогда до этого, положил на
кровать. Не отводя от нее глаз, Майкл осторожно откинул ее волосы,
погладил по щеке, шеи и нежно положил ладонь на ее левую грудь. Несколько
секунд он упивался чувством ее бьющегося сердца, затем наклонился к ее
губам и прошептал "Ни-ки-та" и чувствуя, как она дрожит продолжил "Я люблю
тебя. "
*
В тишине своей комнате, глубоко в мыслях сидела Мэдлин. Она знала, что
когда-нибудь этот день придет. Она готовилась к нему с тех пор, как
узнала, что беременна Никитой и все-таки, сейчас, когда он настал, Мэдлин
никак не могла смириться с тем, что произошло.
Она глубоко вздохнула, медленно встала и подошла к сундуку, стоящему в
ногах ее кровати. Мэдлин откинула крышку, достала деревянный ларец и снова
села на стул.
Девятнадцать лет.
"Как быстро летит время" подумала она и провела пальцем по резьбе на
ларце. Эхом отдались в ее голове слова прорицательницы: "Ребенок, которого
ты ждешь, будет Гемстоуном в ватианской короне. Именно он расширить
границы королевства и спасет людей на пороге нового тысячелетия".
Открыв ларец, Мэдлин долго смотрела на лежащий внутри слоновий клык.
"Никита никогда не простит мне того, что я сделаю", подумала она, но голос
разума возобладал "У Никиты есть предназначение, которое она обязана
выполнить. Ничто и никто не должен помешать этому. Даже если это навсегда
разобьет сердце дочери".
Глаза Мэдлин еще раз обежали зашифрованную запись, и мягко положив ладонь
на клык, она приняла решение. Она быстро встала и, отставив ларец, послала
за гонцом. Настало время, чтобы кое-что сообщить дядям Майкла в Скайтиа.
************
Никита глубоко вздохнула, потянулась и с улыбкой лениво перевернулась на
кровати. Почувствовав рядом пустоту, она обеспокоено открыла глаза, ища
мужчину, которому отдала свое сердце. В кровати его не было и рядом тоже.
Удивленно она села и оглянувшись, увидела его. Обнаженный он стоял у окна
и смотрел на встающее утреннее солнце.
Ее сердце заколотилось, и она с улыбкой оглядела его торс. Подтянув колени
к груди, она положила на них голову, и продолжила его рассматривать. Она
восхитилась его широкими плечами, мускулистой спиной, его сильными и
сексуальными бедрами. Он был так красив, что достаточно было посмотреть на
него, что хотелось быть с ним. С небольшим вздохом она выскочила из
кровати и направилась к нему.
И так уже немного возбужденная его рассматриванием она почувствовала как с
каждым шагом ее желание и голод по нему становится все сильнее и сильнее.
Тело начало наливаться сладкой истомой и ладонь рук запылали в желании
почувствовать его кожу под ними. Она неслышно подошла к нему и мягко
обвила руки вокруг его талии, прижимаясь к его спине грудью.
Она почувствовала, как он задрожал под ее руками, слышала, как он со
свистом втянул воздух, когда она сильнее прижалась к нему. Он мягко
застонал, и откинул голову, наслаждаясь чувством ее рук на своем животе.
" Доброе утро, " хрипло сказала она и щекой прижалась к его плечу.
" Доброе утро", ответил он и задохнулся, почувствовав, как ее руки сильно
сжали его бедра. "Ни-ки-та", мягко прошептал он и перехватил ее скользящие
по нему руки. Она вздохнула, и мягко потерлась носом об его спину.
"Ты рано встал"
"Я не мог больше спать", ответил он, одновременно поворачиваясь к ней и
крепко обнимая. Он с нежностью посмотрел на нее "Я никак не могу поверить
в произошедшее... "
Никита улыбнулась ему. "Во что? То, что я люблю тебя?" спросила она, и
счастливо рассмеялась, увидев, как он в ответ кивнул головой. "Mmm", со
стоном она обхватила его за шею. "Верь Майкл. Я люблю тебя".
Он рассмеялся и обнял ее, мягко покачивая в своих объятиях. Они несколько
секунд стояли, крепко обнимая друг друга, прежде, чем Никита первая не
разомкнула кольцо его рук. "Пойдем" сказала она, и ее глаза радостно
сверкнули. "Давай оденемся. Я хочу тебе показать кое-что над чем я долго
трудилась"
Майкл застонал и, пытаясь не показывать своего огорчения, неохотно
выпустил ее из своих объятий. "Еще же рано"
"Я знаю", ответила Никита. "Но это - кое-что, что я хочу тебе показать
находиться на границе. И не жалуйся, " с улыбкой предупредила она. "Я
уверена, что тебе это понравиться"
************
Несмотря на их намерение уехать рано, обязанности Никиты задержали их
отъезд. Барра, наместница южных районов Ватиа прислала гонца со срочным
посланием. Никиты была вынуждена оставить Майкла, чтобы принять его. Майкл
терпеливо дожидался ее на балконе над пустующей ареной для тренировок
воительниц. Она вернулась через час с озабоченным выражением на лице.
"Что-то случилось?" спросил Майкл.
"Нет", ответила она, "Этим я могу заняться позже". Она мгновение смотрела
на пустую площадку для тренировок. Ее наставница и несколько опытных
воительниц появились внизу и приступили к разминке. "Скажи мне", она
повернулась к Майклу, немного нахмурившись. " Скайтианцы часто выходят на
маневры?"
Поначалу ее вопрос показался Майклу странным, но он сразу же вспомнил кто
она. Она - М'ирен и воспитана среди женщин-воинов, которые каждый день
готовы к войне. "А, понятно, это просто интерес", подумал Майкл и ответил
"Мы не так интенсивно тренируем своих воинов, как в Ватиа". "У нас есть
регулярная армия на всякий случай, она стоит в Анаксе"
"А кто правитель?"
"Одного у нас нет. Скайтиа разделена на четыре области, одна для каждого
из четырех братьев".
"Твои дяди", Никита сказала, ее голос звучал напряженно.
"Да", спокойно ответил Майкл. "На севере - Сидха, ею управляет Стивен. На
юге - Морриган, земли Мегара. Потом Рхус, он правитель Анакса. И последняя
это Таранис - им правил мой дядя Поль."
Никита остановилась и повернулась к нему. "Вальтер сказал мне, что Таранис
по праву принадлежит тебе. Поль объявил тебя своим законным наследником."
Майкл утомленно посмотрел на нее. "Это было давным-давно, " сказал он.
"Многое изменился с тех пор"
Никита кивнула и сердито сжала губы. "Твои дяди опорочили твое имя
слухами, которые они распустили"
"Ты считаешь, что это слухи?", Майкл оглянулся, чтобы убедиться, нет ли
кого-нибудь рядом, и мягко коснулся пальцем ее губ, как будто пытаясь
стереть с них суровость. "Я помог тебе убежать," нежно сказал он. "И уже
тогда я знал, что я чувствую к тебе".
Никита вздохнула, и на мгновение выражение ее лица смягчилось. Но она
продолжила "И все же, это было желание Поля, чтобы ты правил в Таранисе.
Ведь ты его наследник, его плоть и кровь".
"Нет", Майкл на секунду прикрыл глаза, глубоко вздохнул и снова посмотрел
на Никиту. "Теперь ты - моя кровь, Никита. Ты все, что я хочу и в чем
нуждаюсь"
Она скептически посмотрела на него. "Ты уверен в этом, Майкл? Сейчас ты
переполнен эмоциями. Я не знаю, сможешь ли ты быть так долго от своей
земли, даже помня о нашем разговоре". Она подошла к нему ближе и с
нежностью посмотрела на него. "Несмотря на то, что ты говоришь, ты -
Скайтианец. И ты будешь править своими людьми"
Майкл удивленно посмотрел на Никиту. "О чем ты?" спросил он. "Я должен
вернуться в Таранис?"
"Не совсем так". Никита глубоко вздохнула и перевела взгляд на арену, где
появилось еще несколько воинов для тренировки. "У меня есть возможность и
сила, чтобы забрать то, что по праву принадлежит тебе", продолжила она
спокойно. "И тебе не надо будет жить в изгнании, когда ты станешь главой
Тараниса". Внезапно радостная мысль пришла ей в голову, и она предложила.
"Мы могли бы объединять земли Тараниса с моими. Они рядом"
"Нет," Майкл покачал головой и отвернулся.
"Почему нет?" спросила Никита. "Это будет не трудно".
"Нет, Никита", его голос звучал решительно. "Я не смогу сделать того, что
ты предлагаешь".
Никита в замешательстве смотрела на его напряженную спину. "После того,
что они сделали с тобой? Они лишили тебя наследства, бросили в камеру,
мучили тебя... "
Майкл резко обернулся к ней "Это сделали они. Мои дяди. Но не люди. И если
я вернусь в Таранис, я буду сражаться против них. И погибнут они, а не мои
дяди. Я не смогу жить с этим. И не буду"
************
Звук шагов Мэдлин гулко отражался от стен и потолка, когда она быстро шла
по коридору к своим покоям. Она вошла и плотно прикрыла за собой дверь.
Женщина, терпеливо дожидавшаяся ее за столом, вскочила, и, встав на одно
колено, опустив голову, приветствовала ее
"Исмена, Вы посылали за мной?" Айлла вопросительно посмотрела на Мэдлин.
Взмахом руки Мэдлин приказала ей подняться. "Когда Барра прислала
сообщение в Темскай? " спросила она и села за стол.
"Сегодня рано утром", ответила наставница, стараясь не показывать матери
своей обеспокоенности. Она не знала, чего хотела мать, но интуитивно
чувствовала, что это что-то очень не понравится Никите.
"А как отреагировала Никита?" спросила ее Мэдлин, не отводя от нее
взгляда.
"Я не знаю. Она не говорила об этом со мной", ответила Айлла.
"Совсем?"
"Да, Исмена. После того, как она получила сообщение, она отправила гонца
обратно к Барре и уехала вместе с Майклом. Когда я получила известие, что
Вы хотите видеть меня, они еще не вернулись". Айлла замолчала, пробуя
понять мнение матери на этот счет. "М'ирен угрожает опасность?" спросила
она и облегченно, стараясь скрыть выдохнула, увидев как Мэдлин
отрицательно покачала головой.
"Нет", задумчиво ответила Мэдлин и Айлла почувствовала, что мать сейчас
думает совсем о другом и не собирается рассказывать ей всего. "С Никитой
ничего не случиться, если она будет в Ватиа. И я должна поговорить с нею".
Мэдлин посмотрела на Айллу. "Отдохни немного и возвращайся в Темскай,
сообщи Никите, что мне надо видеть ее немедленно. И еще. Я не думаю, что
она это сделала, но на всякий случай, скажи ей, что я прошу ее не
обсуждать послание от Барры с ним".
Отступая к выходу, Айлла кивнула головой, и быстро метнув на мать
обеспокоенный взгляд темных глаз, скрылась за дверью.
************
Туда-сюда, туда-сюда. Никита мерила шагами комнату под пристальным
взглядом Айллы, которая терпеливо ждала ее решения. Она вернулась из
Понтуса рано утром и обнаружила, что М'ирен уже встала и завтракает одна в
обеденном зале. Айлла поинтересовалась "Где Майкл?" Никита вздохнула и
посмотрела на нее "Он еще спит. Мне нужно время, чтобы обдумать
сложившуюся ситуацию около Басилуса и я не хочу отвлекаться". Она встала
из-за стола и принялась мерить комнату шагами.
"Барра присылала кого-нибудь еще?"
"Нет, еще нет", ответила Никита. "Я приказала ей разослать небольшие
отряды вдоль границы, чтобы проверить все окончательно. Я должна сегодня
получить от нее донесение". Никита, повернулась и подошла к Айлле. "А что
у тебя? Когда мы приехали, я удивилась, узнав, что мать вызвала тебя в
Понтус. Мама знает, что случилось?"
"Да. Она хотела знать, что ты собираешься предпринять. Я сказала, что не
говорила с тобой об этом. Она просила, чтобы ты срочно приехала в Понтус и
ничего не рассказывала Майклу".
Никита отвела от нее взгляд. "Хорошо", сказала она спокойно. "Я не
расскажу".
"Ты думаешь, он будет против?"
"Я почти уверена в этом" ответила Никита и снова начала мерить комнату
шагами. "Я намекнула ему о возможности войны с его дядями, чтобы вернуть
его земли, но он не захотел даже слушать этого. Он не хочет сражаться
против своих людей".
Айлла понимающе кивнула. "Это - очень трудно".
"Я знаю", Никита вздохнула. "Хотя, я надеялась, что он согласиться. Если
бы мы объединили наши земли, многое стало бы проще. И мы и его люди могли
бы стать союзниками и перестать быть врагами".
"И все-таки он отказался?"
"Он не похож на своих дядь", ответила Никита и почувствовала, как теплая
волна любви к Майклу за его благородство окутала ее душу. "В Таранисе
остались люди, о которых он беспокоится. Люди, чьи жизни и дома будут
уничтожены войной".
"Но Никита", прервала ее Айлла, "Рхус и его братья выступили против нас.
Как мы можем не ответить?"
"Я никогда не говорила этого", ответила Никита, и ее лицо исказилось от
боли. "И у меня нет выбора, я защищаю свою землю и своих людей. Майкл
никогда не должен узнать об этом".
"А когда он узнает, простит ли он тебя за войну с его людьми?" спросил
Айлла.
Никита сглотнула, и слезы навернулись на ее глаза. Она быстро мигнула,
сдерживая их, и мягко ответила "Мы никогда не обменивались клятвами. Если
он решит уехать после этого, я не буду стоят у него на пути".
************
Что-то стряслось. Майкл от перил пристально смотрел в затылок Никите. На
парадных ступеньках дворца она о чем-то разговаривала с Айллой и другими
военачальницами. Он не видел ее лица с того места, где стоял, но он
прекрасно видел лица остальных женщин. И то, что он видел, ему очень не
нравилось. Что-то определенно произошло.
Он терпеливо ждал, когда они закончат разговор, и подавлял в себе желание
подойти к ним и потребовать объяснения происходящему. Ватианки наверняка
оскорбятся и он сомневался, что Никита тоже бы обрадовалась этому
вмешательству. Ей и так было не легко заставить своих сородичей принять
его. Хотя до сих пор многие женщины смотрели на него с настороженностью.
Он - Скайтианец, и он для них враг.
Понимание и знание этого только сильнее заставляло биться его любящее
сердце. Никита никогда не говорила и ни одним намеком не показывала этого,
но он чувствовал, как ей было непросто заставить принять Ватианок Майкла
как своего мужчину. Он только недавно узнал, что Ватианки обычно брали
себе мужчин из Марсиев, племени живущем на севере Ватиа. И никогда, никто
из них не брал себе мужчину среди Скайтианцев. Таким образом, когда он был
с кем-то еще, кроме Никиты он должен быть себя вести очень осторожно во
всем. Это было трудно, очень трудно, особенно когда он открыто, хотел
показать свою любовь к Никите и защитить ее. Хотя она, конечно, могла и
сама о себе позаботиться.
Все эти мысли отошли на задний план, когда он снова посмотрела на группу
женщин. Кто-то напал? Объявил войну? Может быть, напали на пограничный
форт? И если это так, то кто? Собирается ли Никита выступать вместе с
войском? Он пристально посмотрел на нее и сильно сжал челюсти. Он не
позволит ей уйти одной. Ему плевать на эти Ватианские законы. Он будет с
ней вместе. И она не посмеет, не взять его с собой.
Заметив его пристальный взгляд, одна из военачальниц окинула его взглядом,
и прошептала что-то на ухо Никите. Он видел, как Никита слегка кивнула
головой, но не повернулась к нему, но и этого было достаточно, чтобы
понять - обсуждали его.
Наконец военачальницы разошлись к своим отрядам, и Никита подошла к нему.
Он, чувствуя нарастающее волнение, посмотрел на нее. Выражение лица ее
было грустное и взгляд опечаленный. Увидев, что он пристально смотрит на
нее, она улыбнулась ему и остановилось перед ним. Выжидающе смотря на нее,
Майкл позволил ей дать объяснение происходящему.
"Расслабься, Майкл", сказала она, голос звучал устало. "Все в порядке.
Просто мы обсуждали будущие маневры, которые состоятся через несколько
дней"
"Маневры?" спросил он, не скрывая скептицизма в голосе.
"Да", ответила она и, избегая его пристального взгляда, начала надевать
кожаные перчатки. "Все выводят свои отряды. Это помогает держать их в
форме и не расслабляться на случай войны".
Несколько секунд он молча изучал ее лицо, затем мягко приподнял ее голову
за подбородок, чтобы увидеть ее глаза. "Ты не лжешь мне, Никита? " мягко
спросил он.
Потребовалась вся сила воли, чтобы не дрогнуть под его любящим взглядом,
но она справилась. Никита несколько секунд смотрела на него и затем
преднамеренно равнодушно ответила " Конечно, нет, Майкл"
Он опустил взгляд и мягко отодвинул полу ее плаща, чтобы увидеть меч. Он
пристально посмотрел на нее, она не отвела глаз.
"Формальность" сказала она и снова неубедительно улыбнулась. "Я - M'ирен.
Будет очень странно, если я прибуду на маневры без меча".
Он с недоверчивостью смотрел на нее, и она подошла к нему ближе. Она
несколько секунд смотрела на него, позволяя волнам любви обтекать их души.
"Не волнуйся, " сказала она мягко. "Я вернусь раньше, чем ты успеешь
соскучиться".
Что-то в ее тоне больно ударило по натянутым нервам Майкла, и он
почувствовал, как паника охватывает его. Он быстро притянул ее к себе за полы
плаща. "Я еду с тобой", сказал он, чувствуя ее дыхание на своих губах.
"Нет, ты не можешь, Майкл. Пожалуйста, попробуй понять. Тебе нельзя этого
видеть".
Он выругался сквозь зубы, вспомнив слова, которые был вынужден ей дать и
отвернулся. Сильно сжав кулаки и нахмурившись, он молча смотрел в сторону.
Что-то было не так. Вся его интуиция, вся его душа кричала об этом. Но
что?
Никита нежно коснулась его плеча, разворачивая его к себе. Она окинула его
взглядом, затем наклонилась и поцеловала. Нежным прикосновением губ, она
умоляла его потерпеть. "Я люблю тебя, " выдохнула она, и углубила поцелуй,
пытаясь скрыть отчаяние. "Я люблю тебя, " снова прошептала она, резко
отодвинулась и не смотря ему в глаза быстро сбежала по ступенькам к
ожидавшему ее Алерию. Потрясенный Майкл провожал ее взглядом, чувствуя,
как его мир начинает разваливаться на куски.
************
Дувший с севера ветер нес холод. Никита плотнее завернулась в плащ и
прислонилась к дереву, прячась в его тени от света полной луны. Было тихо,
только иногда она слышала, как фыркает одна из лошадей ее воинов. А так ни
звука в ночи.
Их около две тысячи. Слишком много для одного батальона Скайтианцев. Нет,
вероятнее всего это объединенная армия. Армия Тараниса и Анакса.
Они были очень осторожны в разведении своих походных костров, но следопыты
Барры все равно отыскали их. И после этого прислали к ней гонца, чтобы
предупредить.
Никита очень надеялась, что первое донесения было ошибочно. Вряд ли дяди
Майкла настолько глупы, чтобы думать о победе над превосходящей их по
численности армии Ватиа. И тогда же, она поинтересовалась у него о
маневрах - может, это было бы разумным объяснением передвижению армии
Скайтианцев. Но после их разговора, она поняла две вещи. Первое,
Скайтианцы никогда не выходили на маневры, только на сражения, и второе,
она не могла рассказать об этом Майклу.
Она не могла втягивать его в эту войну. Сначала она подумала, что это
идеальная возможность для него вернуть утраченное наследство, его законное
наследство. А затем, затем она узнала, что он не хочет сражаться против
своих людей
Только сейчас она в полной мере почувствовала эту правду, которую не
видела до этого. Майкл - человек чести и он предпочел жить в изгнании
вместо того, чтобы сражаться против своих людей и Никита восхищалась им.
Но с другой стороны, его отказ было эхом предупреждения ее матери.
"Он - Скайтианец", сказала ей мать, предупреждая о непрочности их союза.
Тогда она обиделась на нее и спорила с ней. Сказала, что Мэдлин не
справедлива к нему. Не справедлива, что судит его только по его крови.
"Он любит меня, мама", тогда с вызовом ответила она.
Внутренняя боль сжала горло, и Никита зажмурилась, сдерживая подступающие
слезы. Сейчас не время для слез, мысленно одернула она себя. Она
чувствовала сердцем, что Майкл любит ее, но одновременно с этим обнажилась
вся правда о нем слов матери. Она и Майкл пришли из разных миров. И как бы
они не хотели, всегда будет что-то, что осложнит их союз.
Крик совы Мойры вырвал Никиту из воспоминаний. Выйдя из прикрытия дерева,
она быстро, мимо прячущихся солдат подбежала к ожидавшем ее Айлле, Барре и
Регане, еще одной военачальнице.
"Докладывайте", приказала Никита, ожидая сообщения от Барры, которая
отправляла своих разведчиков на тайную операцию.
"Похоже, что это головной отряд", тихо ответила Барра. "Но есть еще два.
Они меньше. Один - на юге, другой сразу за ним".
"Численность?"
"Приблизительно пять сотен в каждом"
"Их положение?"
"Они на марше, идут довольно быстро".
Даже в темноте Никита заметила, как Айлла обеспокоенное нахмурилась. "Что
такое, наставница?" спросила она.
"Все очень странно", заявила Айлла. "Скайтианцы знают, что у нас больше
воинов. Если она планируют напасть, то почему у них так мало людей? У
Рхуса, Мегара и Стивена вместе взятых наберется около пяти тысяч". Айлла
пристально посмотрела на Никиту. "Часть отрядов точно отсутствует".
"Согласно", ответила Никита. "Я тоже об этом думала. Рхус не такой дурак,
чтобы оставить часть своей армии, если только ..... у него нет плана."
"Второй фронт", прошептала Регана.
"Но где?"
Никита быстро вспомнила, где еще границы Ватиа соприкасались с границей
Скайтианцев. "Азорас" прошептала она. "Граничит с Сидхой".
"Земля Стивена", соглашаясь, Айлла кивнула головой. "Совершенный
плацдарм".
Подумав несколько секунд, Никита повернулась к Регане. "Со своим отрядом
возвращайся в Темскай. Возьми третий и четвертый батальоны, и идите в
Базилиусу. Айлла ты отправишься с сообщением к Исмен. Сообщи ей о наших
подозрениях. Она знает, что делать".
"А что с ними?", и Барра кивком головы указала на расположившуюся ниже
армию Скайтианцев.
Никита оглянулась и, осмотрев спящий лагерь, приказала. "Мы нападем на
рассвете".
************
Ушел еще один отряд.
Майкл хмуро смотрел, как печатают шаг уходящее воины. Никита солгала к
нему. Он почувствовал это, когда она сказала ему, что это просто маневры,
но он не хотел верить, что она могла так поступить.
Он прождал весь день, чувствуя, как тревога поднимается в нем все сильнее
и сильнее, а теперь еще один отряд покинул крепость. Это были не маневры.
Ватианки шли на войну. Он услышал, как вошел слуга с его ужином и спросил
его "Есть какие-нибудь новости?"
Мальчик-слуга поставил ужин и, отступив назад, шепотом ответил. "Я ничего
не знаю".
"Нет, ты знаешь" голос Майкла звучал тихо, но лицо исказило негодование.
Быстро подскочив к мальчишке, он схватил его за горло. Мальчик, на
несколько лет моложе, чем Никита испуганно схватил его за руки, пытаясь их
расцепить и изумленно вытаращился на него.
"Пожалуйста, M'ирен убьет меня... " он хрипло втянул воздух.
"Сначала я убью тебя", процедил сквозь зубы Майкл и сильнее сжал руки у
него на горле. Майкл почувствовал, как мальчишка рванулся и тяжело
задышал, пытаясь не потерять сознание. "Что M'ирен приказала мне не
рассказывать?".
Глаза слуги полезли из орбит, и на мгновение Майкл подумал, что он
получить не информацию, а мертвого слугу. Но инстинкт самосохранения
оказался сильнее, чем приказ М'ирен (тем более ее сейчас здесь не было) и
парень задыхаясь выкашлял информацию, которую требовал Майкл. "Я
практически ничего не знаю" и он сипло втянул воздух.
Майкл ослабил хватку, позволяя ему вздохнуть. "Продолжай," приказал он.
"Расскажи все, что знаешь"
"Армия расположились", быстро сказал он, одновременно потирая горло. "В
долине Термедон"
Глаза Майкла сузились. Долина Термедон? Через нее дорога лежала прямо на
Таранис. Он отпустил его шею и схватил за тунику, притягивая к себе. "Что
за армия?" потребовал он. "С кем воюют Ватианки?"
Мальчик поперхнулся, его глаза испуганно расширились, и он уставился на
Майкла. " С .. с Скайтианцами, милорд" и увидел, как кровь отхлынула от
лица Майкла.
"Скайтианцы?", пораженно Майкл отпустил тунику и недоверчиво посмотрел на
него. "Ты уверен?"
" Да, милорд. У нас сейчас только и разговоров об этом". Поняв, что Майкл
теперь его не убьет, парня потянуло на болтливость, и он возбужденно
продолжил. "Мужчины делают ставки, нападет ли М'ирен утром или подождет".
"Что"? изумление и гнев заполнили глаза Майкла. "Сколько Вас? " спросил
он.
"Слуг"? спросил мальчик смущенно.
"Мужчин!" завопил Майкл, чувствуя. как гнев растет в нем. За все время,
что он прожил в Темскае, он только несколько раз видел мужчин. И все они
были слугами во дворце.
Мальчик пожал плечам и задумчиво протянул "Ну я думаю около ста". Майкл
потрясенный его словами уставился на него.
"И все слуги?"
"Нет, что Вы," быстро ответил мальчик и слегка улыбнулся своим мыслям.
"Большинство - это прежние мужчины воительниц. Они просто живут в квартале
слуг, чтобы болтаться без дела, сплетничать или тайком выпивать, потому
что закон запрещает им пить открыто".
Майкл раздраженно посмотрел на него. "Как же Вы, мужчины, можете спокойно
сидеть, когда женщины сражаются?"
Мальчик удивленно мигнул и пожал плечами. "Все мужчины живут здесь именно
так".
"Так, значит, ни от одного я помощи не дождусь", заявил Майкл и пристально
посмотрел на него. "Как тебя зовут? Или это тоже запрещено по Ватианским
законам?"
"Конечно нет," мальчик удивленный вопросом Майкла улыбнулся. "Меня зовут
Сеймур. "
Майкл кивнул и схватив его за плечо потащил к двери "Остальные мужчины
пусть сидят и ждут, когда их женщины вернуться домой, но я такого не
сделаю, Сеймур".
"И что хотите делать?"
"Что?" ответил Майкл. "Я пойду к той, кому принадлежу, но сначала ты мне
поможешь в этом".
************
Как и предсказывали мужчины, наступающее утро ознаменовало собой начало
сражения между Ватианками и Скайтианцами. В первом ряду Никита, окруженная
с трех сторон своими воинами терпеливо ждала рассвета. Справа, от нее
сдерживая лошадь, была Айлла. Никита метнула на нее взгляд. Волосы Айлла
убрала под шлем, темные глаза сурово и бесстрашно блестели. Она
почувствовала взгляд сестры и обернулась, кивком головы подтверждая свою
готовность дать сигнал к атаке.
Никита на секунду прикрыла глаза, с наслаждением втягивая запах раннего
утра, еще не омраченного зловонным запахом смерти. Перед ее глазами встал
Майкл, и она почувствовала, что ее затрясло от волнения. "Прости меня, моя
любовь" тихо прошептала она. "Если бы я могла бы предотвратить это и
спасти твоих людей. Но нет другого пути. И я не могу перестать быть
М'ирен. Это мой долг." С вздохом она повернулась к Айлле и кивком головы
приказала дать сигнал к началу битвы.
Наставница ободряюще улыбнулась ей, как будто почувствовала о чем она
думала и поднеся ко рту горн затрубила в него.
Сразу же загудели боевые трубы других отрядов Ватиа. Никита сжала рукоятку
меча и отринув все лишнее мысли, кроме предстоящего боя нервно сглотнула.
Всадницы двинулись вперед.
За несколько метров до ближайшей линии Скайтанцев первая линия всадниц
расступилась, пропуская несущихся во весь опор лучниц. Подлетев к
Скайтанцев, они на скаку осыпали их стрелами и, развернувшись, отступили.
Боевой клич разорвал воздух, и основная армия Ватиа полилась на головы
Скайтианцев с холма.
"Сегодня за тобой пришла смерть, Рхус", прошептала Никита и с боевым
криком врубилась в строй противника.
************
Майкл мчался к долине сражения всю ночь. Он низко пригнулся к шее коня,
безжалостно погоняя его.
Сердце неистово колотилось, кровь шумела в голове. Холодный ветер хлестал
кожу и глаза, напряженно всматривающиеся в темноту, но он не замедлял
безумный бег лошади. Сеймур сказал, что слуги уверены в том, что Никита
нападет на рассвете. И пристально вглядываясь в небо, он видел, как оно
начинает светлеть, меняя цвет с черного на серый.
Только сейчас он понял о настоящей подоплеке вопроса Никиты об армии
Скайтианцев. Она уже тогда знала, что армия его дядь подошла к границе. И
это было причиной, почему она предложила ему сражаться за его землю.
Проклятье! Но почему она не сказала ему правду? Вместо этого она выслушала
его, предложила сражаться против его людей и, получив отказ, промолчала. И
затем уехала на войну.
И снова он просил богов помочь Никите в этом сражении, чтобы она выжила,
чтобы жила, потому что он не мог жить без нее и если это будет именно так,
он самолично накажет ее за вранье.
Показалась кромка леса, и он приободрился. Еще несколько миль и он будет
на месте, там где, по словам Сеймура была армия Ватиа. Он помог ему. Они
вместе распотрошили сундук Никиты, пока Майкл не обратил внимания на
черную, кожаную броню, которая ему сразу напомнила о той ночи, когда
Никита спасла его. Штаны подошли отлично, но на куртке были вышиты знаки
высшего чина Ватиа. Ему ничего не оставалось делать, как одеть все это. Он
заставил Сеймура украсть ему лошадь, а сам в это время украл из личных
запасов Никиты меч. Меч был не очень хорош для него, слишком легкий, чем
он привык носить, но отлично отточен и сбалансирован.
Подскакав к краю леса, он придержал лошадь, проверяя меч, и внезапно
услышал, как зазвучали боевые трубы Ватианок. Ужас скрутил его душу.
Сражение началось. Он выругался и, прянув коня, поскакал туда, молясь
богам, чтобы она выжила.
************
Захрипев от ярости сражения, и по команде Никиты Алерия встал на дыбы,
копытами поражая подбежавших противников. Прянув в сторону, он успел
увернуться от несущегося на них всадника, и Никита вспорола противнику
горло мечом.
Убитый противник выпал из седла и Алерия, привыкший к этому, резко
повернулся, чтобы его хозяйка успела встретить другого солдата. Лошадь
зависла над ним и Никита со смертельной точностью нанесла ему удар в
грудь. Солдат рухнул, и она успела выдернуть из остывающего тела меч.
Вокруг бушевало сражение. Казалось, земля содрогается от схватки на ней.
Схватки Скайтанцев с Ватианками. Мужчины были сильнее физически, но
женщины компенсировали это ловкостью и быстротой. Лучницы кружили вокруг,
осыпая Скайтианцев градом стрел. И ни одна стрела не была выпущена зря.
Все это и увидел Майкл, когда его задыхающийся конь взлетел на холм, с
которого Никита начала атаку. Майкл придержал лошадь за узду, выискивая ее
в гуще сражения.
Он быстро нашел ее темно-красное знамя, развевающееся на ветру, и
похолодел, когда увидел поблизости другой флаг. Рхус. И Никита спешила к
нему. Майкл изо всех сил стукнул коня пятками по бокам, выхватил меч и
помчался со склона вниз. К ней.
*
Сейчас Никита оказалась в самой гуще сражения. Алерия с трудом
маневрировал между сражающимися солдатами. Она придерживала его одной
рукой, позволяя другой руке с мечом пока отдохнут. Мускулы болели, тело
горело, как будто она стояла в центре костра. Единственное, что она
слышала это звук лязгающих мечей, свист стрел и крики воинов.
Никита направила лошадь к нему, тому, кто был от нее всего в десяти футах.
Она видела рядом с ним флаг и поняла, что это тот, кто ей нужен. Это он
виноват в изгнании Майкла, виноват в слухах, которые опорочили имя его
возлюбленного. Тот, кто посмел предположить, что сможет победить Ватианок.
Это он. И его имя Рхус.
Он практически сразу же заметил ее и понял к кому она так спешит. Он
развернул коня ей на встречу. И чертов ублюдок даже снял шлем, чтобы она
могла увидеть его лицо. Глаза Никиты сузились, заполняясь ненавистью, и
она рванула завязки шлема, освобождая голову от защиты. Золотые волосы
рассыпались по плечам и краем уха она услышала как кто-то зовет ее.
"Айлла" подумала она. "Подожди М'ирен, подожди" Она спешила к ней,
проламываясь сквозь противников, но Никита не стала ее ждать. Она перевела
на Рхуса взгляд и встретила его бешеные глаза. Рхус, как будто ждал этого
и, подняв меч над головой, с ревом рванулся к ней.
Никита натянула узду, приказывая Алерию отклониться в сторону, занося меч
для удара. Но Алерия неуклюже качнулся в сторону, не имея возможности
повернуться из-за тел, окруживших его, и Никита поняла, что это было
ошибка. Она попала в ловушку, и замах меча для удара оказался под очень
невыгодным для нее углом. Она повернулась к налетевшему Рхусу и успела
заметить, как у него налились кровью глаза. Он занес меч и защищаясь от
удара она встретила его меч своим. Меч смягчил касательный удар, но не
остановил падающее лезвие и почувствовав в левом плече страшную боль она
выпала из седла.
"M'ирен!"
Она больно ударилась о землю и через туман боли почувствовала, как
захрипели ее легкие, с трудом втягивая воздух. Усилием воли, Никита
старалась не закрыть глаза, понимая, что это легкий путь сдаться смерти и
успела увидеть, как одна из воительниц успела закрыть ее от второго
разящего удара меча Рхуса.
Женщина вскрикнула, не успев отразить его удар, и упала, обливаясь кровью.
"Нет!" Никита задохнулась, понимая, что женщина всего на несколько секунд
продлила ей жизнь, защищая от неумолимой судьбы. Рхус соскочил с лошади, и
победоносно заревев, поднял над ее головой меч.
Внезапно шум битвы в ее ушах затих и мир остановился. Угасающим взором она
посмотрела на небо и сдалась темноте. Мир перед глазами завертелся,
затягивая в бездну и последнее, что ей привиделось - его зеленые глаза,
которым она успела прошептать " Прости меня ..."
Конец части 1.
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей