Перейти к содержимому

Телесериал.com

7 января, вторник. Англия, близ Кента, замок Райсов, 3:00 – … (2:00 – … м.в.)

Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 12
#1
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Оливия настороженно разглядывала замок, к которому они приближались. Тот казался непривычно светлым и жизнерадостным, ничем не напоминая ту довольно мрачную средневековую крепость, которой он был на самом деле. Его освещённые прожекторами стены и горящие огнями окна на фоне серо-чёрного неба, делали его похожим на светящийся изнутри детский ночник: радостный и уютный.
-- Не через парадный въезд, можно объехать с другой стороны, – наклоняясь к водителю, сказала женщина.
Тот, покосившись на Этьена и, видя, что он не возражает, неуверенно кивнул.
Меньше всего сейчас Ливи хотела встретить кого-то из знакомых или родственников. Родители наверняка уже давно спали, однако кто-то из семьи её брата или многочисленных кузин и кузенов вполне могли оказаться ещё бодрствующими, несмотря на поздний час. Судя по огням, «праздник» продолжался.
Ливи почувствовала боль в ладонях и с удивлением посмотрела на руки: всю дорогу от аэропорта до замка она не разжимала кулаков, стискивая руки до того, что сейчас на нежной коже оставались глубокие бороздки от ногтей.
Взлетев вверх по ступеням в замок, Ливи не раздумывая направилась на поиски Леона. Ярость более менее утихшая в дороге вспыхнула в ней с новой силой, когда она увидела, во что превратился её дом. Дом Филиппа.
Долго искать не пришлось. Она застала стратега КЯ в холле возле парадной двери, где он прощался с очередными гостями, которые предпочли не ночевать в замке, а вернуться домой. Кажется, это были супруги Хеннет. Те заметили её первыми.
-- Оливия, дорогая! – воскликнула высокая статная блондинка, лет 35-37. – Тебе лучше? Мы и не думали, что ты уже встанешь и собрались уезжать!
-- Здравствуй, Мейбл, – женщины едва заметно коснулись друг друга щеками. – Здравствуй, Чарльз.
Ливи сдержанно улыбнулась супругу Мейбл.
-- Прими мои поздравления, милая. Но я тебе никогда не прощу, что ты всё держала в таком секрете! Это просто не по-дружески!
-- Спасибо, Мейбл. Нам очень приятно, что вы приехали, не так ли, дорогой? – Ливи, наконец, повернулась к стратегу КЯ, одаривая его лучезарнейшей из всех своих улыбок.
"Сколько лицемерия, Лив, – думал Леон, выдавливая в ответ дежурную улыбку. – Я недооценил твои актёрские способности… Интересно ты всем мужчинам говоришь, что после Филиппа у тебя никого не было?"
-- Разумеется, любимая, – приобняв женщину за плечи и поцеловав её в висок, подтвердил стратег КЯ.
Оливия едва ни вздрогнула оттого, каким холодным был этот поцелуй.
Но секунду спустя Ливи уже оказалась в объятиях подлетевшей дочери и сына.
-- Мамочка!.. Мама!.. Поздравляем!.. Почему ты нас не предупредила?!.. Боже, ты беременна?!.. Сколько уже?!.. Неужели, ты думала, что мы не поймём?!.. А пол ребёнка уже известен?!.. Девочка, да?!.. – наперебой сыпали вопросы дети.
Оливия под этим шквалом чувствовала себя как уж на сковородке.
-- Простите, я снова плохо себя чувствую, – воспользовалась придуманным враньём женщина. – Леон, ты не мог бы проводить меня наверх?..
-- Конечно, – предлагая руку, кивнул стратег КЯ.
Оливия вежливо улыбнулась супругам Хеннет:
-- Мне очень жаль…
-- Ливи, я тебе обязательно завтра позвоню, мы посплетничаем!
-- Конечно-конечно, Мейбл. Или лучше встретимся на днях, поболтаем. Целую, дорогая.
Женщины снова коснулись щёк друг друга. Их похожий на порхание двух бабочек разговор начинал действовать Леону на нервы.
-- Всего хорошего, Леон, надеюсь, у нас будет возможность узнать друг друга получше, – леди Хеннет протянула стратегу КЯ руку для поцелуя. – Вам досталось настоящее сокровище, хоть я и женщина, но даже немного завидую!
-- Всего доброго, – кивнул мужчина и так же сдержано попрощался с мужем Мейбл.
-- Мама, а почему я не видела на тебе этот свитер раньше? Он классный! – Виктория провела рукой по пушистому ворсу. – И цвет здоровский… а ты…
-- Конечно, я дам тебе его надеть, но не прямо сейчас, ладно? – Оливия поцеловала дочь в лоб и взяла руку Леону. – Идём?

Оказавшись в своей комнате, Оливия резко отпустила руку Леона и, быстро развернувшись к мужчине, процедила:
-- Зачем ты устроил этот балаган? Чего ты добиваешься?
Взгляд Ливи вдруг скользнул по комнате и она едва ни застонала. Вся мебель, цвета, утварь - всё было другим!
-- Где фотографии Филиппа?! – практически вскричала женщина. – Они стояли на столике у окна!
-- Прах к праху, дорогая, – холодно усмехнулся Леон. – Боюсь, я лишил тебя вечного предлога и оправдания на все случаи жизни. Хватит этой лицемерной скорби.
-- Что?!! – Оливия едва ни задохнулась от гнева. – Ты - жалкий подонок - не смеешь даже произносить…
-- Помолчи, – ледяным тоном оборвал стратег КЯ. – Меня не волнует где и сколько у тебя любовников, но, чтобы я больше не слышал, что ты спекулируешь именем Райса.
-- Что?.. – Оливия решила, что она ослышалась. – Какие любовники?..
-- Тебе виднее, дорогая, не обязан же я знать всех поименно. Хотя в случае с Пикетом не могу одобрить твой выбор.
На лице Оливии отразилась целая гамма чувств: от первого недоумения, через понимание к гневу.
-- Ах, вот оно что?.. – женщина с трудом взяла себя в руки. – Твоя шавка слишком недалекая, чтобы подумать о чём-то, кроме того, что подсказывает ему его больная фантазия… Ты можешь думать всё, что хочешь. Это твои проблемы, но я не позволю тебе оставаться в этом доме! Ты доиграешь это шоу, которое сам же затеял, а потом чтобы духу твоего здесь не было.
-- Ты уверена, дорогая?
-- Уверена. Если конечно, ты не хочешь, чтобы все узнали, что ты сдаешь своих партнеров отдельцам.
-- Ну, конечно, я Этьену верить не должен! Единственному человеку, который меня никогда не предавал, а ты своему Пикету веришь! Это он тебе в перерыве между оргиями рассказывал?! – в глазах Леона на мгновенье вспыхнул гнев, но он тут же заставил эмоции замолчать.
-- Я не собираюсь перед тобой оправдываться! Эмиль мой лучший друг и я не желаю слушать похабщину в адрес наших отношений!
-- А я не сдавал твоего мужа Отделу и мне плевать, что говорит твой лучший друг, – снова холодным тоном заметил мужчина.
-- Я сама… – Оливия резко замолчала, файл, с таким трудом добытый Пикетом, она не могла подставлять источник его информации. – Ты сделал это. И я не желаю ни говорить с тобой, ни видеть!
Стратег КЯ равнодушно пожал плечами:
-- Тогда, что ты здесь забыла? Я тебя не звал.
-- Нет, ты только устроил из нашего брака шоу на всю Европу! Как ты вообще затащил сюда столько гостей?!.. Приставлял к виску пистолет?!
-- Об этом я как-то не подумал… иначе из полутора тысяч приглашённых явилась бы не пара сотен…
-- Что?.. – Оливии стало плохо, когда она представила себе количество оповещенных, однако она постаралась взять себя в руки, чтобы не доставлять радости стратегу КЯ. – Ты решил, что ставить комедии - твоё призвание? Леон, я надеюсь, мы друг друга поняли. Завтра же тебя здесь не будет, ни правда ли?
-- С какой стати? – разве что пока ещё не зевая, поинтересовался мужчина. – Теперь мне здесь нравится. Видишь, дом Филла я уже поимел. Осталось всего два пункта из твоей программы.
Ливи просто лишилась дара речи.
-- Тебе плохо, дорогая? – холодно усмехнулся стратег КЯ. – Неужели, правда, начались недомогания?.. Не рановато? Впрочем, с чего это я взял, что ты ждёшь ребёнка от меня?
-- Я тебе не позволю… – выдавила женщина. – Ты думаешь, я буду стоять в стороне и смотреть, как ты уничтожаешь всё, что мне дорого?.. Ты очень сильно ошибаешься, Леон. Если понадобится, я взорву этот замок, но твоим он не будет!
Оливия подошла к туалетному столику и, взяв в руки рамку-трептих, вытащила из центра свою фотографию и вставила вместо неё фотографию Филиппа, которую достала из небольшой записной книжки в своей сумочке.
Женщина медленно повернулась назад к стратегу КЯ.
-- Но ты совершенно прав. От тебя у меня ребёнка точно никогда не будет. Я скорее сделаю аборт, чем дам своему ребёнку такого отца!

 

#2
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
В голове Леона словно щёлкнули переключатель. "Лив, если ты вдруг забеременеешь, я никогда в жизни не признаю ребёнка", "…потому что в моей жизни нет места привязанностям…", – сначала фразы, а потом и картинки начали в голове мужчины выкладываться в мозаику «двух пропавших дней». Он вдруг вспомнил всё до мелочей и от души рассмеялся.
Оливию сковал внутренний холод, ей показалось, что она ещё никогда не слышала смеха грубее и зловещей.
Стратег КЯ внезапно замолчал. Если раньше он всё-таки сомневался, что у Ливи и Пикета могло что-то быть, то теперь, вспомнив, как женщина вела себя в прошлую ночь, все сомнения рассеялись точно дым.
-- Боже упаси, Оливия, – презрительно хмыкнул Леон. – Я даже дам денег тебе на аборт, если к тому времени успею разорить тебя.
-- О!.. Вижу, у тебя грандиозные планы, – Оливия заставила себя рассмеяться. – Жаль, не могу пожелать тебе удачи в их осуществлении. Но думаю, я уже кое-чему у тебя научилась, Леон. Компромат ведь может не только опорочить честное имя, но и помешать осуществиться многим планам… мне не придётся ничего доказывать ни Боргезе, ни Лишему, ни Спарксу, ни Рене, хватит лишь моих слов и тех сомнений, которые они посеют. И ты можешь забыть об объединении организаций. Навечно.
-- Боргезе с тобой - женщиной - даже разговаривать не будет, – прыснул со смеху Леон, – Лишему я перекрою отток оружия в Ирак, если он посмеет вякнуть; истеричного Спаркса я запугаю, он способен сладить только с подростками; а Рене (к твоему сведению) уже дал согласие на объединение, на слишком выгодных для него условиях, он ни за что в жизни не откажется от такой сделки даже с самим Дьяволом… Лив, ты наивна! Мужская игра тебе не по плечу…
Между тем стратег КЯ уже думал о том ключике от банковской ячейки на своей связке: "Надо будет срочно отослать Этьена в Швейцарию. Обезопасим себя на всякий случай…".
-- Хорошо, – стараясь казаться спокойной, отозвалась женщина. – Вот мы и посмотрим. Завтра проверим, насколько работает ваша мужская солидарность в стае стервятников.
-- Смотри, Ливи, эти стервятники разорвут тебя, глазом моргнуть не успеешь. Впрочем, думаю, траур мне будет к лицу. Обещаю правдоподобно играть роль скорбящего мужа.
Леон неспешной походкой приблизился к женщине и вдруг, отобрав у неё из рук рамку с фотографией Филиппа, ударил ту об угол стола.
-- Нет! – Оливия в отчаянье толкнула в грудь мужчину.
Стратег КЯ сцепил зубы, болезненно застонав и схватившись за сердце. Ливи попала прямо по ране от стрелы арбалета. Леон, превозмогая боль, выпрямился, делая вид, что ничего не случилось.
Оливия, напуганная его внезапной реакцией, замерла, в течение нескольких секунд глядя в лицо стратегу КЯ. Вырвав фото из его рук, женщина сделала шаг назад, прижимая рамку к себе.
-- Ты… болен, ты просто ненормальный! – она вспомнила про оставшиеся два пункта «программы». – Если я узнаю, что ты пытаешься как-то навредить моим детям, клянусь…
-- Не стоит, Лив. Не трать силы на угрозы, – оборвал её стратег КЯ. – На бандитов они не действуют, на психов тем более.
Леон вышел из комнаты, чувствуя как побежали по его груди из открывшейся раны тёплые струйки крови.
Оливия опустилась на кровать.
-- Да что же это… что же это такое?.. – прошептала она, вглядываясь в фотографии под разбитым стеклом, и вдруг, словно её озарила идея, набрала номер мобильного телохранителя: – Сальве… Помнишь тот банковский ключ, что я дала тебе вчера днём?.. Там ещё был какой-то замысловатый вензель… Да-да, тот самый… Разыщи этот банк! Достань мне содержимое!.. Да, как можно быстрее!
Оливия положила трубку, тяжело вздохнув: "Кто знает, может этот ключик окажется ключом к спасению?..".
Взгляд женщины снова вернулся к разбитой фотографии. Из зияющей дыры на неё смотрело веселое лицо Филиппа и, глядя в него, Ливи пыталась найти ответ как ей вести себя, что делать. Но её муж продолжал жизнерадостно улыбаться, оставаясь безучастным к страданиям своей жены. Ливи больше не чувствовала его присутствия рядом с собой. Она осталась совсем одна.
Переведя взгляд на боковые фотографии, женщина вздрогнула. Трещины лучами расползавшиеся по стеклу глубокими бороздами уродовали изображение, почти полностью закрывая лица на фотографиях.
-- Метью… – почувствовав странную резь в груди, Оливия схватилась за телефон.
Номер её сына по-прежнему не отвечал. Ливи вышла из комнаты и тут же столкнулась с Ричардом.
-- Я видел Леона внизу, вы что, поссорились? Он такой мрачный… – огорченно спросил её сын.
-- Дорогой, а где твой брат? – пропуская мимо ушей вопрос сына, выпалила Оливия.
-- Он уехал, мам.
-- Куда? Почему…
-- Его не пускали к тебе и он решил, что тебя здесь нет. Мам, ты же его знаешь. Он психанул, наорал на Леона, прыгнул в машину и уехал…
Сердце Оливии заныло.
-- Это всё свадьба, а тут ещё Вик чуть ни до потолка прыгала, когда узнала, что ты беременна и вы с Леоном поженились. Вот он и взбесился.
Оливия снова набрала номер младшего сына.
-- Мам, не переживай, он придёт в себя и вернётся.
Женщина слабо улыбнулась:
-- Ложись спать, дорогой. Уже очень поздно.
-- Да и ты тоже, мам.
Оливия поцеловала Ричарда и вернулась в свою комнату, продолжая раз за разом набирать молчавший телефонный номер.
-- Ну же, мой мальчик… ответь, не сердись на меня…
 

#3
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Около шести утра Оливию разбудила вошедшая в ее комнату служанка.
-- Миледи, вас срочно к телефону, – с удивлением разглядывая свернувшуюся поверх покрывала Ливи, пролепетала та, протягивая трубку радиотелефона.
Оливия была раздета только наполовину и крепко прижимала к себе во сне мобильный и деревянную рамку для фотографий.
-- Pronto… – забирая трубку, пробормотала она, ещё не до конца проснувшись. – Прошу прощения, я вас слушаю…
-- Я разговариваю с матерью Метью Райса?
-- Совершенно верно.
-- Вас беспокоят из больницы Святого Луки в Кенте. Ваш сын попал в аварию. Он сейчас в нашей больнице.
Перед глазами Оливии всё поплыло.
-- Миледи… – служанка хотела броситься к внезапно ставшей бледной как мел хозяйке, но была остановлена властным жестом, приказывающим молчать.
-- Что с ним? – неразборчиво выдавила Ливи в трубку.
-- Его привезли несколько часов назад. Но без сознания. Вам лучше приехать…
Оливия повесила трубку и подняла голову:
-- Элли, приготовь платье… скорее… Где Сальваторе?
-- Он ночью куда-то уехал, сказал, что вы в курсе…
Оливия кивнула, с трудом припоминая события минувшей ночи.
-- Что приготовить вам на завтрак?
-- Платье, Элли. Быстро. И… – остановила девушку Ливи. – Никому не говори о звонке. Особенно моим родителям. Хорошо? Я уехала по делам.
-- Как скажите, миледи, – девушка торопливо вышла из комнаты.
Оливия соскочила с кровати и бросилась в ванную комнату, на ходу скидывая с себя остатки одежды. Через десять минут она уже сбегала вниз по лестнице и быстро пересекала холл, молясь про себя, не встретить никого из домашних.
Дом ещё спал, и когда уже казалось, что она смогла избежать нежелательных встреч, женщина, распахнув входную дверь, уткнулась в стратега КЯ.
-- Куда ты собралась? – нагибаясь, чтобы поднять выпавшие из рук Оливии ключи, поинтересовался мужчина.
Он выпрямился, сжимая в руках связку.
-- Дай мне пройти, – протягивая руку за ключами от машины, выпалила Ливи.
-- Что случилось? – резко спросил Леон, наконец, разглядев, в каком жутком состоянии женщина.
-- Метью… попал в аварию… – Оливия едва смогла вместить эти слова в одном предложении.
-- Поехали, – кивнул мужчина, разворачиваясь и направляясь к гаражу.
-- Но…
-- Ты собралась вести машину в таком состоянии? – бросил через плечо стратег КЯ едва поспевающей за ним Оливии.
Леон свистнул молодого паренька, болтающегося по двору без дела, и кинул ему ключи:
-- Роб, держи!.. Поведёшь машину! Живей!

7 января, вторник. Англия, Кента, больница Святого Луки, 7:45 – … (6:45 – … м.в.)

В регистратуре Леона и Ливи отправили в отделение интенсивной терапии. Ноги сами несли Оливию вперед: во что бы это ни стало узнать, что с её мальчиком; оказаться рядом с ним; избавиться от сводящего с ума неведения; обнять; спасти…
-- Что… – в глазах Ливи застыло недоумение, она никак не могла понять, о чём говорит ей этот высокий человек в синем врачебном костюме.
-- Его привезли к нам около двух ночи… – доктор с сочувствием смотрел на женщину. – Его машина вылетела на встречную полосу… У вашего сына черепно-мозговая травма тяжёлой степени.
-- Да, мне сказали, что он пока безсознания, – всё ещё не веря в происходящее, прошептала Оливия.
-- Нет… боюсь, бессознательное состояние - совсем другое. У Метью острая церебральная недостаточность. Кома. Ушиб ствола мозга.
-- Что?.. Но как?.. Нет…
-- Образовалась большая внутричерепная гематома. Сопутствующий отёк мозга и венозный застой. Грубое нарушение витальных функций. Стволовая кома - состояние крайне тяжёлое…
"…крайне тяжёлое…" – в голове Ливи зашумело, слова врача с трудом пробивались сквозь окутавшую её плотную атмосферу. Ставшее непослушным тело повело в сторону.
-- Я… – Оливия с облегчением почувствовала поддерживающую её опору. – Я хочу его видеть.
-- Это невозможно. К нему нельзя, – врач покачал головой.
-- Лив, посиди немножко, – Ливи почувствовала, как исчезает плотное кольцо рук, поддерживающее её на ногах, а вместо него под спиной возник холод бетонной стены.
Леон отвёл доктор в сторону.
-- Послушаете, – понизил голос почти до шёпота стратег КЯ, – мы достанем любые медикаменты, привезём лучших практикующих нейрохирургов мира, заплатим любые деньги… Но сын это леди должен выжить.
-- Мне жаль, – покачал головой врач, – у Метью практически нет шансов. Первые трое суток будут критическими. Если он их переживёт (хотя это мало вероятно), мы соберём консилиум нейрохирургов.
-- Что?!.. – грозно процедил Леон. – Он будет просто лежать трое суток?.. А операция?..
-- В эти трое суток его нельзя трогать, любое прикосновение может убить его. Если вдруг случится чудо и он переживёт эти три дня, тогда только встанет вопрос о возможности операции… Не самой операции, а лишь возможности, понимаете?
Женщина встревожено наблюдала, как Леон разговаривал с врачом: "А вдруг он скажет ему что-то, что не сказал мне?!". Но её внимание отвлёк шум, похожий на нечеловеческие стоны, за высокой дверью с матовыми стеклами. Ливи не сомневалась, что Метью где-то там, в глубине коридора за этими дверьми. Она поднялась на ноги и словно во сне подошла к ним.
-- Постойте, туда нельзя! – воскликнул врач, бросаясь к женщине.
Оливия попыталась вырваться, но Леон оттащил её от дверей. Ливи отчаянно сопротивлялась, отрывисто рыдая.
-- Да дайте же ей успокоительное, – потребовал стратег КЯ, уже весь избитый, с трудом усаживая женщину на кушетку и практически всем телом придавливая её к стене.
Оливия старалась высвободить руку, в которую вводили шприц, но действие лекарства отняло последние силы, абсолютно лишив воли.
Послышался приглушенный звонок её мобильного. Леон огляделся и взгляд его наткнулся на сумочку Ливи. Попросив медсестру, вводившую укол, побыть немного с Оливией, мужчина достал телефон и отошёл подальше.
-- Слушаю, – ответил стратег КЯ.
-- Леон? – мужчина узнал голос Пикета. – Какого чёрта?.. Что с Лив?!
Леон почувствовал тихое бешенство.
-- Нольде, хочешь сохранить здоровье, не смей ей снова звонить.
Стратег КЯ отрубил телефон, жалея, что Пикет находится вне его досягаемости. И почти сразу раздался звонок его собственного номера. На дисплее высветился номер лидера «Чёрной луны».
-- Леон, ты совсем охренел?!.. Дай трубку Оливии …твою мать!..
-- Слушай ты, лингвист, ещё раз позвонишь моей жене, я лично приеду в Париж и переломаю тебе все две сотни твоих хрупких косточек, – жёстко отрезал Леон.
-- Я хочу убедиться, что с ней всё в порядке.
-- С Оливией всё в порядке, – с трудом сдерживая себя, процедил стратег КЯ. – Так мы поняли друг друга, Эмиль?
-- Да…
-- Отлично.

 

#4
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 7 января, вторник. Франция, Париж, квартира Пикета, 9:20
Пикет с интересом посмотрел на телефонную трубку:
-- Эк ты взбесился, Леон… знай я тебя похуже, решил бы, что ты ревнуешь. Ладно, не мытьем так катаньем.
Нольде набрал домашний номер Оливии.

 

#5
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 7 января, вторник. Англия, близ Кента, замок Райсов, 9:20 – … (8:20 – … м.в.)
Леон прервал связь и вернулся к жене. Женщина находилась в каком-то полузабытье, невидящим взглядом смотря на двери с матовыми стёклами. Мужчина благодарно кивнул медсестре, опускаясь рядом с Ливи и крайне аккуратно прижимая её к себе. Голова Оливии беспомощно упала ему на плечо. Стратег КЯ осторожно убрал с её лица волосы, заправив их за ухо, и нежно поцеловал Лив в макушку.
Часы томительно отбивали минуту за минутой в болезненном безмолвии. Около половины одиннадцатого раздался звонок сотового Леона. Ливи, слегка задремавшая в тёплых объятиях мужчины, вздрогнула всем телом, тревожно озираясь по сторонам.
-- Тише-тише… – успокаивающе прошептал стратег КЯ, осторожно высвобождая из-под спины Оливии свою затёкшую руку. – Я на секунду…
Леон отошёл в сторону, при этом не выпуская из поля зрения женщину.
-- Да?..
-- Леон, ты где?! – раздался удивлённый голос Этьена на другом конце трубки. – Я что тебе, мальчик за сутки гонять то во Францию, то в Швейцарию, да ещё теперь и тебя разыскивать?!..
-- Сбавь тон.
-- Я привёз твои диски, но…
-- Потом, – перебил Леон. – Мы с Оливией в Кенте в больнице Святого Луки. Её сын в тяжёлом состоянии.
-- Ричард? – насторожился Шетардьё.
-- Метью.
-- Ну-у-у… одной проблемой меньше, – усмехнулся помощник в трубку. – Ты должен радоваться, а не сокрушаться!..
-- Что значит проблемой меньше, Этьен?.. – голос стратег КЯ едва ни дрогнул. – Надеюсь, это не ты вздумал решать мои проблемы?!..
-- Ну, ты ещё скажи, что и Спринга на тот свет отправил я, – обижено лязгнул зубами Шетардьё. – Не трогал я никого без твоего ведома кроме Райса, успокойся… Как я понимаю, сегодня тебе опять некогда заниматься делами?.. Что прикажешь мне делать с Абидом?
-- Пусть Харингтон с ним разберётся сам.
Этьен отключил связь, засовывая мобильник в карман: "Ну, конечно, а мотивирую я это тем, что у главного стратега КЯ медовый месяц?!.."

Оливии казалось, что время замерло вместе с отяжелевшим миром вокруг неё. После укола всё воспринималось женщиной сквозь невидимую стену, обступившую её плотным кольцом. Несколько раз к ним подходили, чтобы предложить поехать домой и подождать известий там, она мотала головой, как ей казалось, очень сильно и убедительно, голос рядом с ней что-то отвечал, и люди оставляли их в покое, чтобы через некоторое время вернуться снова.
"Они что, не понимают, что я не могу никуда уйти пока мой мальчик здесь? – мысли Оливии были неожиданно ясными и отчетливыми, вот только вертелись они упорно вокруг одного и того же. – Он там лежит совсем один и не знает, что я рядом… я могла бы говорить с ним, чтобы он слышал мой голос".
Когда держащее её тепло внезапно исчезло, Оливия осознав, что может свободно двигаться, снова потянулась к двери: "Он же там просто лежит, почему меня не пускают?.. Я ничего не буду трогать".
-- Лив! – Леон едва успел перехватить её на пороге двери ведущей к палатам. – Ты же слышала, врач сказал, что туда нельзя…
-- Пусти меня, – женщина слабо пыталась отбиться, – пусти, я только посмотрю… я ничего не буду трогать…
-- Мама! – раздался звонкий голос Виктории.
Оливия обернулась, чтобы тут же оказаться в объятиях дочери.
-- Нам внизу сказали, что Мет здесь! Почему ты не позвонила?! – Вики испуганно смотрела на мать.
-- Что с ним? – Оливия подняла голову и увидела стоящего за спиной сестры бледного Ричарда.
Ливи попыталась ободряюще улыбнуться детям:
-- Пока ничего не известно, он попал в аварию…
-- Сильную? – Вики перевела взгляд на Леона. – Бабушка с дедушкой сейчас поднимутся, как вы могли нас не предупредить?! Твой мобильный отключен!
-- Да, – подтвердил Ричард. – Мы едва заставили сказать Элли, что тебе звонили утром из больницы. Мы думали вы уехали по делам и если бы не звонок Пикета…
Оливия растерла пальцами висок:
-- Да, я обещала ему позвонить… не сердитесь, я просто не хотела, чтобы вы волновались.
-- Да как тут не волноваться, – возмутилась девушка. – А что говорят врачи?
-- Он сейчас в коме, – растеряно пробормотала Ливи. – У него ушиб мозга… и ещё что-то… я не запомнила…
Ричард бросил вопросительный взгляд на Леона, понимая, что мать сейчас не в состоянии адекватно оценивать ситуацию. Стратег КЯ чуть качнул головой, давая понять, что надежды нет.
В этот момент из-за дверей, ведущих в палаты, появился врач. Четыре пары глаз с надеждой и страхом устремились на него.
-- На данный момент гематома перестала расти, – без малейшего энтузиазма объявил доктор. – До сих пор он дышал самостоятельно, но мы хотим перевести его на аппарат искусственного дыхания. Нам нужно письменное разрешение родителей Метью.
-- Зачем на аппарат?.. – испуганно запротестовала Оливия. – Вы же сказали, что он может дышать самостоятельно?..
-- Чтоб его организм не тратил силы на работу легких. Ему так будет легче.
Ливи в замешательстве посмотрела на Леона, ища поддержки. Она панически боялась принимать какое-то решение. Стратег КЯ утвердительно кивнул, прекрасно сознавая, что окажется виноватым в любом случае, но если Оливии от этого станет легче, то он готов принять удар на себя.
Ливи перевела взгляд на доктора.
-- Мне нужно что-то подписать? – она постаралась придать своему голосу чуть больше твердости.
Теперь, когда рядом была всхлипывающая Виктория, женщина пыталась взять себя в руки.
-- Это стандартная форма, – доктор кивнул, приглашая последовать за собой.
Оливия высвободила ладони из рук Вики и пошла за врачом.
Усадив Оливию в кресло, доктор принёс ей несколько страниц отпечатанного текста. Склонившись над бумагами, Ливи поняла, что не в силах прочитать ни строчки. Рука женщины замерла над графой - подпись.
-- Я не могу, – тяжело роняя голову, прошептала она. – Господи, мне страшно.
Ливи замерла в этой позе с закрытыми глазами, пытаясь справиться с собой. Наконец, собравшись с силами, женщина аккуратно вывела свою фамилию.


 

#6
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 7 января, вторник. Англия, близ Кента, замок Райсов, 9:20 – … (8:20 – … м.в.)
Вернувшись обратно, Оливия застала в коридоре почти всё своё семейство.
-- Cara mia, – к ней бросилась и порывисто обняла очень эффектная немолодая дама - брюнетка. – Nostro povero pupo! ...mia figlia, dare da io a te abbracciare!!!
-- Mamma, – Оливия обняла женщину. – Scusa, io voi no dissuadere…
-- Non si disturbi! noi tutti capire!
-- Здравствуй, моя девочка, – к Оливии подошёл отец и нежно прижал дочь к себе. – Не волнуйся, всё будет хорошо.
Оливия судорожно кивнула.
-- Тебе надо отдохнуть, – лорд Медстоун покачал головой, глядя в болезненно бледное лицо Оливии. – Поезжай домой, мы с мамой побудем здесь и позвоним, если что-то станет известно.
-- Нет! – запротестовала Оливия. – Я не хочу!.. Я останусь здесь!..
-- Леон, отвези её, – обратился отец к своему новоиспечённому зятю.
-- Леон! Я не поеду! – в отчаянье заявила Ливи, испугавшись, что её увезут из больницы силой. – Не поеду!
-- Пусть останется, – мрачно отозвался стратег КЯ.
Оливия почувствовала, как земля уходит у неё из-под ног: "Господи!.. Почему он не против?.. Врач что-то ему сказал… Нет!.. Нет!.. Нет!.. Я не хочу этого знать!.." Внезапно всё стало серым и мутным, и в следующую секунду женщина поняла, что её держат чьи-то крепкие руки.
Леон осторожно проводил Ливи до кушетки, а Ричард принёс стакан воды. Оливия благодарно кивнула обоим.
Спустя полчаса снова появился врач и сообщил, что Метью перевели на аппарат. Леон отозвал его в сторону и долго, о чём-то беседовал, после чего вернулся к Ливи и тихо шепнул:
-- Доктор, разрешил тебе посидеть с Метом пару минут. Только с ним ни в коем случае нельзя разговаривать - нельзя, чтоб его мозг напрягался… Но ты можешь подержать его за руку.
Оливия подняла на мужчину полный надежды взгляд:
-- Ему лучше? – прошептала она.
-- Врач ничего не говорит, – соврал стратег КЯ, помогая женщине подняться и подводя её к доктору.
-- Вы поняли, миледи, вы не должны с ним разговаривать, – повторил врач, пристально глядя на женщину.
Ливи с готовностью кивнула.

 

#7
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 7 января, вторник. Англия, близ Кента, замок Райсов, 9:20 – … (8:20 – … м.в.)
Оказавшись в палате, Оливия с трудом удержала болезненный стон. Её сын неподвижно лежал опутанный трубками, концы которых уходили в странные громоздкие приборы, установленные возле его постели. Грудь юноши медленно поднималась и опускалась в такт с глухим шипением, которое издавал один из аппаратов. Взгляд Оливии остановился на небольшом экране, по которому бежала прямая линия, изредка прерываемая коротким всплеском сердечного ритма. Едва слышный писк каждого удара болью отзывался в голове женщины.
Оливия опустилась на стул возле кровати сына, вглядываясь в бесконечно дорогое лицо, наполовину скрытое дыхательным аппаратом. "Господи, прошу тебя… только не мой мальчик. Ему же только двадцать. Не так, не сейчас, я прошу тебя, Господи… – ладонь женщины скользнула вверх по одеялу, накрывая пальцы молодого человека. – Прости меня, любимый. Это моя вина, прости…". Оливия закрыла глаза, беззвучно шепча полузабытые слова - она так давно не молилась.
Внезапно тишину нарушил пронзительный гул электронного аппарата, взгляд Оливии метнулся с лица Метью на экран кардио-монитора: толчки сердца юноши слились в единую прямую.
-- Нет! – выдохнула женщина, понимая, что это может значить, её горло издало истошный крик: – Кто-нибудь!!!
В палату уже вбегали люди. Ливи оттеснили куда-то в угол палаты, а её место возле кровати заняли врачи, совершенно закрыв от неё Метью.
Мелькание лиц, резкие окрики, смутно знакомые обрывки латинских слов, чёткие движения профессионалов - Оливии казалось, что всё непременно будет хорошо, по-другому и не могло казаться, глядя на слаженные действия медиков. Секунды мелькали одна за одной, сливаясь в единое мгновение.
-- Время смерти 15 часов 42 минуты, – усталый голос начал перечислять причины, повлекшие летальный исход.
-- Доктор, – одна из сестёр кивнула на вжавшуюся в стену Оливию, из груди Ливи вырвался полузадушенный всхлип.
-- Выведите…
-- Нет, я хочу остаться с моим сыном!!! – воскликнула женщина, пытаясь пробраться к Метью, но её не пустили.
-- Идёмте, идёмте, вам нельзя тут находиться, – Оливию крепко взяли под локти, и она снова оказалась в коридоре.
-- Нет! Дайте мне на него посмотреть! Пустите меня!!!
Ливи с силой дернулась прочь и медсестра, удивленно охнув, крикнула:
-- Сюзан, позови её мужа, я не справляюсь!
В этот момент у Оливии было только одно желание - снова оказаться в палате, и она ненавидела эту женщину, уводившую её всё дальше оттуда, ненавидела эту дверь, которая снова отделяла её от сына, ненавидела лицо Леона, вдруг оказавшееся перед ней.
-- Это ты!.. ты во всём виноват! – закричала женщина, со всего размаха ударив по этому лицу.
Сжатые в кулаки руки соскользнули вниз, и она принялась колотить в грудь стратега КЯ, выплескивая всю боль и гнев, что в ней были.
-- Это ТЫ убил его!!! Если бы не твоё шоу он бы никогда не попал в аварию!!! Это ты виноват, ты!!! Ты всех убил!!! Ненавижу тебя, НЕНАВИЖУ!..
Последнее слово Ливи выдохнула, захлебнувшись душившим её рыданием, женщина обессилено скользнула вниз.
-- Доченька, тише, родная, – лорд Медстоун едва успел подхватить Оливию и поставить её на ноги, бросив удивленный взгляд на застывшего (как каменное изваяние) Леона.
-- Мет? – раздался жалобный голос Виктории.
Из дверей появился врач, встретившись глазами со стратегом КЯ, он сокрушенно развёл руками:
-- Мне очень жаль. Ничего нельзя было сделать, – взгляд доктора скользнул по бескровному лицу мужчины и задержался на проступающей сквозь рубашку крови.

 

#8
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
7 января, вторник. Англия, близ Кента, замок Райсов, 17:50 – … (16:50 – … м.в.)
Леон вылез из машины, подставляя лицо пушистым хлопьям, медленно опускающимся с почерневшего неба, и тут же задохнулся от резкой боли прорезавшей его грудь. Стратег КЯ подумал, что надо было согласиться на предложение врача осмотреть его. Осторожно коснувшись раны на груди, Леон посмотрел на двери замка, за которыми только что скрылись Оливия и лорд Медстоун. В больнице женщина наотрез отказалась возвращаться в одной машине с Леоном, и её отцу пришлось везти её и детей в своей.
-- Не переживайте, Леон, – стратег КЯ обернулся, чтобы подать руку матери Ливи.
Она встала рядом с ним, доброжелательно глядя на мужчину.
-- Моя дочь сама не ведала, что говорит, – сильный итальянский акцент придавал словам Бьянки особую мягкость. – Оливия очень любила своего предыдущего мужа, – в тоне женщины проскользнула неприязнь, – и если она вышла за вас замуж, значит, действительно любит вас.
Леон порывисто вздохнул, ничего не ответив.


Оливия очнулась у себя в постели. Женщина неподвижно лежала, глядя в высокий потолок, и ей казалось, что времени вокруг неё нет. В замке было непривычно тихо. "Словно кто-то умер", – подумала она, радуясь тупой боли в сердце, отозвавшейся на эту мысль. Занавески были плотно задёрнуты, внутрь не проникало ни лучика света, и Ливи не представляла, сколько она уже лежит так?
Сейчас женщина не чувствовала ничего и от этого ей было страшно. Оливия предпочла бы, чтоб её сердце разрывалось от боли, вины, страдания… чем это тупое бесчувственное созерцание.
В глубине сознания мелькнула порадовавшая её мысль, что раз так тихо, то возможно в замке никого нет. Медленно, словно она двигалась в воде, Ливи спустилась с кровати и, накинув на себя халат, вышла из комнаты.
Тихо. Тихо и темно. Как славно побыть одной. Когда никто не нужен и можно молчать.
Женщина заглянула в кабинет. Пусто. Мягко ступая по пушистому ковру и, бездумно наслаждаясь ощущениями в ступнях, она приблизилась к столу.
Пикет вызывал её. Потом. Всё - потом.
Оливия провела рукой по стопке дисков, оставленных здесь, судя по прикреплённой записке, Сальваторе. Диски посыпались в стороны и чёткие буквы маркера на одном из них цапнули её внимание - «Филипп Райс».
В глубине души Ливи шевельнулось удивление и надежда. Возможно, что воспоминания о муже заставят её снова что-то почувствовать.
Оливия, недолго думая, загрузила диск. На мониторе компьютера появилось изображение - съёмка, датированная 7 мая 1992 годом - заброшенная бензоколонка, останавливаются две машины, из одной выходит Райс, из другой пожилой мужчина. Ливи вдруг вспомнила, что видела его на ранних фотографиях Филиппа с океанических рыбалок. Это был Дилан Трек. Мужчины обменялись дипломатами. Проверяют содержимое. В одном деньги, в другом какие-то схемы и карты. Довольные друг другом они расходятся, и вдруг Филл резко оборачивается и стреляет в спину Трека.
Оливия отшатнулась от монитора, не веря своим глазам. Однако съёмка на этом оборвалась и появилась другая - более поздняя - от 2 июля 1997 года. Ливи без труда узнала Гарольда Спринга. Он был на корте, играл в теннис с двумя молоденькими девочками в коротеньких юбочках и топах. Объектив камеры плавно перешёл на мужчину, растянувшегося на шезлонге в тени тента. Спринг дал шлепка девочкам в направлении заскучавшего гостя, и те быстренько облепили его, очевидно собираясь доставить вполне определённое удовольствие.
Глаза Ливи округлились, она была потрясена, поняв, что это её муж. Далее съёмка перенеслась в спальню и Оливия, почувствовав, что её начинает мутить, быстро перемотала изображение вперёд. В углу экрана появилась надпись - 23 апреля 1998 года. В холле какого-то дома на коленях стояла молодая женщина со сцепленными за спиной наручниками руками. Перед ней выстроилось четверо мужчин, во главе с Филиппом, который нещадно бил женщину по лицу, что-то цедя сквозь зубы. Наконец, бросив к её ногам значок ФБР, Райс медленно достал пистолет и приставил его ко лбу, спустив курок.
Оливия зажмурилась, зажимая ладонями рвущийся изо рта крик. Всё, что она увидела, не могло быть правдой… это не мог быть её муж, человек, которого она знала с восемнадцати лет, тот юноша с огромными светящимися счастьем глазами, который готов был пожертвовать всем что имел, ради того, во что верил. В кого он превратился?! Что случилось с Филиппом, и как она могла не заметить этих изменений? Он возвращался домой, обнимал её, целовал детей, улыбался и смеялся вместе с ними. И Ливи не задумывалась о том, чем живет её муж во время своих долгих отлучек.
Из глаз Оливии покатились огромные застилающие мир вокруг неё слёзы. То, что составляло смысл её существования, её веру - всё, что она знала о своей жизни - сыпалось, сочилось сквозь пальцы, ускользая из рук, оставляя на душе, мерзкий марающий след.
Она против воли, поглядела в монитор, на котором застыла картинка с убийством девушки-агента.
Ничего не видя перед собой, Оливия вслепую сгребла остальные диски в одну кучу и на негнущихся ногах подошла к тайнику в стене. Свалив их там, женщина нащупала кнопку с тайной пружиной.
Нога Ливи зацепилась за край ковра и пол стремительно понёсся навстречу женщине.

 

#9
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
7 января, вторник. Англия, близ Кента, замок Райсов, 21:45 – … (20:45 – … м.в.)
Было около девяти. Леон всё это время провёл на подстанции КЯ на пару с Этьеном. Заниматься делами совершенно не хотелось, но это был единственный способ не думать об Оливии и о том, что она сказала. Вернее попытаться не думать.
Стратег КЯ медленно поднимался по лестнице, и чем ближе он подходил к двери замка, тем сильнее ему хотелось бежать отсюда - из Англии вообще. Его никогда ещё не обременяли личные проблемы до такой степени, чтоб это мешало делам. Он вдруг усмехнулся, вспомнив «Директиву №1» в Отделе. Видимо в этом запрете действительно таился глубокий смысл.
Едва мужчина появился в холле, на встречу ему попалась Бьянка. Её испугано-расстроенный взгляд не предвещал ничего хорошего.
-- Леон, Оливия заперлась в кабинете и не отзывается… Может ты поговоришь с ней? – женщина с надеждой и верой смотрела на зятя.
"Ах, мадам, я последний, кому она откроет", – вздохнул про себя стратег КЯ, но кивнул в ответ.
-- Только позвольте, мы поговорим тет-а-тет, – властно остановил Леон собравшуюся идти за ним Бьянку.
-- Да-да, конечно, – понимающе согласилась та. – Ты не сердись на неё, она бывает вспыльчива… и совсем не думает, что говорит…
Слушать это дальше было невыносимо и стратег КЯ поспешил подняться в кабинет. Разумеется, на его стук Оливия не ответила, впрочем, он и не ожидал. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что в коридоре никого нет, Леон достал из кармана пару бесформенных ключей и покрутил в замке. Не сразу, но дверь всё-таки поддалась, пропуская мужчину внутрь. Вот только идти туда совершенно не хотелось.
Наконец, пересилив себя, стратег КЯ сделал шаг и… увидел Ливи. Она лежала на полу возле самой стены. Леон бросился к ней, опускаясь на колени и пытаясь привести Оливию в чувства.
-- Ну же, Лив, очнись… не шути так… ну, пожалуйста, – мужчина пару раз ударил Ливи по щекам. – Давай же… приди в себя…
Оливия медленно, словно заставляя себя, открыла глаза. Забытье принесло с собой приятное избавление от всего, что мучило её, и теперь она с неохотой возвращалась в реальность. Несколько мгновений она просто смотрела в глаза стратега КЯ, почти не удивляясь тому, что он оказался рядом.
Ливи с каким-то особым интересом изучала его лицо, так как если бы оно могло сказать ей о стратеге КЯ больше, чем она знала: "Он бы тоже, наверное, так смог - убить не задумываясь… безоружную связанную женщину… или…". Боль снова нахлынула на Оливию, не дав мысли окончательно оформиться. Ливи с трудом сдержала стон и отвела глаза от лица Леона.
-- Со мной всё в порядке, – пробормотала она, пытаясь подняться. – Я случайно упала…
-- Ты была без сознания, – Леон одним движением поставил женщину на ноги и усадил в кресло возле стола. – Хочешь я позову Гиза… или позвоню твоему домашнему доктору?..
Но Оливия не слушала мужчину, её взгляд застыл на боксе, валяющемся перед монитором. Она вдруг поняла, что забыла вытащить диск из cd-rooma.
Стратег КЯ, перехватив этот испуганный взор, оглянулся: дисплей был погашен, но компьютер всё ещё работал. Навязчивое подозрение, что Ливи, вероятно, общалась с Пикетом, заставило Леона дёрнуть мышку. Экран загорелся, высвечивая застывший кадр: Филипп с пистолетом, приставленным ко лбу какой-то женщины.
Мужчина почувствовал, как внутри всё холодеет.
-- Откуда у тебя это?.. – хрипло выдавил он. – Этьен дал?.. Сукин сын, я его убью… Это всё неправда!.. Монтаж!.. Ничего более!.. Слышишь?!..
Оливия обмерла, сжав колени ладонями, женщина застыла в кресле, не зная, что ответить.
"Монтаж? Монтаж! Который хранят как зеницу ока? И на всех остальных тоже монтаж? Монтаж! Монтаж! Монтажом нельзя шантажировать… его легко доказать…" – пальцы на коленях сжались, Ливи кивнула.
-- Да… я тебя слышу, – тихо отозвалась она. – Весь диск монтаж? Из тебя никудышный обманщик, Леон…
Ливи была бы рада ухватиться за предоставленную стратегом КЯ возможность, но сомнения причиняли даже больше страданий, чем полная уверенность.
Мужчина виновато отвёл глаза. Потом вытащил диск, сжав с такой силой, что тот хрустнул, и убрал осколки к себе в карман.
"Господи, почему?.. – Леону хотелось обнять и утешить женщину, но он не смел этого сделать. – Неужели, она недостаточно страдает?!.. Нет! Нет, тебя нету! Иначе ты не допустил бы такого!.. Тебя нет!.. Нет!"
-- Тебе надо прилечь, – с трудом выдохнул мужчина. – Позволь я провожу тебя в комнату… Примешь снотворное…
Оливия проследила взглядом за исчезнувшим в кармане стратега КЯ диском. А она ведь только начала просмотр, кто знает, что там могло быть дальше?.. Ливи не была уверена, что у неё хватило бы мужества выяснить это.
-- Нет, я не хочу спать, – собственная комната почему-то внушала Оливии безотчётный ужас, словно именно там стерегли её возвращения мучительные мысли, которые сейчас притаились на кромке сознания и ждали, когда она снова ляжет и закроет глаза.

 

#10
Raul
Raul
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2003, 15:57
  • Сообщений: 929
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Re: 7 января, вторник. Англия, близ Кента, замок Райсов, 21:45 – … (20:45 – … м.в.)
Ливи снова подняла на Леона отрешённый взгляд: "Интересно, что он сделает, когда Этьен скажет ему, что не давал мне диска?.. сразу догадается, наверное. Что-нибудь сказать или не стоит?.. Не буду, спросит - совру…"
-- Ливи, уже десятый час… – попытался уговорить её стратег КЯ. – Ты весь день на ногах… Ты устала… ты даже потеряла сознание… Тебе надо хоть немного отдохнуть…
-- Не хочу, – упрямо процедила женщина.
-- Не занимайся самоистязанием, – изо всех сил стараясь, чтоб его голос не звучал слишком строго, заметил Леон. – Ты должна быть сильной… ради Викки, ради Ричарда… они любят тебя, ты им нужна… И мне тоже, – последнюю фразу мужчина добавил совсем тихо.
-- Тебе? – горько усмехнулась Оливия.
-- Прости… я знаю, моё поведение в последние дни было ужасным… Но я… это прозвучит странно… странно, прежде всего, для меня самого… я делал всё это из-за отчаянья и ревности… Я вдруг понял, что ты нужна мне… нужна, как никто и никогда не был нужен… Я боялся тебя потерять… да ещё этот Пикет…
Оливия недоверчиво смотрела на стратега КЯ, не до конца понимая, что он говорит ей.
"Нужна… зачем нужна? Он что, хочет сказать… Это же невозможно, какое-то безумие… а мой мальчик умер…" – Ливи закрыла лицо руками, чувствуя, что сейчас расплачется.
-- Я пойду к себе, – быстро проговорила женщина, поднимаясь с кресла.
Не глядя на стратега КЯ, Оливия пересекла комнату и вышла из кабинета, бросив на столкнувшегося с ней в дверях Этьена невидящий взгляд.
Леон устало провёл рукой по лицу: "И какого чёрта меня потянуло говорить ей о своих чувствах?.. Бред!.. Нужны ей мои объяснения, как…"
Стратег КЯ перевёл строгий взгляд на своего помощника. Этьен удивлённо посмотрел вслед удаляющейся Оливии.
-- Какого чёрта ты дал ей диск?! – выпалил Леон, пронзая помощника уничтожающим взором.
-- Какой диск? – не понял Шетардьё.
-- С Филиппом Райсом! Один из тех, что ты привёз из Швейцарии!
-- О, ты, наконец-то, решил поинтересоваться тем, что я привёз из Швейцарии, – на губах Этьена появилось подобие усмешки. – А я уж думал, что ты со своими… кх… семейными проблемами забыл обо всём на свете.
-- Что ты хочешь этим сказать?
-- В банковской ячейки, от которой ты дал мне ключ, было только три диска. Догадаешься, что это за диски?
-- Почему три? – Леон удивлённо уставился на помощника.
Этьен принялся загибать пальцы, перечисляя:
-- Досье на заместителя министра внутренних дел Канады… Досье на пресс-секретаря президента Франции… И досье на военного атташе Британии при дипломатическом представительстве Германии.
-- Что?! Это невозможно!.. Каким образом?!
-- Я тут кое-что нашёл, – Шетардьё подошёл к боссу и протянул ему сложенный пополам конверт. – В столе. Оно было запечатано, то есть Оливия не успела его прочесть. Вероятно, письмо затерялось… или ещё по какой-то причине…
Леон быстро вытащил из конверта листок:
-- Лив, если со мной что-нибудь случится, передай Ричарду ключ от банковской ячейки с вензелем «Sh». Филипп.
Стратег КЯ с минуту думал, анализируя события минувших дней.
-- Вот чёрт! – прошипел он. – Она подменила ключи, пока я был в Отделе!
-- Какие ключи?..
-- От банковских ячеек!.. Филипп украл у меня ключ с досье на политиков. Оливия не знала, что это за ключ, но, увидев одинаковые вензеля, поменяла ключи.
-- Великолепно! – зааплодировал Этьен. – Хорошо, хоть не оба ключа себе оставила… Постой-ка, это означает, что у неё теперь в руках досье на лидеров террористических организаций?.. Это же катастрофа!

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей