Перейти к содержимому

Телесериал.com

Nazlanmak

Фэндом: ориджиналы. Рейтинг: R Плохо прослеживается сюжет, скорей просто эмоции.
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Ondina
Ondina
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Ноя 2012, 20:39
  • Сообщений: 412
  • Пол:
Назланмак (nazlanmak), турецкий — притворяться безразличным, когда на самом деле страстно чего-то желаете; говорить «нет», подразумевая «да».

Фэндом: ориджиналы

Рейтинг: R

Как всегда, плохо прослеживается сюжет, скорей просто эмоции.
Фото/изображение с Телесериал.com
***
Я не могу до конца понять, какого лешего,
Я полюбила красивого, но сумасшедшего.

Он был красив. Чертовски красив! Той особенной, не совсем правильной, но оттого еще более задевающей красотой, которая не наскучивает никогда, в которой каждый раз находишь для себя что-то новое, что притягивает, затягивает тебя. То, что он был красив, она признавала всегда. Невозможно было не признать. Ох, уж эти глаза! Его глаза...
Чертовски красивый и чертовски опасный. Подлый и мстительный. Об этом твердили все, и не было основания не верить. Со сдержанным интересом, легким снисходительным отвращением и небольшой опаской долгое время она наблюдала за ним со стороны, пока не пришлось столкнуться с ним ближе, чтобы оценить всю глубину его подлости, чтобы возненавидеть его всей душою. Только ему удалось добиться этого уникального эффекта с ней − сидя напротив него, слушая то, что он говорит ей, она изо всех сил пыталась не показать то, как предательски непроизвольно дергается ее щека. Но иногда его красота заставляла забыть о его подлости, и ей хотелось поиграть с ним. Как с мужчиной. Какая глупость! Какая наивность! Какое безумие! И тогда он не медлил с тем, чтобы напомнить ей о том, каков он на самом деле, и она ненавидела его с новой силой.
А потом изменился расклад сил. Изменилось ее положение, заставив его принимать в расчет ее мнение, уважать ее. Это помогло им узнать друга лучше. Чувство юмора − дурное, сумасшедшее, порой не знающее границ, перехлестывающееся через край − вот, что свело их по-настоящему, стало точкой пересечения их осей.
Как женщина она не привлекала его никогда. Будучи как-то раз до безумства пьян, он от безнадежной скуки и потребности в женщине приблизил свое лицо к ней, будто раздумывая, но затем разочарованно покачал головой и отстранился. Вот так! Она ему не чета. Обидно, но не более. Тогда ее сердце тревожил совсем другой.

***
Ранит и сбивает с ног ревность как электрошок.
Она не знала, в какой момент она так сильно захотела его. Когда его заигрывания с другими начали вызывать в ней такую безумную ревность, что ее начинало трясти от злости − еще один уникальный эффект, которого ему удалось добиться с ней. Когда его признания в восхищении другими ввергали ее в беспросветную тоску. Никого до этого она не ревновала так сильно, так бешено, так яростно. Быть может, причиной тому стала другая со своей безумной, безудержной любовью к нему. Ведь какое-то время, даже узнав его получше, ей удавалось оценивать его трезво, и, глядя на него, с облегчением понимать, что ТАКОЙ ей вовсе не нужен. Понимать и ... радоваться тому, что она не больна им в отличие от той другой. Она подхватила эту любовь от нее словно заразу. Словно чуму.

***
Она не привлекала его как женщина, однако он многое позволял ей, чего не позволял другим. Он спрашивал ее мнения, раскрывал ей секреты. Ради нее он нарушал зароки. И она пользовалась этим, наслаждаясь своей безнаказанностью. Она могла говорить, что угодно, делать, что угодно, и он, всегда такой острый на язык и скорый на расправу, порой не находил, что ответить ей, терялся... Этот наглый бессовестный повеса тушевался перед ней, опускал взгляд, в то время как она таращила на него свои большие красиво накрашенные глаза. Иногда он, уперев свой взгляд, смотрел на нее, и тогда уже ее глаза вынуждены были искать убежище от него. Только она могла позволить себе прямо в лицо сказать ему о том, какой он на самом деле мерзавец, не вызвав при этом ни малейшего гнева с его стороны. Только она могла позволить себе уличить его во лжи, открыто при всех упрекнуть его в этом, доказать свою правоту, пойти наперекор ему и при этом не быть наказанной. С другими месть с его стороны не заставила бы себя долго ждать, но не с ней. И она это знала, не смотря на то, что он готов был сжечь ее взглядом. В тот момент она чувствовала, насколько трудно ему сдержать свой гнев, который сотрясал его изнутри.
Результатом этого стала холодная война между ними. Несмотря на все свои знания она с тоской предполагала, что это может стать концом. Она не пойдет ему навстречу, не станет просить о прощении, здесь не было ее вины. Его донельзя болезненная гордость, его высокомерие уж тем более никогда не позволили бы ему этого сделать. В этом она ошиблась. Его гордость, его высокомерие и другие болезненные чувства растворились в алкоголе. Он пришел к ней сильно пьяным и протянул руку в знак их перемирия. Она долго смотрела на нее, выдерживая паузу, но затем протянула ему свою в ответ. Ну, конечно, иначе быть не могло. А потом он начал применять к ней эти мальчишеские методы, канючить, заламывая руки, - то, что всегда проходило с другими и то, чего он никогда не позволял себе с ней. Он словно пытался понять границы дозволенного, но она лишь грустно покачала головой - "не со мной". Лицемерка! Черт возьми! Какая же она лицемерка! Она хотела и именно с ним! Ох, как же она хотела! Неужели она видела интерес в его глазах?! Но не было ли это химерой?

Сообщение отредактировал Ondina: Суббота, 13 мая 2017, 19:57:07

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей