Перейти к содержимому

Телесериал.com

Сон в весеннюю ночь или Ее тоже звали Никита.

Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
Гость_Лютик
Гость_Лютик
  • Гость
Никите опять приснился тот же сон. Вернее, это была часть одного и того же сна, который снился ей чуть ли не каждую ночь на протяжении нескольких месяцев. Она просыпалась в холодном поту, вздрагивая от ужаса, включала свет в спальне, открывала окно, но ничего не помогало – сон снился ей снова и снова.
Она опять куда-то бежала, опять кого-то преследовала и отчетливо чувствовала в своей руке холодный ствол оружия. Она отчетливо знала, что делает, за кем гонится и что должна сделать после того, как поймает. В голове складывались фразы из будущего отчета, который она отдаст Майклу, она знала, что расскажет Вальтеру, знала, чем займется вечером, если вернется из этой переделки.
Недавно погиб Биркофф. Никита не думала, что может быть так больно. Она склонилась над телом человека, который за столь длительное время стал близким другом, она рыдала над ним, игнорируя руку Майкла, взволнованно протянутую к ней. Она прошла через огромный зал, над которым гордо реял кабинет Шефа, присела за стол, за которым привыкла видеть Биркоффа, сердце больно сжалось.
Так не бывает! Так не бывает во сне...
Тогда она проснулась в слезах и, взглянув на часы, отметила, что проспала всего четыре часа с минутами. Как можно пережить такое во сне? Неужели она больше никогда не увидит этого парня? Наверное, нет, потому что ни один из погибших в ее сне людей никогда больше не вернулся.
Это был параллельный мир – деформация времени, которую невозможно было объяснить. Она жила там и здесь, причем там ее существование было куда более насыщенным.
Как можно изменить свой сон? С этим ничего нельзя поделать, как с прошлым. В той жизни она была секретным агентом, со временем научившимся хладнокровно убивать, а в этой – обыкновенной медсестрой из отделения детской хирургии. В силу своей профессии она не теряла сознание при виде крови, но все же от вида оружия ей становилось плохо. А с некоторых пор, сидя перед телевизором с вазочкой мороженого в руках, она не могла спокойно смотреть программы новостей. Она как будто ЗНАЛА, что сейчас услышит, как будто была там ночью и принимала непосредственное участие в самых жутких событиях, от которых кровь стыла в жилах.
Никита встала с кровати, настежь распахнула окно, как всегда это делала, и подставила лицо нежному весеннему ветру. Она любила запах весны, он ассоциировался у нее с какими-то неуловимыми, но всегда приятными воспоминаниями. Она была не здесь и не сейчас... Интересно, сколько еще жизней она могла проживать параллельно, даже не подозревая об этом? На какое пересечение реальностей она наступила в один прекрасный день?
Интересно, существует ли на самом деле Майкл? Может быть, ему сейчас тоже снятся точно такие же сны? Может быть, этой ночью он тоже побывал в Брюсселе? Как случилось, что она полюбила человека из сна? Наверное, для этого нужно быть только таким безнадежным романтиком, как она. Для нее больше не существовало мужчин, она чувствовала себя чуть ли не замужней женщиной, будучи совершенно одинокой. Она ждала своего Майкла, точно зная, какой он, зная до тончайшего отзвука любую интонацию его голоса, обожая цвет его глаз, зная, что узнает его из тысяч даже с закрытыми глазами. Может быть, она сошла с ума?..


– Ну как ты? Сегодня нормально выспалась? Сколько невинных спасла? – встретила ее в раздевалке подруга Анна. Никита не могла держать все в себе и поделилась переживаниями с единственным человеком на свете, которому безгранично доверяла.
– Анна, я пока еще не жалела, что рассказала тебе, но все к тому идет, – пригрозила Никита и устало села на стул, пытаясь расшнуровать ботинок.
– Рассказывай, – рыженькая Анна присела перед ней на корточки и подперла ладонями подбородок. – У вас что-нибудь было? Ну, после той ночи в маленьком отеле?
– Нет, ничего не было. Он так редко бывает со мной самим собой...
– Вот бы его хоть разок увидеть! Как жаль, что ты не умеешь рисовать, иначе нарисовала бы для меня его портрет. А ты знаешь, ведь некоторые художники рисуют со слов...
– Анна, ну что ты несешь? – Никита была явно раздражена. Она сердито выбила из-под подбородка подруги ее руки, и та чуть было не уронила голову на колени от неожиданной встряски. – Мне не нужны его портреты. Он у меня здесь, – она ткнула указательным пальцем себе в лоб, а потом в грудь на уровне сердца, – и здесь.
– Ты ненормальная, – то ли пораженно, то ли восхищенно изрекла Анна, вставая с пола. – Слушай, а в твоем сне точно нет никого, кого ты знаешь в реале?
– Точно нет, ни одного человека. А что? – Никита уже отошла к своему шкафчику и обернулась, держа в руках свой рабочий костюм нежно-фиалкового цвета.
– Ты могла бы спросить у него, не видит ли он такие же сны.
– Анна, а ты правда думаешь, что я нормальная, а все это что-то значит? Ты же медик!
– Ну... Если сны продолжаются уже несколько месяцев, это не может ничего не значить. Я могу тебе сказать вот что: ищи Майкла, все время ищи. Он же где-то есть, если приходит к тебе каждой ночью.
– Ну, не каждой... Но сегодня был.
– И что? Чем вы занимались?
– А ничем. Он опять спасал своего сына. И жену тоже. Мне было так больно, а я ничем не могла помочь ему. Я проснулась и плакала. Опять плакала.
– А я-то думаю: почему у тебя такие глаза сегодня?
– Анна, Никита! – в дверях появился доктор Кларк – огромный, косматый и добродушный. Он посмотрел на часы и покачал головой. – Я жду вас в операционной. Давайте поскорее.
– Да, доктор! – Никита с готовностью сунула голову в форменную распашонку. – Всего одну минуту, доктор.
– Уже иду, доктор! – воскликнула Анна и, проходя мимо Никиты, все же умудрилась шепнуть ей в ухо: – Смотри очень внимательно: а вдруг нам подвернется в качестве пациента сам Адам!


– Будьте добры, мне нужен номер телефона Майкла Самюэля...
– Уточните его адрес.
– Простите, в таком случае я не могу помочь вам.
– Девушка, мне очень нужно!
– В городе четырнадцать мужчин с такими именами. По крайней мере, на них зарегистрированы телефоны. Извините.
– Прошу вас!
Короткие гудки.
– А собственно, что бы я ему сказала? – прошептала Никита самой себе, прижимая гудящую трубку к груди. – Что видела его во сне? И что бы он мне ответил? Что я полная дура. Хотя... На самом деле ведь так оно и есть...


– Я не люблю тебя... Никогда не любила... – бессовестно шептали лживые губы. Она знала, что спит, но также знала, что теряет Майкла навсегда, как потеряла всех, кто ушел безвозвратно туда, откуда не возвращаются. Они уходили НА САМОМ ДЕЛЕ! Биркофф, Медлин... Сколько их еще будет? И никогда больше в ее жизни не появится такой Майкл. Но если дать слабинку, если допустить хоть каплю горечи во взгляде, он погибнет, уйдет к Биркоффу – на ту сторону бесконечности. Держаться, держаться, еще раз держаться.
Он вынимает нож, медленно проводит лезвием по своему лицу. Она не боится крови, но от вида ЕГО крови бросает в дрожь. Никита на миг отвела глаза, как бы стараясь совместить в своем сознании увиденное и свои собственные знания о Майкле. Эта капелька крови – последняя капля его слез, которые давно испарились от жАра в его сердце. Само сердце чудом до сих пор не испепелилось, и она виновата в этом не меньше, чем Отдел.
Майкл повернулся и пошел прочь, не говоря ни слова. Никита смотрела ему вслед и прощалась навсегда.
Интересно, а что будет, если сама она умрет во сне? Она не будет больше видеть сны? Никакие? Или, может быть, никогда больше не проснется?


– Теперь явно видно, что это сон, – проворчала Анна, набивая рот чипсами. – Все так не естественно. Ну как ты могла работать на Центр и сама не знать этого? Все эти разоблачения – чистой воды сон.
– Пусть. Но я больше никогда его не увижу. И потом, смерть Медлин произвела на меня куда большее впечатление, чем хотелось бы. Я устала от этих смертей, я больше не могу. Я хочу вернуть Майкла, пусть для этого мне даже пришлось бы навсегда остаться в этом проклятом сне.
– Подожди. Ты же говоришь, что не возвращаются только те люди, которые умерли? Но Майкл жив!
– Если бы ты видела его глаза, когда он уходил, – Никита покачала головой и почувствовала, как в горле нарастает твердый комок.
– Если бы я вообще имела счастье видеть его глаза, я могла бы сказать тебе куда больше, чем говорю.
– Не могу тебе ничем помочь.
– Значит, нужно его искать.
– Где?
– Где сможешь.
– Не нужно цитат. Здесь она не к месту.
– Слушай, сходи к психологу.
– Еще советы будут?
– Ну, тогда к этому... который НЛО исследует. Вы друг друга поймете.
– Анна! Я думала, что ТЫ меня понимаешь!
– Больше не понимаю. То, что ты рассказала мне сегодня, начало сумасшествия, сдвиг по фазе. Если до сих пор в твоих снах все было более или менее логично, то сегодня ты меня ошарашила. Ты не знала, что работала на Центр, разоблачила всех, кого любила, чуть не убила мужчину всей своей жизни, а под конец мало того, что прогнала его, так еще и убедила в том, что никогда не любила его.
– Но все это действительно было!
– А когда утром ты проснулась в своей постели, на подушке лежали еловые иголки, комья земли или нож этот дурацкий?
– Нет...
– Значит это всего лишь сон, не больше. Никита, тебе пора найти нормального мужчину, только и всего. Ищи ответ у Фрейда.
– Я больше не хочу с тобой разговаривать!
– И не нужно. Ты меня все равно не слушаешь.
Анна вышла за дверь, а Никита расплакалась, крепко стиснув подушку.


Через месяц сны прекратились. Их больше не было, как Никита ни старалась вернуть все обратно. Она мечтала снова увидеть Майкла, он вернулся, но тут же опять уехал, на сей раз не оставив пути для отступления. Едва она почувствовала, как на нее свалилась неподъемная власть, все оборвалось, как будто она пережила в своем параллельном мире все, что ей причиталось, как будто выпила свои сны до дна, а теперь необходимо было всего лишь дождаться, к чему они приведут ее в реальности.
– Прости меня, – просила Анна. – Я виновата – я пыталась лишить тебя этой сказки.
– Это не сказка, а моя реальность. Я хочу вернуться туда, чтобы окончательно все исправить. Как мне сделать это?
– Может быть, попробовать гипноз?
– Причем тут гипноз?
– Ну, не знаю... Тоже сон.
– Я не хочу ничего внушать. Я хочу вернуться сама, хочу найти Майкла.
– А ты подумай, что произошло! – внезапно осенило Анну. – Ты потеряла его и здесь, и там. Какая разница, где искать его – во сне или в реальности? Ты в равных условиях с самой собой. Ищи здесь, это безопаснее. Что если ты правда однажды не вернулась бы обратно?
– Может быть, это было бы лучше? Жизнь здесь потеряла для меня смысл.
– Как же так?! А я? Я все еще люблю тебя и не хочу терять. Ты – мой лучший друг.
– Я знаю, Анна. Я говорю глупости, – Никита обняла подругу. – Но где мне искать его? Мне ч-то кажется, что он совсем рядом, только я все время разминаюсь с ним на углу.


Никита рассматривала в зеркале новое голубое платье. В нем она напоминала себя выпускницу. Оставалось только банты в волосы вплести, и образ был бы завершенным.
– Хорошенькая, – подмигнул ей доктор Кларк, заглянувший в кабинет. – Все уже начинается, занимай место в зале.
– Уже иду, доктор! – по привычке весело ответила Никита. Настроение действительно было хорошим.
Они так долго готовились к майскому балу, украшая зал цветами и зелеными ветками. Дети репетировали свои номера, советовались, ждали своего праздника с нетерпением. Никита и сама заразилась их весельем, ведь они так давно не организовывали ничего подобного. Это Анне пришло в голову возобновить балы для маленьких пациентов, а Никита с радостью поддержала ее в этом.
– Никита, помоги мне завязать ленточку! Никита, я забыл стихотворение! Никита, я потеряла свой поясок! – понеслось со всех сторон, когда она вышла в коридор. Это были приятные хлопоты и Никита чуть ли не впервые за последнее время забыла о том, что через пару часов она вернется в пустую квартиру.
Все же она предпочла оставаться в зале, а Анна с медсестрой Ингрид вели маленький вечер для выздоравливающих малышей. Из другого угла комнаты то и дело доносился громогласный смех и аплодисменты доктора Кларка, а остальные свободные доктора то и дело возникали в дверном проеме или присаживались на свободные стулья.
– У меня для вас сюрприз! – объявила Ингрид. Никита была уверена, что она имеет в виду большой яблочный пирог, который по случаю праздника испекли на кухне. Но Ингрид продолжила. – Весна – время живой музыки, поэтому я пригласила для вас настоящего музыканта. Давайте покажем ему, как мы умеем аплодировать!
Дети радостно захлопали в ладоши, а громче всех, конечно, хлопал доктор Кларк. Никита на несколько секунд повернулась к двери, чтобы помахать одному из врачей, который только что пришел на ночную смену, а когда снова посмотрела на сцену, увидела человека с виолончелью. Она смотрела на него, как будто знала, что сейчас увидит его здесь, на детском празднике в хирургическом отделении, как будто так и должно было случиться. Майкл так же смотрел на нее. Интересно, что видел он в своих снах? Если все это было сказкой, то почему он ТАК на нее смотрел? Если все это было сказкой, почему она видела его сейчас – именно его, а не кого-то другого?
– Что ты там увидела? – Анна неожиданно оказалась рядом.
– Ты знаешь, как его зовут?
– Этого сюрприза? Нет, но наверное, Ингрид выдаст тайну хотя бы в конце его выступления. А он ничего, не правда ли?
– Зато я знаю, кто он...
Она слушала звуки божественной музыки, которую уже слышала когда-то, она наслаждалась этими звуками и тем, что видела перед собой.
– Это... – Анна проглотила свою догадку, тоже уставившись на сцену, потом опять обернулась к Никите: – Да?
– Да... И он узнал меня.


– Ты считаешь, это должно было случиться? – спросил Майкл, обнимая за плечи стоявшую на балконе Никиту. Она отмахнулась от паутинки бабьего лета, норовившей запутаться в волосах, и повернула к нему счастливое лицо.
– Судьба всегда заставляет встретиться двоих людей, которым суждено сделать это, даже если для этого ей приходится применить какие-то радикальные методы. Наверное, мы были слишком упрямыми и отказывались ходить по одной улице, только и всего...
– Знаешь, со стороны судьбы было все-таки жестоко лишить меня двух жен и сына.
– Зато теперь у тебя есть третья, причем она не намерена лишать тебя своего наличия, а сын... Всему свое время. Захочешь назвать его Адамом?
– Да нет. Не будем искушать судьбу.

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей