Перейти к содержимому

Телесериал.com

Прощальный взгляд в прошлое. NC - 17

Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:

Представляю Вам совместный перевод, Delf, LenNik и Martisha. Это на 90% дословный перевод фанфика LORRAINE O.! Надеемся, Вам понравиться.
Поскольку я не уверена, что модераторы допустят нецензурные выражения, то я решила просто оставлять их в первоначальном виде, то есть не переведенными. И еще, я взяла за название фанфика, название одной из серий, может оно и не подходит, но перевод оригинального еще хуже.


Прощальный взгляд в прошлое.

ЧАСТЬ 1.
- Эй, Вальтер.
Никита надула пузырь из жевачки, и села на верстак рядом с пожилым человеком, улыбаясь ему.
Оторвавшись от работы, он торопливо стянул с носа очки, как будто смутившись, что она видела его в них. Запихивая их в карман кожаного жилета, он выпрямился, покоренный её красотой.
- Эй, Сладкая, - тепло поприветствовал он её, замечая, насколько коротка её юбка.
Даже если она была для него скорее дочерью, которой у него никогда не было, она была очень красива, и он не мог не замечать этого.
Поняв ход его мыслей, она потянулась, и шутливо хлопнула его по руке.
- Убери свой язык Вальтер…ещё нет даже девяти утра (мол, такая рань, а ты уже пристаешь - Delf), - хохотала она, одергивая юбку, и скрещивая ноги.
Разглядывая её бедра, Вальтер потирал руку, делая вид, что ему больно.
- Теперь Сладкая, ты знаешь, что я – всего лишь человек, который не может противостоять твоему огромному обаянию. Я слаб, я говорю тебе… слаб.
Он притворился, что хочет схватить её за лодыжку, и она, смеясь, переместила ноги из зоны досягаемости.
- Я слышала, что мы получили новую партию новичков с фермы, - сказала она, поднимая один из многих инструментов, с любопытством разглядывая его.
Вальтер кивнул, потирая свою бровь.
- Я видел некоторых из них, когда я пришел. Действительно интересные экземпляры, - сказал он, посмотрев на неё, и вернулся к своей работе.
Никита кивнула, и, положив инструмент, спрыгнула вниз с верстака, звонко стукну высокими каблуками своих туфель.
Вальтер поднял свои брови, и, посмотрел вниз, на её туфли, а затем взглянул на её лицо.
- Что должна идти? – просто спросил он.
Взмахнув рукой, Никита повернула голову, чтобы видеть Майкла.
- Должна, - она улыбнулась ему, а затем ушла, покачивая бедрами. Услышав его смех и свист, она рассмеялась и подумала, что обожает его.
Заглянув в окно, она увидела Майкла, что-то быстро печатавшего на клавиатуре, не отрывая взгляда от экрана компьютера. Приостановившись, она постучала ногтями по стеклу, привлекая его внимание.
Его лицо как всегда ни чего не выражало, когда он посмотрел на неё, наблюдая как она подходит к его двери.
Открыв дверь бедром, она вошла, и плюхнулась вниз на стул напротив него.
- Доброе утро, - поприветствовала она его, снимая свои очки с зелеными стеклами.
Никита мысленно вернулась назад, к прошлой ночи. Она ни как не могла привыкнуть к разнице между Майклом который был с ней, и Майклом который был здесь в Отделе. Это было все равно, что знать двух совершенно разных людей. В Отделе Майкл был холоден, неэмоционален и смертельно опасен. Прошлой ночью Майкл был любящим, игривым и страстным. Сейчас даже его волосы были под строгим контролем, аккуратно убраны назад. Вчера вечером она сжимала их в своих пальцах, когда они занимались любовью, шепча слова любви. Они обрамляли его лицо, когда они лежали вместе, капельки пота стекали на его шею, заставляя концы его темно-рыжих волос виться ещё сильнее. Никита с трудом вернулась к реальности, и закинула ногу на ногу.
- Вальтер сказал, что он видел новеньких с фермы, - сказала она, когда он вернулся к своей работе, не ответив на её приветствие.
- Да, они здесь, - сказал он спокойно, не отрываясь от работы.
Никита слегка отодвинула свой стул, откинувшись назад.
Майкл взглянул на неё, не способный не заметить насколько соблазнительно она выглядела. Вид её белого бедра, видимого из-под слегка приподнявшийся юбки, сводил его с ума, он с трудом смог отвести взгляд.
- Ты что-то хотела? – наконец спросил он, решив быть с ней крайне профессиональным, по крайне мере в пределах Отдела.
Никита, покрутившись на стуле, посмотрела на него.
- Нет… ничего… мне нужна причина? – спросила она, понимая какую реакцию вызывает у него, так соблазнительно сидя на стуле. Её куртка была расстегнута, демонстрируя округлость её груди, под облегающим белым топом виднелась полоска кожи и пупок.
Майкл почувствовал напряжение в паху, при мысли о её теле, под ним несколько часов назад. Откинувшись на спинку стула, он скрестил руки на коленях, надеясь, что этот как бы случайный жест поможет скрыть появившуюся выпуклость.
- Я говорил тебе прежде, что мы здесь на работе. Не делай её тяжелей на…
- А кто её усложняет, Майкл? – прервала она его, улыбаясь ему.
Майкл просто смотрел на неё, ни чего не отвечая.
- У меня есть работа, которую нужно выполнить, - сказал он, придвигая стул ближе к столу, и посмотрел на экран, осознавая, что не понимает что там написано.
Никита, тяжело вздохнув, встала и подошла к нему. Присев на корточки рядом с ним, она посмотрела на его красивый профиль.
Пальцы Майкла замерли на клавиатуре, и он посмотрел вниз, на неё. Его взгляд ничего не выражал, пока он не заметил, что её юбка поднялась на столько, что он мог видеть белую полоску её трусиков.
- Достаточно, Никита, - прорычал он.
Никита усмехнулась – тон его голоса явно показывал уровень его расстройства. Она наклонилась вперед так, чтобы её грудь потерлась о его бедро.
- Вчера вечером, ты ни чего подобного не говорил, - промурлыкала она, понимая, что он злиться.
Положив руку ему на бедро, она медленно провела по нему, остановившись на твердой выпуклости.
Майкл на мгновение закрыл глаза, затем твердо удалил её руку.
- Пожалуйста, не здесь.
Он был преднамеренно вежлив, зная что использование слова «пожалуйста» убедит убрать её руку, и к его огромному облегчению, она поступила именно так.
Никита выгнув бровь посмотрела на него, и кивнув через мгновение, высвободила свою руку из его.
- Хорошо… Я поняла.
Она встала и начала обходить его, когда он вновь взял её руку. Застыв, она с обожанием наблюдала, как он поднес её руку к своему рту, и провел теплым языком по её суставам, и только затем позволил ей идти.
- Теперь уходи, у меня совещание через 10 минут, - сказал он, вернувшись к работе.
Никита задержалась, поправляя юбку и куртку. Молча, она повернулась и оставила его, её сердце, как сумасшедшее стучало в груди, она изумлялась, как он смог обратит её заигрывания против неё. Ведь это она хотела свести его с ума, а получилось все наоборот.

ЧАСТЬ 2.
Встречи с Медлин никогда не приносили ни чего хорошего, и сегодняшняя не была исключением.
- Так как дела у тебя и Майкла? – спросила она, изящно сделав глоток чая, из не менее изящной чашки, её темные карие глаза с интересом наблюдали за Никитой.
- Прекрасно.
За годы проведенные в Отделе она усвоила одну вещь: никогда не говори лишнего. Особенно Медлин.
Улыбнувшись, Медлин предложила Никите чай с печеньем.
Покачав головой, Никита вежливо отказалась.
- Что ж, я была довольна твоей работой в последние несколько недель. Я знаю, для тебя это было не легко, - сказала она, взяв печенье и опустила его в горячий чай (старушка ты моя! - Martisha).
Никита фальшиво улыбнулась, пытаясь устроиться по удобней.
- Что Вы имеете в виду? – спросила она, убирая назад прядь волос, упавшую на её ясные синие глаза.
Поставив чашку на стол, Медлин взяла салфетку, чтобы стереть с губ невидимые крошки.
- Хорошо. Ты часто позволяешь своей… человечности влиять на твои действия, - сказала она, тщательно подбирая слова.
Никита хихикнула, прекрасно понимая, что она имеет ввиду.
- Моя человечность… хммм, хорошо… разве она не присуща всем нам? – спросила она, подчеркивая слова.
Медлин улыбаясь посмотрела на неё.
- Да… большинству из нас.
В её глазах не было ни следа того дружелюбия, которое слышалось в её голосе. Никита нервно поежилась.
- Шеф также был доволен тобой. Было решено присвоить тебе третий уровень, - она сделала паузу, наблюдая за изумленной Никитой, затем она добавила, - конечно, ты будешь на испытательном сроке.
Она взяла свою панель и изучила поступившую информацию.
Никита безмолвно кивнула, не очень уверенная, что нужно сказать.
- Тебе дадут для обучения одного новичка с фермы. Я понимаю, что это несколько внезапно, но ты справишься.
Медлин отложила панель, и вновь взяла чашку с горячим чаем.
- Её зовут Вероника Дженсон. Она тяжелы случай. Мы сначала думали прикрепить её к Майклу, но после проведенного анализа, мы решили, что, возможно, здесь будет лучше использовать твою… человечность, - медленно произнесла Медлин, внимательно наблюдая за реакцией Никиты.
Кивнув, Никита проигнорировала попытки Медлин вызвать у неё бурную реакцию, вместо этого она просто смотрела на неё, ожидая дальнейших инструкций.
Медлин махнула рукой.
- Это все, пока…
Быстро встав, Никита подошла к двери, когда услышала голос Медлин.
- Будь осторожна, Никита… не позволяй своему новому статусу уничтожить тебя…. Или твою подопечную.

- Эй, поздравляю!
Она увидела Биркоффа, который улыбался ей из-за своих компьютеров, его глаза искрились детским энтузиазмом.
Никита вопросительно посмотрела на него, садясь рядом с ним.
- Откуда ты знаешь? – подозрительно спросила она.
Биркофф смеясь посмотрел на неё.
- Ну же, Никита… я знаю все, что происходит в этом месте. Третий уровень, а? Это приятная неожиданность. Что ты чувствуешь? (Ну, прям интервью берет – ха! - Delf) – спросил он, снимая наушники, и рассеяно потирая мочку.
- Ощущения сверхъестественные… это как если… не знаю, я не уверена, что мне это нравится, - шептала она, взяв у него леденец, который он собирался съесть, и медленно отправила его себе в рот.
Биркофф сглотнул при виде её жеста, он понимал что это ничего не значило, но её неосознанные действия сильно возбудили его. Он покланялся ей с тех пор, как она пришла в Отдел, тайно желая её в течение всех этих лет, прекрасно осознавая, что его мечтам не суждено сбыться. Она любила Майкла и он не хотел бы вставать у него на пути, даже если это касалось Никиты. Она была запретным плодом.
- Это слишком быстро, - прошептала она.
Биркофф пожал плечами.
- Что ж… посмотрим Никита… я хочу сказать, посмотри, как быстро получил пятый уровень Майкл.
Никита издала странный звук и хлопнула его по руке.
- Ты сравниваешь меня с Майклом? Он вне моего класса. Он вообще вне всяких классов. Он находится в своем собственном классе и ты знаешь это. Он лучший оперативник Отдела, - сказала она, сдерживая желание немедленно выплюнуть кислый леденец, который она взяла у него.
Биркофф согласно кивнул, стараясь не рассмеяться наблюдая за её гримасами.
- Да, но он обучил тебя. Ты заслуживаешь этого… поверь мне. Ты справишься, - сказал он, поправляя свои очки.
Никита, наконец, выплюнула конфету в мусорное ведро. Достав пятидолларовую банкноту, она положила её перед ним.
- Купи себе нормальных леденцов… эти сплошная отрава, - проворчала она.
Приостановившись на мгновение, она наклонилась к нему и улыбнулась ему.
- Спасибо за доверие. Только ты слишком хорошо относишься ко мне, Бирки. Ты слишком хороший. Что бы я без тебя делала?
Биркофф тяжело вздохнул, наблюдая за движением её бедер, когда она шла по залу.
- Только дай мне шанс, доказать тебе, насколько я хороший, - пробормотал он.

ЧАСТЬ 3.
Никита смотрела на маленький экран на стене. Она сильно нервничала, поскольку впервые видела свой материал, Веронику Дженсон. Её длинные черные волосы спускались на её лицо, поскольку она сидела наклонившись вперед.
Толкнув огромную дверь, Никита вошла внутрь.
Закрыв её за собой, Никита ждала, что девушка заговорит первой. Поняв, что она не пойдет первой на контакт, она негромко кашлянула, привлекая её внимание. Ей не пришлось долго ждать реакции девушки.
- Хорошо… Кто, fuck, ты такая? – спросила Вероника с сарказмом, небрежно скрестив ноги и по-прежнему не поднимая голову, чтобы посмотреть на вошедшую.
- Я – единственная, кто стоит между тобой и смертью, - спокойно ответила Никита.
Девушка хрипло рассмеялась, отбросив голову назад, и, наконец, показав свое лицо.
- Ронни? – потрясенно произнесла Никита, испуганно бросив взгляд на камеру на потолке.
Услышав свое имя, девушка внимательно посмотрела на Никиту. Внезапно её темно карие глаза потрясенно расширились, она резко вскочила на ноги.
- Fuck меня… Предполагается, что ты мертва… - она запнулась, на её лицу медленно появлялась усмешка, она убрала свои волосы назад.
Никита вернула себе самообладание, слегка приподнимая свой подбородок, возвращаясь к роли наставника. Любые другие действия были бы губительны для них обоих.
- Меня зовут Никита, и я буду обучать тебя, во время твоего испытательного срока, здесь в Отделе.
- Черт, я знаю, как тебя зовут, также как и ты знаешь, как меня зовут. Это факт… Кстати, ты задолжала мне пиво.
Вероника подошла к ней, намереваясь хлопнуть её по плечу как старого друга, как внезапно оказалась прижатой к стене, с вывернутой рукой.
- Закрой рот, Ронни… Ты не знаешь меня, также как я не знаю тебя… ты должна мне довериться… - в отчаянье пошептала Никита ей на ухо, перед тем, как отпустить её.
Отпустив её, Никита поправила бледно голубую рубашку. Вероника тяжело дышала, нахмурившись, она потерла запястье. Теперь в её взгляде появилась настороженность, когда она смотрела на девушку, которую, как ей казалось, она хорошо знала.
Никита села на стул стоящий в комнате, мысленно сожалея о том, что причинила её боль.
- Ты будешь полностью подчиняться мне, без возражений. Это понятно?
- Как будто у меня есть выбор…, - проворчала Вероника, наблюдая за Никитой. Она не узнавала её. Перед ней сидела совершенно другая девушка, непохожая на ту которую она знала. Эта Никита была холодной, расчетливой, и ей это не нравилось.
- Нет… у тебя нет выбора. Я думала, что на ферме тебя многому обучили. Это Первый Отдел. Я буду твоим тренером в течение нескольких недель. Это моя работа, я должна гарантировать, что ты достаточно квалифицирована, чтобы работать здесь….
Она сделала паузу; её синие глаза стали очень серьёзными, она должна была убедиться, что её старая подруга, понимает каждое её слово.
- Если нет… ты будешь удалена.
Вероника независимо подняла подбородок, в ней вновь заговорила уличная девчонка.
- Я не телевизионная программа, которую можно удалить.
Никита выгнула бровь.
- Здесь удалить означает, что тебя ликвидируют. Я выразилась достаточно ясно? Приберись здесь. Тебе придется от многого отказаться… иначе….
Она не стала продолжать, позволяя девушке самой понять, что будет иначе.
Вероника выглядела слегка растерянной, она неохотно кивнула.
- Да… я все сделаю, - сердито сказала она, прислонившись к стене, заталкивая руки в глубокие карманы.
Никита встала со стула, и слабо улыбнувшись девушке, подошла к двери.
- Хорошо… тогда увидимся завтра, в пять утра, - сказала она, и оставила свою подругу, наедине с её мыслями.

ЧАСТЬ 4.
Никита сидела на скамейке, нервно покачивая ногой. «Отдел знал о моей связи с Ронни? Наверняка знал, в конце концов, они знали обо всем, что происходило в моей жизни», - думала она, пристально глядя на водную гладь озера перед ней. На берегу гуляло несколько семейств, они кормили живущих здесь уток, которые плескались на мелководье, наслаждаясь полуденным солнцем. Никита вздохнула, желая оказаться на месте этих людей. Иногда она хотела вновь оказаться на улице. «По крайне мере, тогда я была свободна», - подумала она, открывая банку с ледяным апельсиновым соком. Она усмехнулась, вспомнив свою жизнь с Ронни несколько лет назад. Ронни была дикой, глупой, в то время как она была нежной, хитрой, сострадательной. Вместе они неплохо уживались. Их жизнь была не так уж и плоха, в ней было много светлых моментов.
Никита тяжело вздохнула, чувствуя, как горячие слезы текут по щекам. Теперь жизнь Ронни висела на волоске, также как и её собственная. Но если она была готова нести ответственность за свою жизнь, то за жизнь Ронни…. «Майкл… что мне делать?», - подумала Никита.
- Майкл… точно…, - громко сказала она, вставая со скамьи, и выбрасывая пустую банку в урну. Застегнув пальто, она достала из сумочки свой сотовый.
- Я попрошу совета у Майкла, - сказала она, набирая номер его телефона, который он лично ввел в память её телефона. Прижав телефон к уху, она быстро шла к своей машине.
Майкл спокойно сидел в машине, темные очки защищали его глаза от яркого света фонарей, его волосы слегка шевелились при дуновении ветра. Когда она позвонила, он мог поклясться, что она сильно нервничала. Поэтому он согласился встретиться с ней после окончания своей смены, с удивление думая о том, что же было таким важным, что она не могла подойти к нему в Отделе. Возможно, это имело отношение к тому, что ей внезапно присвоили третий уровень. Он был рад за неё, но в глубине души он знал, что она ещё не была к этому готова, и задавался вопросом - почему было принято подобное решение. Майкл услышал звук приближающейся машины, и, слегка обернулся. Подъехав ближе, Никита припарковалась рядом с ним.
Выйдя из машины и сняв очки, она направилась к нему, с нежностью любуясь его мужественными чертами.
- Привет, - сказала она, убирая назад длинные пряди волос.
Майкл, сохраняя нейтральное выражение, осмотрелся вокруг, ожидая, что она скажет дальше. Опустив взгляд, Никита стояла перед ним, засунув руки в карманы.
- Новенькая, которую мне дали… Вероника Дженсон…, - нерешительно начала она, но за тем, собравшись с духом, быстро продолжила, - я знаю её, из прошлой жизни. Она и я, мы жили вместе какое-то время. Она узнала меня, Майкл…. Что… как мне поступить?
Она внимательно смотрела на него, на её лице ясно читалось замешательство и страх. Майкл помолчал немного, а затем посмотрел на неё из-за темных линз своих очков.
- Что ты хочешь услышать от меня? – спросил он, наконец.
Никита, закатив глаза, застонала, на мгновение он опустила голову, демонстрируя степень расстройства, вызванного его ответом.
- Ну же, Майкл, - пошептала она, поднимая голову и глядя на него.
Майкл смотрел вдаль, не желая говорить то, что она в действительности хотела услышать. Сняв очки, он притянул её ближе к себе. Никита смотрела своими синими глазами в его зеленыё, ища в них ответы на свои вопросы.
- Делай то, что ты должна делать, - сказал он спокойно.
Они стояли, глядя друг другу в глаза, пока он не наклонился и не поцеловал её. Отступив, он вновь надел очки, убирая свои волосы назад.
Никита закусила нижнюю губу, чувствуя, как его рука слегка сжимает её, и слабо улыбнулась, зная, что он предложил единственно правильный вариант её действий в сложившейся ситуации. Оглянувшись, она вздохнула и вновь придвинулась к нему, её руки обняли его за талию, притягивая его ближе.
- Мы свободны до утра, - сказала она, проводя языком по своим губам и крайне неприлично глядя на него.
Положив руки ей на плечи, он улыбнулся уголками губ.
- Конечно мой холодильник практически пустой, но я думаю, что мой телефон все ещё работает… думаю, мы можем сделать заказ? – предложила она, сожалея, что он вновь надел очки, и она не может видеть выражение его глаз.
- У меня совещание с Шефом, - сказал он, обычным тихим голосом, нежно перебирая её волосы.
Никита вздохнула и опустила голову, уткнувшись лбом в его грудь. Она сделала глубокий вдох, чувствуя себя спокойно и комфортно в его свежем аромате.
- Я хочу…, - начала было она, когда он приподнял её подбородок, чтобы она могла посмотреть на него.
- Шшшш….
Он заставил её замолчать нежным поцелуем, который быстро перерос в более страстный.
Никита провела языком по его губам, нежно покусывая его нижнюю губу, и услышала, как он тихо застонал. На мгновение оторвавшись от его губ, она запустила пальцы в его шелковистые волосы и вновь страстно поцеловала его. Никита потерлась своими бедрами о его, чувствуя его реакцию на её действия.
- Сколько у нас времени? – выдохнула она между поцелуями.
Майкл прижал её к себе, настолько сильно, что она с трудом могла дышать. Он прижал её к машине, проникая руками под её пальто, чувствуя, как от прикосновения к её обнаженному животу, растет его желание. Майкл знал, что она играет на его желании остаться с ней. И ему нравилось, что она использует свое обаяние, чтобы соблазнить его. Он каждый день благодарил небо за то, что она есть, он любил её, лелеял и баловал её, и она прекрасно знала об этом.
- Кита… я должен идти, - прошептал он, стараясь справиться со своим желанием, и вернуть контроль над своими действиями.
Никита покачала головой, касаясь губами пульсирующей вены на его шее.
- Придумай оправдание… свяжись с Биркоффом, - шептала она, вытаскивая из его кармана, его сотовый.
Посмотрев вниз, Майкл взял телефон, набрал номер и поднес его к своему уху.
- Ты, Никита, злая и нехорошая, - шептал он, страстно целуя её, в ожидании ответа.

ЧАСТЬ 5.
Никита хрипло рассмеялась, когда он переместился под ней, наслаждаясь ощущением её горячего тела, прижатого к нему. Нежно поглаживая гладкую кожу её ягодиц, он бросил взгляд на пустынную улицу, благодаря Бога, что никто не видел их страстного свидания на переднем сидении его автомобиля (вот почему я всегда говорю, что стекла надо тонировать! :) - Delf). Это был один из тех редких случаев, когда он поддался ей, рискуя быть пойманными местными властями. Правило же, которое вбивали в голову каждому в Отделе, гласило, что этого нужно избегать любой ценой. Причины, по которым было введено это правило, были очевидны, и он был поражен тем, что она заставила его забыть это правило.
Никита притянула его голову, пылко поцеловав его, её язык ласкал его, когда он, приподняв её бедра, медленно вошел в неё. Приглушенно застонав, она потерлась обнаженной грудью о его грубый свитер, чувствуя, как напрягаются её соски. Оборвав поцелуй, Никита, впившись пальцами в его плечи, выгнулась назад, наслаждаясь ощущениями, которые вызывало движение его члена внутри неё.
Майкл тяжело дышал, слегка приоткрыв рот, глядя на её обнаженное тело, вдыхая их опьяняющий аромат в замкнутом пространстве машины. Майкл с силой прижал её к себе, увеличивая ритм.
Никита, задыхаясь, приближалась к пику, она выкрикивала его имя, ещё больше распаляя его.
Майкл спрятал лицо в её груди, чувствуя, как пот стекает вниз по его спине, но его это совершенно не волнует. Все что имело сейчас значение так это женщина в его руках, её горячеё тело, страсть, которую она была способна вызвать в нем, их сумасшедший, невероятный, неистовый секс.
Никита, открыв глаза, протяжно застонала, чувствуя дрожь внутри себя, пульсацию её плоти, плотно охватывающей его горячий, твердый член.
Майкл зарычал, чувствуя дрожь наслаждения пронзившую её тело, удовлетворенно извергаясь в неё. Никита почувствовала, как он расслабился под ней, ослабляя свои объятья. Она немного отстранилась, чтобы мягко поцеловать его, её длинные светлые волосы упали вперед, создавая занавес с двух сторон их лиц.
Стирая капельки пота с его бровей, Никита улыбнулась, чувствуя сзади, спиной, руль.
- Это было замечательно, - вздохнула она, наслаждаясь последними волнами наслаждения, совершенно не желая слезать с его колен.
Майкл ласкал её обнаженную грудь, его большой палец лениво поглаживал её сосок, он блаженно расслабился, по-прежнему оставаясь в ней.
- Да, это было прекрасно, - согласился он.
Он наклонился вперед, и пылко поцеловал её, заставив её вновь застонать. Он прижал её к себе, с облегчением подумав, что хорошо, что в машине тепло.
Он испытывал крайне неприятное чувство, понимая, что ему нужно идти. Если он не будет осторожным, то он может опоздать на встречу с Шефом, вызвав тем самым подозрения относительно себя и Никиты. Они с Медлин постоянно пытались найти способ разрушить их отношения. Майкл решил, что лучше всего быть крайне осторожным, и не давать им повода. Это свидание с Никитой в его машине никак не способствовало этому, но в этот момент его это не волновало.
- Что ты думаешь относительно этого, Майкл?, - спросила она, чувствуя его пристальный взгляд.
Он помолчал немного, играя с её длинными волосами, затем, набросив на её плечи её пальто, на случай если кто-то будет проходить мимо, сказал:
- Мы должны идти.
Никита положила голову ему на плечо, чувствуя, как его пальцы медленно поглаживают её бедра.
Майкл посмотрел вниз, вид её мягких светлых волосков переплетающихся с его более грубыми и темными, был настолько эротичен, что он, быстро подняв голову, постарался сосредоточиться, на чем ни будь более отвлеченном. Он не мог позволить себе продолжать это дальше, несмотря на то, что действительно хотел этого. «Проклятье!», - мысленно выругался он, чувствуя как его член вновь становиться твердым, вопреки его желанию.
Никита так же почувствовала это, и слегка пошевелив бедрами, почувствовала, как у него перехватило дыхание.
- Ммм… Майкл, ты злой и нехороший… не я, - промурлыкала она, целуя его.
Их поцелуи вскоре вновь переросли в бурный секс. На этот раз оргазм был более сильным, с множеством оттенков, они чувствовали, как их души покинули телесную оболочку, соединяясь в едином полете….
Когда Майкл смог спокойно дышать, он нежно убрал с её лица светлые волосы. Он покрывал поцелуями её лицо, чувствуя, как она медленно приходит в себя.
- Нет… я думаю, что мы оба злые и нехорошие, - сказал он, смеясь, когда Никита, улыбаясь, пожаловалась, что у неё не осталось сил даже пошевелить рукой.

Вероника мерила шагами небольшое помещение, мечтая выбраться из этих белых стен, напоминавших ей больничную палату, а она ненавидела больницы. Обкусывая свои ногти, она спрашивала себя, когда вернется Никита.
Никита… как она изменилась. Исчезла робкая уличная девчонка, которую она помнила. Теперь она была чистой, носила дорогую одежду и стала более сильной.
Вероника усмехнулась, вспомнив, как Никита прижала её к стене, выкручивая её руку.
- Кажется, здесь будет ничуть не лучше, чем на ферме, - пробормотала она, падая на кровать с глухим ударом.
Убрав руки за голову и положив на них голову, она посмотрела на высокий потолок.
Внезапно, она услышала звук открывающейся двери, заставивший её подпрыгнуть. Она настороженно посмотрела на открывающуюся дверь. Увидев Медлин, Вероника закатила глаза.
- О, ты, - сказала она, зевая.
Медлин улыбнулась ей, внимательно изучая её пытливым взглядом карих глаз. Скрестив руки на груди, она медленно обошла Веронику, разглядывая её.
- Вижу, ты чем-то недовольна? – с сарказмом спросила она.
Медлин приостановилась, изучая её.
- В настоящее время, ты – никто, но после обучения…. У тебя есть потенциал.
- Сука, - пробормотала Вероника, когда Медлин вышла, так же внезапно, как и появилась.
Только Вероника вновь плюхнулась на кровать, как дверь вновь открылась и вошла Никита.
- Доброе утро. Ты готова? – спокойно спросила она.
- Хорошо, - сказала она, когда Вероника кивнула, - тогда следуй за мной. Сначала ты позавтракаешь, а затем я отведу тебя к Вальтеру.
Она слабо улыбнулась ей, открывая дверь, и жестом приглашая её выйти.

ЧАСТЬ 6,
Вальтер, подняв бровь, наблюдал за девушкой, которая, похоже, прекрасно была знакома с различным оружием. Она быстро разбирала и собирала его самые новейшие образцы оружия, включая то, что он разработал лично.
Вероника бросила на его стол очередной экземпляр, и ухмыляясь посмотрела на него.
- Отлично… это было очень забавно…, У тебя есть что-то еще, с чем бы я могла поиграть? – спросила она, проскальзывая мимо него, направляясь к дальнему столу.
Вальтер закрыл глаза, пытаясь смириться с тем, что какая-то девчонка так легко справилась с его изобретениями.
- Эй, куколка…, здесь никто не играет в игры, ты понимаешь, о чем я? – раздраженно глядя на неё, спросил он, забирая у неё опытный образец взрывчатки.
Вероника засунула руки в карманы, и, слегка наклонившись вперед, сказала:
- Меня зовут – Ронни, а не куколка. Понял?
Вальтер усмехнулся, она напомнила ему о его Сладенькой, когда она только появилась здесь. Наблюдая за Ронни, он спрашивал себя, может ли она попасть в клуб «5%», о котором он когда-то рассказал Никите. В клуб входили оперативники, которые за время работы в Отделе не потеряли свою душу. Редкий случай в подобном месте.
- Почему ты носишь бандану? Увяз в 60-х? – с усмешкой спросила она.
Вальтер посмотрел на неё так, как будто собирался выставить её из Оружейки, но сдержался. Вместо этого он небрежно прислонился к стене, скрестив руки.
- Веселая девушка? Что ж, это хорошо, у не которых из нас еще сохранилось чувство юмора…, у некоторых, но не у всех…. Ты понимаешь, о чем я? – спросил он, взглядом показывая на проходящую мимо Медлин с панелью в руке.
Ронни расхохоталась, согласно кивая головой.
- Но ты должна понимать, что некоторые комментарии лучше держать при себе, - сказал он, протягивая ей панель, - тебя могут услышать те, кто не должен… и тогда у тебя могут возникнуть серьезные проблемы со здоровьем.
Ронни, задумавшись на мгновение, кивнула.
- Клево! Спасибо за предупреждение!
- Привет, Вальтер…, как она справилась? – спросила вошедшая Никита.
Вальтер наклонил голову.
- Она отлично разбирается в оружие. Я скинул на её панель кое-какую информацию… не то чтобы она в этом нуждается, но…, - сказал он.
- Спасибо Вальтер, - сказала Никита, улыбнувшись ему.
Она подозвала Ронни, велев ей следовать за ней, по направлению к спортивному залу.
Ронни, затолкав в карман панель, пошла за Никитой. Она с любопытством разглядывала интерьер Первого Отдела. Подняв глаза вверх она увидела Шефа и Медлин беседующих в Поднебесье. Спокойно идя за Никитой, она рассматривала рад офисов, мимо которых они проходили.
Внезапно она восхищенно присвистнула и схватила Никиту за руку.
- Стоп, детка! Кто этот образец мужественности? – спросила она, указывая на одно из окон.
Повернувшись, Никита увидела красивый профиль Майкла (можно подумать, там мог сидеть другой образец мужественности - Martisha), сидящего за столом и что-то быстро печатавшего, по-видимому, не замечая их.
- Майкл… Майкл Сэмюэль.
Ронни восхищенно смотрела на него, затем, повернувшись к Никите, сказала:
- Я хочу получить его на Рождество (ещё одна претендентка, можно уже отстрел начинать, что б под ногами не путались – Martisha  ;) .
Она тяжело вздохнула, когда Никита потянула её дальше, стремясь увести её подальше, пока Майкл не заметил очевидный восторг Ронни.
- Наверное женщины без ума от него…. Ты его знаешь? Проклятье… он мог бы иметь меня в любое время! – воскликнула Ронни, оглядываясь назад.
- Держи себя в руках. Это не средняя школа, - твердо сказала Никита, выпустив её руку, когда они отошли на безопасное расстояние от его офиса.
Ронни фыркнула:
- Черта с два! Парни в средней школе не напоминали его… если бы они похожи на него, я бы осталась в школе, - сказала она, дружески толкая Никиту плечом.
Никита остановилась, сильно сжав руки за спиной, когда посмотрела на Ронни.
- Ты хочешь жить?
Ронни удивленно посмотрела на неё, когда она поняла, что Никита не шутит, улыбка сползла с её лица.
- Тогда слушайся меня, и держи свои замечания при себе. Отдел не место для веселья и игр.

ЧАСТЬ 7.
Никита лежала, положив голову на его плоский живот, её ладонь лежала на его твердых мускулах.
Майкл полусидел, облокотившись на подушки, он перебирал её длинные волосы, любуясь тем, как они лежали на её обнаженной спине.
- Что случилось? – спокойно спросил он, чувствуя как её ресницы задевают его кожу, когда она моргала. Она моргала подобным образом, когда её что-то беспокоило.
Вздохнув, Никита приподнялась на локте, она смотрела на него, любуясь видом его волос, свободно падающих ему на глаза.
- Я не хочу обладать властью решать чью-либо судьбу. Я не хочу нести такую ответственность, Майкл.
Майкл провел большим пальцем по её брови, слегка кивнув. Он понимал, что она чувствует.
- У тебя нет такой власти, - тихо сказал он, глядя на её удивленное лицо. – Новички есть новички. Они или проходят, или они не проходят. Все дело в том, что все они ужасно хотят жить.
Никита на мгновение опустила взгляд, затем, посмотрев на него, кивнула. Она вновь опустила голову ему на живот, прижимаясь к нему ближе под одеялом.
- Я ненавижу Отдел, я ненавижу их власть над нами, я ненавижу все это.
Она, закрыв глаза, вздохнула и потерлась щекой о его волосы на животе.
- Ненависть - бесполезная эмоция, Никита, - мягко сказал он, рассеяно поглаживая её плечо.
Он закрыл глаза, чувствуя как сон окутывает его. Он почувствовал как она, кивнув, слегка повернула голову, чтобы поцеловать его живот.
- Да, я думаю, ты прав, - согласилась она, устраиваясь поудобней, и добавила, - но мне от этого не легче.
Майкл выключил лампу, стоящую рядом с кроватью.
- Я понимаю.

Открыв глаза, Майкл увидел, как в комнату проникают первые, ранние лучи солнца. Посмотрев на маленькие электронные часы, стоящие рядом, он увидел, что они показывают 5:45. Взглянув на спящую девушку, которая практически лежала на нем, он убрал с лица упавшие волосы. Ему очень не хотелось будить её, но он понимал, что если они хотят вовремя приехать в Отдел, то нужно вставать. Он нежно убрал светлые волосы с её лица, и начал мягко целовать её, пока она не улыбнулась.
- Ммм… доброе утро, - пробормотала она, обнимая его за плечи и перевернулась на спину, увлекая его за собой.
Лежа на ней, он снова поцеловал её, наслаждаясь мягкостью её желанных губ. Она всегда пахла свежим апельсиновым ароматом (особенно с утра – Martisha  ;) , который сводил его с ума. Подняв голову, он посмотрел вниз, в её бездонные, синие глаза, окруженные длинными пушистыми ресницами.
- Мы должны идти, - сказал он, чувствуя как она согнула ногу, так, что он чувствовал, как её мягкие волосы щекочут его бедро. Он покачал головой, и, наклонившись, уткнулся в её шею.
- Не сейчас, - сказал он, сделав попытку отодвинуться от неё, но сразу же встретил сопротивление.
Никита посмотрела на часы, а затем на его лицо, парящее над ней.
- Если мы пойдем в душ вместе, то мы вполне можем….
Майкл провел пальцем по её щеке, пытаясь сдержать свои инстинкты. Звук его сотового, лежащего на полу возле кровати, прервал тишину, и Никита, вздохнув, сразу же отпустила его. Она внимательно смотрела на него, когда он свесившись с кровати, взял телефон, поднося его к уху.
Услышав свое кодовое имя, он выключил телефон. Потирая висок, он вновь лег рядом с ней.
- Я должен идти, - спокойно сказал он, застегивая тяжелые часы на запястье.
Никита приподнялась на локте, и посмотрела на него, нежно лаская его рукой,
- Они всегда паршиво выбирали время, - вздохнула она.
Майкл мягко, но твердо убрал её руку, и вылез из-под одеяла, давая ей возможность полюбоваться гладкими мышцами на его широкой спине и ягодицах. Подняв свои штаны, он бесшумно пересек комнату, направляясь в ванную, желая провести весь день в её объятьях. Закрыв дверь, он включил душ.
Никита душераздирающе зевнула, сев на край кровати. Она была абсолютно обнаженной и поэтому поежилась в прохладном утреннем воздухе. Встав, она подошла к шкафу, чтобы найти там подходящее нижнее белье. Выбрав, она бросила его на постель, и, подойдя к зеркалу, взяла расческу. Проводя ей по волосам, она морщилась от боли, так как волосы были слегка спутаны. Приведя в порядок волосы, она прошла в ванную, по-прежнему держа в руке расческу.
Майкл уже успел принять душ, его волосы были еще влажными и довольно сильно вились. Он подошел к ней, и обнял её сзади, целуя её в плечо.
- Я могу воспользоваться твоей расческой? – спросил он.
Никита, повернувшись к нему лицом, протянула ему расческу, но перед этим поцеловала его, слегка укусив за нижнюю губу.
- Я хочу, чтобы мы могли оставаться здесь, в моей постели, весь день! –капризно сказала она, чувствуя, как он, положив руки на её ягодицы, притягивает её ближе.
- Как только мы получим выходной, - пообещал он, выпуская её.
Майкл понимал, что если он ещё хотя бы несколько секунд будет обнимать её, то он точно опоздает.
Никита вернулась в спальню. Сегодня с утра у неё было чрезвычайно игривое настроение, и ей хотелось подразнить Майкла. Ей всегда было трудно скрывать их отношения в Отделе, особенно после того, как они проводили время вместе. Она любила его и каждое их свидание, помогало ей пережить следующие несколько тяжелых дней, помогало ей не сойти с ума, от того, что ей приходилось делать.
Майкл появился из ванны, полностью одетый, с аккуратно убранными назад темными волосами. Никита подумала, что ей всегда было проще на заданиях под его руководством.
Взяв с постели трусики и лифчик, Никита медленно прошла по комнате по направлению к зеркалу, уверенная в том, что Майкл отлично все видел. Майкл молча наблюдал затем, как она наклонилась, чтобы одеть кружевные трусики, думая о том, насколько она соблазнительно справлялась с такой простой задачей, прекрасно осознавая, что она делает это исключительно для него.
- Я должен идти, сказал он, подойдя к ней, и приподнимая её за талию так, что она оказалась висящей в воздухе.
Никита обняла его за шею, и поцеловала его. Тяжело вздохнув, когда он отпустил её. Она наблюдала, как он подносит к своим губам её руку, и, поцеловав её ладонь, поворачивается, чтобы уйти. Прислонившись к стене, она смотрела, как Майкл закрывает за собой дверь, оставляя её наедине со своими мыслями.

ЧАСТЬ 8.
Ронни шла вместе с остальными новичками в спортзал, держа в руке полотенце. Когда они проходили мимо Поднебесья, она посмотрела вверх, и увидела Майкла, разговаривающего с человеком, которого здесь называли Шефом. Оба мужчины, на взгляд Ронни, были хороши.
Как будто почувствовав её пристальный взгляд, Майкл посмотрел вниз, прямо на неё. Подмигнув ему, она улыбнулась, перед тем как исчезнуть за углом.
Майкл вновь посмотрел на Шефа, немедленно выкинув из головы кокетливую девушку.
Ронни кружила вокруг своего партнера, выискивая слабое место, чтобы нанести удар. Внезапно, Ронни удалось нанести неожиданный удар в челюсть молодого человека, сбив его с ног. Отпрыгнув назад, она сделала вид, что стряхивает пыль со своих рук.
- Я – хрупкая девушка, и что я слышу? Сильный мужчины ревет, как ребенок, - сказала она, услышав стон поверженного противника.
Её комментарии вызвали гомерический хохот среди новичков, что очень не понравилось инструктору, который был недоволен тем, что тренировка превращается в балаган.
Он в восьмой раз уложил Ронни на обе лопатки, когда вошли Никита и несколько других инструкторов. Когда прозвучало её имя, инструктор заставил встать её по стойке «смирно», пока он разговаривал с Никитой.
- У неё есть потенциал, Никита, но если она хочет выжить, она должна более усердно заниматься, и стать более серьезной, - сказал он, повернувшись к все ещё, задыхающейся Ронни, которая наблюдала за их разговором.
Никита подошла к ней, на её лице было написано недовольство. Остановившись, она убрала руки за спину, и, кашлянув, сказала:
- Я говорила с Шефом…. Он сказал, что считает, что ты готова выйти. Я знаю, что это означает в действительности, но понимаешь ли это ты? – спросила она, наблюдая за девушкой.
- Нет, но я держу пари, что ты скажешь мне.
Никита моргнула, и фальшиво улыбнулась ей.
- Это означает, что он включает тебя в группу, выполняющую вне конкурсные задания, без должной подготовки.
Ронни убрала волосы назад, и, пожав плечами, спросила:
- Что такое “вне конкурсное задание”?
Ронни увидела, как изменилось лицо Никиты.
- Это означает, что ты умрешь молодой.
Ронни изумленно подняла бровь, шокированная её ответом. Собрав в кулак свою смелость, она небрежно махнула рукой.
- Что ж, по-видимому, я должна умереть от страха, не так ли? Я не умру, если не захочу…. А умирать прямо сейчас, не входит в мои планы.
Никита посмотрела на Ронни, затем, повернувшись, чтобы уйти, сказала:
- Иди к себе в комнату. Тебя позовут, когда начнется брифинг.
Уходя от неё, Никита старалась сдержать слезы, чувствуя себя так, словно она только что помогла убить старого друга.
Майкл вошел в зал для проведения брифингов. Он был как всегда безразличным, смертельно опасным, другие оперативники старались не попадаться ему на пути. Он как всегда был безупречно одет в черный костюм, его волосы убраны назад. Его зеленые глаза особенно ярко выделялись на общем темном фоне.
Ронни уже сидела, когда он вошел, и была чрезвычайно рада, что он не видит её разбитые колени. Когда он проходил мимо, она ощутила свежий аромат одеколона, которым он пользовался. Он был самым красивым и соблазнительным мужчиной, которого она когда-либо видела. Он был спокойным, уверенным, сильным. Его лицо было похоже на лицо ангела…. Хотя и очень усталого ангела. Ронни тяжело вздохнула, опуская свой взгляд вниз.
Майкл сел на стул, расстегнув пуговицу его пиджака, и скрестил руки на коленях, ожидая начало брифинга. Он чувствовал, как Ронни рассматривает его, но он не как не показал этого, как не показал и того, что знает что, ждет её на самом деле. Ему было жаль молоденькую девушку, он знал, что у неё есть потенциал, что она могла бы стать превосходной оперативницей, если бы полностью прошла подготовку, но здесь, в Отделе, не принято нянчится с оперативными работниками, тем более с новичками. Никите повезло, поскольку он любил её, и с его положением в Отделе мог позволить себе провести её полное обучение, которое помогло ей выжить. Он постоянно следил за её формой, но он так же понимал, что она должна хотеть жить. Никита хотела.
Никита посмотрела на него, поскольку он сел рядом с ней. Когда он садился, то, как бы невзначай, задел своей ногой её ногу, и на мгновение задержал её, давая понять, что это не случайно.
Никита вымученно улыбнулась ему. В это время вошел Шеф, и все взгляды устремились на него.
Брифинг прошел в обычном режиме. Шеф посветил их в подробности миссии, распределил роли, и велел приступать к заданию.
Ронни внимательно слушала, стараясь не пропустить ни малейшей детали. Она не желала, чтобы сегодняшний день стал последним в её жизни. Она не была готова принести себя в жертву ради Отдела. Кроме того… она решила завоевать Майкла Сэмюэля, решила проникнуть под его броню (ха, размечталась!).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Орудийный огонь был интенсивным. Резкий запах пороха жег её ноздри, когда она передвигалась вместе с остальной частью команды вдоль невысокого забора. Её сердце стучало как бешенное: звуки выстрелов, вид фонтанчиков грязи рядом с ней, заставил её, наконец, поверить, что это не игра.
- Группа 2, берите левую сторону, и прикройте Джонсон, - голос Биркоффа в её ухе заставил её подпрыгнуть.
Стараясь пригнуться как можно ниже, Ронни вместе с другими оперативниками быстро переместились, укрывшись за искореженной машиной.
Никита тревожно искала малейший признак Ронни и её группы, и, увидев, как она перезаряжает винтовку, испытала сильное облегчение.
Прогремевший с права взрыв заставил ее снять очки и внимательно осмотреться. Казалось, все шло по плану, но что-то тревожило Никиту, что-то ей подсказывало, что все не так просто. Все было уж слишком гладко. Она задалась вопросом, что если Отдел опять играет в свои игры.
- Ронни, возвращайся к Майклу и его группе, немедленно! - раздался голос руководителя ее группы у Ронни в ухе, что заставило девушку вздрогнуть к тому же руководитель довольно грубо подтолкнул ее в нужном направлении.
Ронни бросила на него гневный взгляд, но подчинилась, поскольку это был приказ. И, глубоко вдохнув, она стремительно, побежала по направлению к следующей машине. Подбегая к машине, она запнулась о камень, и налетела на Майкла. От удара ее тела Майкл отклонился назад и кусок искореженного метала вонзился в его плече. Ронни выругалась, пытаясь слезть с него как можно быстрее. Как только метал пронзил плечо, лицо Майкла под маской исказила гримаса жуткой боли. Не обращая внимания на боль, он помог Ронни и затем поднял свое оружие. Толком не сознавая, что Майкл ранен, Ронни подобрала свою винтовку и выглянула из-за угла, быстро обнаружив несколько целей. Выстрелив несколько раз, она с удовольствием отметила, что поразила их всех. Довольная собой, она встала, сжимая в руках винтовку, и из ее груди вырвался победный возглас. Майкл было поднялся, чтобы заставить ее пригнуться, но в этот момент Ронни дернулась вправо и начала падать. Посмотрев вниз непонимающим взглядом, она видела ярко красное пятно, расплывающееся на ее груди.... Ей стало трудно дышать, и она моргнула с ужасом осознавая, что ранена. Несмотря на свое ранение, Майкл неповрежденной рукой тащил ее к фургону, крича что-то в наушник.
-Статус? - Никита чувствовала, что ее сердце почти остановилось.
- Вторая группа, отступайте, быстро! Четвертая группа здесь, я могу помочь? – кричала она в наушник, готовая бежать к Майклу, если потребуется.
Голос Биркоффа прервал ее и приказал оставаться на позиции.
Остальная часть миссии была похожа на одно сплошное мутное пятно, на ужасный ночной кошмар, ставший реальностью.

Ронни было тяжело дышать, она открыла глаза, но все вокруг расплывалось, сливаясь в одно пятно. Наконец, ей удалось сфокусировать взгляд, и она увидела взволнованную Никиту, которая все ещё была одета в одежду для миссий. Ронни, закашлявшись, благодарно сжала руку Никиты.
- Я была дурой…, - прошептала она, удивленная, насколько сильной была слабость которую она чувствовала, и как трудно было говорить.
Никита покачала головой и улыбнулась.
- Нет, просто неопытной.
Ронни постаралась скрыть охватившую её панику, и слабо улыбнулась.
- Означает ли это, что я умираю? – спросила она.
- Конечно, нет.
Ронни кивнула, чувствуя, что комната вновь начала расплываться.
- Лгунья.
Никита чувствовала, как горячие слезы бегут по её щекам, но даже не пыталась их вытереть.
Ронни чувствовала, как сознание покидает её и, сильней сжала руку Никиты.
- Я боюсь, Никита.
Никита наклонилась вперед, рукой убирая волосы с лица девушки.
- Не нужно. Нет ничего, чего стоит бояться, - шептала она.
Она прижалась щекой к щеке своей подруги, и начала тихонько напевать песенку, которую они часто пели вместе, много лет назад.
Ронни улыбнулась, и позволила темноте поглотить её; голос Никиты становился все слабее и слабее, пока не пропал совсем.
Ронни умерла.
Медленно, Никита выпрямилась и выключила монитор над головой Ронни. Она в последний раз коснулась её лица, и повернулась, чтобы уйти.

Майкл постучал в дверь, стараясь не задеть поврежденную руку, ожидая, когда она откроет дверь.
Открыв дверь, Никита посмотрела на него, её лицо слегка опухло от слез.
Майкл наблюдал затем, как она слегка отошла в сторону, пропуская его.
Войдя, Майкл погладил её по щеке.
- Мне жаль.
Никита кивнула, и, отойдя от него, вытерла слезы.
- Мне тоже, - сказала она, открывая дверцу холодильника и доставая бутылку вина.
Майкл наблюдал, как она рылась в ящике в поисках штопора.
- Как рука? – спросила она, с громким чпоканьем открывая бутылку.
- Нормально.
- Это хорошо.
Налив полный стакан, она выпила его так, как будто там была вода, и вновь наполнила его. Она посмотрела на него, ожидая, что он заберет у неё бутылку. Когда он этого не сделал, она пожала плечами, и выпила второй стакан.
Она на нетвердых ногах прошла в гостиную. Майкл наблюдал за тем, как она плюхнулась на диван, понимая, что она стремительно пьянеет. Он бесшумно подошел к ней ближе, наблюдая, как она включает музыкальный центр, заполняя комнату звуками музыки в стиле техно.
- Тебя прислал Отдел? Проверить как я? – наконец спросила она.
Майкл внимательно посмотрел на неё.
- Нет, я пришел сюда по собственному желанию, - ответил он, снимая темные очки, и убирая их в свой карман.
Никита кивнула, сделав большой глоток вина.
- Я слишком хорошо тебя знаю, - с сарказмом сказала она, - ты пришел, чтобы посмотреть на результат работы Отдела; чтобы убедиться, что все получилось так, как они хотели. Валяй, иди, сообщи им, что они преуспели. Я в полном дерьме! Ну же иди, заработай у Шефа пару очков.
Никита сидела, забившись в угол дивана, поджав под себя ноги, не желая смотреть на него.
Майкл понимал, что она расстроена смертью подруги, и что она винит в ней себя. Ему было больно, что она закрывается от него, отталкивает его.
- Ронни не была той, кем ты думала, что она была, - спокойно сказал он.
Никита посмотрела вдаль, убирая спутанные волосы назад.
- В Отделе все не те, кто я думаю. Даже ты. Мы одна большая семья, и я единственная хочу развода, - глумилась она.
- Ронни, которую ты знала, жива и здорова, Никита. Ронни, которую ты видела, и которая умерла, была не она. Она была не настоящей Вероникой. Отдел хотел проверить твою способность быть тренером, и позволять происходить тому, что должно произойти, не вмешиваясь. Ты прошла. Поздравляю.
Никита хрипло рассмеялась и повернулась, чтобы пристально посмотреть на него.
- Здорово, просто великолепно! Побереги свои поздравления, Майкл. Я не хочу этого.
Майкл сел рядом с ней, и взял её за руку.
- Ни один из нас, ни хочет этого.
Никита чувствовала, как слезы бегут по её щекам, она кивнула, и посмотрела на их сплетенные руки.
- Я думаю, что ты прав относительно этого.

КОНЕЦ.

P.S. LenNik, ошибки я исправила, точнее мой компьютер, надеюсь больше их нет.

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей