Перейти к содержимому

Телесериал.com

Правда и другие действия причиняющие боль.

Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Люди! Стабильность вещь хорошая, так что этот автора называть не буду, достаточно посмотреть, кто написал предыдущий фанф, который я перевела. Похоже, я наткнулась на её личный сайт фанфиков. Как всегда буду рада вашим замечаниям, предложениям и комментариям.

Правда и другие действия, причиняющие боль.
Часть 1.
- Ребенок… он твой? – спросила Никита, уже зная ответ на свой вопрос, но ей было необходимо услышать его ответ, даже если он (ответ) убьет её.
Майкл посмотрел на девушку, которая стояла, прислонившись к двери, и ждала его ответа. Он на мгновение опустил глаза, увидев боль в её глазах.
- Да, - наконец ответил он, виноватым голосом.
Никита почувствовала, как кровь отхлынула от её лица, она кивнула, неспособная произнести ни слова.
Глядя на неё, Майкл подошел к ней ближе и, будучи уверенным, что их никто не видит, мягко сжал её локоть.
Никита судорожно вздохнула, не в силах посмотреть на него. Там, где он касался её руки, кожа горела, она одновременно и наслаждалась его прикосновением, и содрогалась от отвращения. События последнего времени пробегали перед её глазами, причиняя ей страшную боль. Карла, которую она считала подругой, погибла, Отдел пытался её убить, после того, как она помогла Эдриан, а теперь еще и это. Мужчина, которого она любила, оказывается был женат и был отцом маленького сына. Не важно что это была миссия, он лгал ей. С трудом сдерживая слезы, она вырвала свою руку из его, и, стараясь не коснуться его, практически убежала прочь.
Майкл проследил за ней взглядом, желая броситься за ней, постараться все ей объяснить, но решил сначала поговорить с Еленой, его женой, которая наверняка была встревожена его внезапным отъездом.

Никита потуже завязала пояс халата, устраиваясь поудобней на огромном диване. Поджав под себя ноги, она взяла большую кружку с горячим какао. Вдыхая восхитительный аромат, она попыталась разобраться в своих смешанных чувствах. Вся её жизнь, как плохой фильм, прокручивалась перед её глазами. Жизнь с матерью. Жизнь на улице. Роковая ночь, так круто изменившая её жизнь. Нож, запачканный кровью, в её руке, вой сирен, суд, тюрьма, её смерть….
Никита почувствовала как слезы текут по её щекам. Для всех тех кто был в её прошлой жизни она умерла.
Первый Отдел….
Высморкавшись в носовой платок, она вытерла слезы со своих немного бледных щек и отпила немного какао.
Единственным, что поддерживало ее последние годы в Отделе, была их с Майклом любовь. Мысль о том, что все эти годы он был женат на другой женщине и имел маленького сына причиняла ей невыносимые страдания. Он ничего не сказал ей об этом, он позволил их отношениям медленно расцвести, он позволил ей отдать ему свое сердце. Это было не справедливо, ведь он все время держал её на расстоянии. Впрочем, все в Отделе было не справедливым, и она ненавидела его за это. И сейчас, пожалую впервые, она ненавидела Майкла. За то, что разбил её сердце, за его ложь, за то, что он так и не научился доверять ей.
Встав с дивана она подошла к шкафу с одеждой. Сбросив свой халат, она достала костюм, в котором часто бегала в парке. Она надеялась, что бег трусцой поможет ей немного успокоиться.

Сидя на мотоцикле, Майкл наблюдал за тем, как она, выйдя из дома, пружинистой походкой направилась в сторону парка, постепенно растворяясь в толпе. Он предположил, что её не будет около часа. Этого времени было вполне достаточно, чтобы он мог приготовить ужин. Ему хотелось верить, что она согласиться поужинать с ним, а не швырнет еду ему в лицо. Он усмехнулся, подумав о том, что она всегда была очень темпераментна.
Оставив свой мотоцикл в подземном гараже, он поднялся на шестой этаж (мне, почему - то, казалось, что в её доме этажей всего ничего). Открыв дверь своим ключом, он вошел в её квартиру. Музыкальный центр был по-прежнему включен. Майкл знал, что настроение Никиты можно было определить по музыке которую она слушала в тот или иной момент. Обычно она слушала музыку в стиле техно, но сейчас…. Мелодия, льющаяся из колонок, была минорной, меланхоличной…. Все говорило о том, что на этот раз он сильно ранил её чувства. Ему стало страшно, когда он подумал о том, что она может не простить его.
Повесив свое пальто, он осмотрелся. Шкаф с одеждой был раскрыт, некоторые часть одежды валялась на полу. Пол в ванной был мокрым, как и полотенце с халатом, валявшиеся тут же, на полу. Этот банный халат он подарил ей в прошлом году, на её день рождения. (Кстати, обратите внимание, в сериале он ей ни разу, ни чего не подарил (нельзя же считать подарками пистолет в первом сезоне и кулон с передатчиком в пятом, она его вообще в гробу с трупом нашла), про её день рождения вообще ни разу не упоминалось. Могли бы хоть раз показать, как она его празднует, хотя бы две минуты экранного времени, так ведь нет! - Martisha). На кухне пахло какао, на столе валялась грязная ложка, рядом была разлита небольшая лужица молока. Дверца холодильника была раскрыта, поэтому он толкнул её, закрывая.
Через час Никита все ещё не пришла. Изучая проделанную им работу, Майкл сделал глоток вина, которое он принес. Вся её одежда была повешена обратно в шкаф, полотенце и халат сохли, лужа в ванной исчезла. Кухня была чистой, пахло ужином.
Ожидая её возвращения, Майкл сильно нервничал. Он знал, что она была не в восторге, обнаружив, что он женат на Елене. Он много раз хотел ей все рассказать, но каждый раз придумывал повод не говорить ей об этом. Последствия его молчания были не самыми приятными, он понимал, что Никита имеет право злиться на него, и что ему будет нелегко добиться её прощения.
Закатав рукава, он, взяв бокал с вином, вышел на балкон. Вдыхая вечерний воздух, он смотрел как в город приходит ночь. На улицах зажигались фонари, люди спешили домой, слышался радостный лай собак, идущих на вечернюю прогулку. Ему хотелось быть частью того мира. Реальной жизни. Жизни, где он бы ждал свою жену, где его дети, сидя перед телевизором, делали уроки. Он хотел быть нормальным человеком, мужем, отцом, а не хладнокровным убийцей. Он на мгновение закрыл глаза, вспоминая, каким он был до того как попал в Отдел.
Едва войдя, Никита сразу же поняла, что в квартире кто-то есть. Она с удивлением оглядела чистую кухню, её удивление сильно усилилось, когда он обнаружила ужин в духовке. Заметив его пальто она, поняла, кто здесь навел порядок.
Сняв наушники, она бесшумно прошла по деревянному полу к балкону. Увидев его, она подняла бровь, рассматривая его, стоявшего к ней спиной. Внезапно она ощутила, как её заполняют самые разнообразные чувства: удивление, нежность, негодование, гнев….
Скрестив руки на груди, она прислонилась к балконной двери.
- Что ты здесь делаешь?
Её голос был спокойным, несмотря на те чувства, которые она сейчас испытывала.
Майкл слегка повернул голову и сказал:
- Мы должны поговорить.
Никита отстегнула от пояса плеер, и положив его на стоящий рядом стол, внимательно посмотрела на него.
- Боже мой! Радость то какая! Он хочет поговорить! – с сарказмом сказала она.
Майкл слегка вздрогнул внутри от её тона. Он повернулся к ней лицом, к единственной женщине, которую он любил и о которой заботился. Она была немного бледной, в её синих глазах был гнев. Как всегда она была невероятно красива, впрочем ни грязь, ни кровь никогда не могли скрыть её невероятную красоту. Даже сейчас, после длительной пробежки она была восхитительной. Сглотнув, он постарался справиться с растущим желанием. Сделав шаг в её сторону, он увидел, как она сделала несколько шагов назад. Ему было больно оттого, что она не желала, что бы он был рядом, но он понимал что ему не стоит торопиться, она не была готова простить его.
- Ты выслушаешь меня? – осторожно спросил он.
Посмотрев на вечерний город, Никита сказала:
- Я хочу принять душ, и я хочу, чтобы ты уехал.
Она прошла мимо него к спальне, зная, что он, как всегда, внимательно наблюдает за ней. Она окончательно запуталась в своих желаниях: она хотела, чтобы он ушел, но, с другой стороны, она хотела, чтобы он все еще был здесь, когда она выйдет из душа. (Тут еще есть предложение «He was going to wear her frustration one way or the other this night», но у меня не получилось его нормально перевести).
Стянув с себя мокрую от пота футболку, она прошла в ванную, закрыв на замок дверь, она знала, что он слышал щелчок замка.
Майкл и правда слышал, что она закрылась в ванной. Он слегка улыбнулся. Как он любил её свободный дух, её упрямство, её намерение остаться в стороне, несмотря не то, что они оба знали, что она хотела быть с ним. Он всегда мастерски скрывал свои эмоции, в отличие от неё. Он видел, что сейчас она в гневе, причиной которого был он, но он не собирался сдаваться так легко. Он был готов ждать всю ночь.

Часть 2.
Она провела в душе намного больше времени, чем это было необходимо на самом деле. Стоя перед зеркалом она вытирала волосы махровым полотенцем, глубоко внутри она знала, что он никуда не ушел.
Открыв дверь, она вышла из ванной.
Звук посуды, помещаемой в раковину, подтвердил, что он действительно ни куда не ушел, и она тяжело вздохнула, поскольку все ещё злилась на него.
Игнорируя то, что он мог видеть её сквозь стекла в двери, она совершенно голая прошла к шкафу, чтобы найти подходящую одежду. В конце концов она была у себя дома. Одевшись, она босиком спустилась в гостиную, расчесывая влажные волосы.
Майкл налил вино в бокалы и зажег две свечи, надеясь, что это поможет смягчить обстановку и он сможет ей все объяснить.
Проигнорировав его, Никита уселась на диван, стоящий в гостиной.
Он заметил это, но не отказался от мысли поговорить с ней сегодня. Вытерев руки полотенцем, он увеличил температуру в духовке и, взяв бокал с вином, подошел к ней.
- Ты прекрасно выглядишь.
Он протянул ей бокал с вином.
Никита посмотрела на него, и нехотя взяла бокал.
Сев рядом с ней, Майкл наблюдал за тем, как она поставила бокал вниз, даже не притронувшись.
Не глядя на него, она продолжала расчесывать волосы.
- Я хотел поговорить с тобой о Елене….
- О Елене… о твоей жене! Хватит… прекрати, - гневно прервала она его, в её глазах вспыхнули опасные огоньки, её щеки покрылись гневным румянцем.
- Это было задание, оно началось еще до того, как ты пришла в Отдел, - продолжил он, немного задетый её тоном (нет, а что он хотел, мердяй! – злобная Martisha). - Я не люблю её.
Никита разъяренно посмотрела на него.
- О-о-о, отлично Майкл, я просто счастлива! Почему ты мне ни чего не сказал?!
Она внимательно наблюдала за ним, пытаясь понять, что он сейчас чувствует.
«Проклятье! Ну почему он так хорошо умеет скрывать свои мысли и чувства!» - думала она.
Майкл сидел, положив руки на колени. Он понимал, что разговор будет не легким.
- Никита, пойми, это была не моя идея. Никто не подозревал, что все так затянется, особенно я. Предполагалась, что её отец свяжется со своей дочерью, когда узнает, что она вышла замуж. У меня не было выбора, я не мог отказаться.
- Нет… конечно же нет, Майкл… мы все знаем, что не имеем право выбирать в Отделе. Но у тебя был выбор: говорить мне или нет, не так ли? Ты выбрал ничего не говорить мне, - сказала она, подтягивая к себе свои ноги и обнимая свои колени.
Майкл несколько раз моргнул, облизав пересохшие вдруг губы.
- Это не имеет никакого отношения к моим чувствам к тебе.
Рассмеявшись, Никита резко вскочила на ноги.
- Твои чувства? Ты уверен, что умеешь чувствовать, Майкл?
- Мне жаль.
Никита повернулась к нему.
- По-моему я тебе говорила, что ты повторяешься. У нас уже был подобный разговор, в первый год, когда я стала действующей оперативницей. Ты лгал мне тогда…, как же его звали… дети…
- Алекс Чандлер, - спокойно сказал он.
Никита испытала сильное желание стукнуть его. Вместо этого она фыркнула, подобно разъяренной кошке.
- Да…. Торговец детьми…. Тогда ты тоже пришел, чтобы сказать, что тебе жаль.
- Тогда ты хотела убить меня.
Он смотрел на неё, видя огонь, бушующий в её глазах, и думал о том, как сильно он её любит.
- Да…, - кивнула Никита, - иногда я думаю, что нужно было нажать тогда на курок.
- Сейчас ты тоже хочешь убить меня?

Часть 3.
- Я часто хотела убить тебя, и да… сейчас я этого хочу.
Никита вновь села на диван и подняла свой бокал с вином. Сделав глоток, она облизнула губы, глядя на темно красную жидкость. Как всегда вкус вина, которое он принес, был безупречен, и сейчас это раздражало её ещё больше.
- Ты всегда так поступаешь, Майкл…. Ты заставляешь меня думать, что я могу доверять тебе, я отдаю тебе свое сердце и что ты делаешь? Ты разбиваешь его.
Она вновь встала и залпом допила вино из бокала.
- Ничего не говори…. У тебя нет выбора. Это твоя работа. Ты принадлежишь Отделу, бла, бла, бла. Оставь свои обычные речи для кого-нибудь другого. Я больше не желаю этого слышать. Да, мы принадлежим Отделу, но ему не принадлежат наши души, наша совесть, наши мысли. У тебя не было приказа не говорить мне ничего о твоем браке. Это было твое решение. Ты снова совершил ошибку.
Скрестив руки на груди, она посмотрела на него, и продолжила.
- Отдел хотел меня ликвидировать. Ты помог мне сбежать. Через 6 месяцев ты вновь появился в моей жизни…. Боже, да я все эти полгода пыталась не думать о тебе! И вот ты появляешься, говоришь мне, что я нужна тебе, что ты хочешь заботиться обо мне. Той ночью мы впервые занимались любовью, это была наша самая первая ночь из многих. Ты заставил меня поверить, что есть только ты и я. Даже тогда ты был женат. Ты боролся за меня с Юргеном, ты делал все, чтобы удержать меня, ты брал мою любовь (как-то звучит немного коряво), ничего не давая взамен. Ты не мог быть со мной, потому что был женат на другой женщине, и ты знал это. Ты учил меня доверять тебе, и что в результате? Ты от имени Отдела выбил у меня почву из-под ног……. Боже мой! Миссия за миссией, тайные встречи с тобой. Вся твоя ложь, вся твоя скрытность – все от имени твоей любви ко мне. Знаешь, у меня такое чувство, что ты издеваешься надо мной!
Никита тяжело дышала, чувствуя, как бешено бьется сердце в её груди.
Майкл встал, поставив свой бокал на небольшой столик, его волосы падали ему на глаза, но он и не подумал убрать их назад. Он настороженно наблюдал за взбешенной девушкой.
Метнувшись на кухню, она швырнула бокал на стол, и, схватив его пальто, швырнула его в него.
- Я привыкла к тому, что ты постоянно ранишь меня, Майкл, но я больше так не могу. Ты можешь вновь уйти в себя, ты можешь вновь стать тем, кем ты был, пока не встретил меня. Я хочу, чтобы ты убрался из моей жизни! Оставь меня в покое, оставь в покое мое сердце!
Поймав пальто, Майкл почувствовал, как молния на его пальто оцарапала ему кожу на руке. Майкл позволил своему пальто упасть на пол, его блестящие зеленые глаза были полны нежностью и печалью, он медленно направился к ней.
Подняв подбородок, Никита наблюдала за мужчиной, которого она продолжала любить независимо от обстоятельств, за мужчиной, которого ненавидела за всю боль, которую он ей причинил. Она наблюдала, как медленно сокращается расстояние между ними.
Майкл остановился, так, чтобы их тела касались друг друга, чтобы их дыхание смешивалось друг другом. Поднеся к своим губам, он слизнул кровь со своей кожи, не спуская с неё глаз, подобно дикому животному, наблюдавшему за своей добычей.
Никита свирепо посмотрела на него, стараясь справиться с растущим желанием.
Майкл взял её руку и поднес её к своим запачканным кровью губам, целуя её суставы.
- Оставить тебя сейчас одну не лучший выход, Никита. Я не уйду, прими это как факт.
Майкл наблюдал за её лицом, которое было так близко, видя, как медленно тает её решительность. Затаив дыхание, он надеялся, что она не оттолкнет его, он надеялся на чудо, на то, что она позволит ему быть рядом.
Отвернувшись от него, Никита закрыла глаза. Сейчас она желала иметь силу, чтобы выкинуть его из своей жизни и из своего сердца, чтобы она могла послать его к черту. Но это было безнадежно. Она принадлежала ему телом и душой.
- Я ничего не желаю ни чего принимать, - прошептала она, пытаясь игнорировать его теплую руку, ласкающую её.
Майкл поднял её руку и прижал её к своей груди. Никита чувствовала как, бьется его сердце под её ладонью.
- Ты принимаешь все, - хрипло произнес он, сильней прижимая её руку к своему сердцу, когда она попыталась выдернуть свою руку.
Никита почувствовала, как слезы потекли по её щекам, она быстро моргнула, стараясь справиться с собой.
- Почему ты не можешь перестать ранить меня, Майкл?
Посмотрев ему прямо глаза, она с удивлением увидела, что они полны самых разнообразных эмоций.
- Я хотел защитить тебя.
- От чего?
- От этого.
- От этого?
- Да, от этого.
Никита устало посмотрела на него, ощущая чуть горьковатый запах его одеколона.
- Я никогда не просила тебя о защите, Майкл. Я тебе уже говорила это, перед тем как исчезнуть из Отдела, и могу повторить это сейчас.
- Я тоже могу повторить, что без моей защиты ты бы погибла в первый же год обучения.
- Нет, Майкл… это ты бы погиб без меня.
Ей вдруг показалось, что между ними пронесся ураган, она смотрела на его лицо, которое окаменело на мгновение, а затем он отодвинулся от неё и, повернувшись, прошел на кухню.
Никита, сдвинув брови, наблюдала, как он достает тарелки, собираясь накрывать стол. Она не могла понять, почему после её слов он не ушел. Впрочем, это же был Майкл… он всегда был для неё загадкой.
Она подняла с пола его пальто и, повесив его в шкаф, прислонилась к стене, наблюдая как он достает из духовки запеченную говядину. Невероятный аромат окутал её, вызвав урчание в её животе. Она только сейчас осознала, насколько она была голодна.
Её мысли были прерваны его голосом. Моргнув, Никита с недоумением посмотрела на него. Он стоял рядом с накрытым столом, ожидая пока она подойдет к нему, чтобы они могли вместе поужинать.
Ужин прошел в тишине, каждый из них пытался разобраться в своих мыслях и чувствах. Они оба старались казаться спокойными, но им это не всегда удавалось.
Майкл первым нарушил тишину.
- Ты права, Никита. Я действительно мертв без тебя, - сказал он, наслаждаясь её красотой.
Никита внимательно посмотрела на него, ожидая продолжения.
- Я делаю то, что должен делать в Отделе, Никита. Я уже говорил тебе, что во мне как бы два человека. Никто, даже ты не знает меня с другой стороны. Я не хотел, чтобы ты знала о Елене. Предполагалось, что эта миссия быстро закончится. Её отец – террарист, мы надеялись, что он проявит себя, но он этого не сделал. Тогда Отдел принял решение, что для того, чтобы выманить его, необходим ребенок. Я был против этой идеи, я пытался воспротивиться этому.
Он замолчал, разливая вино по бокалам.
- Как всегда, Отдел победил, и я стал отцом. Приблизительно в это время в Отделе появилась ты. Я не буду рассказывать, что случилось дальше. Ты и мой сын заставили меня вновь полюбить жизнь. Я не хотел этого, но это было сильней меня, и я позволил вам войти в мою жизнь. Никита, я люблю своего сына, несмотря на то, что послужило причиной его появления. Я не хотел, чтобы ты знала о его существовании. Я знал, что это причинит тебе боль. Я так же знал, что, и то, что я это скрывает тоже не хорошо, но мне казалось, что так буде лучше. Сама видишь, что из этого вышло.
Никита изумленно смотрела на него. Это была самая длинная речь, которую он произнес за все время, что она его знает.
- Ты говоришь, что доверяешь мне, Майкл. Ты позволяешь мне проникать под свою броню, но только до тех пор, пока ты этого хочешь. Так не может больше продолжаться. Ты не можешь показывать мне только то, что ты хочешь, чтобы я видела. Это не честно, ведь я отдаю тебе себя всю, без остатка. Если ты хочешь, что бы мы были вместе, если ты действительно дорожишь мной, ты должен прекратить скрываться от меня. Я никогда не причиню тебе боль, подобно Отделу. Ты должен это знать, Майкл.
- Я знаю, - сказал он, накрывая своей рукой её руку.
Никита осторожно убрала свою руку, и внимательно посмотрела на него.
- Тогда почему ты обращаешься со мной подобным образом?
Майкл медленно убрал свою руку, наблюдая, как она не дает ему сменить тему, не поддаваясь его чарам, в отличие от остальных женщин. Он любил в ней это.
- Уже поздно, - сказал он, вставая из-за стола.
Никита улыбнулась. Откинувшись на спинку стула, она закинула ногу на ногу, наслаждаясь содержимым своего бокала.
Майкл начал собирать посуду со стола, но она покачала головой.
Нет, оставь это. Я уберу это чуть позже, - сказала она, коснувшись его руки, когда он взял её тарелку.
Майкл поставил её тарелку обратно на стол, и взял её руку, чтобы провести языком, по нежной коже её руки.
- Спокойной ночи, Майкл, - прошептала она, наслаждаясь ощущениями, которые вызывал его язык.
Стоя за её спиной, Майкл наблюдал, как она в свою очередь поднесла к своим губам его руку, нежно целуя её.
С сожалением выпустив его руку, Никита опустила свой взгляд вниз, надеясь, что он уйдет. Звук закрывшегося замка, сказал ей, что она осталась одна.
Одна, но все же не одна.
Улыбнувшись, она посмотрела вниз на свою руку, чуть влажную там, где он её поцеловал. Она потерлась об это место своей щекой.
- Черт бы тебя побрал, Майкл Сэмюэль, - нежно прошептала она.
Конец.






Исправлено автором 18 Июн 2004, 15:05
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей